Первое задание на космический полёт

0
0

12 апреля этого года исполняется 57 лет с того исторического дня, когда прозвучало сообщение ТАСС о запуске в космическое пространство первого человека – гражданина СССР Юрия Алексеевича Гагарина. Такого ликования страна не знала с мая 1945 г., когда было объявлено о полной и безоговорочной капитуляции фашистской Германии. С тех пор утекло много воды. Долгое время все работы по космосу велись в обстановке строжайшей секретности и правда о них узнавалась лишь после ухода из жизни тех, кто играл решающую роль в космическом прорыве. Общеизвестны имена Главного конструктора знаменитой ракеты Р-7 С.П. Королёва и Главного теоретика космонавтики М.В. Келдыша, навсегда вошедшие в историю космонавтики. 

Создание межконтинентальной ракеты было в истории СССР таким же сложнейшим научно-техническим проектом, каким было создание атомной бомбы. Собственно, появление ядерного оружия с необходимостью влекло за собой создание мощных ракет как средства его доставки. Любой крупный научно-технический проект носит системный характер и требует разнообразного обеспечения научного, кадрового, финансового и организационного. В начале ракетно-космического проекта в СССР уже существовало необходимое научное обеспечение, созданное прежде всего работами К.Э. Циолковского, имелось кадровое обеспечение в лице С.П. Королёва, В.П. Глушко, М.В. Келдыша, Н.А. Пилюгина, В.М. Рязанского и многих других, государство обеспечивало щедрую финансовую поддержку проекта.

Работы по созданию ракеты Р-7 официально начались 20 мая 1954 г., когда ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление №956-408сс о разработке межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) Р-7 (индекс 8К71). В нем была поставлена задача создания баллистической ракеты, способной донести термоядерный заряд весом до 5 тонн на расстояние до 10 тысяч километров. Ракета Р-7 была сложнейшей системой, состоящей из многих подсистем. Ее проектирование велось по известному принципу «сверху-вниз». Общее техническое задание (ТЗ) на ракету в целом было разбито на ряд частных ТЗ, за выполнение которых отвечали члены совета главных конструкторов, созданного Королёвым. Предлагаемые ими решения обсуждались на совете, но последнее слово оставалось за Королёвым.

Известно, что успех любого дела, а тем более крупного проекта, зависит прежде всего от его организации, от кооперации и координации работы всех исполнителей, от умения организовать их слаженную работу, обеспечить контроль за своевременным выполнением каждого задания каждым участником. В космическом проекте участвовало огромное количество конструкторских бюро, научно-исследовательских институтов, заводов, министерств и ведомств, то есть практически вся страна. Поэтому успешная организация работ, связанных с созданием ракеты, была не меньшей проблемой, чем само создание. Это подтверждается отнюдь не гладкой историей создания ракеты Р-7. Отсутствие четкой организации на начальном этапе работы над Р-7 привело к срыву сроков выполнения частных ТЗ и замедлению темпов работы. В связи с этим 12 августа 1955 г. вышло Постановление Совета Министров СССР №1503-841сс «О ходе разработки изделия Р-7». В нем, в частности, было написано следующее.

«Совет Министров СССР отмечает, что работы по созданию изделия Р-7 проводятся со значительным отставанием от сроков, установленных планом, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 20 мая 1954 г. №956-408, причем это отставание обусловлено не только техническими трудностями решения поставленной задачи, но и недостаточно оперативной работой Министерства оборонной промышленности и Министерства радиотехнической промышленности.

Совет Министров Союза ССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Принять предложение главных конструкторов тт. Королёва, Глушко, Рязанского, Пилюгина и Кузнецова о представлении технического проекта на изделие Р-7 в I квартале 1956 года.

Обязать Министерство оборонной промышленности (т. Устинова) и Министерство радиотехнической промышленности (т. Калмыкова) разработать и провести мероприятия, обеспечивающие выполнение междуведомственного графика работ по изделию Р-7 и сокращение имеющегося отставания в этих работах. Специальному комитету Совета Министров СССР периодически заслушивать сообщения указанных министерств о ходе работ по изделию Р-7 и представлять в Президиум Совета Министров СССР соответствующие доклады.

Учитывая, что создание изделия Р-7 является задачей особой государственной важности, обязать министра оборонной промышленности т. Устинова и заместителя министра т. Руднева, министра радиотехнической промышленности т. Калмыкова и заместителя министра т. Владимирского, министра обороны СССР т. Жукова и заместителя министра т. Неделина, министра судостроительной промышленности т. Носенко и заместителя министра т. Терентьева, министра машиностроения и приборостроения т. Паршина и заместителя министра т. Кочнова взять под личный контроль выполнение всех заданий по изделию Р-7, комплектующим элементам и наземному оборудованию для нее и принять необходимые меры к сокращению имеющегося отставания по этим работам.

Зам. Председателя
Совета Министров Союза ССР
М. Первухин»

Указание на недостаточно оперативную работу министерств – это признание недостатков организации работ. Требование ликвидации отставания от запланированных сроков было вызвано не только самим фактом отставания. Дело было в том, что одновременно с нашими учеными и конструкторами над созданием ракеты для запуска в космос человека работали американцы под руководством известного немецкого конструктора Вернера фон Брауна, вывезенного в США сразу по окончании войны с Германией. Они тоже старались в кратчайшие сроки создать ракету для космоса. Чтобы не проиграть это соревнование, было необходимо ускорение работ над Р-7. Несмотря на жесткий тон августовского постановления эти работы продолжали отставать от графика. В связи с этим 20 марта 1956 г. выходит новое постановление Совета Министров СССР о мероприятиях, направленных на ускорение разработки и создания опытных образцов ракеты Р-7, на обеспечение ее испытаний, и о других мерах, создающих благоприятные условия для ее разработки. В развитие этого постановления решением спецкомитета по реактивной технике «контроль и принятие оперативных решений по ракете Р-7» возлагались на заместителя министра оборонной промышленности по ракетным делам К.Н. Руднева, и что особо важно, «с освобождением его от других обязанностей».

Это решение было принято с учетом успешной многолетней работы Руднева директором крупных заводов, таких как Тульский оружейный завод, который он возглавил в 1943 г. в возрасте 32 лет, а затем НИИ-88 в Подлипках (ныне НПО «Энергия»), а также работы заместителем министра Д.Ф. Устинова по ракетным вопросам. Новое назначение значительно расширяло полномочия Руднева и одновременно возлагало на него всю ответственность за успех ракетного проекта.

Первое задание на космический полёт

Константин Николаевич Руднев

Как написал в своих мемуарах академик Б.Е. Черток, следствием назначения Руднева стал резко возросший темп работ по ракете Р-7, а с ним и нагрузка на исполнителей, для которых были введены аккордная оплата труда и дополнительное премирование. Новизна конструкции ракеты, новые принципы построения пусковой установки потребовали проведения значительного объема экспериментальной отработки отдельных систем ракеты и ракеты в целом. В этих целях была создана комплексная программа испытаний Р-7 и ее систем радиоуправления и регулирования полета на стенде и в условиях реального полета.

В декабре 1956 г. первая ракета Р-7 прибыла на полигон для проверки всех систем, обслуживающих подготовку к запуску и сам пуск. При этом контролировалась готовность к работе всех служб полигона. После окончания проверки и доклада Королёва о готовности ракеты Р-7 к началу летных испытаний 15 мая 1957 г. состоялся первый пуск Р-7. Через 100 секунд полета ракета взорвалась. Неудача произошла из-за негерметичности в магистралях горючего. Тем не менее удалось получить телеметрические данные о полете, а дата 15 мая 1957 г. считается днем рождения ракеты Р-7.

Второй пуск – 9 июня. Снова неудача. Ракета даже не взлетела из-за ошибки в сборке клапана двигателя центрального блока, но и не взорвалась. После доклада Рудневу ее сняли с пускового устройства и возвратили на техническую позицию. Третий пуск – 12 июля. Опять неудача из-за замыкания в полете управляющих цепей одного из приборов на корпус ракеты. При разборе неудачи Руднев напомнил присутствующим, что пуск ракеты стоит целого города, и дал понять С.П. Королёву, что еще одна-две неудачи – и доверие Н.С. Хрущева будет потеряно, работы по Р-7 закроют и все средства будут отданы другим конструкторам. Он жестко потребовал во что бы то ни стало надежно подготовить и осуществить пуск четвертой ракеты.

Четвертый пуск после тщательной подготовки состоялся 21 августа 1957 г. в 15 ч 25 мин и оказался успешным. Ракета впервые достигла района цели, хотя ее головная часть после вхождения в плотные слои атмосферы на нисходящем участке траектории полета разрушилась. По результатам пуска ракета была доработана и пятый пуск, проведенный 7 сентября 1957 г., оказался успешным, в основном подтвердив результаты предыдущего пуска.

После этого были развернуты практические работы по созданию первого искусственного спутника Земли (ИСЗ). И уже 4 октября 1957 г. состоялся запуск первого в мире ИСЗ шестой по счету ракетой Р-7. Государственную комиссию возглавлял В.М. Рябиков, а К.Н. Руднев и маршал артиллерии М.И. Неделин были его заместителями. После пуска ИСЗ Рябиков был отозван на свою прежнюю работу, и с того времени вплоть до запуска в космос Ю.А. Гагарина председателем всех государственных комиссий по Р-7 постоянно был К.Н. Руднев. После первого ИСЗ последовал второй спутник с собакой Лайкой на борту (3 ноября 1957). 15 мая 1958 г. был успешно запущен на орбиту второй экземпляр третьего спутника с научной аппаратурой.

В марте 1958 г. К.Н. Руднев был назначен председателем Государственного комитета по оборонной технике, и его организационная работа велась в трех направлениях: 1) создание боевой двухступенчатой ракеты для армии (было испытано 16 ракет); 2) создание трех- и четырехступенчатого вариантов Р-7 для запуска кораблей-спутников Земли, в том числе для разведывательных целей, и космических станций для полетов к Луне, Венере и Марсу; 3) создание космического корабля для полета в космос человека.

В результате работ по первому направлению межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 (8К71) была принята на вооружение Советской армии. Вскоре она была заменена более совершенной ракетой Р-7А.

Но помимо Р-7 Рудневу пришлось заниматься и другими ракетами, в том числе ракетой Р-16. Эту ракету делал главный конструктор Михаил Кузьмич Янгель. Р-16 была мощнее Р-7 и проходила по военному ведомству. При подготовке к пуску из-за технической ошибки она взорвалась, горящее топливо разлилось по пусковой площадке и в его пламени сгорело 126 человек, в том числе маршал Неделин, руководивший пуском в качестве председателя государственной комиссии от Министерства обороны. Сам Янгель спасся чудом, отойдя перед моментом взрыва покурить. В соответствии с поручением ЦК КПСС обстоятельства катастрофы на месте выяснялись комиссией под председательством Брежнева, в которую вошли Гречко, Устинов, Руднев, Калмыков, Глушко и др. Брежнев, собрав оставшийся руководящий состав, мудро заявил:

«Никого наказывать не будем. Виновники мертвы, а наказывать случайно оставшихся в живых было бы негуманно».

Новым председателем государственной комиссии по Р-16 вместо Неделина назначили Руднева. На заседаниях госкомиссии Руднев призывал всех к особой бдительности, осторожности, безопасности и дисциплине. Впоследствии после успешных летных испытаний Р-16 была принята на вооружение как самая мощная по тем временам ракета.

Работы по второму направлению привели к появлению у Р-7 третьей ступени. Первый пуск Р-7 в лунном варианте состоялся 3 сентября, второй – 2 октября 1958 г., но оба оказались неудачными по одной и той же причине – разрушение ракеты на конечном участке полета первой ступени из-за появления в полете резонансных колебаний внутри ракеты. Однако разработчики, торопившиеся обогнать американцев и первыми попасть на Луну, вместо детального, хотя и долгого анализа этого явления самонадеянно предложили свои доморощенные способы борьбы с ним. Госкомиссия, скрепя сердце, согласилась. Но на следующем пуске 12 октября та же авария повторилась.

На бурном заседании госкомиссии состоялся «разбор полетов», и Руднев потребовал, чтобы Королёв лично разобрался в этом вопросе, и попросил М.В. Келдыша помочь ему в этом. Келдыш и его сотрудники теоретически исследовали и промоделировали на аналоговых вычислительных машинах возникающие колебания и нашли противоядие в виде специального гидравлического демпфера, гасящего колебания. После установки демпферов опасность разрушения ракет всех типов от резонансных колебаний была полностью ликвидирована. 12 сентября Р-7 доставила на Луну советские вымпелы. Об успехе Руднев, Королёв и Келдыш доложили Хрущеву, который с этим достижением вылетел в США. Вскоре на базе Р-7 была создана четырехступенчатая ракета-носитель («Молния»), позволившая осуществить полеты автоматических межпланетных станций к планетам Марс и Венера.

Что касается третьего направления, то еще в августе 1954 г. Совет Министров СССР утвердил представленные В.А. Малышевым, Б.Л. Ванниковым, М.В. Хруничевым и К.Н. Рудневым предложения по проработке научно-теоретических вопросов, связанных с космическим полетом ракеты с человеком на борту. Теперь с помощью трехступенчатых ракет-носителей можно было осуществлять полеты пилотируемых космических кораблей «Восток», «Восход», а в дальнейшем «Союз». Пуски ракет с собачками показали, что живой организм может выдержать космический полет, и что пришла пора готовить космический корабль для человека.

Первый корабль (1КП – космический полет) был запущен 15 мая 1960 г. только для проверки его основных систем. Руководила запуском государственная комиссия по летным испытаниям ракеты Р-7А, председателем которой был К.Н. Руднев. Затем была изготовлена серия кораблей для летной отработки в беспилотном варианте. Запуски двух кораблей с собакой и манекеном человека, который в шутку разработчики назвали «Иваном Ивановичем», состоялись 9 и 25 марта 1961 г. Оба запуска были успешными. Спускаемый аппарат с собакой нормально приземлился, а манекен штатно катапультировался. Эти пуски завершили экспериментальную отработку пилотируемого космического корабля «Восток» (3КА) в летных условиях. Государственная комиссия приняла решение о возможности полета человека в космос на корабле «Восток» (3КА). Вот хронология подготовки исторического полета Гагарина.

2 апреля. Сергей Павлович доложил государственной комиссии: «Все работы идут строго по графику».

3 апреля состоялось заседание Президиума ЦК КПСС, которое проводил Хрущев. По докладу Устинова Президиум ЦК принял решение, разрешавшее запуск человека в космос.

5 апреля на полигон прибыла вся команда космонавтов в сопровождении врачей, кинооператоров, репортеров. Королёв прибыл на полигон раньше космонавтов. С ним прилетели Марк Галлай и все главные конструкторы.

6 апреля прилетел К.Н. Руднев – председатель Государственного комитета по оборонной технике (ГКОТ) и председатель государственной комиссии.

Первое задание на космический полёт

Заседание государственной комиссии 10 апреля 1961 г. Докладывает Ю. А. Гагарин

Заседание государственной комиссии по организации первого полета человека в космическое пространство открывает ее председатель – Константин Николаевич Руднев. На заседании было утверждено первое в истории задание человеку на космический полет:

«Выполнить одновитковый полет вокруг Земли на высоте 180–230 километров продолжительностью 1 час 30 минут с посадкой в заданном районе. Цель полета – проверить возможность пребывания человека на специально оборудованном корабле, проверить оборудование корабля в полете, проверить связь корабля с Землей, убедиться в надежности средств приземления корабля и космонавта».

После открытой части заседания комиссия осталась в узком составе и утвердила предложение Каманина допустить в полет Гагарина, а Титова иметь в запасе. Всем известная встреча на берегу Сырдарьи 10 апреля была предложена Рудневым. Будучи тонким психологом, он уговорил маршала Москаленко, представлявшего Министерство обороны, провести неформальную встречу с будущими космонавтами в узком кругу и поговорить по душам «без всякого протокола». Была даже задумана прогулка на катерах! Для такого сбора использовали открытую веранду, выстроенную ранее на берегу реки для защиты от палящего солнца во время отдыха военного начальства.

Спокойные речи без излишних ссылок на великую ответственность перед партией и народом произнесли Королёв, Руднев, Москаленко, Каманин и Карпов. Кроме Гагарина благодарили за доверие Титов и Нелюбов.

К утру 12 апреля все было готово к запуску. По двухчасовой готовности на стартовую площадку подъехал голубой автобус с космонавтами. Выпрыгнув из автобуса, Юрий прошел метров десять, остановился, помолчал секунду и начал доклад:

– Товарищ председатель государственной комиссии!..

Тут произошел маленький сбой. Все члены госкомиссии стояли плотной группой, и Юра как человек военный, естественно, выбрал глазами в этой группе прежде всего маршала Москаленко. Впрочем, секундное замешательство было исправлено: Гагарин обернулся к Рудневу. После доклада Константин Николаевич тепло, по-отечески попрощался с Гагариным, пожелав ему успеха. Все дальнейшие события 12 и 13 апреля разобраны «по косточкам» в разного рода публикациях и читателю хорошо известны. Полет прошел успешно, хотя ныне шансы на успех оцениваются как 50 на 50.

Хорошо известно фото Гагарина после приземления: в шлеме, с широкой гагаринской улыбкой. На самом деле, в первые минуты после посадки Гагарин выглядел совсем не так. Но то фото, с лицом героя, еще не пришедшим в норму после тяжелейших перегрузок, неэтично было предавать огласке. Да, тяжела дорога в космос. И всемирная слава Гагарина сторицей оплачена тяжелейшим трудом и нежданными опасностями, которые подстерегали Юру в полете: вращение корабля, десятиминутная задержка тормозящего импульса, неожиданность пламени сгорающей обшивки, неудачный выход второго парашюта и перекрытие шланга, подающего воздух в скафандр, уже после приземления. Все эти опасности он с честью преодолел.

Утром 13 апреля на даче заседала госкомиссия. Гагарин рассказывал подробно все как было. Закрывая заседание, Руднев сказал:

«Основное, что мы должны сегодня установить и что мы, несомненно, установили, это убежденность в том, что человек может находиться в безвоздушном пространстве и работать в условиях космического полета. Мы можем также считать установленным, что системы корабля отвечают своему назначению и в полете действовали удовлетворительно. Я от имени государственной комиссий горячо благодарю Юрия Алексеевича Гагарина».

Ну а дальше Гагарина ждали торжественная встреча в Москве, улицы и площади, заполненные ликующим народом, награды и почести, всемирная слава. Достойные награды получили все, кто своим талантом и трудом внес вклад в успех гагаринского полета – от рядовых работников до самых видных государственных деятелей.

Валерий ИЛЬИН,
доктор технических наук, профессор


Источник: http://sovross.ru/articles/1682/39001

Показать полный профиль

Живу в Минске. Инженер-конструктор МЗКТ. Интересуюсь историей техники, особенно авиации. Убеждённый коммунист.

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить