Первые бои артиллерийского полка АККУКС

14
7
Первые бои артиллерийского полка АККУКС

Первые бои артиллерийского полка АККУКС

Еще одна интересная статья из жж Андрея Фирсова.

Текст Анатолия Сорокина

Содержание:

Разбор документов 48-й гвардейской Тартуской тяжёлой гаубичной артиллерийской Краснознамённой орденов Ленина, Суворова II ст. и Кутузова II ст. бригаде (48-я тгабр) иной раз приводит далеко не к самым приятным выводам, даже когда дела по-настоящему были весьма неплохи. В этом плане характерен пример боевых действий одного из самых первых предков этого соединения – артиллерийского полка Артиллерийских Краснознамённых курсов усовершенствования командного состава (ап АККУКС) под командованием полковника Георгия Федотовича Одинцова.

Командир ап АККУКС Г. Ф. Одинцов в 1940 году

Командир ап АККУКС Г. Ф. Одинцов в 1940 году

Артполк АККУКС в мирное время

Эта часть, дислоцировавшаяся в г. Луга Ленинградской области, была создана ещё в 1920-м году для испытательной, научно-исследовательской и учебно-преподавательской работы во всех областях, связанных с перспективами развития советской артиллерии. Её специалисты вносили изменения в боевой устав артиллерии (БУА), подготавливали его новые разделы, участвовали в написании и издании служебной литературы, пособий и наставлений по материальной части. В частности, именно в ап АККУКС разработали дополнение к БУА «Обязанности орудийных номеров для пушке Ф-22 и А-19» – первых советских современных артиллерийских систем. Последующие новые образцы орудий проходили «обкатку» армейских испытаний возкой и стрельбой именно в этой части, её военнослужащие выдвинули немало предложений и усовершенствований в техническом плане, иной раз устраняя тем самым недоделки, а то и ошибки конструкторов.

Научное направление работы заключалось в теоретических расчётах и практической проверке баллистики существующих и перспективных артиллерийских систем. В результате без участия ап АККУКС не обходилось ни одно издание таблиц стрельбы. Надо сказать, что эксперименты иной раз весьма серьёзно затрагивали баллистические данные. Например, для 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. и максимальной дальности огня на полном заряде дальнобойной гранатой в 1931 г. высота вершины траектории указывалась в 2580 м, время полета в 44,6 с, срединное отклонение по дальности в 28 м и срединное боковое отклонение в 9,5 м. Те же величины после уточнения в 1939 г. на полигонных стреьбах составили 2120 м, 41,8 с, 36 м и 6,4 м соответственно. Кроме того, на Лужском полигоне проходили практическую проверку методики и оборудование артиллерийской инструментальной разведки, для чего в составе полка имелась специализированная батарея.

Вместе с академией им. Дзержинского в Ленинграде ап АККУКС занимался усовершенствованием военного образования артиллерийских командиров РККА. Первая анализировала опыт прошедших войн и новейшие веяния в предметной области как в СССР, так и за рубежом, а второй «обкатывал» и их, и своих курсантов на практике, что имело просто громадную важность, ибо в свете резкого роста численности Красной Армии в 1939 г. в связи с начавшейся Второй мировой войной «внезапно» выявилась жуткая нехватка грамотных краскомов младшего и среднего звена (тогда слово офицер уже потихоньку начинало возвращаться в лексикон, особенно после повторного введения генеральских званий, но пока в сугубо неформальном стиле).

вернуться к меню ↑

И когда над ними грянул смертный гром…

22 июня 1941 г. военнослужащие ап АККУКС собирались на большой праздник с конно-спортивными соревнованиями, когда в 10:00 были на пути резко отозваны обратно. Это просто прелестно в том плане, что командиру полка не только об угрозе, но и о начале войны утром из НКО так никто и не сообщил, а люди узнавали подробности произошедшего из общенародного выступления по радио наркоминдел Молотова. Сразу же Г. Ф. Одинцов распорядился окопать и замаскировать все орудия, средства мехтяги и лошадей, что было выполнено ещё до конца дня. На тот момент в полку было 22 различные артиллерийские системы калибром от 45 до 203 мм.

До 2 июля полк продолжал свою обычную учебную деятельность, но фронт подкатывался ближе и ближе к Луге. 8 июля женщины и дети, родственники военнослужащих, были эвакуированы в Ленинград. 12 июля полк покинул свой военный городок и занял предписанные ему боевые позиции. 18 июля в 18:00 его пушки произвели первый обстрел гитлеровцев. А уже на следующий день сложилась весьма характерная для всей войны, для ап АККУКС и всех его преемников вплоть до 48-й тгабр включительно, ситуация: гитлеровцы сбили советские стрелковые подразделения с позиций и красноармейцы бежали. Враг вышел к орудиям, но гитлеровцы были встречены огнём прямой наводкой гранатами и картечью. Потеряв 4 бронемашины (может быть БА, может БТР) и до 350 единиц живой силы, неприятель откатился обратно; а «очухавшаяся» советская пехота восстановила положение.

Среди других эпизодов 40-дневной успешной обороны на Лужском рубеже документы ап АККУКС отмечают поддержку успешной атаки 21 июля 502-го стрелкового полка на дер. Подгорье – разрушено 30 домов с гитлеровскими пулемётчиками, взорвано 3 склада боеприпасов, уничтожено 4 миномёта и несколько единиц броне- и автотехники. 30 июля метким огнём на марше была ликвидирована немецкая артиллерийская батарея на конной тяге. 2 августа при поддержке своих танкистов ап АККУКС уничтожил 3 вражеских противотанковых пушки, несколько пулемётов. 8 августа полковник Г. Ф. Одинцов, лично командуя своим полком, помог отбить неприятельскую атаку на г. Луга. И всё это происходило в условиях полного доминирования гитлеровцев в воздухе.

Однако на других участках фронта гитлеровцам удалось прорвать оборону советских войск, 14 августа ап АККУКС получил приказ на отход к ст. Толмачёво, но 18-го числа того месяца произошло окружение всей группировки Красной Армии в том районе.

С трудом продвигаясь со своими орудиями, ап АККУКС вёл из них огонь до 14 – 17 сентября, поскольку каждой батарее пришлось перемещаться самостоятельно и вне дорог, избегая скоплений людей и техники – те сразу же становились целью авиации противника. Командование пыталось организовать снабжение по воздуху, однако такие попытки провалились – один раз артиллеристам пришлось спасать экипаж подбитого транспортного самолёта, севшего после полученных от BF.109 повреждений. Лётчикам удалось добраться до расчётов, а вот груз вызволить так и не получилось.

На последних припасах батареи ап АККУКС дошли до н.п. Вырицы и р. Оредеж – но тут не стало горючего, кончились снаряды и не было подходящего брода. Матчасть разобрали и закопали, личный и конский состав переправили вплавь. Дальше шли на прорыв лёгкой пехотой, уже даже не побатарейно, а максимум повзводно, а то и более мелкими группами. Все деревни на пути контролировались неприятелем, были ситуации, когда артиллеристы отбивали часть домов, а на другом конце населённого пункта орудовали захватчики. Пару раз последние даже «заходили на огонёк», не ожидая встретить «уничтоженных» русских. С такими «гостями» разговор был короток: пленных после ряда увиденных сцен не брали. Уже тогда красноармейцы ап АККУКС стали свидетелями грабежей и убийств со стороны врага – в одной из деревень были обнаружены убитые гитлеровцами женщины.

По пути в лесах и болотах не раз встречались с партизанами (немалую трудность, кстати, представляло опознавание с обеих сторон своих – из-за этого иногда приходилось избегать ряда мест), отмечалась помощь селян отдельным группам военнослужащих полка едой и табаком (был даже случай передачи им живого барана), несмотря на присутствие поблизости оккупантов. Так к 30 сентября вышли к ст. Кондуя, а к 6–7 октября к дер. Шалы. 10 октября у ст. Погостье было обнаружено передовое охранение своей 281-й стрелковой дивизии и в течение нескольких последующих дней выход из окружения был успешно и с минимально возможными потерями завершён. А ещё 162 человека, принявшие решение идти по другому маршруту, прорвались к блокадному Ленинграду. Уже 10 ноября на базе личного состава ап АККУКС был сформирован гаубичный артиллерийский полк АККУКС Резерва пока ещё Главнокомандования, которому оперативно выделили 36 152-мм гаубиц обр. 1938 г. (М-10) и 40 народнохозяйственных тракторов ЧТЗ-65 («Сталинец-65») в качестве средств тяги.

Блестяще проявивший себя в бою и в походе полковник Г. Ф. Одинцов получил просто умопомрачительное повышение – с должности командира полка он был назначен начальником артиллерии и начальником штаба артиллерии одновременно целой 54-й общевойсковой армии, минуя корпусный уровень. Тут уже присвоение ему воинского звания генерал-майор артиллерии стало только вопросом времени (свою служебную карьеру он закончил маршалом артиллерии). Гаубичный артполк АККУКС принял под командование капитан Константин Иванович Волков, который и сам был достаточно быстро повышен в звании до майора, подполковника и полковника.

вернуться к меню ↑

Кричали женщины «Ура!» и в воздух чепчики бросали?

Казалось бы, в тех условиях такой результат должен был послужить огромным поводом для радости, повышений и награждений. Последние, кстати, не заставили себя ждать – 1 орден Ленина, 5 орденов Красного Знамени, 11 орденов Красной Звезды и ещё медали. Но всё это так только на уровне полка, действия которого «вызвездили» весь трагизм положения дел во всей РККА образца 1941 года. Во-первых, война одной элитной частью не выигрывается (это раз), уровень командующих армиями и их помощников оставляет резко желать лучшего (это два) и в довоенное время упустили важную возможность противодействия массированным танковым ударам противника на стратегических направлениях (это три).

Первый пункт уже ранее не раз разбирался в заметках автора, так что повторяться в этом нет нужды. Стремительный служебный взлёт Г.Ф. Одинцова с совмещением сразу двух важных должностей в штабе 54-й армии свидетельствует о том, что для этих постов знающих дело «как надо» людей с практическим опытом просто не было. Но тут «дюже гарно» повезло – нашёлся такой полковник. Дальнейшие выводы будут скоропалительными, а пока обозначим вопрос на будущее: как был в предвоенной РККА с 1939 года устроен отбор на руководящие должности инициативных и грамотных краскомов старшего звена и выявление потенциальных кандидатур на эту роль среди краскомов младшего звена с направлением их в адъюнктуру и те же АККУКС. Пока что, исходя из результатов первого полугодия Великой Отечественной войны и последующей перетряски всей артиллерийской учебной системы, – даже удовлетворительной существовавшую «селекцию» назвать нельзя. Но, может быть, найдутся документы и примеры в пользу противоположной точки зрения, так что тема не закрыта.

Не менее важным является вопрос о том, как готовились противодействовать предполагаемому вторжению на территорию СССР гитлеровских танковых и механизированных соединений и объединений, разгромивших в мае–июне 1940 г. франко-британский альянс. Во многих достойных статьях и монографиях предполагается рецепт «клин клином вышибают» – как могущественным контрударом новоорганизованных мехкорпусов разгромить вторгнувшегося агрессора. Реализуемость такого сценария для 1941 года была наглядно показана на практике, наиболее грамотные советские военные деятели это предвидели, поэтому неизбежно возникает вопрос: «а если мехкорпуса не справятся, то что делать?»

Собственно говоря, действия ап АККУКС и других формирований на Лужском рубеже являются тому ответом. Танковый кулак врага, когда уже стало известным направление его ударов, может быть остановлен стрелковыми частями при поддержке артиллерии и с использованием долговременной и полевой фортификации на местности, где её рельеф, леса и водные преграды резко ограничивают танки и прочие машины противника в свободе манёвра. Такого рода природного добра в СССР хватало, а действенность такого подхода была наглядно продемонстрирована финнами в Зимнюю войну. Незамеченным он не остался, создание новых и модернизация существующих укреплённых районов велись, но эта деятельность проводилась по остаточному принципу, а потому и шла черепашьими темпами. Возможно, что при несколько иной акцентировке военно-стратегического планирования блицкриг на северном направлении сломал бы свои зубы об Лужский и подобные ему рубежи, Ленинград не был бы зажат в смертельное кольцо блокады. Но история, как всегда, не знает сослагательного наклонения.

С другой стороны, последующие события показали, что кровавый урок 1941 года всё-таки был выучен РККА надлежащим образом. Танковым ударам гитлеровцев с 1943 года успешно противопоставляли эшелонированную оборону стрелковых частей, насыщенную полевыми оборонительными сооружениями, инженерными и минно-взрывными заграждениями при обязательной поддержке полевой артиллерии (увы, свои танки, зенитки и истребители до конца войны оставались «опциональными» компонентами). А в начале сентября 1944 г. «потомок» ап АККУКС, 48-я тгабр, с другими стрелковыми и артиллерийскими формированиями использовала такой приём не только в обороне, но и в наступлении. Закрепившись на новом рубеже, окопавшись и пристрелявшись, бригада вместе со стрелками успешно ликвидировала попытку массированной танковой атаки врага отбить только что захваченный Красной Армией г. Тарту, за что и получила своё почётное наименование. Но и об ограничениях подобного метода забывать не стоит – для его успеха надо обязательно знать, куда противник направит свой удар. Определить это заранее не всегда представляется возможным, а подготовка такой обороны требует времени, так что панацеей против действий танковых и моторизованных соединений он точно не является.

В написании заметки использованы данные ЦАМО Ф.9859, оп.1, д.1.

источник: https://afirsov.livejournal.com/480671.html

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить