Несчастливая армада

May 30 2017
+
16
-

Эта  статья  посвящена  истории  одной известной   экспедиции, план  которой  был  назван  Английское  предприятие, сама  экспедиция  была  названа  Наисчастливейшая  армада, ну  а  газетчики  того  времени  переименовали  ее  в  Непобедимую.

Следует  отметить, что  прорабатывая  данный  вопрос, автор  столкнулся  с  тем  что  некоторые   объяснения  действий  руководства  армады  и  выводы  в  целом, сделанные   в  работах    Махова С.П. и  Созаева Э.Б., т.е.   на  данный  момент  наиболее  известных  современных  историков, представляются  ему  спорными  и  неправильными. Рискуя  оказаться  в  роли крыловской Моськи, я  тем  не  менее, решил  попытаться  доказать  свою  точку  зрения.

Собирая  информацию  о  событиях  того  времени, я  старался  излагать  только  факты, однако  в  отступлениях постарался  показать  то, как, с  моей  точки  зрения,  рассуждали и  чем  руководствовались   те  иные  лица, принимая  те  или  иные  решения, и  к  чему  могли  привести  альтернативы  принятым  решениям.

 

 

Причины- вера, политика  и  экономика.

 

Исторически  особенностью    средневековых  испанских  монархий  была  огромная  роль  религии  как  идеологического  знамения  в  борьбе  за  отвоевание  Испании  у  мавров. Этот  непрерывный  крестовый  поход  в  конце  концов  увенчался  огромными  успехами-освобождение  Испании  от  мусульманского  владычества,  а  так  же  открытие  и  завоевание  огромных  колоний   в  Новом  свете, воспринимавшихся  испанцами  того  времени  как  божественная  награда  за  стойкость  в  вере.

Эта  уверенность  в  божественной  поддержке  позволяла маленькими  отрядам конкистадоров       бросаться  в  Неизведанное, исследуя  тысячи  километров  незнакомых  земель,

атаковать  гигантские  империи  с  огромными  армиями.

Так  же как  Божественная  награда   воспринимался  и  тот  факт  что  Испания  стала  центром  огромной  империи, которую  все  ее  поданные  называли  одним  -Монархия, подчеркивая  тот  факт  что  никакой  народ, будь  то  испанцы (хотя  в  то  время  почти  все  говорили  кастильцы, арагонцы  и  т.д.)  или  кто  еще,  не  имел  в  ней  особого  преимущества, а  общим  знаменем  этой  империи  были  преданность  королю  и  католической  вере. В  условиях  относительной  слабости  государственного  аппарата  огромную  роль  в  Монархии   играла  церковь  и  ее  институты, в  том  числе  инквизиция, выполнявшая  функции  и   политической  полиции.

Таким  образом,  борьба  за  веру  была  для  руководства  этой  империи  как    религиозным  долгом, так    и  политическим  императивом, позволяющим  ему  рассчитывать  на  поддержку  многих  верующих  католиков  как  внутри  монархии, так  и  за  ее  пределами. 

Ослабление  Франции, старого  противника  Монархии, погрязшей  в  Религиозных  войнах, с  точки  зрения    руководства Монархии наглядно   демонстрировало   опасность  любых  уступок  еретикам.

Это  было  тем  более  актуально  для  монархии, что  географически   ее  владения  находились  на  четырех  материках  и  были  связанны  только  морем. Таким  образом,  господство  на  морях  и  единство  веры  были  основными  условиями  существования   Монархии  как  великой  державы.

Эта  уверенность  подкреплялась  тем  фактом, что  в   правление  Филипа II, известного  своей  твердостью  в  вере, несмотря  на целый   ряд  сложностей, Монархия  добилась  целого  ряда  успехов, во  многом  благодаря  ослаблению    своих  традиционных  соперников- французов  и  османов.

Особо  выдающийся  успех  был  одержан  на  море, в  сражении   при  Лепанто, где  католики  разгромили  мусульман. Последовавшее  затем  присоединение  Португалии  и  ее  огромной  колониальной  империи  воспринималось  как  новое  свидетельство  расположения  Господа.

В   Германии  союзники  и  младший  партнеры  Монархии, австрийские  Габсбурги, постепенно  усиливали  влияние  католицизма  и  боролись  с  турками.

С  80 гг., в  условиях  дальнейшего  ослабления  Франции, основным  препятствием  на пути  дальнейших  успехов  Монархии  постепенно  все  больше  вставала  Англия  под  руководством  королевы  Елизаветы, еретички, покровительнице  и  союзнице  еретиков  в  Нидерландах (восставших  владениях  Монархии)  и  Франции. Ее  пираты  наносили  своими  действиями  серьезный  экономический  ущерб  монархии, а  так  же  серьезно  осложняли  перевозку  подкреплений  и  финансов  в  Нидерланды, где  лучшие  войска  Монархии  боролись  с  восставшими  еретиками.

Следует  отметить, что    Англия  долгое  время  рассматривался  как  возможный  союзник  в   борьбе  против  Франции,  но   с  ослаблением  последней  этот  довод  себя  исчерпал.

Англия  представлялась  тем  более  важным  призом, что  после  казни  Марии  Стюарт  Филипп  Испанский  становился  законным (с  точки  зрения  католических  юристов, отвергавших  права  протестантов, в  том  числе  самой  Елизаветы,  на  трон)  наследником  Англии.

Таким  образом, политические, религиозные  и  экономические  мотивы  властно  диктовали  необходимость  крестового  похода  против  еретической    Англии, а  вера  обещала, что  если  Монархия  приложит  все  усилия, то  Господь  будет  на  ее  стороне  и  любые  трудности  разрешатся  Его  волей. Не  учитывая  этого  фактора  искренней  Веры, трудно  будет  понять  многие  действия  короля  Филиппа, надеявшегося  войти  в  историю  под  именем  Благоразумного.

 

Планы  и  подготовка.

 

В  середине  80-гг. два  лучших  военачальника  Монархии, флотоводец  маркиз  де  Санта-Крус, и  полководец  Алехандро  Фарнезе, герцог  Пармский, предложили   свои  проекты  по  завоеванию   Англии.

Маркиз  предложил  организовать  огромную  экспедицию, для  финансирования  которой  требовалось  потратить    всю  прибыль  от  американских  рудников  за  четыре  года, что  бы  создать    флот  из  двухсот  боевых  и  трехсот  торговых  судов. На  последние  следовало  погрузить  60 т. армию, которая  завоюет  Англию.

 Подобные  силы (двести  с  лишним  боевых  судов)  принесли  христианам  победу  при  Лепанто, но  тогда  их  собрали  вместе  Монархия, Папа  Римский  и  Венеция, владычица  южных  морей, причем  испанцы  выставили примерно  половину, т.е.  порядка  сотни  боевых  судов. Теперь  их  должна  была  собрать  одна  Монархия.

Что  касается  армии, то  Герцог  Пармский  предложил  сразу  два  проекта   для  выполнения  королевской  воли.

Первый  заключался  в  полном  разгроме  нидерландских  повстанцев, которых  называли  гезы, захвате  во  Фландрии  надежных  портов (Флисенгена  и  Антверпена)  находившихся  в  их  руках. А  затем,  используя  захваченные  порты  и  освободившиеся  войска, герцог  был  готов  высадится  в  Англии.

На  деле  это  означало  остановку  проекта  экспедиции  до  полного  разгрома  гезов, до  чего  было  еще  далеко. К  тому  же  именно  английскую  помощь  повстанцам   в  Мадриде  считали  важнейшим  элементом  их  могущества.

Второй проект    заключался  в  том, что бы,  собрав  незаметно  несколько  сот  судов, перебросить  в  Англию  тридцать  с  лишним  тысяч  ветеранов  из  Фландрии, которые  бы  сокрушили  англичан.  Понятно, что незаметно собрать  несколько  сот  кораблей  и соответствующее  количество   моряков  во  Фландрии,  насквозь  пронизанной   сочувствующими  делу  гезов,  было  совершенно  невозможно.

То  же  самое  можно  было  сказать  и  про  план  маркиза  де  Санта-Крус.

Даже  с  учетом  того  что, что  он  собирался  взять  с  собой  еще  сорок  галер, т.е.  силы  армады  выросли  бы  до  170 судов, собрать  в  Испании  столь  мощную  армию  для  посылки  ее  в  Англию  было  просто  невозможно  по  финансовым  соображениям. В    распоряжении  Филипа  была  только  одна  такая  группировка, но  она  воевала  во  Фландрии, и  средств  на  ее  содержание  регулярно  не  хватало. А  выводить  войска  из  Фландрии, тем  самым  отдавая  ее  гезам,  перебрасывать  их  в  Испанию, что  бы  здесь  посадить  на  суда, которые  так  же  еще  нужно  было  найти  и  нанять- такая  экспедиция  была  не  по  карману  даже  владельцу  всех  рудников  Южной  Америки.

Фактически  мы  можем  говорить  о  том, что  оба  военачальника, на  словах  выразив  готовность  выполнить  королевскую  волю, обставили  это  согласие  условиями, которое  делало  это  выполнение  невозможным  на  практике. Разумеется, это  не  значит,  что  эти  военачальники  были  врагами  испанского  народа  или  английскими  шпионами. Скорее,  это  было  вежливое  нет  на  предложения  короля.

Мотивы  маркиза  нам  неизвестны, но  герцог  Пармский   всегда  выступал  резко  против  отвлечения  его  войск  на  другие  участки. Позднее, как  считают  некоторые  историки, именно  отвлечение  ветеранов  Фарнезе, уже  добившихся  многих  важных  побед  в  Нидерландах,  для  поддержки  Католической  лиги  во  Франции  в  ее  борьбе  с  Генрихом Наварским  во  многом  обесценило  успехи   лучшего  полководца  Испании   своего  времени  и  спасло  Голландию.

Тем  не  менее,  в  итоге    король  сформулировал  следующий  план, который  позднее  изложил  в  инструкции  герцогу  Медина-Сидониа - Выйти  в  море, по  Ла-Маншу  дойти  до  мыса  Маргит (графство  Кент, Англия, напротив Нидерландов) и  оттуда  оказать  содействие  герцогу  Пармскому  в  переправке  его  армии  в  Англии. Морских  сражений  следует  избегать, если  не  будет  особо  благоприятных  условий. Армада  должна  дойти  целиком.

 

Силы  сторон

 

Армада

В  течение  шестнадцати  месяцев    маркиз  де  Санта-Крус   собирал   свой  флот, но  в  итоге  так  и  не  смог  подготовить  эскадру     к  выходу  в  море.

Свою  роль  в  этой  неторопливости  сыграл  и  английский  флот, под  командованием  Дрейка  нанесший  мощный  удар  по  Кадису, захватив  и  уничтожив  несколько  десятков  мобилизованных  торговых  кораблей  и  уничтожив  большое  количество  припасов.

Можно  предположить, что  маркиз  фактически  саботировал  королевский  проект.

В  итоге  только  после  смерти  маркиза  де  Санта-Крус,  когда  флот  возглавил герцог  Медина-Сидониа,  один  из  знатнейших  и  богатейших  грандов  Испании (испанцы  часто  назначали  руководителями  знатных  сеньоров, поскольку  по  традиции  они  брали  на  себя  значительную  часть  расходов)  эскадра, спустя  всего   несколько  месяцев, оказалась  готовой  к  выходу  в  море.

Надо  сказать, что  герцог  проявил  себя  не  лучшим  флотоводцем- хороший  администратор, в  бою  он  действовал  нерешительно, часто  оставлял свои  корабли  без  помощи,  и  к  концу  плавания  полностью  потерял  авторитет  у  подчиненных.

С  учетом  своей  неопытности  он  выбрал  себе  в  качестве  советника  Диего  Флорес  де  Вальдеса, опытного, но  весьма  непопулярного  флотоводца.

 С  другой  стороны, все  ключевые  решения  принимались  советом  командующих, поэтому   взваливать  всю  вину  за  провал  экспедиции  только  на   Медина-Сидониа  не  стоит.

Под  руководством  герцога  находился    огромный  флот, включавший  в  себя  эскадры (по  испански  армады)  со  всех  концов  Монархии.

Общая  численность  кораблей  и  экипажей  колеблется  в  районе  130  с  чем  то  кораблей, с  учетом  колебаний  в  оценки  количества   небольших  судов. Ядром  эскадры  были    24  галеона, 4  галеаса   и   41 карака (большой  купеческий  корабль, перевооруженный  пушками). Так  же  армада    включала   25  грузовых  судов  (гукоров), и  минимум   33  мелких  судна. Еще  4  галеры и  одно  крупное  судно  не  смогли  пройти  Бискайский  залив  и  не  дошли  до  Ла-Манша.

На  этих  судах  на  завоевание  Англии, согласно  реляциям, направилось  порядка  19 000  солдат+ 1,5 волонтеров. Экипаж  судов  состоял  из  8 т.  моряков  и  2,1 т. гребцов. Однако  плохое  финансирование  привело  к  невыплате  жалования  и  плохому  питанию, что  привело  к   массовому  дезертирству  с  эскадры, поэтому  Стенюи  предлагает  снизить  приведённые  выше    цифры официальной  реляции   минимум  на  20 процентов, основываясь  на  секретной  переписке  короля  и  герцога.

В  литературе  части  армады  часто  называются  отборными. Насколько  известно  автору, никаких  данных  о  том,   что  проходил  некий  отбор  для  участия  в  экспедиции  или  что  в  ней  участвовали  лучшие  части  испанской  армии, никто  не  приводил. Части  армады  набирались  обычным  порядком, причем   набирались  заново   именно  для  этой  экспедиции. Разумеется, учитывая  тот  факт, что  испанцы  того  времени  много  воевали, означал, что в  составе  армии  были  определенный  процент  опытных  бойцов, но  в  целом  это  были  совершенно  обычные  воинские  части, набранные  в  основном  из  новобранцев, еще  не  спаянные  общим  опытом  и  выучкой.

Корабли  армады  несли   2431 орудие, включая  различные  фальконеты (мелкие  пушки  или  скорее  крупные  ружья), в  том  числе    212 дальнобойных   кулеварин, не  считая  33  пушек  для  армии. По  Петровскому  они  имели  2493  пушки, из  которых  635  тяжелых  и  635  средних.  Испанцам  так  и  не  удалось  наладить  производство  пушек  на  полуострове, поэтому  они  сильно  зависели  от  Фландрии, откуда  они  их  везли.

В  этом  составе  Наисчастливейшая    армада  вышла  в  море  24  июля  1588 г.

 

Английские  силы

 

Ее  ожидал  английский  флот  в  составе  34  королевских  кораблей (678 пушек)  и  163  купеческих  судов, вооруженных  пушками. Данилов  указывает  что  всего  на  английских  судах  было  1200  орудий, а  Штенцель  уточнят  что    88  английских  судов  были  слишком  легкими  и  играли  вспомогательную  роль. Из  общего  числа  орудий  англичане  имели  245  дальнобойных  орудий (кулеврин). По  другим  данным  (Петровский)  англичане  имели  3500  орудий, из  них  916  на  королевских  кораблях. Среди  этих  пушек  было  1874  средних, и  98  тяжелых.

Общая  численность  экипажей  английских  судов    насчитывала  15 т. человек.

При  этом  следует  отметить, что  большая  часть  королевских  судов  и  вероятно, часть  кораблей приватиров (мобилизованных  купеческих  и  пиратских  судов)  были  построены  или  перестроены    в  соответствии   с  идеям  Джона  Хокинса. Благодаря  максимальному  сокращению  надстроек, сужению  корпуса  и    отказа  от  содержания  солдат  на  корабле  английские  корабли   были  быстрыми  и  маневренными, основной  урон  противнику  должна  была  наносить  артиллерия.

Хотя  во  многих  источниках  указывается  только  флот, мобилизованный  Елизаветтой, не  стоит  забывать, что  англичане так  же   собрали  серьезную  сухопутную  армию.

Английская  армия  того  времени  представляла  собой  немногочисленную  королевскую  гвардию  и  отряды  ополченцев, проходящих  минимальную  ежемесячную (в  условиях  подготовки  вторжения  еженедельную)  подготовку  и  вооружавшихся  за  свой  счет.

Планировалось,  что  в  случае  необходимости  англичане  выставят  159 т. ополченцев, из  которых  примерно  85 т. проходила  подготовку, причем  примерно    50 т. из  них  была  вооружена.

На  деле  эта гигантская    армия  так  никогда  и  не  была  мобилизована  целиком, поскольку  у  королевы  не  было  средств, что  бы  платить  жалование  всем  этим  людям.

Но  значительная  часть  этих  людей  все  же  были  мобилизованы, причем  лондонское  ополчение, по  данным  испанцев,  проходило  неплохую  подготовку ( 3  раза  в  неделю)  и  имело  хорошее   вооружение.

Так  же  формировалось  рыцарское  ополчение(арьербан), состоящее  из  дворян  и  их  отрядов, численностью  порядка  16 т. человек, которые  оплачивали  сами  дворяне.

Кроме  того, виднейшие  сановники  королевы  на  свой  счет  нанимали  довольно серьезные  отряды  по  несколько  сотен   человек.  Следует  отметить, что  во  время  гражданской  войны в  середине  XVII в. именно  эти  отряды  кавалеров (как  тогда  называли  дворян), составленные  из  самих  дворян, имевших  обычно  определенную  военную  подготовку, и  их  слуг, часто  выполнявших  на  местах  обязанности  полиции (большую  часть  должностей  на  местах   занимали  дворяне), показали неплохую    боеспособность.

Сюда  же  следует  прибавить немногочисленную   гвардию  королевы  и  наемные  отряды.

 

К  сожалению, точных  данных об фактической   численности  армии  Елизаветы  не  сохранилось.

Тем  не  менее  представляется  что армия  примерно    в  70 т.  человек- т.е. порядка  50 т.  ополченцев+ 20 т. дворянских  отрядов  и  королевских  частей, представляет  собой  силы, который  смогла  мобилизовать  Елизаветинская  Англия.

На  основе  собрания  ополчений  предусматривалось  формирование  нескольких  армий- северной (для  защиты  северных  графств  от  возможной  высадки  испанцев  и  вторжения  шотландцев), ополчений  приморских  графств, который  оставались  в  своих  родных  местах, и  двух  центральных  армий, сосредоточенных  около  Лондона.

Была  создана  система  система  сигнальных  огней, ополчение  атакованного  графства  должно  было  получать  помощь  от  соседних.

Главную  роль  должны  были  сыграть  армия  королевы, сосредоточенная  около  Лондона, включавшая  минимум  10 000 человек (лондонское  ополчение). Здесь  же вероятно   были  другие  ополчения, отряды  дворян  и  гвардия  королевы. Неподалеку, в  Тьюсбери, около  устья  Темзы, была  сосредоточена    вторая    армия  под  командованием   графа  Лестера-  16.5 т. пехоты  и  1 т.  конница. Поскольку  армия  королевы  была  самой  большой, представляется, что  под  ее  командованием    было  не  менее  20 т. человек.

Еще  одна  армия, то  же  порядка  20 т. человек, была  сосредоточена  на  севере  Англии,

в  месте  расположения  католического  меньшинства  и  неподалеку  от  шотландской  границы.

Таким  образом  мы  снова  выходим  на  численность  английской  армии (с учетом  отрядов  в  графствах)  в  размере  примерно  60-70 т.

В  целом,  в  случае  высадки  испанцев  в  любой  точке    англичане   могли  достаточно  быстро  стянуть  туда 5-15 т.  ополченцев   из  данного  графства  и  его  соседей. Так  в  графстве  Кент  общая  численность  ополчения  достигала  10 т., хотя  боле-менее  боеспособными (вооруженными  и  имеющими  минимальную  подготовку)  там  было  не  более  половины. Затем  последовала  бы   переброска    подкрепления   из  Лондона, дополненные    ополчениями  соседних  графств, т.е.  до  50 т.  бойцов.

Судя  по  всем  известным  данным, англичане  действительно  были  готовы  драться, дух  ополчения  был  весьма  высок,  серьезных  признаков  католических  мятежей  и  развала системы  управления   не зафиксировано.

Система  ополчений  означала  что  в  случае  необходимости  королева  могла  довольно  быстро  увеличить  численность  существующей  армии  или  восполнить  потери.

Основным  минусом  этой  армии  был  тот  факт, что  процент  бойцов, имеющих  опыт  реальных  боевых  действий, в  ней   было  невелико. Да и   этот  опыт  в  большинстве  случаев  ограничивался   практикой   противопартизанской  борьбы  в  Ирландии, борьбой  с  шотландскими  налетчиками  и  подавлением  крестьянских мятежей, т.е.  столкновениями   с  слабоорганизованным  и  плоховооруженным  противником.

Следует  отметить, что  в  условиях  многолетнего  мира  английские  города  и  замки  в  основном    имели    средневековые  укрепления (стены, башни), сохранявшиеся   скорее  для 

сбора  таможенных  пошлин  и   защиты  от  контрабандистов  и  бродяг, т.е.    уязвимые  перед  огнем  артиллерии.

 

 

Плимут-первое  столкновение.

 

29  июля  Армада  подошла  к  берегам  Англии  в  районе  Плимута, где  расположилась  передовая  часть  английская  флота  во  главе  с  Дрейком. На  военном  совете  руководители  эскадры  уговорили  герцога  атаковать  Плимут, рассчитывая  подавить  его  батареи  с  помощью  десанта  и  навязать  англичанам  бой  в  гавани, который  неизбежно  кончился  бы  абордажем  и  гибелью  значительной  части  эскадры  Дрейка.

 Однако  английский  адмирал  не  стал  ожидать  атаки, а  уже  вечером  29 июля  начала  выводить  свои  корабли.

В  итоге  на  глазах  тихоходных (идущих  со  скоростью  самых  медленных  кораблей)  испанцев  английский  флот  соединился.

Испанцы  выстроились  полумесяцем, поставив  на  его  рогах  наиболее  сильные  корабли, а  тем  кто  рискнул  атаковать  их  центр, ждал  кинжальный  огонь  со  всех  сторон  и  весьма  вероятный  абордаж  со  стороны  численно  превосходящих  судов  испанского  флота.

31  июля  англичане  атаковали  армаду, благоразумно  держась  на  расстоянии  порядка  трехсот  метров, когда  большая  часть  испанских  пушек  не  дотягивались.

В  итоге  испанцы  потеряли  два  корабля, оба  флагманы  эскадр- галеон  Сан-Сальвадор  и  галеон  Нуэстра  Сеньора  дель  Росарио.  Если  первый  похоже, пострадал  от  случайного  попадания  англичан  в  запасы  пороха, то  второй  сначала  неудачно  столкнулся с  соседом, а  потом  потерял  грот-мачту (видимо, это  уже  были  последствия  боя). В  итоге  Росарио  была  брошена  командованием  армады  бес  всякой   помощи.

Возможно,  тут  сыграла  свою  роль  позиция  Диего  Флореса  Вальдеса, адмирала  флота, которого  герцог  Медина-Сидона  сделал  своим  главным  советников. Диего  Флорес  терпеть  не  мог  своего  кузена, Педро  Вальдеса, командира  андалузской  армады. Видимо, именно  он  убедил  герцога  что  слишком  рискованно  идти  по  помощь  кузену. Обращает  на  себя  внимание  и  низкая  слаженность  испанской  флотилии- кроме  самого  герцога  никто,  похоже,  даже  не  попытался  спасти  Росарио.

Той  же  ночью  чуть  не  погиб  адмирал  Говард, глава  английского  флота- он  по  ошибке  остановился  среди  испанцев.

Командир  одной  из  эскадр  предложил  атаковать  Арк  Говарда, но  Медина-Сидония  отказал. Иногда  в  литературе  говорится  о  том, что  в  этом  случае  весь  английский  флот  пришел  бы  на  помощь  Говарду  и  испанцы  могли  бы  свалиться  в  абордаж, где  их  численное  превосходство  сыграло  бы  свою  роль.  Однако  в  отсутствии  Говарда  и  Дрейка (тайно  ушедшего  захватывать  испанские  галеоны), просто  некому  было  бы  отдать  такой  приказ. Говард  возможно  погиб  бы, но  английский  флот  остался  бы  цел  во  главе  с  Дрейком- более  чем    достойная  замена.

В  итоге  1  августа  англичане  захватили  Росарио, Сан-Сальватор  и  третий  корабль  из  немецкой  эскадры, 16  пушечный  галеон  «Фалькон  Бланко  майор», отбившийся  от  эскадры.

Тем  временем  армада  продолжила  свой  путь  по  Ла-Маншу.

Следует  обратить внимание   на два   положения, высказанные  Маховым  и  Созаевым.

1) Дрейк (англичане)  проиграли  стратегически, так  шли  позади  герцога, отдав  ему  инициативу, и  Медина-Сидония  владел  инициативой.

Однако  следует  заметить, что  при  превосходстве  англичан  в  скорости  и  маневренности  особой  роли  это  не  играло. Можно  не  сомневаться,  что  они  знали  о  лагере  герцога  Пармского  (который  собирал  войска  уже  несколько  месяцев)  около  Дюнкерка  и  о  том, что  это  лагерь  блокирован  английскими  кораблями  лорда  Сеймура  и  голландскими  кораблями  принца Юстина   Насауского, включавшего  мелкосидящие  голландские  галионы, способные  ходить  там, где  не  могли  ходить  тяжелые  суда  испанцев.

2) Медина  Сидония  мог  высадить  десант  в  Англии  не  доходя  до  Дюнкерка. Историкам  известно, что  существовали  инструкции  короля  о  возможности  захвата  порта  в  Англии  как  базы. Возможно,  и  при  Плимуте  де  Лейва  планировал  не  только  разгром  эскадры, но  и  высадку. Позднее, проходя  мимо  острова  Уайт, испанцы  так  же  обсуждали  возможность  его  захвата.

 Надо  сказать, что  англичане  весьма  опасались  подобной  высадки, поскольку  их  флот  не  мог  этому  помешать, и  им  представлялось, что  огромная  испанская  армия  раздавит  английскую  армию.

 

Отступление  первое. Высадка  де  Лейвы.

 

Для  того  что  бы  оценить  возможность  высадки  испанцев  до  соединения  с  войсками  Фарнезе, , предположим, что  это  было  сделано .

Предположим, что  испанцы  захватили   Плимут, остров  Уйат,  еще  какие  то  еще  порты, Темза  наконец.

К  чему  это  ведет.

Во  первых, давайте  подумаем, а  сколько  солдат  может  высадить  эскадра. Казалось  бы  ответ  прост- на  кораблях  вместе  с  волонтерами  и  офицерами  примерно  17 т. солдат (с  учетом  дезертиров  и  потерь  в  боях- см. выше). Но  если  их  высадить, то  что  будет  с  самой  армадой? Ее  основное  оружие- это  многочисленные  экипажи, заставляющие  англичан  бояться  абордажа, стреляющие  из  всех  этих  пушек, а  по  возможности  и  ружей.

Если  на  кораблях  останутся  7-8 тысяч  матросов+ какое  то  количество  офицеров, итого  не  более  8 т. человек (гребцы  в  боях  не  участвуют), то  что  помешает  более  маневренным  судам  Говарда  с  15-ю  тысячами  экипажа  начать  захватывать  их  один  за  другим?.

Да  и   8 т.  экипажей  явно  не  хватит, что  обслуживать  2500  орудий   и  управлять  судами  одновременно, даже  с  учетом  того, что  в  бою  участвуют  пушки  одного  борта, т.е.  условно  говоря  половина.

Недаром  по  испанским  нормам  на  одного  матроса  приходилось  двое  солдат, т.е.  16 солдат  это  штатное  количество  морской  пехоты  и  артилеристов . Если  Лейва  уведет  их  с  собой,  армада  обречена. В  лучшем  случае  она  может  запереться  в  какой-нибудь  гавани, но  таких  надо  еще  поискать.

Более  логичным  представляется  вариант, что  часть  солдат  останется  на  армаде, скажем  тысяч  8. Но  тогда, с  учетом  гарнизона  и  потерь  в  боях  во  время  похода, у  де  Левы  останется  тысяч  8  максимум. Им  выгрузят  33  пушки, специально  предназначенные  для  высадки,  а  вот  со  снарядами  и  порохом  у армады  дела  не  очень. Кстати  говоря, как  и  с  продовольствием.

Так  же  у  де  Лейвы  не  будет  кавалерии- даже  если  удастся  захватить  какое  то  количество  разномастных  лошадок, то  быстро  обучить  их  и  поставить  в  строй    у  испанцев   просто   нет   времени.

Какова  будет  судьба  это  армии?

Во  первых  его  встретит  ополчение  того  графства  где  они  высадятся.  Скорее  всего  ополченцы  постараются  занять  какие-нибудь  укрепленные  позиции, например    какие  то  города. Де  Лейве  придется  брать  их  штурмом, потому  как  в  то  время  все  дороги  шли  именно  через  города, к  тому  же  его  войска  нуждаются  в  продовольствии.  Кроме  того, английская  кавалерия- арьербан- наверняка  начнет  атаковать  тылы  обозы  захватчиков, особенно  учитывая  отсутствие  у  них  конницы. 

Возможно, армия  де  Лейвы  добьется  пары  успехов- захватит  пару  местных  провинциальных  центров. А  дальше  подходит  основная  армия  англичан  30-40 т. человек.

На  стороне  англичан  полное  господство  их  кавалерии, скорее  всего  превосходство    артиллерии (у  де  Лейвы  мало  пушек  и  главное   пороха), высокий  боевой  дух  солдат. Конечно, основа  английской    армии  -ополченцы, но  и  у  де  Лейвы  то же  в  полках  отнюдь  не  ветераны  Фландрии. И  соотношение  сил- один  к    трем  или  четырем  в  пользу  англичан. Быстро  набрать  подкрепления  среди  английских  католиков  у  испанцев  не  получится- большая  часть  их  живет  в  северных  графствах, да  и  вряд  ли  вторгшиеся  иностранцы  получат  массовую  поддержку, во  всяком  случае  сразу.

Можно  занять  какой-нибудь  город и  отсидеться- но  в  Англии  нет  сильных  крепостей  по  новейшей  итальянской  системе, т.е.  любой  город  с  его  средневековыми  стенами, относительно  легко  сносимыми  современной  артиллерией,  быстро  превратится  в  ловушку.

А  главное  для  долгой  осады  гарнизон  должен  иметь  в  своем  распоряжение  серьезные  запасы, в  том  числе  продовольствия. И  надежду  на  помощь, которая  придет-  а  сможет  ли  армада  при  нехватке  людей  привезти  помощь- очень  сомнительно. 

Маневрировать  и  быстро  передвигаться  по  стране  этаким  гигантским  партизанским  отрядом-  при  полном  господстве  англичан  в  коннице-  невозможно.

В  итоге  атака  Англии  с  отрядом  в  6-10 т. человек  превращается  в  самоубийство.

Даже  если, оголив  всю  армаду, и  тем  самым   полностью    лишив  себя  надежды  на  поддержку  и  подкрепления  с  моря, де  Лейва  мобилизует весь  десант 16-17 т., то  и  тогда  шансы  это  корпуса  выглядят  неутешительно- скорее  всего  он  продержится  какое  то  время, штурмуя  и  грабя  английские  города, отбивая  атаки  местных  партизан  и  т.д., возможно  победит  в  одном-другом  сражении.  Но  рано  или  поздно, а  скорее  рано, потери  ослабят  его  армию, и  огромные  резервы  англичан  сделают  свое  дело.

Таким  образом, именно  наличие  у  англичан  многочисленной  сухопутной  армии, пусть  и  не  участвовавшей  в  реальных  столкновениях, предотвратило  высадку  испанцев  на  острове. 

 

 

Боевые  действия  на  море.

Итак, вернемся  в  реальную  историю.

В  течении  недели  Армада  медленно  плывет  по  Ла-Маншу.

Дальнейшее  продвижение  армады  на  бумаге   выглядит  скучно. 2  и  3  августа  англичане  непрерывно  обстреливают  испанцев  с  приличного  расстояния. 4  августа  уже  испанцы  пытаются  атаковать, оттесняя  английские  корабли, но  без  особого  успеха- как  и  раньше, англичане  легко  уходят  от  абордажных  схваток.

Внешне  это  не  ведет  к  большим  потерям- испанцы  не  потеряли  ни  одного  корабля. Герцог    в  реляции  упоминает о  50  убитых  и 70  раненных, но  для  всей  армады  потери  очень  малы. Возможно  это  потери  только  среди  экипажа  флагмана  герцога, галеона  Сан-Мартин,  в  таком  случае  т.е.  около  10%  экипажа, что  уже  весьма  серьезно.

Следует  отметить, что  вопрос  о  размерах  потерь от  артиллерийского  огня   испанцев   остается  открытым.  Потери  испанцев  в  кораблях  весьма  невелики.

Но  позднее, во  время  их  возвращения  домой  вдоль  берегов  Англии  и  Шотландии, а  затем  по  Атлантическому  океану, треть   кораблей  Армады  погибли.

Что  послужило  причиной  этой  гибели?. Традиционный  ответ-  скалы  и  мели  незнакомых  вод, а  так  же  осенние  шторма. Часто  он  подкрепляется  высказыванием, точнее  цитатой  из  Библии, выбитой  на  английской  медали, выпущенным  в  честь  разгрома  Армады- «Дунул  Господь, и  они  рассеялись».

Но  давайте  вспомним, что  подавляющее  большинство    моряков  Монархии  того  времени   имели  огромный  опыт  плавания  в  Америку, Индию, Филипины  и  т.д. Т.е.  практически  это  были  моряки  мирового  океана. Разумеется, они  не  раз, не  два, а  намного  больше  плавали  около  берегов, не  нанесенных  на  карты (во  всяком  случае,  с  точностью  до  каждой  скалы  или  мели), попадали  в  шторма  и  т.д.

Исключением  был  сам  Медина-Сидониа, но  он  в  такие  дела  особо  не  лез, а  после  поворота  обратно  в  Испанию  вообще  практически  не  вмешивался  в  командование.

Так  отчего  же  испанцы  понесли  такие  потери  во  время  намного  более  короткого  путешествия  вокруг  Британских  островов?.

Здесь  я  вновь  должен  выступить  против  Махова С.П. и  Созаева  Э.Б., которые  видят  виновником  гибели  флота  Монархии    природные  факторы- шторма, незнакомые  берега, указывая  что  в  боях  погибли  только  7  кораблей, а  остальные  56  погибли  во  время  похода.

Вот  как  Стенюи  описывает  положение  караки  Рата, на  которой  плыли  де  Лейва  и  его  окружение, со  слов  его  самого- корабль  весь  изрешечен  картечью, в  корпусе  несколько  пробоин (заделанных), трюмы  полны  воды.  На  кораблях  не  хватало  продовольствия  и  особенно  пресной  воды, южане  сильно  мерзли. Измученные  люди  часто  заболевали  тифом  и  цингой. На  многих  кораблях  были  многочисленные  поломки. Так, на упомянутой Рате  рухнула  грот-мачта, заставив  судно  вернутся  обратно  к  берегам  Ирландии. Многочисленные  разрушения  были  и  на  многих  других  кораблях.

Виной  этих  разрушений  был  огонь  английских  орудий, восемь  дней  обстреливавших  армаду.

Только  многочисленными  разрушениями, на  мой  взгляд, можно  объяснить, что  корабли  Монархии, ни  один  из  которых  не  затонул  на  пути  в  Англию, так  часто  гибли  на  обратном  пути.

Таким  образом,  именно   огонь  английский  пушек, как  представляется  автору, сделал  Армаду  столь  уязвимой  для  бурь, штормов  и  скал.

С  другой  стороны, моряки  Монархии  действительно  доплыли  до  Англии, т.е.  выполнили  задачи, поставленную  им  командованием, и  англичане  не  смогли  остановить  их.

 

 

 

 

 

Отказ  Фарнезе

 

5  августа  эскадра  пребывает  в  Кале. Треть  армады  заходит  в   гавань, остальные, не  поместившиеся, останавливаются  вокруг, на  рейде.

Герцог  посылает  гонцов  к  герцогу  Пармскому - Армада  готова  принять  его  ветеранов  на  борт.

Но  герцог  отказывается. Он  требует, что  бы  Армада  сделал  последний  рывок,   и  разгромила  голландские   и  английские  суда, блокирующие  Дюнкерк, где  расположились  торговые  суда   собранные  Фарнезе. На  них  он  был  готов  перевезти  свои  терции  в  Англию.

Однако  проблема  была  в  том, что  лучшие   корабли  Армады  просто  не  могли  подойти  по  мелководью  к  Дюнкерку, они  слишком  глубоко  сидели  в  вводе. Посылать  навстречу  мелкосидящим  голландским  галеонам  легкие  суда просто   не  имело  смысла.

С  другой  стороны, Фарнезе  то  же  можно  понять. В  Дюнкерке  он  сосредоточил  довольно  большое  количество  судов  и  барж. Хотя  он  и  жаловался, что  они  текут  со  страшной  силой, вероятно,  они  могли  переправить  его  войска  в  Англию.

Но  что  могла  ему  предложить  Армада- ее  суда  были  довольно  тесно  набиты  собственными  экипажами.

Но  вот  вопрос, а  сколько  может  взять  на  борт  Армада? Конечно, если  набить  корабли  просто  солдатами, то  можно  легко  довести  численность  их  до  штатных  20 тысяч (примерно  16 т. уже  на  Армаде+ 4000  ветеранов  Пармы). Кроме  того,  скорее  всего  по  сотне  другой  пехотинцев    возьмут  все  большие  корабли (57  кораблей  на  тот  момент). Примерно  еще  10 т. максимум.

Но  ведь  армия  это  еще  и  обоз, и  кавалерия, и  артиллерия. Т.е.  большое  количество  лошадей, различных  повозок, припасов   и  некомбатантов.

Очень  приблизительно  можно  представить, что  все  это  займет  не  меньше  места, чем  армия  Пармы. Это  значит, что  численность  десанта  нужно  сократить  вдвое.

Тогда  для  перевозки  понадобиться  примерно  четыре  поездки.

Причем  каждый  раз  загрузка  займет  определенное  время, впрочем  как  и  выгрузка, поскольку  портов  в  Англии  у  англичан  нет, и  выгрузку  придется  осуществлять  на  шлюпках, причем  издалека- большие  суда  близко  не  подойдут.  А  на  шлюпках  лошадей  и  пушки  не  высадишь

Это  означает  что  первый  эшелон (10-15  т. солдат) будут  выгружены, а  затем  должны  будут  еще  примерно  неделю  ждать  подкрепления. Причем  скорее  всего  без  поддержки  артиллерии  и  кавалерии.

Разумеется, англичане  попытаются  уничтожить  этот  корпус  до  подхода  второй  части, бросив  на  него  все  свои  силы, т.е. повторится  вариант  с  высадкой  де  Лейвы.

Конечно, у  Фарнезе  великолепные  бойцы, но  при  соотношении  1 к  3  или  1  к  4, отсутствии  конницы  и  превосходстве  англичан  в  артиллерии- шансы  испанцев  на  победу  не  слишком  велики.

При  этом,  даже  в  случае  победы,  испанцы без  кавалерии     не  смогут  наладить  преследование  англичан, т.е.  понеся  определенные  потери, дрогнувшие  англичане  отступят  под  прикрытием  своей  кавалерии, легко  восполнят  потери  за  счет  многочисленных  ополченцев, и  снова  будут  готовы  к  бою.

И  вероятность  этого  весьма  велика.

Затем  высадится  вторая  часть  армии  Фарнезе. И  скорее  всего  ее  ждет  та  же  участь.

Т.е.  испанцев  уничтожат  по  частям.

Захват  одного  из  островов, того  же  Лейсе, не  снимает  проблемы  с  погрузкой  и  выгрузкой  десанта.

Таким  образом, без  своих  транспортных  кораблей, сосредоточенных  в  Дюнкерке, дающих  ему  возможность  сразу  перебросить  в  Англию  полностью  снаряженную  армию, Фарнезе  посылал   свою  пехоту  в  Англию по  частям, фактически   просто  на  убой.

В  итоге    испанцы  оказались  в  тупике- моряки  требовали, что  бы  армейцы  шли  практически   на  верную  смерть, а  армейцы  требовали  от  моряков  невозможного.

Но  Фарнезе  отказался, и  тогда  англичане  сделали  свой  ход.

6  августа  англичане, получив  подкрепление  за  счет  дуврской  эскадры  и  эскадры  Сеймура, они     попытались  снова  атаковать  и  снова   были  отбиты.

8  августа  англичане  атаковали  всеми  силами, что  получило  название  битвы  при  Гравелине. Следует  отметить, что  с  приходом  подкреплений  силы  англичан  возросли, так  соотношение  кулеварин  (дальнобойных  орудий)  стало  172 (у  испанцев)  против  300  с  лишним  у  англичан.

В  результате  решительного  боя  англичанам  удалось  потопить  одно  судно  и  захватить  еще  два. Вечером  они  атаковали  армаду  с  помощью  брандеров. Неуклюжие  приказы  Медина-Сидониа  только  усугубили  панику- испанцы  рубили  канаты, теряя  тяжелые  якоря, и  сталкивались  между  собой.

В  итоге  формально  потери  испанцев  вновь  были  невелики, но  они  потеряли  значительную  часть  своих  тяжелых  якорей, т.е.  возможность  спокойно  стоять  на  рейде  в  ветреную  погоду.

 

 

Отступление  второе. Высадка  Фарнезе.

 

Понятно, что  решение  герцога  Пармского  об  отказе  грузиться  на  корабли  обесценило  все  успехи  и  достижения  Армады, предопределив  стратегический  провал  похода.

Но  тут  встает  другой  вопрос- а  как  происходила  бы  высадка  в  Англии, если  бы  Фарнезе  удалось  бы  спокойно  высадиться  в  Англии.

Шансы  на  это  были. Так, маркиз  Санта-Крус  требовал  включить  в  состав  флота  40  галер, имевших  более  мелкую  осадку, чем  океанские  парусники. Возможно, хотя  и  не  обязательно,  что   они  смогли  бы  отбросить  в  сторону  голландцев  и  вывести  баржи  Пармы  из  Дюнкерка.

Существовала  вероятность, что   испанцам  удалось  бы  отбить  потерянный  годом  ранее  Антверпен, и  корабли  Армады  приняли  бы  баржи  Пармского  под  охрану  и  перебросили  бы  войска  Фарнезе  в  Англию. Или  удержать  город, потерянный  ими  в  1587 г.

Если  бы  Медина-Сидониа  протянул  бы  до  конца  года, то  в  1589 г. Елизавета, выложившая  максимум  возможных  средств  на  содержание  армии  и  даже  не  заплатившая  своим  морякам, разгромившим  армаду, скорее  всего  не  смогла  бы  вновь  собрать  мощный  флот  и  армию.

Таким  образом  шанс  перебросить  армию  герцога  Пармского  на  острова  у  испанцев  безусловно  был.

В  распоряжении герцога  27 тысяч  опытнейших  бойцов, безусловно  лучшая испанская  армия  того  времени,  и,  возможно,  лучшая  армия  Европы  на  тот  момент. Плюс  часть  полков  Медина-Сидониа, т.е.  примерно  35 т. человек.

Конечно, трудно  просчитывать  такую  компанию, но,  даже  учитывая  численное  превосходство  англичан, представляется, что  испанцы  имели  ни малые  шансы  разгромить английскую  армию  и  взять  Лондон.

Однако  взятие  Лондона  еще  не  означало  полного  контроля  над  страной.

Теоретически  возможно, что  после  разгрома  Лондона  англичане  покорятся  завоевателям, католики  восстанут  и  поддержат  единоверцев, Елизавета  погибнет  в  бою.

Но  следует  отметить, что проект  католического  брака  Елизаветы (с герцогом  Алансонским), т.е.  возможность   появления  на  троне  короля-католика, возникший  в  середине  семидесятых  годов,  даже  при  условии,  что  его  власть  будет  ограничена  королевой-супругой, вызвала  в  Англии  массовое  недовольство. Поэтому  капитуляция  англичан  перед  захватчиками-католиками   представляется  крайне  сомнительной. Через  сто  лет  попытка  уровнять  права  католиков  и  протестантов  привела  к  краху  Якова II. 

Тем  более  вторжение  иностранцев-католиков  и  их  грабежи  скорее  всего  привело  бы  к  массовому  выступлению  англичан  даже  против  взятия  Лондона.

Английские  католики  ничем  не  продемонстрировали  готовность  помогать  захватчикам, оставаясь  лояльными  подданными  королевы-протестантки. К  тому  же  они  в  основном  проживали  на севере  страны, вдали  от  основных  центров.

Даже  гибель  Елизаветы   не  означала  автоматического  разгрома    Англии- у  нее  оставались  те  или  иные  родственники, способные  сыграть  роль  знамени. А  ее  советники, в  первую  очередь  Берли  и  Уолсингем, были  способны  на  многое, да  и  вообще  при  дворе  королевы  было  много  энергичных  и  решительных  людей.

Т.е.  даже  в  случае  взятия  Лондона  испанцы  скорее  всего  не  подчинили  бы  страну, а  оказались  бы  втянуты  в  тяжелую  войну, наподобие  борьбы  в  Нидерландах. Более  того, возможность  переброски  подкреплений  в  Англию  весьма  ограничивалась  наличием  мощного  английского  флота. Таким  образом  шансы  на  окончательную  победу  испанцев  были  не  слишком  велики.

 

 

Последнее    решение

 

Девятого   августа  герцог   собрал  очередной  совет. На  обсуждении  был  лишь  один  вопрос- Что  делать  дальше?

Вначале  были  собраны  сведения  о  состоянии  кораблей. Много  говорилось   о  многочисленных  тяжелых  повреждениях  кораблей, о  нехватке  боеприпасов  и  особенно  пороха (как  заявил  де  Лейва, на  его  корабле  осталось всего   тридцать  ядер- меньше  чем  пушек).

Правда,  англичане  то  же  испытывали  серьезный недостаток  пороха, но  испанцы  этого  не  знали. Зато  понимали, что   англичане  чинятся  в  родных   портах, а  им  приходится  латать  свои  суда  в  море.

Для  обсуждения  были    предложены  следующие  варианты

1) Продолжать  драться. Вариант, делающий  честь  морякам  Монархии, но  бессмысленный  до  тех  пор, пока  Фарнезе  отказывался  грузить  своих  солдат  на  корабли  армады. Так  же  он  предусматривал  продолжение  атак  англичан (так  считали  испанцы). Даже  если  англичане  не  смогут  атаковать  днем  из-за  нехватки  пороха, то  по  ночам  они  могут  атаковать  брандерам.

2) Отойти  в  Норвегию (в  то  время  часть  Датского  королевства)  и  перезимовать  там, а  потом  вернутся  со  свежими  силами.

Причины,  по  которым  добрый  лютеранин  Кристиан III, точнее  государственный  совет, правящий  после  его  смерти (последовавшей  12  августа этого  года), согласится  принять  в  своих  владениях  Армаду, а  тем  более  снабжать  ее  продовольствием, теплой  одеждой  и  средствами  для  ремонта  кораблей  во  время  зимовки, автору  неизвестны. А  без  помощи  датчан  положение  Армады  у  чужих  берегов, в  чужой, бедной  и  холодной (очень  холодной для  южан)  Норвегии   будет  крайне  тяжелым.

3) Возвращаться  через  Ла-Манш. Этому  мешал  ветер, но  можно  было  подождать, пока  он  станет  попутным. Однако  это  означало  потерю  времени, во  время  которого  их  будут  атаковать  англичане. Так  же  обратный   проход   вдоль  английских  портов  был  опасен  тяжелыми  потерями  от  повторных   атак  англичан. Повторю  еще  раз, о  нехватке  пороха  у  противника  моряки  Монархии  не  подозревали, а  вот  то  что  у  них  самих  осталось  очень  мало  пороха  и  боеприпасов, знали  точно, так  что  более  короткий  по  расстоянию  путь  через  Ла-Манш  выглядел  весьма    опасным.

4) Возвращение  вокруг  британских  островов, тем  более  что  ветер  был  попутным.

Хотя  это  означало  изрядный  крюк, но  сам  по  себе  этот  факт  не   пугал  моряков  Монархии.  Возможно,  теплилась  надежда  найти  поддержку  у  шотландцев  и  ирландцев. Так  же  существовала  вероятность, что  англичане, не  имея  возможности  чинится  в  своих  портах  и  пополнять  запасы, ослабят  натиска  на  Армаду.

В  итоге  обсуждения  большинством  голосов  был  принят  последний  вариант. Вначале  он  выглядел  вполне  успешным- англичане  осторожно  наблюдали  за  армадой  до  11  августа, когда  Армада  пересекла  морскую  границу  Англии  и  Шотландии,  а  потом  отстали.

Следует  отметить, что  в  условиях  потери  авторитета  герцогом  и  его  самоустранения  от  командования,  Армада  распалась  на  отдельные  эскадры  и  даже  отдельные  корабли, которые  не  могли  оказать  друг  другу  никакой  помощи. В  итоге   корабли  гибли  один  за  другим.

Последним  фактом, который  представляется  мне  спорным  в  работах  Махова С.П. и  Созаева  Э.Б., является  исчисление  испанских  потерь  в  десять  тысяч, т.е.   примерно  трети  состава   флота. Учитывая  гибель  трети  судов  Армады, а  так  же  многочисленные  сообщения  о  массовых  потерях   солдат  на  дошедших  кораблях, более  реальной  представляется  цифра  Штенцеля-  ¾  экипажей  флота, т.е.  примерно  18 т. человек.

 

Основным  итогом  разгрома  флота  Монархии  стала  гибель  флота, который  вскоре  удалось  восстановить, и  огромного  количества  опытных  и  решительных  моряков. Король  еще  дважды  собирал  огромные  флоты, но  успеха  не  добился.

Армада  ознаменовала  не  разгром  Испании, а  скорее  остановку  ее  подъема. В  дальнейшем  испанцы  сумели  продолжить  войну  с  Англией  на  море, войну  во  Фландрии  на  суше, поучаствовали  в  Гражданских  войнах  во  Франции  и  даже  ввели  свой  гарнизон  в  Париж.

Но  добиться  новых  серьезных  успехов  или  разгромить  хотя  бы  одного  из  своих  врагов  Монархия  уже  не  смогла.

 

Причинами  провала  стали 

 

1) Неудачное  планирование- после  потери  Антверпена  следовало  предусмотреть  корабли  для  защиты  барж  Фарнезе  на  мелководье.

2) Мощь  английского  флота- он  сумел  весьма  основательно  измочалить  Армаду из  своих  пушек

3) Английская  армия- наличие  мощной  армии  свело  на  нет  угрозу  высадки  небольших  десантов, которые  могли  организовать  испанцы.

 

Источники  ,

Данилов  С.Ю.  Величайшие  морские  битвы  М. 2012

Махов С.П. и  Созаев Э.Б. Все  переломные  сражения  парусного  флота М. 2011.

Махов С.П. и  Созаев Э.Б. Захватить  Англию.

Стенюи Р. Сокровища  Непобедимой  Армады  М. 1979

Петровский В.М. «Великая армада»: Вестник   МГГУ им. М.А. Шолохова №63

Непобедимая  армада альманах Солдат за №186 (автор  не  указан), 

Штенцель  История  войн  на  море т.1

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
The same Fonzeppelin's picture
Submitted by The same Fonzeppelin on ср, 31/05/2017 - 15:58.

Весьма интересно!

Тот самый Граф Цеппелин

W_Scharapow's picture
Submitted by W_Scharapow on ср, 31/05/2017 - 15:47.

Итак, нашёл у него интересную статью про Армаду в http://george-rooke.livejournal.com/426645.html?view=22657173#t22657173

Не поленитесь и почитайте вместе с коментами. там кстати и его мнение о вашей статье.

Если вкратце, автор статьи повторяет старые мантры марксизма, с начала 20 века наука далеко шагнула вперед. Вашему товарищу я же просто дам совет - сейчас писать об Армаде, не читав Паркера, Льюиса, и еще некоторых товарищей (список литературы я могу накидать) просто нелепо. Стеньюи и Штенцель устарели, как Запорожец по сравнению с Мерседесом.(с)

тохта's picture
Submitted by тохта on Mon, 04/09/2017 - 17:47.

Спасибо  большое  за  ссылку  и  за  передачу  мнения  профессионала.

Правда  с  моей  точки  зрения  данные  истории  устареть  не  могут, в  отличие  от  запорожца, но  заочно  спорить  бессмысленно

каждый  сходит  с  ума  по  своему

W_Scharapow's picture
Submitted by W_Scharapow on Tue, 30/05/2017 - 17:34.

Интересный взгляд. Закину Сергею ссылку на вашу статью.

NF's picture
Submitted by NF on Tue, 30/05/2017 - 14:16.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Wasa's picture
Submitted by Wasa on Tue, 30/05/2017 - 14:02.

+++++

 

 

Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!