Выбор редакции

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер «Инвинсибл»

26
9

Наш уважаемый коллега Андрей, вероятно, утерял интерес к альтернативной истории и покинул наш сайт, однако, он продолжает публиковаться на Топваре и одну из статей с этого сайта я представляю вашему вниманию. Естественно, от его имени.

Содержание:

Предпосылки к появлению

Корабль Его Величества «Инвинсибл» представляет собой удивительнейшее творение британского военно-морского гения. Он стал первым линейными крейсером мира и родоначальником нового класса боевых кораблей. Его появление оказало огромнейшее влияние на военно-морские доктрины прочих государств мира, и в том числе на стратегию и тактику использования крейсеров. «Инвинсибл», безусловно, стал столь же этапным среди крейсеров, как и «Дредноут» среди линкоров.

Но очень трудно понять, как все это удалось настолько неудачному во всяком отношении кораблю.

«Инвинсибл» и его «систершипы» «Инфлексибл» и «Индомитебл» подвергаются многочисленной и, в общем-то, справедливой критике: их защита считается смехотворной, расположение орудий главного калибра неоптимальным, а скорость хоть и весьма высокой, но все же недостаточной для линейного крейсера эпохи Первой мировой войны. Отсюда возникает естественный вопрос: каким образом страна, еще совсем недавно являвшаяся техническим лидером эпохи, «владычицей морей» и обладавшая мощнейшим в мире флотом, умудрилась создать столь провальный корабль? Что за затмение такое нашло на гениальных британских проектировщиков и инженеров?

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

В предлагаемом вашему вниманию цикле статей мы попробуем разобраться с причинами такого неуспеха.

Длительное время британский флот создавал свои броненосные крейсера увязывая их строительство с броненосцами: так, например, последняя серия британских броненосных крейсеров «Минотавр» имела много общего с линейными кораблями «Лорд Нельсон». А потому не стоит удивляться, что после разработки и утверждения нового и во всяком отношении революционного проекта «Дредноут» англичане задумались о броненосном крейсере, который мог бы соответствовать новейшему линкору.

Для того, чтобы обеспечить наилучшие качества новейших британских кораблей, 22 декабря 1904 г. в Англии был создан специальный комитет. Формально сам он ничего не решал, поскольку был всего лишь совещательным органом при управлении военного кораблестроения. Но практически именно там определялись характеристики британских кораблей, потому что председательствовал в нем сам Джон Арбетнот Фишер, только что занявший пост Первого морского лорда, а начальник управления военного кораблестроения был лишь одним из членов данного комитета. Кроме него, в комитет входили наиболее квалифицированные специалисты Англии по артиллерийскому и минному делу, ведущие инженеры-кораблестроители, представители промышленности и, что интересно, начальник военно-морской разведки. В общем, Фишер постарался собрать в этом комитете всех лучших специалистов, при помощи которых следовало принимать решения о проектах будущих кораблей.

Как давно известно, наиболее правильный способ создания корабля включает в себя определение круга задач, который он должен будет выполнять и определение технических характеристик, которые обеспечат решение намеченных задач. Этот процесс называется разработкой технического задания, ну а в дальнейшем уже начинается эскизное проектирование корабля.

К сожалению, в случае с «Инвинсиблом» этот процесс был поставлен с ног на голову. Когда членам комитета представили эскизные проекты будущего линейного крейсера, они отметили, что

«…функции крейсера пока ясно не установлены, но считается что, теоретически, в их число входит:
1) проведение разведки;
2) поддержка более мелких разведывательных крейсеров;
3) самостоятельная служба по защите торговли и уничтожение вражеских крейсеров-рейдеров;
4) срочный приход и прикрытие любых действий флота;
5) преследование отступающего линейного флота противника… ставя его, если возможно, в безвыходное положение, сосредотачивая огонь на отстающих кораблях».

Таким образом, первой проблемой будущего линейного крейсера стало отсутствие внятных задач, под решение которых этот корабль создавался. Члены комитета увидели это и, очевидно, попытались выправить положение, рассматривая представленные им проекты на соответствие функционалу броненосных крейсеров. Подобный подход логичен, и его можно было считать правильным… если бы англичане хоть сколько-то ясно представляли себе, для чего им были нужны корабли этого класса.

Что такое английский броненосный крейсер? В первую очередь это защитник торговли, призванный оборонять опутавшие мир британские морские коммуникации от посягательств вражеских рейдеров. А что представляли собой вражеские рейдеры?

Их можно было разделить на три категории: броненосные, бронепалубные и вспомогательные крейсера. Наиболее боеспособными из них были, естественно, броненосные. Но и у них, конечно же, мощь артиллерии, скорость и защита в значительной мере приносились в жертву чисто крейсерским качествам, таким как мореходность и дальность хода. Классической иллюстрацией считается сравнение отечественных океанских рейдеров «Рюрик» и «Россия» с японскими броненосными крейсерами типов «Асама» и «Идзумо». Последние, обладая куда худшей мореходностью и дальностью имели значительные преимущества в мощи бортового залпа и защите.

Коротко перечислим броненосные крейсера других ведущих морских держав, способных к рейдерству в океане. Французские крейсера типа «Глуар», вошедшие в состав ВМФ Франции в 1900-1902 хотя и обладали весьма внушительным 152-мм бронепоясом и вполне приличной скоростью в 21-21,5 узла, но имели на вооружении всего лишь два 194-мм и восемь 164-мм орудий при водоизмещении 9 500- 10 200 т. Следующая серия броненосных крейсеров -«Леон Гамбетта», получила вдвое более мощное вооружение (4 194-мм и 16 164-мм орудий) и увеличенную на один узел скорость при схожем уровне брони, но ценой за это стал рост водоизмещения до 12 – 13 тыс. т.

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Американцы в 1901-1902 гг. закладывали броненосные крейсера типа «Пенсильвания» водоизмещением в 15 тыс. т., вооружением из 4 203-мм и 14 152-мм и скоростью хода 22 узла при 127 мм бронепоясе. Немцы в начале века не строили специализированных океанских броненосных рейдеров, но их заложенные в 1901-1902 гг крейсера «Принц Адальберт» и «Йорк» по крайней мере теоретически могли атаковать британские коммуникации. Эти крейсера имели водоизмещение около 10 000 т и вооружение в 4 210-мм и 10 150-мм орудий при скорости 20,5-21 уз.

Бронепалубные крейсера ведущих морских держав в основной своей массе уступали броненосным и в защите, и по вооружению, не превосходя последние в скорости. Вспомогательные крейсера представляли собой вооруженные суда невоенного назначения и, соответственно, были еще слабее, но имели одно преимущество: если вооружался океанский лайнер, то он обладал высокой скоростью и отличной мореходностью, превосходяими таковые у военных кораблей в свежую погоду.

Чем ответили на эти угрозы англичане?

В 1901-1902 гг. британцы заложили шесть броненосных крейсеров типа «Девоншир», которые они умудрились вооружить всего лишь 4 190-мм и 6 152-мм орудиями. Их скорость составила 22 уз, максимальная толщина бронепояса — 152 мм при относительно умеренном водоизмещении, 10850-11000 т. Корабли вошли в строй практически одновременно с французскими «Леон Гамбетта», которым они уступали практически по всем параметрам, но еще до этого англичане поняли, что для надежной защиты своих морских путей им понадобятся куда более мощные и крупные корабли.

В результате британцы вернулись к большим быстроходным крейсерам, вооруженным 234-мм артиллерией. В 1899 г они уже закладывали четыре таких корабля (тип «Дрейк) которые при водоизмещении в 13 920 т несли 152-мм броню, две 234-мм и 16 152-м пушки, развивая скорость 23 узла. Но в дальнейшем англичане отказались от этого типа в пользу более легких и дешевых броненосных крейсеров типа «Кент»: это следует расценить как ошибку, потому что последние были достаточны разве только против неприятельских бронепалубных крейсеров. В сущности, малоудачные «Девонширы» как раз и представляли собой увеличенные и усиленные «Кенты», но и они все равно оставались недостаточными.

Но в 1903 г. Великобритания приступает к постройке двух серий больших броненосных крейсеров «Дюк оф Эдинбург» (12 595 т) и «Уорриор» (13 240 т). Корабли были весьма быстроходны, развивая 22,5-23 узла и имели очень мощное вооружение из шести 234-мм орудий, размещенных в одноорудийных башнях, установленных таким образом, чтобы иметь 4 ствола в бортовом залпе и 3 при стрельбе в нос и корму. При этом корабли типа «Дюк оф Эдинбург» имели также 10 152-мм орудий в низкорасположенных казематах, а «Уорриоры» — четыре 190-мм орудия в одноорудийных башнях. Бронирование «Дюк оф Эдинбург» и «Уорриор» по мнению англичан обеспечивала приемлемую защиту от 194-мм – 203-мм снарядов.

"Уорриор"

«Уорриор»

В жизни выяснилось, что британские корабли страдают рядом неочевидных пороков, но их описание уведет нас далеко за рамки темы данной статьи. Но на бумаге англичане получили превосходные крейсера-защитники торговли. Они могли догнать практически любой броненосный или бронепалубный рейдер, разве что лайнеры, переделанные во вспомогательные крейсера, имели шанс от них уйти в свежую погоду. При этом их 234-мм орудия были существенно мощнее 194-мм – 210-мм орудий французских, германских, русских и американских крейсеров. Уровень защиты был сопоставим, но, естественно, обладая сильнейшей артиллерией британцы имели преимущество над любым броненосным крейсером мира.

Но какой ценой были достигнуты все эти преимущества? Водоизмещение британских броненосных крейсеров вплотную приблизилось к линкорам: к примеру броненосцы типа «Кинг Эдуард VII», заложенные в 1902-1904 гг имели нормальное водоизмещение в 15 630 т. При этом огневая мощь броненосных крейсеров оценивалась весьма высоко. Так, например, Филипп Уаттс, начальник управления военного кораблестроения был чрезвычайно высокого мнения о возможностях 234-мм пушки. О всей видимости, на него огромное впечатление произвел расстрел старого линейного корабля (обычно указывается, что это был «Орион» но, похоже, это какая-то ошибка). 305-мм снаряды не причиняли броненосцу существенного ущерба, но затем корабль обстрелял крейсер типа «Дрейк», зашедший с кормы. Его 234-мм снаряд пробил бронепалубу в районе кормовой башни, прошел сквозь машинные отделения до самого носового барбета броненосца и там взорвался, вызвав большие разрушения. В бою такое попадание привело бы к тяжелейшим повреждениям корабля и выходу его из строя.

Кроме этого следует учитывать результаты маневров английского флота, предпринятых в 1901-1903 гг. В трех учебных «сражениях» сходились эскадры, причем в каждом случае англичане формировали одну эскадру из более новых и быстроходных броненосцев, а более старые должны были им противостоять. Как выяснилось, превосходство в скорости в 1,5 – 2 узла практически гарантировало победу – во всех трех случаях более быстроходная эскадра ставила противнику «палочку над Т» и выигрывала у «тихоходов» с разгромным счетом.

В этих условиях совершенно невозможно представить, что английские адмиралы, воспитывающиеся в наступательном, нельсоновском духе, отказались бы от идеи образовать из больших броненосных крейсеров «быстроходное крыло» флота для участия в генеральном сражении. Они и не отказывались: так, в ходе маневров 1903 г вице-адмирал Вильсон недрогнувшей рукой отправил свои броненосные крейсера в атаку против трех отставших броненосцев «противника».

Но чем бы все это обернулось это в реальном бою?

Размеры и мощь британских броненосных крейсеров попросту заретушировали тот факт, что их защита совершенно не годилась для эскадренного боя. Посмотрим на тот же «Уорриор»

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

152 мм бронепояс защищал только машинные и котельные отделения, а напротив носовой и кормовой 234-мм башен размещались всего-то лишь 102 мм и 76 мм бронепояс соответственно! И ладно бы за ними была мощная карапасная палуба, наподобие того, что имели «Асама» и «Ивате» с толщиной скосов 51 и 63 мм. Вместо этого оконечности «Уорриора» защищала 19,1 мм палуба в носу и 38 мм – в корме, причем неясно, был ли у этой палубы скос. Но даже если бы и был, вряд ли этого хватало даже для защиты от 203-мм бронебойных снарядов, а против 305-мм подобное бронирование не защищало совершенно.

Англичане никогда не отличались глупостью и вполне понимали слабости своих броненосных крейсеров. Отсюда и расплывчатость формулировок по их задачам, наподобие «прикрытие любых действий флота». Но на самом деле взрывы трех британских линейных крейсеров в Ютланде прогремели настолько громко, что гибель броненосного крейсера «Дифенс» контр-адмирала Арбетнота попросту осталась незамеченной широкой публикой. А ведь, судя по имеющимся описаниям, произошло следующее: первый залп германских 305-мм орудий с дистанции 40 кбт дал попадание в слабобронированную кормовую часть и над кораблем поднялось сильное пламя. Следующий залп угодил в носовую часть, в результате чего крейсер взорвался. Вполне вероятно, что первые попадания привели к возгоранию в погребе кормовой, а второй залп – к взрыву погребов носовой башни. Можно конечно говорить о том, что броненосные крейсера Арбетнота попали под удар новейших тяжелых германских кораблей, и именно это предопределило их судьбу. Но все дело в том, что, окажись на их месте старые кайзеровские броненосцы с их 280-мм орудиями, результат получился бы тот же самый.

Британского контр-адмирала ругают за то, что он подставил свои крейсера под германский удар, но справедливости ради отметим, что Арбетнот не сделал ничего предосудительного – он действовал в авангарде флота, осуществляя в том числе поиск противника, что, по английским воззрениям как раз и входило в задачи его крейсеров. Безусловно, если бы Ютландское сражение развернулось где-нибудь на просторах Тихого океана или же в Средиземном море, где отличная видимость скорее норма, нежели исключение из правил, то броненосные крейсера могли бы как-то выполнить эту задачу, наблюдая за противником издалека. Но возлагать разведывательные функции на огромные, слабозащищенные корабли в Северном море с его туманами, где вражеские броненосцы можно обнаружить внезапно в 5 милях от своего корабля?

Да что там броненосцы… Вспомним «Гуд Хоуп», броненосный крейсер типа «Дрейк» имевший сходное с «Уорриором» бронирование носовых оконечностей: 102-мм бронепояс в носу и 25 мм нижнюю бронепалубу при 152 мм брони башни и барбета. В самом начале несчастливого для англичан боя при Коронеле, крейсер получил удар 210-мм снаряда с броненосного крейсера «Шарнхорст» с расстояния примерно 50-60 кабельтов. Снаряд был даже не бронебойный, а фугасный, но и его хватило для того, чтобы носовая башня корабля вышла из строя и в носовой части крейсера поднялся высокий язык пламени. Вероятнее всего произошло возгорание пороха без взрыва в погребах носовой башни. При этом германская 210-мм артсистема обладала довольно средними характеристиками и отнюдь не являлась сверхмощным вундерваффе. Все это вызывает сомнения в стойкости защиты оконечностей британских броненосных крейсеров даже против 203-мм снарядов.

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Из источника в источник кочует фраза из военно-морского ежегодника «Брассей»:

«Но все заключается в том. что адмирал, имеющий в составе своего флота крейсера типа «Инвинсибл» с 305-мм артиллерией главного калибра, без сомнения, решит поставить их в боевую линию, где их сравнительно слабая броневая защита принесет вред, а высокая скорость не будет иметь ценности».

Однако же следует понимать, что эта фраза в полной мере относится и к броненосным крейсерам англичан. Не приходится сомневаться, что если бы англичанам пришлось сражаться на море в додредноутную эпоху с сильным противником, их броненосные крейсера понесли бы большие потери, как это случилось впоследствии с линейными крейсерами. Несоответствие ударных и оборонительных возможностей первых британских линейных крейсеров возникло отнюдь не на пустом месте – оно стало следствием системной ошибки англичан в определении задач для своих броненосных крейсеров.

Все эти «Дрейки», «Уорриоры» и «Дифенсы» имели определенную специализацию, они были хорошими защитниками торговли — так англичанам и следовало ограничить их деятельность этой ролью. Но британцы не удержались от соблазна использовать большие и мощные корабли для эскадренного боя, хотя они для этого совершенно не предназначались. Усилить защиту своих броненосных крейсеров всерьез британцы не могли. В этом случае, чтобы удержаться в существующем водоизмещении, нужно было «резать» дальность хода, вооружение или скорость, но все это было неприемлемо, потому что помешало бы крейсеру выполнять функцию защитника торговли. Вторым способом был дополнительный рост водоизмещения, но тогда броненосные крейсера стали бы крупнее линкоров, а к этому англичане еще не были готовы.

Итак, следует понимать, что при проектировании первого в мире линейного крейсера британцы сразу же допустили две ключевые ошибки:

Во-первых, они попросту не поняли, что создают корабль нового класса и, соответственно, не сформулировали задачи для него. Фактически англичане занимались тем, что проектировали очередной броненосный крейсер и оценивали различные варианты проектов «Инвинсибла» с позиции задач, ставящихся перед броненосными крейсерами Королевского флота.

Во-вторых, задачи для броненосных крейсеров были поставлены неправильно, потому что предполагали использование предназначенных для борьбы на коммуникациях крейсеров не только по их прямому назначению, но и в качестве эскадренных. Иными словами, англичане совершенно необоснованно ставили перед специализированными кораблями задачи универсальных.

вернуться к меню ↑

История проектирования последних британских броненосных крейсеров

В этой части мы рассмотрим в общих чертах историю проектирования последних британских броненосных крейсеров (каковым, в сущности, следует считать и «Инвинсибл»), с тем, чтобы разобраться в причинах появления 305-мм калибра и несколько странной схемы его размещения. Все дело в том, что, вопреки распространенному мнению, Д. Фишер, «отец» британского дредноутного флота, пришел к пониманию необходимости 305-мм орудий и концепции «all-big-gun» («только большие пушки») для броненосных крейсеров далеко не сразу.

Итак, в 1902 г. Джон Арбетнот Фишер, служивший в ту пору командующим Средиземноморским флотом, предложил созданные им совместно с инженером Гардом проекты нового линкора «Неприступный» и броненосного крейсера «Недосягаемый». Примерно в то время, пока Фишер и Гард разрабатывали вышеназванные корабли, сэр Эндрю Нобл опубликовал теоретическое обоснование преимуществ 254-мм орудий перед 305-мм в качестве главного калибра для линкоров. Сэр Эндрю, разумеется, апеллировал к более высокой скорострельности, но также и к меньшей массе 254-мм орудия, за счет чего линкор одного и того же водоизмещения мог получить большее количество 254-мм стволов по сравнению с 305-мм. Эта аргументация показалась Д. Фишеру чрезвычайно убедительной, поэтому для своего линкора он предложил 254-мм орудия. Судя по данным О. Паркса, «Неприступный» не сразу стал кораблем «all-big-gun», и можно предположить, что сначала он имел вооружение, подобное тому, которое предложил сэр Эндрю, т.е. восемь 254-мм при дюжине 152-мм. Однако вскоре Д. Фишер отказался от промежуточного калибра, увеличив количество 254-мм пушек до 16, при этом противоминный калибр должны были составить 102-мм орудия.

Что же до броненосного крейсера «Недосягаемый», то для него предусматривалась смешанная артиллерия из 254-мм и 190-мм орудий. Хотя в источниках прямо это не сказано, но скорее всего предполагалась установка только четырех 254-мм пушек, т.е. меньшее их количество, чем на линкоре: зато по скорости новый корабль должен был значительно превосходить любой броненосный крейсер мира. Что же до бронирования, то в требованиях к новому кораблю было указано:

«Защита всех орудий должна выдерживать обстрел 203-мм мелинитовыми снарядами».

Собственно говоря, для такой защиты достаточно даже 75–102 мм брони, к тому же речь идет только о защите артиллерии, а про корпус, дымоходы, рубки вообще ничего не говорится. В общем, приведенную выше фразу можно трактовать как угодно, но только не в плане усиления бронирования британских броненосных крейсеров.Можно предположить, что на проект броненосного крейсера Д. Фишера оказали сильное влияние линкоры «Свифтшур» и «Трайэмф».

"Свифтшур"

«Свифтшур»

Эти два корабля строились для Чили, стремившейся уравняться в силах с Аргентиной, как раз в это время заказывавшей в Италии пятый и шестой броненосный крейсер типа «Гарибальди»: это были «Митра» и «Рока», впоследствии переименованные в «Ривадавию» и «Морено», но в итоге ставшие «Ниссином» и «Касугой». Надо сказать, что итальянские крейсера были весьма хороши для своего времени, но британцы, по заказу чилийцев, подготовили совершенно зубодробительный ответ. «Конституьон» и «Либертад» (чилийцы, испытывавшие трудности с деньгами, в итоге уступили их англичанам, переименовавшим их в «Свифтшур» и «Трайэмф») представляли собой тип облегченного и быстроходного броненосца нормальным водоизмещением в 12 175 т. Их характеристики – 4*254-мм и 14*190-мм орудий при 178-мм бронепоясе и скорости хода до 20 узлов, вероятно, поразили воображение Д.Фишера. Во-первых, они подтверждали правоту некоторых выкладок сэра Э.Нобла, а во-вторых, несмотря на то, что размеры были даже меньше крупнейших британских броненосных крейсеров («Гуд Хуп» — 13 920 т) последние вряд ли смогли бы выстоять против «Либертад» даже вдвоем. Единственным недостатком этих кораблей с точки зрения Д. Фишера могла быть только невысокая для броненосного крейсера скорость.

В то же время взгляды британского Адмиралтейства на использование броненосных крейсеров также подверглись изменениям. Если корабли типов «Кресси», «Дрейк», «Кент» и «Девоншир» создавались для того, чтобы защищать британские коммуникации от набегов французских броненосных крейсеров то для последующих типов крейсеров были поставлены дополнительные задачи. Как пишет известный британский историк О. Паркс:

«Помимо выполнения прямых крейсерских обязанностей их, при более тяжёлом вооружении и защите, предполагалось задействовать как быстроходное крыло в составе линейного флота, ориентированное против германских «облегчённых линкоров» классов «Кайзер», «Виттельсбах» и «Брауншвейг»».

В 1902 г. в Великобритании сменился главный строитель: на место Уайта пришел Филип Уоттс, создатель столь интересных и знаменитых кораблей как «Эсмеральда» и «О’Хиггинс». От него ждали многого.

Уоттс оказался в достаточно интересной ситуации: к моменту его вступления в должность британские броненосные крейсера не обладали артиллерией, достаточно мощной для борьбы с рейдерами, ни бронированием, способным обеспечить боевую устойчивость кораблей в эскадренном сражении. Уоттс всегда был склонен к максимизации огневой мощи кораблей, и его крейсера получают очень сильное вооружении: первая серия, «Дюк оф Эдинбург» и «Блэк Принс», разработанные в 1902 г. и заложенные в 1903 г. получают шесть 234-мм пушек главного калибра, вместо четырех 190-мм на «Девоншире» или двух 234-мм на «Дрейке». Увы, при этом бронирование остается примерно тем же, что и раньше: по неизвестной причине англичане считали, что их броненосным крейсерам достаточно будет брони, которая защищает от 152-мм бронебойного снаряда. Если быть точным, то англичане считали достаточной для своих броненосных крейсеров защиту от 152-мм стальных снарядов, но под этим определением понимались скорее всего именно бронебойные.

Таким образом, в 1902 г. в Великобритании складывалась весьма интересная ситуация. Джона Арбетнота Фишера часто и, справедливо упрекают за пренебрежение бронезащитой в пользу огневой мощи и скорости в проектах его линейных крейсеров. Но справедливости ради следует сказать о том, что подобный подход – отнюдь не его изобретение и что в Англии начала века он был принят повсеместно. В том же 1902 г. разница между идеями Фишера и британского Адмиралтейства заключалась только в том, что высшие флотские иерархии Великобритании, имея слабовооруженные и недостаточно бронированные броненосные крейсера предпочли резко усилить их вооружение, не теряя при этом скорости и оставив бронирование на прежнем уровне. А «Джеки» Фишер, взяв за основу «Свифтшур», с его очень мощным вооружением, предпочел ослабить бронирование и за счет его увеличить скорость. В любом случае, и Фишер и Адмиралтейство пришли к одному и тому же типу броненосного крейсера – достаточно быстроходного, с мощным вооружением, но слабым, защищающим лишь от среднекалиберной артиллерии бронированием.

Тем не менее, идеи Д. Фишера были значительно прогрессивнее тех, которые придерживалось Адмиралтейство:

1) Хотя предлагаемый Д. Фишером броненосный крейсер и не был воплощением концепции «только большие пушки», но все же он был унифицирован по главному калибру с соответствующим ему линкором. То есть «Недосягаемый» нес тот же главный калибр, что и «Неприступный», уступая ему лишь в количестве стволов.

2) Д. Фишер предлагал турбины и нефтяные котлы для броненосного крейсера.

С другой стороны, конечно, проект Д. Фишера содержал в себе ряд совершенно неоправданных, хотя и достаточно забавных новаций – например, телескопические дымовые трубы и отказ от мачт (только стойка для радио).

Однако в дальнейшем Д. Фишер и инженер Гард сделали «шаг назад», приблизивший их проект к кораблям Уоттса — они отказались от 254-мм калибра в пользу 234-мм, поскольку это британское орудие было весьма удачным, и, по их мнению, прирост мощности 254-мм пушки не компенсировал увеличения веса. Теперь предлагаемый ими броненосный крейсер представлял собой корабль, нормальным водоизмещением в 14 000 т при нефтяном отоплении или 15 000 т при угольном. Вооружение составляли 4*234-мм и 12*190-мм в двухорудийных башнях, мощность механизмов – минимум 35 000 л.с., а скорость должна была достигнуть 25 узлов. Кстати, а откуда возникла такая скорость – 25 узлов? О. Паркс пишет по этому поводу:

«Поскольку иностранные броненосные крейсера имели скорость 24 уз, мы должны были иметь 25 уз».

Вот только какие броненосные крейсера и чьих держав могли развивать такую скорость? Во Франции чем-то подобным обладали только корабли типа «Вальдек Руссо» (23,1-23,9 уз), но они закладывались в конце 1905 и 1906 гг, и разумеется, в 1903-1904 г о них знать никак не могли. «Леон Гамбетта» имели скорость не выше 22,5 уз, а у броненосных крейсеров других странах она была еще ниже. Так что можно лишь предполагать, что англичане, устанавливая столь высокую планку скорости, оказались жертвами какой-то дезинформации.

Разумеется, при таком вооружении и скорости свободного веса на усиление брони уже на оставалось – крейсер получил стандартный для британских кораблей этого класса 152-мм пояс (как бронировались оконечности – неясно). Но самым необычным в проекте было, безусловно, размещение артиллерийского вооружения

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

В этой, на первый взгляд несуразной схеме, отчетливо проявляется позиция Д. Фишера, который в своих «Воспоминаниях» указывал:

«Я поборник огня End-on-Fire (огонь в оконечности), по моему мнению, огонь на один борт полня глупость. Задержка преследования врага отклонением хотя бы на один атом от прямого курса, на мой взгляд, является верхом нелепости».

Следует отметить, что, если для линкоров такая точка зрения вряд ли может считаться верной и по меньшей мере спорна, то для крейсеров огонь на острых носовых и кормовых углах действительно чрезвычайно важен, и быть может, так же важен, как и бортовой залп. Крейсерам по сути своей приходится много догонять или убегать от противника. Как совершенно верно отметил контр-адмирал принц Луис Баттенберг:

«На большинстве французских кораблей и наших новейших линкорах, и крейсерах стрельба прямо по носу и корме ограничена тем, что линия огня практически не может пересечь диаметральную плоскость в носу и корме. Следовательно, в случае погони, даже при курсе прямо по носу, малейшее отклонение от курса закроет каждое из орудий, расположенное не на миделе. Расположение вооружения, предложенное мистером Гардом, наиболее замечательно именно с этой точки зрения, так как носовые и кормовые башни 7,5 д (190-мм, здесь и далее — прим.автра) орудий с каждого борта могут пересекать осевую линию огня, приблизительно на 25 градусов отклоняясь от носового и кормовой линии – это означает, что и при погоне, и при отступлении реально могут использоваться носовые орудия (10 из 16)».

Разумеется, крайне сомнительно, чтобы столь необычная схема размещения артиллерии была применена на практике, и не только в силу своей новизны, но и по объективным причинам: подобная концентрация артиллерии в оконечностях вызывает определенные сложности. Во всяком случае, схема Д. Фишера&Гарда принята не была. Официально флот не пожелал переходить на двухорудийные 190-мм башни – Королевский флот, намучившись с башнями броненосных крейсеров типа «Кент» вообще не хотел больше видеть двухорудийные башни на крейсерах, но для 234-мм орудий все же сделал исключение. В целом же последняя серия броненосных крейсеров Великобритании (тип «Минотавр») заложенная в самом начале 1905 г, оказалась куда более традиционна, нежели новаторский проект Д. Фишера.

Однако же к концу 1904 г. произошло несколько событий, которые в любом случае обесценивали проект Д.Фишера – в первую очередь в глазах его создателя.

Во-первых, проект линкора «Неприступный» столкнулся с критикой орудий 254-мм калибра, причем аргументация была такова, что Д. Фишер безоговорочно встал на сторону двенадцатидюймового калибра. Не будем сейчас углубляться в детали, но отметим, что отныне Д. Фишер придерживался той точки зрения, что:

«…при одном и том же водоизмещении лучше иметь шесть 12-дм (305-мм) орудий, стреляющих одновременно в одном направлении, чем десять 10-дм (254-мм)».

А во-вторых, как раз ближе к концу 1904 г в Англии стало известно о новом японском «вундерваффе» — броненосных крейсерах типа «Цукуба».

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Эти корабли, по сути, в значительной мере повторили идеи самого Д. Фишера, высказанные им в первоначальном варианте «Неприступного» и «Недосягаемого». Японцы вооружили свои броненосные крейсера тем же главным калибром, что и линкоры – 4*305-мм орудия, при этом их скорость по данным англичан должна была составить 20,5 узлов. Необходимо отметить, что и до японцев, в 1901 г. в Италии были заложены «броненосцы-крейсеры» «Реджина Елена»: в Адмиралтействе знали, что эти корабли несли по два 305-мм и двенадцать 203-мм орудий, при том что их скорость, по мнению англичан, должна была составить 22 узла.

Таким образом, в конце 1904 г. Великобритания столкнулась с тем, что другие страны приступили к строительству броненосных крейсеров с 305-мм главным и 152-203-мм средним калибром. С учетом того, что англичане, в отличие от немцев, никогда не довольствовались более легкими пушками, чем другие страны, их следующий шаг был совершенно очевиден. Для того, чтобы превзойти итальянские и японские корабли в огневой мощи, сохраняя при этом преимущество в скорости, существовало одно-единственное рациональное решение — строить крейсера «all-big-gun», вооруженные 305-мм артиллерией.

Следовательно, в том, что «Инвинсибл» получил 305-мм орудия… ну конечно же, заслуга Д. Фишера есть все равно. Но нужно понимать, что к двенадцатидюймовому калибру на своих крейсерах он пришел вовсе не в результате проблеска гения или творческого озарения, а под влиянием объективных обстоятельств. Фактически можно говорить, что Англию вынудили строить броненосные крейсера с 305-мм артиллерией.

Но вот в чем заслуга Д. Фишера неоспорима, так это в «протаскивании» на броненосный крейсер концепции «all-big-gun». Дело в том, что концепция «только больших пушек» все еще была для многих неочевидной: так, например, ее не разделял главный строитель Ф. Уаттс, предпочитавший смешанное вооружение из 305-мм и 234-мм орудий, его поддерживал адмирал Мэй, контролер Королевского флота.

В конце 1904 г. Д. Фишер получил пост Первого морского лорда и организовал Комитет по проектированию, куда наиболее знающих и влиятельных людей, отвечающих за разработку и строительство кораблей для Королевского флота. Д. Фишер» сумел «продавить» отказ от среднекалиберной артиллерии на линкорах и броненосных крейсерах: члены комитета в основной своей массе согласился с необходимостью вооружения нового броненосного крейсера 6 или 8 305-мм пушками. Но возникла следующая проблема – как размещать эту артиллерию на будущем корабле? История выбора схемы расположения артиллерии на «Инвинсибле» имеет немного анекдотический характер.

Дело в том, что комитет на своих заседаниях рассмотрел множество различных вариантов расположения 305-мм артиллерии для броненосного крейсера (зная экстравагантность Д. Фишера, можно предполагать, что это было нечто необычайное), но не могли прийти к согласию и дело застопорилось. А в это время один из подчиненных главного строителя, инженер Д. Нарбетт, отвечавший за разработку деталей рассматриваемых проектов, многократно представлял своему шефу Ф. Уоттсу эскизы броненосного крейсера, с вооружением из одних 305-мм орудий. Но главный строитель категорически отказывался выносить их на рассмотрения Комитета по проектированию.

Но капля камень точит, и в какой-то день Ф. Уоттс, будучи, вероятно, в особо хорошем настроении, все же взял чертежи Д. Нарбетта с обещанием представить их Комитету. Как раз в этот день по какой-то ошибке заседание оказалось без повестки, так что членам комитета оставалось только разойтись. В этот момент Ф. Уоттс вытащил чертежи Д. Нарбетта, а Д. Фишер ухватился за это чтобы не сорвать заседание. Рассмотрев представленные эскизы, члены Комитета выбрали схему размещения артиллерии и для линкора, и для броненосного крейсера из тех, что представил Д. Нарбетт.

Правда, по броненосному крейсеру, первым все же был рассмотрен вариант «А» — проект размещения артиллерии, представленный Д. Фишером и Гардом.

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Он был отвергнут по причине линейно-возвышенного расположения кормовых башен, которого тогда еще побаивались, и чрезмерно малой высоты борта в корме. Далее рассматривался вариант «В»

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

От него отказались по причине сомнений в мореходности корабля, имеющем на носу две тяжеленных 305-мм башни поперек диаметральной плоскости корабля. Кроме того, отмечалась слабость бортового залпа. Что до проекта «С»

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

То ему также выдвинули обвинение в плохой мореходности, хотя в этом случае две носовые башни были сильно смещены к центру корабля. Кроме того, отмечалась слабость огня в корму (всего лишь одна 305-мм башня) и от этого варианта быстро отказались. А вот схему «D» члены комитета сочли оптимальной, так как она обеспечивала сильный огонь как на борт, так и прямо по носу, а также на острых носовых углах

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Дополнением этой схемы стало диагональное расположение двух «траверзных» (т.е. расположенных по бортам в центре корпуса) башен главного калибра, но причины этого решения неясны.

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Один взгляд на схему позволяет предположить, что британцы рассчитывали добиться восьмиорудийного залпа в узком, примерно 30-градусном секторе. Но источники утверждают, что англичане изначально ничего такого не хотели, а предполагали, что траверзная башня может стрелять на противоположный борт лишь в том случае, если другая траверзная башня выведена из строя. Но тут есть интересный нюанс.

В бою при Фолклендах британцы пытались стрелять из восьми орудий на борт, но быстро обнаружили, что грохот и воздействия дульных газов на ближайшую к неприятелю башню мешают ей вплоть до полной невозможности вести стрельбу. Именно тогда было отмечено, что стрельба из траверзной башни на противоположный борт возможна лишь тогда, если ближняя к неприятелю башня выведена из строя. Соответственно, вполне можно предположить, что изначально Комитет все же рассчитывал на стрельбу из восьми орудий, но на практике это оказалось недостижимо.

Впоследствии проект «Е» немного усовершенствовали – путем удлинения полубака в корму, с тем чтобы приподнять траверзные башни над уровнем моря.

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Именно она и стала окончательной для линейных крейсеров типа «Инвинсибл».

Интересно и то, что при выборе схем вооружения члены комитета обсуждали варианты размещения всех орудий в диаметральной плоскости, а также разнесение траверзных башен ближе к оконечностям, с тем чтобы все-таки обеспечить бортовой залп из восьми орудий, как это было впоследствии сделано на «Нью-Зиленд» и германском «Фон-дер-Танне».

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Но от первого варианта отказались в силу очень слабого продольного огня – в нос, корму и на острых курсовых углах могла бы «работать» всего одна двухорудийная башня, что было признанно неприемлемым. Что же до разнесения башен к оконечностям, то комитет признал полезность такой новации, но не увидел возможности сместить башни без изменения обводов корабля, а они нужны были для достижения 25-узловой скорости.

С позиций сегодняшнего дня схема расположения артиллерии «Инвинсибла» считается малоудачной и, безусловно, это действительно так. По результатам практики первой мировой войны был сделан однозначный вывод, что для эффективной пристрелки нужно иметь не менее восьми орудий на борт, при этом пристрелку следовало вести полузалпами, т.е. четырьмя орудиями (остальные в это время перезаряжаются). Использование менее чем четырех орудий в «полузалпе» затрудняло определение места падения снарядов и, соответственно, корректировку огня. У «Инвинсибла» в одном направлении могли стрелять только шесть орудий, соответственно он мог давать лишь трехорудийные пристрелочные залпы, либо же пристреливаться полными залпами, что задерживало пристрелку. Создатели русских и германских дредноутов все это отлично знали и до первой мировой войны.

Почему члены Комитета проектирования не учитывали этого?

Все дело в том, что тактику артиллерийского боя огромное влияние оказала русско-японская война, продемонстрировавшая в том числе способность вести результативный огонь (на самом деле – с большими оговорками, но тем не менее) на дистанции в 70 кабельтов. В то же время, согласно довоенным воззрениям корабли должны были сражаться на расстоянии не более чем 10-15 кабельтов.

Так вот, для того, чтобы понять, почему «Инвинсибл» получился таким, каким он получился, мы должны помнить, что Д. Фишер пришел к концепции «all-big-gun» задолго до Русско-японской войны. Его первые детища, «Дредноут» и «Инвинсибл», разрабатывались во время этой войны, когда еще не было возможности осмыслить и сделать выводы из ее сражений. Достаточно вспомнить, что Цусимское сражение состоялось 27-28 мая 1905 г. (по новому стилю), а основные чертежи и детальная проработка «Инвинсибла» были готовы 22 июня 1905 г., то есть все основные решения по нему были приняты значительно раньше. И принимались эти решения на основании довоенных практик британского флота, а отнюдь не по результатам анализа сражений у Шантунга и в Цусиме.

А каковы были эти практики?

вернуться к меню ↑

Особенности конструкции

Итак, в предыдущих частях мы выявили источники проблем и сильных сторон линейных крейсеров типа «Инвинсибл». Слабость бронирования прямо определялась традициями проектирования британских броненосных крейсеров, которые изначально предназначались для борьбы с океанскими рейдерами и располагали защитой только от среднекалиберной артиллерии. Тем не менее, в определенный момент (при проектировании броненосных крейсеров типа «Дюк оф Эдинбург») британские адмиралы решили, что будет неплохо сформировать из них «быстроходное крыло» для участия в эскадренном сражении против немецких броненосцев. И нельзя сказать, что это было совсем уж плохой идеей, потому что на тот момент большая часть этих броненосцев несла относительно слабые 240-мм пушки, по своим возможностям не слишком превосходившие 203-мм орудия других стран, от воздействия которых британские крейсера были более-менее защищены. Но вскоре кайзерлихмарин пополнили корабли с 280-мм артиллерией, против которой бронирование «Уорриров» и «Минотавров» уже не защищало, а стремление использовать броненосные крейсера в эскадренном сражении у англичан осталось. При этом о нехватке брони при этом почему-то никто не думал. Таким образом, слабость защиты британских линейных крейсеров – это не выдумка Д. Фишера, а следствие политики Адмиралтейства проводимой еще до того, как он стал первым морским лордом. Это, впрочем, не умаляет ответственности Д. Фишера за особенности его «кошек». В октябре 1904 г, за пять дней до того, как этот во всяком отношении неординарный человек получил свой наивысший пост, в состав германского флота вошел «Брауншвейг» — эскадренный броненосец, на котором немцы вернулись к 280-мм главному калибру. Но Д. Фишер никак не реагировал на это, полагая скорость лучшей защитой броненосного крейсера, а британские крейсера были вполне быстроходны.

Если слабое бронирование линейных крейсеров не являлось изобретением Д. Фишера, то применение на них «линкорного» 305-мм калибра следует поставить ему в заслугу, хотя к этому его подтолкнули известия о японских броненосных крейсерах с двенадцатидюймовыми пушками. А необходимость обеспечения 25-узловой скорости следовала из предположений Адмиралтейства о наличии у других стран броненосных крейсеров со скоростью хода 24 узла, отчего 25 узлов для новейших британских кораблей того же класса выглядело разумным минимумом.

Малоудачное, почти «ромбическое» расположение орудий главного калибра при котором ведение огня всех восьми орудий на один борт было невозможно, было вызвано как стремлением обеспечить сильный огонь в нос, корму и на острых курсовых углах, что очень важно для крейсера, так и непониманием англичанами особенностей артиллерийского боя на 60-90 кабельтов, т.е. дистанциях, на которых фактически сражались линейные крейсера в первую мировую войну. Во время проектирования «Инвинсиблов» британцы не умели еще стрелять и на 25-30 кабельтов и полагали, что будущие морские сражения будут протекать на 30, максимум – 40 кабельтовых, вряд ли дальше. Надо сказать, что члены Комитета проектирования были не в восторге от неспособности новых крейсеров задействовать всю артиллерию по одной цели, но не нашли способа, сохранив требуемые для достижения 25 узлов обводы корабля, разместить их по-иному – например, сдвинуть «траверзные» башни к оконечностям.

Окончательно определившись с основными характеристиками будущего линейного крейсера – 8*305-м орудий, 25 узлов, и бронирование «как у «Минотавра»» — англичане приступили к проектированию.

вернуться к меню ↑

Бронирование

Как ни странно, но главный конструктор «не послушался» технического задания, отчего бронезащиту, в сравнении с последними броненосными крейсерами типа «Минотавр», удалось существенно улучшить.

Основу защиты «Инвинсибла» и «Минотавра» составляла 152 мм цитадель. Вот только 152-мм бронепояс «Минотавра» прикрывал лишь машинные и котельные отделения (и заодно — артпогреба башен 190-мм орудий, размещенных по бортам). В носу и в корме бронепояс замыкали такие же 152 мм траверзы. Соответственно, главное оружия «Минотавра» – 234-мм башни, располагались вне цитадели, в оконечностях, которые защищала всего лишь 102-мм броня в носу и 76-мм – в корме. В то же время у «Инвинсибла» 152-мм бронепояс прикрывал все башни главного калибра, только кормовая слегка «высовывалась» за бронепояс, но от его края к барбету башни шли 152 мм траверзы, плавно переходящие в 178 мм барбет. Передний траверз имел толщину 178 мм. Таким образом, хотя вертикальное бронирование цитаделей британских крейсеров и было достаточно условным, но по крайней мере у «Инвинсибла» оно защищало все башни главного калибра, что являлось несомненным преимуществом. Носовая оконечность линейного крейсера получила 102 мм броню, но вот кормовая не была бронирована вообще, что, пожалуй, является единственным недостатком «Инвинсибла» в сравнении с «Минотавром». С другой стороны, очевидно, что экономию, полученную в результате отказа от защиты кормы (а 76 мм бронепояс мог ее прикрыть разве что от осколков тяжелых снарядов) англичане истратили на усиление цитадели, что выглядит вполне разумно.

Горизонтальная защита включала в себя два «слоя». Бронепояса обоих крейсеров доходили своими верхними кромками до главной палубы, которую у «Минотавра» защищала аж 18 мм броня в пределах цитадели и 25 мм – вне ее. У «Инвинсибла» — с точностью до наоборот, над цитаделью устанавливалась 25 мм броня и 19 мм – в носовой оконечности, а корма не защищалась совершенно. При этом над районами погребов первых трех башен (кроме кормовой), а также над центральным постом бронепалуба утолщалась до 50 мм – однако тут неясно, стояла ли эта дополнительная защита изначально, или же речь идет о состоянии кораблей после Ютландского сражения. Автор статьи склоняется к тому, что 50 мм защита была изначально.

Броневая (нижняя) палуба у обоих крейсеров располагалась на уровне ватерлинии (горизонтальная часть) и имела идентичные толщины в пределах цитадели – 38 мм в горизонтальной части и 50 мм скосы, идущие к нижним кромкам плит бронепояса. Но у «Инвинсибла» в нос продолжалась абсолютно такая же бронепалуба, а вот у «Минотавра» в носовой оконечности при скосах той же толщины, горизонтальная часть имела всего лишь 18 мм. В корму скосы и горизонтальная часть броневой палубы «Инвинсибла» имели увеличенную до 63,5 мм защиту, которая, по сути, одна только прикрывала рулевые устройства. У «Минотавра» — неясно, вероятно горизонтальная часть защищалась 38 мм броней, а скосы – то ли 50 то ли 38 м, но с учетом вертикального 76 мм бронепояса все же корма была защищена лучше.

Но зато на «Инвинсиблах» было применено локальное бронирование погребов – со стороны бортов они получили 63,5 мм переборки. Правда, только со стороны бортов – от снарядов, пробивших бронепалубу вдоль корпуса корабля, эти переборки не защищали. Сами англичане видели в них защиту от подводных взрывов, т.е. торпед, потому что сколько-то серьезной ПТЗ на «Инвинсиблах» не было.

Таким образом, чтобы поразить машинное или котельное отделение «Минотавра» или «Инвинсибла», вражескому снаряду пришлось бы преодолеть 152 мм пояс и 50 мм скос. Но чтобы снаряд «дотянулся» до артиллерийских погребов башен главного калибра «Инвинсиблов» в бою на параллельных курсах, ему следовало пробить не только 152 м борт и 50 мм скос, но и дополнительную 63,5 мм защиту.

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

В то же время погреба 234-мм снарядов и зарядов «Минотавра» защищали всего лишь 102 мм борт и 50 м скос (в носу) и 76 мм борт и 50 мм, либо даже 38 мм скос.

А вот башни и барбеты имели сходную вертикальную защиту 178 мм, при том что барбеты указанной толщины доходили до главной палубы. Исключение здесь составляла только часть барбета кормовой башни «Инвинсибла», не прикрытого 152 мм траверзом – он сохранял толщину 178 мм вплоть до броневой палубы). Но ниже главной палубы барбеты сильно теряли в защите. В промежутке между главной и броневой палубами барбеты 234 мм башен «Минотавра» имели 76 мм (носовой) и 178-102 мм (кормовой) а барбеты 190 мм башен – 50 мм. У «Инвинсиблов» все барбеты между этими палубами имели только 50 мм толщины. Впрочем, защита этих частей барбетов от настильного огня у «Минотавра» и «Инвинсибла» была вполне сопоставимой. Для того, чтобы поразить подачную трубу носовой башни, снаряду следовало пробить 102 мм бортовой брони и 76 мм барбет у «Минотавра», в совокупности – 178 мм брони, а у «Инвинсибла» — 152 мм борт либо 178 мм траверз и, после этого, 50 мм барбет, т.е. совокупная защита составляла 203-228 мм. Кормовая подачная труба защищалась у «Минотавра» лучше – 76 мм борт и 102-178 барбет, т.е в совокупности 178-254 м брони, у «Инвинсибла» — 178 мм либо 152 мм траверз + 50 мм барбет, т.е. 178-203 мм.

Интересно, что все источники хором утверждают о совершенной недостаточности горизонтального бронирования британских линейных крейсеров. Из источника и источник «кочует» диалог кэптена Марка Керра, командира достраивающегося «Инвинсибла» и главного строителя Филиппа Уаттса, состоявшийся в 1909 г:

«… когда заканчивалась постройка «Инвинсибла» на Тайне, чтобы увидеться с Керром, его посетил Филипп Уаттс. Среди других обсуждавшихся вопросов Керр обратил внимание Уаттса на то, что, по его мнению, дистанция на которой «будут вестись сражения, или так или иначе начинается с 15 000 ярдов (чуть более 74 кабельтов)», и что «выпущенный с такого расстояния снаряд пройдет над броневым барбетом (здесь под барбетом Керр имел ввиду бронепояс – прим. авт) и пробъет палубу» и разорвется, «попав прямо вниз в погреб боезапаса, в результате чего произойдет взрыв, который уничтожит корабль»

По словам Керра Уаттс ответил, что он «знает об этой опасности», но:

«требования Адмиралтейства предусматривали только защиту от настильного огня на дистанции приблизительно 9 000 ярдов (около 45 кабельтов- прим. авт)», на которой снаряд имеет настильную траекторию и попадет в корабль с небольшим углом к горизонтальной плоскости, а «при наибольшем предельном водоизмещении около 17 000 т отсутствие достаточного веса не позволяло ему увеличить толщину палубной брони, несмотря на понимание опасности навесного огня снарядами крупного калибра на дистанции 15 000 ярдов и более»

Все это на самом деле так… и, одновременно, не так, потому что тот же самый упрек можно адресовать любому кораблю тех времен. «Инвинсибл» имел 25 мм горизонтальной брони на главной палубе и 38 мм – на броневой, итого 63 мм, в то время как горизонтальная защита «Дредноута» состояла из 19 мм главной и 44 мм броневой палуб, т.е. в совокупности все те же 63 мм. Германский «Нассау» обладал всего одной броневой палубой, в горизонтальной части, имевшей 55 мм. Правда, главная палуба имела бронирование 45 мм, но – только над казематами, (и, вероятно, вокруг носовой и кормовой башнями главного калибра) т.е. фактически была по большей части небронированной.

Никакая из этих защит на могла помочь против качественного 305-мм снаряда. В случае, если 280-305-мм германский бронебойный «чемодан» попадал в 25 мм главную палубу, он обычно преодолевал ее, не разрываясь — по крайней мере, в большинстве случаев в Ютландском сражении было именно так. Естественно, палубу в 19 мм снаряд преодолел бы с еще большей легкостью. Пройдя внутрь цитадели, снаряд мог детонировать, ударившись в 38 мм палубу. Как показал обстрел «Чесмы» российскими 305-мм бронебойными снарядами обр. 1911 г (470,9 кг), 37,5 мм брони не удерживают такого разрыва – образуется достаточно крупная пробоина, причем заброневое пространство поражается осколками разбитой бронепалубы и самого снаряда.

Что касается германской 55 мм брони, то тут стоит вспомнить послевоенные, уже советские испытания 305-мм и 356-мм снарядов, состоявшиеся в 1920 г. Как выяснилось, даже 75 мм броня «не держит» разрыва снаряда, если он соприкоснулся с ней: она может защитить от воздействия ударной волны и осколков 305-мм снаряда лишь в том случае, если он разорвался в 1-1,5 метрах от бронеплиты. Таким образом, прямое попадание в броневую палубу «Нассау» также не сулило ничего хорошего германскому кораблю. Иное дело, если снаряд сперва попал бы в крышу каземата – 45 мм броня с высочайшей долей вероятности вызвала бы детонацию снаряда, тогда у 55 мм броневой палубы были неплохие шансы удержать осколки. Или, по крайней мере – значительную их часть.

Таким образом, единственно на что, пожалуй, способно было горизонтальное бронирование «Инвинсиблов» — непропущение в трюм снарядов в целом виде. Разумеется, опасность поражения раскаленными осколками машинных, котельных отделений и, конечно, артиллерийских погребов существовала, но шансы на детонацию боеприпасов или возгорание пороха зарядов при этом были все же ниже, чем при разрыве снаряда непосредственно в погребе. А вот от проникновения и разрыва снаряда внутрь барбетов бронирование «Инвинсиблов» на защищало совершенно.

Как мы уже говорили, 25 мм палуба не препятствовала проникновению снаряда внутрь цитадели в целом виде. Но если, войдя в цитадель, 280-305-мм снаряд попадал в британский 50 мм барбет, он, разумеется, легко пробивал его и взрывался уже внутри подачной трубы, что было совсем нехорошо. В этом случае проникновению огня и энергии взрыва в погреба могли бы воспрепятствовать специально устроенные заслонки в перегрузочном отделении, но эту новацию немцы ввели у себя только по результатам боев у Доггер-банки, у англичан ее не было и в Ютланде.

Увы, то же самое можно было сказать и о «Дредноуте». Тяжелый снаряд, пробив 19 мм палубу попадал в 100 мм барбет – абсолютно с тем же результатом. Да и «Нассау» не был полностью защищен от таких неприятностей – на участке ниже главной палубы барбеты его орудий имели «пятнистую» защиту с толщиной брони от весьма внушительных 200 мм, до совершенно невразумительных 50 мм (такая броня имелась в местах, где попадание снарядов считалось маловероятным, например, задняя часть барбета, обращенная к середине корабля).

Таким образом, можно говорить о слабости барбетов «Инвинсибла» между главной и броневой палубой как о ключевой уязвимости проекта, но как можно было это исправить? Разве что, отказавшись от бронирования главной палубы (или существенно уменьшив ее толщину) сделать барбеты башен главного калибра толщиной 178 мм на всем протяжении до броневой палубы – но в этом случае и без того слабая горизонтальная бронезащита становилась совсем условной…. А других запасов не было. Как мы уже говорили выше, на вопрос о слабости горизонтальной защиты Филипп Уаттс напомнил Керру о требовании Адмиралтейства защитить корабль от настильного огня на дистанции порядка 45 кабельтов. Но британские 305-мм пушки броненосцев типа «Нельсон», которые устанавливались также на «Дредноут» и «Инвинсибл» на 37 кабельтов пробивали броню, равную собственному калибру, т.е. 305 мм. На этом фоне 152 мм бронепояс при 50 мм скосах за ним выглядел… ну, скажем так, подобная защита могла помочь на 45 кабельтовых разве что чудом и если снаряд попадет под большим углом к броне, да и то – вряд ли. Вертикальное бронирование «Инвинсиблов» позволяла на что-то надеяться разве что кабельтов на 70-80, но здесь чрезвычайно уязвимой становилась палуба.

В целом же о защите можно сказать следующее – как ни странно, на «Инвинсибле» англичанам удалось сделать большой шаг вперед по сравнению с броненосными крейсерами всех предыдущих проектов, но, конечно же, требованиям эскадренного боя защита совершенно не удовлетворяла. Практически вся она, что горизонтальная, что вертикальная, представляла собой сплошное уязвимое место, в котором, все же, особенно выделялась слабость бронирования барбетов между главной и броневой палубами.

В комментариях к предыдущим статьям данного цикла неоднократно высказывалось мнение, что защиту «Инвинсибла» следовало усилить за счет роста водоизмещения. Это, безусловно, верно, но в этом вопросе нельзя не учитывать определенную инерционность мышления: догму о том, что крейсер не может быть крупнее линкора невозможно было преодолеть в одночасье.

С точки зрения размеров, «Инвинсибл» и так поражал воображение. Как мы уже говорили ранее, англичане строили свои броненосцы и броненосные крейсера так, чтобы они соответствовали друг другу. Последние британские броненосцы типа «Лорд Нельсон» имели нормальное водоизмещение в пределах 16 000 т. (16 090 т «Лорд Нельсон» и 15 925 «Агамемнон»), а соответствующие им броненосные крейсера «Минотавр» — 14 600 т. или 91,25% от водоизмещения броненосцев. «Инвинсибл» имел проектное нормальное водоизмещение в 17 250 т, «Дредноут – 17 900 т, т.е. линейный крейсер и так уже почти уравнялся с соответствующим ему линкором (96,37%). А кроме того, следует помнить о том, что увеличение водоизмещения с учетом требования о скорости 25 узлов требовало бы более мощной энергетической установки, в то время она у «Инвинсибла» на момент закладки и так была самой мощной на всем Королевском флоте.

 

вернуться к меню ↑

Артиллерия.

Главный калибр «Инвинсибла» составляли вполне надежные 305-мм/45 орудия Мk Х. Эти пушки были разработаны в 1903 г и стреляли 386-кг снарядом с начальной скоростью 831 м/сек. На момент своего появления они, имели примерный паритет с американскими 305-мм/45 Mark 6, созданными в том же году и стрелявшими чуть более тяжелыми снарядами (394,6 кг) с чуть меньшей начальной скоростью (823 м/сек). Зато английская пушка колоссально превосходила новейшие германские 280-мм/40 орудия SK L/40, созданные всего лишь годом ранее для броненосцев «Брауншвейг» и «Дейчланд». Франция и Россия в то время все еще использовали двенадцатидюймовые орудия, разработанные в конце прошлого века, так что и тут преимущество английской артсистемы было бесспорным. Для своего времени 305-мм/45 Мk Х было отличной пушкой, проблема заключалась лишь в том, что это время быстро прошло. В период 1906-1910 гг все ведущие флоты мира разработали новые 305-мм орудия, которым британское Мk Х уступало по всем статьям: в результате «Инвинсиблам» противостояли германские корабли, вооруженные 305-мм/50 SK L/50, стреляющие 405,5 (фугасные – 405,9) кг снарядами с начальной скоростью 855 м/сек.

Орудия крейсера "Индомитебл"

Орудия крейсера «Индомитебл»

Дальнобойность главного калибра «Инвинсиблов» определялась не возможностями орудия, а максимальным углом возвышения, на который были рассчитаны их установки. Он составлял всего лишь 13,5 град, что обеспечивало дальность 80,7 кабельтов, и только в 1915-1916 гг, когда боекомплект линейных крейсеров пополнился новыми снарядами, дальность стрельбы достигла 93,8 кабельтов. Безусловно, угол вертикальной наводки в 13,5 градусов крайне мал и является недостатком башенных установок линейных крейсеров типа «Инвинсибл», но как упрекнуть в этом британцев, которые на момент создания башен предполагали, что 40-45 кабельтов – это очень большая дистанция для огневого боя?

Таким образом, «Инвинсиблы» получили на вооружение вполне современные пушки главного калибра, но к первой мировой войне они уже устарели. И хотя виноваты в этом не проектировщики, а технический прогресс, британским морякам пришлось сражаться с куда лучше вооруженным неприятелем.

Что же до башенных установок, то здесь не все так просто. Однотипные «Инвинсиблу» «Инфлексибл» и «Индомитебл» получили стандартную для Королевского флота гидравлическую систему: все движение башен обеспечивала гидравлика. Но на «Инвинсибл», в качестве эксперимента, решено было поставить полностью электрические башни. Интересно, что корабль получил башни разной конструкции двух разных фирм производителей: носовая и кормовая башни имели станки конструкции Виккерса, а бортовые, именуемые еще траверзными – Армстронга. Собственно говоря, одно лишь это уже нельзя было назвать достоинствами проекта…

Надо сказать, что эксперимент закончился оглушительным провалом, но здесь, опять же, представляет интерес манера изложения европейских историков. Вот как пишет об этом О. Паркс:

«Эти установки были экспериментальными и результаты оказались не настолько лучшими, чем с гидравлической системой, чтобы служить основанием для их замены. Испытания установок провели в конце 1908 г., и после различных экспериментов электрические механизмы в 1914 г заменили гидравическими.»

Казалось бы, ну что тут такого? Попробовали новинку, убедились в том, что электрика не продемонстрировала значимых преимуществ и что овчинка на сегодняшний день не стоит выделки, да и вернулись к старым, проверенным решениям. Обычные рабочие моменты… А вот подробное описание «не настолько лучших» электрических приводов, составленное Феттером А.Ю.:

«Дефекты электрического привода впервые проявились уже во время первых испытаний орудий, проведенных недалеко от острова Уайт в октябре 1908 г. Отказывал то один, то другой из сотен контактов, имевшихся в каждой башне. Каждая неполадка задерживала, или полностью останавливала то работу башен, то заряжание орудий. Сильное сотрясение, имевшее место каждый раз, когда стреляло огромное орудие, приводило к резким разрывным усилиям в нежных электрических схемах, вызывая короткие замыкания и разрывы в сложном лабиринте из проводов, контактов, генераторов и т.п. Положение ухудшалось тем, что было чрезвычайно трудно найти место таких повреждений.»

Корабль, естественно, был немедленно отправлен на доработку башенных механизмов, и только спустя пять месяцев, в марте 1909 г «Инвинсибл» вновь вышел на испытания артиллерии. Выяснилось, что фирмы исправили выявленные дефекты, но теперь регулярно отказывали механизмы горизонтальной и вертикальной наводки орудий. После этого башни «Инвинсибла» обследовали чиновники Адмиралтейства и представители фирм, причем экспертиза выявила множество недостатков конструкции электроприводов и все это требовало улучшения. Корабль вернулся в ремонт, однако летом того же года опять выявились многочисленные недочеты.

О. Паркс сообщает о том, что «Инвинсибл» вступил в строй в марте 1908 г. Но даже летом 1909 г из его восьми орудий главного калибра могли стрелять только четыре, да и те, совершенно не с той скорострельностью, которая была записана у них в паспорте. Подобное положение было нетерпимо, и в августе 1909 г «Инвинсибл» был отправлен на Портсмутскую верфь. Предполагалось, что к третьей неделе ноября башенные установки удастся «привести в чувство», но скоро выяснилось, что сроки слишком оптимистичны, что работу получится закончить лишь под новый год, но и тогда башни «Инвинсибла» продолжали «радовать» моряков и разработчиков новыми дефектами. В итоге на стрельбы главным калибром корабль удалось вывести только в феврале 1910 г. Надо ли говорить, что и они оказались провальными?

В марте 1911 г была предпринята последняя попытка привести электрические приводы в рабочее состояние. Линейный крейсер прибыл в Портсмут на трехмесячный ремонт, который и Виккерс и Армстронг должны были оплатить из своего кармана. Увы, и после этих переделок ничто не работало как надо, и Адмиралтейство с грустью констатировало:

«Проект электрического оборудования для действия башен и т.п. на этом корабле дефективен, и невероятно, что оно будет когда-либо в таком состоянии, чтобы работать удовлетворительно без перепроектирования и замены»

И вот это фиаско, это полностью недееспособное оборудование О. Паркс называет «не настолько лучшим, чтобы заменить им гидравлическую систему»?! Автор настоящей статьи в очередной раз констатирует: если в отечественной историографии последних десятилетий сложилась манера «каяться во всех грехах» выискивая всякие недостатки отечественных кораблей (самолетов, танков, подготовки войск, способностей генералов и т.д. и т.п.), то западные источники очень часто обходят свои неудачи и ошибки если и не молчанием, то ретушируют их, упоминая так, что даже крупнейшие проблемы выглядят мелкими недоразумениями.

Но вернемся к «Инвинсиблу». Итак, еще в 1911 г стало ясно, что довести до ума электрические башни линейного крейсера невозможно – но только в 20 марта 1912 на совещании Адмиралтейство решилось установить на корабль проверенные временем гидравлические приводы: считалось, что эту работу можно проделать за 6 месяцев, а ее стоимость составит 150 тыс. фунтов стерлингов (после ее проведения стоимость постройки «Инвинсибла» обгонит «Дредноут») Однако же здесь выяснилось, что «Владычице морей» категорически не хватает кораблей и «Инвинсибл» оказаться вынужден идти на Средиземное море, представлять интересы Великобритании. С совершенно негодной артиллерией главного калибра.

И только в декабре 1913 г «Инвинсибл» вернулся в Портсмут, и встал, наконец, на столь долгожданный ремонт, который продлился на шесть, а восемь месяцев. Но зато линейный крейсер избавился, наконец, от электрических приводов и получил привычную британским морякам гидравлику: увы, тот факт, что изначально башни создавались под электричество, сыграло с кораблем злую шутку. Безусловно, крейсер наконец-то обрел боеспособность, новые гидравлические приводы работали, но как? Артиллерийский офицер, капитан-лейтенант «Инвинсибла» Барри Бингхэм вспоминал:

«Происходят аварии с вентиляторами и трубами, которые дают течь и продолжают течь непрерывно. На моем посту в башне «А» или носовой, я получил два обязательных комплекта верхней одежды, а именно: комбинезон для защиты от грязи и макинтош в качестве средства от воды из вентилей, из которых, как только подается давление, постоянно хлещет поток, сравнимый только с бесконечным душем.»

Фонтанирующие вентили обнаружились на первых же стрельбах, состоявшихся после завершения ремонта «Инвинсибла». Следующие стрельбы проводились 25 августа 1914 года (война уже почти месяц). Младший лейтенант Стиварт, офицер заряжания орудий в башне «А» охарактеризовал гидравлику так:

«…все, что могло не работать должным образом у гидравлической системы, работало не как нужно».

В целом же можно констатировать – результатом эксперимента с электрикой стало то, что первый линейный крейсер в мире фактически не имел дееспособной артиллерии на протяжении шести с половиной лет своей службы! Кстати будь сказано, электрические приводы башен вовсе не являлись запредельной вершиной человеческого гения – они использовались и в американском и в русском флоте. Так, например, башни линкоров типа «Андрей Первозванный» были полностью электрифицированы и никаких проблем с их эксплуатацией не наблюдалось.

Британские снаряды главного калибра… строго говоря не являются достоинством или недостатком проекта конкретного корабля, а кроме того, достойны отдельного материала, так что об их многочисленных «достоинствах» мы упомянем в следующей, заключительной статье цикла.

Противоминная артиллерия «Инвинсибла» была представлена шестнадцатью 102-мм/40 орудиями QF Mk. III, стрелявшими 11,3 кг (впоследствии – 14,1 кг) снарядом с начальной скоростью 722 (701) м/сек. Для своего времени, это было очень рациональное решение. Дело в том, что в Англии долгое время полагали 76-мм пушки достаточными для отражения атак миноносцев. Даже «Дредноут» получил именно 76-мм противоминный калибр и «Инвинсибл» по проекту должен был получить такие же пушки. Но русско-японская война показала ошибочность данного решения, англичане провели опыты на эсминце «Скейт» в 1906 г и убедились в этом сами. В результате уже в процессе постройки на «Инвинсибл» установили значительно более мощные 102-мм пушки. На момент вступления линейного крейсера в строй, это был, вероятно, оптимальный калибр для противоминной артиллерия. Однако ближе к первой мировой войне эсминцы резко увеличились в размерах и 102-мм пушек для их надежного поражения уже не хватало. И опять же, как и в случае с 305-мм главным калибром, в их устаревании виноваты не разработчики, а чрезвычайные темпы предвоенного военно-морского прогресса.

Но если к калибру и количеству стволов противоминной артиллерии никаких претензий не возникает, то их размещение довольно сомнительно. Восемь орудий были установлены в надстройках, по четыре в носовой и кормовой, и это выглядело совершенно разумно. Но остальные восемь орудий располагались на крышах башен главного калибра, и совершенно неясно, каким образом англичане собирались организовывать подачу снарядов туда? Ведь очевидно, что хранить несколько десятков снарядов в ожидании минной атаки на крыше башни никто не будет, а раз так, необходимо организовать очень быструю доставку этих снарядов, когда в этом возникнет нужда.

 

вернуться к меню ↑

Энергетическая установка

Полностью оправдала все возложенные на нее ожидания. Ожидалось, что корабли разовьют 25,5 узлов при мощности 41 000 л.с., но фактически «Инвинсибл» развил 46 500 л.с., а его скорость при этом составила 26,64 узла. И это при том, что, судя по приводимой в источниках осадке на момент испытаний корабль имел водоизмещение больше нормального, и уж точно ни в каком случае не был переоблегчен. Но наилучшие показатели «Инвинсибл» продемонстрировал, будучи переданным в состав флота, там было отмечено достижение 28 узлов (что выглядит несколько сомнительным, но тем не менее). Во всяком случае, на момент вступления в строй «Инвинсибл» стал самым быстроходным крейсером мира. Кроме мощности, его энергетическая установка отличалась надежностью и в целом заслуживала бы самой высокой оценки, но…

Единственным недостатком энергетической установки стало разве смешанное отопление. Дело в том, что в отличие от тех же немецких кораблей (более поздней постройки) у «Инвинсиблов» не было отдельных нефтяных котлов. Конструкцией предполагалось, что нефть будет впрыскиваться в угольные котлы через форсунки, то есть в котлах линейных крейсеров будут одновременно гореть и уголь и нефть. Такая схема использовалась на кораблях различных стран, но у англичан здесь опять не заладилось. Конструкция впрыска жидкого топлива оказалась весьма несовершенной, требовала от кочегаров большого мастерства и не была освоена Королевским флотом. Так, например, при попытке жечь нефть одновременно с углем в бою у Фолклендских островов образовавшиеся клубы густого черного дыма мешали и комендорам «Инвинсибла», и наводчикам других кораблей.

"Инвинсибл" в бою у Фолклендов

«Инвинсибл» в бою у Фолклендов

В результате на линейных крейсерах вообще отказались от использования нефти, но к каким последствиям это привело?

Полный запас топлива линейных крейсеров типа «Инвинсибл» у всех трех кораблей незначительно различался, у самого «Инвинсибла» он состоял из 3 000 т угля и 738 т нефти. При этом дальность хода крейсеров составляла 6020 – 6 110 миль пятнадцатиузловым ходом или 3 050-3 110 миль на 23 узлах. Отказ от нефти привел к падению дальности до 4 480 – 4 600 миль и 2 270 -2 340 миль соответственно, что не было хорошим результатом для кораблей, которые должны были защищать океанские коммуникации. Броненосные крейсера типа «Минотавр» имели дальность 8 150 миль, правда, не пятнадцати-, а только десятиузловым ходом.

вернуться к меню ↑

Боевое применение

В прошлой части мы детально рассмотрели технические характеристики крейсеров проекта «Инвинсибл», а сейчас разберемся, как они проявили себя в бою, и подведем наконец итоги данного цикла.

Первое сражение, у Фолклендов, с германской эскадрой Максимилиана фон Шпее, достаточно подробно описано в многочисленных источниках, и мы не будем сегодня подробно останавливаться на нем (тем более что в планах автора настоящей статьи присутствует идея сделать цикл по истории рейдерства эскадры фон Шпее), но отметим некоторые нюансы.

Как ни странно, но, несмотря на преимущество в калибре орудий, ни «Инвинсибл», ни «Инфлексибл» не имели преимущества в дальности стрельбы над германскими крейсерами. Как мы уже говорили, дальность стрельбы 305-мм артиллерии первых британских линейных крейсеров составляла порядка 80,7 кабельтовых. В то же время германские башенные установки 210-мм орудий имели примерно на 10% больше – 88 кабельтовых. Правда, казематные 210-мм пушки «Шарнхорста» и «Гнейзенау» имели меньший угол возвышения и могли стрелять только на 67 кабельтовых.

Поэтому, при всем неравенстве сил, бой все же не стал «игрой в одни ворота». Об этом говорит уже тот факт, что британский командующий Стэрди посчитал себя вынужденным разорвать дистанцию и выйти за пределы досягаемости германских орудий всего спустя 19 минут после того, как «Шарнхорст» и «Гнейзенау» открыли огонь по британским линейным крейсерам. Конечно же, он потом вернулся…

В целом же в ходе боя германских броненосных и английских линейных крейсеров выяснилось следующее.

Во-первых, англичанам плохо удавалась стрельба на дистанциях, близких к предельной. В первый час «Инфлексибл» израсходовал 150 снарядов на дистанции 70-80 кабельтовых, из которых не менее 4, но вряд ли больше 6-8 было выпущено по замыкавшему германскую колонну легкому крейсеру «Лейпциг», а остальные – по «Гнейзенау». При этом, по мнению англичан, было достигнуто 3 попадания в «Гнейзенау» — так это или нет, судить трудно, поскольку в бою часто видишь то, что хочется, а не то, что происходит на самом деле. С другой стороны, старший артиллерийских офицер «Инфелксибла», коммандер Вернер, вел детальные записи попаданий в «Гнейзенау», а затем, уже после боя, опрашивал спасенных офицеров с «Гнейзенау». Но следует понимать, что и этот метод не гарантировал сколько-то полной достоверности, поскольку германские офицеры, принимая смертный бой, испытывали сильнейший стресс, а ведь они еще должны были исполнять свои должностные обязанности. Вести при этом хронометраж результативности британской стрельбы, они, конечно же, не могли. Предположив, что в этот период боя англичанам удалось все же добиться 2-3 попаданий в «Гнейзенау» при расходе по нему 142-146 снарядов имеем процент попаданий, равный 1,37-2,11, и это, в общем, едва ли не в идеальных условиях стрельбы.

Во-вторых, мы вынуждены констатировать отвратительное качество британских снарядов. По мнению англичан, они добились 29 попаданий в «Гнейзенау» и 35-40 попаданий в «Шарнхорст». В Ютландском сражении (согласно данным Пузыревского) для уничтожения «Дифенса» понадобилось 7 попаданий крупнокалиберных снарядов, «Блэк Принса» — 15, а «Уорриор», получив 15 305-мм и 6 150-мм снарядов в конце концов погиб тоже, хотя команда боролась за крейсер еще 13 часов. Также стоит отметить, что броненосные крейсера типа «Шарнхорст» имели бронезащиту, даже несколько более слабую, чем линейные крейсера типа «Инвинсибл», а ведь ни на один британский линейный крейсер, погибший в Ютланде, немцы не расходовали столько снарядов, как на корабли эскадры фон Шпее. И, наконец, можно вспомнить Цусиму. Хотя количество попаданий в русские корабли 12-дюймовых японских «чемоданов» и неизвестно, но японцы израсходовали в том сражении 446 305-мм снаряд, и даже если предположить рекордные 20% попаданий, то и тогда их общее количество не превосходит 90 – но на всю эскадру, при том что броненосцы типа «Бородино» были защищены броней куда лучше германских броненосных крейсеров.

Судя по всему, причина низкой эффективности британских снарядов заключалась в их начинке. По штату мирного времени «Инвинсиблам» полагалось по 80 снарядов на 305-мм орудие, из которых было 24 бронебойных, 40 полубронебойных и 16 фугасных, причем лиддитом снаряжались только фугасные снаряды, а остальные – черным порохом. В военное время количество снарядов на орудие увеличивалось до 110, но пропорция между типами снарядов сохранялась прежняя. Из общего количества 1 174 снаряда, которое англичане израсходовали по германским кораблям, фугасных было только 200 (39 снарядов с «Инвинсибла» и 161 – с «Инфлексибла»). При этом всякий флот стремился применять фугасные снаряды с максимальной дистанции, откуда не рассчитывали пробить брони, а по мере сближения переходили на бронебойные, и можно предположить (хотя точно это неизвестно), что англичане израсходовали свои фугасы в первой фазе боя, когда точность их попаданий оставляла желать лучшего, а основную массу попаданий дали снаряды, снаряженные черным порохом.

В-третьих, в очередной раз выяснилось, что боевой корабль представляет собой сплав оборонительных и наступательных качеств, грамотное сочетание которых позволяет ему (или не позволяет) успешно решать поставленные задачи. Немцы в своем последнем бою стреляли очень точно, добившись 22 (или, по другим данным, 23) попаданий в «Инвинсибл» и 3 попаданий в «Инфлексибл» — это, конечно, меньше, чем у англичан, но, в отличие от британцев немцы этот бой проиграли, и невозможно требовать от избитых в хлам германских кораблей результативности почти не пострадавших английких. Из 22 попаданий в «Инвинсибл» 12 было сделано снарядами 210-мм, еще 6 – 150-мм, еще в 4 (или пяти) случаях калибр снарядов определить не удалось. При этом 11 снарядов поразили палубу, 4 – бортовую броню, 3 – небронированный борт, 2 попали ниже ватерлинии, один угодил в лобовую плиту 305-мм башни (башня осталась в строю) и еще один снаряд перебил одну из трех «ног» британской мачты. Тем не менее повреждений, сколько-то угрожающих боеспособности корабля, «Инвинсибл» не получил. Таким образом, линейные крейсера типа «Инвинсибл» продемонстрировали способность достаточно эффективно уничтожать броненосные крейсера старого типа, нанося им решающие повреждения своими 305-мм снарядами на дистанциях, с которых артиллерия последних не была опасна для линейных крейсеров.

Сражения при Доггер-банке и в Гельголандской бухте ничего не добавляет к боевым качествам первых линейных крейсеров англичан. При Доггер-банке сражался «Индомитебл»

Ошибки британского кораблестроения. Линейный крейсер "Инвинсибл"

Но ему не удалось проявить себя. Оказалось, что скорость в 25,5 узлов уже недостаточна для полноценного участия в операциях линейных крейсеров, поэтому в бою и он и второй «двенадцатидюймовый» линейный крейсер «Нью-Зиленд» отставали от главных сил адмирала Битти. Соответственно, никакого вреда новейшим линейным крейсерам немцев «Индомитебл» не причинил, а только поучаствовал в расстреле подбитого 343-мм снарядами «Блюхера». Который еще и умудрился ответить одним 210-мм снарядом, не причинившем английскому крейсеру какого-то ущерба (рикошет). В бою в Гельголандской бухет участвовал «Инвинсибл», но в тот раз британские линейные крейсера не встретились с равноценным противником.

Иное дело – Ютландское сражение.

Все три корабля этого типа приняли участие в этой битве, в составе 3-ей эскадры линейных крейсеров под командованием контр-адмирала О. Худа, который командовал вверенными ему силами с умением и доблестью.

Получив приказ соединиться с крейсерами Дэвида Битти, О. Худ повел свою эскадру вперед. Первыми ему попались легкие крейсера 2-ой разведгруппы, и в 17.50 с расстояния 49 кабельтовых «Инвинсибл» и «Инфлексибл» открыли огонь и нанесли тяжелые повреждения «Висбадену» и «Пиллау». Легкие крейсера отвернули, для того, чтобы дать им уйти немцы бросили в атаку миноносцы. В 18.05 О. Худ отвернул, потому что при очень плохой видимости подобная атака действительно имела шансы на успех. Тем не менее, «Инвинсибл» сумел повредить «Висбаден» так, что последний потерял ход, что, впоследствии, предопределило его гибель.

Затем, в 18.10 на 3-ей эскадре линейных крейсеров обнаружили корабли Д. Битти и в 18.21 О. Худ вывел свои корабли в авангард, заняв позицию впереди флагманского «Лайона». А в 18.20 обнаружились германские линейные крейсера, и 3-я эскадра линейных крейсеров открыла огонь по «Лютцову» и «Дерфлингеру».

Тут нужно сделать небольшое отступление – дело в том, что уже в ходе войны британский флот перевооружился на снаряды, начиненные лиддитом и тот же «Инвинсибл», по штату, должен был бы нести 33 бронебойных, 38 полубронебойных и 39 фугасных снарядов, а к середине 1916 г (но непонятно, успели ли до Ютланда) был установлен новый боекомплект из 44 бронебойных, 33 полубронебойных и 33 фугасных снарядов на орудие. Тем не менее, по воспоминаниям немцев (да вот того же Хаазе) англичане использовали в Ютланде также и снаряды, начиненные черным порохом, то есть можно предположить, что не все английские корабли получили лиддитные снаряды, и чем именно стреляла 3-я эскадра линейных крейсеров автор настоящей статьи не знает.

Но с другой стороны, немцы отмечали, что британские снаряды как правило не имели бронебойных качеств, поскольку взрывались либо в момент пробития брони, либо сразу после пробоя бронеплиты, не углубляясь в корпус. При этом сила разрыва снарядов была достаточно велика, и они проделывали большие дыры в бортах германских кораблей. Однако, поскольку они не проходили внутрь корпуса, их воздействие было не настолько опасным, каковое могли бы дать классические бронебойные снаряды.

В то же время, что такое лиддит? Это тринитрофенол, то самое вещество, которое в России и Франции называли мелинитом, а в Японии – шимозой. Эта взрывчатка весьма восприимчива к физическому воздействию и вполне могла самостоятельно детонировать в момент пробоя брони, даже если взрыватель бронебойного снаряда был выставлен на соответствующую задержку. В силу этих причин лиддит не выглядит хорошим решением для оснащения им бронебойных снарядов, и потому, чем бы ни стреляла 3-я эскадра линейных крейсеров в Ютланде, хороших бронебойных снарядов среди ее боеприпасов не было.

А вот будь они у британцев – и финальный счет Ютландской битвы мог бы оказаться несколько иным. Дело в том, что, вступив в бой с германскими линейными крейсерами на дистанции не более 54 кабельтовых англичане быстро сократили ее и в какой-то момент находились от немцев не далее 35 кабельтовых, хотя потом дистанции возросли. На самом деле вопрос с дистанциями в этом эпизоде сражения остается открытым, так как англичане его начали (по мнению англичан) на 42-54 кабельтовых, затем (по мнению немцев) расстояния сократились до 30-40 кабельтовых, но впоследствии, когда немцы увидели «Инвинсибл» он находился от них на 49 кабельтовых. Можно предположить, что никакого сближения и не было, но быть может оно все же и было. Дело в том, что О. Худ занял превосходную позицию относительно немецких кораблей – в связи с тем, что видимость в сторону англичан была значительно хуже, чем в сторону немцев, он хорошо видел «Лютцов» и «Дерфлингер», а они его – нет. Поэтому нельзя исключить, что О. Худ маневрировал так, чтобы максимально сблизиться с неприятелем, оставаясь для него невидимым. Правду сказать, не совсем ясно, как он мог определить видят его немцы или нет… Во всяком случае можно утверждать одно – некоторое время 3-я эскадра линейных крейсеров воевала «в одни ворота». Вот как описывает этот эпизод старший артиллерист «Дерфлингера» фон Хаазе:

«В 18 ч. 24 м. я обстреливал неприятельские линейные корабли в направлении северо-востока. Дистанции были очень маленькие — 6000 — 7000 м (30-40 каб.), и, несмотря на это, корабли исчезали в полосах тумана, который медленно тянулся вперемежку с пороховым дымом и дымом из труб.
Наблюдение за падением снарядов было почти невозможно. Вообще видны были только недолеты. Противник видел нас гораздо лучше, чем мы его. Я перешел на стрельбу по даль-номеру, но из-за мглы это плохо помогало. Таким образом начался неравный, упорный бой. Несколько больших снарядов попало в нас и взорвалось внутри крейсера. Весь корабль трещал по швам и несколько раз выходил из строя, чтобы уйти от накрытий. Стрелять при таких обстоятельствах было нелегко.»

В этих условиях за 9 минут корабли О. Худа добились превосходного успеха, поразив «Лютцов» восемью 305-мм снарядами, а «Дерфлингер» — тремя. При этом именно в это время «Лютцов» получил удары, ставшие, в итоге, для него смертельными.

Тот самый "Лютцов"

Тот самый «Лютцов»

Британские снаряды поразили носовую часть «Лютцова» под бронепояс, вызвав затопление всех носовых отсеков, вода фильтровала в артиллерийские погреба носовых башен. Корабль почти сразу принял свыше 2 000 т воды, сел носом на 2,4 м и, в силу указанных повреждений, вскоре вынужден был покинуть строй. Впоследствии именно эти затопления, ставшие неконтролируемыми, стали причиной гибели «Лютцова».

В то же время один из британских снарядов, поразивших «Дерфлингер», разорвался в воде напротив 150-мм орудия №1, что вызвало деформацию обшивки под бронепоясом на расстоянии 12 метров и фильтрацию воды в угольный бункер. А вот если бы этот английский снаряд разорвался бы не в воде, а в корпусе германского линейного крейсера (что вполне могло произойти, будь у англичан нормальные бронебойные снаряды) то затопления оказались бы куда серьезнее. Конечно, само по себе это попадание не могло привести к гибели «Дерфлингера», но вспомним, что он получил и другие повреждения и в ходе Ютландского сражения принял внутрь корпуса 3 400 т воды. В этих условиях дополнительная дыра под ватерлинией вполне могла оказаться для корабля фатальной.

Однако спустя 9 минут такой войны фортуна повернулась лицом к немцам. Неожиданно возник просвет в тумане, в котором, на свою беду, оказался «Инвинсибл» и конечно, германские артиллеристы сполна воспользовались представившейся им возможностью. Не совсем ясно, кто именно и сколько попал в «Инвинсибл» — считается что тот получил 3 снаряда с «Дерфлингера» и два – с «Лютцова», или же четыре с «Дерфлингера» и один с «Лютцова», но это может быть и не так. Более-менее достоверно лишь то, что сперва «Инвинсибл» получил дважды по два снаряда, не вызвавших фатальных повреждений, а следующий, пятый снаряд угодил в третью башню (траверзная башня правого борта), что и стало для корабля фатальным. 305-мм германский снаряд пробил броню башни в 18.33 и взорвался внутри, вызвав возгорание кордита внутри нее. Последовал взрыв, подбросивший крышу башни, вскоре после которого, в 18.34 произошла детонация погребов, расколовшая «Инвинсибл» надвое.

Гибель "Инвинсибла"

Гибель «Инвинсибла»

Возможно, попаданий в «Инвинсибл» было больше пяти, потому что, например, Вильсон отмечает, что с германских кораблей наблюдались попадания рядом с башней, получившей смертельный удар, а кроме того, возможно, снаряд поразил носовую башню «Инвинсибла», над которой, со слов очевидцев, поднялся столб огня. С другой стороны, нельзя исключать ошибки в описаниях — в бою часто видится не то, что происходит на самом деле. Быть может, сила взрыва боеприпасов средней башни была столь сильна, что детонировали носовые погреба?

Во всяком случае, линейный крейсер «Инвинсибл», ставший родоночальником своего класса кораблей, погиб под сосредоточенным огнем германских кораблей менее, чем за пять минут, унеся с собой жизни 1 026 моряков. Спасти удалось только шестерым, включая старшего артиллерийского офицера Данрейтера, находившегося в момент катастрофы на марсе фок-мачты в посту управления огнем центральной наводки.Справедливости ради нужно сказать, что никакое бронирование не спасло бы «Инвинсибл» от гибели. На дистанции чуть менее 50 кбт, даже двенадцатидюймовая броня едва ли стала бы непреодолимой преградой против германских 305-мм/50 орудий. Трагедию вызвало:

1) Неудачное устройство подбашенных отделений, которое при взрыве внутри башни пропускало энергию взрыва непосредственно в артиллерийские погреба. То же самое было и у немцев, но они, после сражения у Доггер-банки, модернизировали конструкцию подбашенных отделений, а вот англичане этого не сделали.

2) Отвратительные качества британского кордита, который склонен был детонировать, в то время как германские пороха просто сгорали. Если бы в зарядах «Инвинсибла» был германский порох, то произошел бы сильный пожар, и пламя из обреченной башни поднялось бы на многие десятки метров. Безусловно, в башне все погибли, но детонации не произошло и корабль остался бы цел.

Однако же допустим на секунду, что германский снаряд не попал в башню, или же англичане использовали бы «правильный» порох и никакой детонации не произошло. Но по «Инвинсиблу» стреляли два германских линейных крейсера, и к ним присоединился «Кениг». В этих условиях приходится признать, что «Инвинсибл» во всяком случае, даже и без «золотого снаряда» (так называются особо успешные попадания, наносящие неприятелю фатальный урон) был обречен на гибель или на полную утрату боеспособности, и только очень мощная броня давала бы ему какие-то шансы на выживание.

Вторым «двенадцатидюймовым» линейным крейсером, погибшим в Ютланде, стал «Индефатигебл». Это был корабль следующей серии, но бронирование артиллерии главного калибра и защита погребов была весьма схожа с линейными крейсерами типа «Инвинсибл». Также как и у «Инвинсибла», башни и барбеты «Индефатигебла» имели 178-мм броню до верхней палубы. Между броневой и верхней палубой барбеты «Индефатигебла» был защищены даже чуть лучше своего предшественника – 76 мм против 50,8.

Именно «Индефатигеблу» было суждено продемонстрировать, насколько уязвимой была защита первых линейных крейсеров Британии на больших дистанциях боя. В 15.49 германский линейный крейсер «Фон-дер-Танн» открыл огонь по «Индефатигеблу» — оба корабля шли концевыми в своих колоннах и должны были сразиться друг с другом. Бой между ними продолжался не более 15 минут, расстояние между крейсерами увеличивалось с 66 до 79 кабельтовых. Английский корабль, израсходовав 40 снарядов, не добился ни единого попадания, но «Фон-дер-Танн» в 16.02 (т.е. через 13 минут после приказа на открытие огня) поразил «Индефатигебл» тремя 280-мм снарядами, попавшими в него на уровне верхней палубы в районе кормовой башни и грот-мачты. «Индефатигебл» вышел из строя вправо, с явно видимым креном на левый борт, при этом над ним поднялось густое облако дыма – кроме того, по свидетельствам очевидцев линейный крейсер садился кормой. Вскоре после этого в «Индефатигебл» угодило еще два снаряда: оба ударили практически одновременно, в полубак и в носовую башню главного калибра. Вскоре после этого в носовой части корабля поднялся высокий столб огня, и он окутался дымом, в котором просматривались крупные фрагменты линейного крейсера, так-то – летящий кверху днищем 15-метровый паровой катер. Дым поднялся на высоту 100 метров, а когда он рассеялся, «Индефатигебла» уже не было. Погибло 1 017 членов экипажа, спасти удалось только четверых.

Хотя, конечно же, ничего нельзя утверждать наверняка, но, судя по описаниям повреждений, смертельный удар по «Индефатигеблу» нанесли уже первые снаряды, попавшие в район кормовой башни. Германские полубронебойные снаряды 280-мм пушек «Фон-дер-Танн» содержали 2,88 кг взрывчатки, фугасные — 8,95 кг (данные могут быть неточны, так как в источниках имеются противоречия на этот счет). Но во всяком случае разрыв даже трех снарядов весом в 302 кг, попавших на уровне верхней палубы, никак не мог привести к появлению заметного крена на левый борт, да и повреждение рулевого управления выглядит несколько сомнительно. Для того, чтобы вызвать столь резкий крен и дифферент снарядам следовало попасть ниже ватерлинии, поразив борт корабля ниже бронепояса, но описания очевидцев прямо противоречат такому сценарию. Кроме этого наблюдатели отмечают появление густого дыма над кораблем – нехарактерное для попадания трех снарядов явление.

Вероятнее всего, один из снарядов, побив верхнюю палубу, поразил 76 мм барбет кормовой башни, пробил его, взорвался и вызвал детонацию кормового артиллерийского погреба. В результате этого разворотило рулевое управление, а в корабль, через пробитое взрывом днище быстро стала поступать вода, потому-то и возник и крен и дифферент. А вот сама кормовая башня уцелела, поэтому наблюдатели видели только густой дым, но не пламя разрыва. Если это предположение верно, то четвертый и пятый снаряды просто добили уже обреченный корабль.

Вопрос о том, какой из них вызвал детонацию погребов носовой башни остается открытым. В принципе, 178-мм броня башни или барбета на 80 кабельтовых могли и удержать удар 280-мм снаряда, тогда взрыв вызвал второй снаряд, ударивший в 76 мм барбет внутри корпуса, но утверждать этого наверняка нельзя. При этом, даже если бы в погребах «Инфлексибла» находился бы не британский кордит, а германский порох, и детонации бы не произошло, все равно два сильнейших пожара в носу и корме линейного крейсера привели бы к полной утрате его боеспособности и, вероятно, он все равно был бы уничтожен. Поэтому гибель «Индефатигебла» стоит целиком отнести на недостаток его бронезащиты и особенно – в районе артиллерийских погребов.

Предложенный Вашему вниманию цикл статей озаглавлен как «Ошибки британского кораблестроения», и сейчас, подводя итоги, мы перечислим основные оплошности британского Адмиралтейства, допущенные при проектировании и строительстве линейных крейсеров типа «Инвинсибл»:

Первая ошибка, допущенная англичанами, заключалась в том, что они упустили момент, когда их броненосные крейсера по своей защите перестали удовлетворять ставящейся им задаче участия в эскадренном бою. Вместо этого британцы предпочли усиливать артиллерию и скорость: в защите возобладала ни на чем не основанная тенденция «и так сойдет».

Вторая их ошибка состояла в том, что, проектируя «Инвинсибл», они не осознали, что создают корабль нового класса и совершенно не озаботились ни определением круга задач для него, ни выяснением необходимых тактико-технических характеристик для соответствия данным задачам. Говоря проще, вместо того, чтобы ответить на вопрос: «Что мы хотим от нового крейсера?» и после этого: «Каким должен быть новый крейсер, чтобы дать нам то, что мы от него хотим?» возобладала позиция «А давайте создадим такой же броненосный крейсер, как мы строили раньше, только с более мощными пушками, чтобы он соответствовал не старым броненосцам, а новейшему «Дредноуту»»

Следствием этой ошибки стало то, что англичане не просто продублировали недостатки своих броненосных крейсеров в кораблях типа «Инвинсибл», но и добавили новые. Безусловно, ни «Дюк оф Эдинбург», ни «Уорриор», ни даже «Минотавр» не годились для эскадренного боя, где они могли попасть под огонь 280-305-мм артиллерии броненосцев. Но воевать против своих «одноклассников» британские броненосные крейсера были вполне способны. Германский «Шарнхорст», французский «Вальдек Руссо», американский «Тенесси», русский «Рюрик II» не имели какого-то решающего преимущества перед английскими кораблями, даже лучшие из них были примерно равноценны британским броненосным крейсерам.

Таким образом, английские броненосные крейсера могли сражаться против кораблей своего класса, а вот первые линейные крейсера Великобритании – нет. И ведь что интересно – подобную ошибку можно было бы понять (но не извинить), будь англичане уверены, что противники их линейных крейсеров, как и встарь, будут нести 194-254-мм артиллерию, снарядам которой защита «Инвинсиблов» еще могла как-то противостоять. Но ведь эпоху 305-мм крейсеров открыли не британцы с их «Инвинсиблами», а японцы — своими «Цукубами». Англичане не были здесь первооткрывателями, их, по сути, подтолкнули к внедрению на большие крейсера двенадцатидюмовых пушек. Соответственно, для англичан вовсе не было откровением то, что «Инвинсиблам» придется столкнуться с вражескими крейсерами, вооруженными тяжелыми орудиями, которым защита «как у «Минотавра»» противостоять очевидно не могла.

Третья ошибка англичан – попытка сделать «хорошую мину при плохой игре». Дело в том, что, в открытой печати тех лет «Инвинсиблы» выглядели куда более сбалансированными и лучше защищенными кораблями, чем были в действительности. Как пишет Мужеников:

«…военно-морские справочники даже в 1914 г. приписывали линейным крейсерам типа “Инвинсибл” броневую защиту по всей ватерлинии корабля 178-мм главным броневым поясом, а орудийным башням 254-мм броневые плиты.»

А это вело к тому, что адмиралы и конструкторы Германии, основного противника Великобритании на море, подбирали ТТХ для своих линейных крейсеров так, чтобы противостоять не реальным, а выдуманным англичанами кораблям. Как ни странно, быть может, англичанам стоило пресечь преувеличения на корню, и обнародовать истинные характеристики своих крейсеров. В этом случае имелась небольшая, но все же отличная от ноля вероятность, что немцы стали бы «обезьянничать», и, вслед за британцами, также начали строить «яичную скорлупу, вооруженную молотками». Это не усилило бы, разумеется, защиту англичан, но, по крайней мере, уравняло шансы в противостоянии с германскими линейными крейсерами.

В сущности, именно неспособность британских линейных крейсеров первых серий на равных сражаться с кораблями своего класса, следует считать ключевой ошибкой проекта «Инвинсибл». Слабость их защиты сделало корабли данного типа тупиковой ветвью военно-морской эволюции.

При создании первых линейных крейсеров были допущены и другие, менее заметные ошибки, которые при желании можно было исправить. Так, например, главный калибр «Инвинсиблов» получил небольшой угол возвышения, в результате чего дальнобойность 305-мм орудий оказалась искусственно занижена. В результате по дальности стрельбы «Инвинсиблы» уступали даже башенным 210-мм орудиями последних германских броненосных крейсеров. Для определения дистанции даже и в первой мировой войне использовались относительно слабые, «9-футовые» дальномеры, не слишком-то хорошо справлявшиеся со своими «обязанностями» на дистанции 6-7 миль и далее. Ошибочной оказалась попытка «электрификации» 305-мм башен головного «Инвинсибла» — на тот момент эта технология оказалась англичанам «не по зубам».

Кроме этого, следует отметить слабость британских снарядов, хотя это и не является недостатком исключительно «Инвинсиблам» — он был присущ всему Королевскому флоту. Английские снаряды снаряжались либо лиддитом (т.е. той же шимозой), либо черным (даже не бездымным!) порохом. Собственно говоря, русско-японская война показала, что порох в качестве взрывчатого вещества для снарядов явно исчерпал себя, в то же время шимоза оказалась чрезмерно ненадежной и склонной к детонации. Англичане сумели довести лиддит до приемлемого состояния, избежав проблем с разрывами снарядов в стволах и самопроизвольной детонацией в погребах, но все же для бронебойных снарядов лиддит был малопригоден.

Германский и русский флоты нашли выход, начиняя снаряды тринитротолуолом, который показал высокую надежность и неприхотливость в эксплуатации, а по своим качествам ненамного уступал знаменитой «шимозе». В результате этого кайзерлихмарин к 1914 г. располагали превосходными бронебойными снарядами для своих 280-мм и 305-мм пушек, а вот у англичан хорошие «бронебои» появились уже после войны. Но, повторимся, слабое поражающее качество британских снарядов являлось тогда общей проблемой для всего британского флота, а не «эксклюзивным» недостатком конструкции кораблей типа «Инвинсибл».

Безусловно, неправильно было бы считать, что первые английские линейные крейсера состояли из одних только недостатков. Были у «Инвинсиблов» и достоинства, основным из которых являлась сверхмощная для своего времени, но достаточно надежная энергетическая установка, сообщавшая «Инвинсиблам» немыслимую ранее скорость. Или вот вспомнить высокую «трехногую» мачту, позволявшую разместить командно-дальномерный пост на очень большой высоте. Но все же их достоинства не сделали линейные крейсера типа «Инвинсибл» удачными кораблями.

А что в это время происходило на противоположном береге Северного моря?

Спасибо за внимание!

Источники:

https://topwar.ru/133288-oshibki-britanskogo-korablestroeniya-lineynyy-kreyser-invinsibl.html

https://topwar.ru/134028-oshibki-britanskogo-korablestroeniya-lineynyy-kreyser-invinsibl-ch2.html

https://topwar.ru/135249-oshibki-britanskogo-korablestroeniya-lineynyy-kreyser-invinsibl-ch-3.html

https://topwar.ru/136255-oshibki-britanskogo-korablestroeniya-lineynyy-kreyser-invinsibl-ch4.html

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
СЕЖNFAnsar02romm03 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
СЕЖ

Если не ошибаюсь, то и на Топ-варе от коллеги Андрея не было давно статей. Работает коллега.
А серия отличная!

boroda

В 20 году одна статья. Это статья ещё 18 года.

СЕЖ

Так в том то и дело.
То строчил со скоростью пулемета на самую разную тематику — корабли, танки, современная техника — только и успевай читать,
а теперь…
Все ждут новых статей.

romm03

Хороший автор! С большим интересом и удовольствием читал статьи как на и так и товаре…. Спокойное и насыщенное изложение…..

Ansar02

Отличная работа! Жаль, что такой коллега нас покинул. Настоящий эксперт и при этом в высшей степени порядочный человек.

NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Будем надеяться, что все же он еще вернется

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить