0
0

Летом 1940 года дела у Великобритании складывались не лучшим образом. Экспедиционный корпус, вынужденный буквально бежать с континента, оставил за собой большинство имевшихся у англичан танков. Парк бронетанковой техники пришлось наращивать заново, параллельно с этим пытаясь покрыть потребности союзников. В этой ситуации Великобритании понадобилась помощь со всех краёв империи, и здесь ей неожиданно помогла Канада. Недавно мы уже рассказывали о канадских «Валентайнах», а в этом материале – подробнее о проблеме выбора, стоявшей перед канадцами.

Бронетанковые войска с нуля

В отличие от Великобритании, у Канады не было никаких традиций танкостроения. Танковые войска, которые Канада собирала для Первой мировой войны, так и не приняли в ней участия. Механизация армии в межвоенные годы не проводилась, и к началу Второй мировой у страны почти не было бронетехники. Осенью 1939 года, после падения Польши, канадцы всерьёз задумались о создании собственных бронетанковых войск. Предлагалась механизация кавалерии, причём как из постоянных вооружённых сил, так и кавалерии временного действующего ополчения (Non-Permanent Active Militia).

Американские танки M1917 прибывают в Канадский учебный центр бронетанковой техники у города Борден, провинция Онтарио.

Как обычно, планов было громадье, но скоро стало ясно, что вооружить войска танками, не имея собственной танковой промышленности, невозможно. 219 почти бесполезных старых танков M1917, американской версии Renault FT, купленных в США по цене металлолома, хватало на отработку тактики, но не более. Департамент национальной обороны несколькими партиями в 1938 и 1939 гг. заказал в Великобритании 14 лёгких танков Light Tank Mk.VIB. Их с гордостью показывали на страницах газет и в кинохронике, хвастаясь новыми «стальными монстрами», но из-за тонкой брони и пулемётного вооружения ценность и этих танков в бою была бы почти нулевой. Впрочем, современные танки в Канаде тоже появились: британское правительство перебросило на тренировочную базу под Борденом один Infantry Tank Mk.IIA и один Infantry Tank Mk.III, но они были предназначены для смотров, а не для войны.

Остро встал вопрос: какие танки строить? Так как военные не ожидали начала выпуска раньше середины 1941 года, это стоило серьёзно обдумать. Уже понимая, что война лёгкой не будет, британское Министерство снабжения предложило Канаде контракт на 100–200 танков Infantry Tank Mk.III. Подразумевалось, что, закончив серию, канадцы начнут производить танки для своих нужд. Но это решение было не так уж очевидно. Канадские военные решили тщательно продумать выбор танка, причём выбор делался не только между британскими образцами, но и французскими и американскими машинами. В Канаду послали ТТХ всевозможных танков, включая британские Infantry Tank Mk.I-IV и Cruiser Tank Mk.IV-VI, американский М2 Medium, и французские Somua S 35 и Char B1.

Infantry Tank Mk.I почти не обсуждались всерьёз. Вариант Infantry Tank Mk.II отпадал, так как он не удовлетворял военных из-за сложности в производстве и высокого давления на грунт. Генерал-бригадир Прэтт был уверен, что Infantry Tank Mk.III может быть лишь временной мерой, да к тому же он сложен в производстве. Он предпочитал Infantry Tank Mk.IV. Генерал МакНотон соглашался: это была новейшая разработка пехотного танка, а генерал не хотел строить ничего, кроме самого лучшего.

Решение не давалось легко. В конце концов, сторонник Infantry Tank Mk.III генерал-бригадир Крофорд убедил своих оппонентов в том, что Infantry Tank Mk.III никакая не временная мера, а вполне современный танк. Сборка этих машин была ничем не сложнее Infantry Tank Mk.IV, а разработка последнего ещё и не была закончена. К тому времени в Англии построили только макет танка, но уже было понятно, что загружать новорождённую промышленность 41-тонной машиной не имело смысла. К тому же, не были решены важные вопросы вроде выбора вооружения. Прошло бы несколько месяцев до того, как можно было бы получить чертежи этого танка.

Генерал-бригадир Кеннет Стюарт в башне первого Infantry Tank Mk.III, построенного в Канаде. Монреаль, Квебек, 27 мая 1941 года.

Что касается «американцев» и «французов», то броня «Сомуа» была слишком тонкой, а Char B1 был действительно сложен в производстве. Medium Tank M2 вообще никого не удовлетворял: по мнению канадцев, у танка была тонкая броня и тесное боевое отделение. Варианты устаревших «крейсеров» отпадали, но серийное производство танка Cruiser Tank Mk.VI только начиналось. Военные решили, что такой вариант тоже подходит, так как все «детские болезни» будут устранены, пока Канада подготовится к выпуску. В конце концов, от танка отказались, заменив его так называемым «англо-американским крейсером», будущим «Рэмом».

Выбор сделан

К началу 1940 года уже ни у кого не было сомнений, что в Канаде будут производить именно Infantry Tank Mk.III, но к середине марта всплыла одна неприятность. Так как в Канаде всё ещё не было бронетанкового завода, значительное количество агрегатов пришлось заказывать в США. В конце концов, британское правительство решило принять на себя первоначальные расходы на сумму в три миллиона долларов, из которых полмиллиона шло на обустройство выпуска подвески и трансмиссии.

7 июня 1940 года британское министерство снабжения увеличило канадский заказ на танки Infantry Tank Mk.III до 300 штук. Метрополия была готова принять одного канадского инженера, чтобы передать ему опыт, необходимый для производства танков.

Уже в ноябре капитан Ф.В. Джонс прибыл в Великобританию, чтобы обучиться в максимально сокращённые сроки, всего за три месяца. Судя по британским докладам, Джонс был способным учеником и энергично поглощал любую информацию, которая могла хоть сколько-то помочь канадской бронетанковой промышленности. Среди объектов, которые показали Джонсу, были завод концерна «Виккерс-Армстронг» и опытный бронетанковый полигон в Фарнборо. Такой способ обмена опытом понравился британскому Департаменту моторизации, и они попросили Канаду прислать ещё одного человека, на смену Джонсу. Похоже, что и он им понравился, так как после этого последовало предложение обучать двух канадцев одновременно.

Генерал Стюарт осматривает тот же танк. С этого ракурса хорошо видно, что на нём установлен спаренный пулемёт «Беза», а не «Браунинг».

Пока Джонс учился в Англии, дела в Канаде не стояли на месте. Было принято решение, что канадский Infantry Tank Mk.III будет отличаться от британского дизельным мотором GMC и американским 7,62-мм пулемётом «Браунинг» взамен британского 7,92-мм пулемёта BESA. Насчёт последнего разразился спор: одна сторона упирала на то, что «Браунинги» в Америке достать легче, чем «Безы», особенно учитывая дефицит последних. Оппоненты заявляли, что никакого дефицита нет, а принимать на вооружение новый калибр незачем.

В конце концов, британцы решили, что производство «Безы» не сможет поспевать за растущим выпуском танков, и поэтому в будущем до трети британских бронетанковых дивизий будут вооружены «Браунингами». Также оказалось, что загазованность боевого отделения при стрельбе из «Браунинга» намного ниже, чем при стрельбе из «Безы». После отстрела девяти лент из британского пулемёта (или даже пяти при заглушённом двигателе) в течение 30 минут в танке накапливалось опасное количество моноокиси углерода, чего на танках с «Браунингами» не наблюдалось. Однако некоторое количество танков (по некоторым данным, всего 15) всё же построили с «Безами».

Эталоном для серии послужил Infantry Tank Mk.III британского производства с серийным номером T.16356, отправленный в Канаду осенью 1940 года. В отличие от других танков британского производства, в нём стоял американский дизель.

Министр вооружения и снабжения Кларенс Декейтер Хау читает речь на фоне первого Infantry Tank Mk.III, собранного в Канаде. Из башни танка выглядывает Стиртон – танкист, переживший эвакуацию из Дюнкерка. Монреаль, Квебек, 27 мая 1941 года.

Настройка производства танков в Канаде набирала обороты. CPR (Canadian Pacific Rail – Канадская тихоокеанская железнодорожная компания), получившая подряд, обещала начать поставки 300 танков в марте и закончить к сентябрю, при этом прибыль компании составляла не более 5% от стоимости заказа. 4 января 1941 года канадцы получили заказ на 149 танков из Индии, по цене в 15 585 фунтов за штуку, с условием, что поставки должны начаться до конца года. На тот момент это казалось вполне возможным.

Такой прогнозируемый темп производства позволил Канаде подумать о вооружении и своих бронетанковых частей танками Infantry Tank Mk.III. Появились планы произвести 488 танков сверх первоначального заказа на 300 машин и поставить их на вооружение канадской бронетанковой бригады, но тут вмешались британцы, которым хотелось заполучить больше новых танков. Британцы предложили купить все канадские танки, вооружив канадскую бригаду танками Infantry Tank Mk.II и Infantry Tank Mk.IV британского производства. Канадцам удалось договориться об удержании 30 танков для учебных целей. Все остальные танки должны были отправиться в Европу, но даже этого количества не хватало, и британцы забронировали всю продукцию CPR до 31 марта 1943 года включительно.

Рабочие собирают танковые двигатели на заводе «Ангус Шопс».

Показ макета состоялся в конце февраля 1941 года. Казалось, всё шло гладко, но наладить производство оказалось нелегко. Неопытность канадцев давала о себе знать, и первый танк, торжественно выпущенный весной, после показа публике закатили обратно на завод – на нем все ещё не доставало нескольких важных агрегатов. Производство смогли наладить к осени, но темп работы оставлял желать лучшего: так, вместо 47 танков завод «Ангус Шопс» в сентябре собрал всего 14. Затянувшаяся отладка производства стала дополнительной причиной, по которой канадцы так и не пошли в бой на собственных танках.

23 сентября 1941 года в Великобритании решили присвоить танкам имена вместо индексов. Имя «Валентайн», и ранее мелькавшее в переписке, теперь официально закрепилось за танком. У канадских танков теперь было два названия: танки, собранные с дизелем GMC и пулемётами BESA, назывались Valentine VI, а с пулемётами «Браунинг» – Valentine VII. Позднее танки с улучшениями, аналогичными британским Valentine IV, стали называться Valentine VIIA. Смена названия произошла на танке №789. В британских документах все эти модификации иногда называют просто «Canadian Valentine», что осложняет опознание конкретных образцов.

Учебный «Валентайн» на базе Борден застрял в противотанковом рву, 1941 год.

Выпущенная в СССР памятка «О конструктивных изменениях канадского танка Валентин VII», написанная приёмщиком советской закупочной комиссии на заводе «Ангус Шопс» капитаном Соколовым, 7 ноября 1942 года, позволяет точно узнать разницу между танками Valentine Mk.VII и Valentine Mk.VIIA.

Самым заметным изменением стал дополнительный 26-галлонный топливный бак, который крепился по левую сторону корпуса. Горючего в баке хватало на 80 км пути – общий запас хода вырос до 230 км. При вступлении в бой бак можно было сбросить, не выходя из танка. Для этого в отделении водителя был установлен специальный рычаг. Бак был подключён к топливной системе, и топливо из него расходовалось в первую очередь. К минусам можно отнести то, что бак выступал над кормой танка, и его можно было сбить стволом пушки при неудачном повороте башни, или сорвать выстрелом. Рекомендовалось не понижать пушку ниже 0° в третьей четверти поворота башни, или же сбрасывать бак перед стрельбой.

Было ещё одно визуальное отличие. На большинстве танков этой серии (№№821–839, 895–1420) на крыше подбашенной коробки приваривались угольники для защиты башенного погона от заклинивания пулями и осколками. Нижний погон опоры башни также был усилен.

Хватало и других, менее заметных изменений. Вместо двух 12-вольтовых аккумуляторов в танке стояло четыре 6-вольтовых. Электрическая сеть была переделана так, что нагрузка на каждый аккумулятор была одинаковой, в отличие от старой системы, где аккумуляторы были загружены неравномерно. На новых танках устанавливали конвойный фонарь, но на машинах первой серии их не было из-за перебоев с поставками – установочные отверстия были заделаны заглушками. В танках стояли радиостанции Wireless Set №19, причём их было нельзя заменить старыми радиостанциями №11, как на Valentine Mk.VII. Памятка советовала при необходимости такой замены найти «танк первого заказа», переставить радиостанцию с него на Valentine Mk.VIIA, а потом поставить Wireless Set №11 на второй танк.

Радиостанция Wireless Set №19 на бронетранспортёре Universal Carrier. Большинство радиостанций этого типа произвели с дублированием надписей на русском языке, так как они предназначались для поставки в СССР.

Также на Valentine Mk.VIIA дымовые гранатомёты были установлены над трансмиссионным отсеком. Нажатием кнопки механик-водитель мог выстрелить двумя гранатами вправо или влево, а также обеими парами одновременно Другие изменения конструкции – новый механический аварийный выключатель двигателя (взамен электромагнитного), новое расположение системы водяного охлаждения, добавление трубчатого масляного радиатора и новая панель приборов механика-водителя. Компас был установлен в нактоузе, перед водителем. Ручная помпа топлива для запуска двигателя в холодную погоду была снята с левого щитка и установлена позади механика-водителя. Его сиденье было упрощено. Некоторые рычаги и системы управления были изменены, что решило проблемы танков предыдущих серий.

Ходовая часть тоже претерпела изменения. Регулирующий кронштейн ленивца был усилен, а гидравлические амортизаторы заменены на упрощённый образец. Новые детали были взаимозаменяемыми со старыми. Резиновые бандажи на ведущей звёздочке тоже были заменены.

Экипаж башни изменения тоже не обошли стороной. Был установлен новый контроллер механизма поворота башни, дающий большую степень точности при поворотах, а также новые гашетки для пушки и пулемёта. Из-за перераспределения патронов по магазинам боезапас к пулемёту Bren вырос с 700 (25 магазинов по 28 патронов) до 764 (13 магазинов по 28 патронов и четыре «авиационных» магазина по 100). Интересно, что британские представители заметили ужас советских танкистов перед танком, в котором спаренный и возимый ручные пулемёты питаются разными патронами. Возимый инструмент тоже изменился, и новый ящик для него был установлен на правом крыле танка.

Танк «Валентайн» во время 29-километрового испытательного пробега, 1943 год.

Англичане решили не заказывать у канадцев танки с радикальными улучшениями вроде трёхместной башни и шестифунтовой пушки, и в Канаде выпускали только танки с двухместной башней и двухфунтовой пушкой. К моменту прекращения в 1943 году серийного выпуска такая компоновка оставляла желать лучшего.

«Валентайны» для России

Такое внимание британцев к «Валентайнам» было неспроста: они поставлялись в СССР по ленд-лизу, в том числе и канадского производства. Канадцы отправляли в Советский Союз только танки Valentine Mk.VII и Mk.VIIA. Упоминания применения танков модификации Valentine Mk.VI в Красной армии не найдено, но существование такого танка упомянуто в руководстве по Valentine Mk.VII.

Советские, британские и канадские представители осматривают эшелон танков «Валентайн», приготовленных к поставке в Советский Союз. Монреаль, Квебек, 9 декабря 1941 года.

До ноября 1941 года, когда была налажена система единого учёта танков, поставляемых союзникам, в СССР было поставлено 15 канадских танков. В ноябре было запланировано выделить ещё 30 машин, в декабре – 55, в январе и феврале 1942 года – 78, в марте и апреле – 80, в мае и июне – 90, в июле – 100, в августе – 110, в сентябре – 120. Очевидно, что такие темпы были нереальными для нового производства, так как прогноз выпуска танков в мае и июне снизили до 60 штук, а на август – всего до 50 штук. Количество танков, выделяемых для СССР, снизили до 75 штук в месяц до конца производства, но даже это количество танков было нелегко произвести. Например, в октябре 1942 года завод сдал всего 13 машин – вероятно, из-за перехода на производство Valentine Mk.VIIA.

Танк продержался на конвейере немного дольше, чем планировалось: выпуск закончили в июне 1943 года. Под конец производства цена одного танка составляла 75 000 канадских долларов. Всего завод построил 956 танков в 1941–1942 годах и 464 танка в 1943 году, но конец выпуска отнюдь не означал конца поставок. Танки посылались ещё достаточно долго, хотя темп заметно уменьшился. Последние 10 машин отправили в ноябре 1943 года. Всего в СССР поставили 1388 «Валентайнов». Интересно, что количество зарезервированных для Красной армии танков держалось на уровне 1420 штук вплоть до осени 1943 года, то есть Канада была готова отправить на восточный фронт абсолютно все свои «Валентайны»!

Выпуск танков для СССР был в приоритете у стран Британского Содружества: первой строкой в сводках о поставках шло количество произведённых танков, второй строкой – нужды Красной армии, третьей – остаток. Распределение танков по другим странам Содружества производилось только из этого остатка.

«Валентайн» с заводским №1420 был последним танком, когда-либо покинувшим завод «Ангус Шопс». Ещё осенью 1942 года было принято решение, что производственные мощности компании CPR лучше использовать для производства отдельных агрегатов для Монреальского паровозного завода, а не сборки танков.

Valentine Mk.VIIA №838. Танк был послан в СССР в рамках программы ленд-лиза, потерян в бою, и вернулся на родину почти полвека спустя.

Любопытно, что танк, который посылали воевать в условиях суровой русской зимы, не испытывали при холодной погоде до января 1943 года, но потом решили, что лучше поздно, чем никогда. Танк испытывали в лагере Шило в провинции Манитоба, где традиционно тестировалось поведение канадской и американской бронетехники при сильных морозах. При использовании стандартного дизельного топлива и пиропатронов «Валентайн» заводился при температуре цилиндров до −20°F (-29°C). При заправке танка керосином завести мотор можно было и при температуре −25°F (-32°C). Для того, чтобы завести танк при более низких температурах, приходилось периодически подогревать двигатель или использовать этиловый эфир. С правильной маркой масла в трансмиссии танк можно было удовлетворительно водить при температурах до −43°F (-42°C). Для удовлетворительного поворота башни при температуре ниже −10°F (-23°C) в смазку приходилось добавлять керосин. Более сложная смесь смазок позволяла пушке работать при температуре до −30°F (-34°C), но не ниже.

Подвеска танка также вела себя удовлетворительно. Траки со шпорами хорошо держали танк на льду, но мало помогали против поперечного скольжения. Шпоры держали танк на заснеженных подъёмах с крутизной до 11°. Как и следовало ожидать, шпоры снижали максимальную скорость танка, но ненамного. Для тихоходного пехотного танка это было не так важно. В докладе отмечали, что при холодной погоде очень важно держать аккумуляторы в тепле и подзаряжать их как можно чаще.

Он же, вид слева.

Напоследок стоит рассказать об одном конкретном танке Valentine Mk.VIIA. Машина с заводским №838 была произведена в мае 1943 года, уже под конец выпуска «Валентайнов» на заводе «Ангус Шопс». Как и его собратья, танк отправился в СССР, где попал в 5-ю Гвардейскую танковую армию. По состоянию на 23 января 1944 года 18-й танковый корпус этой армии имел 30 танков «Валентайн» различных типов: Mk.V, Mk.VII и Mk.IX. Интересно, что в документах армии все танки числятся как МК-3.

25 января 1944 года танк №838 был потерян во время ночной переправы через реку по льду. Судя по документам, переправа обстреливалась, и танк списали как уничтоженный огнём противника. Со дна его подняли летом 1990 года, а в 1992 году отправили обратно в Канаду. Этот танк – один из всего двух доживших до наших дней канадских «Валентайнов».

 

Источники — https://warspot.ru/9654-pervye-tanki-kanady

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Ansar02NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

Ansar02

!!!

yes!!!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить