Пыль Халхин-Гола. Часть 13 Мост Кавамата

13
8
Пыль Халхин-Гола. Часть 13 Мост Кавамата

Пыль Халхин-Гола. Часть 13 Мост Кавамата

28 мая 1939 года у японцев был шанс быстро выиграть конфликт на Халхин-Голе, но всё пошло не по плану.

Советско-монгольские войска окапывались на спорном, восточном берегу реки Халхин-Гол. Японцы ждали этого момента уже неделю — им не терпелось испытать свои силы против русских; в успехе не сомневались. Тем более, что положение противника было довольно уязвимым — около 2000 человек на фронте в 25 километров; во фронте дыры, фланги открыты, и все это соединено с западным берегом небольшим числом мостов. Самым важным из них японцы считали мост у места впадения Хайластын-Гола в Халхин-Гол; так его и называли — Кавамата, буквально: развилка рек.

Советский понтонный мост через Халхин-Гол. Нет гарантий, что тот самый, но наверняка точно такой же. Фото из книги М. Коломийца "Танки на Халхин-Голе"

Советский понтонный мост через Халхин-Гол. Нет гарантий, что тот самый, но наверняка точно такой же. Фото из книги М. Коломийца «Танки на Халхин-Голе»

А вот это почти наверняка тот самый мост. Фото из книги М. Коломийца "Танки на Халхин-Голе"

А вот это почти наверняка тот самый мост. Фото из книги М. Коломийца «Танки на Халхин-Голе»

Замысел был хорош. Стремительный бросок по ночной степи сквозь брешь в построении или в обход открытого фланга противника; удар в самое уязвимое место — по переправам в тылу. А дальше, мнилось, все пойдёт как по маслу: враг будет отрезан и деморализован; не в силах сопротивляться удару главных сил, он побежит, бросая оружие, или униженно сдастся на милость победителя.

03 Примерно таков был план японцев

Примерно таков был план японцев

Примерно таков был план японцев

Но кому поручить захват моста? Это должен быть человек, умеющий действовать дерзко, но обдуманно; умеющий воевать без оглядки на тыл; желательно, кавалерист; и он должен быть знаком с местностью, чтобы не заблудиться в темноте. Такой человек в 23-й пехотной дивизии был один — подполковник Азума Яозо, командир разведывательного полка.

Полком его силы только назывались. Две сильно некомплектные роты — конная и моторизованная; всего 218 человек, считая писарей и горниста. Но и задача была не слишком трудная, как тогда казалось. Захватить мост и продержаться несколько часов, пока главные силы не разобьют врага. Тем более, что и держаться-то надо будет против ослабленных, неорганизованных, бегущих в панике войск противника.

Одним из факторов, придававших уверенности в благополучном исходе дела, был предыдущий опыт. Ещё не прошло двух недель с момента, когда Азума возглавил вылазку в это же самое место, к слиянию рек. Тогда все прошло без единого выстрела — противник избегал боя. Насколько простым казалось предстоящее дело, видно хотя бы из того, что в этот раз полк отправился даже в неполном составе.

Вечером 27 мая оперативная группа полковника Ямагата, которой подчинялся и 23-й разведполк, начала движение. Следовало занять исходные позиции скрытно, ночью, чтобы с рассветом устроить русским сюрприз.

Двинулись и роты полка. Моторизованная стартовала из городка Амукуланг в 40 километрах от места встречи. Неприятности начались почти сразу — два грузовика вышли из строя на марше. Видимо, машины отстали от колонны, потому что взвод, который они везли, так и вернулся в Амукуланг. Надо полагать, в тот момент это очень огорчало если не весь взвод, то его командира, ведь ожидалась славная победа.

Конная рота выходила из посёлка Чанчунь-мяо, что в 5 километрах от Номонхан-Бурд-Обо. Правда, один взвод роты получил другую задачу и дальнейшую судьбу полка не разделил. Есть смутные намеки, что взамен полку были приданы 30-40 баргутских кавалеристов.

Глухой ночью, в 2.30 28 мая Азума собрал свои роты, общим счётом 157 человек, в 11 километрах к западу от Номонхан-Бурд-Обо, и двинулся к цели всего предприятия. Однако неприятности упорно преследовали полк, хотя сами японцы об этом ещё не подозревали. Уже в 3.40 командир советского стрелкового батальона Быков получает по телефону доклад с левого фланга:

«В 2,5-3 километрах от границы движется колонна мотопехоты с артиллерией и бронемашинами, которая повернула влево и начала обход левого фланга 2-й роты.»

Скрытность, на которой строился весь японский план, пошла прахом.

Полковник Ивенков, командовавший всей советско-монгольской группировкой, получив доклад, выслал несколько бронемашин на перехват, а Быкова отправил к резерву — организовать оборону моста и контратаку. Однако на рассвете, около 6.00 в паре километров восточнее моста Быков напоролся на отряд Азума и едва уцелел. Вернувшись на КП, он доложил Ивенкову:

«Наши части окружены, противник вышел в тыл и захватил переправу.»

Но это было не так. Судьба и вообще-то дама с причудами, а на войне тем паче. В двух километрах от моста полк Азума остановился не ради засады на советского комбата, а для разведки, чтобы не лезть к переправе вслепую. Спасаясь бегством после внезапной стычки, Быков бросил в своём бронеавтомобиле карту (скорее всего, просто забыл планшетку). По карте Азума понял, что на западном берегу реки его поджидают вражеские резервы (две роты) и артиллерия. В этих условиях подполковник решил не ходить к мосту, а занять оборону на достигнутом рубеже. Таким образом, невезение Быкова косвенно спасло переправу.

Впрочем, вполне вероятно, что стоявшие в резерве 1-я рота батальона Быкова и сапёрная рота успели занять позиции у моста ещё до рассвета — в конце концов, телефонная линия на западный берег должна была проходить. В пользу этой версии говорит скорость, с которой по японцам ударили контратакой.

Путь полка Азума. На базе частичной прорисовки японской тактической схемы. Любопытно, что на левом фланге советских частей не видно 2-й роты батальона Быкова. Хорошая маскировка? Крайне разреженное построение?

Путь полка Азума. На базе частичной прорисовки японской тактической схемы. Любопытно, что на левом фланге советских частей не видно 2-й роты батальона Быкова. Хорошая маскировка? Крайне разреженное построение?

Полк Азума едва успел сосчитать первые трофеи — две бронемашины и грузовик (видимо, Быков ехал не один, что разумно) — и наспех занять круговую оборону, как начались артобстрел и советские атаки. Уже около 7.00 полк отбил атаку с запада силой в 100-150 человек при поддержке десятка единиц бронетехники. В этом бою японцам даже удалось захватить советский Т-37.

Малый плавающий танк Т-37А. Из всех слов правда только "малый". Несколько штук входили в отряд Быкова; возможно, были на вооружении разведвзвода в его батальоне или были приданы из разведбата 11-й танковой бригады

Малый плавающий танк Т-37А. Из всех слов правда только «малый». Несколько штук входили в отряд Быкова; возможно, были на вооружении разведвзвода в его батальоне или были приданы из разведбата 11-й танковой бригады

Подполковник Азума не переставая вызывал по радио командующего операцией полковника Ямагата; связи не было. Попытаться взять мост своими силами он не рискнул; оставалось держать оборону и ждать, когда же враг побежит под ударом главных сил. Но враг всё не бежал.

Около 8.00 на высотах в двух-трёх километрах к северу была замечена японская рота, но ближе она не подошла. Около 10.00 с востока началась атака пехоты и кавалерии; было похоже, что они отступают под нажимом главных японских сил… Однако сами главные силы так и не явились.

Советские атаки следовали одна за другой. В промежутках между ними полк окучивала артиллерия — 122-мм гаубицы, 76,2-мм самоходные «полковушки» СУ-12 и даже 45-мм пушки отметились. Для справки — «сорокапятка» была до 1941 года не только противотанковой, но и батальонной пушкой РККА; она имела осколочный боеприпас, хоть, надо признать, и слабенький.

"Сорокапятка" 53-К в рекламе не нуждается

«Сорокапятка» 53-К в рекламе не нуждается

Потери росли. К полудню насчитывалось уже не менее 14 убитых, в том числе два младших офицера. В строй поставили и водителей, и коноводов, и раненых, способных держать оружие.

В полдень Азума провёл совещание с офицерами. Связи не было; посыльные, отправленные к Ямагата, не вернулись; было ясно только, что главные силы задерживаются; противник обложил полк со всех сторон кроме северной. Рассматривался вариант пробиться на юг, через Хайластын-Гол; там слышалась стрельба и была надежда встретить своих. Однако подполковник принял решение продолжать удерживать позиции. Он верил, что главные силы придерживаются плана, а значит, нужно и дальше осложнять противнику жизнь.

В час дня Азума направил своего адъютанта капитана Канэтакэ Мицусигэ верхом на лошади искать штаб Ямагата. Следовало доложить, что в случае необходимости полк сможет отбросить врага и уничтожить мост Кавамата, но для этого нужно быстро подкрепить его одной ротой или хотя бы взводом. На ближайшую ночь планировалась атака.

Как пошли дела дальше, расскажем в другой статье, а пока отметим несколько характерных деталей в этом докладе. Оговорка «в случае необходимости» и намек на подкрепление указывают на то, что Азума считал атаку к мосту очень рискованной затеей. О том же говорит отсылка к ночной атаке, этому фирменному блюду Императорской армии. Любопытно, что в этот же день и сам Ямагата, видя что сбить противника с позиций не удаётся, тоже заговорил о ночной атаке.

Словом, есть основания думать, что подполковник Азума сомневался в осуществимости плана.

Мост Кавамата был слишком далеко.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/most-kavamata-60735ddbc64ef5217e48c18d?&

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare