Перспектива и альтернатива

Июн 1 2017
+
12
-

 

Pre scriptum: данный текст ни в коей мере не есть попыткой доказательства исключительности предлагаемого назначения для альтернативной истории. Также он не есть попыткой вменения того мнения, что альтернативная история имеет смысл, только если даёт практический результат. Данный текст есть лишь объяснением причины, заставляющей взрослого серьезного человека заниматься такой, казалось бы, ерундой. И, кроме того, призван он дать некоторое общее представление о направленности альтернативы, описываемой последующими публикациями автора.

 

"Что есть лучшего? Сравнить прошедшее, свести его с настоящим". Козьма Прутков

Действительным интересом автора есть определение перспектив современных систем вооружений, поиск путей развития армии на ближайшее обозримое будущее.

Отчего же прибегает он к истории, паче - к альтернативной?

Обычно, создавая нечто, мы лишь реагируем на требования сегодняшнего дня. Когда перед нами, как всегда "неожиданно", встаёт проблема, мы решаем её первым же подвернувшимся способом. Но такой реактивный путь, путь реакции на уже свершившиеся события, порочен. Сегодняшняя частная проблема завтра выясняется частью проблемы более общей, и открывается иное, более общее, более гармоничное решение, требующее порой движения в совершенно противоположном направлении. Однако вчерашнее видение проблемы успевает укорениться, отрасль уже катится всей своей массой по ложному пути, и начинается надрывное доказательство очевидного, прерываемое чаще не торжеством истины, а лишь уходом самой проблемы в область истории.

Для армии же реактивный путь порочен в принципе, поскольку фактором, выявляющим наши недостатки, здесь становится наше поражение. Да, в мировом масштабе оно вызовет благотворную реакцию, породит опыт, который благодарственно воспримут все остальные армии, и приведёт всё это, в конце концов, к очередному шагу в развитии мирового военного искусства. Но нам, побеждённым, это уже ничем не поможет.

Часто реактивный путь не помогает и победителю. Ведь победив устаревшим оружием или устаревшей тактикой, он уверует в их непреходящую ценность и останавливается в развитии. Новшества становятся действенным фактором лишь тогда, когда они установлены своевременно. А паче - когда новшества не приняты по моде, а вычислены собственным умом, и это вычисление даёт изобретателю понимание всех аспектов и всех тонкостей вместе с их взаимосвязями.

Как заблаговременно отделить зёрна от плевел? Можно ли двигаться не по реактивному, а по активному пути? Не по пути натыкания в темноте на сиюминутные препятствия, а по пути, просматриваемому хотя бы до ближайшего поворота. Не следовать за проблемой, а обходить её. Как разглядеть путь?

Опять же, обычно, создавая нечто, мы считаем весь ранее пройденный путь достоянием истории, ибо он, де, совершался в иных условиях и неприложим к современной ситуации, а тем более к перспективе. Мы берём настоящее состояние, то самое, на которое нам сию минуту надо отреагировать, и от него пытаемся сделать шаг вперёд, опираясь на наиновейшую систему знаний. Так сказать, пытаемся интерполировать настоящее в будущее. Но настоящее – лишь точка на линии раздела будущего и прошлого. От единственной точки можно отложить бесконечное число прямых в бесконечном числе направлений. Какое из них верное? Школа учит нас, что для интерполяции, для определения линии нужно как минимум две точки. Где взять вторую точку? По разные стороны от нас будущее и настоящее. В будущем мы её не найдём – оно для нас неведомо, оно и есть искомым. Вторую точку можно найти лишь в прошлом.

Таким образом, история становится инструментом определения будущего.

Оценка перспективы новых решений, не имеющих аналогов в современности, часто ограничена невозможностью оперирования фактическими данными. Тут могут помочь исторические прецеденты, подобные исследуемым перспективным решениям. Такие прецеденты способны предоставить детали, которые вообще не могут быть получены интерполяцией современного состояния. А иногда рассмотрение исторических прецедентов само по себе порождает новые решения. Наиболее результативным является полное изучение истории решаемого вопроса: его истоков, причин и формирующих факторов.

Цель развития – исправление недостатков настоящего. Недостатки же видны лишь при критическом взгляде на пути, приведшие к современному состоянию. И нет лучшего подтверждения правильности ответа на вопрос "что не так?", чем понимание того, когда именно это самое "не так" началось, и чем понимание того, как должно было быть "так".

Критика, в свою очередь, имеет смысл лишь тогда, когда исходит из сравнения неверного решения с более удачной альтернативой. В этом смысле будущее – альтернатива настоящему. И если нас интересует свободное от ошибок будущее, мы должны взять за основу освобождённое от ошибок, то есть исправленное, альтернативное прошлое, и провести линию через освобождённое от ошибок, то есть альтернативное настоящее.

В этом представляется серьёзное назначение несерьёзной, казалось бы, альтернативной истории.