17
6

Первый подход к Т-43

Еще одна интересная статья уважаемого Юрия Пашолока.

Содержание:

В первой половине 1941 года на заводе №183 в Харькове шли работы по среднему танку Т-34М. Согласно планам, во второй половине 1941 года эта машина должна была сменить в серии Т-34. Начало Великой Отечественной войны заставило существенно скорректировать планы по модернизации Т-34. На долгое время про «большую модернизацию» Т-34 забыли, от Т-34М на серийный танк перешли лишь отдельные наработки. Весной 1942 года к вопросу модернизации вернулись. В отличие от Т-34М, новый танк, получивший обозначение Т-43, построили в металле, при этом его разработка продолжалась больше года. Этот материал посвящён работам по Т-43, которые проводились в 1942 году.

Т-34М, но не тот

После того как завод №183 эвакуировался из Харькова в Нижний Тагил, ему стало совсем не до Т-34М. В конце 1941 — начале 1942 года предприятие занималось внедрением на новом месте Т-34, при этом отдельные элементы Т-34М попали на серийную машину. Несостоявшаяся модернизация заметна по гусеничным тракам, форме башни и установке орудия, люку в верхней кормовой плите корпуса и некоторым другим элементам. Конечно, некоторые опытные работы на заводе проводились, но танка «большой модернизации» в них не было. Отсутствовала данная тематика и в планах опытных работ завода №183. Тем не менее о «большой модернизации» 1941 года всё же единожды вспомнили. В переписке по Главному автобронетанковому управлению Красной армии (ГАБТУ КА) за 12 апреля 1942 года предлагалось освоить выпуск этих танков на заводе №174, который как раз в тот момент переводился в Омск. Доводами в пользу Т-34М служила меньшая боевая масса, торсионная подвеска, расширенная башня с командирской башенкой, а также увеличенная ёмкость баков. Это предложение поддержки не получило: возможности завода №174 на тот момент не позволяли запустить в серию модернизированный танк.

Макет Т-34М, который показывали Сталину на совещании 5 июня 1942 года

Макет Т-34М, который показывали Сталину на совещании 5 июня 1942 года

Между тем ситуация вокруг большой модернизации Т-34 начала развиваться в ином направлении. Дело в том, что производственные возможности завода №183 после эвакуации в Нижний Тагил несколько отличались от тех, на которых Т-34 выпускался в Харькове. Данные особенности повлияли не только на внешний вид серийных Т-34 (например, внедрение в конце 1941 года шестигранной литой башни), но и на перспективные работы. В результате работы по созданию перспективного сменщика Т-34 пошли несколько иным путём. Фактически от того Т-34М, который едва не запустили в серию во второй половине 1941 года, осталась лишь идея перейти на торсионную подвеску.

Общего между проектами Т-34М разработки 1941 и 1942 годов оказалось очень немного

Общего между проектами Т-34М разработки 1941 и 1942 годов оказалось очень немного

Когда именно начался «второй подход» к теме Т-34, точно сказать не получится. Подобно программе КВ-13, запуск программы по второй итерации Т-34М можно указать условно — весна 1942 года. Причиной тому является довольно скупое освещение заводом №183 опытных работ в тот период. Определённо можно сказать одно: на «большую модернизацию» 1941 года, особенно её финальный вариант, новая машина оказалась мало похожей. Во главу угла ставилось четыре параметра: максимально возможное повышение броневой защиты, сохранение динамических характеристик на уровне серийного Т-34, обеспечение надёжности в эксплуатации и конструктивной простоты, а также максимальное сохранение серийных деталей и узлов Т-34. Данные требования существенно повлияли и на внешний облик машины, и на её массу. Дело в том, что различные изменения конструкции серийного Т-34 привели к росту боевой массы до 28,8 т. С учётом того, что требовалось ещё больше увеличить броневую защиту, о танке массой 25-26 т можно было сразу забыть.

Экипаж Т-34М состоял всего из трёх человек

Экипаж Т-34М состоял всего из трёх человек

К 31 мая 1942 года КБ завода №183 подготовило эскизный проект «модернизации танка Т-34». Судя по описанию из объяснительной записки к проекту, данная разработка стала результатом нескольких итераций работ. Иногда можно слышать, что разработка КБ-520, возглавляемая А. А. Морозовым, велась в инициативном порядке (об этом осенью 1942 года писал сам Морозов). Тем не менее то, что новый Т-34М не являлся инициативной разработкой, можно понять и по дальнейшему развитию событий. Не соответствует действительности и индекс Т-43, который Морозов якобы применил к новой разработке. Данное обозначение появилось существенно позже.

Общие виды танка

Общие виды танка

Согласно объяснительной записке, от Т-34 заимствовался в общей сложности 21 пункт узлов и агрегатов. Без изменений брались двигатель, водяные радиаторы (за исключением коллектора), воздухоочистители «Циклон», главный фрикцион, КПП, бортовые фрикционы, бортовые передачи и тормозные ленты. Эти пункты могут сбить некоторых исследователей с толку. Во-первых, «Циклоны» на заводе №183 в то время ещё не ставились (единственным заводом, где на тот момент внедрили данные воздухоочистители, был СТЗ). Во-вторых, Морозов противоречит сам себе в отношении КПП. Дело в том, что далее по тексту следует: на Т-34М ставилась пятискоростная коробка передач, при этом испытания такой КПП на Т-34 начались только летом 1942 года.

Согласно объяснительной записке, применение пятискоростной КПП обеспечивало лучшую динамику танка. Среди других узлов и агрегатов, которые брались с Т-34, оказалось электрооборудование, сиденья, инструменты, ящики снарядных укладок, ленивцы, опорные катки и траки. Отчасти оказалась унифицирована торсионная подвеска, но уже с другим проектом — артиллерийским тягачом АТ-45, который разрабатывался как замена «Ворошиловцу».

Продольный разрез машины. При её проектировании во главу угла ставилось упрощение конструкции и максимальное использование серийных деталей

Продольный разрез машины. При её проектировании во главу угла ставилось упрощение конструкции и максимальное использование серийных деталей

Первым существенным изменением нового Т-34М по сравнению с машиной 1941 года стал корпус. При сохранении того же угла наклона верхней лобовой плиты и наличии балки корпус конструктивно оказался сильно другим. От рациональных углов наклона корпуса отказались, что позволило снизить габариты и скомпенсировать рост толщины брони. Полная ширина корпуса оказалась меньше на 296 мм, на 78 мм он стал ниже и на 176 мм — короче. Диаметр башенного погона уменьшили до 1420 мм, то есть до диаметра погона обычного Т-34. Чтобы разместить башню, на крыше корпуса появились характерные выступы. Механик-водитель переместился вправо, а от стрелка-радиста и вовсе отказались.

Курсовой пулемёт при этом сохранили, он находился справа от механика-водителя. Большой люк механика-водителя убрали, вместо него в верхнем лобовом листе корпуса разместили небольшой смотровой лючок. Теперь механик-водитель выбирался из отделения управления через башню. Изменилась и конструкция моторно-трансмиссионного отделения – по бортам появились «уши» воздухозаборников, выхлопные трубы также вывели вбок, существенно изменилась конструкция надмоторной плиты и верхнего кормового листа. Вслед за корпусом существенно изменилась конструкция крыльев и брызговиков, по бортам разместили большие ящики ЗИП. Одним словом, от Т-34М образца 1941 года осталось совсем немного.

Согласно проекту, механик-водитель попадал в машину через башню

Согласно проекту, механик-водитель попадал в машину через башню

Существенно отличалась от Т-34М 1941 года и конструкция башни. Помимо того, что башня стала двухместной, а диаметр погона составил 1420 мм, изменился конструктивный подход. От выступающей неподвижной бронировки орудийной установки отказались, башня снова стала «единой». Вместо сварной подвижной бронировки орудийной системы её решили делать литой единой деталью. Аналогично корпусу, башня стала чуть меньше (точнее, ниже — на 100 мм). Следует также отметить, что и башню, и корпус максимально упрощали, снижался и общий объём применяемых деталей. В случае с серийным Т-34 использовалось 8118 деталей, а на Т-34М их число сократилось до 5985, причём доля новых деталей оказалась не столь и высокой — 1282 штуки.

От Т-34 и Т-34М разработки 1941 года в машине образца конца мая 1942 года осталось очень мало

От Т-34 и Т-34М разработки 1941 года в машине образца конца мая 1942 года осталось очень мало

В результате всех изменений Т-34М стал короче серийного танка на 145 мм, на 250 мм ýже и на 94 мм ниже. Боекомплект сократился до 64 патронов калибра 76 мм и 35 дисков к пулемёту ДТ. При этом танк стал на 1,8 т тяжелее, достигнув боевой массы 30 т — причиной тому стал резкий рост защиты. Толщина лба и бортов корпуса выросла до 75 мм, а башни — до 90 мм. В результате танк стал едва ли не более защищённым, чем КВ-1. Особенно это касалось лобовой части корпуса, которая за счёт большого угла наклона лобового листа потенциально обеспечивала защиту от немецкой противотанковой пушки 7,5 cm Pak 40 со всех дистанций. Для производства корпусов планировалось использовать катаные листы из стали 8С. Несмотря на рост боевой массы, в КБ-520 считали, что динамические характеристики машины будут близки к серийному Т-34.

Конструкция башни Т-34М 1942 года

Конструкция башни Т-34М 1942 года

В некоторых публикациях говорится, что проект Т-34М был скептически встречен Сталиным и руководством ГАБТУ КА. Действительно, в военном дневнике наркома танковой промышленности В. А. Малышева говорится, что 5 июня 1942 года макет Т-34М и КВ-13 показали Сталину. По итогам Сталин сказал следующее:

«Новые танки делать пока не будем. Не будем отвлекать конструкторов от задачи улучшать и модернизировать выпускаемые танки. Конечно, конструкторам хочется делать новые машины, каждый конструктор ищет славы. Но надо обождать. К новым машинам вернёмся месяца через полтора-два, когда конструкторы закончат работу».

Впрочем, это совсем не означало, что Т-34М и КВ-13 тут же забросили. Данными машинами заинтересовались в ГАБТУ КА, где наверняка знали о данных разработках. Более того, автор этой статьи считает, что и появились данные машины с санкции ГАБТУ КА. Создаётся впечатление, что оба танка разрабатывались по одному техническому заданию. Правда, и Т-34М, и КВ-13 заинтересовали ГАБТУ КА скорее как потенциальные сменщики КВ-1. Об этом говорит докладная записка начальнику ГАБТУ КА генерал-лейтенанту Федоренко от 1 июня 1942 года. В ней КВ-1 подвергся критике за его медлительность и низкую надежность, одновременно предлагалось дать задание ЧКЗ и заводу №183 разработать сменщика тяжёлого танка. При этом предлагались тактико-технические требования на развитие обоих проектов. Согласно им, толщина лобовой брони корпуса возрастала до 90 мм, а экипаж увеличивался до 4 человек за счёт добавления командира в башне. Именно эти требования стали отправной точкой в разработке КВ-13 с трёхместной башней. Что же касается Т-34М, то спустя несколько дней появился документ, в котором вариант машины с трёхместной башней именовался как Т-44. Позже, 1 июля 1942 года, появился проект постановления ГКО «Об изготовлении опытных образцов танков Т-44 и модернизации танка Т-34».

Установка вооружения в башне

Установка вооружения в башне

В начале июля стало совсем не до проектных танков: вместо Малышева на должность наркома танковой промышленности назначили И. М. Зальцмана, получившего задачу резко нарастить выпуск Т-34. Ради обеспечения выпуска Т-34 в Челябинске сильно «подвинули» КВ-1 и сменивший его на производстве КВ-1с, а КВ-13 на несколько месяцев исчез из программы разработки. Что же касается Т-34М, или Т-44, то он и вовсе исчез из плана опытных работ. На его месте появился другой танк, являвшийся прямым развитием Т-34М/Т-44, но носивший совсем другой индекс.

вернуться к меню ↑

Старый знакомый с новым именем

Лето 1942 года прошло под знаком резкого повышения объёмов опытных работ по Т-34 на заводе №183. Это оказалось напрямую связано с подписанием 5 июня 1942 года Сталиным постановления ГКО №1879сс «Об улучшении танков Т-34». Именно этим закончилось совещание с участием Сталина и Малышева, на котором показывали макет Т-34М. Вместо внедрения совершенно новой машины планировалось улучшить старую. В числе улучшений значилась замена четырёхскоростной коробки передач на пятискоростную, а также внедрение командирской башенки. Не менее интересен пункт 5, вычеркнутый лично Сталиным. В нём упоминается тот самый Т-44, который предлагали в самом начале июля 1942 года.

Т-34 с командирской башенкой и трёхместной башней, который испытывался летом-осенью 1942 года. Данная машина повлияла на дальнейшую разработку Т-34М, превратившегося в Т-43

Т-34 с командирской башенкой и трёхместной башней, который испытывался летом-осенью 1942 года. Данная машина повлияла на дальнейшую разработку Т-34М, превратившегося в Т-43

Работы по Т-44 прекратили, даже толком не начав, а модернизация Т-34 шла совсем по иному сценарию. В постановлении ГКО №1879сс сроки были довольно жёсткие: подготовить к 15 июля 2 новых танка, а к 10 августа их испытать. На практике танков было три: первый, оснащённый пятискоростной КПП, вышел на испытания 22 июля, второй, также с пятискоростной КПП, начал испытания 31 июля, и, наконец, третья машина, с командирской башенкой, появилась 9 августа. Как показали испытания танков с пятискоростной КПП, управление танков улучшалось, одновременно повышалась надёжность конструкции. По итогам испытаний было рекомендовано запустить новую КПП в серийное производство.

Продольный разрез Т-43 по первоначальному варианту. Как можно заметить, командирская башенка всё ещё старого типа, как на опытных Т-34 лета-осени 1942 года

Продольный разрез Т-43 по первоначальному варианту. Как можно заметить, командирская башенка всё ещё старого типа, как на опытных Т-34 лета-осени 1942 года

Ситуация с командирской башенкой оказалась не столь однозначной. Для её установки была спроектирована и построена новая башня, которая хоть и создавалась на базе серийной шестигранной предшественницы, но имела целый ряд отличий. Она получилась более «обтекаемой», неподвижная бронировка орудийной маски расширялась на полную ширину башни, а воздуховод перенесли вперёд. В кормовой части башни, подобно Т-50 и первым вариантам Т-34М, оборудовали место командира, размещавшегося сразу же за пушкой; там же размещалась и литая командирская башенка.

Проектировщики башни постарались выкроить для командира максимум пространства, но всё равно его место было крайне неудобным. Башенка не имела люка, а её габариты оказались таковы, что находиться в ней мог человек не выше среднего роста. Чтобы попасть на своё место, командиру требовалось опускать гильзоулавливатель и снова его поднимать. Подножки не обеспечивали устойчивой опоры для ног, а в командирской башенке отсутствовала необходимая защита для лица командира от ушибов. Кроме того, командир при 1,5-2 часах езды сильно утомлялся, а обзор признали не самым лучшим из-за некачественного монтажа призм. В результате сама идея командирской башенки была признана удачной, но требовалось существенно улучшить её конструкцию. На практике же от идеи трёхместной башни с размещением командира сзади пришлось отказаться.

Командирская башенка, которую спроектировали в ноябре 1942 года. Именно её и установили на Т-43

Командирская башенка, которую спроектировали в ноябре 1942 года. Именно её и установили на Т-43

Между тем к сентябрю 1942 года в Нижнем Тагиле и Челябинске смогли вернуться к работам по танкам, отвергнутым в начале июня. На заводе №100 в Челябинске изготовили опытный образец КВ-13, причём в исходном виде (с двухместной башней). Что же касается завода №183, то там подход оказался иной. Согласно переписке за сентябрь 1942 года, заводское КБ учло опыт работ по улучшению Т-34, а также тактико-технические требования на Т-44. Обозначение танк нёс уже другое — Т-43. Главным отличием новой машины являлась трёхместная башня, отчасти похожая на ту, что испытывали на Т-34 летом 1942 года. Также велись работы по увеличению боекомплекта и изменению механизма ленивца. Первые наработки по Т-43 были представлены Морозовым в сентябре 1942 года, а в октябре последовал звонок от Сталина, в котором он дал указание изготовить опытный образец машины в максимально короткий срок.

Первый образец Т-43, конец декабря 1942 года

Первый образец Т-43, конец декабря 1942 года

Несмотря на интерес к машине на столь высоком уровне, работы по Т-43 шли не столь быстро, как это было с КВ-13. Пока в Челябинске испытывали опытный образец и одновременно меняли концепцию, работа по Т-43 шла на «бумажном» фронте. Тактико-технические требования на танк ГАБТУ КА подготовило только 23 октября, а на завод №183 они попали к 1 ноября. Эти требования стали предметом ожесточённого спора между Морозовым, ГАБТУ и НКТП. Дело в том, что требования существенно отличались от того танка, который проектировался под руководством Морозова. Для начала планировалось сделать спаренную установку орудия Ф-34 с двумя пулемётами ленточного питания, а также предусмотреть возможность установки 50-мм миномёта. Боекомплект должен был составлять 100 патронов калибра 76 мм и 3000 винтовочных патронов. Диаметр погона увеличивался с 1420 до 1600 мм. Кроме того, предполагалось иметь цевочное зацепление гусеничных лент.

Этот же танк вместе с Т-34с, опытным образцом Т-34, имевшим трёхместную башню и пятискоростную КПП

Этот же танк вместе с Т-34с, опытным образцом Т-34, имевшим трёхместную башню и пятискоростную КПП

После получения тактико-технических требований со стороны Морозова последовал яростный отпор. К этому моменту проектные работы на заводе №183 уже закончили, причём предлагалось сразу два проекта. Помимо Т-43, планировалось изготовить танк Т-44 (позже именовался как Т-23), отличавшийся сниженной до 45 мм толщиной брони (за счёт этого боевая масса машины снижалась до 26,5 т). Последовала переписка, в которой Морозов аргументированно выступил против изменений, предусмотренных требованиями. Например, по его мнению, рост диаметра башенного погона увеличивал массу танка на 2 т. В результате к мнению главного конструктора КБ-520 прислушались. 8 ноября 1942 года старший инженер 6-го отдела БТУ ГАБТУ КА старший техник-лейтенант Розенгарт, курировавший опытные работы по заводу №183, составил новые требования. Из текста исчезли наиболее спорные пункты, а боекомплект снизился до 85 патронов калибра 76 мм и 1764 патронов винтовочного калибра. На этом бурная переписка не закончилась, но пока Морозов праздновал победу, поскольку удалось отстоять танк в том виде, в каком он проектировался.

С точки зрения шасси машина изменилась мало, главным отличием стала башня

С точки зрения шасси машина изменилась мало, главным отличием стала башня

Эволюция Т-34 на этом не закончилась. Вслед за Т-34 с командирской башенкой на испытания вышел Т-34с, на котором была и трёхместная башня, и пятискоростная КПП. Выводы испытаний, проведённых осенью 1942 года, оказались очень похожи на предыдущие результаты. Башенка явно была не лучшей конструкции, а место командира требовало улучшения. В результате к концу ноября 1942 года КБ-520 разработало улучшенный вариант командирской башенки. Во-первых, появился люк диаметром 465 мм, благодаря чему командир мог попадать на своё место, минуя гильзоулавливатель. В крышке люка появился сигнальный лючок, а также ввели торсионное устройство для уравновешивания основной крышки. Во-вторых, ввели новые смотровые приборы в стенках башенки, благодаря чему вероятность поражения командира резко снизилась. В-третьих, изменилась форма башенки. Башенка изначально проектировалась для установки на Т-34, но в реальности первым танком, который её получил, стал Т-43.

Крепление дополнительных топливных баков на корме корпуса

Крепление дополнительных топливных баков на корме корпуса

По итогам различных изменений и согласований опытный образец Т-43 стали собирать только в декабре 1942 года. Сборка в опытно-экспериментальном отделе 540 закончилась 16 декабря. В ходе неё пришлось вносить некоторые изменения в конструкцию. Вместо проектной системы охлаждения изготовили изменённую, более удачную конструкцию. Также пришлось вносить изменения в чертежи и детали по 30 пунктам. С точки зрения шасси это был всё тот же Т-34М, спроектированный ещё весной 1942 года. Разумеется, за время, прошедшее с весны 1942 года, некоторые элементы немного изменились, но в целом изменения носили незначительный характер. Наиболее заметным новшеством стало появление дополнительных топливных баков в кормовой части корпуса. Это были такие же коробчатые баки, как на Т-34, но их сместили к центру кормового листа. Также появились поручни на надмоторной плите и бортах корпуса. Как и ранее, во главу угла ставилась унификация с серийным Т-34 (всего Т-43 заимствовал от него 24 позиции узлов и агрегатов). Это повлияло в том числе и на массу машины. К началу 1943 года боевая масса Т-34 достигла 30,5 т, а масса Т-43 превысила проектную на 2,2 т. В результате удельное давление на грунт достигло 0,87 кг/см2, это уже было явно много. Меньшую массу имел Т-44 (Т-23), но его строить не стали.

Корпус изменился мало, но при этом курсовой пулемёт убрали

Корпус изменился мало, но при этом курсовой пулемёт убрали

Наибольшие изменения претерпела башня. Общая её концепция сохранилась ещё со времён Т-34М/Т-44, но требования добавить третьего члена экипажа привели к некоторым метаморфозам. Для начала, башня стала более вытянутой за счёт увеличения длины кормовой части. Это было сделано по итогам испытаний Т-34 с трёхместной башней. Также снизу появился выступ, благодаря которому удалось выкроить немного места по высоте. Первоначальный вариант башни Т-43 предполагал командирскую башенку по типу Т-34, но, как уже говорилось, в ноябре 1942 года её заменили на новую конструкцию. Также слева от командирской башенки появился антенный ввод. В отличие от башни Т-34М, в стенках появились порты для стрельбы из личного оружия экипажа.

Башня стала развитием конструкции Т-34М, но при этом имелось множество изменений

Башня стала развитием конструкции Т-34М, но при этом имелось множество изменений

После сборки машина прошла заводские испытания, к 1 января 1943 года преодолев 247 км. Заводские испытания проходили до 25 февраля 1943 года, за это время танк прошёл 1359 км. Всего было проведено 18 пробегов, которые проходили по шоссе и грунтовым дорогам, покрытых снегом. Далее танк прошёл ещё 1667 км, таким образом, общий пробег составил 3026 км. Как показали испытания, средняя скорость чистого движения не превышала 30,7 км/ч (в наиболее благоприятных условиях Т-34 развил 34,5 км/ч). Объяснялось это ростом боевой массы. Что же касается максимальной скорости, то она для Т-43 составила 49,05 км/ч, а для Т-34 с такой же пятискоростной КПП — 50 км/ч. Рост массы сказался и на возможностях по преодолению различных препятствий. В целом разница оказалась небольшой — около 5% от Т-34 с пятискоростной коробкой передач. Запас хода оказался ниже, чем у Т-34, на 60 км. Зато лучше оказался температурный режим системы охлаждения — это было связано с изменениями системы охлаждения и иной конструкцией воздухозаборников.

Вид на моторно-трансмиссионное отделение

Вид на моторно-трансмиссионное отделение

Отдельным пунктом стало исследование условий работы экипажа. В случае с командиром выяснилось, что человек среднего роста, одетый в полушубок, на его месте вполне помещается. Забираться можно было как через люк в командирской башенке, так и через люк заряжающего. Также указывалось, что при езде утомляемости командира не наблюдается. Не было никаких нареканий ни к работе наводчика, ни к месту заряжающего. Хуже дела обстояли с механиком-водителем: забираться он мог только из башни, удобнее всего это было делать с правой стороны, но сначала требовалось, чтобы вышел заряжающий. Имелся ряд нареканий к рабочему месту, например, отсутствие регулировки сиденья по высоте и неудобство работы с некоторыми рычагами управления.

Пятискоростная коробка передач

Пятискоростная коробка передач

Как часто бывает с опытными танками, Т-43 имел ряд дефектов, выявившихся при испытаниях. Вместе с тем надёжность машины оказалась куда выше, чем у опытного образца КВ-13, а также последующих опытных образцов (ИС-1 и ИС-2). По этой причине список дефектов, которые требовалось устранить, составил 10 пунктов, причём радикальных переделок в них не значилось. Например, отслоение бандажей опорных катков стало головной болью не только на Т-43, но и на Т-34, а также САУ на его базе (это было связано с ростом боевой массы). Вместе с тем надо уточнять, что речь идёт о выводах, сделанных представителями завода №183. Кроме того, первые два пункта в выводах по итогам испытаний выглядят крайне любопытно:

«1. По тактико-технической характеристике танк Т-43 может быть отнесён к типу тяжёлых быстроходных танков.

2. При увеличении в весе, в сравнении с Т-34, всего на 1,7 тонны, броневая защита танка Т-43, по большинству параметров, превосходит даже тяжёлый танк КВ. При этом манёвренность и динамические качества танка Т-43 сохранились практически такими же, как у танка Т-34».

Николай Федорович Шашмурин, один из создателей танков ИС-1 (ИС-85) и ИС-2 (ИС-122), в своих мемуарах обвинял Котина в том, что тот создал конкурента Т-34 в виде КВ-13. На самом деле это не так, но, опять же, если мы имеем в виду «классический» Т-34. В случае с Т-34М разработки 1942 года, а также Т-43 данное утверждение выглядит совсем иначе. То, что Морозов относит Т-43 к «тяжёлым быстроходным танкам», наглядно говорит о том, в какой сегмент он метил. Другое дело, что ещё осенью 1942 года требования к тяжёлым танкам ужесточились, поэтому тот же ИС-1 (он же КВ-13 по второму варианту) имел боевую массу, постепенно приближавшуюся к 40 т.

Место механика-водителя

Место механика-водителя

Впрочем, имелись и другие факторы, работавшие против Т-43. Во-первых, испытания танка затянулись. На 1 февраля 1943 года машина прошла 710 км, при этом старший военпред на заводе №183 отмечал, что в январе завод доработкой и устранением дефектов не занимался. При этом пунктов замечаний набралось куда больше — 24 штуки. Довольно много замечаний набралось по обслуживанию машины. Хватало и конструктивных недостатков. Смотровой люк механика-водителя не обеспечивал достаточной обзорности. Кроме того, у машины нашлись противники в ГБТУ КА — одним из них был П. К. Ворошилов, приёмный сын К. Е. Ворошилова, сделавший немало для развития отечественного танкостроения. Пётр Климентьевич не был против машины в целом, но справедливо указывал на её недостатки. Во-первых, даже в доработанном виде конструкция командирской башенки всё равно была не совсем удачной. Во-вторых, само по себе размещение командира за орудием считалось им не самой удачной идей. Решением проблемы Ворошилов считал расширение башенного погона до 1600 мм.

За счёт командирской башенки существенно улучшилась обзорность

За счёт командирской башенки существенно улучшилась обзорность

5 апреля 1943 года был утверждён окончательный список доработок Т-43. В их числе значилось расширение погона башни до 1600 мм, а также перенос командирской башенки влево. Впереди вновь появлялся курсовой пулемёт, а механик-водитель получал полноценный люк. Всего в списке изменений значилось 12 пунктов. Таким образом, работы по Т-43 продолжали затягиваться. Это сыграло в судьбе танка роковую роль, поскольку развитие бронетехники (а заодно и средств борьбы с ней) не стояло на месте. Впрочем, об этом мы поговорим уже в следующий раз.

Автор благодарит Игоря Желтова (г. Москва) и Алексея Макарова (г. Москва) за помощь в подготовке данной статьи и предоставленные материалы.

вернуться к меню ↑

Источники:

ЦАМО РФ
РГАЭ


источник: https://warspot.ru/14322-pervyy-podhod-k-t-43

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
NFBull Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Bull

++++++++++++++

NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить