0
0

Данный материал выкладывается на сайт в продолжение темы, поднятой в статье «Опытный гидросамолет-разведчик для базирования на подводных лодках Parnall Peto. Великобритания».

История создания

В 1915 году британский Комитет по развитию подводного флота принял решение о выделении в классе подводных лодок шести подклассов. В это время в составе Королевского флота уже находились представители пяти подклассов, начиная от небольших и устаревших патрульных лодок и заканчивая подводными турбинными крейсерами типа «К», шестым же подклассом стали подводные мониторы, не существовавшие пока даже на бумаге. В сентябре 1915 г. состоялось заседание Комитета по развитию подводного флота, на котором было принято решение о строительстве серии подводных мониторов. Основным доводом «За» было то, что такие корабли может построить противник, и, хотя никакой разведывательной информации о намерениях немцев обзавестись подобными субмаринами не имелось, решение о проектировании подводных лодок с сильным артиллерийским вооружением было принято. Основным сторонником и толкачом этих кораблей стал адмирал Д. Фишер. Еще до начала совещания под его руководством был разработан проект субмарины с сильной артиллерией, которую дополняло обычное торпедное вооружение. Этот проект был обозначен как «подводный крейсер», но на совещании было решено вписать его в класс «подводный монитор».

На том же совещании Комитету по проектированию было поручено выполнить проработку нескольких вариантов, основные различия между которыми заключались в составе артиллерийского вооружения. Фактически речь шла об альтернативе: или орудие с низкой скорострельностью, но тяжелыми снарядами, или скорострельные орудия с легкими снарядами, причем в последнем случае не исключалась возможность бронирования жизненно важных частей подводного корабля.

По первому варианту, новая субмарина должна была вооружаться одним 305-мм орудием, по второму варианту – двумя 190-мм орудиями с дальностью стрельбы 40 кбт. и самолетом для разведки.

2 октября состоялось очередное совещание, посвященное итогам первого этапа проектирования новых подводных лодок. Главный конструктор флота (Director of Naval Construction – DNC) представил два варианта: один с 305-мм орудием с длиной ствола в 23 калибра, другой – со 170-мм орудиями. Во время обсуждения проектов он заявил, что ему не понятно назначение проектирующихся подводных мониторов. Также главный конструктор обратился к коммандеру Хэллу, командующему подводными силами Королевского флота, с вопросом о причинах выбора крупнокалиберного орудия с малой скорострельностью. Также был опрошен начальник отдела военно-морских вооружений (Director of Naval Ordnance – DNO) о возможных характеристиках 305-мм орудий, без которых невозможно приступить к проектированию, ибо от них зависели элементы нового корабля. Коммандер Хэлл заявил, что разницы между 152-мм и 170-мм орудиями практически нет, поэтому для вооружения новых субмарин следует выбрать 152-мм орудия. Однако в итоге было принято решение о разработке двух вариантов проекта: с одним и двумя (одно в носовой части, второе – в кормовой) 305-мм орудиями.

Через некоторое время главный конструктор получил меморандум командующего подводными силами. Коммандер Хэлл привел следующие доводы в пользу тяжелого орудия на субмаринах:

«Не известен ни один случай, чтобы военный корабль на ходу был торпедирован с расстояния более 1000 ярдов [5 кбт. – прим. С.Т.]. В результате очень часто возможность причинить повреждения противнику оказывается упущенной, хотя подводная лодка подошла незамеченной цели на расстояние в милю…Метод использования орудия будет следующим: заметив корабль, подводная лодка начнет сближение, как для торпедной атаки. Если это будет невозможно из-за зигзага или потому, что торпеда пройдет мимо, подводная лодка всплывет на поверхность на расстоянии мили от противника и использует орудие, которое должно иметь вертикальный и горизонтальный угол наводки 20 градусов».

Иными словами, все доводы в обоснование принципиально нового типа военных кораблей были весьма спорными. Тем не менее, решение о создании подводных мониторов было принято. Разработка проекта не заняла много времени. Еще в феврале 1916 г. был выдан заказ на строительство очередной четверки подводных лодок типа «К», получивших литерно-цифровые обозначения с К-18 по К-21. Стапельные работы еще не начались (верфями-строителями производилась заготовка материалов), когда в конце того же месяца последовало решение Адмиралтейства постройку турбинных крейсерских лодок аннулировать, перезаказав их как такое же число подводных мониторов, получивших наименования М-1 – М-4 [1] Тогда же последовал заказ фирме «Виккерс» на головную М-1 (бывшая К-18), некоторое время спустя – на М-2 (бывшая К-19), в августе этого же года концерну «Армстронг» выдали заказ на М-3 (бывшая К-20) и М-4 (бывшая К-21).

Подводные мониторы типа «М»

Описание конструкции

Прочный корпус новых подводных лодок был изготовлен из судостроительной стали толщиной 14 и 15,9 мм в средней части корпуса, утончаясь к оконечностям, а легкий – из листов толщиной от 19 до 6,4 мм. Архитектурный тип – полуторакорпусный, протяженность легкого корпуса 65%, расчетная глубина погружения 60 м. Шпация – 457 и 533 мм; нумерация шпангоутов – с носа в корму. Прочный корпус разделялся переборками на 11 отсеков.

Система погружения и всплытия включала 20 внешних балластных цистерн, расположенных по бортам (общая вместимость 375 т), но две из них использовались как цистерны плавучести, поэтому общая вместимость балластных цистерн уменьшилась до 337 т. По расчетам, подводный монитор должен был погружаться на перископную глубину за 90 секунд. Управление клапанами вентиляции балластных цистерн – дистанционное; пост управления клапанами находился в центральном посту. Также в легком корпусе размещались три бескингстонных цистерны, в которых находилось 27,5 т балласта, а в кормовой части – еще одна балластная цистерна вместимостью 15 т. Кроме того, имелось девять заместительных цистерн вместимостью 46 т и двенадцать вспомогательных цистерн вместимостью 105 т.

Подводные мониторы типа «М»

Носовые и кормовые горизонтальные рули были такими же, как на подводных лодках типа «Е». В обычных условиях ими можно было управлять при помощи электропривода из центрального поста, имелось и аварийное ручное управление. Для вертикального руля предусматривалось два варианта управления – дистанционное из центрального поста или с мостика и аварийное ручное. Площадь носовых горизонтальных рулей – 3,81 м², кормовых горизонтальных и вертикального руля – по 6,22 м².

Энергетическая установка подводных мониторов была классической для своего времени и состояла из двух дизелей для надводного хода и двух электромоторов для подводного. Дизеля системы «Виккерс» (такие же устанавливались на подводных лодках типа «L») – четырехтактные, 12-цилиндровые, нереверсивные, с диаметром поршня 368,3 мм и ходом 381 мм, мощностью 1200 л.с. при 380-400 об/мин. Топливо для дизелей хранилось в пятнадцати внешних цистернах вместимостью 76,32 т. На подводной лодке М-2 одна пара балластных цистерн была переоборудована в топливные, поэтому полный запас соляра увеличился до 110 т.

Подводные мониторы типа «М»

Два главных электродвигателя имели мощность по 800 л.с. при 300 об/мин. На правый вал действовал дополнительный вспомогательный электромотор мощностью 20 л.с. Аккумуляторная батарея подводных мониторов включала 336 свинцовых аккумуляторов, весила 137,42 т и могла поддерживать напряжение в сети 220 Вольт в течение 1,5 часов.

Субмарины приводились в движение двумя трехлопастными винтами диаметром 1778 мм, однако, поскольку они переустанавливались, точно не известно – относятся эти данные к винтам до замены или после нее.

Во время официальных испытаний М-1 развила скорость 15,4 узла, а до этого, во время пробега на малой глубине, показала 14,7 уз. В обоих случаях имел место недобор контрактной скорости.

Главным оружием подводных лодок типа «М» считалась артиллерия, поэтому придется отойти от традиционного описания вооружения подводных лодок, которое обычно начинается с торпедного.

Сначала планировалось вооружить подводные мониторы новыми 305-мм орудиями, но быстро выяснилось, что затраты на их разработку и изготовление будут велики, а перспективы серийного производства туманны. Заниматься созданием нового орудия в условиях военного времени было бы непозволительной роскошью, следствием чего стал выбор проверенной модели BL Mk.IX с длиной ствола в 40 калибров. Ее разработка велась известным оружейным концерном «Виккерс» и завершилась в 1897 г. Конструкция пушки была обычной для Королевского флота: стальной ствол, состоящий из нескольких труб, скрепленных с помощью стальной проволоки и накрытых сверху кожухом; замок системы Веллина. Орудие находилось на вооружении британских эскадренных броненосцев типов «Формидебл», «Дункан», «Кинг Эдуард VII». В наличии имелись многочисленные запасные стволы, их и использовали для вооружения подводных мониторов.

В 1915 г. ведущим британскими оружейным фирмам «Виккерс» и «Армстронг» было предложено спроектировать новую артиллерийскую установку для подводных мониторов. По первоначальному заданию, она должна была быть бронированной, с гидравлическими приводами вертикальной и горизонтальной наводки. В конечном итоге, принимая во внимание специфику носителя, от бронирования решили отказаться и, более того, сделать большую часть установки водопроницаемой. Водонепроницаемой выполнялась только камера заряжания. Вес установки составлял 120,4 т; диаметр барбета – 1,68 м, что обеспечивало угол поворота в горизонтальной плоскости 20°. Вертикальное наведение осуществлялось в пределах от –2° до +20°; заряжание производилось при фиксированном угле –2°, выбранном во избежание деформаций корпуса субмарины. Системы наведения и подачи – гидравлические.

Подводные мониторы типа «М»

Орудийная установка находилась перед рубкой, придавая подводным мониторам своеобразный силуэт, из-за которого к ним привязалось прозвище «Баранья нога».

Снаряды и заряды хранились отдельно, в разных отсеках. Вес снаряда – 385,9 кг; боекомплект – 40 снарядов; общий вес боезапаса субмарин достигал 29 т. Подача снарядов к орудию производилось с помощью механизмов, заряды подавались вручную. Дальность стрельбы орудия подводного монитора достигала 19150 метров.

Ствол орудия прикрывался герметичной крышкой, которая поднималась перед выстрелом с помощью электромотора. Выстрел из 305-мм орудия можно было производить, как из надводного положения, так и из подводного, но при этом ствол орудия должен был возвышаться на 2 метра над поверхностью воды. Скорострельность – один выстрел в 75 секунд. Наблюдение за целью и определение параметров осуществлялось через перископ, данные для стрельбы вырабатывались с помощью «Столика Дрейера». Если субмарина находилась в подводном положении, то, при хорошо подготовленном экипаже, выстрел мог быть произведен через 30-40 секунд после всплытия, а через 50 секунд после выстрела субмарина могла уйти на глубину. Этот маневр британские подводники называли «deep-chick», что в отечественной литературе переводят как «прыжок дельфина», хотя ближе по тексту «макание цыпленка».

Артиллерийское вооружение подводных мониторов дополняло 76-мм орудие Mk.II с длиной ствола 30,25 клб. Оно было специально разработано в 1914 г. концерном «Виккерс» в качестве зенитного для подводных лодок. На субмаринах типа «М» оно устанавливалось в убирающейся установке. При угле возвышения 45º дальность стрельбы достигала 8350 м, досягаемость по высоте – 5300 м при угле возвышения 75º. Под орудием находился отдельный погреб, рассчитанный на 75 снарядов. Кроме того, на борту субмарин имелся пулемет системы «Льюис» калибра 7,69 мм.

Торпедное вооружение М-1 и М-2 состояло из четырех 450-мм аппаратов с боекомплектом 8 торпед. Вторая пара подводных мониторов была вооружена таким же количеством 533-мм аппаратов, число торпед не менялось. Ради увеличения калибра торпедных аппаратов субмарины пришлось удлинить на 10 футов (3,05 м).

Экипаж подводных лодок типа «М» состоял из 6 офицеров и 59 старшин и матросов. Специфика корабля предопределила высокий процент артиллеристов: главный калибр обслуживало 11 человек, в погребе и на системе подачи работали 16 человек; еще 4 артиллериста обслуживали 76-мм орудие и 2 человека занимались подачей снарядов к нему. Условия размещения экипажа на подводных лодках типа «М» по меркам того времени считались весьма неплохими.

История службы

Перед тем, как приступить к описанию жизненного пути подводных лодок типа «М», следует сказать несколько слов о том, как к ним относились моряки. В отличие от субмарин типа «К», подводные мониторы были весьма популярными. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых, условия обитаемости на них были лучше, чем на средней подводной лодке того времени. Более комфортным было и несение вахты на мостике, даже в условиях шторма: орудийная установка перед мостиком служила в качестве волнолома, поэтому верхняя вахта оставалась сухой – большая редкость для подводников того времени. Во-вторых, орудие главного калибра было герметично закрыто с обеих сторон, поэтому придавало положительную плавучесть величиной 15 тонн, благодаря чему лодка хорошо держала глубину и управлялась.

Подводные мониторы типа «М»

Подводный монитор М-1

М-1 была заложена в июле 1916 г. на верфи «Виккерс» в Барроу-ин-Фирнесс. Лодка строилась в условиях строжайшей секретности. Адмиралтейство и командование флота считали, что в лице подводного монитора они получат мощное оружие. Для того, чтобы аналогичное не попало в руки противника, следовало предпринять все возможные меры. После начала работ только несколько человек на верфи знали, что новая субмарина типа «К» будет достроена по измененному проекту. Через некоторое время было принято решение о приостановке всех работ на подводных мониторах. Цель – не дать противнику их увидеть и обзавестись подобным оружием. Корпус М-1 прикрыли брезентом, а рабочие были переведены на другие корабли. Вернулись они на стапель, где находился подводный монитор, только через год.

Подводные мониторы типа «М»

9 июля 1917 г. подводная лодка была спущена на воду. 17 апреля 1918 г. работы завершились, затем последовали испытания, которые прошли без особых происшествий. Единственным существенным недостатком стал недобор контрактной скорости на 1 узел. С ним справились, заменив винты. Также прошло всестороннее испытание артиллерийское вооружение, крупных замечаний не было. Орудие было заряжено, и субмарина с ним ходила целую неделю, выполняя программу испытаний. Через неделю был произведен выстрел, все сработало штатно. О значении, которое придавалось новому кораблю, свидетельствует и личность первого командира. Им стал коммандер Макс Хортон; уже в то время – живая легенда Королевского флота.

Подводные мониторы типа «М»

После завершения испытаний встал вопрос, что делать с подводным монитором? Некоторое время обсуждались планы использования М-1 против захваченных немцами бельгийских портов, но вскоре от них отказались, и субмарина была отправлена на Средиземное море. На этом театре ее планировали использовать для обстрела базы австрийского флота в Каттаро, а затем для обстрела столицы Турции Стамбула. Скорее всего, шансов вернуться на базу после выполнения этих заданий у подводного монитора не было. Пока в штабах вынашивались эти планы, война завершилась заключением перемирия. Некоторое время подводная лодка действовала в Средиземном и Черном морях, выполняя в основном представительские функции и демонстрируя мощь Королевского флота.

Подводные мониторы типа «М»

В 1920 году субмарина вернулась в английские воды. Началась рутинная служба. Временами М-1 использовалась для различных экспериментов, среди которых была отработка новых схем окраски, наименее заметных с воздуха. Единственным чрезвычайным происшествием стала покладка на грунт. Это случилось во время очередных учений. Перед выстрелом из 305-мм орудия забыли поднять заглушку, во время выстрела произошел разрыв ствола, часть его отвалилась и затонула. Субмарина упала на грунт, но через некоторое время всплыла.

Подводные мониторы типа «М»

Подводные мониторы типа «М»

12 ноября 1925 г. М-1, которой в то время командовал лейтенант-коммандер А. Карри, вышла в море на очередные учения. В них также принимали участие подводные лодки М-2, L-17, L-22 и L-23, плавучая база подводных лодок и четыре тральщика. Сценарий учений был вполне традиционным: надводные корабли изображают конвой, подводные лодки его атакуют. Район учений не был закрыт для плавания торговых судов. В 16:45 субмарина была замечена кораблями охранения «конвоя», отметившими, что она пошла на погружение. Была зафиксирована артиллерийская атака. Последний раз М-1 видели с борта тральщика «Ньюарк». Вечером с субмарины не поступила радиограмма о всплытии и начале возвращения на базу. В назначенное время подводный монитор не прибыл. Сначала субмарина была зачислена в опаздывающие, а потом в погибшие. В это же время выяснилось, что нет списка экипажа подводной лодки, которая вышла в море со сборной командой. Когда же через некоторое время список был составлен, в нем оказалось 69 фамилий.

Подводные мониторы типа «М»

Начались поиски. Первоначально в них участвовали четыре корабля, снабженные техническими новинками, среди которых был магнитометр, а для определения точного места использовались лаги Черникеева. Пока шли поиски, причина гибели подводного корабля стала известна. 19 ноября в Киль прибыло шведское торговое судно «Видар». Его капитан, узнав о гибели подводного монитора, сообщил, что его пароход в Ла-Манше столкнулся с неизвестным подводным объектом. 20 ноября водолазы обследовали подводную часть судна, обнаружив следы столкновения и следы краски. После производства химического анализа выяснилось, что ее состав аналогичен применяемому на подводных лодках Королевского флота.

Скорее всего, в момент трагедии М-1 всплывала или находилась в позиционном положении (второе менее вероятно, ввиду отсутствия радиограммы о начале возвращения на базу). Торговое судно не заметило субмарину и, когда сходило с волны, буквально село на нее, при этом был разрушен прочный корпус. Всходя на волну, судно освободилось от лодки, которая пошла на свое последнее погружение.

Тем временем поиски продолжались. Как и всегда в подобных ситуациях, нервы у всех были на пределе. Акустики несколько раз слышали неразборчивую передачу с помощью звукоподводной станции Фессендена – подобная аппаратура имелась на борту М-1. Участники поисков считали, что часть экипажа затонувшей субмарины жива и пытается выйти на связь. В нескольких местах на поверхности были замечены нефтяные пятна. Эсминец «Рокет» 25 ноября обследовал вероятный район катастрофы с помощью гидролокационной станции. Было зафиксировано три возможных мест гибели подводного монитора, но только в одном месте соляр всплывал на поверхность. Изобретатель бронированного скафандра Отто Крафт опустился на глубину 75 м, но останков подводной лодки не обнаружил. Поскольку выживших в ее отсеках не могло оставаться, а причина гибели была известна, дальнейшие поиски не имели смысла.

В 1967 году было сообщено о находке корпуса М-1, но скорее всего, за нее был принят остов немецкой субмарины U-1063, а за орудие был принят поднятый шнорхель. На самом деле, корпус М-1 был найден только в 1998 году командой дайверов под руководством И. Мак-Карти. Он проанализировал все документы, касающиеся катастрофы, переговорил с рыбаками и владельцами судов, сдаваемых в аренду дайверам. Был определен район поисков, и вскоре на 75-метровой глубине обнаружили корпус большой подводной лодки. Это была М-1. Субмарина лежит на грунте, на ровном киле. Ее опознали по многим характерным признакам: расположению люков на корпусе, формы торпедных аппаратов, Также была обнаружена большая часть орудийной башни; отсутствовали орудие главного калибра и верхняя часть рубки, но орудийный замок был на месте. Дайверы обнаружили, что носовой люк субмарины открыт – возможно, кто-то из подводников пытался спастись, но даже если кто и добрался до поверхности, шансов выжить в ноябрьской воде у него было крайне мало; на поверхности их никто не ждал.

Подводный монитор М-2

М-2 заказана «Виккерсу» в мае 1916 года и заложена на верфи в Барроу-ин-Фирнесс. После прохождения испытаний и курса боевой подготовки, в начале 1920 года субмарина была зачислена в состав флота. Служила М-2 в водах метрополии, в основном занималась рутинной боевой подготовкой. Временами подводный монитор использовался для различных экспериментов, среди которых можно отметить опыты по маскировочной окраске подводных лодок и защите субмарин от отравляющих веществ, а также погружения на предельную глубину.

Подводные мониторы типа «М»

Подводные мониторы типа «М»

В 1923 году М-2 оказалась на краю гибели, когда во время погружения не был закрыт один из люков, к счастью, субмарине удалось всплыть. В этом же году в Бискайском заливе вышли из строя оба дизеля, какое-то время субмарина дрейфовала по воле волн. На следующий год ее вывели в резерв.

Подводные мониторы типа «М»

В это время известный британский подводник Макс Хортон предложил переоборудовать одну из лодок типа «М» в своего рода подводный авианосец. Его основной задачей должна была стать разведка для линейных сил. Работы выполняло Чатэмское адмиралтейство. С субмарины демонтировали 305-мм орудие, его установка была переоборудовано под ангар, перед которым была установлена катапульта, а на его крыше – кран для подъема самолета с воды. В ангаре был размещен специально сконструированный для подводного авианосца самолет-разведчик Пернелл «Пето» – небольшой цельнометаллический одномоторный биплан. Его крылья были неразборными, что экономило время. Из-за весьма небольших размеров самолета особое внимание уделялось росту и весу пилота и наблюдателя, которые должны были быть минимальными.

Тактико-технические характеристики М-2 изменились не слишком сильно: надводная скорость упала до 10 узлов, подводная – до 6. При запасе топлива 97,5 т лодка могла пройти в надводном положении 2350 миль 10-узловым ходом или 3700 миль 6-узловым, а в подводном – идти 1,7 часа на скорости 6 узлов или 12 часов на скорости 2 узла.

Работы были завершены в 1928 году. Во время испытаний выяснилось, что субмарина сохранила свои прекрасные мореходные качества и хорошую управляемость. Рекордным считался следующий маневр: всплыть с перископной глубины, открыть ангарные двери, поставить самолет на катапульту, затем запуск, герметизация ангара и погружение. Все эти маневры выполнялись в течение пяти минут.

Подводные мониторы типа «М»

Подводные мониторы типа «М»

Подводные мониторы типа «М»

После вступления в строй М-2 принимала участие в маневрах флота, как в водах метрополии, так и в окрестностях Гибралтара. Единственным происшествием стало крушение самолета, который в 1930 г. упал на пляж в районе Райта. К счастью, не пострадали ни отдыхающие, ни экипаж. В начале 30-х годов подводный авианосец одним из первых был снабжен спасательными аппаратами Дэвиса, правда, до момента последнего выхода в море никто из моряков так и не был научен пользоваться ими.

Подводные мониторы типа «М»

26 января 1932 г. М-2 отправилась из Портленда на рутинную боевую подготовку. Во время выхода она должна была провести серию погружений с последующим запуском и приемом с воды самолета. Во время этого выхода в море субмариной командовал лейтенант-коммандер Джон Д. де Лите. Это был опытный подводник, прошедший всю Первую мировую войну. Молодой офицер Бен Брайант, некоторое время служивший под его командованием, запомнил последнего командира М-2 таким:

«Он мог спать в любое время и в любом месте, когда выдавалась свободная минутка – наверное, самое ценное качество для подводника. Он был высоким и худым, любил пить джин».

Последним донесением с подводного авианосца стал сигнал о готовности к погружению, которое начнется в 10:30.

Радиограммы о всплытии, запланированном на 16:30, не поступило. Около 19 часов начался поиск подводной лодки. На следующий день из Франции пришло сообщение, проливающее свет на то, что произошло с субмариной. Капитан английского торгового судна «Тьюнсайдер» мистер А. Ховард сообщил, что во время перехода из Портленда в Гравлин (Франция) около 11:30 утра наблюдал подводную лодку, которая погрузилась кормой вперед. Для уточнения обстоятельств происшествия и получения точных координат, во французский порт был отправлен эсминец «Скимитэр», но не известно, помогла ли эта информация в поисках погибшей М-2.

Район возможного нахождения субмарины обследовался с помощью гидролокационных станций. 8 февраля подводный авианосец был обнаружен на дне на глубине 31 м. Субмарина лежала на ровном киле, причем корма находилась на грунте, а нос был немного приподнят. Водолазы обнаружили, что открыты двери ангара, люк из ангара внутрь прочного корпуса и рубочный люк.

Используя эту информацию, специалисты представили картину гибели М-2. По их мнению, двери были открыты слишком рано, волна захлестнула ангар, субмарина пошла на погружение. Поднявшийся на мостик командир успел спрыгнуть вниз, но не сумел задраить люк. Распространению воды внутри корпуса способствовало то, что, в обычной готовности переборочные двери не задраивались.

Другие специалисты утверждали, что данная картина маловероятна, поскольку, исходя из показаний капитана торгового судна и изучения корпуса погибшей подводной лодки, она погрузилась кормой, и эта оконечность первой коснулась грунта. Поэтому была высказана альтернативная версия гибели субмарины: она всплыла, были открыты двери ангара, началась подготовка к запуску самолета. По неизвестной причине клапана вентиляции кормовых цистерн оказались открытыми. Поднявшийся на мостик командир заметил, что лодка погружается, но было уже поздно. Вода захлестнула ангар, а так как у субмарины в это время был уже дифферент на корму, она пошла на свое последнее погружение кормой вперед.

Нельзя было исключить возможность аварии вертикальных рулей или их гидравлической системы.

Адмиралтейство приняло решение о подъеме лодки. Заказ на судоподъемные работы был выдан получившей широкую известность работ по подъему немецких кораблей в Скапа-Флоу фирме Эрнеста Кокса. Его инженеры разработали следующий план: герметизация всех отверстий с помощью цемента, затем продувание отсеков сжатым воздухом под давлением. План был простой, и, казалось, ничего не предвещало неудачу. Во время детального обследования выяснилось, что открыт люк в одном из отсеков энергетической установки. Почему это произошло, сказать сложно; наиболее вероятная версия, что в момент катастрофы кто-то из находившихся рядом моряков открыл его, пытаясь спастись, как это было на К-13 во время ее знаменитой аварии. Возможно, этот люк во время всплытия был открыт раньше, чем следовало. Во время подготовки к подъему в ангаре были обнаружены два тела: 18 марта было найдено и позднее поднято на поверхность тело старшего матроса Альберта Якоба, а 1 июля – старшего пилота Лесли Грегори. На погибшем авиаторе был надет полетный комбинезон, а это значило, что на момент гибели субмарины заканчивалась подготовка самолета к вылету.

Подготовительные работы к подъему затянулись, затем было несколько неудачных попыток, но М-2 так и осталась на грунте. Постепенно о субмарине забыли, и вспомнили только в 1970 году. 8 сентября группа английских водолазов посетила подводный авианосец. Он стал одним из самых популярных объектов для дайвинга у британского побережья, несмотря на то, что во время погружений несколько дайверов погибли. Похоже, М-2 по-прежнему требует жертв…

Подводный монитор М-3

Заказ на строительство М-3 был выдан в августе 1916 года. Субмарина была заложена на верфи компании «Армстронг-Уитворт» в Хай-Уокере 8 декабря 1916 г., спущена на воду 19 октября 1918 г., закончена постройкой 14 июля 1920 г..

Подводные мониторы типа «М»

Подводные мониторы типа «М»

Подводные мониторы типа «М»

После прохождения испытаний субмарина вошла в состав флота и была приписана к школе подводного плавания в Портсмуте, а после 1921 года передана в состав Атлантического флота. Служба подводного монитора протекала без примечательных событий.

Подводные мониторы типа «М»

В 1927 году он был перестроен в подводный минный заградитель. С субмарины было снято 305-мм орудие, а в увеличенной надстройке оборудовано минное устройство на 100 мин типа Mk.V. Во время погружения мины хранились «по-мокрому». Во время испытаний минное устройство работало нормально, единственное замечание: тали быстро выходят из строя и требуют к себе повышенного внимания и постоянного обслуживания. Однако выяснилось, что из-за медленного заполнения водой минного устройства скорость погружения увеличилась, ухудшились мореходные качества в подводном положении. Впоследствии минное устройство подобного типа было использовано на подводных минных заградителях типа «Порпёз», а М-3, после завершения программы испытаний, 13 апреля 1932 г. была продана на слом и в следующем году разобрана.

Подводные мониторы типа «М»

Подводный монитор М-4

Заказанная в августе 1916 г. М-4 была заложена 8 декабря 1918 г. на верфи в Хай-Уокере. Работы на лодке шли медленнее, чем на М-3, поэтому заключение перемирия застало ее на стапеле. 26 ноября 1918 г. работы были остановлены. Пока в Адмиралтействе принимали решение о дальнейшей судьбе субмарины, администрация верфи распорядилась спустить на воду корпус, что и было исполнено в 1919 году. Решение судьбы М-4 затянулось до 1920 года. В конце концов, было решено продать недостроенный корпус верфи-строителю, и вскоре М-4 была разобрана на металл.

Подводные мониторы типа «М»

Литература

  • • Брайант Б. Командир субмарины. Британские подводные лодки во Второй Мировой войне. Пер. с англ. – М., 2004. Британские подводные лодки. Пер. с англ. – М., 2003.
  • • Нарусбаев А.А. Катастрофы в морских глубинах. – Л., 1989.
  • • Adams Т.А. The М Class British submarine monitors // «Warship», 1983, No.1 Brook P. Warships for Export. Armstrong Warships 1867-1927. – Gravesend, 1999.
  • • Brown D.K. The Grand Fleet: Warship Design and Development 1906-1922. – London, 1999
  • • Brown D.K. Nelson to Vanguard: Warship Design and Development 1923-1945. – London, 2000.
  • • Friedman N. Submarine design and development. – London, 1984. Friedman N. Naval Weapons of world war one. – Barnsley, 2011. Kemp P. The Admiralty Regrets: British warship losses of the 20th century. – Phoenix Mill, 1999.
  • • McCartney I. Lost patrols: Submarine Wrecks of the English Chanel. – London, 2003.
  • • Sienkowski D. Brytyjskie okrety podwodne typy M // «Okrety Wojenne», 1997, Nr. 17.
  • • Редакция выражает благодарность М. Э. Морозову за помощь, оказанную при подготовке публикации.

  1. При этом материалы, уже заготовленные для постройки турбинных подводных крейсеров, были использованы для строительства подводных мониторов – именно этот факт привел к тому, что в некоторых источниках можно встретить утверждение, что лодки типа «М» перестраивались из недостроенных лодок типа «К». – Прим. ред.

источник: Сергей Трубицын «Подводные мониторы типа «М»» «Арсенал-Коллекция» № 5’2014

4
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
redstar72Ansar02СлащёвNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

Слащёв

Макс Хортон везде успел. И
Макс Хортон везде успел. И покомандовать английской лодкой на Балтийском море, и подводным монитором в Северном море. Такой фанатик подлодок, что в следующую войну пришлось начальником эскортно-конвойной службы сделать. Как понимающего подводную войну.

Ansar02

!!! Да, уж!

yes!!! Да, уж!

redstar72

++++++++ 

++++++++ yes

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить