Об «итальянских» титулах императоров и Патримонии Святого Петра

16
2

Так уж получилось, что после 476 года с наследием Западной Римской империи наворотили такого, что можно легко запутаться в местных превратностях судьбы. Возрождение империи сначала в формате Франкской, а затем и Священной Римской, отношения между ее феодалами, выборы императора и выборы короля Германии, который и король римлян, и вообще…. Собственно, с титулатурой ситуация тоже сложилась непростая, ибо даже простых титулов избранных наследников императора широкие массы, которые хотя бы как-то интересуются вопросом, известно несколько. К этому добавился маленький бардак с титулатурой монархов Италии, и в прямой связке с этим делом возник вопрос о Патримонии Святого Петра – прямых владениях Святого Престола, т.е. римских понтификов, на которые распространялась их светская власть. А в переводе на русский с титулами еще больше надругались, из-за чего порой в одном и том же месте на русском титул звучит совершенно иначе, чем на латыни, или там где имеет место быть один латинский титул, мы встречаем сразу несколько русских. И без ста грамм в этом всем не разберешься. Для понятливости все титулы и названия на латыни будут выделяться курсивом.

Содержание

Imperator Romanorum

Об "итальянских" титулах императоров и Патримонии Святого Петра

Титул императора Священной Римской империи имеет старую историю, которая началась задолго до фактического создания самой империи. Звучал он изначально как Imperator Romanorum, и появился в 27 году до нашей эры — именно так титуловал себя Октавиан Август, ставший первым императором Римской империи. Именно к ней изначально оказался привязан этот титул, что для европейцев, фанатеющих по Римской империи, оказалось достаточным, дабы считать его самым желанным титулом в мире. Сначала его носили римские императоры, а после раздела Римской империи на Восточную и Западную – оба императора, ибо титулы Император Запада и Император Востока – новодел, созданный дабы как-то отличать двух персонажей, одновременно носивших один и тот же титул. Но как мы все знаем, в 476 году Западная Римская империя прекратила свое существование. Это все еще оставило одну линию носителей титула – византийских василевсов, но политика, что б ее… Исчезновение Западной Римской империи не шибко понравилось многим варварам, которые получали от нее определенные профиты, и так навсегда и осталась в умах людей постоянной одержимостью – это ведь как круто, получить титул и получить претензии на все территории Западной Римской империи! И престиж, и крутизна, и вообще фасон давить с такой титулатурой куда удобнее….

И мечтали бы об этом варвары и дальше, если бы не епископы Рима, у которых амбиций было через край, и в далекой перспективе они были не против встать во главе вообще всего христианского мира, а пока потихонечку откусывали себе земли в Италии, и стремились приумножить свое влияние на светских правителей. Плюс ко всему, так уж вышло, что именно из Рима по представлению средневекового общества проистекала божественная власть. Получалось, что с учетом прерывания линейки светской власти императоров Западной Римской империи, короновать нового императора мог только он, епископ Рима, а для этого требовалось его как следует ублажить (в политическом смысле), и вообще заключить сделку совершенно не божественного характера. Процесс начался еще в конце VIII века, и светской стороной ее выступали Каролинги в лице Пипина Короткого. Но лишь его сынок, Карл Великий, смог в 800 году прийти к успеху, и добиться коронации новым Императором Запада. Правда, так он именовался лишь на родном языке, а вот на высокой латыни он именовался именно как Imperator Romanorum, а в широком смысле — Imperator Romanum Gubernans Imperium, т.е. императором Римской империи, дабы подчеркнуть преемственность его государства с той самой Римской империи, о которой все вспоминали с таким восхищением, и на чьем наследии активно паразитировали уже не первый век. Однако исторически Карлу и его потомкам не повезло. Уже в 924 году последний император, Беренгар I, был убит, и государство фактически распалось, а в глазах историков оно, несмотря на высокие оценки, так и осталось всего лишь Франкской империей, а никак не Западной Римской.

Однако идея оказалась заразной, и ее попытались подхватить правители осколков империи Карла Великого. К успеху пришли короли Восточной Франкии, ставшей Германией, а именно Оттон I Великий, который по просьбе Папы Римского в 960-е годы нагнул слишком много о себе возомнившего короля Италии, и в 962 году был коронован как новый император с титулом Imperator Romanorum et Francorum, т.е. императором римлян и франков. Следующий император, Оттон II, титуловался уже просто как Imperator Romanorum, то ли вспомнив, что Западная Франкия ему так и не подчинилась, то ли из-за чрезмерного самомнения заявив претензии сразу на все наследие первой версии Римской империи, то ли просто подражая предшественникам. Что забавно – если Карла Великого и его ближайших потомков в Константинополе признали императорами, то императоров made in 962 они уже совершенно не признавали, хотя и сами себя уже предпочитали титуловать августами и василевсами, а не Imperator Romanorum. Одно слово – политика…. Появилась еще одна новая особенность очередной итерации на тему Римской империи. Дело в том, что во Франкской империи власть передавалась от отца к старшему сыну из рода Каролингов, и Восточная Франкия целиком унаследовала этот принцип. Но в 911 году последний Каролинг в Восточной Франкии умер, не оставив прямых наследников, и вместо наследственного права была введена выборность короля. Эта же черта перекочевала и к новой версии Римской империи, что вызвало кучу проблем из-за необходимости осуществлять выборы, да еще и понтифик поставил свои условия, в результате чего на коронацию императором теперь надо было каждый раз ездить в Рим, или хотя бы вызывать папу или его легатов куда-то в другое место на коронацию.

Последний пунктик вызвал немало проблем, причем у обоих сторон – и у императоров, и у пап, которые в дальнейшем стали регулярно конфликтовать за инвеституру и власть в империи. Императоры считали, что раз они теперь императоры, то значит и церковь должна им подчиняться, как это было в Византии, а в Риме думали совершенно наоборот – что раз власть исходит от Господа и Святого Престола, то всем в империи должна заправлять церковь, а император – это так, назначаемый премьер-министр по светским делам. Собственно, именно потому с 1157 года эту версию Римской империи и стали называть Священной, подчеркивая ее церковное происхождение. Правда, с иными доводами это взяли на вооружение и императоры, а само определение Sacrum Romanum Imperium с 1254 года стало уже употребляться официально и императором, но лишь на латыни. Немецкий же вариант официально стал использоваться аж в середине XIV века. А когда от империи отпали «национальные окраины», и оставшиеся территории были населены в подавляющем большинстве германцами, то ее уже стали называть просто Империей, или Германией, или же Германской империей. Случилось это в середине XV века, а в 1512 году окончательно установилось последнее официальное название этого государственного формирования — Sacrum Imperium Romanum Nationis Germanicae или Sacrum Imperium Romanum Nationis Teutonicae, т.е. Священная Римская империя германской нации.

Впрочем, что-то я отвлекся на название государства, а у нас речь про титулы… А с титулами все сложилось куда проще. После «отрезания» окончания с франками и перехода к простому Imperator Romanorum (или Romanorum Imperator Augustus, хотя такой вариант использовали редко) титул не менялся длительное время, пока в 1508 году по ряду причин Максимилиану I фон Габсбургу папа Юлий II не разрешил не короноваться императором, а именовать себя Electus Romanorum Imperator, т.е. избранным императором римлян. Прецедент мгновенно вошел в регулярную практику, и в дальнейшем только Карл V (1530 год) провел классическую коронацию в Риме, а все прочие просто стали именовать себя Imperator Romanorum без поездок в Рим, зачастую без приписки Electus. Что показывает — бумажки и законы это одно, а практика – совсем другое. И на практике уже со 2-й половины XVI века о каких-то электусах и старых традициях забыли. Более того – неофициально и не очень часто, но все еще используя латынь, императора стали титуловать также Imperator Germanorum, т.е. императором германцев, что более соответствовало истине, в отличие от титула императора римлян. Священная Римская империя окончательно перестала быть Священной и Римской, что не раз саркастично подмечали современники, вплоть до ее окончательного упразднения в 1806 году, когда вместе с государством исчез и титул Imperator Romanorum.

вернуться к меню ↑

Rex Romanorum

Об "итальянских" титулах императоров и Патримонии Святого Петра

«Все знать, кхалиси, все знать», что титул римского короля, т.е. Rex Romanorum, использовался с давних пор, и можно даже встретить утверждение, что он так же стар, как и Священная Римская империя. Что, в общем-то, никак не соответствует действительности. Если начинать издалека – то стоит вспомнить королей Восточной Франкии, которые были выборными, из-за чего выборным стал и титул императора. Но императоры, конечно же, желали преемственности власти в рамках династии, и пытались обеспечить ее еще при своей жизни, а не во время выборов нового императора, когда они, императоры старые, будут уже лежать в гробу. Потому в империи сложилась практика, когда еще при жизни отца-императора выборщики (только со временем они станут курфюрстами) стали избирать его наследников, которых после смерти отца оставалось лишь короновать в Риме руками папы как новых императоров, избегая лишней суеты. Титуловали их Rex Francorum – королями франков, но при этом на русский этот титул переводят как «короли Германии», чтобы не путать с настоящими королями единого франкского государства до коронации Карла Великого императором, или банальными французскими королями. Что имеет свою логику на русском, но добавляет путаницы при попытке разобраться в вопросе. Но почему не королем Германии? Тут все и просто, и сложно. Историческая граница между Восточной Франкией и Германией, указанная в 919 году, носит условный характер, и «назначена» историками уже в гораздо более поздние времена. Несмотря на то, что имеются документальные основания утверждать о королевстве Германия уже с 919 года, это, скорее всего, была неофициальная терминология. Так что названием королевства, которым стала Священная Римская империя, оставалась Восточная Франкия, потому и король франков. А так как с созданием империи королевство фактически упразднили, то и титул остался на деле бесхозным, вот его и пристроили. И получилось, что наследник Священной Римской империи титуловался Германским королем, а в оригинале – вообще королем франков. Как я уже говорил – без ста грамм и не туды, и не сюды….

Такое титулование выборного наследника не очень устраивало династию Людольфингов, и уже Генрих II Святой (973-1024) заменил его на Rex Teutonicorum, т.е. короля Германии, только в латинской терминологии того времени. Однако и этот титул существовал лишь до 1056 года. Тогда Генрих IV, уже выбранный двумя годами ранее Rex Teutonicorum, короновался королем Италии и Бургундии, и добавил к этому титулу еще и Rex Romanorum, что однозначно выдвигало претензии на императорский титул, и бросало вызов власти епископа Рима, который считал исключительно своим правом присваивать различные «романорумы» европейским монархам. Впрочем, маловероятно, что 6-летний мальчик придумал это сам – скорее всего такой финт ушами решили сделать его родители, император Генрих III и Агнесса де Пуатье. По сути это была разовая выходка императорской династии, и Рим ее не признал. Вообще, принципиально, никогда и ни под каким соусом. На деловой латыни избранного наследника императора продолжали называть Rex Teutonicum (или Rex Teuronicorum), и Рим еще очень долго настаивал именно на таком определении. Но де-юре – это одно дело, а вот де-факто шутка затянулась, так как Генрих IV очень долго не мог короноваться императором, а титул Rex Romanorum служил чем-то вроде эрзаца – еще не император, но уже римский. А после него и вовсе титул Rex Francorum фактически слился с Rex Romanorum, и в употреблении остался только второй вариант, обозначавший уже избранного выборщиками в Германии, но еще не коронованного императора Священной Римской империи. А на русском, чтобы еще больше запутать пытливые умы, параллельно с «королем Германии» стал употребляться и титул «король римлян». Ах, вам мало? Так вот – параллельно с Rex Romanorum периодически стал использоваться также титул Rex Germanorum, т.е. короля германцев, или короля Германии уже без всяких оговорок. Это так, чтоб вы не расслаблялись. У меня так точно уже не получится….

На этом, впрочем, цирк еще не закончился. В 1508 году, как я уже указывал выше, интронизация в Риме лично Папой Римским стала необязательной, императоры теперь сразу после проведения выборов именовались Electus Romanorum Imperator, и нужда в особом статусе монарха, находящегося между избранием и коронацией, отпала. Однако титул Rex Romanorum так понравился немцам, что они все равно сохранили его употребление в качестве титула заранее избранного наследника правящего императора. На мнение Рима тут уже можно было решительно забить, да и связей с ним уже фактически никакой не оставалось. Но и этого немцам было мало! Тот же Максимилиан I, добившийся необязательности коронации в Риме, в том же 1508 году к своей основную титулатуре сделал еще одну приписку из этой же оперы, и стал именоваться, помимо прочего, Rex Germaniae, т.е. королем в Германии. Чем он на самом деле сделал крутой финт ушами, ибо Германия на тот момент была регионом, но не формально существующим королевством, т.е. он не мог просто так назвать себя королем Германии. И в то же время в Германии как в регионе была куча мелких феодов различных рангов младше королевского, и титул Rex Germaniae как бы подчеркивал, что во всех этих германских княжествах различных сортов он король, т.е. верховный властитель. Хотя он и так им был в качестве императора. Застолбил заранее что ли титул, чтобы никто не посягнул на него? Как бы то ни было, но на этом бардак с титулатурой королей-императоров в Священной Римской империи устаканился. Мелкие коррективы вносились и дальше, но в общем и целом все осталось прежним – Rex Romanorum как титул избранного наследника императора, Rex Germanie как дополнительный титул императору, и Rex Germanorum иногда, когда людям становилось скучно. Хотя после объявления Священной Римской империи германской нации как раз Rex Germanorum в первую очередь и напрашивался, без всяких римлян и увиливаний в сторону, но на официальном уровне его, насколько я понял, так и не утвердили.

При всем вышесказанном замечу, что в некоторых источниках дается несколько отличимая раскладка по датам и титулам. Текущий вариант выглядит наиболее логичным и правдоподобным, но не исключено, что я ошибаюсь, и, к примеру, титул Rex Romanorum употреблялся и до 1056 года, а Rex Teutonicorum и вовсе никогда не существовал как таковой, а лишь настоятельно предлагался церковью. Но установление истины требует гораздо более глубоких изысканий, а с меня пока этого «романорума» хватит, так что едем дальше.

вернуться к меню ↑

Rex Italiae

Об "итальянских" титулах императоров и Патримонии Святого Петра

С титулами королей Италии, как и Итальянского королевства, тоже есть ситуация, когда «все знать» одно, но на деле оно как-то вот по-другому получается. В многих источниках указывается, что королевством Италией (италиков) называлось еще государство остроготов, которые подчинили себе значительные территории региона, и обосновались там на постоянной основе на некоторое время после 476 года. Само государство называлось Regnum Italiae или Regnum Italicum, а титул короля соответственно употреблялся как Rex Italiae или Rex Italicum. Проблема заключается в том, что официально остроготские властители себя так не называли. Такие термины на тот момент уже существовали, но использовались сугубо церковью, и то не очень часто. Само государство да, именовалось Regnum Italiae, но лишь на высокой латыни, а вот сами остроготы называли свое государство Ostrogutans þiudangardi, король же титуловался просто Rex, или Rex Gothorum. Лишь Теодорих Великий изменил свой основной титул на Gothorum Romanorumque rex, подчеркивая, что он король и готов, и римлян, но все равно никак не привязывал себя к Италии на официальном уровне, что может многое нам сказать о том, насколько вообще общепринятым на тот момент был термин «Италия».

В конце VI века в Италию вторглись лангобарды, и основали на месте отстроготского государство свое. На латыни оно именовалось Regnum Langobardorum, соответственно король был Rex Langobardorum, ни о какой Италии речь уже не шла, хотя церковь все равно периодически упоминала Италию и италиков, пытаясь хотя бы на словах сохранить римские корни региона, и не смешиваться с этими всякими разными понаехавшими варварами. Сами лангобарды тоже не спешили смешиваться с италийцами, и лишь в рамках борьбы с византийцами иногда использовали название Regnum totius Italiæ – королевства всей Италии, подчеркивая свои претензии на обладание всеми ее территориями. В попытке достичь утверждения этого титула не только де-юре, но и де-факто, лангобарды довели до ручки епископа Рима, и тот призвал на помощь сначала короля Франкии Пипина Короткого, а затем и Карла Великого, который в 774 году завоевал государство лангобардов, и присоединил его к своей формирующейся империи. При этом старые титулы с привязкой к лангобардам еще какое-то время использовались, но уже по инерции, и с правления Лотаря I (840-855 годы) корона стала официально именоваться как Regnum Italiae, Regnum Italicum или Regnum Italicorum, уже без всяких «лангобардорумов». Соответственно появились и титулы Rex Italiae, Rex Italicum и Rex Italicorum, хотя предпочтение, судя по всему, отдавалось последнему варианту.

Дальнейшая судьба титула и короны оказались связаны с распадом Франкской империи, когда Италия вновь стала отдельным и независимым государством, и созданием Священной Римской империи. Титул встроился в своеобразный ритуал коронации императоров – сначала быть избранным Rex Francorum (или Rex Teuronicorum) в Германии, затем с войском прийти в Северную Италию и короноваться там как Rex Italicorum, и уже после этого пойти в Рим и быть коронованным там папой как Imperator Romanorum. Традиция эта, правда, в чистом виде существовала недолго, ибо вскоре началась борьба между императорами и Римом за инвеституру, возникли проблемы с коронациями, да и в самой Италии началось коммунальное движение, которое уже в XII веке порвало все шаблоны, выставив в поле пехоту, способную удержать удар тяжелой рыцарской конницы….  Уже в XI веке императоры практически не контролировали земли к югу от Альп, и реальная власть там принадлежала крупным феодалам вроде маркграфини Тосканы и герцогини Сполето, Матильды ди Каноссы. Дальше было только хуже. В конце концов, императоры окончательно потеряли контроль над Италией, но по инерции продолжали короноваться и Железной короной Ломбардии вплоть до XVI века. Последним коронованным королем Regnum Italicorum стал Карл V, сделавший это в 1530 году в Болонье. После него коронации уже не проводились, и титул как бы завис в неопределенном статусе – формально существуя и принадлежа Габсбургам, но без интронизации, и зачастую даже без употребления в официальной титулатуре. Окончательно титул Rex Italicorum прекратил свое существование лишь в 1806 году, вместе с упразднением Священной Римской империи. Итальянское королевство, созданное Савойским домом, использовало на латыни тот же титул Rex Italiae, но речь уже шла о совершенно новом государстве, не имеющем практически ничего общего с тем, что существовало в Средневековье и было марионеткой в руках франкских и германских властителей.

вернуться к меню ↑

Patrimonium Sancti Petri

Об "итальянских" титулах императоров и Патримонии Святого Петра

Глядя на эту карту, надо помнить, что из указанных территорий реально епископ Рима не управлял практически ничем аж до XVI века

Фальсификация документов, тонкие политические интриги и умелая дипломатия, прыжок из грязи в князи, неуемные территориальные амбиции. Что это, что это? Это – ранняя история католической церкви и Папской области. После ее детального изучения перед глазами то и дело предстает клир в золотых рясах, в черных очках и пистолетом с глушителем в руках, пока где-то в тени архиепископ 007 душит константинопольского шпиона, параллельно отбиваясь левой пяткой от лангобардских воителей, пока епископ Рима склоняет франков к интимному союзу и протекции ради получения своих профитов, пока монахи в соседней комнате яростно и молниеносно фабрикуют документы….

История борьбы Святого Престола за власть, желательно всю, началась с 321 года нашей эры, когда император Константин Великий даровал церкви право владеть, передавать и получать имущество, а также подарил лично епископу Рима, который на тот момент был главнейшим клириком всея империи, Латеранский дворец. На тот момент в этом не было ничего предосудительного, все в пределах нормы, и церковь от этих возможностей если и начала путать берега, то пока еще слабо. Но вскоре империя разделилась на две части, а в 476 году вандалы надругались и умертвили остатки западной ее части. В следующем столетии Восточная Римская империя, или, говоря короче – Византия, отыгралась за это, и вернула значительные территории Италии под свой контроль, создав в 584 году Равеннский экзархат, в состав которого вошел и Рим вместе с Лацио. Все это время в иерархии церкви Рим продолжал играть главенствующую роль, епископ Рима считался первым среди прочих, включая даже епископа Константинополя, столицы Византии, но благие времена явно подходили к концу. Уже шел процесс противопоставления Востока Западу. Возникла пентархия, структура из пяти патриархов имперской церкви, в которой первенство все больше сосредотачивалось в руках Константинополя, в то время как Рим все дальше ослабевал. Усугублялись и строго богословские различия – так, с 720-х годов между Римом и Константинополем сильно обострились отношения из-за иконопочитания, в свете популяризации иконоборческого движения на Востоке. Все это епископам Рима не очень нравилось, и когда в 751 году византийцы покинули Рим под натиском лангобардов, как Святой Престол тут же подхватил упавшее знамя, послал Восток ко всем чертям, и взял светскую власть в свои руки, заодно де-факто отколовшись от православной церкви, хотя официально раскол произойдет лишь в 1054 году.

Правда, с лангобардами все равно требовалось что-то делать, причем договориться не получалось в принципе – те были еретиками-арианами, а в поле противопоставить им Риму было нечего. И тогда папа призвал на помощь короля франков, Пипина Короткого – который, к слову, и королем стал в том же 751 году лишь благодаря договорняку с Римом и получении разрешения сместить законного, но ничего не значащего короля Хильдерика III. Так что контакты по этой линии уже были налажены, и в 752 году Пипин понаехал в Италию с большим войском и как следует проучил лангобардов, отвадив их от Рима. В следующие годы походы повторялись, и в их результате Пипин передавал владения Равеннского экзархата папству, пока в 756 году окончательно не сложился Patrimonium Sancti Petri – Патримоний Святого Петра, более известный нам как Папская область. Впрочем, права папства на эти земли были, образно выражаясь, птичьими, да и вообще епископ Рима как светский властитель тех или иных территорий выглядел, мягко говоря, неубедительно, в первую очередь – для собственного же населения. И потому примерно в это же время на свет появился документ, названный «Дар Константина» — жирная и красочная фальсификация, основанная на реальных событиях. Император Константин Великий в IV веке наделил церковь имущественными правами и даровал епископу Рима Латеранский дворец – а церковники устроили из этого историю о чудесном исцелении императора от проказы, в обмен на что тот в слезах проникся христианским благолепием, и сделал епископа Рима первейшим и главнейшим властителем над всеми прочими церковными иерархами (включая Константинополь, конечно же) и всеми христианами. А потом еще и даров отсыпал, включая свою корону и Западную Римскую империю (хотя разделение Римской империи еще не произошло), но епископ Сильвестр вежливо отказался. Естественно, от короны, но не от империи, из-за чего Константин был вынужден отправиться править «своей», Восточной империей, и перенести столицу в Византий, ставший Константинополем.

Учитывая, что епископ Рима на момент появления этого документа был крайне слабым светским правителем, можно лишь тихо сидеть и впечатляться подобной наглостью — заявлять претензии на суверенитет над всем христианским миром и всеми христианами, и прямое управление Западной Римской империей, с косвенным контролем над Восточной. Судя по всему, документ был составлен при участии Пипина Короткого, и тот, вероятнее всего, не воспринимал его всерьез, ибо никакого благолепия и преклонения над «верховным сувереном» он не демонстрировал, умудрившись спустя некоторое время даже забрать назад некоторые земли, подаренные папе. Он, как и его наследник, Карл Великий, вообще видели в Святом Престоле нечто вроде того, кем был Вселенский Патриархат в руках Византии – марионеточную верхушку централизованной церкви. И первое время так оно и было, из-за чего жители Папской области, в первую очередь римская знать, были сильно недовольны, и однажды даже избили папу. Возмущались они и тем, что епископ Рима стал их светским владыкой. Нет, фальшивость «Дара Константина» установили лишь в 1440 году, а до того особых сомнений в документе не было, но, как я уже говорил выше – одно дело де-юре, а другое – де-факто. И де-факто даже сам Рим упорно отказывался принимать понтифика в качестве своего верховного светского владыки, не говоря уже о прочих городах. Римляне многократно изгоняли епископов Рима из города, а территории бывшего Равеннского экзархата управлялись без оглядки на Святой Престол городами-республиками, отдельными представителями духовенства и аристократией. Лишь территории Лацио, да и то не все, находились под более или менее надежным контролем Ватикана. Полностью взять контроль над подаренными франками территориями Папы Римские смогли лишь…. К середине XVI века, исключительно с позиции силы и дипломатии, и то местами оставались еще отголоски прошлого вроде герцогства Урбино, вассальные Риму, и потому находящиеся лишь под косвенным контролем.

Но «Дар Константина» стал не первой фальсификацией в истории Рима. Да, он даровал обоснование огромным де-юре претензиям, которые Святой Престол частично воплотил в жизнь. Епископ Рима все же стал не «первым среди равных», а единственным и неповторимым владыкой западнохристианской католической церкви, и в чем-то таки превратился в фигуру, стоящую выше любых монархов, даже императоров – ведь только он мог давать им право на разводы и близкородственные браки, только он мог короновать императоров, и так далее. Даже когда в XVI веке престиж церкви упал ниже плинтуса, началась Реформация, и стало известно, что «Дар Константина» — фальшивка (что, к слову, православной церковью еще долгое время отрицалось), епископы Рима сохранили многое из того, что им давал именно этот документ – просто потому, что смогли дипломатией, интригами и силой утвердить озвученное де-юре на практике. Но вот со светскими владениями получалось как-то уныло. Монархи отказывались признавать какие-то права папства на владения вне бывшего Равеннского экзархата, а Папская область длительное время по факту смогла контролировать лишь Лацио. Потому началась охота за «бесхозными» землями, а дабы обосновать свои претензии на них – начиналась подделка документов, или обыкновенный шантаж. Так, уже в норманнский период папство стало фактическим верховным сюзереном феодалов Южной Италии, будущего Неаполитанского королевства (которое, к слову, тоже де-юре было вассалом Рима). Примерно в то же время, в середине XI столетия, была осуществлена подделка документов, и среди даров Каролингов епископам Рима вдруг неожиданно нарисовались острова Корсика и Сардиния, объединенные в соответствующее королевство, которое, успев побывать в руках арагонцев, испанцев и австрийцев, в результате оказалось у савойцев, и стало платформой для создания современной Италии. Причем корсиканцы настолько прониклись идеей, что в 1077 году признали себя вассалами Рима. Претендовало папство и на верховенство на Сицилии, но по политическим причинам установить его так и не удалось. Все эти светские амбиции удалось унять лишь к концу XVI столетия, когда Святой Престол прекратил свою светскую экспансию, ограничившись Папской областью лишь в известных нам границах.

Речь о Патримонии Святого Петра стоит закончить описанием того, как использовали Папы Римские свою светскую власть в Папской области. А использовали они ее…. Как бы это сказать…. Да практически никак. Даже владения самых деспотичных и жестоких итальянских феодалов как правило развивались интенсивнее, и управлялись лучше, чем территории, которыми владели понтифики. Рим до конца XVI века представлял собой руины, на которых ютились трущобы и дворцы-крепости местной знати, и лишь в отдельных местах теплилась культурная или экономическая жизнь. От количества нищих тихо сходили с ума жители соседних городских республик вроде Флоренции. Город регулярно заливало наводнениями Тибра, на борьбу с которыми не хватало средств, а то, что выделялось, расхищалось по мере расходования. В летние месяцы понтифик и его свита покидали город, так как в нем ежегодно начинались эпидемии малярии, вызванные заболачиванием Лацио и распространением малярийных комаров. Главным портом папского государства была Остия, представлявшая собой небольшие укрепления, несколько ветхих пристаней и некоторое количество населения, которое жило среди болот. Болота вообще стали бичом Италии – сплошная их полоса протянулась вдоль всего западного побережья, от Ла-Специи до Террачины, и если города-государства Тосканы постепенно осушили их и избавились от разных напастей, связанных с ними, то папство проявило почти полную неспособность сделать хоть что-то, и все инженерные работы по осушению сводились к минимуму, который предпринимался во времена правления наиболее деятельных епископов Рима. Государство по факту жило за счет церковных налогов, собираемых со всей Европы, и «пожертвований» светских владык, на которые строились дворцы и храмы, и оплачивались различные услуги деятелей культуры и кондотьеров. Собственная экономика давала мизерные доходы, причем даже после стабилизации Папской области ситуация продолжала ухудшаться. К тому моменту, когда Папскую область поглотила Италия Савойского дома, в хозяйственном использовании находились лишь 10% земельного фонда, а поданные понтифика была одними из самых бедных во всей Европе.

После всего этого становится как-то даже непонятно, зачем Рим так настойчиво боролся за расширение Папской области, если на деле полученные территории управлялись из рук вон плохо, и приносили мизерные экономические и политические выгоды. Даже если Святой Престол боролся за верховную светскую власть над всей Италией, а не только над центральной ее частью, то получалось так, что даже если бы папство пришло к успеху в этом начинании, то оно бы не знало, что делать с приобретенным, кроме дальнейшего усиления церкви, а возможно – и дальнейшей экспансии на территории всего католического мира. Ничего общего с религиозным благочестием или государственным строительством этот процесс не имел бы, как не имел и в реальности, служа прикрытием неуемным светским амбициям высшего католического духовенства. Из чего, впрочем, можно сделать и другой вывод – о полной бесперспективности развития христианских, а может и не только христианских теократических государств. Как только лица, обличенные значительной церковной властью, получают еще и власть светскую – начинаются смуты и полный беспредел, и ничего хорошего для прямых поданных такой церкви, в общем-то, не светит.

5
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
4 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
arturpraetoranzarALL2 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить