19
8
Плоты в океане

Плоты в океане

Интересная винтажная статья, которая, думаю, заинтересует коллег.

Содержание:

Для чего я построил плот и плыву все дальше? Это не прихоть и не простое приключение. Пусть мое путешествие будет испытанием духа, которое поможет тем, кто терпит крушение в открытом море.
Уильям Уиллис

Что из средств передвижения на воде может быть проще плота? Одно бревно – это только бревно, а уже два чем-либо скрепленных бревна – это плот!

Историки свидетельствуют, что наши предки двадцать пять тысячелетий назад ходили на плотах, однако во многих странах такие же плоты и по сей день служат людям. (Вспомните хотя бы плотогонов Закарпатья!).

Плоты могут двигаться по течению или на буксире, с помощью шестов или весел, даже с подвесными моторами! Однако выход на плоту в открытое море немыслим без паруса на надежной мачте. Так счиал Одиссей, так считает и наш знаменитый современник Тур Хейердал, только что вышедший в очередное океанское плавание – на этот раз в Индийский океан – на тростниковой лодке «Тигрис». (Строго говоря, трудно провести разницу между плотом и связанной из стеблей «круглой» лодкой, но мы все-таки будем считать и обе «Ра» и «Тигрис» именно лодками, как и надувнушку «Еретик» Алена Бомбара!)

Плот «мореплавателя» каменного века

Гомер весьма подробно рассказал о сооружении из бревен (примерно 10×6 м), на котором его герой 17 дней носился по Средиземному морю и «наплавал» около 400 миль. Текст «Одиссеи» и фантазия современных ученых позволяют воссоздать вид парусного плота Одиссея.

Плот Одиссея мог выглядеть приблизительно так

Хейердал – инициатор океанских плаваний на плотах в XX веке – изучил все известные источники, содержащие туманные и зачастую противоречивые сведения о плотах древних народов Южной Америки и Океании, прежде чем связать из девяти бальсовых бревен свой «Кон-Тики» (13,5×6 метров) и поднять на нем парус с изображением короля-солнца древних. Удачное путешествие отважного норвежца и пяти его единомышленников, совершенное в апреле – августе 1947 года, получило широкое освещение. О нем повествуют книги, хорошо известные советскому читателю, и фильм; сам «Кон-Тики» после 5000-мильного 101-дневного плавания через океан помещен в музей, созданный в Осло.

Однако «Кон-Тики» не остался единственным плотом нашего времени на океанских просторах. Впрочем, если придерживаться хронологического порядка, начать все-таки следует с событий 110-летней давности.

«НОНПАРЕЛЬ»

Колеса автомобиля еще не знали пневматических камер, когда американский моряк Джон Микс с двумя земляками задумал пересечь океан на резиновом плоту. Он решил доказать этим, что легкий и компактный в сложенном виде надувной плот способен служить надежным средством спасения людей на море.

Плот «Нонпарель» («Несравненная») состоял из трех резиновых «сигар» длиной около 7,7 метров и диаметром по 0,75 метра с деревянным настилом – площадкой 6×3 метров. На плоту установили бушприт и две мачты, на которых можно было нести рейковые паруса общей площадью около 30 кв. метров (что-то вроде люгерного вооружения малых промысловых судов Западной Англии).

«Нонпарель» вышла из Нью-Йорка 4 июня 1867 года и через 51 день изнурительного пути 25 июля благополучно прибыла в Саутгемптон. Резиновые «сигары» сохранились в сносном состоянии. Печально, что ни в США, ни в Старом Свете факт этот не получил желаемого резонанса. Понадобилось еще полстолетия, а затем подвиг Бомбара (1952 год; за 65 дней на 4,5-метровой лодке он прошел 3000 миль), прежде чем мир действительно поверил в надувные спасательные суда!

вернуться к меню ↑

«СЕМЬ СЕСТРИЧЕК», «ВОЗРАСТ НЕ ПОМЕХА»

Благородную цель содействовать выработке приемлемых инструкций для потерпевших кораблекрушение преследовал своими одиночными океанскими рейсами старый моряк Уильям Уиллис. Он с детства сроднился с морем, ходил на парусниках и пароходах, прошел испытания штормами и ураганами и погиб в возрасте 75 лет в открытом море на 3,5-метровой яхточке…

Уже на склоне лет Уильям Уиллис, восхищенный плаванием «Кон-Тики», принял твердое решение соорудить такой же плот для такого же плавания, но в одиночку.

«Семь сестричек» (10×6 метров) он собрал из семи – отсюда и название – огромных стволов бальсы примерно по 0,75 метра диаметром. Стволы, связанные 40-миллиметровым манильским тросом, были для надежности соединены и тремя мангровыми поперечинами, а поверх них рядом бальсовых же стволов поменьше – полуметрового диаметра. Конструкцию прочно перевязывал 20-миллиметровый трос из манилы. Плот имел палубу из расщепленных вдоль стволов бамбука. Своеобразный фальшборт образовывали четыре бальсовых ствола.

«Семь сестричек» — первый плот Уильяма Уиллиса

Уильям Уиллис вооружил свое детище двумя мачтами. Первая несла прямой парус, вторая – небольшую косую бизань. Вместе со стакселем, вынесенным на 4-метровый бушприт, парусность «Семи сестричек» равнялась 30 кв. метров. В каюте плота хранились запасы и снаряжение.

В пути от Кальяо до Паго-Паго (6700 миль), занявшем 115 дней – с 22 июня по 14 октября 1954 года, У. Уиллис пережил множество невзгод. Чуть ли не в самом начале плавания лишился запаса пресной воды, хранившейся в жестяных емкостях, которые проржавели. Его считали погибшим, когда «Семь сестричек» почти у самой цели путешествия случайно обнаружило патрульное судно. Об одиссее капитана Уиллиса можно прочитать в книжке «На плоту через океан», выпущенной у нас в 1959 году Детгизом.

Через девять лет уже 70-летним он покинул тог же Кальяо на новом плоту (10,2×6 метров) с названием, отражающим его уверенность в удаче плавания – «Возраст не помеха». Это было 6-тонное сооружение тримаранного типа. Три 6-метровых стальных плоскодонных понтона (заполненных пенополиуретаном) соединили стальными трубами, на которые настлали палубу из орегонской сосны. Площадь парусов, поднимаемых на двух решетчатых мачтах, составляла 50 кв. метров. Старый капитан решил добраться до Австралии, используя постоянные океанские течения.

Второй рейс Уиллиса был не менее драматичен, чем первый, но об этом читателям стоит узнать «из первых рук», раздобыв его книжку «Возраст не помеха», изданную «Гидромегеоиздатом» в 1969 году.

Прибытие 11 ноября 1963 года на Апиа (Самоа) как бы разделило плавание на две части: 7500 миль до этого острова Уиллис преодолел за 130 дней. Еще 75 дней понадобилось ему, чтобы пройти остающиеся 3000 миль пути и 9 сентября 1964 года с победой финишировать в Талли.

вернуться к меню ↑

«ЛЕГАР-11»

Плот этот унаследовал название своего предшественника и предназначался для той же цели. Четверка канадцев во главе с 29-летним Генри Беадо в мае 1956 году решила повторить на нем свою же попытку пересечь океан.

Первый «Легар» на 67-й день плавания выбросило штормом на канадский берег буквально в нескольких милях от места старта и разбило. Друзья оказались в долгах и вынуждены были до минимума сократить расходы на организацию повторной экспедиции.

Новый плот они собрали из восьми мощных бревен длиной по 10 метров. Плот шириной 5,5 метров хорошо держался на пологой океанской волне. На единственной мачте подняли прямой парус площадью 10 кв. метров. Плетеная надстройка в центре палубы служила одновременно камбузом, штурманской рубкой, хранилищем запасов и кубриком.

Непогода преследовала мореплавателей почти на всем пути, начатом 24 мая 1956 года в Галифаксе. Один из членов экипажа не вынес и перешел на борт встречного судна. Трое других не сдались и на 87-й день завершили в Фалмуте переход протяженностью в 3000 миль.

вернуться к меню ↑

ТРИ «ТАИТИ-НУИ»

Эрик де Бишоп, подобно Уиллису, имел необычайно богатую событиями биографию, пережил множество самых невероятных приключений и к 65 годам отнюдь не собирался на покой. Именно в этом возрасте он в 1956 г, принялся строить бамбуковый плот на Таити, чтобы пройти на нем путь, противоположный по направлению пути «Кон-Тики». Все доводы сведущих людей, пытавшихся отговорить Бишопа от затеи, отвергались.

Первый «Тапти-Нуп» имел длину 13,5 метров при ширине 4,8 метра и строился в полинезийском стиле. Па палубе его установили рубку площадью 3×5 метров. Две мачты из эвкалиптовых стволов позволяли одновременно нести 50 кв. метров парусов. Вместе с Бишопом в плавание отправились еще четыре человека, владевших различными полезными в море специальностями. Плот полгода носился по океану – пробыл на плаву 199 дней, прошел 4000 миль. В 800 милях от побережья Чили «Таити-Нуи» начал тонуть, команду сняло спасательное судно. Об этом плавании великолепно рассказал сам Э. Бишоп в книжке «Таити-Нуи», переведенной и изданной «Гидрометеоиздатом» в 1966 году.

«Таити-Нуи» — первый плот Эрика Бишопа

Бишопа не сломила неудача. Он с присущей ему энергией принимается добывать средства для строительства «Таити-Нуп-II», чтобы совершить обратный переход из Южной Америки на Таити. Новый плот строится уже не из 800 бамбуковых стволов – их взять было негде, а из 50 кипарисовых бревен 12-метровой длины и диаметром около 0,5 метра, уложенных в три слоя и соединенных деревянными нагелями. Вдоль корпуса в носовой и кормовой части для уменьшения дрейфа были установлены (как, впрочем, и на других парусных плотах!) своеобразные деревянные кили – шверты. «Таити-Нуи-II» нес косые паруса на двух мачтах.

Плот, собранный в океане из плота «Таити-Нуи-II»

После испытательного рейса плот 15 февраля 1958 года вышел из Конститусьона и взял курс на Таити. Эпопея «Таити-Нуи-II» отличалась тем, что в конце концов экипаж вынужден был в океане заняться разборкой тонущего плота и из его наиболее подходящих частей сооружать на базе металлических бочек новый плот «Таити-Нуи-III», чтобы на нем добраться до берега. Импровизированный плот, пробыв в океане еще полмесяца, дошел до полинезийского острова Рокаханга, завершив 141-дневный путь экипажа в 6000 миль. Но в момент преодоления полосы прибоя плот перевернулся и Бишоп, получив смертельную рану, погиб. Со слов участника трагического плавания Алэна Брэна о нем подробно рассказал Бенгт Даниэльссон в книжке, изданной в 1962 году изд-вом «Московский рабочий» под названием «Большой риск».

вернуться к меню ↑

«КАНТУТА», «КАНТУТА-II»

Эдвард Ингрис дважды предпринимал путешествия на плотах. Его первый плот «Кантута» (1955 год) с интернациональным экипажем, в который входила и женщина – индианка с озера Титикака, за 90 дней трудного рейса из Перу в Полинезию окончательно вышел из строя; обессиленных людей, взывавших о помощи, снял американский военный корабль.

Спустя четыре года Эдвард Ингрис строит бальсовый плот «Кантута-II» (10,6 метров), который по конструкции очень напоминал «Кон-Тики». На сей раз трехмесячное плавание (апрель – июль 1959 года) удалось.

Миновав 5000 миль, плот вышедший из Кальяо, достиг архипелага Туамоту. Успех предприятия во многом объяснялся правильным выбором сезона для перехода и разумным определением трассы, а также очень удачным подбором экипажа.

вернуться к меню ↑

«ПОТ-О-НУАР», «1000 ВЕХ»

Француз Рене Лекомб тоже принадлежал к числу несгибаемых людей. Тяжелые увечья во время войны обрекали Рене на скучное прозябание, но такая жизнь его не устраивала. После путешествия в джунгли Африки Лекомб задался целью пересечь в одиночку Атлантику. Моря он не знал, даже не умел плавать, однако это не пугало его.

Средств на приобретение яхты Рене не имел. Экономя ка всем, нанимаясь на любую работу, он сколотил мизерную сумму, необходимую для строительства «судна» – неуклюжего 13-тонного плота из семи сосновых стволов. В первом же 12-дневном пробном плавании Лекомб терпит и первую неудачу: бревна намокали катастрофически быстро…

Не успели, однако, волны и ветер разрушить то, что осталось от выброшенного на берег первого плота, как рядом появился новый «Пот-о-Нуар-II». Это было уже стальное сооружение из двух сварных «сигар», напоминавшее по форме обычную подковообразную надувную лодку.

4 августа 1958 года Лекомб поднял паруса и, выйдя из Аркашона, взял курс на Антильские о-ва, однако сразу же попал в «мертвую зону» штилей. Три недели безветрия вконец измотали его. Затем начался такой шторм, что неопрокидываемый, по расчетам мореплавателя, плот был перевернут волнами, а ему пришлось трое суток провести на днище плота, прежде чем его спасли испанские рыбаки.

Едва выйдя из госпиталя, упорный француз принимается за ремонт плота и 8 мая 1959 года снова выходит в океан из того же Аркашона. На этот раз смельчак без особых приключений пересечет Атлантику, но едва не погибнет на последней миле – при проходе полосы рифов у Барбадоса.

Следующие три года уходят на постройку нового стального плота, представляющего собой модернизированный вариант предыдущего (который, не будем забывать все-таки океан пересек!). «Пот-о-Нуар-Ш», во время спуска на воду переименованный в «1000 вех», имел полную длину 8,4 метров при ширине 2,8 метра. Скуловые кили-плавники были приварены к сигарам, свернутым из 5-миллиметрового листа. Мачта представляла собой мощную стальную трубу. Плот, вооруженный шлюпом (37 кв. метров), был надежно забалластирован; на всякий случай на его корму навесили два 40-сильных «Эвинруда».

31 марта 1963 года Лекомб вышел с о-ва Гваделупа, намереваясь пересечь океан теперь уже в обратном направлении – с запада на восток. Всем друзьям FeHe сообщил, чтобы они встречали его в Аркашоне, откуда он собирался продолжить кругосветное плавание, но ему так и не суждено было увидеть берег родины. В июне 1963 году рыбаки острова Флориш ([Азорский архипелаг) нашли на скалах разбитый плот и тело его капитана.

вернуться к меню ↑

«ТАНГАРОА»

Еще одним баль-совым плотом, напоминающим по конструкции все тот же «Кон-Тики», был «Таигароа» (13×5 метров). Перуанцы К. Караведо и X. Толедо и чех Д. Матеуш 26 июля 1965 года вышли на нем из Кальяо на Таити. На свое путешествие они смотрели как на забавное приключение и не были к нему серьезно подготовлены, тем не менее за 121 сутки их плот благополучно преодолел 5000 миль и достиг цели. Таитяне устроили путешественникам восторженный прием.

вернуться к меню ↑

«ЛА БАЛЬСА»

Самым дальним (почти 10000 миль) плаванием на плоту стало плавание на «Ла Бальса», построенном в Эквадоре интернациональным экипажем из четырех человек. Из Гуайякиля плот вышел 29 мая 1970 года и через 160 дней достиг побережья Австралии близ Брисбена.

«Ла Бальса» своим видом напоминал плоты древних инков, на которых те еще задолго до Колумба поднимались вдоль западного побережья Америки до Мексики и, возможно добирались до Полинезии. На изготовление плота пошло 12 мощных стволов бальсы и более 6 км троса. Корпус весил около 7 тонн при размерениях 11×4,5 метров. На двух мачтах плот нес прямой грот и косую бизань.

Это плавание экипажа, возглавляемого испанцем Витал ем Альзаром, назвали «рекордом рекордов», но безостановочным оно все же не получилось: плот сутки стоял на Самоа.

Альзар позднее предпринял еще одно подобное путешествие. На этот раз он руководил эскадрой из трех однотипных плотов(13×5 метров) с экипажами из четырех человек на каждом. Выйдя из Гуайякиля и пробыв в пути 177 суток, два плота 20 ноября 1973 года благополучно достигли Австралии (у Баллино), а вот самому Альзару не повезло: его плот, разрушенный штормом, гак и не смог финишировать: в самом конце 8600-милького пути людей сняло с плота спасательное судно.

вернуться к меню ↑

«АКАЛИ»

Участник обеих экспедиций на «Ра» 50-летний мексиканец профессор-антрополог Сантьяго Хеновес с необычайно пестрой командой из 10 человек (пять мужчин п пять женщин) предпринял путешествие, которое вдохновило многих карикатуристов и вызвало множество споров на тему – серьезная это экспедиция или увеселительная прогулка. Кап бы там ни было, по окончании 101-дневного плавания Хеновес (автор 200 научных работ) выпустил объемистую книгу, по имени плота названную «Акали», которая вызвала живейший интерес ученых антропологов, социологов, психологов, медиков, сексологов, экологов и т.п..

«Акали» – пока что единственный действительно надежный плот, построенный из самых современных материалов, включая стеклопластик, причем проект его был разработан одним из лучших яхтенных конструкторов англичанином Колином Мьюди. Это своеобразный тримаран; благодаря трем килеватым корпусам удалось отказаться от выдвижных килей – непременной детали всех парусных плотов. «Акали» имел наибольшую длину 12 метров при полной ширине 7 метров; вес балласта доходил до 24 тонн. Высокую надстройку увенчивал своеобразный мостик-«ванна»; кубрик-спальня имела размеры в плане 4,0×3,9 метров при высоте в помещении всего 1,4 метров. На 7-метровой мачте поднимался прямой парус площадью около 22 кв. метров; имелась и невысокая бизань-мачта, но она служила лишь для вспомогательных целей (лалразер, для подъема вентиляционного рукава с раструбом).

Тримаран «Акали»

Любопытно, что капитаном был отнюдь не сам многоопытный Сантьяго или кто-либо из мужчин, а 30-летняя Ингрпд. С точки зрения чисто морской 101-дневное 4500-мильное плавание с Канарских островов (старт 52 мая 1973 года) до Юкатана прошло на редкость благополучно.

вернуться к меню ↑

«НОРД»

Всего 10 дней находился в море плот «Норд» с польским экипажем, который вел Анджей Урбанчик.

Плот, собранный из сосновых бревен (10×4,5 метров), нес паруса, с которыми можно было уже не только плыть с попутными ветрами и по течению, но и лавировать. Необходимость лавировки объяснялась сложностью навигации на Балтике, где ветра и течения переменчивы, а к тому же весьма интенсивно судоходство.

Своим коротким – всего 250-мильным переходом в суровых балтийских водах, а длился он с 28.08. по 9 сентября 1957 года, поляки успешно доказали возможность крейсирования на плоту, который действительно управлялся под парусами. Выйдя из Лабы, «Норд» благополучно добрался до шведского порта Лилла Карлсо. Ни один из известных нам плотов еще не поднимался в столь высокие шпроты!

Как бы ие отличались один от другого плоты, на которых в разное время и с разными целями смельчаки выходили в океан, по каким бы причинам некоторые из них не терпели аварии, – след в новейшей истории мореплавания они оставили.

 Плот «Норд»

На простейших судах человек прошел путями предков-мореходов, подтвердив ряд гипотез о миграции народов Земли в давние эпохи.

Плавания на плотах показали, на что способен Человек с несломленной волей, внесли известный вклад в науку об океане и в науку о Человеке, помогли и помогают совершенствовать спасательные средства ц методы сохранения человеческой жизни на море.

По материалам статьи А. Урбаичика в журнале «Die Jacht» (№1, 1975 г.), его же книги «Безумные путешествия» (1975 г., изд-во «Спорт и туристика». Варшава, на польск. яз.), книги С, Xеновеса «Акали» (1975 г., изд-во «Планета», Барселона; на исп. яз.) и публикаций в сборнике.

Рисунки Уве Яркова («Die Jacht»)

источник: Г. М. Новак «Плоты в океане» Сб. «Катера и Яхты», вып.1 (71), январь-февраль 1978 г.

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
Slashchovblacktiger63byakinCetronvasia23 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
vasia23

Уважаемый коллега. А что такое винтажная статья?

Cetron
Cetron

Это же как надо » достать» человека, чтоб он сбежал в океан на плоту в одиночку?

blacktiger63

Да полно таких людей, с тех пор, как Джошуа Слокам подал идею, тысячи мужиков уматывали в океан в одиночку. кто на плоту, кто на яхте.
Кстати, длина самой короткой трансатлантической яхты — 1,62 м, по сравнению с ней, плот не кажется уж таким безумством smile

Slashchov

Вспомнилось начало какого-то фильма про пиратов, где старый пират на дрейфующем в океане плоте хотел съесть молодого пирата, но тот залез на мачту. Смертоубийству помешало появление испанского галеона, который взял их на борт. Первым делом спасённых заинтересовал чан со жратвой. Этикет при этом не соблюдался, поэтому испанский офицер сравнил спасённых со свиньями…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить