Рассказ коллеги Чукчи посвящённый высадке ниархов в Европе.

0
0

7 Марта 1380 г., 7:30 утра, Хорхе Фернан де Андрада, королевская галера «Святой Иосиф», Ла Корунна, Королевство Кастилия и Леон

С утра зарядил редкий дождь но быстро перестал. Хмурое солнце изредко выглядовало из-за туч. Еще пару месяцев и оно будет жарить так, что хоть всех святых выноси. Но это когда еще будет. А пока Хорхе Фернан де Андрада, младший отпрыск благородной фамилии кутался в плащ и смотрел на волны в гавани Ла Корунны. Родился бы первым, замок был бы его. А вторым, третьим и так далее сыновьям одна дорога — или дерись с маврами (или с братьями христианами, хотя какие эти наварцы и португальцы нам братья, не говоря уже об арагонцах) в рядах королевских войск, надеясь на добычу, или, что вероятнее, на мусульманскую стрелу, или, как он, на королевский флот. Здесь поспокойнее, глядь, тормози пузатые когги, собирай пошлины. Денежки-то конечно королевские, но и себе немного перепадает. Глядишь, на спокойную старость и хватит, если, конечно, не промотаешь. Но это вряд ли, Хорхе отличался некоторой скупостью. Из печальных размышлений Хорхе отвлек громкий звук разнешсийся над бухтой. Он резко развернулся и уставился на громадную и невообразимо древнюю башню Фаро, возвышающююся над мысом.
 

Так и есть, вслед за звуком гонга, с башни взметнулось красно-желтое знамя Кастилии. Хорхе развернулся и закричал короткие слова команды. Матросы бросились к мачте, разворачивая парус, швартовы уже были отданы и галера медленно начала набирать ход. Хорхе слышал, как под под палубой начали медленно бить барабаны — никто не хотел утомлять гребцов раньше времени, поэтому темп им бы задан невысокий. Он чувствовал возбуждение матросов. Чтож, хотя их доля горзадо меньше его, все равно, лишняя монетка никому не помешает. Хорхе осмотрел гавань. Его взгляд не надолго задержался на нескольких торговцах с солью, разгружающихся в гавани и на «Святой Урсулле» и «Святом Иоанне», двух других королевских галерах стоявших у дальнего причала. А вот на галере гордо выплывавшей под архиепископским флагом прямо за его «Иосифом» его взгляд задержался чуть дольше. Архиепископ не дурак, хотя и имеет по старому соглашению свою долю пошлин с кораблей, проплывающих мимо Ла Корунны, но не доверил их сбор Хорхе, Мигелю и Лопезу, капитанам трех королевских галер, а снарядил свою собственную. И правильно, а тобы мы ему бы насобирали, рассмеялся Хорхе про себя. Он не завидовал Фернандо де ла Веге, капитану «Святого Иакова» (а как еще архиепископ Сантьяго мог бы назвать свою галеру?), хотя к его рукам прилипало и больше денег чем к рукам Хорхе, вынужденного делиться с капитанами других трех галер, но ему приходилось дежурить на качающейся палубе практически каждый день, в отличие от Хорхе. 

Однако тут по ушам черезмерно задумчивого Хорхе ударил резкий звон: на Фаро били в гонг не переставая, что могло означать только одно: с башни видят не один парус, а много. Много парусов может означать большой купеческий караван, а может и нечто похуже. Мавры? Вряд ли, им нужно еще пройти сквозь флоты Фердинанда Португальского. Англичане? А вот это может быть, стычки с ними были неоднократно, Хорхе вспомнил тот бой, за который он получил командование галерой и в который не меньше десятка английских кораблей отправились на дно, кормить рыб, не считая тех, что привели домой. Что ж, если наведались с ответным визитом, то милости просим. На «Урсулле» и «Иоанне» поднялась суета, но им еще нужно не меньше часа чтобы выдернуть всех солдат и матросов из борделей и кабаков. А пока, что ж, посмотрим, кто это там плывет, решил про себя Хорхе.

Вынырнув из-за мыса, с галеры открылось дивное зрелище: парусов было не пять-шесть, а не меньше сотни. Армада вынырнула с горизонта, и подгоняемая ветром и течением, медленно приближалась. Но, как бы то ни было, выяснить кто и что это, было его долгом, и «Святой Иосиф» медленно, что бы не дай бог не утомить гребцов — их силы еще ох как могут понадобиться, пошел навстречу. «Святой Иаков» следовал за ним в кабельтове.

Прошло уже два часа и расстояние медленно сокращалась. Хорхе уже давно дал полный отбой гребцам давая время Лопезу и Мигелю, уже собравшим, наконец-то свою команду и вышедших из гавани, нагнать его. Слава славой, деньги деньгами, но четыре против сотни гораздо лучше двух. Впрочем, не сотни. Армада шла далеко не в полном порядке, корабли были разбросаны по всему морю. Севернее всех плотной группой, медленно преваливаясь на волнах, шли три странных корабля, на них то и нацелился Хорхе. Неизвестные корабли уже можно было ясно рассмотреть. Они были гораздо больше его «Святого Иосифа» и, судя по всему, гораздо медленнее. Последнее обстоятельство пролило живитильный бальзам на сердце Хорхе. По бокам громадного корпуса, чуть ниже ряда весел, торчали бревна, к которым было присоединенно что-то вроде двух маленьких корабликов, по одному с каждой стороны. Впрочем, так было только у одного из трех кораблей. У второго, с левой стороны вместо бревен торчали обломки и он тяжело заваливался на левый борт. У третьего же, обломки торчали с обеих сторон и он зарывался в волны гораздо глубже, нежели его собратья. Внешний вид кораблей напомнил Хорхе про ходивший по портовым городам Галисии и Бискайи слух о пришельцах из-за моря, посетивших Бильбао, неполадивших с алькаладом и убравшихся восвояси. Впрочем, он не сильно ему доверял, за десятой кружкой вина услышишь еще и не такое. Но теперь…

«Святой Иосиф» приблизился к самому северному из странных кораблей и Хорхе прокричал в рупор требование остановиться, именем короля Хуана, и заплатить установленную законом и обычаем мзду. Ответ не заставил себя долго ждать. Заостренное бревно поднялось над палубой чужака и упало в море неподолеку от галеры. Что ж, Хорхе уже был готов к худшему. Странного маленького корабля на боку у этого чужака не было, судя по всему он был оторван волнами. Хорхе заорал приказ и длинные весла пришли в движение. Галера резко отоворачивала, увеличивая дистанцию. «Святой Иаков» следовал за ним как привязанный. Удалившись от чужого корабля, «Святой Иосиф» развернулся, и ринулся вперед, набирая скорость. Барабаны на нижней палубе грохотали почти непрерывно, задавая темп. Невысокая волна мерно била в борт галеры. Чужак, похоже понял, что задумал Хорхе, потому что его весла тоже пришли в движение, Хорхе мог видеть матросов на мачтах, пытающихся зарифить паруса. Еще несколько бревен вспенило волны недалеко от его галеры а одно ударило около мачты, снеся за борт одного из матросов. Однако увернуться чужак имел шансов не больше, чем раненный гусак за которым гониться лисица. Несмотря на дружно взлетающие весла, его скорость была слишком мала. Он пытался отвернуть от набравшей ход королевской галеры, но нелепый уцелевший поплавок не давал ему это сделать достаточно быстро. С борты чужака взмыли стрелы, но они не могли причинить большого ущерба — двое воинов на шкафуте немедленно взметнули вверх большие щиты, прикрыв и себя, и Хорхе. Матросы и солдаты на палубе тоже закрывались щитами, галера летела по волнам. Мощный удар бросил Хорхе на палубу, он еле удержался, схватившись за поручень. С борта вражеского корабля слышались крики, двое спрыгнули на палубу «Святого Иосифа». Но подкреплений им ждать было не откуда, гребцы уже табанили, что было сил. Бронзовый таран галеры с треском вывернулся из вражеского борта. С двумя воинами, оказавшимися на палубе справились без участия Хорхе — их моментально окружили, стукнули по голове чем-то тяжелым и связали. У алькалада Ла Корунны, равно как и папочки самого Хорхе, графа Де Андрадо, найдется к ним много вопросов. Хорхе, не смотревший по сторонам в горячке боя, наконец-то огляделся. Левее он увидел второй из чужих кораблей и «Святого Иакова» идущего вдоль его борта. С ужасающим треском весла чужака ломались о борт «Святого Иакова». Бревна, крепившие небольшой поплавок с одной и сторон чужака сломались о таран еще раньше и теперь поплавок, больше не связанный с материнским кораблем, тянуло течение. Еще дальше, Хорхе увидел оставшиеся две галеры, выдергивающие окованные бронзой носы из пробоин последнего из чужих кораблей. 

Дело явно шло на лад. Из трех незнакомых кораблей один уже скрылся под водой, другой кренился все сильнее и сильнее. Собственная галера Хорхе, хотя и получила течь в носу от молодецкого таранного удара, тонуть отнюдь не собиралась, поступающюю воду быстро откачивали. Похоже, также обстояло дело и на остальных трех кораблях — утопив двоих чужаков и повредив одного они почти не получили повреждений. Друзья оставшегося на плаву «гусака», как уже окрестили чужую конструкцию матросы «Святого Иосифа», хотя и спешили ему на помощь, но в силу аховой скорости меньше, чем за час успеть не могли. Хорхе начал орать в рупор капитанам остальных галер, что он предлагает навалиться абордажем на последнего пришельца. Возражений не было и четыре кастильца, пользуясь огромным преимуществом в скорости быстро сближались с подранком с левой стороны, где форштевень «Святого Иакова» отхватил могущий помешать абордажу поплавок. Опять бревна, опять стрелы. Арбалетчики с вороньего гнезда били метко и Хорхе видел как несколько людей на борту врага корчась упали на палубу а один даже кувыркнулся через фальшборт, зажимая дервенеющими пальцами стрелу. Враги тоже использовали щиты, но они не очень-то спасали от арбалетных болтов, пробивающих их насквозь. У Хорхе пока было трое убитых и четверо раненых: одного снесло бревно еще при первой атаке, двоих убило сейчас, огромными копьями, кидаемыми странными машинами с борта вражеского корабля. Наконец-то враг был догнан и на его борт полетели крючья. Наклонившийся после потери левого поплавка борт чужака был уже немногим выше борта галеры и представлял незначительное препятствие для карабкующихся галисийцев. Хорхе, выполняя святую обязанность капитана, шел в первых рядах. Бородатый мужик на борту чужака ударил сверху в горло поднимающего перед Хорхе солдата, кровь хлынула фонтаном. Вдруг бородач запнулся, из его лба, пробив насквозь странный шлем с гребнем, торчал короткий арбалетный болт. Хорхе вскочил на чужую палубу. Кто-то ударил его коротким мечом, Хорхе парировал и половинка вражеского клинка со свистом улетела прочь. Противник в удивлении уставился на подведшее его оружие и Хорхе снес ему голову. За спиной он слышал как «Святая Урсулла» и «Святой Иаков» пришвартовались к его кораблю и их абордажные партии с криками «Санть Яго!» лезут за ним и его людьми на высокий борт вражеского корабля. Удар сбоку Хорхе пропустил , но кираса, подарок отца, выдержала. Кто-то отрубил ногу ударвишему Хорхе воину и тот, дико крича, упал на палубу. Перед Хорхе, с болтом в груди упал мертвым лучник из воронего гнезда. С приходом подкрепления с других галер более рослые кастильцы, с мечами из хорошой стали, начали теснить неприятеля. Хорхе и еще несколько дворян, учившиеся фехтованию с детства прокладывали дорогу среди заметвашихся косоглазых врагов. Матросы, прошедшие школу мавританской войны и портовых драк не отставали. Враги были явно изможденны долгим плаванием и были далеко не в лучшей форме. Несколько чужаков у кормы попатались от отчаяния ударить в длинные копья но их было слишком мало чтобы создать строй, да и качающияся палуба не лучшая место для правильной баталии, так что в течении пятнадцати минут чужой корабль был захвачен. Незнакомое знамя, будучи подрубленно, упало с мачты, остатки чужаков кидали оружие. Хорхе прикрикрнул на несколько горячих голов, готовых зарубить пленных — пленные сейчас были нужны, он был уверен, что многие бы желали бы с ними поговорить по душам. Лихорадочно работая, матросы сгребали все ценное из кают чужого корабля на галеру. Не менее двух десятков собратьев захваченного чужака медленно приближались с юга и встречаться с ними Хорхе не хотел. Трюм пришлось брать с бою — несколько чужаков попытались в нем забариккадироваться. Впрочем, ничего ценного помимо воды и сухарей там не обнаружилось. Карты, документы на неизвестном языке и золотые и серебрянные монеты из кают были гораздо примечательней. Хорхе даже пришлось приложить плашмя мечом одного слишком шустрого матросика, бодро сунувшего руку к монетам. Взяв, все что было можно за полчаса и прорубив дыры в днище чужака кастильские галеры отвалили от него и, прямо под носом у преследователей взяли курс на родной порт. Легко оторвавшись от преследователей галеры вернулись на готовящийся к обороне рейд. Гонцы уже были посланны к архиепископу в Сантьяго-де-Компостелла, в родовой замок графов Андрада, в Ферроль, в Понтедейме и в другие крепости. Ворота цитадели были закрыты, на стенах и башнях чернели ополченцы, вкупе с немногими профессиональными воинами.

 Рассказ коллеги Чукчи посвящённый высадке ниархов в Европе.


 

Корабли же вражеской армады, причаливали к берегу и начинали выгружать войска по широкой дуге, от Мальпики до Ла Корунны.
 

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить