О мифотворчестве

Dec 21 2016
+
24
-

 

Интересная статья из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Андрея Фирсова.

«Борьба с мифами» – отличительная особенность «перестроечного» мышления. Причем иногда мифы придумывались искусственно на ровном месте. Ну, кто не помнит «автострадные танки» и «самолеты-шакалы», высосанные из пальца? В принципе во второй половине 80-х – в 90-х годах не было в «предперестроечной эпохе» такого факта нашей истории, который бы не объявляли «мифом». Иногда отдельные «успехи в борьбе с советскими мифами» опровергались довольно легко, иногда же доводы «борцов за правду» были настолько «очевидны», что широкая публика принимает их на веру уже «в последней инстанции».

Например, образ немецкого солдата летом 1941 г. во время нападения на СССР, столь широко известный по советскому кино, – «сверхчеловек» в блестящей каске с закатанными рукавами и неизменным «шмайсером». Сей образ в «постперестроечное» время был объявлен одним из советских «мифов» на том простом основании, что реально немецкие пистолеты-пулеметы (чьей собирательной торговой маркой и стало имя немецкого оружейника Шмайсера) в немецких пехотных частях были представлены в лучшем случае «одной штукой» на всё пехотное отделение. Отдельных подразделений автоматчиков, как в Красной Армии, вообще не было (до поры).

Немецкий мотоциклист с "оригинальным" "шмайсером", давшим прозвище
всем германским пистолетам-пулеметам во Второй мировой

Действительно, всего на момент начала «Барбароссы» в вермахте на Восточном фронте было 4,5 млн винтовок и только 175 тысяч пистолетов-пулеметов всех типов. Такое соотношение на «типаж со шмайсером» не тянет. Вроде. Но иногда полезно задаться вопросом: откуда возник «миф»? Не секрет, что в советское время довольно много писателей, режиссеров, сценаристов и актеров нашего кино были бывшими участниками войны. Получается, что все они этот миф выдумали? Дружно? И никогда никто не резал «правду-матку», хотя бы в ту же «оттепель», когда на многое был карт-бланш? В общем-то снималось довольно много фильмов о войне, претендующих на «правду жизни». Ведь просто так выдумать военный миф, устойчивый в сознании, тем более ветеранов войны, не так-то просто – фальшь сразу заметят.

Откуда ж взялся в советском послевоенном сознании этот «миф»?

По-видимому, ответ на него дает такая интересная табличка – материальных потерь вермахта подекадно за первые 60 дней войны против СССР:


На источник ссылаются – Waffen-Verbrauch (22.6. - 20.8.1941). Berlin, 1941. 1 p.

Давайте глянем, сколько было потеряно «фрицами» тех самых «шмайсеров». Однако более 10 тысяч штук или почти 6% общего числа. А винтовок, вроде, в три раза больше – 33 тысячи, но только 0,7% от общего ресурса. То есть относительные потери пистолетов-пулеметов были многократно, почти на порядок больше! Более того, было потеряно практически столько же пулеметов – почти 10 тысяч. В сумме потерь стрелкового оружия автоматическое составляло – 40%! Получается, автоматическое оружие использовалось вермахтом в первые недели войны значительно интенсивнее, чем обычные винтовки.

Можно представить «культурный» шок командиров Красной Армии в первые месяцы войны, когда почти половина трофеев составляло автоматическое оружие немцев!

Немецкие автоматчики у могил своих "комрадов"

Если к этому добавить высокую огневую производительность немецких ручных пулеметов с ленточным питанием, да еще огонь пистолетов-пулеметов – вот вам и «миф» о поголовном вооружении немцев автоматическим оружием. Это было реальное, а не мифическое «впечатление» наших фронтовиков от летних месяцев 1941 г.

Немецкие пулеметчик и автоматчик "где-то в кукурузе"

В этой табличке есть еще кое-что интересное. Одно из перестроечных «откровений» в стиле «нам все врали» – это «миф» о превосходстве немцев в танках летом 1941 г. Обычно в советских исторических работах сравнивались только средние танки (хотя число произведенных советских легких танков вроде бы секретом не было, особенно для тех, кто освоил правила сложения). И вдруг на волне «гласности» оказалось, что у нас, если считать и легкие танки, и танкетки, на 22 июня 1941 г. было аж 23 тысячи танков, против «несчастных» 3 тысяч немецких! «Нам все врали»!

Обыватели, такие обыватели... Для них танк – это всё в броне с чем-то стреляющим.

Ну, во-первых можно отметить, что наши имели «на границе» из этих 23 тыс. только 12,5 тыс. танков, включая небоеспособные. Против порядка 4 тысяч немецких танков и «к ним приравненных». Во-вторых, то, что, скажем, Т-37 и Т-34 просто несравнимы по своим боевым возможностям, но это уже «слишком интеллектуально» (с) Дана Борисова.

Ну, хорошо, вроде трехкратное превосходство есть. Куда оно делось? Давайте глянем на таблицу: какие наибольшие относительные потери были в артиллерии вермахта? – В лидерах противотанковые пушки – 3,7-см и 5-см. Наши легкие танки не имели противоснарядного бронирования, так что практически все немецкие противотанковые средства их уверенно поражали. Ситуация осложнялась тем, что 3,7-см ПАК была небольшим орудием, легко укрываемым на поле боя и маневренным. Но наши танкисты себя «продавали» дорого – и это сразу видно на цифрах потерь немецких противотанкистов. Фактически в числовом выражении 3,7-мм пушек потеряно даже больше ротных минометов! Вот туда и делось наше численное превосходство в танках.

Советский легкий танк Т-40, многократно дырявый, застывший на раздавленной немецкой "колотушке" (3,7-см ПАК)

И еще интересный штрих на эту же тему – уровень потерь среди немецких танков. Видно, что с отрывом по относительным потерям «лидирует» Т-III с 37-мм пушкой. Тот, который еще Бесноватый после Франции требовал срочно перевооружить на 50-мм пушку. Причем наверняка большинство из этих «трешек» еще и не получили и дополнительной брони. Очень наглядно на немецком примере: танк, не отвечающий современным ему боевым требованием, обречен нести многократно (!) большие потери. Фактически у массы наших легких танков, «утративших свое время», был шанс только подороже себя продать, что они и делали...

Т-34 с пехотой проходит мимо горящей "трешки"


источник: http://afirsov.livejournal.com/202776.html

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Слащёв's picture
Submitted by Слащёв on вс, 25/12/2016 - 11:03.

А ещё у немцев было много трофейного автоматического оружия было.   Поскольку пополнение боезапасом могло составить проблему, то подобными трофеями вооружалили, в основном, подразделения  обеспечения,  поддержки  и охраны (после частей СС, конечно) ,  стараясь использовать  немецкие образцы в линейных войсках. Вот и получались ситуации, в которых линейные подразделения Красной Армии при неопределённой линии фронта  получали резкий  отпор  из автоматического оружия  даже от тех подразделений Вермахта, чьим коллегам по нашу сторону не всегда положена и винтовка.

http://samlib.ru/n/nikolaj_b_d/nnikolaj_b_dhotchkiss.shtml

Какой-либо захваченный в Дюнкерке  трофейный пулемёт "Брен" с запасом патронов  запросто в "Восточный поход"  неучтённым   мог  быть взят,  но быть использован в очень редкий, но нужный момент.

Слащёв

адмирал бенбоу's picture
Submitted by адмирал бенбоу on Fri, 23/12/2016 - 00:55.

Выскажу свои мысли на сей счет
1) Недавно читал «22 июня. Вторжение» А. Исаева – он цитирует немецкие ЖБД и там довольно часто идут жалобы ("а нас-то за что?") на то, что русские активно ведут снайперский огонь. Поскольку пистолеты-пулеметы в Вермахте штатно имели унтер-офицеры, то вот вам и ответ – причина больших потерь пистолетов-пулеметов заключается в том, что русские целенаправленно выбивали командный состав немцев. Кстати, у Гальдера в записях за летние месяцы 1941 г. неоднократно (!) указывается на то, что удельный вес офицеров среди общего числа потерь выше, чем во время кампании на Западе. Пистолетов, как видите, немцы тоже прилично потеряли.
2) С потерями пистолетов вообще интересно получается. как и куда они 20 тыщ «пистолей» умудрились пролюбить?! Согласно тому же Гальдеру на 13 августа 1941 г. (обсуждаемая таблица содержит потери по 11 августа) убитыми и пропавшими без вести было потеряно 4070 офицеров. Еще 9161 офицер был ранен, но я не думаю, что все 100% из них потеряли свои пистолеты. Это ж, блин, не пулемет и даже не винтовка! Для сравнения на ту же дату убитыми и пропавшими без вести было потеряно 95192 унтер-офицера и рядовых, да еще почти 265 тысяч ранено. Тем не менее винтовок, пулеметов и пистолетов пулеметов было потеряно 53555 единиц. Т.е. фрицы очень даже собирали оружие своих раненых и убитых товарищей. А тут 20 тыщ пистолетов – как корова языком слизала! Куда?!
3) ИМХО, учет потерь видов вооружения относительно имеющихся ресурсов именно этого вида вооружения дает не совсем точную картину потерь. Например, если пригнать на фронт какую-нибудь экзотику и случайным/нелепым/закономерным образом ее потерять, то относительно ресурса получим чуть ли не 100% потерь. Однако, от этого экзотика не станет самым часто теряемым на фронте образцом вооружения. Например, очевидно же, что «Тигр» не был самым теряемым танком в 1942 году, хотя его потери относительно имевшегося на фронте ресурса были очень высоки (можно и «Маус» в 1945-м для примера взять). Даже из таблицы видно, что бред же, когда всего 2 потерянных 150-мм орудия Н39 – это якобы почти также «часто», как и 177 потерянных 150-мм полевых гаубиц, и якобы в 2 раза «чаще», чем 281 потерянная 105-мм гаубица.
ИМХО, удельный вес потерь надо считать для различных видов вооружения среди общей суммы потерь одного класса вооружений. Например, по приведенной в статье таблице получим для стрелкового вооружения: 45,3% потерь приходилось на винтовки, 27,6% - на пистолеты, 13,8% - на пистолеты-пулеметы, 13,3% - на пулеметы. В общем, на 1 потерянный «шмайсер» приходилось 3 потерянные винтовки, 2 потерянных пистолета и 1 потерянный пулемет. Т.е. и пулеметчиков советские снайперы вниманием не обделяли)))
По танкам получим: 32,1% - это потерянные «двойки», 24,8% - «тройки» с 50-мм пушкой, 22,6% - «тройки» с 37-мм пушкой, 11,3% - «четверки» и 9,2% - «штуги». Всё строго с толщиной брони))) И довольно неплохо бьет с распределением вероятности появления самой техники: «двойки» - 29,9%, «тройки» совокупно – 42% (хотя пропорции между модификации «троек» обратные и прямо зависят от ТТХ модификаций - чем слабее броня, тем больше потери), «четверки» - 16,4%, «штуги» - 11,7%.
Несоответствие между соотношением потерь винтовок и «шмайсеров» (3:1) и между соотношением их ресурса (25:1) заключается прежде всего в том, что ограниченное число пистолетов-пулеметов было сосредоточено в подразделениях, непосредственно ведущих бой, а огромная масса винтовок была сосредоточена вне зоны огневого воздействия противника - у тыловиков, снабженцев, связистов, артиллеристов и т.д.
4) ИМХО, автор статьи так и не объяснил причину появления мифа о многочисленных автоматчиках в рядах Вермахта. Усугубляется ситуация с "необъяснением" лично для меня - именно приведенной цифрой числа пистолетов-пулеметов у немцев - всего вдвое больше, чем располагала РККА к началу войны. Число ППД в советских приграничных дивизиях измерялось сотнями штук на дивизию. Оно "просело" лишь когда в бой пошли дивизии, сформированные летом-осенью 1941 г. по сокращенным штатам.

Из майкудука.'s picture
Submitted by Из майкудука. on Fri, 23/12/2016 - 03:39.

С потерями пистолетов вообще интересно получается. как и куда они 20 тыщ «пистолей» умудрились пролюбить?!

Танкисты, артиллеристы, пулемётчики, и ещё куча солдат имели пистолеты.

адмирал бенбоу's picture
Submitted by адмирал бенбоу on Fri, 23/12/2016 - 22:57.

Так-то оно так, народу много пистолеты имело. И, если мы говорим о том, что у пулеметчика был штатно еще и пистолет, то потери пистолетов только за счет погибших и пропавших без вести пулеметчиков должны были составить порядка 10 тыщ… Плюс, правильно, танкисты и т.д. Но. Но есть одно «но». Пистолет – это оружие вспомогательное и в абсолютном большинстве случаев оно остается у военнослужащего в кобуре. Если военнослужащий погиб, то его пистолет остался на поле боя и попал в графу «потеряно»; если военнослужащий был ранен, то пистолет с весьма высокой долей вероятности вместе с военнослужащим был эвакуирован в госпиталь и там уже оприходован «куда следует». А вот основное оружие раненного пехотинца при его эвакуации с также высокой долей вероятности будет брошено на поле боя. Пулемет, конечно, вряд ли будет брошен – его не с раненным бойцом эвакуируют, а «передадут по наследству» кому-то из выживших. Ибо, как там говорится? «Немецкое пехотное отделение строилось вокруг пулемета»? А вот винтовку бросят, в том смысле, что не будут специально подбирать и тащить. Пистолет же подбирать не надо – он сам лежит в кобуре и едет «зайцем» с эвакуируемым бойцом. Т.е. чтобы раненный боец потерял свой пистолет, его (бойца) надо обыскать и выкинуть из его карманов и прочих мест всякий лишний хлам, что наверняка никто делать не будет.
Но вот соотношение потерянных фрицев и потерянных ими винтовок (не будем забывать, что все-таки именно винтовка – наиболее распространенный вид стрелкового оружия не только вообще в Вермахте, но и непосредственно в боевых пехотных подразделениях) показывает, что в большинстве случаев немцы винтовки не бросали. Причем они собирали винтовки не только раненых, но и даже у убитых. Массово. Т.е. винтовки подбирали даже у убитых, а пистолеты, получается, у раненных специально вытаскивали из кобур и бросали на поле боя, чтобы не тащить лишний груз в госпиталь? Ну бред же!
А как еще объяснить, что на 100 тысяч убиты и пропавших без вести военнослужащих стрелкового оружия было потеряно только 70 тыс. единиц? Ну это у Красной Армии на границе могли быть безоружные саперы, которые строили укрепления (хотя винтовки-то наверняка у них были). А у немцев что? По-михалковски десятки тысяч «отборных фашистских головорезов» пересекли утром 22 июня границу с черенками от лопат в руках? 30 тысяч только убитых и еще неизвестное количество раненных. Тоже бред. Значит, оружие всё-таки подбирали. И раз подбирали винтовки, то и пистолеты тоже никто не бросал и уж точно не выбрасывал.
ИМХО, ответ заключается в том, что в таблице приведены не фактические потери, а лишь текущий некомплект. Т.е. потери стрелкового оружия, и прежде всего винтовок, были гораздо выше. Просто отчасти они компенсировались изначальным запасом сверхштатного оружия в войсках, отчасти – захваченными трофеями (фотографий немцев с трофейными СВТ предостаточно), отчасти – «естественной» убылью личного состава (нет человека – нет проблем, в смысле нет нехватки оружия для него). Т.е., ИМХО, винтовок было потеряно существенно больше – на насколько десятков тысяч единиц, просто эти потери не вошли в таблицу, т.к. в ней указывается сколько оружия не хватает войскам.
Ну и еще один вариант объяснений – традиционное занижение потерь. Например, по табличкам, приведенным Мюллер-Гиллебрандтом, танков за указанный период было потеряно чуть ли не в 1,5 раза больше, чем указано в статье. И это при том, что при внимательном рассмотрении у М-Г в таблицах потерь тоже огрех немало, и, что удивительно (или, как раз, наоборот – неудивительно) – все огрехи в одну сторону – в сторону снижения истинного уровня потерь.
 

Из майкудука.'s picture
Submitted by Из майкудука. on Sat, 24/12/2016 - 06:47.

Но есть одно «но». Пистолет – это оружие вспомогательное и в абсолютном большинстве случаев оно остается у военнослужащего в кобуре. Если военнослужащий погиб, то его пистолет остался на поле боя и попал в графу «потеряно»; если военнослужащий был ранен, то пистолет с весьма высокой долей вероятности вместе с военнослужащим был эвакуирован в госпиталь и там уже оприходован «куда следует». А вот основное оружие раненного пехотинца при его эвакуации с также высокой долей вероятности будет брошено на поле боя.

У танкистов и артиллеристов, а так же ещё у кучи людей. В той же немецкой стрелковой роте было 47 пистолетов. 

http://army.armor.kiev.ua/hist/rota-131c.shtml

Далее, противник миной разнёс пулемёт отделения (главная цель), погиб расчёт. Пистолеты уцелели пулемёт нет. Солдаты побегут отдавать пистолеты на склад, оставят их похоронной команде или прихватят себе, лишний ствол стрелку с винтовкой не помешает ведь. То же самое и советский солдат брал в качестве трофеев, то что ему было нужно, пулемёт, пистолет-пулемёт, пистолет, а винтовку в последнюю очередь.

Хома Брут's picture
Submitted by Хома Брут on Thu, 22/12/2016 - 22:59.

Очень поучительно  и полезно. Полезно тем, что в обычных книгах на истрические темы о таком не пишут.

 Выбор между плохим и нехорошим - нехороший выбор.

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Thu, 22/12/2016 - 07:58.

yes!!! Можно ещё предположить, что ПП было побольше в разведподразделениях - передовых частях, с которыми наши встречались первыми и соответственно получали о немцах первое представление.

Из майкудука.'s picture
Submitted by Из майкудука. on Thu, 22/12/2016 - 16:44.

Можно ещё предположить, что ПП было побольше в разведподразделениях - передовых частях, с которыми наши встречались первыми и соответственно получали о немцах первое представление.

Скорее в штуромвых группах, отсюда и пресловутые немецкие "автоматчики", да и враг нанёсший тебе поражение всегда кажется страшнее и и сильно вооружённым. Если же атаку удачно отбивали, то захватывали трофеи, что "подтверждало", что враг хорошо вооружён автоматическим оружием. И именно тем и силён, позже поняли силён выучкой и умением. Подтянулись до уровня вермахта и пошла другая война.

NF's picture
Submitted by NF on ср, 21/12/2016 - 16:57.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.