Пыль Халхин-Гола Часть 21 Как протащить дивизию через игольное ушко

11
1
Пыль Халхин-Гола Часть 21 Как протащить дивизию через игольное ушко

Пыль Халхин-Гола Часть 21 Как протащить дивизию через игольное ушко

Содержание:

В начале июля 1939 на Халхин-Голе началась операция японских войск, нацеленная на разгром советско-монгольской группировки. Соль плана заключалась во внезапной переправе крупных сил на фланге противника с последующим ударом в тыл. Об этой переправе и поговорим сегодня.

Источником сведений послужила книга Элвина Кукса «Номонхан. Япония против России, 1939».

«Рыба ищет где глубже»

План операции впервые возник 19 июня, и изначально предполагал переправу в верховьях Халхин-Гола. Однако уже на следующий день он был переработан, и теперь предстояло наводить мост в низовьях реки. Заняться этим предстояло 23-му инженерному полку 23-ей пехотной дивизии.

Первым делом предстояло определиться с местом для переправы. Уже с 26 июня к реке начали ходить разведгруппы пехоты и сапёров. Порой они натыкались на советскую разведку, порой подвергались обстрелу с другого берега, несли потери, но всё же сведения собирали. После удара по советским аэродромам 27 июня к разведке подключилась и авиация; была проведена подробная аэрофотосъёмка вдоль русла к северу от устья Хайластын-гола.

К 29 июня стало ясно, что есть проблемы: река вздулась из-за дождей и теперь достигала 60, 80, а местами и 100 метров ширины. Кроме того, чем севернее забирали, тем выше и неприступней становился западный берег. Если рыба ищет где глубже, то японские сапёры искали где уже.

Дело в том, что единственный на всю Квантунскую армию понтонный парк относился к периоду после Русско-японской войны и позволял навести мост шириной не более 80 метров. Грузоподъёмность его была рассчитана на полевую артиллерию как максимум, так что бродившая в умах начальства идея переправить танки умерла сама собой.

В конечном итоге командир 23-го инженерного полка подполковник Сайто Исаму рекомендовал комдиву-23 Комацубара место близ излучины реки на оси озеро Таг-Нур – высота Баин-Цаган. Оно одновременно было удобно для переправы, находилось достаточно далеко от советских позиций чтобы пересечь реку скрытно, и достаточно близко, чтобы оказаться в тылу противника за несколько часов марша.

30 июня в посёлке Чанчуньмяо, где сосредоточивались войска, генерал Комацубара подписал приказ на наступление, и уже на рассвете следующего дня японцы выступили в поход. За первый день они без особых приключений прошли около 35 км, и оказались севернее высот Фуи, примерно в десяти километрах от назначенного места переправы.

Весь следующий день части потихоньку продвигались на юг, подтягивали тылы и готовились. На аэрофотосъемке в районе будущей переправы читались какие-то окопы. Чтобы убедиться, что они не заняты противником, провели разведку. Пешие патрули ничего не выявили, но для полной уверенности японские офицеры минимум дважды слетали над Баин-Цаганом. Позиции — танковые окопы — были незаняты.

Боевые действия 1-2 июля. Пока группа Ясуока атакует советские войска к востоку от реки, группа Кобаяси подкралась к месту переправы. Маленькое озеро к северу от Баин-Цагана - это озеро Таг-Нур (в западной литературе оно называется озеро Таги)

Боевые действия 1-2 июля. Пока группа Ясуока атакует советские войска к востоку от реки, группа Кобаяси подкралась к месту переправы. Маленькое озеро к северу от Баин-Цагана — это озеро Таг-Нур (в западной литературе оно называется озеро Таги)

В сумерках, около 20:00 2 июля саперы, наконец, приступили к делу.

Переправа

Под покровом темноты саперы начали движение к реке. Ночь была безлунная, подполковник Сайто вспоминал, что видимость была не больше 10 метров. Погода ещё днем была пасмурная, а ночью и вовсе началась гроза.

По плану предстояло около полуночи переправить на тот берег два пехотных батальона, и лишь затем, под их прикрытием, приступить к наведению моста. Но на войне часто всё идет не так, даже если есть богатый опыт. А опыта у 23-ей пехотной дивизии не было.

Автополк числом в 60-80 грузовиков, специально выделенный Квантунской армией для подвоза понтонного парка (32 понтона и материал для настила), грузился в Чанчуньмяо днём 2 июля, и, разумеется, прибыл на место с опозданием. А потом ещё был долгий спор с сапёрами, не разгрузиться ли в километре от реки — а то вдруг враг откроет огонь и грузовики пострадают. В конце концов, понтоны сгрузили метрах в 500 от берега; было уже 23:00. И ко всему прочему, при разгрузке всё имущество побросали как попало, так что сапёрам пришлось во тьме собирать понтоны (из четырёх частей каждый) почти как паззл.

При всём этом безобразии лично присутствовал генерал Комацубара. Он нервничал, злился на сапёров и в целом больше мешал, как это порой бывает с начальниками. В какой-то момент он даже хотел перенести начало наступления на сутки, но передумал, поскольку был бы утрачен эффект неожиданности.

Тем временам один из сапёрных взводов по ошибке вышел к озеру Таг-Нур и, приняв его за реку, приступил к переправе. Пока по отсутствию течения догадались что что-то идёт не так, пока выбрались из воды и собрали переправочные средства, прошло немало времени.

Как будто неразберихи всё ещё не хватало, в 1:00 к месту будущей переправы прибыл 26-й полк. Полк считался резервом и должен был пересечь реку в числе последних, но его командир полковник Суми очень спешил попасть на тот берег. Услышав, что раньше 6:00 моста не будет, он хотя бы догадался отвести солдат и не мешать.

Наконец, около 3:00 3 июля сапёры были готовы начинать. Первоначальный план уже полетел под откос, так что дожидаться переправы передовых батальонов не стали — на том берегу всё равно не было противника.

23-й инженерный полк состоял из двух рот, то есть практически был скорее батальоном, но сейчас не об этом. Роты поделили между собой работу и переправочные средства. 1-я рота занялась мостом, а 2-я (три взвода по 8-10 лодок или понтонов) взялась за переправу пехоты.

В 3:15 первые солдаты передового батальона 71-го полка под началом майора Фудзита начали грузиться на сапёрные лодки (сборные фанерные лодки длиной 8 метров) и понтоны. На каждом плавсредстве располагалось по два сапёра с шестами и вëслами, и отделение пехотинцев (до 15 человек).

Не обошлось без жертв — одна лодка запуталась в якорных тросах начатого моста (у Кукса: became entangled in bridging cables) и опрокинулась; несколько пехотинцев утонули.

Японские солдаты переправляются через реку. Это фото с Википедии вызывает много подозрений. Вполне вероятно, что оно постановочное. И возможно, это вообще не Халхин-Гол

Японские солдаты переправляются через реку. Это фото с Википедии вызывает много подозрений. Вполне вероятно, что оно постановочное. И возможно, это вообще не Халхин-Гол

Батальон переправился за три или четыре рейса.

К сожалению, текст книги Кукса содержит противоречия; скорее всего, были противоречивы источники. По этой причине изложенное далее должно считаться одной из возможных версий событий. Если читатель найдет её неправдоподобной, он может написать свой комментарий к статье.

Можно подсчитать, что за один рейс взвод сапёров при 8-10 переправочных средствах мог переправить 120-150 человек, так что в четыре захода вполне могли уложиться основные силы; в 23-ей дивизии численность батальона могла достигать 800 человек.

Примерно в то же время начал переправляться и 72-й пехотный полк. Его передовой 2-й батальон закончил переправу к 3:50. Остальные силы полка попали на тот берег к 4:30, что даёт нам скорость переправы примерно в 20 минут на батальон. Вероятно, переправой полка занимались два взвода сапёров; тогда время одного рейса туда-обратно через реку шириной около 80 м оказывается порядка 10 минут.

Не позднее 5:00 уже переправились пять батальонов пехоты, две батареи полковых пушек (для перевозки орудия пришлось разбирать) и две противотанковые батареи.

Рассвело.

2-я рота инженерного полка покончила с переправой, присоединилась к своим товарищам, и к 6:40 мост длиной 80 м был, наконец, готов. Тем временем передовые батальоны двух полков уже вышли на Баин-Цаган, заняли оборону и даже уже вступили в бой с монгольской кавалерией, случайно на них наткнувшейся. О самих боях поговорим в другой раз, а пока вернемся к мосту.

Игольное ушко

Когда дефицитный ресурс задерживает дело, то говорят что это — узкое место, или bottleneck, бутылочное горлышко. Для 23-ей пехотной дивизии мост оказался более чем просто узким. Я бы сказал, он стал игольным ушком.

После наведения моста на ту сторону первыми пошли силы прикрытия — разведполк дивизии и 3-й батальон 64-го пехотного полка. Они должны были оборонять переправу, и в наступлении не участвовали.

Так это выглядело. Фото из японского архива. В правой части снимка различимы лошади и повозки; видимо, это артиллеристы или тыловики

Так это выглядело. Фото из японского архива. В правой части снимка различимы лошади и повозки; видимо, это артиллеристы или тыловики

Переправа последнего, 3-го батальона 71-го полка завершилась к 9:00. Полевая артиллерия (3-й дивизион 13-го артполка) начала переправу в 9:10. Лошадей пришлось выпрячь и перекатывать орудия на руках. Вслед за артиллеристами переправился штаб дивизии.

Генерал Комацубара в своём приказе четко указал последовательность переправы, но не догадался выделить офицера для регулирования движения. А некоторые подразделения норовили проскочить без очереди; всем и каждому не терпелось перейти мост поскорее; то и дело возникали споры между командирами. Порядка не было.

26-й полк подошёл к переправе в 8:30, и терпеливо ожидал своей очереди более часа. Но самое интересное ждало его впереди. По замыслу, полк был мобильным резервом генерала Комацубара; он был моторизован и имел 194 грузовика (колонна в 6 км длиной).

Когда дошла очередь переправляться, уоррент-офицер из сапёров обрадовал полковника Суми — грузовики можно было переправлять только полностью разгруженными, и только по одному за раз. А поскольку ширина настила составляла 2,5 метра, то ещё и ехать надо было на самой малой скорости. Орудия полковой артиллерии можно было перевезти только разобранными. И, как будто всего этого было мало, время от времени движение останавливалось на 30-40 минут для починки моста.

К 11:00 на ту сторону попал только 1-й батальон (532 человека, 78 грузовиков). Командир полка встретился с генералом Комацубара, изложил ситуацию и получил указание переправлять остальные батальоны без автотранспорта. Теперь 1-му батальону предстояло в одиночку выполнять задачу всего полка. Ничего хорошего это, конечно, не предвещало, но делать было нечего. Полковые и противотанковые орудия переправились первыми (на горизонте уже маячили советские танки), 2-й батальон в основном переправился к 12:00, 3-й — около 12:30. Отмечается, что подразделения батальонов при переправе перемешались, спеша выполнить приказ на выдвижение.

Любопытно, что переправа по мосту занимала больше времени, чем переправа на лодках — 30 минут на батальон против 20.

О переправе 1-го отдельного артполка, вооружённого 8 75-мм орудиями Тип 90 на тракторной тяге, не было и речи. Полк оставался на восточном берегу, как и 1-й дивизион 13-го артполка. Учитывая проблемы со связью, о которых скажем как-нибудь в другой раз, оказывать поддержку своей пехоте им было затруднительно.

75-мм полевая пушка Тип 90. Разработана в 1932 году. Вес 1400 кг. Дальность стрельбы до 14 км. На фото с Википедии вариант с пневматическими колесами, допускавший механическую возку

75-мм полевая пушка Тип 90. Разработана в 1932 году. Вес 1400 кг. Дальность стрельбы до 14 км. На фото с Википедии вариант с пневматическими колесами, допускавший механическую возку

Итак, к часу дня переправу пересекли все части и подразделения, которым надлежало. Их общее число достигало 8000 человек. После этого движение по мосту не прекратилось, но теперь на тот берег шли мелкие подразделения, в основном, для доставки предметов снабжения.

Выводы

Японцы имели превосходные условия для переправы — военное счастье подарило им полное отсутствие противодействия со стороны противника. Но из-за плохой организации было потеряно минимум три часа времени, а паршивое качество моста в какой-то момент парализовало движение через реку на несколько часов.

Протащить дивизию через игольное ушко удалось лишь отчасти.

Командир инженерного полка Сайто вспоминал, что часть проблемы заключалась в реке. Из-за сравнительно большой её ширины понтоны пришлось ставить на предельной дистанции, отчего на настил ложилась большая нагрузка. Если бы понтоны стояли ближе друг к другу, грузоподъёмность была бы получше. Кроме того, течение оказалось быстрее чем ожидалось, а берега были песчаными и плохо держали якоря, так что мост выгнулся дугой.

Но, конечно, другая часть проблемы заключалась в самом понтонном парке. Подполковник Сайто называл его словом «оцу», то есть второсортный.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/kak-protascit-diviziiu-cherez-igolnoe-ushko-60b85974872b3c5c43bb0255?&

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare