«Плетёнка Тача», Часть VIII

0
0

Продолжение интересного цикла статей из жж уважаемого Николая Колядко ака midnike.

Японские атаки на 12 «Девастейторов» 3-й торпедоносной эскадрильи начались практически одновременно с неприятностями группы Тача, но первые результаты оказались прямо противоположными. Первый «Зеро» появился спереди, выскочив из облака почти прямо по курсу эскадрильи. Поскольку времени на реакцию у японского пилота практически не было, он ограничился неприцельными очередями по головным торпедоносцам, после чего задействовал ставшую уже стандартной схему: проскочив через строй американских самолётов он начал почти вертикальный набор высоты для следующей атаки уже сзади-сверху. Однако многократно опробованный в тот день алгоритм почти безнаказанного расстрела неприкрытых американских бомбардировщиков на этот раз впервые дал сбой.

Для лётного старшины 3-й статьи Тэруо Кавамата с «Сорю» это был уже второй в этот день вылет, и, возможно, именно предыдущий опыт атак разрозненных групп американских торпедоносцев и пикировщиков сыграл с ним злую шутку – скорей всего он по инерции исходил из того, что и на этот раз у очередной жертвы отсутствует истребительный эскорт. Так или иначе, японский пилот не заметил два «Уайлдкэта», летевших 150 метрами выше и позади торпедоносцев, в результате предпринятый им манёвр превратил его «Зеро» в идеальную мишень, и командир звена непосредственного прикрытия мичман Том Чик хладнокровно расстрелял открывшееся ему «брюхо» набиравшего высоту японского истребителя. Как и в случае с первой жертвой Джона Тача, сбитой в аналогичных условиях, расстрелянный самолёт тоже «завис» в воздухе, после чего свалился в неуправляемый штопор.

«Плетёнка Тача», Часть VIII

Между тем с разных сторон начали появляться всё новые «Зеро». Следующая атака торпедоносцев велась парой истребителей сзади-сверху и с другого фланга эскадрильи, так что Чик не успевал выйти на позицию для контратаки, поэтому ограничился длинной очередью по их курсу. Неожиданные и непонятно откуда прилетевшие трассы этих очередей заставили японских пилотов отвернуть, точно так же удалось сорвать атаку ещё одного истребителя, появившегося справа. Очередной «Зеро» тоже проигнорировал или не заметил американские истребители и начал заходить в атаку на замыкающее звено торпедоносцев. На этот раз мичман Чик даже успел сесть ему на хвост и поймать в прицел, однако стрелки-радисты «Девастейторов» тоже не сидели без дела – трассы сразу нескольких спаренных «Браунингов» сошлись на японском истребителе, машина загорелась и потеряла управление до того, как Том Чик успел нажать на гашетку, и теперь уже паре «Уайлдкэтов» пришлось активно маневрировать, дабы избежать «дружественного огня».

Таким образом, первые минуты боя закончились со счётом 2:0 в пользу американских пилотов, однако до их цели – ближайшего авианосца – оставалось ещё с десяток миль, то есть ещё не менее 5 минут полёта. Чтобы как-то сократить это время, командир 3-й торпедоносной эскадрильи капитан 3-го ранга Лэнс Мэсси принял решение хоть немного разогнать перегруженные машины единственным доступным в данной ситуации способом – за счёт пологого пикирования к самой воде. Кроме выигрыша в несколько узлов скорости это позволяло также исключить атаки японских истребителей с незащищённой нижней полусферы, но, с другой стороны, эскадрилья ещё больше отрывалась от своего непосредственного прикрытия.

«Плетёнка Тача», Часть VIII
Командир 3-й торпедоносной эскадрильи, капитан 3-го ранга Лэнс Э. Мэсси в кокпите своего TBD-1 «Девастейтор», помеченного флажком за потопленый им в ходе рейда  на атолл Кваджалейн японский транспорт. Фото 24 мая 1942 г., за 10 дней до гибели.

А у этого прикрытия тем временем возникли свои проблемы – их наконец-то заметили, о чём недвусмысленно свидетельствовали трассы очередей, просвистевшие у правого крыла «Уайлдкэта» командира звена мичмана Чика. Причём огонь вёлся сзади, то есть с направления, которое, по идее, должен был прикрывать его ведомый. Этот ведомый, лейтенант Дэн Шиди, был одним из тех семи свежих выпускников лётной школы, что прибыли в распоряжение Джона Тача две недели назад, 20 мая, и над чьей лётной, стрелковой и тактической подготовкой тот успел активно поработать. Таким образом, молодой пилот имел представление о придуманном командиром эскадрильи манёвре и даже отрабатывал его, поэтому всё это время он ожидал команды на расхождение. Однако «траверзная оборонительная позиция» Тача была расчитана прежде всего на сковывание боем истребителей противника, а не на активную оборону эскортируемых бомбардировщиков, так что молодому лейтенанту оставалось лишь стараться удержаться за стремительно маневрировавшим и стрелявшим во все стороны командиром звена.

«Зеро» возник непонятно откуда, скорей всего – снизу-сзади, но вместо того, чтобы атаковать замыкающий американский истребитель, он зачем-то вклинился между двумя «Уайлдкэтами» и с ходу начал поливать головную машину с тактическим номером «F-16». Лейтенант Шиди немедленно пристроился ему в хвост, поймал в прицел и тоже открыл огонь, но увидел, что в прицеле в том числе болтается и истребитель командира. Так что часть пуль, пролетавших в опасной близости от фонаря головной машины – «я чуть ли не чувствовал жар от этих трассеров», как вспоминал потом Чик, – являлась тем самым «дружественным огнём». Шиди отпустил гашетку и крикнул в ларингофон: «Уйди в сторону», но мичман Том Чик вряд ли нуждался в его командах – заложив крутой вираж, он нырнул в кстати подвернувшееся облако. Вынужденный отвернуть из-за огня сзади японский истребитель ушёл в то же облако, а Шиди ничего не оставалось, как отправиться следом за ними, и тут по кокпиту его самолёта застучали пули.

«Плетёнка Тача», Часть VIII
Несколько приукрашенный полный залп A6M2 «Зеро», самолёт несёт маркировку авиагруппы «Тайнан» берегового базирования.

Незамеченный «Зеро» атаковал с правого фланга, пули его 7,7-мм пулемётов разнесли большую часть приборной доски и ранили американского пилота в правые плечо и колено. Лейтенанта спасло лишь то, что он сидел, подавшись вперёд к прицелу, и пуля, что могла поставить точку в его карьере, лишь распорола его лётную куртку поперёк спины. Стук пуль прекратился и тряхнуло уже основательней, в правой плоскости образовались дыры уже серьёзных размеров, а над головой пронеслись большие оранжевые трассеры – японец пустил в ход 20-мм пушки. Однако к этому моменту Шиди уже входил в облако, где смог оторваться от расстреливавшего его машину «Зеро». Тогда он ещё не знал, что один из 20-мм снарядов попал в правую стойку шасси, где, кроме прочего, перебил её фиксатор. Весь дальнейший полёт Шиди провёл с наполовину вывалившимся из ниши фюзеляжа колесом, что явно не улучшало и так не особо выдающиеся аэродинамические характеристики его «Уайлдкэта».

Вынырнув с другой стороны спасительного облака, командир звена Чик огляделся и не обнаружил позади себя ни успевшего изрядно подырявить его хвостовое оперение японца, ни своего ведомого. Зато он увидел снижавшуюся к воде 3-ю торпедоносную эскадрилью, уже понёсшую первую потерю, а также японские истребители – три или четыре сверху на удалении, один спереди слева на параллельном курсе и ещё один на встречном. Пилот последнего заметил «Уайлдкэт» и не придумал ничего лучше, чем немедленно кинуться в лобовую атаку. Таким образом гигантское преимущество его «Зеро» в приёмистости, манёвренности и скороподъёмности было нивелировано, и теперь всё зависело лишь от крепости нервов пилотов, точности их стрельбы и плотности огня. Но если с первым у обоих было одинаково хорошо, то с остальным оказалось немного сложней.

«Плетёнка Тача», Часть VIII
На каждые два 20-мм снаряда и две 7,7-мм пули, выпущенные А6М2b «Зеро», шесть стволов F4F-4 «Уайлдкэт» могли за тот же промежуток времени ответить почти десятком 12,7-мм пуль, поражающей способности которых для «Зеро» было вполне достаточно.

20-мм снаряды «главного калибра» японского истребителя, авиапушек обр. 99 мод. 1, без сомнения имели гораздо более высокую поражающую способность, чем 12,7-мм пули «Браунингов» AN-M2. Однако японские авиапушки значительно уступали в скорострельности – 500-520 выстрелов в минуту против 750-850 у американского пулемёта. В результате, несмотря на гораздо более тяжёлые снаряды 20-мм пушек, «вес» суммарного залпа «Мицубиси» А6М2b (2×20-мм плюс 2×7,7-мм) составлял по моим подсчётам в среднем около 2,3 кг/сек, в то время как 6 стволов «Уайлдкэта» F4F-4 выдавали в полтора раза больше – около 3,7 кг/сек, причём все эти стволы, в отличие от «Зеро», имели одинаковую баллистику, что очень упрощало прицеливание.

Ещё одной проблемой был малый боекомплект. Какими бы нехорошими словами американские пилоты не поминали создателей «Уайлдкэтов», урезавших боекомплект четвёртой модели с 430 до 240 патронов на ствол, – у шедевра Хорикоси Дзиро с этим обстояло ещё хуже. Теоретическая вместимость барабана авиапушки обр. 99 мод. 1 ранних выпусков составляла 60 снарядов, однако в реальности она не дотягивала даже до этого скромного количества – из-за проблем с подачей их обычно снаряжали лишь 55-ю, то есть всего на 6-6,5 секунд непрерывного огня. Это вынуждало японских пилотов крайне серьёзно относиться к экономии 20-мм боеприпасов и открывать огонь из своего «главного калибра» лишь после пристрелочных очередей из 7,7-мм синхронных пулемётов обр. 97.

Таким образом, японский пилот, имевший в своём распоряжении машину, практически по всем параметрам (кроме, разве что, пассивной защиты) значительно превосходящую вражеский самолёт, сам выбрал единственный вариант атаки, при котором преимущество гарантированно оказывалось на стороне противника. В теннисе такое называется «невынужденной ошибкой», в отличие о тех вынужденных, что заставлял совершать других японских пилотов несколькими сотнямя метров выше придуманный капитаном 3-го ранга Тачем командный тактический приём. «Пристрелочные» очереди 7,7-мм пулемётов «Зеро» ещё только подбирались к американскому самолёту, когда трассы шести «Браунингов» уже сошлись по центру японского истребителя, и мичман Том Чик увидел разлетающиеся в стороны обломки капота и цилиндров его двигателя.

«Плетёнка Тача», Часть VIII
Окончание лобовой атаки мичмана Джона Чика, слева сверху видна его следующая цель. © John L. Greaves

«Зеро» клюнул носом, а Чик сделал крутой вираж влево, устремившись к японской машине, что летела параллельным курсом. Судя по всему, внимание пилота этого истребителя было полностью приковано к виднеющимся ниже американским торпедоносцам, так что Чик смог беспрепятственно вывести свой «Уайлдкэт» на идеальную позицию для флангового огня с упреждением, сократил дистанцию, дождался пока нос самолёта противника совместится с внешним кольцом прицела, а затем прошил очередями и этот «Зеро», на этот раз от капота до хвоста. Молодому пилота очень хотелось посмотреть, что случилось с повреждёнными им японскими машинами, но благоразумие взяло верх, и ещё раз отвернув влево, он спрятался в очередном облаке, не дожидаясь, пока им займутся находившиеся выше его «Зеро».

Тем временем на сцене появился Дэн Шиди на своём повреждённом самолёте. Конечно же, он вынырнул из облака совсем не в том месте, что его командир звена, поэтому лейтенант ожидаемо не обнаружил перед собой ни японца, которого он отогнал от машины Тома Чика, ни его самого. Зато он обнаружил, что попал из огня, да в полымя. Только что оторвавшись от одного преследователя, он нарвался на «комитет по торжественной встрече» сразу из четырёх – два «Зеро» уже заходили ему в хвост с одного фланга, ещё два, находившихся подальше, явно собирались сделать то же самое с другого. К чести молодого пилота, он не впал в панику, а принял единственно правильное в данной ситуации решение использовать единственный пилотажный показатель, в котором перетяжелённый «Уайлдкэт» гарантированно превосходил лёгкие японские истребители, а именно – скорость пикирования. «Полный газ, ручку от себя и молиться, чтобы хватило высоты.»

«Плетёнка Тача», Часть VIII
Коллиматорный прицел Mark 8 в кокпите F4F-4 «Уайлдкэт» и его прицельная сетка.

Высоты хватило, оторваться удалось, однако выводя машину из пикирования, лейтенант Шиди увидел прямо перед собой ещё и пятый «Зеро», идущий встречным курсом и перекрывающий ему путь к спасению. И уже второй японский пилот не стал мудрствововать лукаво. Вместо того, чтобы пользуясь огромным преимуществом в скороподъёмности и манёвренности зайти вражескоому истребителю в хвост и спокойно расстрелять его, он принял самое простое решение – не долго думая, ринулся в лобовую атаку. Две машины сближались, скользя над самой водой и ведя непрерывный огонь из всех стволов. Их скорости после выхода из пикирования намного превышали максимальные, времени на прицеливание почти не оставалось, и возможно поэтому оба так и не смогли ни разу друг в друга попасть. По крайней мере, Дэн Шиди на попадания не претендовал. За мгновение до неизбежного столкновения оба опомнились и как по команде начали расхождение. Однако то ли американский пилот всё же попал, то ли «Зеро» уже был повреждён, то ли японец попросту не справился с очень «тугим» на высоких скоростях управлением – так или иначе его истребитель зацепил кончиком крыла волну, закувыркался и с огромным всплеском, от которого Шиди даже пришлось уворачиваться, ушёл в воду. Молодой пилот выровнял машину, слегка перевёл дух, набрал высоту, огляделся и не обнаружил в пределах видимости никаких самолётов. Ни своих, ни чужих. Зато в считанных милях справа по курсу белели кильватерные следы японских авианосцев.

Примерно в это же время Том Чик, попетляв, чтобы сбить со следа возможную погоню, выбрался уже из второго спасительного облака. Оглядевшись, он тоже не понял «куда все делись». От этих раздумий его отвлекли чёрные облачка разрывов прямо по курсу. Инстинктивным движением мичман резко изменил курс и, наконец, посмотрел вниз, где увидел крейсер эскорта, что не пожалел на одинокий самолёт залпа 127-мм зениток.  Уходя от огня зениток Чик сбросил высоту и его «Уайлдкэт» оказался ниже облаков и почти над центром вражеского соединения – не более чем в трёх милях спереди и слева шёл огромный авианосец, за ним виднелся ещё один (это были «Акаги» и «Кага»), а справа можно было различить третий, поменьше размером («Сорю»). Оставшийся в одиночестве пилот даже задумался, а не потратить ли ему остатки боекомплекта на штурмовку надстройки ближайшего «плосковерхника», когда началось то, что войдёт в историю как «Чудо при Мидуэе», а недавно произведённый из старшин в мичманы Том Чик, скорей всего, был единственным американцем, кто имел возможность видеть одновременно все подробности этого исторического зрелища.

«Плетёнка Тача», Часть VIII
«Не уйдёшь» (Nowhere To Hide) © Robert D. Perry

В этом месте мне хотелось бы сделать небольшое лирическое отступление. Меня всегда удивляло широко распространённое мнение о том, что при Мидуэе американцам очень повезло. По моему же скромному мнению, если бы им действительно повезло, точней, если бы им безо всякого «везения» удалось на тактическом уровне реализовать то, что они планировали (и, теоретически, вполне могли осуществить), а именно: грамотно провести разведку, организованно поднять в воздух авиагруппы всех трёх авианосцев, а затем обспечить наведение этих авиагрупп на цель – пусть всё это даже не на японском уровне, который для них тогда был недостижим по совершенно объективным причинам, но хотя бы на уровне более опытной авиагруппы «Йорктауна» – то события развивались бы совсем другим образом.

В этом случае, примерно за час и пять-десять минут до того момента, на котором мы остановились, в небе над Первым Мобильным соединением Императорского флота появилась бы воздушная армада в составе, как минимум: 100 пикирующих бомбардировщиков SBD-3 «Донтлесс» и 40 торпедоносецев TBD-1 «Девастейтор», прикрытые 28 истребителями F4F-4 «Уайлдкэт». Последние если бы не помножили мгновенно на ноль, то, как минимум, эффективно связали бы боем японское воздушное охранение, состоявшее на тот момент из 21-24 «Зеро», после чего ударные самолёты с минимальными потерями вынесли бы все четыре японских авианосца, плюс, возможно, смогли бы повредить ещё и какие-то корабли эскорта.

Однако в суровой реальности ровно половина – три из шести – имевшихся у американцев эскадрилий палубных пикировщиков в той исторической атаке участия не приняли. Одна осталась в резерве на «Йорктауне», две других, с «Хорнета», попросту не нашли противника. Из трёх эскортных истребительных групп в бою поучаствовало ещё меньше – десятка с «Энтерпрайза» поболталась в небе над японским соединением не вступая в бой, десятка с «Хорнета» – вообще не нашла противника и была полностью потеряна из-за навигационной ошибки при возвращении на авианосец, а восьмёрка с «Йорктауна» была сокращена до шестёрки. Но хуже всего пришлось торпедоносцам.

«Плетёнка Тача», Часть VIII
Последний из 8-й торпедоносной © Naval Aviation Museum

15 «Девастейторов» 8-й торпедоносной эскадрильи с «Хорнета» были встречены 24 «Зеро» воздушного охранения, в результате до дистанции сброса торпеды дотянула лишь одна машина, которая была тоже сбита спустя считанные секунды. 14 «Девастейторов» 6-й торпедоносной с «Энтерпрайза», атаковавшие следом за ними и тоже без прикрытия, были встречены уже 33 истребителями противника, но им повезло немного больше. Часть «Зеро» к тому времени успела расстрелять боекомплект своих 20-мм пушек, поэтому на дистанцию сброса прорвалось 5 торпедоносцев, 4 из которых смогли затем вернуться на авианосец. За 25 сбитых «Девастейторов» японцы заплатили всего одним сбитым и несколькими легко повреждёнными «Зеро».

Как мы помним из предыдущей части, «комитет по торжественной встрече» 12 «Девастейторов» 3-й торпедоносной и 6 «Уайлдкэтов» 3-й истребительной с «Йорктауна» состоял уже из 42 «Зеро» воздушного охранения. Казалось бы, «результат был немного предсказуем». Однако несмотря на подавляющее количественное и качественное преимущество японских истребителей, грамотные действия шестёрки «Уайлдкэтов» капитана 3-го ранга Тача (плюс бестолковая организация воздушного охранения японцев) привели к тому, что спустя почти 15 минут боя потери американцев составили всего один торпедоносец и один истребитель сбитыми, ещё два истребителя повреждёнными, но сохранявшими боеспособность. Японцам же пришлось заплатить за это 8 гарантированно сбитыми «Зеро» (3 – Тач, 2 – Чик, по одному – Дибб и Шиди, и ещё один – стрелки-радисты «Девастейторов»), плюс ещё несколько серьёзно повреждённых, как минимум 2 из которых были вынуждены совершить аварийную посадку на воду. А ещё одним немаловажным следствием стало то, что вся эта кутерьма на малых и средних высотах притянула к себе всё внимание как японского воздушного охранения, так и наблюдателей на кораблях, что позволило идущим на большой высоте с одной стороны 3-й бомбардировочной эскадрилье с «Йорктауна» и с другой – 6-й разведывательной и 6-й бомбардировочной с «Энтерпрайза» совершенно незамеченными выйти на точки пикирования. Поэтому когда около 10.20 командир 3-й бомбардировочной эскадрильи «Йорктауна» капитан 3-го ранга Максвелл Лесли связался с командиром 3-й торпедоносносной, капитаном 3-го ранга Лэнсом Мэсси и запросил его готовность к совместной атаке, тот ответил: «Готовы».

«Плетёнка Тача», Часть VIII
«Вопреки всему» (Against The Odds) © Robert D. Perry

Мичман Том Чик не слышал этих переговоров, поэтому для него стало полной неожиданностью, когда вокруг него «буквально ад разверзся». Вокруг всех трёх авианосцев один за одним начали вырастать многометровые белые столбы воды от подводных взрывов не попавших в цели бомб. Прямые попадания выглядели не так эффектно – лишь небольшие ярко-оранжевые вспышки на палубах. Взрыватели 1000, 500 и 100-фунтовых авиабомб (454, 227 и 45-кг) американских пикировщиков были установлены на 1/100 секунды, поэтому они успевали пробить полётные палубы и взрывались десятком метров ниже, примерно на уровне верхней ангарной палубы. Но спустя мгновения пришла очередь полномасштабных пиротехнических эффектов – на кораблях начались вторичные взрывы, которые, редкий случай, были действительно похожи на то, как принято изображать любые взрывы в современном кинематографе, где для этого используют ведро бензина и несколько граммов взрывчатки.

Однако в данном случае речь шла о боевых частях десятков торпед и авиабомб, каждая из которых содержала сотни килограммов смеси тротила с гексилом или тринола, а также тысячах литров распылённого в воздухе высокооктанового бензина из разбитых баков самолётов. Из проломов в полётных палубах вырвались огромные красно-оранжевые столбы объёмных взрывов, сопровождаемые густым чёрным дымом от недогоревшего бензина. Казалось, все три корабля пылают он носа до кормы. Высокие белые буруны в носовой части авианосцев начали спадать, корабли теряли ход. «Поражённый этим зрелищем, я медленно летел по кругу, отчаянно пытаясь уместить в сознании грандиозность того, чему был свидетелем, и что всё ещё продолжалось. […] Ведь на весь тот ад, что разворачивался вокруг меня, я смотрел не из удобного кресла в кинотеатре, а сидя на парашюте в истребителе „Грумман”».

Внезапно в наушниках раздалось: «Группе – сбор! Сбор!». И тут Чик сообразил, что это вообще первое, что он услышал по радио с момента вылета. Он попытался вызвать командира эскадрильи, своего ведомого, а в конце вообще «всех кто слышит», но ответом была тишина. Точка сбора была назначена в 10 милях северней цели, но именно на этом курсе пришлось бы лететь над вражескими кораблями, да и горючего оставалось в обрез, поэтому мичман решил лететь напрямик. Он прикинул на планшете пеленг на расчётное местонахождение «Йорктауна», поднялся на уровень облаков, чтобы спрятаться от возможных преследователей, выставил максимально обеднённую смесь для экономии горючего и взял курс на северо-восток.

Продолжение следует, а желающие поддержать трудовым рублём, баксом или шекелем 🙂 – могут сделать это здесь.

Использованные документы и литература:

  1. Commander, Fighting Squadron Three, Action with enemy report, 4 June, 1942.
  2. Commander (Acting), Torpedo Squadron Six, Action with enemy report, 4 June, 1942.
  3. Commander, Bombing Squadron Three, Report of Action — period 4 June 1942 to 6 June 1942, inclusive. 10 June 1942.
  4. Commander-in-Chief, First Air Fleet, Detailed Battle Report No.6, 15 June, 1942.
  5. U.S. Naval Institute, “The Reminiscences of Admiral John S. Thach, U.S. Navy (Retired)”, 1977.
  6. John B. Lundstrom, “The First Team: Pacific Naval Air Combat from Pearl Harbor to Midway”, 1984.
  7. Interview with Tom Cheek, “Internet Modeller”, 2002.
  8. Tom Cheek, “A Ring of Coral”, 2002.
  9. Steve Ewing, “Thach Weave: The Life of Jimmie Thach”, 2004.
  10. Jonathan B. Parshall, Anthony B. Tully “Shattered Sword: The Untold Story of the Battle of Midway” 2005.

источник: https://midnike.livejournal.com/51902.html

4
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NFbyakinromulsov Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

romulsov
romulsov

Пможет грохнутых янкесв было

Пможет грохнутых янкесв было больше? Янки не выдерживат каздодневногоументшения. Их напор глохнет когда их начинают реально убивать и чистить их внутренности штыками. Это уже не англосаксы это ж**ы.

NF

Пможет грохнутых янкесв было

Пможет грохнутых янкесв было больше? Янки не выдерживат каздодневногоументшения. Их напор глохнет когда их начинают реально убивать и чистить их внутренности штыками.

 

Один не состоявшийся художник из числа ефрейторов тоже примерно так же думал об американцах, но как показала история ефрейтор, и, не только он, очень сильно ошибались.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить