«Плетёнка Тача», Часть VII

0
0

 

Продолжение интересного цикла статей из жж уважаемого Николая Колядко ака midnike.

В 10.03 4 июня 1942 г. стрелок-радист одного из «Девастейторов» 3-й торпедоносной эскадрильи «Йорктауна» старшина 3-й статьи Ллойд Чилдерс увидел справа по курсу что-то похожее на столб чёрного дыма. Это были остатки короткой дымзавесы, которую поставил тяжёлый крейсер «Тикума» 11-ю минутами ранее, дабы привлечь внимание кораблей Первого Мобильного соединения и его воздушного охранения к предыдущей атаке – самолётам 6-й торпедоносной эскадрильи «Энтерпрайза». Чилдерс начал жестами сигналить командиру эскадрильи, капитану 3-го ранга Лэнсу Мэсси, летевшему в нескольких метрах от него в соседнем самолёте. Тот взглянул в бинокль в указанном направлении и обнаружил в 20-25 милях [37-46 км] кильватерные следы вражеских кораблей.  

3-я торпедоносная легла на новый курс и начала сближение с противником, за ней последовали и два истребителя непосредственного прикрытия. Летевший 1500 метрами выше капитан 3-го ранга Джон Тач не видел вражеские корабли, но по манёврам торпедоносцев сделал правильный вывод и повернул за ними. Посмотрев вверх, он убедился, что в летевшей на 4500 м 3-й бомбардировочной также заметили изменение курса торпедоносцев и истребителей и тоже повернули на северо-запад. Пока всё шло идеально, особенно по сравнению с ударными группами «Хорнета» и «Энтерпрайза», значительная часть которых – две эскадрильи пикировщиков и две эскортные группы по 10 истребителей – вообще не приняли участия в атаке, их торпедоносные эскадрильи атаковали поодиночке и без прикрытия, а пикировщики «Энтерпрайза» смогли найти противника одновременно с ударной группой «Йорктауна», вылетевшей на целый час позже. В 10.02 командир авиагруппы «Энтерпрайза» доложил по радио об обнаружении «соединения противника в составе 4 АВ, 2 ЛК, 4 КРТ, 6 ЭМ в 35 милях [65 км] к северо-востоку», ответом ему был крик схватившего микрофон начальника штаба 16-го оперативного соединения капитана 1-го ранга Майлза Браунинга:

«МакКласки, атакуй! Атакуй немедленно!»

«Плетёнка Тача», Часть VII


Систершип «Тикумы», тяжёлый крейсер «Тонэ», который также принимал участие в сражении при Мидуэе. Эти «авианесущие крейсеры» были «глазами» соединения как с точки зрения воздушной разведки, так и для визуального обнаружения авиации противника.

Между тем практически в тот же момент, тоже в 10.02 наблюдатели шедшего на правом фланге японского соединения тяжёлого крейсера «Тикума» в свою очередь обнаружили «12 или более самолётов противника, 150° по правому борту, 2° над горизонтом, дистанция 35 км». По высоте полёта было ясно, что это опять торпедоносцы, уже третья эскадрилья за последние полчаса и опять с юго-востока. Спустя три минуты четыре 127-мм универсальных орудия правого борта крейсера сделали залп в сторону вражеских самолётов, чтобы максимально быстро привлечь внимание остальных кораблей к новой угрозе, одновременно с этим ту же цель самостоятельно заметили на крейсере «Тоне», а затем в эфир вышел командир одного из дивизионов истребительной эскадрильи авианосца «Сорю» капитан-лейтенант Иёдзо Фудзита, также сообщивший о «20 торпедоносцах и 4 истребителях», однако летящие над ними среди редких облаков 17 американских пикировщиков никем замечены не были, равно как и 32 «Донтлесса» с «Энтерпрайза», заходившие в атаку с юго запада.

На момент обнаружения очередной группы американских самолётов в воздухе над Первым Мобильным соединением находилось 39 истребителей «Мицубиси» A6M «Зеро», 3 из них, расстреляв боекомплект, уже шли на посадку, но им на смену поднимались ещё 6 машин с «Сорю» и «Хирю», так что ударную группу «Йорктауна» встречали уже 42 истребителя. Вместе с тем эти самолёты были серьёзно рассредоточены по огромной площади, а поскольку централизованное управление воздушным боевым охранением у японцев тогда отсутствовало, то и в бой они вступали либо по мере поступления команды со своего авианосца, либо, что чаще всего, по мере визуального обнаружения вражеских самолётов. Но хотя к месту боя они прибывали разрознеными группами, каждая из этих групп сильно превосходила 4 «Уайлдкэта» Джона Тача. Кроме того, на всех четырёх японских авианосцах срочно готовили к взлёту ещё по одному звену истребителей, однако из этих 12 машин в воздух до развязки суждено было подняться лишь одной: последний самолёт, взлетевший с палубы «Акаги», сделал это за считанные секунды до бомбового попадания в корабль – пилоты «Донтлессов» видели его взлёт в свои прицелы уже во время пикирования.

«Плетёнка Тача», Часть VII

Схема «рейдового» ордера японского авианосного соединения из двух дивизий авианосцев с эскортом в том виде, в котором его предложил его создатель, капитан 2-го ранга Минору Гэнда (слева). При Мидуэе ордер несколько отличался, но и эта схема даёт представление о том, какую площадь занимало «поле боя» над Первым Мобильним соединением.

«Всегда имей план действий. Всегда имей запасной план, потому как основной никогда не работает. Поскольку запасной план тоже никогда не работает – будь готов действовать по обстановке».

Эти три правила из фольклора американских морпехов являются лучшим эпиграфом к последующим событиям. Как уже упоминалось, основной план Джона Тача задействовать две пары двухсамолётных звеньев истребителей рассыпался, вопреки известному выражению Мольтке-старшего, ещё до столкновения с противником. А вскоре после того как возглавляемая командиром 3-й истребительной четвёрка «Уайлдкэтов» приблизилась к вражескому соединению, та же судьба постигла и его запасной план. Маленькая группа Тача летела строем дивизиона со вторым звеном позади и ниже командирского, и около 10.10 ведомый второго звена лейтенант Эдгар Бассет, имевший за плечами Коралловое море и боевой счёт из двух машин противника, был неожиданно сбит. Причём настолько неожиданно, что никто из оставшихся даже не видел вражеский самолёт, который это сделал. Что в общем-то неудивительно, поскольку сбитый истребитель был тем, что в американской авиации не очень прилично называют «ass end Charlie», то есть именно его обязанностью было следить за «ж**ой» всего дивизиона, с каковой задачей он не справился, не заметив вражеский самолёт, атаковавший его скорей всего снизу.

Командир второго звена старший лейтенант Брэйнард Макомбер проводил взглядом падающий горящий самолёт своего ведомого, не увидел парашюта и переключился на более насущные проблемы. Теперь уже он стал «крайним», целью атак нескольких «Зеро», пикировавших на американские истребители уже сверху-сзади. Одному из них удалось сесть на хвост «Уайлдкэту» Макомбера с тактическим номером F-6, и вскоре пилот собственной спиной почувствовал попадания 7,7-мм пуль «пристрелочной» очереди «Зеро» по бронеспинке своей машины. От добивающей очереди 20-мм пушек ему удалось увернуться (хотя, возможно, японец уже успел к тому времени расстрелять скромный боекомплект своего «главного калибра»). Так или иначе, самолёт продолжал лететь и слушаться рулей – пули и рикошеты не зацепили тяг управления, хотя успели изрешетить всё, что находилось позади спасшей пилота бронеспинки. А именно: спасательный плотик, резервный бензобак (к счастью, уже пустой и заполненный лишь углекислым газом), а также блоки радиостанции. Старший лейтенант Макомбер остался без связи, хотя в горячке боя этого не заметил. Переведя дух, пилот сообразил, что в отсутствии ведомого он уже не звено, а просто мишень, поэтому вспомнил предполётную инструкцию командира:

«Что бы ни случилось, держаться вместе! Никаких игр в „одинокого волка“!»,

дал газ и безо всяких тактических изысков попросту пристроился третьим к командирскому звену.

«Плетёнка Тача», Часть VII

Тем временем сыграли свою роль отсутствие радаров и плохая организация управлением боевым воздушным охранением японских авианосцев. Большинство истребителей Первого Мобильного, по меткой оценке американских исследователей Дж. Паршалла и Э. Талли, отвечали на внешние раздражители как фагоциты, клетки имунной системы, рефлекторно реагирующие на ближайшую к ним угрозу. Плюс на это наложился своеобразный опыт, полученный пилотами «Зеро» в небе Китая – вражеские истребители они воспринимали как более приоритетную (и более «почётную») цель, чем даже ударные самолёты противника, представлявшие в данном случае реальную угрозу кораблям, которые те пилоты защищали. Только этим можно объяснить тот факт, что на три оставшихся истребителя Джона Тача стянулась как минимум половина всех находившихся в воздухе «Зеро» – от 15 до 20 единиц – в то время как примерно такое же количество японских истребителей атаковало гораздо более многочисленную и опасную цель, 12 торпедоносцев «Йорктауна», прикрытых парой «Уайлдкэтов». При этом какое-то количество «Зеро» из «чисто спортивных соображений» всё ещё продолжало гоняться за «Девастейторами» 6-й торпедоносной «Энтерпрайза», хотя сбросившие свои торпеды самолёты уже не представляли никакой угрозы соединению.

Как нетрудно догадаться, командиру 3-й истребительной эскадрильи капитану 3-го ранга Джону Тачу легче от этого отнюдь не стало. Постоянно подтягивающиеся «Зеро», пользуясь преимуществом в скороподъёмности, набирали высоту и атаковали звено из трёх американских истребителей с интервалом в 20-30 секунд. Единственным способом оторваться от них было пикирование на полном газу, что в данном случае было невозможно из-за малой высоты, путь вверх был перекрыт, так что американцам пришлось уворачиваться не меняя эшелона. Первые манёвры уклонения были предельно простыми: дождавшись, когда пикирующий сзади-сверху японский истребитель выходил на дистанцию открытия огня, использовать возникшее из-за огромной разницы скоростей преимущество в манёвренности и делать максимально крутой вираж, вынуждая противника вести огонь не со стороны хвоста, а с фланга, то есть с упреждением. Поскольку в этот момент японский истребитель выходил из пикирования, он шёл с перегрузками, хуже управлялся и не мог точно навестись. Вдобавок к этому Макомбер, чья замыкающая машина продолжала быть главной мишенью, бросал свой «Уайлдкэт» вверх-вниз, ещё больше затрудняя прицеливание.

«Плетёнка Тача», Часть VII

Увернувшись таким образом от нескольких атак, Джон Тач уяснил для себя тактику пилотов «Зеро», с которыми, напоминаю, он столкнулся впервые в жизни. Базируясь на подавляющем преимуществе в скорости и скороподъёмности, те раз за разом пикировали сверху-сзади, стараясь «сесть на хвост» атакуемой машине, а в случае неудачи не пытались лезть в ближний бой или вести огонь с фланга, а просто выходили из атаки и почти вертикально набирали высоту для новой. Как показали облёты трофейного «Зеро» осенью 1942 г., разогнавшийся японский истребитель мог выполнить

«практически вертикальный набор высоты, который может продолжаться от полутора тысяч (1500) до двух тысяч (2000) футов [450-600 м] в зависимости от скорости в начале манёвра».

Кроме того, те же облёты показали, что

«на скорости выше трёхсот (300) миль в час по спидометру [483 км/ч] становится почти невозможным изменить направление виража»

– это было платой за большие элероны, обеспечивавшие потрясающую манёвренность «Зеро» в ближнем бою на малых скоростях. Всего этого командир 3-й истребительной тогда знать не мог, однако опытный пилот интуитивно использовал второй фактор в манёвре уклонения, в то время как применяемый японцами стандартный способ выхода с вертикальным набором высоты подсказал ему вариант контратаки.

Теперь после виража, уводящего звено с линии атаки, он добавлял газ, слегка отрывася от ведомых и делал крутой вираж в противоположную сторону. Японский истребитель, не попадавший по замыкающей машине, «проскакивал» эшелон звена Тача, оказывался ниже его и начинал набор высоты как раз напротив разворачивающегося к нему самолёта командира эскадрильи. Дистанция при этом обычно была слишком большой для прицельного огня, однако пролетавшие рядом трассы очередей вынуждали японских пилотов прервать набор высоты, что на несколько десятков драгоценных секунд выключало их из смертельной «карусели» атакующих машин. А затем Джону Тачу просто повезло – во время очередного подобного манёвра выходящий из атаки японец, видимо, слишком рано и резко потянул ручку на себя, машина потеряла скорость и начала выполнять «свечу» на идеальной для стрельбы дистанции. Очереди шести 12,7-мм «Браунингов» разнесли кокпит и капот двигавшегося вертикально вверх «Зеро». Потеряв тягу, он на мгновение завис в воздухе, после чего свалился в штопор, из которого уже не вышел. Капитан 3-го ранга Тач сбил свой первый «Зеро» и четвёртый вражеский самолёт в своей карьере, о чём педантичный офицер немедленно сделал отметку в лежащем на коленях планшете.

«Плетёнка Тача», Часть VII

1. Первый манёвр уклонения. 2. Манёвр уклонения с последующей контратакой во время выхода противника из пикирования.
(Реконструкция Дж. Ландстрома на базе воспоминаний Дж. Тача и Б. Макомбера)

Всё это время командир 3-й истребительной не мог понять, почему командир 2-го звена Макомбер приклеился к его звену. Несколько раз он отдавал ему команду «Уйди дальше в сторону. Увеличь дистанцию раза в два и потом мне навстречу». В ответ по понятным причинам было молчание. Как потом вспоминал Тач:

«Ситуация складывалась дурацкая. Я потратил почти год, разрабатывая единственный по моему мнению способ уцелеть при встрече с „Зеро“, а теперь мы, похоже, не можем его применить». 

И только после сбитого японца до капитана 3-го ранга дошло, что старший лейтенант Брэйнард Макомбер не только ни разу не отрабатывал этот манёвр, но и скорей всего даже не слышал о его существовании. Тач вспомнил, что поручил проинструктировать по этому вопросу прикомандированных пилотов 42-й истребительной своему заместителю, капитану 3-го ранга Дональду Лавлейсу, а тот вряд ли успел это сделать до своей гибели на палубе «Йорктауна» 30 июня 1942 г. Так что Макомбер всего лишь честно выполняет то, что сказал Тач на скомканном предполётном инструктаже – держит строй. И, судя по всему, у него какие-то проблемы со связью. Таким образом, единственным из имевшихся под рукой, кто кроме него самого имел представление о «траверзной оборонительной тактике», был его ведомый, зелёный лейтенант Роберт Дибб.

Джон Тач вызвал его по радио и, учитывая состояние пилота в первом в его жизни реальном бою, постарался максимально просто и доходчиво объяснить, что тому следует делать:

«Уйди в сторону, как будто ты командир второго звена, пошёл!»

Судя по всему, старшины, проводившие в лётной школе в Пенсаколе «курс молодого бойца», не даром ели свой хлеб и сумели на занятиях по строевой подготовке вколотить в курсанта Дибба главную военную премудрость всех времён и народов. Внезапно «повышенный в должности» молодой лейтенант браво ответил:

«Это Алый-два, принял, выполняю (wilco)»

и вывалился из строя вправо ещё до того, как задал себе вопрос, а зачем он, собственно, это делает. С точки зрения наблюдавшего сзади и не слышавшего радиопереговоров старшего лейтенанта Макомбера всё это выглядело как приступ паники, охвативший молодого пилота. Проводив изумлённым взглядом покинувший строй «Уайлдкэт» с тактическим номером F-20, Макомбер догнал истребитель командира и занял место его «дезертировавшего» ведомого.

«Плетёнка Тача», Часть VII

Первое боевое применение «Плетёнки Тача».
(Реконструкция Дж. Ландстрома на базе воспоминаний и рисунка Дж. Тача)

Но что гораздо важней, точно таким же приступом паники это выглядело и с точки зрения пилота очередного заходившего в атаку «Зеро»; японский истребитель без колебаний нацелился на лёгкую одиночную цель, которой можно было просто и безнаказанно «сесть на хвост». К тому времени лейтенант Роберт Дибб уже вспомнил, чему учил его командир во время их занятий на авиабазе Канэохе в Пёрл-Харборе и понял, что от него сейчас требуется. Увидев заходящего сзади японца он сделал крутой левый вираж и с воплем «Шкипер, у меня „Зеро“ на хвосте! Сними его!» рванул навстречу двум «Уайлдкэтам», уже отвернувшим в его сторону. Молодой пилот сделал всё правильно и вывел преследовавший его истребитель точно под огонь командира. Поднырнув под летящий навстречу «Уайлдкэт» своего ведомого, Джон Тач оказался на идеальном курсе для лобовой атаки, причём снизу; благодаря этому он мог вести огонь, а японскому пилоту, внезапно обнаружившему, что из охотника он сам превратился в дичь, пришлось бы либо отворачивать, либо опускать нос с риском столкновения. Он не успел ни того, ни другого – 12,7-мм пули (две трассирующих, две бронебойных, одна обычная и одна дефицитная зажигательная на каждые шесть патронов в ленте) вспороли «брюхо» его истребителя от капота до хвостового колеса.

Тач инстинктивно пригнул голову, пропуская над собой подбитый «Зеро», ему даже показалось, что он почувствовал жар от горящего самолёта «этого ублюдка, что покушался на моего бедного, маленького, неопытного ведомого!» Эффективность манёвра была наконец проверена на практике, а капитан 3-го ранга Джон Тач сделал ещё одну отметку в своём планшете, некстати подумав, что это тоже изрядная дурость – делать отметки, которые никто никогда не увидит. В том, что из этого вылета никто из них не вернётся – у него сомнений не было. Между тем «бедному, маленькому» лейтенанту Диббу совсем не понравилось быть приманкой. Как впоследствии вспоминал Тач:

«Подозреваю, он чувствовал себя там немножко одиноко»,

поэтому молодой пилот попытался пристроиться к командиру, однако был безжалостно отогнан в сторону, где опять стал целью атаки очередного «Зеро». В этом месте он окончательно «врубился в игру» – ему уже даже необязательно было видеть атакующий его японский истребитель, достаточно было смотреть влево или вправо и ловить момент, когда командир эскадрильи, гораздо лучше видящий ситуацию у него за спиной, начинает вираж, и в этот момент самому поворачивать ему навстречу.

«Плетёнка Тача», Часть VII

Не совсем точное, зато очень красивое и эффектное изображение первого применения «Плетёнки Тача». © Gareth Hector

Три истребителя ещё несколько раз «сплели» свои курсы, но пикирующие на «Уайлдкэт» Дибба японцы больше не пытались сбросить скорость и зайти ему в хвост; вместо этого они, как и в начале, пытались расстрелять его самолёт в пикировании, а после его уклонения навстречу товарищам по эскадрилье проскакивали ниже и начинали набор высоты. Так продолжалось до тех пор, пока очередной «Зеро» не допустил ошибку. Опять слишком рано начав набор высоты, он очутился прямо на курсе Тача, в очередной раз пропустившего над собой самолёт Дибба. Пусть на этот раз японец оказался не на встречном, а на перпендикулярном курсе – стрелять с упреждением командир 3-й истребительной любил и умел. В планшете Джона Тача появилась третья отметка, подтверждавшая, что придуманный им манёвр неплохо работает и в таком варианте. Убедившись, что одинокий американский самолёт является не таким уж и беззащитным, японцы возобновили атаки и на командирскую пару, однако ещё одним достоинством «траверзного оборонительного манёвра» было то, что он работал «в обе стороны». Теперь уже Тач с Макомбером «притащили» японский истребитель прямо навстречу Диббу, который не упустил возможности отправить к воде свой первый вражеский самолёт, доведя счёт этого неравного боя до разгромного 4:1.

Обидней всего было Брэйнарду Макомберу, у внезапно оказавшегося ведомомым старшего лейтенанта практически не было возможности пострелять, но при этом он оставался логичной целью всех, кто атаковал их пару. В какой-то момент пилот не выдержал и попытался отомстить очередному «Зеро», дырявившему его хвостовое оперение. В тот момент, когда японский истребитель как обычно проскочил вниз и начал набор высоты, разъярённый Макомбер вышел из строя и попытался повторить первую контратаку Тача – перехват японца во время выхода в «свечку». Длинные очереди по «Зеро» не привели ни к каким видимым результатам, максимум – нанесли какие-то повреждения, и сорвавший злость пилот быстро вернулся на своё место.

Не стоит забывать, что все описанные события происходили не в вакууме, а в нескольких сотнях метров выше прорывающихся к авианосцам противника «Девастейторов» 3-й торпедоносной эскадрильи «Йорктауна». Сквозь разрывы в облаках капитан 3-го ранга Тач периодически видел их строй и атакующие его японские истребители. Но всё, что он мог при данном раскладе – это продолжать оттягивать на себя значительную часть «Зеро», а также надеяться, что пара «Уайлдкэтов» мичмана Тома Чика и лейтенанта Дэниела Шиди из непосредственного охранения всё ещё живы и тоже делают свою часть работы.

Продолжение следует, а желающие поддержать трудовым рублём, баксом или шекелем 🙂 – могут сделать это здесь.

Использованная литература:

  1. Commander, Fighting Squadron Three, Action with enemy report, 4 June, 1942.
  2. Commander-in-Chief, First Air Fleet, Detailed Battle Report #6, 15 June, 1942.
  3. Intelligence Services, U. S. Army Air Forces, Informational Intelligence Summary No. 85, December 1942.
  4. U.S. Naval Institute, “The Reminiscences of Admiral John S. Thach, U.S. Navy (Retired)”, 1977.
  5. John B. Lundstrom, “The First Team: Pacific Naval Air Combat from Pearl Harbor to Midway”, 1984.
  6. Steve Ewing, “Thach Weave: The Life of Jimmie Thach”, 2004.
  7. Jonathan B. Parshall, Anthony B. Tully “Shattered Sword: The Untold Story of the Battle of Midway” 2005.
  8. Dallas W. Isom “Midway Inquest: Why the Japanese Lost the Battle of Midway” 2007.

источник: http://midnike.livejournal.com/41949.html

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NFRavlikredstar72 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
redstar72

++++++++++++ 

++++++++++++ yes

Ravlik

ждем 8-й сезон)))

ждем 8-й сезон)))

NF

++++++++++

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить