Почему Британия правила морями

Июл 18 2014
+
17
-

"Мэри Глостер"

 Я платил за твои капризы, не запрещал ничего.

 Дик! Твой отец умирает, ты выслушать должен его.

 Доктора говорят - две недели. Врут твои доктора,

 Завтра утром меня  не будет... и... скажи, чтоб вышла сестра.

 Не видывал смерти, Дикки? Учись, как кончаем мы,

 Тебе нечего будет вспомнить на пороге вечной тьмы.

 Кроме судов, и завода, и верфей, и десятин,

 Я создал себя и мильоны, но я проклят - ты мне не сын!

 Капитан в двадцать два года, в двадцать три женат,

 Десять тысяч людей на службе, сорок судов прокат.

 Пять десятков средь них я прожил и сражался немало лет,

 И вот я, сэр Антони Глостер, умираю - баронет!

 Я бывал у его высочества, в газетах была статья:

 "Один из властителей рынка" - ты слышишь, Дик, это - я!

 Я начал не с просьб и жалоб. Я смело взялся за труд.

 Я хватался за случай, и это - удачей теперь зовут.

 Что за судами я правил! Гниль и на щели щель!

 Как было приказано, точно, я топил и сажал их на мель.

 Жратва, от которой шалеют! С командой не совладать!

 И жирный куш страховки, чтоб рейса риск оправдать.

 Другие, те не решались - мол, жизнь у нас одна.

 (Они у меня шкиперами.) Я шел, и со мной жена.

 Женатый в двадцать три года, и передышки ни дня,

 А мать твоя деньги копила, выводила в люди меня.

 Я гордился, что стал капитаном, но матери было видней,

 Она хваталась за случай, я следовал слепо за ней.

 Она уломала взять денег, рассчитан был каждый шаг,

 Мы  купили дешевых акций и подняли собственный флаг.

 В долг забирали уголь, нам нечего было есть,

 "Красный бык" был  наш первый клипер, теперь их тридцать шесть!

 То было клиперов время, блестящие были дела,

 Но в Макассарском проливе Мэри моя умерла.

 У Малого Патерностера спит она в синей воде,

 На глубине в сто футов. Я отметил на карте - где.

 Нашим собственным было судно, на котором скончалась она,

 И звалось в честь нее "Мэри Глостер": я молод был в те времена.

 Я запил, минуя Яву, и чуть не разбился у скал,

 Но мне твоя мать явилась - в рот спиртного с тех пор я не брал.

 Я цепко держался за дело, не покладая рук,

 Копил (так она велела), а пили другие вокруг.

 Я в Лондоне встретил Мак-Кулло (пятьсот было в кассе моей),

 Основали сталелитейный - три кузницы, двадцать людей.

 Дешевый ремонт дешевки. Я платил, и дело росло,

 Патент на станок приобрел я, и здесь мне опять повезло,

 Я  сказал: "Нам выйдет  дешевле, если сделает их наш  завод",

 Но Мак-Кулло на разговоры потратил почти что год.

 Пароходства как раз рождались - работа пошла сама,

 Котлы мы ставили прочно, машины были - дома!

 Мак-Кулло хотел, чтоб в каютах были мрамор и всякий там клен,

 Брюссельский и утрехтский бархат, ванны и общий салон,

 Водопроводы в клозетах и слишком легкий каркас,

 Но он умер в шестидесятых, а я - умираю сейчас...

 Я знал - шла стройка "Байфлита", - я знал уже в те времена

 (Они возились с железом), я знал - только сталь годна

 И сталь себя оправдала. И мы спустили тогда,

 За шиворот взяв торговлю, девятиузловые суда.

 Мне задавали вопросы, по Писанью был мой ответ:

 "Тако да воссияет перед людьми ваш свет".

 В чем могли, они подражали, но им мыслей моих не украсть -

 Я их всех позади оставил потеть и списывать всласть.

 Пошли на броню контракты, здесь был Мак-Кулло силен,

 Он был мастер в литейном деле, но лучше, что умер он.

 Я прочел все его заметки, их понял бы новичок,

 И я не дурак, чтоб не кончить там, где мне дан толчок.

 (Помню, вдова сердилась.) А я чертежи разобрал.

 Шестьдесят процентов, не меньше, приносил мне прокатный  вал.

 Шестьдесят процентов с браковкой, вдвое больше, чем дало б литье,

 Четверть мильона кредита - и все это будет твое.

 Мне казалось - но это неважно, - что ты очень походишь на мать,

 Но тебе уже скоро сорок, и тебя я успел узнать.

 Харроу и Тринити-колледж. А надо б отправить в моря!

 Я дал тебе воспитанье, и дал его, вижу, зря

 Тому, что казалось мне нужным, ты вовсе не был рад,

 И то, что зовешь ты жизнью, я называю - разврат.

 Гравюры, фарфор и книги - вот твоя колея,

 В колледже квартирой шлюхи была квартира твоя.

 Ты женился на этой костлявой, длинной, как карандаш,

 От нее ты набрался спеси; но скажи, где ребенок ваш?

 Катят по Кромвель-роуду кареты твои день и ночь,

 Но докторский кеб не виден, чтоб хозяйке родить помочь!

 (Итак, ты мне не дал внука, Глостеров кончен род.)

 А мать твоя в каждом рейсе носила под сердцем плод

 Но все умирали, бедняжки. Губил их морской простор.

 Только ты, ты один это вынес, хоть мало что вынес с тех пор!

 Лгун и лентяй и хилый, скаредный, как щенок,

 Роющийся в объедках. Не помощник такой сынок!

 Триста тысяч ему в наследство, кредит и с процентов доход,

 Я не дам тебе их в руки, все пущено в оборот.

 Можешь не пачкать пальцев, а не будет у вас детей,

 Все вернется обратно в дело. Что будет с женой твоей!

 Она стонет, кусая платочек, в экипаже своем внизу:

 "Папочка! умирает!" - и старается выжать слезу.

 Благодарен? О да, благодарен. Но нельзя ли подальше ее?

 Твоя мать бы ее не любила, а у женщин бывает чутье.

 Ты услышишь, что я женился во второй раз. Нет, это не то!

 Бедной Эджи дай адвоката и выдели фунтов сто.

 Она была самой славной - ты скоро встретишься с ней!

 Я с матерью все улажу, а ты успокой друзей.

 Чго мужчине нужна подруга, женщинам не понять,

 А тех, кто с этим согласны, не принято в жены брать.

 О той хочу говорить я, кто леди Глостер еще,

 Я нынче в путь отправляюсь, чтоб повидать ее.

 Стой и звонка не трогай! Пять тысяч тебе заплачу

 Если будешь слушать спокойно и сделаешь то, что хочу,

 Докажут, что я - сумасшедший, если ты не будешь тверд.

 Кому я еще доверюсь? (Отчего не мужчина он, черт?)

 Кое-кто тратит деньги на мрамор (Мак-Кулло мрамор любил)

 Мрамор и мавзолеи - я зову их гордыней могил.

 Для похорон мы чинили старые корабли,

 И тех, кто так завещали, безумцами не сочли

 У меня слишком много денег, люди скажут... Но я был слеп,

 Надеясь на будущих внуков, купил я в Уокинге склеп.

 Довольно! Откуда пришел  я, туда возвращаюсь вновь,

 Ты возьмешься за это дело, Дик, мой  сын, моя плоть и кровь!

 Десять тысяч миль отсюда - с твоей матерью лечь я хочу,

 Чтоб меня не послали в Уокинг, вот за что я тебе плачу.

 Как это надо сделать, я думал уже не раз,

 Спокойно, прилично и скромно - вот тебе мой приказ.

 Ты линию знаешь? Не знаешь? В контору письмо пошли,

 Что, смертью моей угнетенный, ты хочешь поплавать вдали.

 Ты выберешь "Мэри Глостер" - мной приказ давно уже дан, -

 Ее приведут в порядок, и ты выйдешь на ней в океан.

 Это чисгый убыток, конечно, пароход без дела держать..

 Я могу платить за причуды - на нем умерла твоя мать

 Близ островов Патерностер в тихой, синей воде

 Спит она... я говорил уж... я отметил на карте - где

 (На люке она лежала, волны маслены и густы),

 Долготы сто восемнадцать и ровно три широты.

 Три градуса точка в точку - цифра проста и ясна.

 И Мак-Эндрю на случай смерти копия мною  дана.

 Он глава пароходства Маори, но отпуск дадут старине,

 Если ты напишешь, что нужен он по личному делу мне.

 Для них пароходы я строил, аккуратно выполнил все,

 А Мака я знаю давненько, а Мак знал меня... и ее.

 Ему передал я деньги - удар был предвестник конца, -

 К нему ты придешь за ними, предав глубине отца.

 Недаром ты сын моей плоти, а Мак - мой старейший друг,

 Его я не звал на обеды, ему не до этих штук.

 Говорят, за меня он молился, старый ирландский шакал!

 Но он не солгал бы за деньги, подох бы, но не украл.

 Пусть он "Мэри" нагрузит  балластом - полюбуешься, что за ход!

 На ней сэр Антони Глостер в свадебный рейс пойдет.

 В капитанской рубке, привязанный, иллюминатор открыт,

 Под ним винтовая лопасть, голубой океан кипит.

 Плывет сэр Антони Глостер - вымпела по ветру летят,-

 Десять тысяч людей на службе, сорок судов прокат.

 Он  создал себя и мильоны, но это все суета,

 И вот он идет к любимой, и совесть его чиста!

 У самого Патерностера - ошибиться нельзя никак...

 Пузыри не успеют лопнуть, как тебе заплатит Мак.

 За рейс в шесть недель пять тысяч, по совести - куш хорош.

 И, отца предав океану, ты к Маку за ним придешь.

 Тебя высадит он в Макассаре, и ты возвратишься один,

 Мак знает, чего хочу я... И над "Мэри" я - господин!

 Твоя мать назвала б меня мотом - их еще тридцать шесть - ничего!

 Я приеду в своем экипаже и оставлю у двери его;

 Всю жизнь я не верил сыну - он искусство и книги любил,

 Он жил за счет сэра Антони и сердце сэра разбил.

 Ты даже мне не дал внука, тобою кончен наш род...

 Единственный наш, о матерь, единственный сын наш - вот!

 Харроу и Тринити-колледж - а я сна не знал за барыш!

 И он думает - я сумасшедший, а ты в Макассаре спишь!

 Плоть моей плоти, родная, аминь во веки веков!

 Первый удар был предвестник, и к тебе я идти был готов

 Но - дешевый ремонт дешевки - сказали врачи: баловство!

 Мэри, что ж ты молчала? Я тебе не жалел ничего!

 Да, вот женщины... Знаю... Но ты ведь бесплотна теперь!

 Они были женщины только, а я - мужчина. Поверь!

 Мужчине нужна подруга, ты понять никак не могла,

 Я платил им всегда чистоганом, но не говорил про дела.

 Я могу заплатить за прихоть! Что мне тысяч пять

 За место у Патерностера, где я хочу почивать?

 Я верую в Воскресенье и Писанье читал не раз,

 Но Уокингу я не доверюсь: море надежней для нас.

 Пусть сердце, полно сокровищ, идет с кораблем ко дну...

 Довольно продажных женщин, я хочу обнимать одну!

 Буду пить из родного колодца, целовать любимый рот,

 Подруга юности рядом, а других пусть черт поберет!

 Я лягу в вечной постели (Дикки сделает, не предаст!),

 Чтобы был дифферент на нос, пусть Мак разместит балласт.

 Вперед, погружаясь носом, котлы погасив, холодна...

 В обшивку пустого трюма глухо плещет волна,

 Журча, клокоча, качая, спокойна, темна и зла,

 Врывается в люки... Все выше... Переборка сдала!

 Слышишь? Все затопило, от носа и до кормы.

 Ты не видывал смерти, Дикки? Учись, как уходим мы!

 Перевод  А. Оношкович-Яцына  и Г. Фиша

 

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on вс, 20/07/2014 - 00:43.

Надо сказать что это  не дурно написано.

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Alex-cat's picture
Submitted by Alex-cat on Sat, 19/07/2014 - 15:14.

+сильнО! 

касаемо  показанной в стихе этакой смычки промышленности и флота...ну с натяжечкой можно принять. По общим ощущениям смычка в тресты сталепромышленников-судостроителей-судоперевозчиков  начала происходить чутка позднее - годика так с 1900. 

Так ..для информации.. вообще киплинга в разрезе ВМФ.Встречал книгу его авторства на английском чтото типа  "Дистройеры бла-бла-бла". Так коротко пролистал - сборник очерков с кораблей и ПЛ HMS в годы 1МВ. Я так понял - он сам там побывал, мож в походы даж ходил. Переводом не заморачивался...так..зарубку поставил.

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 19/07/2014 - 15:36.

+сильнО!

Это да. К сожалению большинство у нас знает Киплинга только по Маугли.

касаемо  показанной в стихе этакой смычки промышленности и флота...ну с натяжечкой можно принять. По общим ощущениям смычка в тресты сталепромышленников-судостроителей-судоперевозчиков  начала происходить чутка позднее - годика так с 1900.

Ну здесь еще далеко не трест, а только попытка сэкономить на ремонте.

Так ..для информации.. вообще киплинга в разрезе ВМФ.Встречал книгу его авторства на английском чтото типа  "Дистройеры бла-бла-бла". Так коротко пролистал - сборник очерков с кораблей и ПЛ HMS в годы 1МВ. Я так понял - он сам там побывал, мож в походы даж ходил. Переводом не заморачивался...так..зарубку поставил.

Не слышал, интересно. Но ходил в море он вряд ли, иначе об этом бы уже все уши прожужжали, а ля папа Хэм. (Один мой знакомы доказывал, что именно Хемингуэй организовал Хулиганский патруль). А тут бы написали, что именно Киплинг изобрел эсминцы.laugh

Из майкудука.'s picture
Submitted by Из майкудука. on Sat, 19/07/2014 - 17:05.

Это да. К сожалению большинство у нас знает Киплинга только по Маугли.

Так в советское время его мало издавали. Хотя если не путаю, Рики-Тики-Тави был в учебной програме. Первую поэзию прочитал в "Парусе". Ну а проза это "Индийские рассказы", но это уже в конце 80-х.

Но ходил в море он вряд ли, иначе об этом бы уже все уши прожужжали,

Про первую мировую не скажу, а его рассказы про путишествие в Америку на пароходе интересно описано.

 Коглы

Опечатка.

 

 

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 19/07/2014 - 17:24.

Так в советское время его мало издавали. Хотя если не путаю, Рики-Тики-Тави был в учебной програме. Первую поэзию прочитал в "Парусе". Ну а проза это "Индийские рассказы", но это уже в конце 80-х.

Так я и говорю - БВЛ. Там больше полутома на него пришлось, а вот Уайльд был по-моему лишним.

Про первую мировую не скажу, а его рассказы про путишествие в Америку на пароходе интересно описано.

Не читал.

Опечатка.

Во глаз! blush А Файнов Ридер - бестолочь.

Из майкудука.'s picture
Submitted by Из майкудука. on Sat, 19/07/2014 - 18:15.

Не читал.

Если попаду в библиотеку то гляну точное название, мне понравилась. Уже попал.smiley

Нашёл всё таки в нете, называется "От моря, до моря".

http://royallib.ru/book/kipling_redyard/ot_morya_do_morya.html

 

 

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 19/07/2014 - 19:08.

Нашёл всё таки в нете, называется "От моря, до моря".

Спасибо, коллега.

Affidavit Donda's picture
Submitted by Affidavit Donda on Sat, 19/07/2014 - 16:13.

Aley пишет:

большинство у нас знает Киплинга только по Маугли

Упсь! Я, оказывается, меньшинство.wink

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 19/07/2014 - 16:16.

Упсь! Я, оказывается, меньшинство.

Я лично благодарен БВЛ.smiley

Affidavit Donda's picture
Submitted by Affidavit Donda on Sat, 19/07/2014 - 16:28.

Кто/что есть БВЛ?

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 19/07/2014 - 16:35.

Кто/что есть БВЛ?

Именно что.smiley "Библиотека всемирной литературы".

Андрей's picture
Submitted by Андрей on Sat, 19/07/2014 - 13:03.

М-дя, почтенный коллега Aley... убили, зарезали и закопали. Аж на слезу прошибло.

Умолкаю и склоняюсь перед гением автора.

P.S. Вы научили меня готовить Киплинга....Спасибо!

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 19/07/2014 - 13:16.

М-дя, почтенный коллега Aley... убили, зарезали и закопали. Аж на слезу прошибло.

Со мной то же было, когда в первый раз прочел.smiley

Кстати, недавно купил его книгу "Сталки и компания" (перевод отвратительный. жаль что Стругацкие свой не опубликовали), так вот - оказалось что книгу не издавали в советские времена, потому что одни из приятелей Киплинга по школе (книга-то автобиографическая) впоследствии стал тем самым генералом, который расстрелял 26 бакинских комиссаров. Во как мир тесен!

Aley's picture
Submitted by Aley on Sat, 19/07/2014 - 12:56.

Рад, что понравилось, коллеги. Киплинг действительно был певцом империализма, но что тут поделаешь? Писатель - зеркало своей эпохи. Еще один пример рассказ "Хлеб отпущенный по водам".

Кстати, тем кто не читал искренне рекомендую юмористические рассказы Киплинга: "Как голосованием признали землю плоской", "Подгулявшая команда", "Стратегия пара".

DM-Vladimir's picture
Submitted by DM-Vladimir on Sat, 19/07/2014 - 12:01.

yes

нет слов

elephant_white's picture
Submitted by elephant_white on Sat, 19/07/2014 - 09:00.

Вспомнилась старая голландская поговорка: "Амстердам вырос на селедочных костях".

"Don't 

st.matros's picture
Submitted by st.matros on Sat, 19/07/2014 - 08:19.

Сильная вещь!!!

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте