«Плетёнка Тача», Часть III

1
0

Продолжение интересного цикла статей из жж уважаемого Николая Колядко ака midnike.

Из-за сложной метеорологической обстановки в районе Рабаула командир эскадрильи капитан 3-го ранга Такудзё Ито принял решение разделить свои силы – каждый дивизион (тютай) должен был искать противника самостоятельно, в результате первыми на вражеское соединение вышли 9 бомбардировщиков 2-го дивизиона под командованием капитан-лейтенанта Масаёси Накагава. Поскольку цель была групповой, то первая неуверенная засечка была получена радаром «Лексингтона» на дистанции 75 миль [139 км] от корабля. Однако вскоре контакт пропал и появился вновь в 16.25 уже в 47 милях [87 км], дистанция до теперь чётко выраженной цели быстро сокращалась. Что неудивительно, так как даже крейсерская скорость ранних версий «Мицубиси» G4М составляла более 300 км/ч.

А на «Лексингтоне» в этот момент происходила «пересменка» истребителей боевого патруля. Только что в воздух поднялась 3-я смена в виде 3-го же дивизиона, которых немедленно отправили на перехват. Запаркованные на лётной палубе самолёты были уже перемещены в носовую часть, чтобы освободить посадочную зону для истребителей второй смены. К счастью, эту пересменку решили провести раньше стандартного срока, так что готовившиеся совершить посадку истребители 2-го дивизиона ещё имели достаточный запас горючего. Их посадка была немедленно отменена и ещё одна шестёрка с выпущенными уже шасси и посадочными гаками вышла из посадочного круга и начала набирать высоту. В этот момент, в 16.39, 3-й дивизион уже сблизился с противником, два звена успели набрать высоту и атаковали с пикирования, третье было вынуждено вести огонь снизу. Каждое из звеньев смогло сбить по бомбардировщику противника, но оставшаяся шестёрка сомкнула строй и продолжила полёт к своей цели. К этому времени они находились 10 милях от соединения, и ближайшие корабли эскорта могли наблюдать их уже визуально.

Всё это время на лётной палубе «Лексингтона» происходило то, что позднее назовут «самым скоростным перепозиционированием и взлётом в истории авианосцев». В носовой части полётной палубы находилось 4 оставшихся истребителя во главе с командиром 3-й истребительной капитаном 3-го ранга Джоном Тачем и 11 пикировщиков SBD «Донтлесс», в отличие от остальных самолётов, стоявших там же, – полностью заправленные и вооружённые. Палубная команда проявила чудеса выучки, «как будто огромная рука одним махом передвинула десятки машин на корму», и уже в 16.43 пятнадцать самолётов начали взлёт. Спустя три минуту в воздухе находились уже все 16 (из 18) боеспособных истребителей «Лексингтона», плюс 11 «пожароопасных» пикировщиков, пилоты и стрелки которых взлетали даже не успев надеть шлемы и пристегнуть парашюты – последние просто бросали в «корыта» сидений.

«Плетёнка Тача», Часть III

К тому моменту японские бомбардировщики (равно как и преследующие их американские истребители из 3-го дивизиона, успевшие набрать высоту для второго захода) оказались в зоне поражения 127-мм универсалок кораблей эскорта, которые немедленно открыли огонь. Не обращая внимания на разрывы снарядов своих же зениток, истребители провели ещё одну атаку, выбив из строя ещё два G4M, включая головную машину командира тютая. В случае торпедной атаки это не возымело бы какого-то особого воздействия на противника, но в случае горизонтального бомбометания японская доктрина требовала сброса бомб в тесном строю по команде наиболее опытного бомбардира подразделения, который, естественно, находился в самолёте командира дивизиона. Оставшиеся четыре машины опять сомкнули строй и легли на параллельный «Лексингтону» курс, пытаясь выйти на оптимальную точку сброса.

Командир 2-го бомбардировочного тютая 4-го кокутая капитан-лейтенант Накагава вовсе не считал себя выбывшим из игры. Теряя высоту, он попытался «помереть – так с музыкой», протаранив напоследок вражеский авианосец. Однако к тому времени «Лексингтон» уже успел поднять с полётной палубы всё, что могло представлять опасность в случае попаданий, поэтому был свободен как в манёвре на скорости в 30 узлов [55,6 км/ч], так и секторах, в которых могли работать его собственные средства ПВО ближнего радиуса, 28-мм зенитные автоматы и 12,7-мм пулемёты с водяным охлаждением. У храброго пилота на слабоуправляемом самолёте «не было ни одного шанса» – очереди зенитных автоматов и пулемётов буквально порвали бомбардировщик, рухнувший в воду в 70 м за кормой авианосца. К тому времени истребители уже и 2-го дивизиона успели набрать высоту и повредить ещё один «Мицубиси» G4М, но вся четвёрка всё же успела сбросить свои 8 бомб, которые легли очень далеко от маневрирующего авианосца.

«Плетёнка Тача», Часть III

Уцелевшие японские бомбардировщики дали полный газ и пошли на снижение, пытаясь как можно быстрей набрать максимальную скорость в попытке оторваться. Командир 2-го дивизиона и зам. командира 3-й истребительной капитан 3-го ранга Дональд А. Лавлэйс сбил ещё одного японца, и одновременно с этим эскадрилья понесла первую потерю. Один из истребителей получил несколько 7,7-мм пуль в двигатель, потерял тягу и оказался в зоне поражения кормовой точки бомбардировщика, стрелок которой не упустил своего шанса. Получивший очередь 20-мм снарядов «Уайлдкэт» вспыхнул, однако раненому пилоту удалось покинуть самолёт, и вскоре он был подобран эсминцем «Паттерсон», отправленным для его спасения.

Между тем в дело вступил только что взлетевший капитан 3-го ранга Тач со своим ведомым, а старшего лейтенанта Эдварда О’Хара опять не пустили пострелять – его звено снова было оставлено в резерве над соединением. Заходя на свою первую цель, Тач увидел, как один из его подчинённых совершил классическую ошибку, ставшую для него роковой – лейтенант Джек Уилсон, промахнувшись при стрельбе с упреждением, решил «действовать наверняка» и зашёл в хвост вражеской машине. Кормовой стрелок «Бетти» не мог упустить такую замечательную мишень, и уже второй «Уайлдкэт» рухнул вниз, теперь уже вместе с пилотом. Как вспоминал впоследствии Джон Тач, в тот момент он был очень зол не столько на японца, сколько на своего пилота, забывшего всё, чему его учили и так глупо подставившегося. Впрочем, злость не помешала ему прицельно расстрелять двигатель бомбардировщика, только что сбившего американский самолёт, а в следующей атаке повредить ещё одну «Бетти», которая была добита его ведомым.

«Плетёнка Тача», Часть III

Вид из кормовой оборонительной точки «Мицубиси» G4М1, вооружённой 20-мм автопушкой обр. 99 мод. 1 на базе «Эрликон» FF

Истребителям было приказано возвращаться к соединению, тем более, что машины 2-го дивизиона после резкого набора высоты и последующего боя на полной тяге двигателей уже летели на последних каплях бензина. Однако в воздухе всё ещё находилось три японских «подранка», оказавшихся в стороне от основного боя. Возможно, они смогли бы уйти или хотя бы попытаться сесть на воду, если бы не пилоты пикировщиков SBD-2 «Донтлесс», которые тоже решили поучаствовать в мероприятии. Зам. командира 2-й разведывательной эскадрильи капитан-лейтенант Эдвард Аллен был среди тех 11 SBD, которым пришлось срочно подняться в воздух, чтобы освободить палубу от заправленных машин. Заметив уходящие японские бомбардировщики, он спикировал на один из них и добил его из пары носовых 7,62-мм стволов. Вторую японскую машину пришлось атаковать более оригинальным способом – не успевая набрать высоту, Аллен просто пролетел под ней, дав своему стрелку-радисту возможность расстрелять беззащитное «брюхо» японца из турельного 7,62-мм пулемёта. А последнему самолёту 2-го тютая откровенно не повезло, он успел отдалиться от американского соединения уже на 80 миль [148 км] и имел все шансы уцелеть, если б не нарвался на возвращавшийся из дальнего патрулирования «Донтлесс» тоже зам. командира, но уже 2-й бомбардировочной эскадрильи капитан-лейтенанта Уолтера Генри. Все 9 машин 2-го тютая были уничтожены.

Тем временем первый дивизион в составе 8 японских бомбардировщиков под командованием капитана 3-го ранга Такудзё Ито наконец нашёл американские корабли, и в 17.00 командир эскадрильи доложил об этом в Рабаул. Радар «Лексингтона» в свою очередь обнаружил новую групповую цель в 16.49 всего в 30 милях [55,6 км] от себя, то есть в момент, когда в воздух уже поднялись последние 4 истребителя. Однако из-за несовершенства техники, а также большого количества самолётов в воздухе – остатки первой волны «Мицубиси» G4М, 27 своих истребителей и пикировщиков, плюс пикировщики, возвращавшиеся из дальнего патруля – эта новая засечка далеко не сразу была идентифицирована, как самолёты противника. Вторично новая цель была обнаружена лишь в 17.00 на расстоянии всего 9 миль [16,7 км] от корабля, а в 17.02 наблюдатели на авианосце обнаружили «строй из 6 или 8 бомбардировщиков» уже и визуально.

Даже в случае хорошо скоординированной атаки вторая группа «Бетти» не смогла бы появиться на сцене в настолько удачный момент. 7 оставшихся «Уайлдкэтов» 1-го и 3-го дивизионов преследовали уже снизившиеся бомбардировщики из первой группы и серьёзно отдалились от соединения. 5 истребителей 2-го дивизиона, в свою очередь, выстроились в круг над авианосцем в ожидании посадки. Таким образом, единственными, кто стоял между «Лексингтоном» и приближающимися на высоте 3300 м японскими бомбардировщиками, было оставленное в резерве звено старшего лейтенанта Эдварда О’Хара. Ему наконец-то предоставилась возможность тоже немножко пострелять. Получив целеуказание, два «Уайлдкэта» отправилось на перехват.

«Плетёнка Тача», Часть III

Порядок и направление атак старшего лейтенанта Эдварда Г. О’Хара, 20 февраля 1942 г. (Реконструкция Джона Ландстрома)

В качестве первой жертвы О’Хара выбрал правое звено из трёх самолётов, атакуя сверху-справа он расстрелял правый двигатель правого ведомого, а затем, аккуратно сместив прицел, также правый двигатель уже левого ведомого. Обе машины загорелись, начали терять высоту и вывалились из строя. Стараясь не столкнуться со сбитыми им самолётами, старший лейтенат О’Хара проскочил сквозь японский строй и начал набирать высоту для нового захода уже с противоположной стороны. Получив время оглядеться, О’Хара не обнаружил своего ведомого – как оказалось, у того заклинили пулемёты и он был вынужден крутить фигуры высшего пилотажа в надежде, что перегрузки помогут передёрнуть затворы. Таким образом старший лейтенант остался единственным защитником «Лексингтона». Вторая атака была проведена уже не поперек строя, а по диагонали, слева-сзади. Первой очередью он поджёг левый двигатель крайнего левого самолёта 3-го неполного двухсамолётного звена, а затем, продолжая движение, также левый двигатель левого ведомого 1-го звена. Набирая высоту для следующего захода О’Хара заметил, что на первом из подожжённых им во втором заходе самолёте сработала система пожаротушения, пламя исчезло, и оставляющая шлейф льющегося из пробитого бака бензина «Бетти» упорно нагоняет строй.

К этому моменту 5 оставшихся в строю японских бомбардировщиков уже почти достигли точки сброса и вокруг них начали рваться снаряды 127-мм зениток «Лексингтона». Не обращая внимания на разрывы, «Уайлдкэт» начал третий заход, на этот раз целью была выбрана командирская машина, на которой должен был находиться наиболее опытный бомбардир подразделения. О’Хара прицельно расстрелял левый двигатель «Бетти», причём настолько успешно, что огромный двухрядный 14-цилиндровый двигатель «Мицубиси Касэй» весом в три четверти тонны взрывом сорвало с креплений, и он улетел в сторону. Взрыв был настолько впечатляющим, что уцелевшие японские лётчики доложили затем о прямом попадании зенитного снаряда в самолёт командира эскадрильи. Лишившуюся двигателя и части мотогондолы машину развернуло влево и она начала падать. Однако находившийся в ней главный бомбардир эскадрильи уже успел вывести подразделение в точку сброса, и через считанные секунды 4 оставшихся в строю «Мицубиси» G4М освободились от своих восьми 250-кг бомб, а старший лейтенант О’Хара тем временем атаковал свою шестую цель, но, выдав короткую очередь, пулемёты замолчали – у «Уайлдкэта» закончился боекомплект (по 430 патронов на каждый из его 4-х 12,7-мм стволов).

 «Плетёнка Тача», Часть III

«Мицубиси» G4М командира эскадрильи капитана 3-го ранга Такудзё Ито. Хорошо видно отсутствие левого двигателя с большей частью его мотогондолы, а также шлейф бензина из правого крыльевого бака. Съёмка с борта АВ «Лексингтон», 20 февраля 1942 г.

С момента первого захода и до окончания боезапаса прошло всего 4 минуты, и всё это время на «Лексингтоне» принимали истребители 2-го дивизиона. При этом авианосец не мог идти постоянным курсом на ветер, это превратило бы его в идеальную мишень для бомбардировщиков противника, поэтому пилотам (а также посадочному сигнальщику капитан-лейтенанту Дибреллу) пришлось задействовать весь свой опыт, чтобы посадить 5 машин на лётную палубу корабля, описывавшего широкую циркуляцию на скорости 30 узлов [55,6 км/ч] с рулём, зафиксированным на 30°. В 17.09 последний самолёт коснулся палубы, и Дибрелл едва успел покинуть свой пост на корме и прыгнуть в укрытие, когда за этой кормой начали рваться авиабомбы. Вторая группа сработала намного точней первой – ближайший взрыв поднял столп воды всего в 30 м от корабля и уходившие японские лётчики приняли это за прямые попадания.

А в это время мичман Ватанабэ, пилот самолёта командира эскадрильи, смог каким-то чудом остановить падение потерявшего двигатель бомбардировщика, выровнять машину и направить её на американский авианосец. Но капитан «Лексингтона» уже мог маневрировать и развернул корабль кормой к приближающемуся самолёту. Тот уже входил в зону поражения средств ПВО ближнего радиуса, и на авианосце отчётливо видели отсутствие левого двигателя и две яркие «лычки» командира эскадрильи на киле «Бетти». Японский пилот избавился от бомб в попытке облегчить самолёт, но трассеры 28-мм зенитных автоматов и 12,7-мм пулемётов уже сошлись на обречённой машине и в какой-то момент она перестала пытаться следовать за уклоняющимся «Лексингтоном» и, пролетев мимо корабля, упала в воду более чем в километре перед авианосцем.

 «Плетёнка Тача», Часть III

«Мицубиси» G4М командира эскадрильи капитана 3-го ранга Такудзё Ито (хорошо видны две командирские «лычки» на киле) на бреющем полёте пытается совершить таран АВ «Лексингтон». Съёмка с борта авианосца, 20 февраля 1942 г.

Между тем пять «Бетти» всё ещё оставались в воздухе, три из них избежали атак Эдварда О’Хара, а две были им серьёзно повреждены. Один из тройки неповреждённых подвернулся ведомому Джона Тача лейтенанту Эдварду Селлстрому и был им сбит в 9 милях [16,7 км] от американского соединения. Четыре оставшихся машины двумя группами направились к Рабаулу, но одна из них была атакована SBD-2 «Донтлесс» всё того же зам. командира 2-й разведывательной эскадрильи капитан-лейтенанта Эдварда Аллена, который только что уже сбил двух «подранков» из первой группы. Расстреляв без видимого результата боекомплект синхронных 7,62-мм пулемётов, пилот не успокоился и продолжал преследовать выбранный им самолёт, методично заходя сбоку с тем, чтобы дать возможность поработать турельному пулемёту стрелка-радиста. Расстреляв и его боекомплект (и удалившись уже на 150 миль [278 км] от «Лексингтона»), разочарованный Аллен отвернул на авианосец.

На самом деле его усилия не пропали даром – у атакованной им неповреждённой машины был выбит правый двигатель и изрешечены топливные баки. В результате этот «Мицубиси» G4М с трудом дотянул до ближайшей земли, где был вынужден садиться на воду, что означало потерю самолёта. Такая же судьба постигла ещё одну «Бетти», повреждённую ещё во время первого захода Эдварда О’Хара. Выжившие члены экипажей обоих самолётов были поздней подобраны, а до родного аэродрома дотянули лишь две из 17 вылетевших машин. Однако японцы не теряли надежды достать соединение противника если не с воздуха, то хотя бы силами спешащего из Трука соединения надводных кораблей. Но для этого требовалась не терять американцев из вида. Для этих целей на поиск были отправны ещё одна летающая лодка «Каваниси» Н6К «Мэйвис» и разведовательный гидросамолёт «Аити» Е13А «Джейк». Первая исчезла без следа, а второй всё же успел обнаружить 11-е оперативное соединение, доложить его координаты и курс, после чего также исчез на обратном пути. В американских записях отсутствуют какие бы то ни было упоминания не только о сбитии этих самолётов, но даже об их обнаружении.

Уцелевшие японские лётчики оптимистично докладывали о бомбовых попаданиях в авианосец, таране авианосца и ещё одного корабля, а также о восьми сбитых «Уайлдкэтах». Суммарные потери самих японцев за эти несколько часов составили 19 самолётов: 3 «Каваниси» Н6К, 15 «Мицубиси» G4М и 1 «Аити» Е13А. Общие безвозвратные потери лётного состава насчитывали 125 человек, из которых 34 были пилотами, включая вторых пилотов многомоторных машин и командира эскадрильи [1]. Однако этим последствия данной авантюры командира 24-й воздушной флотилии контр-адмирала Еидзи Гото не ограничились. Японскому командованию пришлось срочно перебрасывать в Рабаул не только 3-й дивизион значительно поредевшей бомбардировочной эскадрильи, но и дополнительно забрать туда часть сил 1-го кокутая (авиагруппы) из Голландской Ост-Индии. Кроме того, командующему 4-м флотом вице-адмиралу Иноуэ пришлось из-за отсутствия воздушной поддержки на 5 дней отложить запланированное на 3-е марта 1942 г. вторжение на северо-восточное побережье Новой Гвинеи. Таким образом, стараниями 3-й истребительной эскадрильи часть задач, поставленных перед 11-м оперативным соединением, была всё же выполнена, несмотря на отмену самого рейда.

«Плетёнка Тача», Часть III

Капитан 3-го ранга Джон С. Тач (F-1) и старший лейтенант Эдвард Г. О’Хара (F-13) на своих F4F-3 с нанесёнными на них флажками Императорского флота по числу сбитых самолётов противника (три и пять, соответственно). Пёрл-Харбор, апрель 1942 г.

Тем временем на «Лексингтоне» тоже подсчитывали потери и победы. Первые составили 2 истребителя, одного погибшего и одного раненого пилота. Побед же насчитали 17: 2 четырёхмоторных летающих лодки и 15 двухмоторных бомбардировщиков неизвестной пилотам модели. Строго говоря, последних было лишь 13, хотя 2 севших впоследствии на воду «Мицубиси» G4М тоже можно к ним отнести. В результате на «счёт» капитана 3-го ранга Тача были записаны три вражеских самолёта (один лично и два в составе звена), а на «счёт» старшего лейтенанта О’Хара – сначала шесть побед лично, однако сам он, в отличие от наблюдавших с авианосца, был сильно не уверен в последней, поэтому количество было сокращено до пяти (в реальности 3 сбитых и 2 серьёзно повреждённых). За каких-то четыре минуты боя 28-летний пилот не только спас свой корабль, но и заработал право именоваться «асом». Что любопытно, несмотря на то, что «Уайлдкэт» О’Хары был единственной целью стрелков оборонительных точек восьми японских бомбардировщиков (а в сумме это было, напомню, 32×7,7-мм пулемёта и 8×20-мм пушек), в его самолёте нашли лишь два попадания 7,7-мм пуль. Пробоин же от осколков «дружественного огня» 127-мм зениток «Лексингтона» насчитали гораздо больше.

C «дружественным огнём» связана и известная байка (неизвестной степени достоверности), рассказанная сильно впоследствии уже полным адмиралом Джоном Тачем. Согласно этой легенде, стрелки зенитных автоматов и пулемётов находились тогда в состоянии, изящно поименованном «a little trigger-happy», иными словами, у них очень чесались пальцы, лежащие на спусковых рычагах, что, в общем-то, неудивительно после двух бомбёжек и двух попыток тарана в течении нескольких минут. В результате, во время захода «Уайлдкэта» О’Хары на посадку, у одного из пулемётчиков нервы не выдержали, и он встретил приближающийся самолёт длинной очередью, но к счастью не попал. Выбравшись из кокпита, пилот, не обращая внимания на обступивших его с поздравлениями коллег, медленно дошёл до левой кормовой пулемётной галереи, уставился на молодого морпеха-пулемётчика, а затем изрёк:

«Сынок, если ты ещё раз начнёшь по мне палить, когда я уже выпустил шасси, – то мне придётся доложить об этом твоему командиру.»

Чуть позже другие пилоты поинтересовались, понял ли он сам, что сказал? О’Хара задумался.

«Да я не имел в виду, что по мне можно стрелять, если шасси не выпущено. Но это ведь могло заставить меня уйти на второй заход, а я не люблю уходить на второй заход!»


[1] Для сравнения, потери лётного состава в ходе сражения при Мидуэе, «лишившего Японию большей части их первоклассных пилотов», насчитывали 110 человек, включая 66 пилотов.

Продолжение следует, а желающие поддержать трудовым рублём, баксом или шекелем 🙂 – могут сделать это здесь.

Использованная литература:

  1. Office of Naval Intelligence, “Early Raids in the Pacific Ocean. February 1 to March 10, 1942”, 1943.
  2. U.S. Naval Institute, “The Reminiscences of Admiral John S. Thach, U.S. Navy (Retired)”, 1977.
  3. John B. Lundstrom, “The First Team: Pacific Naval Air Combat from Pearl Harbor to Midway”, 1984.
  4. Steve Ewing, “Thach Weave: The Life of Jimmie Thach”, 2004.

источник: http://midnike.livejournal.com/37296.html

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
redstar72napoleon_6NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

napoleon_6

+++

+++

redstar72

++++++++++ 

++++++++++ yes

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить