Выбор редакции

Победоносный Ногай

9
5

Очередная альтернатива средневековья, оригинал которой лежит на ФАИ. Лично мне понравилась и сама АИ и то как она написана. Автор – коллега Тарас.

Содержание:

Предисловие.

В 1270 году Ногай стал фактически независимым от хана Золотой Орды. Он проводил свою политику на подконтрольных ему землях, проводил походы и заводил вассалов. В 1273 году, не смотря на то, что принял двумя годами ранее ислам, он женился на христианке (и вообще был очень благосклонным к христианам), внебрачной дочери византийского императора Михаила Палеолога Ефросинье и начал себя именовать ханом. До этого момента он не имел юридического основания для подобного, но родственные связи с императором дали ему какие-никакие но основания. Но официально он все равно оставался темником хана. Даже после смерти Менгу-Тимура, когда лично он фактически был правителем Золотой Орды, хотя юридически ханом назначенный Ногаем Туда-Менгу. Получилось так, что Ногай назначал хана в Сарае. Так же произошло с Тохтой, который стал правителем при поддержке Ногая. С другой стороны возникает вопрос почему он сам не ставал ханом, хотя имел для этого все. Но Ногай понимал, что он не из рода Чингизидов и народ его не будет считать легитимным ханом, поэтому оставался фактически независимым темником, который правил серверочерноморскими землями и заправлял делами Болгарии, Сербии, а также Галича и других южнорусских княжеств.

В средине 1290-х между Ногаем и Тохтой произошел конфликт из-за подчиненных последнего, которые убежали к Ногаю, а тот не захотел выдавать их на требования хана и вызвался на битву. Эту битву, как сообщают современники этих событий, Ногай разгромно выиграл, имея в своем распоряжении около 200 000 воинов, но на самом деле эта цифра преувеличена. Да и сделал он это при поддержке других темников, которые, как сообщают летописи, были равными по силе и могуществу Ногаю. Хотя, скорее всего, он имел троекратное превосходство над противником.

Через год, в 1299, Тохта решил отомстить, собрав 30 000 всадников, и пошел на Ногая. Перед этим часть эмиров, на которых он полагался, покинули его и присоединились к Тохте. Непосредственно за день (или несколько) перед предполагаемой битвой, Ногай отправил разведчиков. Когда те выследили противника, то попали в засаду. Удалось спастись только одному из них, а когда тот прибыл к Ногаю, то войско Тохты было близко и скоро настигло его. В результате он проиграл битву и был убит сам неким русским воином из войска Тохты. Ногай не успел подготовиться к битве и, скорее всего, проиграл именно из-за этого.

Ногай из фильма Золотая Орда

Ногай из фильма Золотая Орда

вернуться к меню ↑

Глава I. Ногай — хан и сюзерен.

Конфликт между Тохтой и Ногаем возник неожиданно, но развивался очень быстро. Уже в 1298 году дошло до военного столкновения. Войска темника и хана встретились возле одного из рукавов Дона. Превосходство Ногая было очевидно и разгром Тохты последовал довольно быстро. Первому удалось реализовать как численное преимущество, так и качественное. Его союзниками были другие темники, которые правили в северных от Ногая эмирствах (тьмах).

После победы Ногай пытался решить вопрос окончательного разгрома Тохты. Но среди его войска возникло разногласие. Часть военачальников считала нецелесообразным преследование, другие выступали из противоположной идеей. Ногай уже было начал собирать войска для возвращения, но его сыновьям удалось уговорить его, а также некоторых других несогласных темников и нескольких русских князей. Он быстро загорелся идеей полной победы и своим авторитетом сумел переубедить большинство в необходимости разгрома Тохты и смещения его с ханского стола. Небольшая часть несогласных, все же отступила.

Побежденные Ногаем отступили к Дону. Часть из в спешке них утонула, начав переходить на другой берег в глубокой части реки, а остальные, вместе с Тохтой перебрались на другой берег. За несколько километров они поняли, что Ногай решил не преследовать и к ночи разбили лагерь. Но Тохта, все же, отправил нескольких разведчиков на запад, к месту битвы.

Ранним утром, когда в лагере все еще спали, туда ворвалось войско под предводительством Ногая. Было еще темно и не особо понятно, кто есть кто, и вырезали всех, кто попадался. Части удалось бежать. Несколько сотен бежали в сторону Сарая, чтобы позвать помощь, и еще около сотни в северном направлении. Но среди них не было Тохты. Он погиб в разгар атаки от случайной стрелы, когда пытался сесть на лошадь. Но поняли это только ближе к полудню, когда остатки выживших сдались и перешли на сторону Ногая.

Бежавшие в Сарай считали, что Тохта сбежал на север, что и сообщили другим и начали собирать новое войско для похода на Ногая, но на следующий день стало понятно, что он погиб. Ногай в этот раз решил уже не продолжать поход и вернуться назад из-за усталости войск.

Всем было понятно, что вскоре в Сарае начнется борьба за власть. Этого не мог не понимать и Ногай. Он и сам был бы не против возглавить Орду, стать признанным всеми ханом, но в Сарае его бы просто не восприняли легитимно, он не был из рода Чингизидов. Но с другой стороны, фактически он был ханом, чеканил собственную монету, заключал союзы, имел вассалов. Южная Русь была подчинена ему, а сарайские ханы просто не могли особо влиять на дела этих княжеств без позволения Ногая.

Конфликт с Тохтой и победа в нем и определили Ногая. По прибытии в Исакчу, в 1301 году он отправил посольства в Египет, Византию, Венгрию, Польшу, Геную, Венецию, Галич, Тырново, и в другие соседние государства и татарские эмирства, с грамотами, в которых провозглашал себя «правосудным ханом». Русским княжествам он предложил признать его вдадычество иначе грозил войной.

Болгария, Сербия, Галич, Киев, Брянск, Туров, Курск признали его ханом практически немедленно, видя ситуацию в Сарае, которая медленно переходила в состояние гражданской войны. На престол претендовало сразу несколько кандидатов и все пытались добиться поддержки на Руси.

Вместе с этим Венгрия и Польша признали Ногая царем. А Византия предложила еще и укрепить это союзным договором и династическим браком. Его улус или ханство (также царство) называли Дунайским, так как его столица находилась на Дунае, хотя большая часть территории находилась в сереверочерноморской степи.

вернуться к меню ↑

Глава ІІ. Дела ханские и недолгое величие.

В 1301 году Ногаю было уже около 60-65 лет, но он все ще сохранял свою энергию и целеустремленность. Хан продолжал заниматься делами своих вассалов, не только собирая подати, но и защищая их. Так, в 1302 году его галицкого вассала, Юрия Львовича, атаковали поляки с целью отобрать Люблин, который сами и передали за помощь против Вацлава II. После недолгой осады им удалось занять город, но это длилось около месяца, после чего русский князь пришел с войском и ногайским подкреплением. Люблин пал так же быстро, как и был занят — после разгрома польского войска, город сам открыл ворота и признал власть галицкого правителя. Поляки подписали мир, по которому признавали Люблинскую землю уделом Галицко-Волынского княжества, как и было обозначено в предыдущем договоре.

Если говорить о русских вассалах Ногая, то Галицко-Волынское княжество было одновременно самым мощным и самым верным среди всех княжеств. Хотя дань была довольно тяжелой для Галича, но татарские отряды всегда приходили на помощь и взымания были легче, чем у Сарайских ханов. Другие же соседние княжества были либо под влиянием татарских эмиров (которые подчинялись, даже номинально, Ногаю), либо там правили князья, которых посадил Ногай.

Самая сложная ситуация была в Киевском княжестве — там часто менялись князья, некоторое время сидели непосредственные данники Сарая, другое время вассалы Галича, либо утверждались представители соседних княжеств, а иногда трон занимали, с подачи соседних татарских эмиров, представители знатных родов Киева. Но в 1301 году Ногай, понимая всю сложность местных раскладов и свое нежелание в них сильно погружать, посадил на княжеский престол представителя из богатого и уважаемого рода. Хотя дела княжеств его мало интересовали, если к нему не обращались непосредственно.

Тем временем, в Сарае ханом посадили старшего сына Токты — Ильбасара, которому на то время было около 18-20 лет. С протекции эмира Кадака он был интронизирован практически сразу. Но он был слишком молодым и еще не опытным правителем, хотя его поддержали многие эмиры. Он желал отомстить за гибель отца, на что его подталкивали сторонники.

Свои претензии на трон также выдвинули племянники Токты, среди которых был более талантливый, но так же не очень опытный, 18-летний Узбек и его двоюродный брат Шевкал. Они между собой сговорились и обратились за помощью к Ногаю.

Хан Узбек

Хан Узбек

Открытая война в ханстве началась в конце 1303 — начале 1304 году, когда Ногай прибыл из собранным войском к Сараю. Множество Чингизидов поддерживали законного наследника в лице сына Токты, за которого, фактически, правил Кадак и его приближенные. Остальные видели его неспособность управлять ханством с войском и решили Узбека. Были и другие кандидаты, но они практически не имели поддержки и примкнули к этим двум лагерям.

По началу инициатива принадлежала сторонникам Ильбасара. Но в начале 1305 года Ногай уже разбил противника, приказав убить Ильбасара, его братьев и эмиров, которые выступили против, и посадил на ханство Узбека, который признавал в ответ Ногая ханом.

Но в ту же зиму Ногай заболел, скорее всего на пневмонию, и скоропостижно умер. Его тело доправили в Исакчу, где и похоронили. А его наследником стал старший сын Чака.

Старший сын Ногая Чака

Старший сын Ногая Чака

вернуться к меню ↑

Глава III. Татарская распря.

После несколькомесячной передышки, в том же 1305 году Узбек решил, что ситуацией нужно воспользоваться и провести карательный поход на мятежный Ногайский улус, который он, в связи со смертью главного виновника, решил не признавать отдельным ханством. Тем не менее, он отправил к Чаке и его братьям гонцов с условиями, по которых он должен был признать Узбека ханом над собой. Молодой сарайский хан знал, что вспыльчивый и властолюбый Чака никогда не пойдет на подобные условия и в след за этим отправил 30-тысячную рать, которую сам и возглавил.

Чака, в свою очередь, пришел в ярость, когда послы донесли условия Узбека и начал собирать свое войско. Еще при жизни Ногая Чаку с братьями называли могущественнее чем их отец, но сильно его уважали и через его авторитет никогда не шли против него. Из-за неких донесений с Сарая Чака считал, что его отца отравил Узбек, сразу как пришел к власти и считал делом чести отомстить.

Зимой 1306 года новоиспеченное войско Узбека прибыло на Дунай, вблиз Исакчи, и попыталось штурмом захватить город, но было отбито. Сарайский хан готовился к следующей атаке, но туда подоспел Чака вместе с 27-тысячной армей. Ему, ценой больших потерь, удалось с наскока развалить порядки ордынской рати обратить в бегство. Узбек, понимая проигрышность ситуации, решил в спешке отступить, чтобы подготовить еще один поход.

Чака также понимал, что Узбек соберет новую рать и сделает еще один поход. Поэтому решил действовать на выпережение. В январе 1307 года он собрал 25-тысячное войско и готовился к походу в Золотую Орду, но заболел и отложил поход к весне. Узбека предупредили, что Чака готовит поход на него и решил не выступать первым, а подождать. Но когда узнал о болезни противника решил немедленно выступить в поход.

Весной Узбек снова был недалеко от Дуная, а Чака все ще не поправился от недуга, поэтому во главе войска, вместо него, выступил Теке — младший брат. Но в этот раз ордынцы недооценили дунайцев и были, казалось, разбиты превосходящей армией. Теке показал себя как грамотного полководца и решил преследовать.

Это был блестящий ход со стороны Узбека — он заманил противника ближе к Днестру, где неожиданно атаковал Теке и разгромил его. В этой битве Теке и погиб. Известия о поражении и смерти брата дошли до Чаки и тот, несмотря на болезнь, сумел собрать 10-тысячное подкрепление и быстро выступил на помощь. Узбек не ожидал подобного поворота событий и начал в спешке групировать войска, но не успел окончательно. Половина его рати была истреблена, остальные, как и он сам, бежали в Сарай. Чака пытался преследовать Узбека, чтобы убить, но войска были сильно вымотаны и пришлось возвращаться. Негласное перемирие установилось на несколько лет. Обоим государствам нужна была передышка и возможность наново собраться силами.

В 1309 году в Чаки возникла проблема с Крымским юртом, который отказался выплачивать налоги и признавать его ханом. Еще при жизни Ногая Крым не был особо лоялен, но из-за авторитета бывшего темника приходилось признавать его власть, Чака не был таким авторитетным тем более. Побэтому Узбек просто подкупил крымского эмира, чтобы тот выступил против Чаки.

Это было тревожным звонком для дунайских правителей, так как Крым был богатым улусом и приносил большой доход. Чака собрал рать и отправился в карательный поход. Ему удалось разбить войско эмира, но тот хитростью заманил в свой дворец хана, где его обезглавили.

Убийство Чаки повергло Дунайское ханство в шок. Крымский улус, ранее не очень лояльный, окончательно перешел на сторону Узбека и признал его власть. Остальные левобережные эмиры старались не ввязываться в ханскую распрю и до последнего оставались нейтральными, выжидая результата. А сам Узбек готовил большой поход на Дунайское ханство.

Но, с другой стороны, под угрозой Золотой Орды, в Исакче состоялась консолидация власти вокруг Турая. Его же поддерживала Южная Русь, к которой он относился лояльно. Южнорусские княжества любым способом пытались поддерживать дунайского хана, хотя старались минимизировать военную участь, но вассальный договор вынуждал. В любом случае для этих небольших государств платить дань Исакче было намного легче. Хотя Ногая и его потомков они не сильно любили.

В 1314 году Узбек собрал большие силы — около 30 тысяч всадников и 5 тысяч русских воинов, не считая сил Крымского улуса, который не смотря на свою поддержку затягивал из предоставленем войск, и вскоре отправился в поход на Дунай. Турай же имел в своем распоряжении силы немного скромнее 20-23 тысячи всадников, 6-7 тысяч южнорусской пехоты с поддержкой тяжелой кавалерии. По началу хан рассчитывал на намного большее войско, но часть эмиров уклонилась от предоставления свои войска и заняла выжидательную позицию.

Битва состоялась в первой половине марта 1315 года. Войска Узбека были заняты переправой через еще замерзший Днестр, недалеко от лимана. В это время Турай во главе своего войска атаковал неготовых к битве ордынцев, которым пришлось в спешке отходить в степь и провести перегруппировку. Узбеку удалось организвать контратаку и оттеснить фланг дунайцев и начать захватывать инициативу. Турай снова отошел на южный берег Днестра и перегруппировал войска, выжидая переправы Узбека. Сарайский хан решил победить хитростью — переправился на севере, но обошел Турая и атаковал с юга, пытаясь взять неожиданностью и количественным преимуществом.

Но армия Турая лучше ориентировалась на месности и смогла снова оттеснить ордынцев к Днестру. Генеральное сражение началось на третий день битвы — Узбек снова завладел преимуществом и начал теснить поредевшие войска противника. Именно в этот момент в тыл орды ударила южнорусская кавалерия и пехота, которая повергла противника в шок. В панике им не удалось выдержать контратаку Турая и они были разгромлены. Часть в спешке начала бежать по тонкому льду и утонула, часть сдалась, а остальные были деморализованны и бежали вместе с Узбеком в Сарай. Русинам пришлось в спешке перебираться по тонкому льду южнее от места битвы. Они опоздали к первым битвам, но своевременно оказались во время генерального сражения, не сразу даже поняв, что находятся в тылу противника.

Результатом этой бытвы стало окончательное утверждение Дунайского ханства, хотя и в немного урезаном варианте, чем было при Ногае и Чаке. Под властью хана оставался правый берег Днепра, а также эмирства между речкой Псел, Самарой и Северным Донцом.

Тем не менее, Узбек не спешил признавать свое поражение в этой войне. Но из-за длительных войн Золотая Орда слишком ослабла и экономика больше не могла выдерживать таких походов. Ханству нужна была передышка и реформы. Вместе с этим на юге появился старый новый вызов — Хулагуиды, что на ближайшие 10-12 лет отменяло войны между этими государствами.

вернуться к меню ↑

Глава IV. Путь реформ.

Хан Турай

Хан Турай

После завершения войны с Золотой Ордой, перед Тураем постал вопрос о реформах в его молодом царстве. Одним из первых решений, которое назрело еще во время войны, было принятие христианства, как государственной религии. Это решение, во многом, было логичным — все соседи были христианами, большинство, кроме венгров и генуезцев с ордынцами, были православными. Предложения были как от Рима, так и от Константинополя.

Наиболее заинтересованным в появлении нового православного государства был именно Константинополь. Андроник II желал иметь сильного союзника против Болгарии и усиляющимся турецким бейликом Османа. Император еще в 1314 году отправлял посольство для подтверждения союзнических отношений государств, как было с Ногаем. Но, в связи с войной, хан не имел возможности заняться этими делами.

В 1316 году к Тураю прибыло новое посольство от Андроника с предложением союза и предложением принять православие от константинопольского патриарха. Император знал, что дунайский правитель желал сменить религию на христианство и решил действовать решительно — предложил возобновить Галицкую метрополию, которую 8 лет назад снова объединили с Киевской и прикрепил это предложение богатыми дарами и признанием Турая как равного себе правителя. Он согласился и крестился от руки новоназначенного митрополита Галицкого летом того же года по именем Владимира. Вместе с ним крестилась его семья и приближенная верхушка.

Для Турая, которому на то вермя было уже около 40 лет, этот ход был отличным способом подняться в статусе перед другими государствами, получить больше лояльности от русских вассалов и, самое главное, наполнить опустошенную войной казну. Деньги были очень нужны для укрепления вертикали власти новоиспеченного царя и последующих реформ.

В первую очередь Турай удалил от власти несогласных с его политикой нойонов и заменил на более лояльных управителей. Это было сделано под предлогом «борьбы с язычеством», хотя на самом деле лояльных нойонов, коммандиров или же обычное население никто силой в христианство переходить не заставлял, только агитируя среди них и строя в городах церкви. Хотя для большо?й части населения Дунайского царства православие не было чем-то новым. Постоянно контактируя с населением соседних княжеств, между кочевниками и русинами происходил «культурный обмен» — в первую очередь заключались браки, что за собой влекло принятие татарами христианства. Поэтому особого конфликта на религиозной почве в государстве не возникало.

В дополнение деньгам, как упоминалось выше, принятие христианства поднимало Турая в глазах южнорусских вассалов. Княжества платили дань не только в денежном выражении, но и натуральном — провиант для войск играл не малую роль в войне с Узбеком. Но затяжная война была слишком тяжелой для русин, так как значительную часть урожая нужно было отдавать и еще несколько лет такого развития событий и вассалы могли бы восстать против дунайского царя. Но со сменой религии удалось и поменять восприятие сюзерена, с поддержки церкви, которая была заинтересована в новом православном государстве не меньше. Теперь гипотетическая война с Золотой Ордой, с подачи церкви, ставала для русин не татарской распрей, а борьбой с мусульманскими царями.

Но религионзная реформа была не единственным изменением в укладе государства. Отдельным пунктом нужно обозначить экономику. В первую очередь это касается сбора дани. До 1310 года этим занимались татарские баскаки, которые ходили на княжества с войском и взымали налоги, но во время обострения ситуации с Крымским юртом и приближения войны с Узбеком, ситуация изменилась — Чака назначил отвественными за сбор подати с Руси молодых галицко-волынских правителей — Андрея и Льва II Юрьевичей. А после его смерти Турай решил не менять таких порядков в связи с борьбой с Узбеком. Подобное решение еще больше разделяло княжества между собой и никому через чур усилиться не давало, так как если налогов было мало, то Галич выплачивал недостаток со своего «кармана». За несколько лет система вошла в обычай и больше не менялась.

Но самым большим источником доходов была торговля. Владение дельтой Дуная, Днестра и Днепра и безопасными сухопутными путями между ними несло за собой очень большие поступления в ханскую казну. Самыми активными торговцами в регионе были генуэзцы, а вместе с этим и плательщиками торговых пошлин. Кроме Кафы, в Крыму, они имели в своем распоряжении Белгород на Днестре, который им передал еще Ногай и был ими назван на итальянский лад — Монкастро. В свою очередь определенный доход от пошлин на торговлю приходил и в казну галицких князей, так как они контролировали значительную часть Днестра и это был самый быстрый торговый путь в Польшу, а от туда уже Силезию, Чехию и Германию.

Но самое главное место в экономике занимали пошлины от торговли и транзита по Дунаю. С установлением порядка в дельте Дуная, здесь открывался безопасный и быстрый судоходный путь с Черного моря на Балканы, Венгрию, Австрию и остальную Германию, а также Францию. Это был путь в само серце Европы, поэтому за доступ к нему были готовы платить все, что повлекло за собой вектор развития Дунайского царства на полвека.

вернуться к меню ↑

Глава V. Восточноевропейские дела.

Спокойствие на внешних границах Дунайского царства и вассалов сохранялось всего несколько лет. Это время ушло на установление новых порядков внутри. Но на севере появился новый вызов — Литва. После смерти Витня к власти пришел Гедимин. В этот период началась новая эпоха в истории этого княжества. Новый правитель был опытным и закаленным боями с пруссами и Тевтонским орденом. Гедимин хотел расширить владения за счет русских соседей и ему это успешно постепенно удавалось.

Одним из объектов экспансии литовцев была берестейская земля. Исторически Брестское княжество было под влиянием Галицко-Волынских князей, которые либо сами правили этой землей, либо садили туда своих сыновей или угодных князей. Но в 1316 году Гедимин без проблем взял Дорогичин, а в 1319 году неожиданно взял Берестье. Если, в первом случае Галицко-Волынское княжество не успевало собрать достаточно войск, из-за недавних войн с татарами и нового похода на помощь краковскому и сандомирскому князьям, то уже к 1319 году провели поход на Берестейскую землю.

В том же году состоялась первая битва между Гедимином и львовскими королями. Литовцы не были готовы к большому войску противника, который имел поддержку татар, и из-за этого были разбиты. Гедимин отступил к Дорогичину, а русины вернули под свой контроль Берестье и решили с наскока взять еще и Дорогичин. Тем не менее, Гедимину удалось отбить осаду и закрепить город за собой. Берестье же осталось во владении Андрея и Льва. Уже в 1320 году Гедимин получил Пинск, а за тем и Витебск, но сразу же продвигаться на юг пока не рисковал из-за фактора в виде Дунайского царства. В ближашие несколько лет под власть литовцев попали Минск, Слуцк и несколько городов еще. Стало понятно, что на Руси появляется новая сила, независимая от татар и претендующая на лидерство в Руси.

Если продолжать тему Руси, то нужно понимать, что на то время не было ни одного достаточно сильного княжества, способного вести полностью независимую и активную внешнюю политику. Некоторое время таким государством был Новгород, но в 14 веке он постепенно подходил к своему упадку и в первые десятилетия за влияние на него начали соревноваться Тверь и Москва.

Выделить отдельно можно и Москву, которая начала возвышаться в годы победы Ногая. Во время войны против Сарая Ногай поддержал коалицию Москвы и Твери в лицах Даниила и Михаила, которые хотели избавиться от Андрея Городецкого. В 1302 году им, при поддержке Ногая, удалось изгнать Андрея, который убежал в Сарай, где в последствии и умер, и избавить его великого княжения. Они признали себя вассалами Ногая и были готовы выплачивать дань, что Ногаю и нужно было. Он назначил на великое княжение Даниила, но Михаила это не устроило и он снова начал искать поддержки в Сарае. Тем не менее, в 1303 году Даниил умер и это был шанс Михаила Тверского получить ярлык на великое княжение от Ногая. Но последний не желал усиления новых вассалов и передал ярлык менее опытному сыну Даниила — Юрию, не смотря на то что Даниил завещал княженитое именно Михаилу. Это снова заставило Михаила искать контакт с Узбеком.

Зимой 1305 года Ногай умер и это создало некоторый «вакуум» власти, чем решил воспользоваться как Михаил так и Узбек, который отправил рать в поддержку тверского князя на Москву. Узнав о приближении большого войска, Юрия вынудили отказаться от великого княжения в пользу Михаила, который признал себя вассалом Золотой Орды, а вместе с ним Владимирское княжение вернулось под юрисдикцию Сарая. Тем не менее, Юрий не оставлял идею получения ярлыка и в 1317 году, после женитьбы на сестре Узбека, ему удалось этого добиться. В остальном же, русские княжества остались «поделены» между Литвой, Дунайским царством и Золотой Ордой и этот баланс сохранялся вплоть до средины 14 века.

Стоит обозначить и положение Киевского княжества, которое с 1271 года перешло в зависимость от Галича. Именно в 1271 году титул Великого киевского князя получил Лев Данилович и правил Киевом с Галича до своей смерти в 1301 году. Во время войны Ногая и Токты в Киеве несколько раз менялись князья, которые были лояльны то к Сараю, то к Исакче. В 1304 году киевляне изгнали ордынского ставленика и снова позвали на княжение галицкого князя, которым на то время был уже Юрий Львович. Ногай не был особо против и выдал ярлык на Киев Юрию, поддержав тем самым уже сложившуюся традицию правления галицкого князя в Киеве. В последствии княжество так и осталось за домом Романовичей.

Не менее интересные события развивались и на юге от Исакчи. После смерти Георгия Тертера в Болгарии начался кризис центральной власти, в результате чего, в 1322 году, от Тырново отделился Добруджанский деспотат (княжество) во главе с князем Баликом. Турай решил воспользоваться удобным моментом — он отправился в поход на новообразованое княжество и легко разбил Балика, принудив его к вассалитету и выплате дани, но гарантировав защиту от Тырново и набегов валахов. Дунайский царь планировал покорение Болгарии и появление болгарского вассала во многом упрощало это задание, но события в Византии немного изменяли планы.

З 1316 года эмирство Османа начало блокаду Пруссы, которую турки называли Бурсой. Они постепенни занимало земли в Малой Азии, которые принадлежали Византии. Но в то время особой угрозы турки не представляли, так как по мнению греков не умели штурмом брать крепости. В 1321 году им удалось занять соседний порт — Муданью, через который в город поступал провиант. Андроник II позвал на помощь Турая, но из-за гражданской войны не хотел вмешиваться в дела Империи и отказался.

Только в 1325 году Турай, закончив заниматься внутренними делами, решил ответить на очередную просьбу, подкрепленную денежно, положительно. Десятилетие относительного спокойствия подошло к концу. Дунайский царь собрал 30-тысячное войско и отправился в поход в Малую Азию. Несмотря на то, что татары Турая в большинстве уже были православными, греки помнили разорительные походы их предшественников и старались как можно быстрее переправить. Когда дунайцы оказались у границ бейлика Османа, турки не были готовы к подобному развитию событий – татары практически полностью уничтожили наспех собраное и меньшее турецкое войско, заняли Муданью и сильно разорили бейлик, отбросив границу к Ангелокому (Инегель) и Белокому (Биледжик). Этот поход стал сильным ударом по позициях и уверенности Османа и стал началом периода византийского контрнаступления на турецкие эмирства.

Источник – http://fai.org.ru/forum/topic/43837-pobedonosnyiy-nogay/

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Alex999NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

Alex999

вообще неожиданно! класс!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить