-7
0

3 Возвращение в Европу.

Прошелся, продышался через полчаса все как рукой сняло. Все равно еще было рано походил кругами, так вообще развеялся. Юаровцы дали триста карат развесом от трех до пяти   карат по сотке за карат оптом. Деньги им нужно прямо сейчас. Положил камни в карман  и только сказал им.

—Не волнуйтесь тут недалеко, через полчаса час приду с деньгами.

—Нет ,нет мы не волнуемся. Мы вам полностью доверяем.

Говорят так, а кошки на душе скребут. Тридцатку долларом можно взять только у Жанна в банке, он увольняется но еще не уволился. Тот начал ныть. Так полчаса и плакал, но денег все же дал, при этом нигде не оформляя. Чего ныл. А наверное в дальнейшем цену себе набивает. Как раз на такое его поведение и рассчитывал говоря , что максимум через час буду. Занес деньги они вздохнули спокойно но тут начали «пытать» меня насчет прихода судов с ГСМ.

—Информации у меня мало. Но главное сделано корабли вышли в сторону Конакри, а это значить в ледовый плен до весны  они не попадут. На эту тему по телефону говорить только со мной. Этого никто кроме меня не знает. В случае чего сам в Конакри их встречу и вам перегружу. У меня пока все. Везите все остальное на самом то деле я иду впереди контрактных обязательств ,а Вы отстаете.

Они конечно в объяснения пустились, ведь это золото, его опасно помногу перевозить. То да се. Это впрочем не мои проблемы. Напоследок только и сказал

-Камни везите тоже. Все пристроим.

—Гос. поставки они у нас дороже вдвое или даже втрое.

—Но тогда и сроки оплаты будут не такие быстрые и возможно не все возьму.

На этом и расстались я позвонил с телефона автомата в Базель договорился о переработке всей партии. Цена огранки 20 долларов карат, но зато вплоть до пыли гранить будут.

Вернувшись в свом мегерам тут же позвонил в Берн. Вызвал  нашу стройную и удивительную Газель и приказал строго. Стоять под часами на вокзале в  Базеле и ждать меня. Если надо то и сутки стоять, с перерывом на сон  6  часов с нуля до шести утра.

—Мадам ты на телефоне жди моих  указаний и принимай информацию. Мы с Валей в Базель рвем.

—Зачем в Базель спросила наивно она меня.

—Покажу тебе одно дело, может заинтересуешься.

Сели на скоростной экспресс, я только позвонил чтобы вечерняя смена была предупреждена.Отобедали чем бог послал в сухомятку, взяли по нашей традиции кое что в дорогу и рванули на такси на вокзал. Расписание туда сюда я уже наизусть помню.

Приехали, а Газели то и нет.

-Стой тут, я пойду расписание из Берна и Цюриха посмотрю. Должна подойти та девчонка из посольства.

—Ну да это та , что тебе глазки строила. Меня увидела и вся поникла.

-Я то тут причем.

Точно  из Цюриха придет через полчаса, если она на него успела из Берна добраться.

Успела. Взял такси нас все таки трое и через десяток минут мы были на месте.

—Тут главное сидеть и смотреть. Это тут такое правило. В туалете на горшке можно сидеть и смотреть что тут делается. По мере процесса все им объясняю. До утра сидели. Газель осталась, а мы пошли переспать в прямом и переносном смысле в отель ближайший.

—Это работа нудная, но и ответственная. Если возьмешься тот горе до конца жизни знать не будешь.

—Ты ,что меня тут замуровать хочешь. Я тут с ума сойду. Ты так наверное от меня так избавится хочешь.

—Глупая не хочу я от тебя избавляться. И ты это знаешь. Не мели глупостей. Идем Газель сменим только надо позвонить Мадам пусть хоть сама сюда едет и с Газелью в паре тут работает. Мы отдежурим и свалим ,но тут работа хоть и прерывистая, но постоянная.

Отдежурили и поехали назад в Женеву. Газель держится пока молодцом. Поспала  шесть часов и снова сидеть тут сиднем пока Мадам не приедет и ее не сменит. Потом по очереди будут. Мы  вернулись в Женеву, конечно полюбили друг друга разок и завалились спать. Четвертый день после прилета из Австралии самый тяжелый в плане акклиматизации. С утра снова в бой во всяком случае мне. Валя сказала будет тут валяться в постели пока я не приеду и не освобожу ее.

—Смотри я такой что и в Америку улететь могу,  а не только в соседний Лион съездить.

—Ко мне вернешься, если конечно захочешь.

—Не волнуйся захочу опять о очень скоро.

-Фу, бесстыжий.

С утра  приехала машина с Женевского консульства и сразу предупредил.

—Машина бесплатно, при ней само собой я тоже бесплатно. А вот бензин, вернее солярку надо будет компенсировать.

—Ну что же все таки начали на всем чем можно экономить. Бак на сколько литров у тебя рассчитан.

—Так на 60, сейчас там около тридцати.

—Погнали.

Поль Берлье встретил радушно. Меня сразу за стол завтракать, водиле дал талончик и отправил в соседнее кафе. О чем мы только не рассуждали.

-Пойми мне нужен это 10-ти миллиардный кредит в французских франках не только на автомобили, но и на самолеты и на  авиамоторы, на духи, коньяк и черт знает  что еще. Мне сто миллиардов дай и я найду куда из потратить. Так что десятка для меня минимум.

 

Мой человек в Париже работает, это он говорит что ты просишь много.

—Ну и что,  что много. Это и есть очень хорошо. Я же гарантию представляю. Так что риска нет никакого. Ты мне еще скажи вот что. Ты говорил у тебя есть в Провансе некоторые знакомые -родственные фирмы производящие эссенции. Дай мне рекомендацию, я им могу сырье поставить, а их продукцию всю выкупить.

—Это как раз самое простое. С автомобилями то что.

—Беру все и все по себестоимости. За счет большого опта ты наладишь поточное производство и что мы не заберем с большим наваром продашь. И вообще надо продумать перенести части сборку к нам туда в Союз. Кабину, двигатель, электрику, трансмиссию брать у тебя, а у нас осуществлять окончательную сборку.

—Игорь ты каждый раз меняешь схему. И кроме того я многое что ты перечислил сам закупаю и не только во Франции. Частично двигатели и электрику например беру у бошей.

—Поль. Схему я кардинально не меняю. Я ее постоянно усовершенствую. Но если мы совместно будем брать тех же двигателей больше, то за счет опта их в цене всегда подвинуть можно. Тоже дополнительная прибыль.

-Хорошо я все еще раз просчитаю, но и ты если у меня появятся излишки то сразу из забираешь и проплаваешь.

—Да конечно так и будет. Но ты обещал кредит протолкнуть.

—Я плохо понял этот термин ПРОТОЛКНУТЬ, я обещал посодействовать.

-Скажем так. Если я его получу то так и будет. Я всегда гарантирую покупку твоих излишком по себестоимости. Если хочешь на всякий случай можем протокол составить.

—Хочу.

Составили я еще раскрутил его на 60 литров солярки. За это посоветовал  все таки увеличить экономность своих двигателей несмотря на  большую их стоимость. И уж за этот совет попросил брать наше литье на двигатель. Сказал будет думать.

Потом мы объехали весь Прованс из семи сотен фабрик по производству эссенций побывали на семи и были у четверых фермеров выращивающих всю эту пахнущую разными разностями траву. Поля растущей лаванды вообще мозги запаривают и запахом и  и неестественным фиолетовым цветом. Спали в машине,  снять где то номер надо было крюк делать большой. Ели только то что бог послал. На сей раз он послал только длинные французские булки разрезанные  вдоль пополам с запихнутой туда колбасой и сыром и залитом именно провансальским майонезом.

—В каждом деле есть черная и белая полоса. Ну кто может похвастаться, что ел провансальский майонез, в Провансе и сделанный там же из прованского оливкового масла.

Водила только промычал жуя.

-Угу.

А чего ему жаловать за все плачу я , а следовательно его командировочные остаются при нем. Впрочем французы и не стесняются так питаться. Мы хоть в машине уплетали эти длинные багеты. А то идет себе такая  себе миниатюрная девушка и впихивает в себя такой багет в половину своего роста. У них пожрать так дешевле не бывает.

Возвращались через Лион, заправились у самой границе во Франции  соляра  дешевле и несмотря на усталость все таки добрались до своих постелей. Водитель тянул из последних сил и мне приходилось его развлекать своими разными историями. А то уснет и все. Приехали.

Завалился спать без задних ног, снилось только одно, что я не могу уснуть.

Утром проснулся поздно в семь Все еще спят, я же обдумываю нашу поездку по Провансу и не понимаю .Постоянно не понимаю, ПОЧЕМУ ОНИ ЭТОГО НЕ ВИДЯТ. Боле того они ВСЕ этого не видят. Они не видят где деньги валяются под ногами. Можно конечно это объяснить нашим социализмом на всю голову, но и у них таких много. У нас же почти все этого не видят.

К восьми мои дамы -мадамы начали вставать. Мадам нисколько не стесняясь пошла в туалет в неглиже накинув только не застегнутую рубашку.

— Не понял, чем вы тут без меня занимались, пока я  ездил деньги зарабатывая.

—Ты что дурак , такое на меня подумать.

Сказала зло Валя.

Мадам вышла из туалета ,рубашку правда застегнула на две пуговицы и спросила

—Отчет давать..

—Сначала оденься.

—Я так дома всегда хожу.

-Так то дома, а ты сейчас в гостях.

—Нет я сейчас как раз дома. Не забывай это. Другого  у меня сейчас нет. Ты что сказал зарплата как в посольстве и остальное то же,  и жилье и питание. Так что я как раз дома.

Кстати и о питание тебе подумать надо. У нас сейчас в доме что называется шаром покати.

—Ну уж нет, о питании вы как ни будь сами по беспокойтесь. Моя задача деньги зарабатывать. На еду денег выдам .Не вопрос.

—Так значить о том что это мой дом тоже ты согласен.

Вот зараза, нашла так нашла. Ничего не скажешь.

—Дом тоже подразумевает все таки некоторые нормы общежития.

—Согласна, я ненароком просто забыла о том что у тебя такая ранимая душа.

Работу принимать будешь или мы еще до обеда так гыркаться. Завтрак нам сегодня не светит.

—Буду.

Она села на кровать в позе лотоса светя всеми своими премудростями протянула несколько листков и дала калькулятор сказав

-На считай.

Валя закатила форменную истерику.

-Ну сколько это можно терпеть. Ты что сумасшедшая, у тебя что как Екатерины второй бешенство матки а ну быстро штаны надела, а то выгоню тебя отсюда будешь своей старой пи-дой светить по всему Женевскому озеру.

Та издевательски действительно встала и светя своей бритой пихвой, это по украински, начала действительно натягивать трусики а потом и штаны. Она действительно светила своей »машкой» если не по всему  Женевскому озеру то точно по всей нашей комнате. Я действительно не мог глаз оторвать от ее бритой внешности. Да видно не наш человек, уж очень видно она объевропеилась. Кроме того  мужиков у нее тут точно не было. Нагнал я их сразу. Как только она одела свой чисто выбритый лобок и свои такие своеобразные тонкие усики, наподобие коих наблюдаются у кавказских жиголо,  во все женские принадлежности она встала и  начала все таки извиняться.

—Извините меня ребята старую дуру. Хотела подурачиться , а вышло все наоборот. Бери считай и подвинула ко мне весь портфель.

Пересчитал все ровно. Впрочем я даже в этом и не сомневался, ну разве чуток. Вдруг бриллиантовый блеск  ум полностью сожрет.

-Валя одевайся к ювелиру сходим прогуляемся , а ты наказана на сегодня останешься без сладкого будешь целый день на телефоне сидеть.

Эта язва не осталась в долгу и опять съязвила.

—А как  там наши хлебозаготовки.

—Твою же мать, ты для своего остроумия и язвоблудия найди кого то другого. Я не зерном ездил ,а за самосвалами. Чтобы наши мужики могли на них все таки  побольше зарабатывать, чем на допотопных КрАЗах. А еще ездил в Прованс, чтобы наши мужики которые побольше зарабатывать станут смогли не в три дорого своим женщинам  французские духи покупать. Не в три дорого, это не оборот речи. Это значить втрое дешевле чем сейчас. Понятно. Так что твоя язвительность тут неуместна. По делу  можно мне говорить все что угодно, а вот лясы чесать и свое абстрактное остроумие проявлять ты  будешь в другом месте. Если такое будет происходить так же часто как и сейчас.

—Возьми меня отсюда в Париж. У меня и паспорт дипломатический есть.

Вдруг сказала неожиданна она. Но тут опять завелась Валя.

—Вот же нахалка бесстыжая.

—Да нахалка и бесстыжая. Но пойми я хотела для тебя и для него как лучше сделать.

—Вот уж действительно нахальство  второе счастье. Ты что умалишенная если считаешь ты меня видом  своей бритой пи-ды  обрадовать  решила. Нахалка из нахалок.

—Валька не ругайся. Все мы знаем все слова, но не надо повторять их так часто.

—Ну она же просто идиотка и все тут.

—Слушай девочка и запоминай. Я расскажу что я о Вас вижу.

—Тоже мне вещунья  нашлась

—Я все просила не перебивать. Скажу немного только то ,что мне явно видно. Вы явно давно знакомы. Не так как мы все без году неделю. Следовательно ты подруга его мамы  или дальняя родственница, или подруга родственников. Это впрочем не важно.

—Тебе какое дело. Не твоего к нам лезть.

—Ну вот значить так оно есть, если тебя так зацепило. А ведь у него невеста есть  он сам  нам говорил.

Тут уже я окаменел не ожидал от нее такой подлянки. Но она продолжала дальше.

—У тебя тоже наверное кто есть там в Союзе. Вот вы сдерживались, сдерживались и через все эти три табу перешагнули. Воздержание опасная штука. Например по мне видно и очень отчетливо. Он наверное еще маленьким мальчиком тебя любил, и ты наверное его маме говорила какой у тебя красивый и умный сынишка растет. Вот все это разорвав вы и получили наивысшее  блаженство .А сейчас так его вообще не полюбить не возможно. Он мал-мальцом а силы духа у него на троих бугаев хватит и в придачу ума палата. Он видит то ,что мы все  невидим и проходим мимо. Это уже абсолютно доказанный факт. А мы бабы кого любим, Сильных. Уже потом красивых и все остальное, вот и ты не смогла устоять от его силы. От силы его чар. Идет пацан ,пацанов и у него все получается. Дядек старых толстых и важных поганой метлой разгоняет, как не полюбить такого. Так вот сейчас у вас пик ваших отношений. Дальше он пойдет резко на снижение, собственно также как он рос вверх.

Тут уже и мне стало просто академически интересно. Пик это уже география.

—Скажи а почему ты считаешь что это пик отношений, а не допустим горное плато где мелкие взлеты вершин  и  низы перевалов находятся  на  довольно таки большой высоте.

Она просто дура ,сказала Валька, но вижу ее все это очень зацепило.

—Дура то я  дура. Я уже извинилась. Не надо было это начинать, но если начала уж позвольте закончить. У тебя умная и довольно таки мудрая голова. Но кто тебе сказал ,что у тебя такая же мудрая головка…. Ты себя ведешь в данном смысле как простой пацан своего возраста. Ты спроси своих сверстников если бы была у них возможность. Ответ был бы один. Всех баб бы перетрахал. Ты еще ведешь себя относительно сдержанно, но  другое поведение  твое тоже возможно. Сейчас скажи любой кто тебя знает я тебя хочу идем в постель. Так любая не откажет. Скажи мне я хочу тебя трахнуть, так скажу о наконец то он меня оценил.

—Игорь, ну хватить эту полоумную слушать.

—Пусть говорит. Много фантазий, я например не думаю что буду гонятся за каждой юбкой.

—Не будешь, это потому что ты себе уже цену знаешь. Вот  и Валя у тебя красавица. Как в том фильме»Кавказская пленница».Комсомолка , спортсменка и просто красавица. Если честно и покрасивей той артистки будет, да и спортивных достижений  у нее побольше. Он у нас как магнит ,как солнце. К нему все прилипают. Я вот уверена ты не только ради секса к нему прилипла или ради материального благополучия. Ты…

—Да заткнись ты. Не твое дело, что у нас и как.

—Не мое конечно. Но в небольшой мере его благополучие это благополучие всех нас  вместе взятых. Как не странно благополучие всех граждан всего Союза тоже. И меня лично тоже и я надеюсь  немного чем всех остальных граждан. Мы все таки работаем вместе. Так что это пик, а чтобы понять это Вас надо разлучить на время и Вы поймете это пик или что то другое.

Я ей ответил это все бездоказательно, одни бабские рассуждения. Тут Валя чуть не плача ей ответила.

—Что я дура по твоему и ничего не понимаю. Разница в десять лет все же играет большую роль. А если рожу так и еще больше  она видна будет. Ни какой спорт  не поможет.

Отвернулась и совсем заплакала.

—Валечка, милая ну не плач  ты. Это все бабская зависть не более того. Я ее лохаря нагнал так она и метет своим помелом бог знает чего. Да и чешется у ней в одном месте видно уже прилично. Точно  в Париж отправлять надо.

Все сразу удивились.

—Есть такая ЖД станция на юге Одесской области ей там самое место будет. Трепи языком с кем попало и с любым трактористом чесотку межножную удовлетворить можно без проблем. Тебе со мной хорошо, мне с тобой хорошо, нам вместе всегда хорошо

 

—Игорек да права она, права. Но кто ее просил языком своим метелить как помелом. Нам хорошо сейчас это факт, а вот отпусти тебя на квартал или на месяц и что будет. А у тебя работа такая я за тобой не успею. Отпусти тебя и ты тут же другую Валю найдешь или скорее всего она тебя. А я так не хочу.

 

-Да и я не хочу. Давай жить вместе и все. Пусть все нам завидуют. Они сейчас все нам  просто завидуют. Нам вместе и тебе лично. Ее причитания не стоят и ломанного гроша. У нас с тобой другая проблема намечаются. Многие меня просто ненавидят. Многие желают моей смерти, а некоторые и готовят  все чтобы она наступила как можно быстрей. Я многим поперек горла стою. И тут и там одновременно. Кроме того сначала по мне бить не будут. Уже поняли бесполезно, а будут бить по окружению, в том числе и семье и кстати по сослуживцам тоже. Поэтому о реально зарегистрированной семье я пока и помалкиваю, а то предложил  тебе и руку и сердце. Опасно это очень.

Это ты себе такое оправдание придумал в подтверждение ее слов, сказала Валя мне очень грустным голосом.

—Увы, к сожалению это правда. Вот нагнал я ее лохаря. Так он мне мстить всю жизнь будет. И весь МИД в придачу.

Чем комитет сейчас занимается. Ловит диссидентов. Посмотришь на их фотографии и сразу видно жалкие, ничтожные люди. Этим они отводят внимание от главных разрушителей нашего государство. И вдруг один мальчонка начал чего то исправлять.

Да в экономику лезет, то там исправит полный идиотизм то здесь. И в армию тоже. То то не так,  то это. Пока терпят потому что потребность во мне есть. У них мозги жиром заросли вот они Маркса и Энгельса впрягли свои косяки  прикрывать. Поэтому и опасно, поэтому надо постоянно  быть нужным и как не странно по обе стороны Атлантического океана. По  моему мнению они уже давно всю эту коммунистическую кодлу на поводке ведут. Пока на стрижку, а когда надо и на убой поведут, а они за собой весь народ потянут.Вот такая сейчас у нас в стране обстановка. Какие у нас кадры руководящие.Везде одни тупари. Возьми вот эту несносную Мадам, Поставь ее районом командовать и она решит многие проблемы. Но ведь   ставят одних дураков и проходимцев. Это у нас. На Кавказе и Средней Азии там вообще 100% у власти на всех местах одни только жулики. Место участкового в деревне глухой и то продают за деньги.

А КГБ ловит полу ненормальных диссидентов вроде этого выжившего из ума Сахарова или человека с говорящей фамилией СОЛЖЕницын. Опасно со мной предупреждаю.

—Опасности я не боюсь. Иначе бы парашютом бы не занималась. А вот на время нам разъехаться надо. Там и посмотрим действительно серьезно у нас так или все таки она права это приходящее и уходящее.

Я хотел еще ей ответить, что все это ерунда .Что это причитания неудовлетворенной бабы. То да се. Но тут позвонил телефон. Петрович из Москвы звонит.

—Завтра тебя ждут. Утром прилетит самолет. Будь готов.

И все трубка только противно  прерывисто гудела.

-Что завтра.

—Что завтра.

Раздалось со всех сторон.

—Завтра  утром за мной прилетит самолет. В Москву срочно вызывают.

—Я лечу с тобой.

Для меня сначала смутно, потом откровенно ясно дошел смысл всего то этих нескольких слов. Я  пронзительно- вопросительно посмотрел на Валю и она ответила тоже просто.

—Я так решила.

И добавила потом.

—Она права.

4-5. Возвращение в Европу.  Москва-Завидово.

Опять зазвонил телефон. Я даже обрадовался, наверное опять все отменили в последний момент. Но нет звонят из посольства и сообщают заедут за нами в семь утра. Валентина сказала

—Ну все, надо собираться.

—Не надо нам это все запакуют и я привезу куда скажешь.

-Не надо. Нам действительно надо сделать паузу.

Только и смог ,что зло ответить.

-Да, да надо сделать паузу длинною в жизнь.

__Да нет, ты же сам говорил что и корабли потом встречаются в море и портах.

На меня напала какая то странная отрешенность, я просто ничего не понимаю. Как же так все было отлично и из-за одного разговора вздорной бабы все коту под хвост. У меня к тебе просьба сказала она.

-Говори, но у меня к тебе тоже.

—Какая твоя.

—Говори первая ты первая  это сказала.

—Хорошо. Ты ее не гони. А твоя какая.

—Ты тоже ее не гони.

Кого ее.

—Мою помощь, в случае чего.

-Нет, нет и еще раз нет. Ты пойми я в твоей помощи растворюсь. Ты не заметил , что я стала другая. Раньше я за себя все решала сама, а потом ты за меня почти все решал. Твоя помощь пригодится еще нашей стране, я например в этом абсолютно уверена.Нам надо побыть отдельно. Там посмотрим.

Я все понял. Скорее всего это навсегда. Но ничего не сказал. Она уже все решила сама и за себя и за меня. Но все же пытаюсь найти выход.

—Перед тем  как помогать всем, необходимо помочь своим близким. А сейчас у меня нет более близкого человека чем ты. Из-за этой несносной Шапокляки и ее несносного языка у нас все наперекосяк пошло.

Она отвернулась ко мне спиной уткнулась в подушку .Только ее плече выдавали слегка вздрагивая, что она просто плачет. Я не стал ей в этом мешать, я ее тоже понимаю. Ей тяжело так же как и мне. Через некоторое время она успокоилась, пошла умыла лицо и спокойно мне ответила.

—Этот проклятый звонок нас разлучил. Ты его ждал, ты его давно ждал. И что было бы если бы он прозвучал  даже через год. Все было бы тоже самое. Я бы все равно тебя бы потеряла, но при этом бы потеряла  и себя. Нам надо некоторое время  потерять друг друга. А там посмотрим серьезно это у нас было или не очень. И помогать мне не надо. Прошу тебя. Ты же сам говорил как детей портит помощь родителей. Ведь говорил.

—Мало ли что я говорил. А теперь слушай и не перебивай.

—Нет и еще раз нет. Ты просто хочешь меня испортить.

—Конечно, нет ты мне такая всегда нравилась еще с моего с самого раннего детства. Одна улыбка добрая и веселая чего стоит..

—Послушай любимый…

—Ты никогда не  называла меня любимым.

Она поцеловала меня и мы закружились в танце любви. Все горести были забыты.

Но  как у золушки все закончилось не в 12-00 ночи, а под утро. Сказка закончилась. Пора собирать вещи.

—Эти индийские тряпки в правительственный самолет не возьмем. Не поймут. Я здесь все продам они экзотику любят. Деньги на твой счет положу либо в «РИОфинанс» либо в «РИО свисбанк». И даже не спорь. Это не я тебе подарил ,это индусы тебе подарили. И не перебивай меня дальше. Я в Одессе построю такую тебе дачу-дом, в собственности официально она будет тоже всего оформлена на мой банк, там же будет лежать доверенность  на твое имя. Это тоже не помощь, это не в собственность, а во владение.

—Я и то и разнице в этом не знаю, но навряд ли буду там жить.

—Поживем увидим.

— В Союзе может быть все что угодно. Кроме того не дай бог конечно, заболеть можно или родственникам плохо станет. Так что счет здесь это спасательный круг, дом там  это все таки крепость за которым все можно спрятаться от разных невзгод. Не спорь все так и будет. Там дальше сама решишь что со всем этим делать.

Только смотри аккуратней в случае чего. Я имею ввиду смену девичьей фамилии.

—Ты, ты, ты дурак.

—Знаю что дурак, если не смог сохранить нашу любовь.

Ручеек ее слез, потихоньку перерос в небольшую речку. И тут нам в дверь позвонили. Я ответил сейчас, а Валька рысью метнулась к умывальнику. Спускаемся крикнул и мы присели на дорожку. Последние десятки секунд любви и все.

—Все идем. Пошли Валюша, а то сейчас опять звонить будет.

Нас завезли сразу в аэропорт. Завезли в сторону от аэровокзала .Именно там и стоял это  злосчастный для меня Ту-134.

—Вот гады, для пары человек целый самолет гоняют, на 70 мест.

Только и мог прошипеть со злости.

У трапа стоял их пограничник. Он даже на нас не взглянул проштамповал паспорта и пожелал приятного полета.  Наверху  у входа в салон миловидная стюардесска прощебетала.

—Проходите, мы ждем Вас.

Хотел нагрубить, типа а что у вас тут не заходят а пролазят и вякнуть если надо подождете еще. Но не стал, она тут не причем.

Нас провели в передний салон, это самый что не есть для боссов советской мафии. Посадили в огромные но удобные кресла. И пристегнули. Каждого по отдельности. Символично.

Мы пробились сквозь плотный слой облаков и ярко, сразу очень ярко засветило солнце.

Сплошные символы однако сопровождают меня. Я пытаюсь что-то сказать Вале. Она мне только сказала.

—Не надо слов, не надо.

Может она и права, сейчас уже все сказано и хуже того сделано. До Москвы каждый думал о том же , но теперь уже порознь.

Теперь ныряем  уже вниз, и уже почти на посадке показалась земля. Как всегда у нас. Несмотря на слегка идущий снег сверху видна вся наша не ухоженность.

Нас уже ждут две волги. В одну насильно садят меня во вторую ведут Валю.

—Стойте, стойте.

Кричу всей  своей глоткой. Она же замерзнет. Я никуда не поеду пока не куплю пальто.

Детина размером в шкаф что-то буркнул. Нас посадили в одну машину и повезли к аэровокзалу. Нас то ли арестовали, то ли еще нет. Детина буркнул еще раз и для Вали вынесли аэрофлотовскую шинель в которой бортпроводницы ходят. Мне он ткнул почти под нос бумажку. Что это.

—Билет на ближайший рейс   в Одессу для  вашей спутницы.

Валя же подтвердила.

—Иди, иди меня посадят на ближайший рейс.

Это для меня прозвучало как приказ. Я повернулся уже уходить, но повернулся опять на 180 градусов и крепко, очень крепко ее поцеловал. Тут же повернулся опять и молча почти бегом направился в сторону моих »шкафов» ждавших меня чуть в сторонке.Боюсь не сдержусь. Действительно все уже решено.

—Поехали…

5.Завидово

Мы резко рванули и поехали . Меня опять пожурили за задержку. Я же сижу и просто молчу. Не до них сейчас мне. Ехали очень быстро , но все равно долго. Я думал это где-то под Москвой, на самом деле это чуть ли не посредине до Ленинграда. Начались проверки, одна за одной. Каждая  во все более тщательном режиме. Напоследок уже отобрали все вплоть до авторучки, провели по мне  магнитометром и заявили.

—Все вернем, не волнуюсь

—О этом я буду волноваться в последнюю очередь.

Я думал тут сплошная роскошь, на вид так просто дома. Тут и сельсовет может быть, а рядом баня к нему в придачу. Собственно в Кэмп-Девиде точно так же.

Шофер махнул рукой тебе мол туда. На входе в «туда» стоял очередной бугай  с очень злобным взглядом. Он только процедил сквозь зубы.

—Пройдемте.

Меня провели в довольно просторную комнату. Он  опять процедил.

-Сидите тут и ждите.

Я то вообще ждать не люблю, догонять то мне гораздо легче, впрочем и убегать тоже. Черт, тут еще и холодно, вернее прохладно, в машине теплей было. На мне все  еще индийские одежды , свитер и легкая шелковая курточка. В Швейцарии так ничего и не прикупил и времени не было, да там и не холодно было. Я стал прохаживаться, подошел к окну и долго смотрел на этот снег. Так рано выпавший и засыпавший всю Москву и окрестности. Послышались голоса.. Первым вошел «бугай» и  зло прошипел.

-Я просил Вас сидеть в кресле.

Тут появились еще двое о чем то беседуя друг с другом на ходу. Боже да я их обоих знаю. Один голос Петровича его я не спутаю, другой еще более специфичный и принадлежал он самому Леонид Ильичу Брежневу.

—И о чем вы тут беседуете.

С иронией спросил он.

—Да вот наверное ваш охранник считает, что ваша резиденция плохо охраняется.

У этого шкафчика челюсть упала ниже челюсти Брежнева. Тот на него  с удивлением посмотрел тот и начал оправдываться.

—Ничего я не считаю. Хорошо охраняется сочиняет все он.

—Ну вы же отчитали меня за то ,что я стол у окна, а не сидел в кресле. Следовательно вы считаете , что я смогу сбежать через окно.Это элементарно Ватсон.

—А причем тут Ватсон.

С юмором у шкафчика видно было туго. Впрочем это не входит в его служебные обязанности. Юрий Петрович сам застыл с каменным лицом, Брежнев же наоборот задорно рассмеялся.

-Вот значить какой он герой нашего времени.

Хотел ему сказать слово дважды, но вовремя прикусил язык .Он то уже трижды. Он тут же среагировал на мой  вид и позвал или Глашу или Машу и сказал ей

—Нам три чая, теплое одеяло и затопите этот чертовый камин. А то на юноша простынет, а нам он нужен живой и здоровый.

Через минуту принесли плед, через три чай, а через пяток минут уже полыхало пламя. Жизнь налаживается.

-Пей и рассказывай.

-Что рассказывать.

—Ну как ты докатился до такой жизни .Советский школьник и вот на тебе  то ли миллионер, то ли уже миллиардер.

С явным сарказмом произнес он.

—Скорее второе, чем первое. Честно не знаю, но по долгам точно второе.

—Вот не верю и все. Я не верю, все тебе не верят. Ну разве что кроме  Юрия Петровича. Не верит никто ,что молодой пацан за считанные годы может миллиарды одалживать и тут же тратить их. Не верю я и все тут.

—Если честно Леонид Ильич это право любого человека верить или нет. Но если Вы намекаете что меня ЦРУ завербовало то я наверно для них самый неподходящий объект для этого. Мою биографию посмотрите. При этом я совсем не исключаю возможность того ,что они какими то поблажками мне они хотят из меня сделать таким себе  экономическим Солженицыным.

—Вот это ты верно подметил. Значить ты сам сейчас сказал , что могли они тебя на крючок подцепить.

—Не говорил я этого. В принципе я сказал что могут на это рассчитывать, а не  то что они уже это сделали. Я отношусь с любовью к своей стране, но вот уж очень много у нас недоразумений. Исправим их и будем жить более спокойной и сытой жизнью. И они нам завидовать будут. Мы же сейчас ту в этом Завидово и находимся.

Он долго  молчал и вокруг все молчало. Но и этому пришел конец.

—Я вот Юре доверяю. Он еще малоопытный товарищ во всех наших интригах, но вот его интуиции я доверяю. Он вот благодаря своей интуиции медаль за отвагу получил,  и спас и меня, и себя, и шоферу нашему жизнь. Да и другие многие случае с его интуицией все в порядке было. Я тогда молчал ,но все помню. Ты не обижайся но все есть шанс , что именно на это и рассчитано что такого как ты, вернее такого типажа как ты они не вербуют. И поэтому завербовали.

-Я не обижаюсь. Такая работа и вас и этих ребят охранников никому не верить, особенно незнакомым людям.

—Биографию твою я знаю. И как ты алмазы в Гвинее тырил..

—Тырю.

—Что тырю,

—До сих пор я их тырю. Сейчас с Вами тут разговариваю, а алмазы до сих пор в Гвинее тырю.

Он опять рассмеялся.

—Но как все остальное, Почему это вдруг у тебя все получается.

—Я тоже думал по этому поводу. Как не странно очень много думал. Пришел к некоторым выводам. Я свою экономическую грамотность тут в Союзе не получал совсем.  Я ее получил уже там. Воздух не продавал , еще до этого не дошел, а вот воду в том экваториальном климате продавал и сейчас продаю. Чистую питьевую воду конечно. Каждый шаг просчитываю до копеечки и само собой все действительно получается. Это как у снайпера на войне.

Он аж удивился  этим сравнением и его орденоносные брови резко полезли вверх.

—Как это.

—Лежит снайпер день, два и глаз его что называется замылился. Он уже чего и нет уже видит. Мерещится ему. А вот что действительно важно уже пропускает. Его с другим меняют и оба опять видят хорошо, потом над о их опять на другие позиции ставить. Кроме того я все это начал в таком возрасте ,что никакие взрослые нельзя на меня не действовали. Табу для меня не было. Например никто в посольстве в Гвинеи не ездил на крайний северо-восток страны. Я один поехал. Первым и один. Вот весь куш и сорвал. Тоже один. Так оно и пошло дальше.

—Это я тоже знаю, но как тебе такие кредиты дают. Тут ты же не первый за ними обращаешься. Наши толпами бегают, а результата мало.

—У них нарушен алгоритм действий. Они бегут по банкам, как вы сказали, и кричат дайте денег. Я же не так. Я сначала в банк несу, а потом только под этот занос кредит получаю И при этом не трачу его, а  использую как залог для получения следующего. А что бы эта пирамида не развалилась все таки с завидной регулярностью провожу например торговые операции. Прибыльные операции надо сказать.  Они видят поток туда, сюда денег, отсюда и у банков ко мне доверие возрастает. Тут как раз и играет моя детская не зашоренность во всех вопросах.

Он про себя прорычал, пробурчал что и все членораздельно молвил.

—Вот и помоги стране. Если ты такой умный как Юрий Петрович говорит. У нас тяжкое, очень тяжкое положение с продовольствием. Говори что надо сделать, все сделаем. Но народ надо накормить. А то всем худо будет.

—Помочь это не тот термин. Как раз помочь я не смогу.

Петрович бедный аж подскочил со своего кресла.

—Если я буду только помогать, то будут палки вставлять во все колеса. Все кому не лень. И следовательно это, я бы сказал так, мало получится. Так что помочь не смогу решить эту проблему.

Но вот ее решить эту архи важнейшую проблему при  тех условиях что Вы только что сказали смогу. Тяжко будет ,но смогу.

Он не понял и переспросил.

—А какие это я такие условия тебе сказал.

—Вы только что сказали ВСЕ СДЕЛАЕМ.

Удивленным голосом сказал я, только  что.

Наступила тишина он опять крепко задумался.

—Вот видишь Юрий Петрович я же говорил он не сам по себе, он уже пытается нас за горло взять.

Мои глаза полезли на лоб, его голос стал таки довольно жутким. Опять возникла пауза. Петрович спросил.

-У тебя есть что сказать.

—Я вообще ничего не понимаю. Где и кого я за горло беру например. И как можно решить проблему нехватки с пяток миллиардов долларов ничего не предпринимая для этого. Необходим ряд мер и притом многих мер, которые все завязаны в один узел и притом эти меры должны быть сделаны либо все либо и начинать ничего не надо. Пусть идет как идет и господь всех рассудит.

—Ты мне это брось тут религиозную агитацию разводить.

—Но я же не Иисус Христос чтобы тридцатью хлебами весь народ накормить. Вы говорите любые меры, потом вроде считаете это шантажом с моей стороны. Я честно не понял , что от меня в такой ситуации требуется.

—Ты за мое иносказательное слово схватился. И пытаешься …

Сам же и не смог даже сказать , что я пытаюсь. Пока вроде вообще ничего. Но само собой это пока, и он это почуял и встревожился.

—Вот ты скажешь отменить Советскую власть и закрыть Коммунистическую партию за эти 5 миллиардов.

—Не скажу. По простой причине это не поможет это , и пять миллиардов за это никто не даст.

—Слушай  Юра, а он точно не от мира сего.

Тот машет головой. Мол да я вас предупреждал.

-Хорошо так говори тогда что надо сделать. А то мы вокруг да около.

-Надо сделать ряд мероприятий связанных между собой. Часть я могу озвучить здесь и сейчас. Часть только Вам лично Извини Юрий Петрович так надо. Только еще раз предупреждаю их надо делать все вместе только тогда выкрутимся.

—Да говори же наконец что делать.

—Во первых надо поднять цены на хлеб…

—Нет, нет и еще раз. Мне и без тебя это тысячу раз предлагали. Тоже мне советник нашелся.

—Вы не дослушали меня.

—Продолжай.

—Надо поднять цены на хлеб так чтобы это АБСОЛЮТНО не отразилось на благосостоянии советских людей. Как это сделать. Это действительно просто. Допустим каждый человек  в день съедает в среднем полбуханки хлеба который стоит 14копеек. Так вот он идет в магазин и покупает эти полбуханки хлеба теперь за РУБЛь 14 копеек.

Его брови опять полезли вверх.

— НО при этом в конце месяца, недели или допустим декады государство ему возвращает  30 рублей, семь или десять. То есть возвращает ему  эту переплату рубль в день. В бюджет это ничего не даст. Но нам этого и не надо. А вот каждый гражданин теперь любую корку хлеба выбрасывать не будет. Потому что знает. Это дорого. Чуть   аккуратней веди себя  с хлебом и в кино или на мороженное с цветами  своей девушке лишний раз подарить можно. Кроме того колхозники тут же перестанут хлеб скупать на корм скоту. Сейчас им это элементарно выгодней чем даже чистым зерном кормить . Так вот каждый человек от этого ничего не потеряет, а только несколько приобретет. Бюджет впрочем тоже. В ресторанах и кафе например можно  брать по новой цене и само собой с ресторанной наценкой.

—Действительно мозги набекрень у него, не так как у нас работают.

—Но  зерно то мы  меньше тратить будем.

—Так мы денег на это не заработаем значить, а потребление хлеба уменьшится, значить люди станут меньше есть..

Вопросительно чуть ли сам себе он задал вопрос.

—Нет. Есть они будут также. Они  хлеб будут меньше выбрасывать и совсем перестанут  им скот кормить.

—На сегодня все. Мне даже какие у тебя предложения лично для меня.

—Не для Вас лично. Для всей страны. Но ваше слово решающее.

Все отбой мне еще переговорить надо кое с кем. Ты иди отдыхай, покажут где.

И  сразу молча  ушли с Петровичем, поплыли куда то по входящему в эту большую комнату коридору.

 

6 Завидово- Москва.

Меня завели в какую то келью. Иначе эту комнату и назвать то нельзя. Окон не было и дверь закрывалась только снаружи и само собой открывалась также. Сон победил голод и провалился практически не  раздеваясь. Снились какие то кошмары. Огромная толпа собралась на площади где стоит памятник Дзержинскому возле КГБ и его  беснуясь и крича его повесила. Представить себе чтобы памятник Дзержинскому повесили это надо иметь большую фантазию, чем в фильме «Джентльмены удачи»,Там дерево ВО и был памятник который нельзя посадить. А тут толпа крича пригнав строительный кран его подвесила за стропы и  от этого пришла в неописуемый экстаз. Чем закончилось дело во сне я так и не узнал. Постучал один из «шкафчиков» и сказал идем ужинать , а то кухню закроют и будешь тогда есть только холодное. Заботливый он однако, это уже радует. Значить я все таки не арестован.А то разные слухи разносятся.

Привели в простецкую столовую накормили жареной картошкой с белыми грибами, сверху был положен огромный кусок мяса и само собой чай. И сообщили важную новость.

—Есть захочешь в холодильнике возьмешь.

-Не возьму. Заблужусь тут я у вас.

-Но тогда возьми тарелку с мясом, картошкой и  грибочками .Само собой взял.Одна баба другой сказала.

—Смотри какой хилый а ест за троих. Не кормят их в этих европах наверное.

—Не за троих, а раз в день за три раза. С прошлого вечера ничего не ел. Не до того было.

-Ничего не волнуйся у нас откормим. Недельку поживешь  откормим. А то тебя язва свалит через пару лет.

Взял тарелку и пошел в свою келью ,шкафчик за мной..

—Что меня тут на неделю замуровали

-Не могу знать

-А кто это баба .

Он усмехнулся уже полной открытой улыбкой и сказал.

—Так это Виктория Петровна, жена Леонида Ильича.

Тут уже у меня челюсть отвисла, еще пониже чем у ее мужа. Думал меня привели на холопскую кухню. Сытно, вкусно накормили и иди себе. Жди пока позовут. А у них тут действительно просто. Спросил «шкафчика» я обычно в пять встаю ,мне побегать надо.

—В семь ноль –ноль по Москве, в пять ноль-ноль по Европе я за тобой зайду..

Выкрутился зараза, чтобы рано не вставать.

Провалился в сон, ночью действительно сожрал все вареное мясо с грибами, а вот картошку не осилил.

В семь действительно пришел шкафчик» и мы побежали. Я в основном полз по снегу. Мне выдали валенки, шапку ушанку от очередной фуфайки я отказался. У нас в Одессе на вопрос какой самый короткий анекдот обычно отвечают,»Еврей дворник». Тут у меня было примерно тоже самок.»Одессит в валенках» да еще пытается бегать по полуметровым сугробам. Потом само собой душ и отдых. Прикрыл глаза и перебираю все нюансы. Даже вот такой. В дверь постучала одна баба  так и сказала.

—Я баба Глаша иди завтракать, дорогу покажу.

—Уже иду.

А ведь это тоже  знак, хотя бы того что меня не охраняют так уж сильно, и баба Глаша уже знает, что я еще здесь могу появляться еще. По этому нечего тянуть надо сразу знакомиться и мне знать кто чем тут занимается. А может у меня уже мании начинаются, кто его знает.

За завтраком собрался весь женсовет во главе с Викторией Петровной. Я ем уплетаю все русские домашние вкусности они сидят и все мне в рот смотрят.

-Вы чего так на меня смотрите. Как будто  боитесь что я у Вас денег в долг просить буду.

— Юморист однако. Вот и расскажи кто ты и откуда к нам сюда свалился.

-Охрана все знает

—Так то охрана, а то мы. Вот не дадим тебе сладкого или мяса на ночь вот тогда и будешь нам на все вопросы отвечать. Мы тоже шутить умеем.

Уже добродушно сказала жена Брежнева.

—А что говорить. Типа из чьих холопов буду…

Тут они уже все смеяться начали. Фильм с этой фразой только вышел на экраны страны.

—Так я сам по себе. Я как тот кот который гуляет сам по себе.

—Говорила я тебе ,юморист он у нас.

Сказала баба Глаша обращаясь к председателю этого женсовета Виктории Петровне.

—-Так вот пусть и расскажет что ни будь смешное.

—Все правильно. За хлеб за соль, да предоставленный кров с путешественников разные истории с ними  происходившие  в оплату брали.

Итак мне надо познакомится с одним зам.министром отдыхающем  в Трускавце…

И я начинаю им рассказывать  свои «дудочки». Хохот и гомон стоял такой что прибежала охрана. Бабы ржут и всех слезы от смеха пошли те не понимают в чем дело.И тоже ржут смотря на них. Я продолжаю свою клоунаду.

—У нас в Одессе есть такая себе народная песня, « как на Дерибасовской угол Ришельевской» и напеваю им главный мотив. Так они сюда прибежали вас  от меня спасать, а вот вдруг я тоже вас так ограбить хочу… ну типа как те бандиты…

Бабы уже реветь со смеха начали.

—Это все так. Ведь деньги в долг я уже почти начал просить.

—Все хватит , а то мы точно тут на старости лет рожать со смеха будем. Все иди. Но учти потом еще что ни будь расскажешь.

Одна бабка в догонку все же спросила

-А почему это по телевизору не показывают

—Так Михаил Андреевич запретил.

—Все иди отдыхай.

Такие разговоры тут не приветствуются понял  сразу.

А телефон тут есть, заграницу позвонить можно…

—Это их тоже рассмешило.

—Телевизор есть иди покрути у нас тут пять каналов показывают.

Да они наверное считают это верхом цивилизации. Впрочем покрутил и нашел одну почти юмористическую передачу  в которой выступали не клоуны , а советские изобретатели.

Один за одним гундосил одно и тоже. Я такой хороший, я изобрел то да се. Это даст заводу миллион прибыли, а государству миллиард экономии , но мой директор такой сякой подлец не хочет внедрять мои изобретения. Итак всю передачу подряд и все изобретатели подряд,  все ноют и ноют . Мне если честно смешно стало ,но все же интересно. Если не хочет внедрять значить им это невыгодно. Невыгодно всем их директорам. А это уже интересно .Почему им невыгодно. Бум думать надо разобраться. В чем то смысл такого поведения директоров  все же есть. Не вредители же они на самом то деле. Вечером была еще одна встреча с Брежневым уже тет а тет. При этом я попросил его пройти прогуляться. А то вдруг и его слушают.

—Идем на сон грядущий прогулка не помешает.

Мы зашли так чтобы ветерок дул на нас и он сразу спросил.

—Что все так серьезно

Я его и не понял. То ли о моих предложениях это он, то ли о том что и его могут слушать. Ответил просто.

—Более чем.

—Давай начинай только четко и быстро.

 

-Я вам тогда дал первое предложение, оно самое простое и его внедрить на самом то деле очень просто. Так это  наверное самое тяжелое. Но без него тоже никак не обойтись. Надо поставить одной дружественной стране оружие. Но само собой непростое  , а как вы понимаете самое ,что ни на есть сильное. Они сами собственно его разрабатывают и рано или поздно разработают. Но уже без нас. А это и потеря престижа в их глазах и мы с этого ничего не поимеем. При этом для нас это ничего не стоит. Даже наоборот чуток склады расчистим и можно даже запустить информацию что миролюбивый Советский Союз избавляется  в одностороннем порядке от него. Применить даже нам эти боеголовки уже тоже невозможно. Они были сделаны для очередной царь-пушки и царь-миномета калибром более 400 миллиметров. У нас они лежат пылятся и от них одни убытки и никакого толка. Так вот предлагаю в очередной раз их как бы использовать в мирных целях,  попытаться взорвать водораздел между Камой и северными реками. Это конечно полностью не выйдет, но дюжину зарядов можно продать Индии. Это даст все таки некоторый доход в валюте , но и подстегнет например Пакистан более активно покупать у нас нашу тоже лишнюю военную технику. А их рис,  и просо  нам не помешает. У нас узбеки, таджики со всеми  остальными басмачами этот рис жрут как парализованные.Само собой надо Ваше добро на Продажу в Пакистан этой технике. У нас опять таки ее слишком много. Надо дать разрешение через меня торговать со всеми странами в которых можно зерном разжиться с которыми СССР не имеет сейчас никаких отношений. Так с миру по нитке закроем брешь в зерне.

—С Индией это ты конечно круто придумал. Все равно узнают. Рано или поздно.

—Поздно уже не важно будет. А сейчас все таки с моей стороны утечек не будет. Продуманно вплоть до мелочей поставок через третьи страны.

—Что это за заряд ,напомни мне.

-Он называется РДС-41, 14 килотонн всего, а вот весит 570 килограмм. У нас уже к ним и пушек нет и минометов. Только в музеях остались.

—И что они согласны на такое.

— А куда они от меня денутся. Им главное  это иметь.

—И сколько платят.

—Пока хотят по три-пять лимонов за штуку. Но я еще буду торговаться.

—Куда деньги пойдут.

—Чай купим  и народ его будет пить, а не грузинский веник. Или рупии переведем в соседние страны и уже на них тот же рис купим. Кроме этой дюжины им еще  надо 2 на испытания Одну у нас ,одну у них. Это в комплекте уже бесплатно.

Он долго что-то мычал себе под нос .Потом начал говорить очень медленно как бы проверяя каждое слово.

—Торгуй всем чем хочешь, с кем хочешь. Только  зерно вези. Нефть ,лес, металлы все бери и на зерно.

—Вопрос цен на хлеб решаем.Многие против ,но я настаиваю. Тут вопрос самого внедрения очень важен.

—В Индию забирай эти штуковины, если тебе это так важно. Тут ты хитришь. Не вздумай кому-то еще продать. Накажу. Но мне еще надо с Гречко все уладить по тихому.

Танки, БТРы и все остальное можешь продавать без ограничений, но там у нас такая банда сидит. Будь осторожен. Что еще у тебя ..

—Остальное можно и в доме.

Собственно мы все по дороге домой обо всем договорились. Напоследок чтобы все слышали я обсудил с ним план забоя мяса.

—Смотрите. Все равно кормов на весь скот до весны не хватит. Как будут вести себя колхозы, совхозы. Выполнять решения райкомов и обкомов .А какие решения они в такой ситуации раньше предлагали. Они брали и говорили, надо  допустим половину или треть

Скота на мясо пустить в такие то и такие то сроки.  Потом распределяли на колхозы-совхозы и они начинали забивать согласно разнарядкам.

Он удивился и переспросил.

-А что можно как то иначе.

—Можно и нужно. Смотрите одно хозяйство на кило свинины тратит  десять кило условных кормов,  другой восемь, а самое передовое допустим семь. Так вот по этому показателю и надо, что бы в первую очередь забили скот в  самых плохих хозяйствах, потом в средних, а вот в самых лучших можно и не забивать совсем. Сверх плана не забивать конечно. Придется и корма к ним перевезти если надо с плохих  в хорошие. Сейчас мясо пойдет, потом потихоньку крупные поставки с Америки наладим. Так и выкрутимся.

—Завтра со мной в Москву поедешь. Пусть все видят , что ты мой человек. Меньше свой нос совать будут.

Утром мы буквально домчались. Вся дорога была идеально расчищена и при этом вся перекрыта.На старой площади мы вышли из машины  нас встречал Петрович с еще одним мужиком помоложе его и мы еще пяток минут обсудили кое какие мелочи. Это видно для того  чтобы вся цековская братия видела, «ты туда не ходи. Ты сюда ходи. Там тебе не только снег по голове падать будет…..» Петрович нас знакомит,

— это Вячек, но для тебя Вячеслав. Он твой ангел хранитель. Все вопросы к нему. Где жить, что пить…..

Я тут же с язвил

—С кем спать

—Нет с кем спать нет, а вот где так это тоже к нему.Деньги у тебя есть…

-Рублей нет.

Это тоже к нему.

Сам пошел в ЦК , а Вячек сказал мне.

—Нам напротив.

И почел тоже в ЦК , но теперь уже в ЦК ВЛКСМ.

По дороге он меня просвещает.

—Петровича выдвигает Брежнев в кандидаты в ЦК КПСС и обещает через пару лет  полностью его членом сделать.

Я улыбнулся с грустью.

—Что то не так.

—Да нет. Иди знай был хороший мужик а тут его членом обзывают и он им точно станет, а вот останется ли он хорошим мужиком при этом , это вопрос.

Он хмыкнул, но промолчал. Пришли, ключи ему дали сразу меня проверили и внесли в особый список.

—Сейчас придет секретарша. Она скорее всего стучать будет. Так что ты с ней поосторожней.

-А что не мы себе команду подбираем.Скорее всего это компромисс.

—Типа меня контролировать

-Да, тут это само собой.

Зашла девка  довольно симпатичная, но я бы определил ее амплуа так.- Давалка.

—Тут телефон есть, за границу звонить можно.

Само собой.

-Так звони в Париж в посольство.

Телефон у нее уже был. Я поговорил чуть ли не час со своими бабаньками, обсудил кучу мелких вопросов. Вплоть до получения топливных карт «Тоталь» для них и для посольских работников.

—Соскучились мы все. Приезжай скорей, много дел. А то тут или перелюбим все друг друга или загрызем. Нас уже трое, а это уже сила.

—Без меня никого не любить и не грызть. Это приказ.

Ответил я Мадам. Пусть теперь разбирается что за топливные карты или карты разборки автомобиля. А может у нас такие шифрованные слова, а мы тайно планируем на части некоторых  руководящих товарищей разобрать и бензинчиком полить.)))

КГБ зае  —тся меня прослушивать и проверять.

 

  1.                                  Юность моя препаршивая.

—-Вячеслав где я жить буду,где работать, у меня  нет одежды и пока денег тоже. Тот даже смутился не зная ,что сказать.

-Жить будешь в «Юности»,работать  здесь в ЦК ВЛКСМ. По деньгам честно говоря не знаю.

—Ты меня не понял, деньги у меня есть, но они на сберкнижке в центральной одесской сберкассе находятся. И самой книжки этой сберегательной с моими цифрами со мной нет. Надо в Одессу слетать, забрать ее и денег снять.

—Нет, тебе сказали в Москве сейчас находится. Гостиница тебе оплачена, завтра скажу как тебе твои деньги получить. Сейчас держи четвертак больше не могу, не потому что не хочу , а просто у меня больше нет .Поехали покажу где жить будешь.

Мы прошли вдоль политехнического музея и вышли как раз к этому «железному» Феликсу .Стоит себе и никто его не повесил. Он же памятник. Приснится же такое. Сели в метро ,как простые нормальные люди и вышли на станции метро «Спортивная». Гостиница «Юность» рядом. На вид стекляшка, стекляшкой. Развратился я в этих европах, в ней мне все было не так. Грязновато, вечером пьяные комсомольцы с не менее пьяными комсомольцами элементарно спать не давали. Мой полулюкс отличался от  простого номера только тем ,что в нем было одна кровать , в придачу не работал телефон и в унитазе все время на мозги мне вода капала. На полу лежало что-то наподобие ковра. Скорее всего времен взятия Перекопа. Хрен с этим ковром, но вот телефон и унитаз меня откровенно достали. А ведь это гостиница ЦК ВЛКСМ и при этом номер полулюкс. Узнал что директор армянин, все понял, тут точно расистом стать можно.

—Я здесь жить не буду.

Вячек пулей побежал вниз, прибежал этот толстый армянин и клятвенно заверил, через час вода капать не будет, телефон завтра починят. А так мол вообще этот один  хороших полулюксов в этой гостиницы.

—У нас сейчас все занято.Сейчас в Москве съезд молодых передовиков производства, все у нас живут.

—А кто же сейчас вместо них пердово вкалывает.

Задал я совсем уж риторический вопрос. Тот только хихикнул…Ладно до завтра переживем. Иду пожрать в ресторан ,а меня не пускают. У нас типа спец обслуживание сегодня. К армяшке теперь уже сам пошел, Вячек домой намылился.

—Почему меня постоянного постояльца ужинать в ресторан не пускают.

—Извините ничем не могу тут помочь. Из КГБ звонили категорически приказали никого не пускать, только этих передовиков. Внутри их  человек всегда сидит.

—Хорошо завтра Леониду Ильичу так и скажу, КГБ оставило на ночь меня голодным.А голодный я очень злой.

—Ты парень веселый вижу, но это полегче. Я то промолчу, а другие обязаны сообщить будут.

—Да не шучу я да и Вы сообщите куда надо. Если надо. Я завтра свалю отсюда. Вот тогда передовики вперед ногами отсюда все вылетят или мне нормальные условия предоставят.

Тот ухмыльнулся, мол видали тут таких. Я пошел к метро купило батон, плавленый сырок    и кефира. Все по два. Хрен этих комсомольцев знает. А вдруг и на завтрак не пустят, хотя мне сказали что завтрак включен в проживание. Съел и продрых до утра. До пяти утра.  Что тут хорошо, что Лужники рядом, а там парк и река следовательно воздух все же почище будет. Побегать не удалось, обувь у меня не та. Прошелся к стадиону и назад. Смотрел по сторонам слежки вроде не было. С семи до восьми  можно было позавтракать, после опять закрывают на спец обслуживание. Это не отель, это какая «малина» для этих полудурков. Вырастут в члены, так вообще придурками станут.

Вячек был ровно в восемь теперь уже на « Волге».

—Давай быстрей. Нас ждут.

Хорошо что ждал нас Петрович. Ему все и вывалил, взвалил на него это мое не благоустройство.

—Сейчас в Москве караул. Только освободится тебя в «Октябрьскую» переведут.

—Сейчас там наверное  тоже передовики ЦК КПСС  развлекаются.

—Не знаю. Слушай давай полегче. Нас могут слушать.

—Не хочу по легче. Я в Одессу возвращаюсь. Ищите меня там. Во всяком случае там пьяные комсомольцы ко мне в двери вламываться не будут и никто под дверью полночи пьяных песен петь не будет. Да и пожрать мне всегда найдется где.

—Послушай Игорь если ты уедешь то сильно меня подведешь. Впрочем насильно держать тебя я не имею права.

—Петрович, уже остаюсь. Но только ради тебя. Пойми мне с утра в Индию звонить надо было, а вечером в Париж. Посмотри на меня. Мне одежду купить надо. На мне шинель, туфельки и армейская шапка ушанка. В  цирке в таком наряде выступать надо.

—Вот это я уже решил. Вот тебе тысяча, к вечеру заедешь в главную сберкассу туда тебе половину твоих денег переведут на твой счет. Вот пригласительный в 200-й отдел  ГУМа, вот билет на показ мод. Вячек завезешь его  к Соколову пусть на учет возьмет. На сегодня все. Надо подождать несколько дней потом все определится. И дела наши  все идут потихоньку.

Подготовлен договор с Индией, такой же как с Монголией…

—Его надо все равно переслать Жаку пусть проверит, и вообще ему надо вызов сделать и сюда перевезти.

—Это можно, сделаем. Идут работы по долгам с Ираком, Ливией и Алжиром. Есть подвижки, но пока упрямятся и цепляются за каждую мелочь. И учти Игорь я понимаю, что мое возможное возвышение с тобой связанно непосредственно. Но не нагнетай. Прошу тебя.

—Петрович да я не нагнетаю, но когда пожрать да и посрать спокойно нельзя не говоря уже позвонить.

—На все нет времени. У меня только Вячек на исполнение любых наших с тобой прихотей. Иди звони , а потом развейся ты же не видел эту сторону московской жизни.

Ладно думаю действительно это все интересно как это так называемая элита живет-поживает. Иду звоню в Париж и говорю.

—Перешлите мне сюда нормальное кресло, а то на их  комсомольских стульях у меня точно геморрой через полгода будет. Им их ставят наверное для того чтобы долго не засиживались на работе. Знаешь Мадам тут у них когда ровно шесть так сразу всеобщий забег на выход начинается, такое ощущении что они все стоят за дверьми своих кабинет и только секундная стрелка коснется  все бегут на выход. Столпотворение сразу. И при этом бегут со всех контор как сумасшедшие и все в метро .Без четверти шесть там еще нормально, в шесть пятнадцать  ноги подожми и туда тебя просто занесут. Сегодня меня на отдых спихивают, а так вроде все нормально идет.

Мне что делать. Спросила секретутка.

—Как что убери тут все. Полы помой тут грязью пахнет убери, сложи. Потом скажу что дальше.

Мы пошли в ГУМ именно в 200-й отдел. Вячек по дороге меня инструктирует.

—Меня туда не пустят.

—Как не пустят, почему..

—Такие правила только один человек и скорее всего один раз.

—Не свисти. Не верю.

Пришли, тут недалеко. Вячек со мной зашел но не дальше дверей. Стоит действительно явно гэбистская морда и он ему объясняет.

-Этого молодого человека надо одеть обуть, а вот кормить его мы поедем в другое место. Мы на волге ЦК так что я подъеду через час за ним на стоянку предупредите чтобы пропустили.

Тот молчит  и стоит только важно кивает головой. Типа «ходють» тут всякие…

Зашел ко мне сразу подошли две симпатичные девушки. Из разряда молодых щучек. Вырастут у них зубки вот тогда таких берегись.

—Вам помочь выбрать.

—Да я тут первый раз, говорят что последний, но к таким красивым девушкам можно и нужно возвращать и не один раз.

Мой комплимент элементарно пролетел мимо их ушей. Это видно по безразличному взгляду притом у обоих сразу.

—Тут дело такое. Вы наверное знаете сейчас в Москве проходит съезд молодых передовиков производства, вся гостиница «Юность» нами заполнена. Так вот я один из них. Но я передовик так сказать тайного фронта. Меня буквально без одежды из Швейцарии на правительственном самолете багажом вывезли.

Про себя добавлю. Ну соврал. Но ведь совсем немножко. Совсем в мелких деталях.Те стоят и скучают, но я продолжаю свою песню.

-И вот стою я тут перед вами гол как сокол. В Завидово шинель дали и шапку ушанку предупредив  чтобы вернул. Поэтому надо меня одеть по последней московской моде и знаете что для меня главное чтобы потеплей будет. Чую начинаю простуживаться. Сначала давай пробежимся по всему магазину вы покажите просто где какие отделы находятся, а потом уже подберем что мне надо.

А уже понял как им меня одеть надо, а мне их «обуть».

На сей раз господь послал мне дубленку из романовской овцы, шапку тоже ушанку но из норки. Костюм польский из их шерсти, хорошие финские ботинки на меху и многое, многое другое. Джинсы за 70 рублей я само собой не брал. Интересные у них цены однако. Дубленка стоила 210 рублей, костюм 110.Вообще такая стоит 2000 но уже долларов  там ум них откуда я прилетел. И все остальное в этом же духе. Теперь я понял Вячека который просил что ни будь купить ему или его семилетней дочке. Само собой купил и не мало. А вдруг действительно больше не пустят. В кассе насчитали 1370 рублей 28 копеек. У меня тысяча говорю, остальные завезу к вечеру. Пусть у вас мои покупки полежат. Я вам доверяю.

—Не положено.Или рассчитайтесь или верните товар на место.

—Ты тут кто. Вахтер, так и стой смирно и позови директора.

Пришла миловидная дама, это уже та у которой зубки уже давно выросли и заострились. Выслушала меня спокойно и безразлично, не переходя грани своей этой безразличности.

—У нас так не принято, но лично Вам мы конечно пойдем навстречу такому молодому передовику тайного фронта. Но и у нас есть правила которые мы не можем нарушить. Если до 19-00 вы не довезете деньги то товар мы вернем на полки .Ваши деньги конечно вернем, не беспокойтесь.

-Отлично, а если заеду не я , а мой помощник он заходил и предупредил что приедет на волге из цэковского гаража. Эта держиморда его видел.

—Нет только вы. Поймите нам не нужны неприятности.

—Хорошо приеду я. Но скажите мне такую вещь. Вот допустим я поставил вам товар на миллион рублей, могу ли я лично или мои сослуживцы потом придти и купить себе все что надо на эту сумму.

Она очень удивилось этому вопросу.

—Вы знаете у нас Юрий Гагарин всего один раз был. А академику Келдышу когда он во второй раз пришел без приглашение мы отказали в обслуживании.

—Вы меня не поняли. Скажите тогда кто этот вопрос может решить. Я не хочу например Леонида Ильича отвлекать на такие вопросы. Он  решит, моргнет бровью и решит.Если  честно то  и Вами будет недовольный, что его такими пустяками отвлекают. Мне тут разрешили все, разве что просили не свергать Советскую власть и не критиковать коммунистическую партию. С последним у меня как то туго.

—Как это.

В ужасе спросила она.

-А вот так. Кто из нас сумасшедший или я или все вы. Если в этом магазин Гагарина всего один раз пустили, а Келдыша так вообще выгнали. Так все таки кто это решает.

—На самом верху..

Она уже начала волноваться, а ее держиморда тоже растерялся от такого разрыва шаблонов. Тут принято с пиететом относится к тем кто их сюда запустил.

—На верху это точно управделами ЦК КПССС товарищ…

-Он Вам товарищ не мне… Я еще заеду.

Вячек меня уже ждал и только спросил.

-А вещи где.

—Там остались, я им еще должен остался. Поехали к этому Соколову и в сберкассу надо  денег получить. Тебе все купил.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
RIORIOАндрей АндреевАндрей Борисов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Андрей Борисов

Это что за поток незамутненного разума?

Андрей Андреев

Так это… Очередной попаданец в 70-е.
Только непонятно, почему он квартирует здесь, а не на самиздате или флибусте.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить