О Баториевой войне, но не про неё. Часть 1

9
6
О Баториевой войне, но не про неё. Часть 1

О Баториевой войне, но не про неё. Часть 1

Еще одна интересная статья из жж коллеги oleggg888.

Содержание:

В развитии поста о характере боевых действий России против западных соседей в 16 в. можно заострить внимание на таком важном конфликте как «Баториева война» – походах войск Речи Посполитой, возглавляемых королём Стефаном Баторием, в 1579-82 гг: Полоцкий поход 1579 г., Великолуцкий поход 1580 г. и Псковский поход 1581-82 гг. Обычно внимание уделяется описаниям самих осад. При этом фактически вскользь рассматривается совокупность фронтов между Россией и Речью Посполитой, совокупность всех фронтов России и геополитическая ситуация в целом. Оценка характера действия сторон традиционно дается из общих соображений о противостоянии «европейской и восточной армии». Между тем, понять этот самый «характер противостояние» без оценки общей военно-политической ситуации невозможно и баланса задействованных ресурсов. Необходимо также учитывать военные традиции и опыт сторон. Далее будет попытка в кратком виде изложить эти вопросы.

Фронты Восточной Европы

О Баториевой войне, но не про неё. Часть 1

Прибалтийские и татарские фронты в 1570-79 гг. К началу первого похода Батория война России и Речи Посполитой уже шла. Обычно вспоминают государев Ливонский поход лета-осени 1577 гг., однако военные действия в Польской Ливонии русские войска начали в 1575 г. (и значительная часть Ливонии, отданной Речи Посполитой в 1582 г. были у неё и захвачены в 1575-77 гг.) Если русско-ливонскую войну 1558-61 гг. можно назвать случайной (не ставились цели захватить её), то с 1570 г. царь явно повёл целенаправленную политику по завоеванию Ливонии, первоначально наступая только против Швеции. Зимой 1571-72 гг. царь впервые возглавил армию для похода против «немцев» (после 1552 г. он возглавлял только рать на Берегу или на Литовской украйне) – тогда дело ограничилось набегами передовых отрядов. Царь продолжал находиться с небольшой ратью в Новгороде, а следующей зимой состоялся первый государев поход в Ливонию. Одновременно Россия вела большую войну с Крымским ханством (с 1568 г.), подавляла восстание в Казанском крае (Черемисская война 1571-74 гг.), противостояла набегам Сибирского ханства (1572-73 гг.), вела неофициальную войну с большими ногайцами (1571-78 гг.).

После Московских походов хана Девлет Гирея 1571-72 гг. натиск на Россию Крымского ханства заметно уменьшился. В 1574-86 гг. крымские царевичи не осуществляли походы на Россию – собственно крымские силы были задействованы на других направлениях. В 1577-84 гг. набегами на Россию руководил Есеней Дивеев (глава перекопских ногайцев), с которым, кроме его людей, выступали малые (казыевы) и большие ногайцы и азовские казаки.

В 1572-76 гг. в Речи Посполитой был период «бескоролевья», когда внешняя политика зависела от возможностей и интересов магнатских группировок. В январе-феврале 1575 г. русская 5-полковая рать совершила большой набег, одновременно разоряя шведские, датские и польские владения в Ливонии. В ходе кампаний июня-июля 1575 г. и января-февраля 1576 г. (силами относительно небольших ратей) и локальных операция (силами герцога Магнуса) марта 1575 г. и осени 1576 г. русскими войсками была занята вся континентальная часть шведских (кроме Ревеля) и датских владений и часть польских владений. Датские войска минимально участвовали в боевых действиях. Польша и Литва в боевых действиях не участвовали, но контрнаступление уже в 1575 г. пытались провести их вассалы – Рига и Курляндия.

Ещё в 1572 г., до начала «бескоролевья» Польша осуществила интервенцию в Молдавию. Польский добровольческий («казачий») корпус весной-летом 1574 г. воевал на стороне выступившего против Османов молдавского господаря. Крымские войска участвовали в подавлении восстания, но в 1575 г. в татарских улусах был большой падеж лошадей, из-за чего хан в мае отказался выполнять приказ султана атаковать Польшу, и только в октябре крымские царевичи совершили опустошительный набег на Галицию, Подолию и Волынь (из-за дефицита коней не состоялся набег в 1576 г.). При этом с самого начала 1575 г. резко активизировались казачьи набеги (за 1573-74 гг. нет даже сведений о них). Причём, с одной стороны их организовывали магнаты (первый набег, в феврале-марте 1575 г., возглавил коронный гетман и подольский воевода Ежи Язловецкий), а с другой – царь активно помогал днепровским казакам деньгами и припасами, присылал значительные отряды своих казаков. Донские казаки с 1574 г. активно совершали нападения на Азов. Т. о. Русское государство одновременно воевало в польских владениях в Ливонии и выступало фактическим активным союзником Польши на татарском фронте. Крымское направление для России тогда было главным – в 1574 и 1576 гг. Береговую рать возглавлял царь. Татарских набегов тогда было мало – осенью 1574 г. известен только локальный набег крымско-ногайского войска на рязанские земли, в 1575 г. набеги вообще не зафиксированы, в сентябре 1576 г. происходили локальные набеги крымских отрядов под Новгород Северский и Орёл. Однако такое «спокойствие» было обеспечено не только падежом 1575-76 гг. и отвлечением татарских войск на Молдавский и Польский фронты – очень важен был сам факт сосредоточение на границе больших русских сил.

Когда в 1576 г. Стефан Баторий, которого можно назвать османским ставленником, стал польским королём, то ситуация принципиально поменялась. Мир с Крымом стал официальной политикой Польши. Царь к концу года прекратил поддержку днепровских казаков, одновременно начал пытаться заключить союз с ханом. В 1577-78 гг. активность казачьих набегов из польских владений резко снизилась (происходили локальные угоны скота с днепровских и днестровских пастбищ).
В таких условиях царь резко активизировал наступление в Ливонии, лично возглавив поход лета-осени 1577 гг. (тогда уже пришлось столкнуться и с польско-литовскими войсками, стоявшими гарнизонами в ливонских городах), захватив всю оставшуюся территорию Задвинского герцогства (т. е. все польско-литовские владения, кроме вассальных Курляндии и Риги). Война со шведами при этом была в разгаре – в январе-марте русская рать осаждала Ревель, а затем до осени шведы осуществляли рейды в Ливонии и Карелии, пока не произошли ответные русские рейды. При этом Береговая рать существенно ослаблена не была. Набеги больших ногайцев на мещерский места и соседние земли отмечены в 1576-78 гг. Активно действовали ногайцы Есенея.

Для оказания давления на магнатов (дабы окончательно прекратить казачьи набеги) осенью 1577 г. новый хан Мехмед II Гирей совершил опустошительный поход на Волынь. В феврале 1578 г. татары совершили небольшой набег, осадив город Острог на Волыни (князь Острожский заключил мирный договор). Когда в ноябре 1577 г. запорожцы Ивана Подковы по собственной инициативе вторглись в Молдавию, вмешавшись в борьбу за престол, то против них совместно действовали османские, трансильванские и польские войска, а Подкова в начале года был пойман и казнён в Польше. В сентябре 1578 г. был официально оформлен мир и союз между Речью Посполитой и Крымским ханством.

Кроме процесса урегулирования отношений с Крымским ханством, Стефан Баторий столкнулся с проблемой Данцига – город отказался присягать, был осаждён и капитулировал только в декабре 1577 г. В ноябре 1577 – марте 1578 гг. войска Литвы, Курляндии и Риги и польский корпус полковника Матвея Дембинского произвели контрнаступление в Ливонии, отбив и удержав ряд ранее потерянных крепостей. Герцог Магнус бежал в свои владения в Курляндии, где признал себя вассалом польского короля. Жители его брошенной столицы – Оберпалена перешли под шведскую власть.

В 1578 г. Береговая рать собралась уже в уменьшенном составе – в отличии от прошлого года не было судовой рати и отдельного «наряда». Однако и в Ливонии крупные силы посланы не были. Летом-осенью шведы осуществляли рейды в Ливонии и Карелии. В июне 3-полковая рать взяла Оберпален, а в октябре она осадила Венден. Тогда фактически оформился союз Речи Посполитой и Швеции – объединённая шведская армия и польско-литовская конница Андрея Сапег и Матвея Дембинского разбила эту русскую рать. В феврале 1579 г. шведы осуществили рейды в Ливонию и Карелию, а польско-литовские и курляндские войска в марте совершили набег под Дерпт.

Т. о. Россия к 1579 г. имела «Ливонский фронт», где пришлось действовать против Швеции, Литвы, Польши, Курляндии, Риги и герцога Магнуса. Со Шведами также был «Карельский фронт». Конфронтация России и Дании позволяла Швеции, не беспокоясь о границах с Данией, задействовать свои силы по максимуму. Также по максимуму могла задействовать свои силы Литва.

О Баториевой войне, но не про неё. Часть 1

вернуться к меню ↑

Фронты России в период Баториевой войны

Царь летом 1579 г. возглавил рать в Новгороде для похода в Ливонию (на четверть боевого состава – судовая рать, ранее собираемая на Берегу). В это время и начался первый поход Батория. Тогда практически одновременно образовались и действовали до 1582 г. три новых «фронта»: направления походов самого Батория, Смоленский фронт (на нём действовали литовские войска, которые в 1579-80 гг. возглавлял оршанский староста Филон Кмита), Северский фронт (на Северскую землю организовывали набеги власти Киевского воеводства и пограничных литовских поветов). На первом «фронте» военные действия были представлены преимущественно осадными операциями и связанными с ними рейдами. На последних двух «фронтах» действия представляли рейды со стороны Речи Посполитой (только в 1581 г., перед началом наступления Батория, на Смоленском направлении был совершён набег русской рати под Могилёв и другие литовские города).

В 1579-81 гг. взаимные походы казаков и татар не происходили. Это позволило высвободить силы Киевщины и Подолии. В походах на Северскую землю участвовали и днепровские казаки, и ногайцы – традиционные противники направили свои силы не против друг друга, а против общего врага.

Это был уникальный период, когда Речь Посполитая не просто не вела больше войн, но могла не опасаться нападений на границы. Это и позволило направить максимально возможные силы против России. Т. о. России с середины 1579 г. приходилось противостоять на западных границах странам, собравших максимум своих сил – Швеции, Польше, Литве, Курляндии, Риге. В 1579-80 гг. в походах Батория участвовали войска польского вассала – Пруссии (в 1581 г. Пруссия предоставила кредит и послала добровольцев). Фактически прямым союзником Польши выступила Трансильвания – венгерские подразделения в большом числе с 1579 г. активно воевали в армии Батория.

Отдельно следует учитывать иностранную помощь. В произведении Гейденштейна упоминается, что в 1578 г. курфюрст бранденбургский подарил Баторию артиллерийские орудия; после второго своего похода Баторий смог получить большие кредиты от курфюрстов бранденбургского и саксонского. В дневнике Пиотровского в армии Батория под Псковом упоминается «некто Редер, чех, истый служака, который с небольшим конным отрядом явился служить королю на свой счет». (Гейденштейн упоминает: «с несколькими немецкими воинами, между которыми находился волонтером Редер из Силезии»). Соответственно, встает вопрос, какую ещё подобную иностранную поддержку получал как сам Баторий, так и другие участники коалиции.

Помощь наёмниками обычно нельзя назвать прямой помощью, но предоставление вооружённых, обученных и организованных наёмников – это уже существенная поддержка (за эту возможность ведь государство-наниматель при чисто коммерческих отношениях несло не только расходы на жалованье, приходилось платить за сам факт предоставление такой возможности – достаточно вспомнить условия найма шведского войска в Смуту, не смотря на войну против общего врага; или те же слухи во времена Баториевой войны, что император за большую сумму готов предоставить царю право вербовать наёмников). Учитывать нужно не только численность иностранных подразделений – очень важна возможность пополнять их (т. е. штатная единица остается на месте, не смотря на фактическую убыль, и для замены не нужно использовать свои ресурсы – в отличии от своих национальных подразделений). Баторию же удавалось пополнять поредевшие формирования наёмников после каждой кампании. Учитывать нужно не только наёмных солдат, но и пришедший с ними обслуживающий персонал – это тоже ресурсы.

Собственно трансильванских бойцов нельзя считать иностранными наёмниками, если назвать Трансильванию прямым союзником. Но тогда следует поднять вопрос о участие в составе венгерских подразделений наёмников из Габсбургской Венгрии и других соседних регионов. В тот период в Западной Европе был относительный мир. После 1568 г. и до 1591 г. прекратилась большая война с Османами в Центральной Европе (только приграничные конфликты). После 1574 г. Османская война в Средиземноморье сведись к мелким морским столкновениям (с участием Испании, зависимых от неё итальянских государств, Папского государства, Мальты). После пятой войны 1575-76 гг. и до 1585 г. гугенотские войны во Франции резко снизили накал (войны 1576-77 и 1580 гг. происходили без значительных боевых действий). В Нидерландах, после спада масштаба боевых действий в 1575-77 гг., с начала 1578 по лето 1579 г. произошёл всплеск – с одной стороны там в большом числе сражались испанцы, немцы, итальянцы, с другой – англичане, шотландцы, французы-гугеноты, немцы-протестанты. Но по Арасскому договору в мае 1579 г. из Южных Нидерландов выводились иностранные войска, и Испания до 1582 г. воевала там силами местных солдат – в тот же время и в войсках Соединённых провинций число иностранцев было минимальным (в целом боевые действия до 1585 г. ограничивались отдельными относительно небольшими операциями). Испания в 1578 г. участвовала в португальском походе в Марокко, в 1580 г. завоевала Португалию. Можно ещё назвать войны Испании и Португалии в колониях и каперскую войну Англии против Испании. В целом период 1579-82 гг. для западноевропейских стран был временем пониженной военной активности. Поэтому в польских и шведских войсках служило много немцев, шотландцев, французов и итальянцев, имеющих богатый опыт войны в Нидерландах и других конфликтах. И, соответственно, следует поднять вопрос об иностранцах в составе прусских, рижских и курляндских войск.

Следует коснуться вопроса характера боевых действий на Ливонском и Карельском «фронтах» в период походов Батория. В июне 1579 г. из армии, возглавляемой царем у Новгорода, рейдовая 3-полковая рать В. Д. Хилкова (включая весь «татарский корпус») вошла в Ливонию. Сам государь расположился у Пскова. Рать Хилкова совершила набеги в Курляндию и пограничные литовские районы. Затем она расположилась у Дерпта и Тарваста, прикрывая границу от угрозы шведского наступления – оттуда русские совершали рейды под Ревель. Однако при этом к Полоцку получилось послать небольшую рать, которая смогла только совершать мелкий рейды против армии Батория (также небольшая рать была послана к Смоленску). Когда шведы в сентябре стали наступать на Нарву, то против них стала действовать рать Хилкова и посланная государем из-под Пскова 3-полковая рать Т. Р. Трубецкого. В результате шведское войско было разгромлено. Т. е. успешная наступательная оборона на «Ливонском фронте» оказалась оплачена провалом на Полоцкой земле. В следующие кампании рейдовые операции уже были полностью сосредоточены против наступления армии Батория. Соответственно, на Ливонском и Карельском «фронтах» со стороны русских была только глухая оборона силами местных гарнизонов (были также рейды карельских и эстонских партизан). Однако и противник не сразу смог собрать силы для наступления там. С октября 1580 по ноябрь 1581 гг. шведы захватили Карельский уезд, часть русских владений в Ливонии, Ивангород, Ям, Копорье. В 1582 гг. наступательная инициатива также была на шведской стороне, но новых захватов осуществить не удалось. Можно заметить, что октябрь 1580 – ноябрь 1581 гг. был единственным периодом русско-шведской войны 1570-83 гг. (и даже вообще периода русско-шведских войн 1554-95 гг.), когда шведскому войску удалось осуществить успешное наступление с захватом территории (при том что и набеговое наступление, сопоставимое с глубиной и масштабом русских наступлений, например, зим 1556, 1575 и 1592 гг., шведам осуществлять не удавалось).

Польско-литовские войска на «Ливонском фронте» действовали менее активно. Только в марте 1580 г. польско-литовский отряд захватил Смилтен, совершая оттуда рейды под Дерпт и на псковские волости (в историографии утвердилось относить это событий к 1581 г. – поэтому даже в последних работах одновременно есть цитата из источника об этом событии на начало весны 1580 г. и описание его на март 1581 г.). После этого польско-литовские силы активных действий не производили там до весны 1581 г., когда польско-литовские и курляндские отряды стали совершать активные рейды, а летом-осенью захватили ряд крепостей (в т. ч. силами 2-тыс. шотландской пехоты, шедшей к Баторию под Псков).

Для полноты картины нужно указать блокады датским флотом торговых путей в Баренцовом море в 1582 г.

Во время походов Батория помимо западных «фронтов» были и другие направления опасности – фактически вся прочая граница России. С осени 1578 г. и до 1583 г. крымское войско приняло участие в ирано-османской войне в Закавказье (летом 1579 г. его возглавлял хан), однако это были в первую очередь собственно крымские войска, который, как отмечалось выше, в целом с 1574 по 1586 гг. были отвлечены от России другими задачами.

В Разрядной книге (РК-05) роспись Береговой рати 1579 г. дублирует прошлый год (а названные воеводы были в рати с царем у Новгорода и Пскова). Но видимо состав был такой же, как и в прошлом году. Летом 1579 г. поход в Иран возглавлял хан, а посольство Уруса, нового бия Большой ногайской орды, находилось в России. В этом году татарских нападений не отмечено (точнее в РК-05 есть запись, что против «Дивей мурзиных детей» пришлось посылать 3-полковую рать, возглавляемых воеводами из Береговой рати, но это были те самые воеводы, которые были в Береговой рати в прошлом году, а в этом были в «немецком походе», т. е. запись относится к 1578 г.). Но это было лишь временная «заморозка» конфликта. Также была опасность «разморозки» происходивших ещё 5-6 лет до этого Черемиской войны и сибирских набегов (причём надо учитывать, что хан Кучум являлся вассалом Бухарского ханства, откуда прибывали воины и другая помощь). Это при формальном затишье объективно сковывало часть русских сил к началу походов Батория.

Однако наступление Батория всё же вынудило перебрасывать силы. В 1580-81 гг. Береговую рать собирали в уменьшенном, 3-полковом составе. В 1580 г. набеги разного рода ногайцев возобновились, а в 1581 г. приняли большие размеры (война с большими ногайцами прекратилась только в 1586 г.). Это были неоднократные нападения на широком фронте. Осенью 1581 г. началась поддержанная большими ногайцами новая Черемисская война, завершившаяся в 1584 г., уже после смерти Грозного. Летом 1581 г. началась война с Кучумом и его мансийскими союзниками. Закончилась в 1598 г. Можно отметить, что сюзерен Сибирского ханства, как и Османская держава с Крымским ханством, было втянуто в войну с Ираном (правда, основные войны шли с другими среднеазиатскими государствами). Т. е. данный период можно представить, как «кольцо врагов» вокруг России и Ирана.

О Баториевой войне, но не про неё. Часть 1

источник: https://oleggg888.livejournal.com/16033.html

вторая часть

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

+++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить