Норвежские сестры Кригсмарине. Плавбазы MRS-25 и MRS-26

0
0

В немецком флоте во время Второй мировой войны существовал класс кораблей, не повторявшийся, пожалуй, ни в одном другом ВМФ. На языке оригинала их название звучит как «Minenraumschiffe», или, в приблизительном переводе на русский, «минно-тральные корабли». Тем не менее, никаким тралением на самом деле они не занимались, что не удивительно для махин с осадкой более 5 метров. Настоящим назначением MRS, как их сокращенно обозначали в Кригсмарине, являлась переброска к месту действий еще одного особого средства для борьбы с минами – тральных баркасов, или «Raumpinaβen». По сути дела, MRS являлись плавбазами для катерных тральщиков, если пользоваться более-менее привычной нам терминологией. Задачей «пинасов» было траление в районе собственных баз, а также мелководных морских областей там, где это позволяла их мореходность. Ну а задача плавбаз, естественно, состояла в доставке маленьких тральщиков в операционный район и их обслуживании.

Данный класс кораблей в Кригсмарине был весьма немногочисленным и насчитывал всего 6 единиц, причем все они являлись переоборудованными грузовыми судами. Два из них (MRS-11 и MRS-12) служили на Балтике, а остальные четыре – в Норвегии. В статье речь пойдет о двух самых новых плавбазах, носивших номера 25 и 26.

После того, как Германия оккупировала страны с развитой судостроительной промышленностью (Франция, Голландия, Норвегия), на вновь приобретенных верфях было захвачено большое количество строящихся судов и кораблей. Естественно, что почти все они были продолжены в достройке, но уже для Рейха – иногда в том же качестве, что и закладывались, иногда по измененным проектам. Многие из этих новоприобретений так и не вышли в море, потому что доделать их не удавалось по разным причинам: саботаж, бомбежки союзников, дефицит рабочей силы и материалов, однако есть немало примеров, когда «заграница» помогла немецким морякам. Самые яркие примеры – голландские эсминец ZH-1 и канонерские лодки К-1 – К-3.

* * *

MRS-25 и MRS-26 были захвачены немцами на стапелях фирмы «А/S Moss Vaerft & Dik», расположенной в небольшом норвежском городке Мосс, в глубине Осло-фьорда. Эти теплоходы предназначались для судоходной компании Лоренцена из Осло. Каждое судно имело бы вместимость около 4000 брт, наибольшую длину 106,91 м, ширину 14,93 м, осадку 6,25 м, высоту борту 9,3 м. Два дизеля «Зульцер» общей мощностью 2880 л.с. вращали каждый по валу и давали судну скорость 14,5 уз. В процессе переделки, кроме оснащения кранами для спуска и подъема пинасов, емкостями для дополнительного топлива и жилыми помещениями для команд пинасов, плавбазы получили очень мощное вооружение. Главный калибр состоял из пары 105-мм универсальных орудий, а зенитки были представлены на MRS-25 семью 37-мм и десятью 20-мм пушками, а на MRS-26 – восемью 37-мм и двумя дюжинами 20-мм. Каждая плавбаза могла принимать до 15 пинасов, либо 250 мин. Экипаж на MRS-25 составлял 8 офицеров и 298 нижних чинов, а на MRS-26 число последних, человек за счет обслуги зениток, увеличилось до 327.

Пинасы хранились на палубе открыто, четырьмя группами – по четыре и две штуки. Из-за наличия большого количества катеров собственные спасательные средства кораблей ограничивались парой вельботов, стоявших сразу за дымовой трубой, и плотиками. Для спуска пинасов на воду использовалось 6 кранов.

Постройка кораблей шла по-разному. Заказанные в один день – 20 апреля 1939 г., еще до начала Второй мировой, теплоходы были спущены на воду с разницей в два года, а в строй вошли с разницей в полтора года.

MRS-25 успел получить от будущих норвежского владельца название – традиционно для компании оно начиналось на «Рио…», но полностью неизвестно. Второй теплоход до его конфискации не был даже назван. Первенец сошел на воду 27 июня 1941 г., имея от немцев временное название «Нордраум». Через три месяца его передали для нужд Кригсмарине и стали переделывать под плавбазу пинасов, которая была завершена только в 1943 году – 14 марта, когда корабль официально вошел в строй.

MRS-26 был передан Кригсмарине одновременно с собратом, еще будучи на стапеле. Спустили его на воду только 21 июня 1943 г., а ввели в строй 16 июня 1944 г. 

* * *

MRS-25 была официально принята ее командиром, корветтен-капитаном Людвигом Баллерштедтом [1], на родной верфи, которая и занималась перестройкой теплохода в боевой корабль. Несмотря на передачу флоту, корабль оставался на верфи и подвергался там различным доделкам вплоть до 5 апреля. Только на следующий день MRS-25 покинула причальную стенку и перешла в Осло. 8 апреля было проведено опробование размагничивающего устройства и произведена первая заправка с танкера. Еще днем позже MRS-25 отправилась в ВМБ Хортен. По дороге опять же проводились пробные постановки параванов и испытания гидроакустической станции KDB.

10 апреля MRS-25 проводила рядом с Хортеном отстрел всех своих орудий, а затем поступила на военную верфь этой базы для проведения заключительных работ по приведению всех механизмов и вооружения в боеспособное состояние. 15 апреля была пройдена мерная миля, а также опробован электролаг, немедленно вышедший из строя. В 14:00 на борт прибыл с инспекцией командующий морской обороной Осло-фьорда.

Еще два дня были посвящены тренировке экипажа и учебным стрельбам по мишеням. Наконец, 19 апреля корабль, перешедший тем временем в Кристиансанн, получил свое первое боевое задание: проследовать в Берген в составе конвоя, причем Баллерштедт был назначен командиром последнего. Кроме MRS-25, в его составе были тральщик М-411 и подводная лодка U-636. Переход оказался совершенно заурядным – в 19:20 20 апреля корабли были на месте. Там плавбазу посетил начальник штаба Адмирала Западного норвежского побережья, капитан-цур-зее Веземан.

Про MRS-25 вспомнили только 28 апреля, когда она получила приказ заниматься делами столь же далекими от траления мин, как и сопровождение подлодки в конвое: по приказу Адмирала Западного норвежского побережья адмирала фон Шредера, следовало усилить дозоры флотилии охраны порта Берген в море. Плавбаза должна была отражать возможные налеты самолетов и атаки торпедных катеров на линии Кварен-Хегернмюле. Такое положение вещей будет частенько повторяться в будущем – как оказалось, MRS-25 (как впрочем и другие ее «сестры») с точки зрения командиров годилась для выполнения весьма широкого круга задач: от ПВО гаваней до службы флагманом флотских соединений.

Впрочем, словно спохватившись, 29 апреля адмирал Шредер приказал плавбазе заняться работой по профилю: ей следовало проверить фарватер между Оласкьяэром и маяком Стаббен, плюс его ответвления. Но даже и тут в приказе был второй пункт, из которого следовало, что MRS-25 должна также охранять гавань Флурё от авианалетов и атак торпедных катеров. Это было логично: встав на рейде, плавбаза спустила 12 пинасов, которые принялись за траление, а другие катера сторожили входы во фьорды со стороны моря. «Матка» в это время прикрывала с воздуха и моря как своих «детей», так и саму гавань.

Уже 1 мая тральные работы были свернуты. MRS-25 срочно передали в распоряжение начальника соединения береговой охраны «Берген» корветтен-капитана Вольтерса, который выслал большой корабль вместе со всеми его катерами на поиски торпедных катеров в районе Вадсё-Скорвер-Баталден (прошлой ночью в западного побережья Норвегии были замечены два английских ТКА, высадившие диверсантов и безуспешно атаковавших торпедами тральщик М-401). Разбив свои пинасы на три группы по четыре катера, Баллерштедт выполнил задание, но найти врага не удалось.

После этого плавбаза и ее катера так и занимались поочередно тралением и охранением различных портов и фьордов, либо охранением проходящих между Бергеном и Ставангером конвоев. Практически всю вторую половину мая плавбаза вела непрерывную защиту от атак с воздуха Хаугесунна. Англичане так и не прилетели.

2 июня пинасы проводили учебное траление в бухте Гравдаль, где были поставлены практические мины без взрывателей – за два дня катера смогли вытралить две мины.

Уже 7 июня с кораблем случилась первая авария – вышли из строя один электрогенератор и охлаждающая помпа главной машины, потекли несколько труб. Ремонт проводился своими силами в Пудде-фьорде около Бергена. Сразу после ремонта, 13 июня плавбаза и ее катера вышли в Сёр-фьорд, чтобы уточнить там с помощью разведывательного траления правильность известных координат выставленного три года назад минного поля. На сей раз был одержан первый успех: пинасы смогли подсечь мину типа EMD, которую затем подорвали. В остальном ранее закрытый район оказался свободным от мин.

Затем было получено довольно необычное задание: на острове Лерё в скором времени собирались сооружать новую торпедную береговую батарею, и пинасы должны были проверить в ее окрестностях глубины менее 15 м, найти все угрожающие судоходству скалы, а заодно протралить близлежащий Корс-фьорд.

18 июня MRS-25 участвовала в большой облаве, устроенной для вражеских торпедных катеров и диверсионных групп в шхерах между Коре- и Бёммель-фьордами. При этом два тральщика (М-1 и М-2) сторожили район с моря, плавбаза курсировала на севере обыскиваемого района, а моторные тральщики RA-1, RA-2, сторожевики NB-15, NB-16 и пинасы с MRS-25 последовательно проходили по всем закоулкам в окрестных фьордах. Баллерштедт командовал всей операцией. На острове Мёксер представители службы безопасности (СД) провели арест, но на других островах людей, подлежащих аресту, не нашли. Был сделан вывод, что они бежали, узнав о первом аресте. В остальном, рейд окончился безрезультатно – не удалось найти не только вражеские катера или диверсионные группы, но даже их следы.

Корабль продолжил нести рутинную службу по прикрытию (в основном, от угрозы с воздуха) проходящих мимо Хауге-сунна конвоев. Так продолжалось до 2 июля, когда вновь повторилась операция по прочесыванию фьордов. На сей раз ей даже дали кодовое наименование – «Унтерланд». Размах был шире. В больших масштабах принимали участия в операции СД и сухопутные войска. Баллерштедту, командовавшему теперь южной группой, были подчинены бывший норвежский миноносец «Зик» (V-5503), моторный тральщик RA-202, сторожевики «Ратте» (V-5501) и «Наттер» (V-5517). Обнаружить опять ничего не удалось и 4 июля корабли вернулись в Берген. Затем плавбаза долго стояла на якоре в Сандвикен, выйдя в море только 8 июля для учебных стрельб.

18-19 июля пинасы провели траление Фестейн-Ринне, при этом, по дороге туда, плавбаза сопроводила пароход «Альберт Янус». Опять никаких мин не было обнаружено. По окончании MRS-25 заняла привычную позицию ПВО около Хаугесунна, где и находилась до конца месяца.

Только 7 августа последовал новый приказ: проверить пять мелких проливов, в которых в феврале 1942 г. самими немцами были выставлены заграждения. На следующий день MRS-25 покинула Берген и вскоре встала на якорь в бухте Квален. Пинасы сначала проверили Нисье-сунн, где обнаружили все три ранее поставленные мины, но две уже сдрейфовали со своих мест. В Свелген-сунне обнаружилась только одна мина, да и та «ушла» на юг. Там имелось сильное течение, и мины вообще ставить было нецелесообразно. В Райгнё-сунне нашли тоже только одну мину – самую северную, которая тоже сдрейфовала и стояла глубоко под водой, поэтому ее взорвали. В Ульв-сунне, где также царило мощное течение, мин вообще найти не удалось. К этому моменту наступил вечер, и работу прервали. Возобновилась она на следующий день, когда в О-сунне из шести выставленных мин обнаружили пять, но одна стояла слишком мелко и не пришла в боевое положение. Наконец, в Страумен-сунне никаких мин не нашли. После этого плавбаза приняла обратно все свои катера и вернулась в Берген.

За проверкой минных заграждений последовал приказ об их усилении. Пинасы были оборудованы так, что каждый мог принять по две норвежские мины, имевшиеся в арсенале Бергена. Приняв 41 мину, MRS-25 вышла в шхеры, где в течение 11-12 августа все мины были выставлены в просмотренных ранее проливах. Затем плавбаза вернулась в Хауге-сунн.

16 августа был получен приказ на проведение очередной поисковой операции. Масштабы были скромнее, чем в прошлый раз: Баллерштедт получил в свое распоряжение 4 катера типа KFK из флотилии охраны гавани Ставангера. Используя их, а также девять своих пинасов, следовало обыскать Бёммелен- и Селбьёрн-фьорды. Выполнение задачи началось в тот же день – как обычно, никого не нашли. Безрезультатные блуждания по норвежским заливам продолжались до 20 августа, когда MRS-25 пришлось идти в Берген для пополнения запасов топлива и провианта.

Также ничем окончились новые поиски мин 23 августа в районе Хьельте-фьорда. 28 августа катера с MRS-25 служили плавучими метками для постановки мин, потом уничтожали те снаряды, которые оказались неисправными и всплыли на поверхность.

Всю первую половину сентября MRS-25 занималась проводкой конвоев, пока 15 сентября не пришел приказ обеспечить охрану новых минных постановок. Вместе с тральщиком М-1 и торпедным катером S-10 плавбаза покинула Берген. Четыре катера были спущены на воду и искали всплывшие мины, но найти их не смогли.

По возвращении командир плавбазы отправил наверх предложение переоборудовать свой корабль в минзаг. Идею Баллерштедт обосновывал тем, что в данный момент в Норвегии очень мало кораблей данного класса, а его MRS-25 по сути дела практически простаивает, занимаясь несвойственными ему задачами. По его мнению, переделка не должна была занять много времени и средств. Причем, даже после нее легко было обеспечить базирование на борту 6-10 пинасов. Однако смелая инициатива Баллерштедта не была принята сразу, хотя позже идею все же осуществили в ограниченных масштабах, зато систершип, MRS-26, был достроен с полной возможностью принимать мины.

22 сентября MRS-25 вышла для траления мин в районе Фаа- и Ваагс-фьордов. По дороге командование приказало срочно искать вражеский торпедный катер, замеченный у Аэсё. Потратив на это впустую два часа, плавбаза смогла бы приступить к выполнению основного задания только на следующий день. Увы, до наступления рассвета был получен еще один приказ – усилить конвой тральщика М-407. Так ничего и не протралив, MRS-25 вернулась в Берген, где уже ждало новое задание. 25 сентября на борт были приняты гренадеры, участвующие в проведении учений под названием «Хердла». В последние дни сентября по три катера высылались вечерами для усиления дозоров в Вестбю-фьорде.

То же самое продолжалось до 8 октября 1943 г., когда плавбаза вышла из Бергена для проверки оборонительного минного заграждения в районе Слетта. За один день пинасы не управились, а назавтра поднялся 6-балльный ветер, и маленькие катера не смогли работать. Только 11-го числа, когда погода немного улучшилась, поиски довели до конца. Найдена была только одна норвежская мина. После однодневного отдыха с рейда Хаугесунна вместе с группой KFK была проведена вылазка для поиска вражеских торпедных катеров рядом со Стоксунном – как всегда, безрезультатно. 15 октября плавбаза обеспечивала прикрытие для тральщиков М-1 и М-2, ставящих новые мины в недавно проверенном районе около Слетты.

Вернувшись в Берген, MRS-25 провела пару конвоев до Ставангера и обратно, после чего 24 октября произошла смена командира. Место Баллерштедта занял фрегаттен-капитан доктор Карл Йек.

С прибытием нового «босса» дела у плавбазы пошли веселее – по крайней мере, список полученных заданий сразу же украсило участие в спасательной операции. 27 октября эсминец «Рихард Байтцен», идущий из Германии в Арктику, при плохой видимости в мелкий дождь сел на мель в проливе Карм-сунн. Приняв на борт некоего прораба Майсснера, эксперта в спасательных работах, MRS-25 вышла к месту катастрофы. Главная задача заключалась в обеспечении ПВО аварийного эсминца вместе с артиллерийской десантной баржой AF-34. Последняя, однако, из-за сильного волнения не смогла выйти из Хаугесунна, так что MRS-25 приняла противовоздушное охранение в одиночку [2]. Однако, противник, вновь, не собирался проверять боевую подготовку артиллеристов плавбазы. Около полудня следующих суток MRS-25 сняла с эсминца две сотни человек экипажа, не нужных для борьбы за живучесть, а потом в течение 6 часов заводила буксирные концы и безрезультатно пыталась стащить пострадавший корабль на чистую воду. После третьего обрыва концов попытки были прекращены. Равно неудачными были и усилия, предпринятые 29 октября вместе с тральщиком М-2 и парой буксиров. Только 5 ноября «Байтцен» удалось освободить и доставить на рейд Копервика. На следующий день калеку дотащили до Хаугесунн, а вот дальнейший переход не удался из-за поднявшейся в море сильной зыби. Плавбаза простояла на прикрытии эсминца до 24 ноября, когда, наконец, удалось пойти дальше на север и добраться до Бергена.

После этого большого приключения экипаж плавбазы вернулся к привычной рутине. Уже 28 ноября была проведена проверка внутреннего Селбьёрн-фьорда (10 пинасов ничего обнаружить не смогли). Причины стали понятны, когда Йек имел беседу с командиром расположенной в Стордё морской береговой батареи МАА 504, и тот поведал, что ранее его люди расстреляли три десятка снесенных к берегу мин.

В декабре плавбаза провела пару конвоев в Ставангер и обратно. 11 декабря, когда MRS-25 уже снова стояла на якоре в Сандвикене (Берген), там была объявлена противолодочная тревога. Патрульный катер много раз замечал быстро погружающуюся карликовую подлодку, всего в 500 м от места стоянки MRS-25. Немедленно стоявший в дозоре пинас сбросил «пугающую» глубинную бомбу, а матросы бросились проверять дно и борт корабля на предмет установленных магнитных мин. Ничего было найдено, да и про какие-то атаки со стороны англичан в этот день против Бергена неизвестно – тревога была ложной. Тем не менее, плавбазу от греха подальше убрали в бухту Олавикен. В полдень она вернулась обратно в Сандвикен.

17 декабря 10 пинасов обыскивали Гримстад-фьорд и поставленные там «сетевые коробки» (защищенные сетями места стоянок для кораблей). Ничего обнаружено не было. Поучаствовав в паре конвоев, проведя учебные стрельбы зениток, MRS-25 некоторое время прикрывала Хаугесунн, а к новому году вернулась обратно в Берген.

Вскоре после наступления 1944 года корабль встал на верфь «Сольхеймсвикен» для установки на палубе минных рельсов – тем самым до некоторой степени было воплощено в жизнь предложение бывшего командира, сделанное им чуть ли не полгода назад. Нынешний командир, Йек, на время нахождения на верфи отбыл на родину и исполняющим его обязанности стал обер-лейтенант Виллеке. Ремонт не мешал немцам использовать отдельно катера с плавбазы. Например, 15 февраля четыре штуки стояли в дозоре для прикрытия танкера «Адрия».

Во второй половине февраля Йек вернулся, чтобы 28-го числа вывести свой корабль с верфи. Сделав на следующий день десятичасовую пробежку в море, плавбаза вернулась в Берген. В первый день марта командир получил высокое звание капитана-цур-зее, однако, праздновать было некогда: MRS-25 отлаживала размагничивающую обмотку. 2 марта производился отстрел вновь установленного бомбомета для глубинных бомб, а также впервые было принято на борт с помощью собственного крана 110 мин типа EMR. Ждать постановки, однако, пришлось довольно долго: только 18 марта корабль вышел вместе с канонеркой К-2 и тральщиком М-2 для усиления заграждения в Согне-фьорде. Прошло все не очень гладко, потому как в самом начале операция была прервана по приказу Адмирала Западно-норвежского побережья. Корабли вернулись в Берген в 11.45, но через два часа вышли снова и все же поставили мины без всяких проблем двумя отдельными банками. Командир MRS-25 отметил в КТВ, что долгое стояние на ремонте и плохие известия с фронта пошатнули моральное состояние команды, в которой было много молодежи. Лучшим лекарством от этого Йек считал как можно более интенсивное использование корабля. Адмирал согласился с ним, но посчитал, что работать «по специальности» после такого долгого бездействия плавбазе пока не стоит, поэтому нагрузил ее конвойными заданиями.

Проведя остаток марта в учениях и проверке механизмов, в апреле корабль занялся конвоированием судов между Бергеном и Ставангером. Во время одной такой проводки, 17 апреля, случилась авария третьего электрогенератора – вместо него ввели в действие аварийный агрегат. Размагничивающую обмотку, внешнее освещение, брашпиль, шлюпочную лебедку, пожарные помпы пришлось отключить. Ремонт своими силами занял полтора дня.

Утром 20 апреля, когда корабль стоял в Пудде-фьорде (Берген), на берегу был услышан мощный взрыв, после чего возникли пожары по обе стороны северной гавани и на причале доков. Через час на берег была отправлена пожарная команда из 80 нижних чинов под командой 3 офицеров, а также корабельный врач. Сам же корабль вследствие опасности саботажа перевели в бухту Гравдаль.

Несчастье в тот день случилось с голландским каботажником «Фоорбоде» (176 брт), везшим 126,5 т динамита, взрывателей и прочего опасного груза в Киркенес из Хортена. Причина взрыва не была выяснена – несчастный случай либо саботаж. Погибло более 40 человек, 600 было тяжело ранено, причем среди них было много школьников; затонули два норвежских каботажника и много маленьких катеров. Когда пожары были в основном потушены, командированные на берег моряки вернулись обратно на борт.

После этого экстраординарного события MRS-25 вернулась к привычной рутине. В основном она стояла на якоре у Хаугесунна в качестве корабля ПВО, изредка отвлекаясь на проводку конвоя. Лишь иногда случалось какое-то разнообразие: 21 мая корабль участвовал в учебной высадке солдат 469-го пехотного полка в Хардангер-фьорде, причем 10 пинасов служили десантными средствами. Через два дня 8 катеров стояли в дозоре в Нурбю-фьорде.

Размеренная конвойная служба прервалась только в июле, когда был получен приказ еще раз поучаствовать в минной постановке. Для этой цели 3-го числа в бухте Гравдаль (Берген) на борт были приняты 82 EMF. Перейдя в бухту Давикен вместе с канонеркой К-2, плавбаза 4 июля вместе с минзагом «Остмарк» отправилась выполнять постановку, но и на сей раз с первого раза ничего не вышло – отряд опять был отозван с полпути! Только на следующий день поставить мины все же удалось без всяких происшествий.

Наконец, 10 июля и для Йека пришла пора сдавать свой пост. Вместо него командиром MRS-25 стал корветтен-капитан Камлах [3].

Первой задачей для нового командира стала постановка мин. 15 июля в Гравдале MRS-25 приняла 42 EMF, после чего вышла на север, заодно конвоируя подлодку U-396. 17-го числа лодка была отпущена в Тронхейме, а плавбаза в этом порту приняла еще 25 EMF со своего старого коллеги – минзага «Остмарк». 19 июля оба корабля в сопровождении моторных тральщиков R-121 и R-238 вышли в море. Вновь поставить мины сразу не удалось, так как отряд был обнаружен вражеским авиаразведчиком. Задача была выполнена только ночью, без всяких происшествий.

22 июля, опять вместе с «Остмарком», MRS-25 отправилась на юг. Именно в этот день, спустя больше чем год после вступления в строй, артиллерия плавбазы впервые вступила в дело по настоящему. Впрочем, и на этот раз ситуация мало напоминала настоящий бой – зенитки обстреляли пролетавший мимо на высоте 5800 м английский разведчик типа «Москито».

Проведя по пути пару конвоев, плавбаза добралась до Осло-фьорда. Простояв несколько дней на рейде Хортена, она приняла 120 мин ЕМС. Вечером 8 августа корабль встал на якорь в Мосс-суннет, совсем недалеко от родной верфи. В этом месте MRS-25 находилась очень долго, лишь изредка делая проход по Осло-фьорду, то для уничтожения девиации, то для учений по минным постановкам. Причина этого стояния из документов не ясна. До настоящих минных постановок дело так и не дошло: 17 сентября всю «рогатую смерть» сдали обратно на берег, а плавбаза ушла еще дальше на юг, в датский Фредкриксхавн. Но и на этом поход не был закончен. Имея в качестве подопечных танкер «Форбах» и подлодки U-539 и U-716, MRS-25 прошла балтийские проливы на восток. На рубеже 22 и 23 сентября корабль прибыл на рейд Свинемюнде, где 26 сентября в арсенале принял на борт 76 мин ЕМС и 40 мин UMB, а также боеприпасы для 5-й флотилии тральщиков. Это много говорило о том, что ждет плавбазу в будущем: тральщики действовали на переднем крае войны в Арктике, против советских ВМС и ВВС в Заполярье. Не теряя времени, MRS-25 отправилась в обратный путь и около полуночи 29 сентября отдала якорь в Кристиансанне. В это время, далеко на севере Норвегии началась операция «Нордлихт», по выводу немецких войск из Финнмарка, в которой должна была принять участие и MRS-25.

Вечером 5 октября плавбаза покинула южную Норвегию в конвое, где кроме прочего шла ее родная сестра, MRS-26. Двигаясь перебежками, к 9 октября корабли достигли Ставангера, где основная часть конвоя осталась. Плавбазы вместе с тральщиком М-205 продолжили путь, но на светлое время суток, из-за угрозы воздушных налетов, были вынуждены зайти в Хаммерхаугсфлу. К 14 октября корабли были уже в Харстаде, где опять их продвижение затормозила угроза со стороны вражеских авианосцев. Кроме прочего, по дороге плавбаза должны были выставить новое оборонительное заграждение («NW-108»). Выход утром 16 октября был сорван -как обычно, когда в операции участвовала MRS-25! Зато вторая попытка была совершенно удачной. На следующий день корабль зашел в Тромсё, откуда отбыли с пятью моторными тральщиками 5-й флотилии. Теперь ничего не задерживало его перехода – там, на севере, руководящий эвакуацией командир морской обороны Киркенеса отчаянно нуждался в каждом корабле, а уж тем более в таком крупном и хорошо вооруженном зенитной артиллерией. Увы, для эвакуации собственно Киркенеса корабли уже не успевали. 20 октября MRS-25 поставили в Эйдс-фьорде, где она заправила моторные тральщики топливом. Через пару дней корабль перевели в Ки-фьорд, так как прежняя стоянка была сочтена неудобной для отражения воздушных налетов. Наконец, 26 октября по приказу Адмирала Полярного побережья корабль вышел для усиления конвоя из Билле-фьорда в Квальсунн. Догнать его MRS-25 не смогла и зашла в Хоннингсвог. 29 октября корабль послали в И-фьорд для приемки эвакуировавшихся оттуда войск, но посадка там оказалось не подготовленной, и плавбаза вернулась в Хоннингсвог. Там 31-го числа с эсминца Z-29 был пересажен гарнизон Вардё – 13 офицеров и 320 нижних чинов. С ними корабль перешел в Хаммерфест, где в тот же день принял дополнительно 7 офицеров и 210 нижних чинов (экипаж потопленного систершипа, MRS-26). Все они были доставлены в Тромсё.

После этого плавбаза перевезла 563 человека их Квальсунна и Фэг-фьорда в Стьернсунн (5-6 ноября), 488 человек из Хоннингсваага в Харстад (8-11 ноября). Этим участие корабля в операции «Нордлихт» и ограничилось.

Уже 11 ноября MRS-25 вновь ушла на юг, по дороге доставив 534 человека (в том числе 21 женщин – добровольных помощниц из службы связи) из Нарвика в Мушёэн. Затем в Нарвик пришлось вернуться, чтобы довести туда конвой, а после перебросить новую порцию войск (419 человек из Нарвика в Мушёэн). В процессе этой перевозки с MRS-25 произошла небольшая беда: 18 ноября в 20:03 она столкнулась с пароходом «Луизе Леонхардт» из встречного конвоя. На плавбазе был погнут форштевень, но течи не образовалось, потерь в экипаже тоже не имелось. Полученные повреждения не помешали MRS-25 ни доставить по назначению уже имевшиеся на борту войска, ни продолжать перевозки по прежнему маршруту. Сначала в обратную сторону плавбаза перебросила 96 солдат, затем вывезла 558 человек из Нарвика.

Однако, судьба продолжала испытывать корабль. 26 ноября при переходе из Рёрвика в Тронхейм MRS-25 пару раз слегка коснулась дна, а 29 ноября на минах погибли два ее пинаса – №3 и №7. Плавбаза понесла первые потери: 3 унтер-офицера погибли, 1 был тяжело ранен.

В декабре продолжалось выполнение конвойных задач. При этом 14-го числа около Флате сломалась правая машина и скорость упала до 10 узлов. Остальные участники перехода – сторожевик V-6310 и пароход «Гота» ушли дальше одни. Экипаж смог справиться с повреждениями собственными силами, но это был тревожный звоночек. Опять барахлил электрогенератор, корабль нуждался в постановке на верфь. Тем не менее, в середине января MRS-25 еще участвовала в эвакуации Хаммерфеста, доставив туда команду подрывников. На этом документальные сведения о плавбазе заканчиваются. Возможно, она была поставлена на ремонт; точно можно сказать, что конец войны MRS-25 встретила в более-менее исправном состоянии. Сразу после организации Германской минно-тральной администрации корабль вошел в нее, но проработал по очистке военных заграждений недолго: военное счастье, позволявшее в разгар боев на морских коммуникациях увидеть всего лишь один вражеский самолет, закончилось вместе с боевыми действиями.

18 июля 1945 г. корабль попал на немецкую мину около Линдеснеса, в точке 57°59’ с.ш. 07°04’ в.д. и затонул.

* * *

Второй корабль данного типа, MRS-26, имел судьбу гораздо более трагическую, и карьера его оказалась намного короче. Вследствие затянувшейся постройки и переделок, эта плавбаза вступила в строй только 16 июня 1944 г. Принял ее капитан-лейтенант резерва Рудольф Зальден [4]. Доведение корабля до ума продолжалось долгое время после официального принятия в строй Кригсмарине. Только 17 июля он был признан готовым выйти в море, и на следующий день совершил переход в Копенгаген. Там 22 июля плавбаза пережила сразу две воздушные тревоги, которые, однако, окончились без происшествий. Хуже пришлось в Киле, куда она прибыла днем позже. Ближайшей ночью там тоже случилась тревога, вот только теперь с неба посыпались бомбы, сброшенные самолетами RAF. Несколько взорвались рядом с MRS-26, из-за чего одна машина вышла из строя.

Можно сказать, что корабль легко отделался – в порту, на который выгрузили разом 2748 тонн бомб, затонули две подводные лодки, прорыватель минных заграждений и тендер ПЛ, пароход и 2 танкера. В конце месяца MRS-26 перешла в Росток, а 1 августа отправилась в Штеттин. По пути на удалении 500 м от корабля взорвалась донная мина, однако повреждений не нанесла.

Весь август корабль простоял на установке вооружения в Штеттине, который также подвергался налетам авиации. Вновь плавбазу достали английские летчики, совершавшие налет в ночь на 17 августа силами 461 самолета. В порту погибли 5 небольших судов, еще 8 были повреждены. На MRS-26 упало сразу две бомбы: одна фосфорная зажигательная – на кормовую часть, вторая, бензиновая зажигательная – на носовую. К счастью для экипажа, обе удалось быстро потушить собственными силами. В результате этих попаданий были слегка повреждены два тральных пинаса.

На этом беды не окончились, так как в ночь на 30 августа подданные британской короны пожаловали еще раз, на сей раз силами 401 бомбардировщика. Потеряв 23 машины, они смогли потопить тральщик М-553, моторный тральщик R-193 и пять пароходов, еще четыре были повреждены. В MRS-26 угодило две простых и две фосфорных зажигалки. Одна сожгла дотла каюту фельдфебелей, другие особых повреждений нанести не успели, так как были потушены. С большим пожаром также удалось справиться. Кроме того, пустой корпус выгоревшей осветительной бомбы пробил каюты 1-го и 3-го вахтенных офицеров, разрушив там деревянные полы.

Наконец, 2 сентября плавбаза покинула опасный порт, перейдя через Свинемюнде в Засниц, где с 4 по 10 сентября занималась учебными стрельбами. 11-го числа на переходе морем самолеты пролетали над кораблем, но в темноте атаковать не стали. Стоило же 12 сентября вернуться в Киль, как последовала очередная воздушная тревога – множество четырехмоторных бомбардировщиков пролетали мимо. В 10:51 105-мм орудия сделали первые выстрелы по врагу, выпустив по паре снарядов.

Затем тревоги звучали каждый день, и не по одному разу, однако, налетов на сам порт не было. На сей раз MRS-26 повезло – она ушла как раз перед самой бомбежкой, ранним утром 15 сентября. Спустя два дня в арсенале Свинемюнде было принято 76 мин типа ЕМС, однако уже на следующий день по приказу из Норвегии их выгрузили обратно на берег. Смысл этих манипуляций из документов непонятен, потому что, после проверки размагничивающего устройства, плавбаза 27 сентября вновь принимает мины – на сей раз уже 122 ЕМС. С ними корабль быстро прошел проливы и 30 сентября был в Хортене, где принял дополнительно 22 ЕМС с трубками КА. В тот день на борту барахлили различные механизмы: сначала выходили из строя электрогенераторы, потом сломалась масляная помпа, так что корабль лишился хода и вынужден был воспользоваться помощью буксира.

Как уже было сказано выше, в северную Норвегию MRS-26 отправилась 5 октября 1944 г. Плавбаза после выполнения минно-постановочных задач была подчинена непосредственно командиру 1-го соединения береговой охраны корветтен-капитану Филиппу. К 16 октября она была в Лаа-фьорде, откуда получила приказ выходить на восток вместе с конвоем, возглавляемым канонерской лодкой К-3. MRS-26 дошла только до Хопс-фьорда, где встала на якорь. Для корабля была запланирована особая задача – стать плавучей штаб-квартирой для большого количества штабов: Командующего морской обороной Киркенеса, командования горной армии, 3-го авиакомандования. Для лучшей защиты от неминуемых советских авианалетов плавбазу переставили в Смал-фьорд; возможно, при этом переходе она была атакована подводной лодкой В-4, сделавшей три захода на неизвестный «одиночный танкер». Немцы никаких атак не замечали.

20 октября MRS-26 снова настигли неприятности с капризными электрогенераторами – один из трех вышел из строя. Ремонт своими силами не удался, а получить запчасти можно было только в Тромсё. Еще через день вышел из строя второй электромотор, который механики смогли починить сами. Правда, ничего эта задержка не решала. Поздно вечером 23 октября в Смал-фьорде на борт прибыл штаб командующего морской обороной Киркенеса фон Хонхорста: сам командующий, 5 офицеров и 36 нижних чинов. Кроме того, в тот день утром в Тю-фьорд пришел потрепанный советской авиацией конвой – большой парусник «Мошулу» и его охранение. MRS-26 поучаствовала в его прикрытии и передаче 6 раненых на эсминцы 4-й флотилии.

Следующие два дня прошли относительно спокойно – фон Хонхорст с борта плавбазы руководил продолжающейся эвакуацией Финнмарка. 26 октября спокойствие окончилось: ВВС Северного флота, лишившись целей на юге Варангер-фьорда, переключились на поиск врага севернее. Прочесывая фьорды, самолеты с красными звездами на крыльях обнаружили якорную стоянку в Смал-фьорде. В 08:58 последовала первая атака, проведенная восьмеркой «Бостонов» 9-го гмтап. Каждый сбросил по две полутонных бомбы по «транспорту и миноносцам» – на самом деле MRS-26 и эсминцы из 4-й флотилии. Через пятнадцать минут бомбежку продолжили еще 16 «Бостонов», опять с 500-кг бомбами, а также дюжина Ил-2 и восьмерка истребителей-бомбардировщиков «Киттихаук». Несмотря на доклады пилотов, якобы повредивших один миноносец и транспорт, причем последний так сильно, что он загорелся и выбросился на берег, реальных попаданий достичь не удалось. На плавбазе от обстрела из бортового оружия имелось четверо убитых и двое раненых, в ответ немцы заявили один самолет сбитым точно и один – вероятно. На самом деле, потери с советской стороны составили один «Бостон» (экипаж подобран торпедными катерами) и один «Киттихаук», пилот которого погиб.

Как оказалось, на этом жаркий осенний день для немцев не закончен. В 13:43, когда плавбаза переходила для передачи раненых в Тю-фьорд, она подверглась новой атаке десятки Ил-2 и опять избежала попаданий и повреждений. На сей раз не было даже раненых; хотя в суматохе боя неопытные немецкие моряки ухитрились перепутать штурмовики с двухмоторными «бостонами».

27 октября стало последним днем в истории MRS-26. К утру корабль находился в Хорс-фьорде, где фон Хонхорст перебрался на борт тральщика М-326 для совещания с Адмиралом Полярного побережья. Как знать, возможно, это спасло ему жизнь? Советские налеты в то утро начались рано. Уже в полвосьмого утра очередная десятка Ил-2 пыталась добить уцелевшего вчера врага, однако «промахнулась» фьордом. Зато «бостоны», штурманы которых продемонстрировали свои лучшие навигационные навыки, вышли точно на цель. В 10:04 13 бомбардировщиков в двух отдельных группах сбросили на немецкие корабли две дюжины полутонных бомб. Две из них попали в носовую часть плавбазы, что не оставило ей никаких шансов: через 15 минут, после тщетных попыток выброситься на мель, MRS-26 ушла на дно. Многочисленные немецкие корабли и катера, стоявшие во фьорде, быстро пришли на помощь и смогли спасти почти весь экипаж – 228 человек, из них 12 раненых. Погибло только 3 нижних чина и 1 считался пропавшим. Советская сторона на этот раз сильно преуменьшила свой успех – по результату воздушной разведки, летчикам засчитали потопление транспорта в 500 т и сторожевика.

Вместе с кораблем на дно ушло множество отчетных бумаг командующего морской обороной Киркенеса. Те из них, что не должны были ни в коем случае попасть в руки врага, к 6 ноября достали с помощью водолазов, но большая часть так и сгинула в глубинах фьорда.

тонущий MRS-16; «раумботы» занимаются спасением экипажа

Можно добавить, что несчастья экипажа MRS-26 не ограничились гибелью их корабля. Во время эвакуации, в гавани Хаммерфеста на борту доставившей туда людей десантной баржи F-295 произошел случайный взрыв фаустпатрона, в результате чего 4 человека погибло и 16 было тяжело ранено. Неизвестно, сколько из них ранее служили на плавбазе, но на борт MRS-25 из 228 спасенных взошло только 217… Сигнальщик с потопленной плавбазы, покидавший борт последним, с секретными кодовыми книгами подмышкой, удостоился чести быть упомянутым Адмиралом Норвегии в его радиограмме подчиненным соединениям, как пример высочайшего солдатского духа перед лицом опасности.


  1. Родился 13.5.1893 в Любеке, выпущен флотским экипажем VIII/14, во время Второй мировой командовал сначала 11-й флотилией тральщиков, затем плавбазой КАТЩ «Бали». Звание корветтен-капитана резерва получил 1.6.1941.
  2. Впрочем, на самом деле в прикрытии с суши также участвовал зенитный поезд «Колтрепюнтен».
  3. Родился 8.4.1901 в Дюссельдорфе. Выпускник флотского экипажа IV/1918, звание получил 1.4.1942. До прихода на MRS-25 командовал прорывателем минных заграждений Sp-181.
  4. Родился 16.11.1902 в Берлине. Выпускник флотского экипажа 1934 г. Звание получил 1.4.1943, последовательно командовал минным транспортом «Оттер», тральщиком М-1105, плавбазой КАТЩ «Париж».

источник: Игорь БОРИСЕНКО «НОРВЕЖСКИЕ СЕСТРЫ КРИГСМАРИНЕ. Плавбазы MRS-25 и MRS-26» «Арсенал-Коллекция» №1'2015

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить