Наследство генерала Эстьена. История создания и производства французского танка Char B1 bis

Dec 20 2016
+
18
-

 

Еще одна интересная статья уважаемого Юрия Пашолока.

16 марта 1934 года, спустя почти 13 лет после запуска программы разработки среднего танка Char B, французское пехотное командование наконец заказало первые семь Char B1. Решение это кажется крайне противоречивым. Да, французской армии был нужен новый танк. Но мало того, что его боевая масса в два с лишним раза превысила проектную, так машина получилась ещё и очень дорогой, и о её массовом производстве можно было даже не мечтать. Парадоксальным образом неплохой в целом танк Char B1 bis – усовершенствованная модификация B1 – оказался одной из причин французского поражения летом 1940 года.

Курс на модернизацию

На момент принятия решения о закупках Char B1 ситуация с танками во французской армии выглядела неоднозначной. Из имевшихся в её составе 40 танковых батальонов 37 были вооружены устаревшими Renault FT. Теми самыми Renault FT, которые, по мнению «отца танков», создателя танковых войск Франции генерала Эстьена, нужно было заменить трёхместными средними танками с 75-мм короткоствольными пушками.

Деятельность на этом поприще отца французского танкостроения, как, впрочем, и французского пехотного командования, завела их в тупик. Попытка «вырастить» из Renault FT новый танк привела к появлению Char D1 и Char D2, характеристики которых были далеки от идеальных. А созданный в соответствии с предложенной Эстьеном концепцией Char B оказался не намного лучше, да ещё и куда дороже.

Размещение боеприпасов в Char B1 bis

Генерал Эстьен умер 2 апреля 1936 года, оставив своё детище – французское танкостроение – в щекотливом положении. В Германии, которая перестала притворяться, что не строит танки, семимильными шагами шли работы по целому ряду направлений. Конечно, имелась линия Мажино, но было очевидно, что выиграть новую войну, просто отсиживаясь за ней, не удастся. Требовалась коренная модернизация танкового парка французской пехоты. В ущерб средним танкам Char D2 пехотное командование решило восполнить пробел лёгкими Renault R 35 и форсировать производство Char В1.

75-мм пушка SA 35, которая устанавливалась в корпусе танка Char B1 bis

Вместе с тем к середине 30-х годов бронирование толщиной 40 мм перестало быть надёжной защитой от противотанковой артиллерии. Например, сами французы разработали 47-мм пушку SA 35, для которой броня толщиной 40 мм не представляла большой проблемы. Было бы глупо ожидать, что аналогичные орудия рано или поздно не появятся и у немцев.

По этой причине в 1936 году были начаты работы по модернизации Char B1. Во многом они пересекались с концепцией Char B2. которую выдвинули ещё в 1932 году, но из-за непонятной ситуации, связанной с Женевской конференцией по разоружению, так и не реализовали. От вооружения танка длинноствольной 75-мм пушкой было решено отказаться, а бронирование модернизированной машины по сравнению с Char В2 даже усилилось.

Башня APX 4. Помимо Char B1 bis, её ставили и на вторую серию Char D2

Поскольку серьёзные изменения в конструкции Char B1 могли самым негативным образом сказаться на и без того низких темпах производства, переделки танка были сведены к минимуму. Толщину лобового листа корпуса конструкторы увеличили до 60 мм, такую же защиту получили и борта, а броня кормы была усилена до 55 мм. Это сделало танк практически неуязвимым для огня имевшейся на тот момент противотанковой артиллерии.

Конструкторы фирмы Atelier de Puteaux (APX) подготовили модифицированную башню, получившую обозначение APX 4. По своей конструкции она в целом повторяла APX 1, но при этом толщина её стенок выросла до 55 мм. В башне «прописалась» более мощная 47-мм пушка SA 35. Также башня получила более удачные по конструкции смотровые приборы и переработанные бронировки пулемётной и орудийной масок.

Поскольку усиление бронирования танка увеличило его боевую массу до 31,5 тонны, пришлось модернизировать двигатель. Мощность была увеличена до 300 л.с., благодаря чему максимальная скорость осталась на уровне 28 км/ч. В связи с увеличением массы пришлось модернизировать и ходовую часть. Ширина трака выросла с 460 до 500 мм, чуть увеличился диаметр ленивца, а от поддерживающих катков конструкторы отказались и заменили их на конструкцию рельсового типа.


47-мм танковая пушка SA 35, главный аргумент французских средних танков на поле боя с конца 30-х годов

Модернизированный танк получил обозначение Char B1 bis. Внешне он мало отличался от Char B. Помимо другой башни, его можно опознать по иной крыше моторного отделения, изменённым по форме брызговикам и прочим мелким элементам. Благодаря этому перевод производства с Char В1 на Char В1 bis оказался практически безболезненным. Лишь у предприятий, занимавшихся изготовлением брони, заметно прибавилось работы.

Широкий круг подрядчиков

Первый заказ на производство модернизированного Char B1 поступил 8 октября 1936 года. Согласно контракту № 1891 D/P (по нему же завод FCM «допечатал» последние пять Char B1) предполагалось построить 35 танков с номерами 201–235. Число заказанных танков неслучайно: именно столько машин полагалось иметь по штату в одном танковом полку.

Запуск производства B1 bis совпал с важными организационными изменениями. Часть танкового производства компании Renault, находившегося в Исси-ле-Мулино, была национализирована. Позднее производство с расположенного здесь предприятия Ateliers de construction d'Issy-les-Moulineaux (AMX) перенесли в Сатори. При этом, однако, производственные мощности, задействованные в программе Char B, сохранились за Renault.

Национализации подверглось и танковое производство APX в Рюэй-Мальмезоне, превратившееся в ARL. Это предприятие играло очень важную роль в французском танкостроении, поскольку именно на нём производили башни для ряда танков. Здесь же осталось и конструкторское бюро, которое занималось вопросами дальнейшей модернизации Char B.

Сборка Char B1 bis

Как и в случае с Char B1, первый заказ на Char B1 bis не достался компании Renault в полном объёме. Большая часть танков, конечно, всё равно была выпущена именно на её мощностях, но две машины изготовил завод FCM. Большего объёма это предприятие освоить просто не могло, поскольку на нём в это время шла работа по освоению серийного производства лёгкого танка FCM 36.

Первый Char B1 bis с серийным номером 201 и именем собственным France покинул сборочный цех в апреле 1937 года. Выпуск всей партии растянулся почти на год: последняя машина по контракту №1891 D/P была сдана 2 марта 1938 года. Этот танк с номером 235 получил имя собственное Toulon. Все танки, построенные по этому контракту, попали в 510-й танковый полк, базировавшийся в Нанси. Машины получили имена собственные в честь французских городов, провинций и заморских владений.

Танк 264 Simoin в ходе испытаний на преодоление препятствий, 1939 год

1 мая 1937 года последовал второй заказ под номером 61980 D/P. Как и в прошлый раз, он предусматривал изготовление 35 танков, но на сей раз список поставщиков расширился. В программу Char B вернулись FAMH и Schneider – предприятия, которые по изначальному плану Эстьена как раз и должны были выпускать Char B. Фирме Renault достался выпуск 16 танков, фирма FCM выпускала 9, а на долю FAMH и Schneider перепали небольшие партии по 5 штук.

27 апреля 1938 года был сдан первый танк по новому контракту, получивший номер 236 и имя собственное Glorieux. Последняя же машина, с номером 270 и именем собственным Elephant (позже переименована в Typhoon), покинула сборочный цех 26 марта 1939 года. Все машины этой серии поступили на вооружение 508-го танкового полка и получили названия в честь кораблей французского флота.

Танк 343 Pommard был построен в начале 1940 года на заводе AMX. Воевал он в составе 49-го танкового батальона

Между тем усложнявшаяся политическая ситуация в Европе заставила пехотное командование шевелиться. 1 февраля 1938 года был оформлен третий контракт под номером 71780 D/P. Количество танков в нем выросло до 70, то есть ими планировалось оснастить сразу два танковых полка.

Впрочем, заключение контракта и его выполнение – как известно, две большие разницы. Даже по оптимистичному прогнозу изготовление партии, необходимой для оснащения одного танкового полка, должно было занимать больше полугода.

Конечно, распределение заказа по четырём производителям несколько ускоряло процесс, но не более того. Тот же FCM был загружен работами по танку FCM 36. А в отличие от Char B1 bis, имевшего клёпаную конструкцию, корпуса и башни для FCM 36 сваривались. В конце концов весной 1939 года французское пехотное командование было вынуждено отменить заказы на выпуск двухсот FCM 36, чтобы предприятие смогло сосредоточиться на выпуске Char B1 bis. И это было правильное решение: при всех своих недостатках, «боевой танк» был куда более полезной боевой единицей.

Но даже такие крайние меры к сильному ускорению производства Char B1 bis не привели. Если первый танк с серийным номером 271 и именем собственным Alger был сдан 9 января 1939 года, ещё до завершения предыдущего контракта №61980 D/P, то последняя машина была сдана 10 октября, спустя месяц после начала Второй мировой войны. Более того, перегруженная заказами фирма Schneider была вынуждена отказаться от части своей доли. Вместо десяти танков там построили лишь шесть, по две недостающие машины выполнили Renault и FAMH.

В результате фирма Renault построила 32 B1 bis третьей серии, FAMH – 14, FCM – 18 и Schneider – 6. Из этих 70 танков к 21 августа 1939 года было сдано 45 машин, причём в войска поступило ещё меньше. Танки первой половины контракта попали в 512-й танковый полк, где получили имена собственные в честь французских колоний.

В конце августа 1939 года танковые полки во французской армии начали переформировывать. Char B1 попали в состав батальонов боевых танков (Bataillon de Chars de Combat, BCC). 512-й танковый полк (RCC) был переформирован в 28-й BCC, 508-й RCC стал 8-м BCC, 510-й RCC превратился в 15-й BCC.

Что же касается оставшихся танков, выпускавшихся по контракту № 71780 D/P, их судьба была несколько иной. Танк с номером 306 (Seine) и следующие за ним оказались в составе 37-го BCC, в который был переформирован 511-й RCC. Порядком поизносившиеся Char B1 из этой части отправлялись на ремонт и модернизацию, а их место занимали B1 bis. Впрочем, в 37-й BCC отправились не все машины второй половины контракта. К примеру, танк 340 с именем собственным Somme попал в 41-й BCC. Машины второй половины контракта получили имена в часть французских рек.

Производство Char B1 bis на заводе AMX, весна 1940 года. Этому заводу приходилось одновременно выпускать сразу несколько моделей боевых машин

Круг подрядчиков снова расширился в ноябре 1939 года. Тогда началось исполнение контракта CA 71780 D/P от 28 сентября 1938 года, по которому планировалось изготовить 35 танков. На мощностях фирмы Schneider, которая должна была построить 6 Char B1 bis этой серии, за ноябрь был изготовлен всего один танк, а всего по этому контракту здесь удалось произвести три машины. Часть заказа пришлось передавать фирме Renault, где вместо четырёх танков построили семь, причём произошло это уже в ноябре. За два оставшихся месяца 1939 года FCM сдала четыре танка, a FAMH – шесть, исполнив свою часть контракта. Оставшиеся танки были построены на заводе AMX, с ноября 1939 года освоившем выпуск Char В1 bis. В ноябре завод в Сатори сдал три танка, в декабре – пять и в январе – оставшиеся семь, а также первый танк по контракту № 88 184 D/P от 21 марта 1939 года.

Почти все танки четвёртой серии отправились на формирование 41-го BCC. Машины с номерами 341–345 были названы в честь французских рек, оставшиеся (346–375) получили в качестве имён названия сортов французских вин.

Новый производитель, AMX, оказался и основным поставщиком B1 bis по следующему, пятому контракту. Последний из 12 заказанных танков это предприятие сдало в начале марта 1940 года. Фирма Schneider опять не выполнила обязательства, построив три танка вместо шести и сдав их в феврале 1940 года. Отдуваться и брать на себя долю конкурентов снова пришлось Renault, которая, впрочем, смогла закончить поставки в январе. Тогда же обязательства по контракту № 88 184 D/P выполнила и фирма FCM, сдавшая пять танков, а FAMH последний из шести Char B1 bis изготовила в начале февраля 1940 года. Танки 376–387 отправились в 49 BCC, остальные были распределены по другим частям. Все эти машины получили имена в честь сражений Первой мировой войны.

Следующий контракт, № 98105 D/P от 10 июля 1939 года, распределился следующим образом: Renault получила девять, Schneider – три, FAMH – шесть, FCM – пять и AMX – 12 машин. В целом его удалось выполнить за март – апрель. Танки получили номера 411–445 и были названы в честь французских военачальников.

Танк с номером 433 и именем собственным Massena входил в состав 348 CACC

Только в апреле 1940 года началось исполнение контракта № 98208 D/P, первого, заключённого после начала Второй мировой войны – 26 сентября 1939 года. На долю Renault на этот раз пришлось 18 машин, Scheider выпустил 6, FAMH и FCM по 14 и AMX – 18. С этого контракта присвоение танкам имён собственных утратило стройную систему, поскольку теперь они шли не столько на формирование новых частей, сколько на восполнение понесённых потерь.

Большинство получило имена французских полководцев, но были и машины, которые назывались в честь сражений либо повторяли имена танков, выпущенных ранее. Такое практиковалось в 37 BCC, где имелись танки 449 Belfort II, 452 Verdun II, 453 Bretagne II.

Как потерять всё и ничего не понять

Первая производственная программа военного периода, утверждённая 27 сентября 1939 года, предусматривала выпуск четырёхсот Char B1 bis. Кроме того, в дальнейших планах была и вторая часть этой программы, которая предусматривала выпуск ещё 418 танков. Таким образом, к 349 танкам, на которые уже имелись оформленные заказы, должны были добавиться ещё от 400 до 818 машин.

На деле ситуация оказалась далека от радужных перспектив, которые рисовали себе французские военачальники. Фактически военную программу промышленность начала выполнять только в мае 1940 года, когда началось немецкое наступление на Западе. При этом предприятие AMX было загружено работами по выпуску второй партии Char D2, да ещё стартовал выпуск лёгкого танка Renault R 40, который сменил на конвейере Renault R 35.

Всё это просто не могло не сказаться на темпах производства. Если в марте 1940 года завод в Сатори сдал девять Char B1 bis, то в марте и апреле – по семь, в мае – пять, а до 15 июня – ещё два танка. Часть нагрузки смогла на себя взять фирма Renault, но и её возможности были не безграничны. За март здесь сдали 16 танков, за апрель – 11, за май – 18 и ещё 8 – до 15 июня. Фирма Schneider за это время сдала в общей сложности 14 танков, FAMH – 37, а FCM – 19. Всего же до 15 июня 1940 года французские предприятия смогли сдать 403 танка Char B1, из которых 369 относились к модификации Char B1 bis.

При этом последние выпущенные машины из-за производственных проблем даже не имели башен. На последней стадии изготовления начался разнобой с присваиваемыми машинам номерами. Первоначальную систему нумерации сохранили на Renault и частично на FAMH, танки АМХ имели номера 736–749, танки Schneider – 856–861, а танки FCM – 876–878. Зачастую танки последних партий даже не успевали получить имена собственные.

Танк 738 Roland из состава 352 CACC, одна из последних машин, собранных на заводе AMX

С одной стороны, 369 танков – это очень приличная цифра. С другой же, количество выпущенных машин – показатель важный, но отнюдь не единственный. В идеале всеми выпущенными танками можно было укомплектовать всего 10 батальонов, то есть даже потребности 1934 года перекрывались лишь на четверть. В случае полного выполнения военной программы Char B1 bis могли бы получить 33 батальона. При этом возможности предприятий были таковы, что совместно они выпускали не более 45 Char B1 bis в месяц. Вряд ли это число можно было бы сильно увеличить, тем более что по ряду агрегатов поставщик был один – Renault.

Боевое применение Char B1 bis является темой для отдельного исследования. Этот танк вполне заслуженно считается лучшей французской машиной кампании мая – июня 1940 года. Танкисты, которые на нем сражались, демонстрировали чудеса героизма и упорства. Беда в том, что танковый проигрыш французской армии был запрограммирован ещё в марте 1934-го.

При упоминании Char B1 часто вспоминают генерала де Голля, который якобы считал этот танк своим любимцем. Но это очень далеко от истины. Да, ему пришлось командовать 4-й танковой дивизией (4 DCR), в составе которой находились и два танковых батальона на Char B1 bis. Но в 1934 году он был противником Char B1, считая, что вместо него надо строить Char D2.

Символ французского отчаяния – танк 505, отправленный в бой без башни. Июнь 1940 года

Для более полного понимания проблемы, которую создало себе французское пехотное командование, попробуйте представить, что вместо Т-34 в качестве основного среднего танка Красной армии был бы принят КВ-1. Аналогия эта, кстати, вполне уместна, поскольку дальней­шее развитие Char B1 шло по пути создания танка, сходного по ТТХ с КВ-1, особенно это касается его массы и толщины брони. Да и в сражениях кампании весны 1940 года они исполняли примерно те же задачи, что и советские тяжёлые танки.

Весной 1940 года французская армия оказалась в положении, когда она имела на вооружении менее сотни D2 (Т-34 в нашем примере) и три с половиной сотни B1 bis (КВ-1). В качестве крайней меры французы определили в средние танки и кавалерийские SOMUA S 35, которые тоже были включены в состав танковых дивизий. Но это был уже, скорее, жест отчаяния.

Толстая броня, один из главных аргументов Char B1 bis на поле боя, на практике сработала лишь отчасти. Немцы быстро нашли эффективное противоядие. Да и процент потерь по механическим причинам оказался слишком высоким. К манёвренной войне с массовым применением танков, которую навязали немцы, французы оказались не готовыми. Максимум, что смогли сделать танковые батальоны, вооружённые Char B1 bis, – ненадолго задержать блицкриг.

Источники и литература:

  • • Материалы Centre des archives de l'Armement et du personnel civil (CAAPC).
  • • Le Char B B1-B1 bis-B1 ter, Pascal Danjou, TRACKSTORY № 3, 2005.
  • • The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 19141940, Frangois Vauvillier, Histoire & Collections, 2014.
  • • GBM 76.
  • http://www.chars-francais.net.

источник: http://warspot.ru/7741-nasledstvo-generala-estiena

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Thu, 22/12/2016 - 00:24.

++++++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Tue, 20/12/2016 - 20:18.

yes!!! Очень уважаю автора, но вот такие пассажи:

"Парадоксальным образом неплохой в целом танк Char B1 bis – усовершенствованная модификация B1 – оказался одной из причин французского поражения летом 1940 года."

Сильное ИМХО... С таким же успехом можно брякнуть, что 500 наших трёхбашенных Т-28 - ОДНА из причин поражений РККА летом 41-го.

"Для более полного понимания проблемы, которую создало себе французское пехотное командование, попробуйте представить, что вместо Т-34 в качестве основного среднего танка Красной армии был бы принят КВ-1."

Ближе к истине, но тоже далековато, ведь КВ-1, как и В-1 были лишь средством качественного усиления машин более лёгких классов и решить исход кампании сами по себе не могли в принципе.

Французы прогирали войну не на поле боя, а в своих отравленных пацифизмом головах.

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Thu, 22/12/2016 - 00:27.

Ansar02 пишет:

Ближе к истине, но тоже далековато, ведь КВ-1, как и В-1 были лишь средством качественного усиления машин более лёгких классов и решить исход кампании сами по себе не могли в принципе.

Я так понял – в том-то и дело, что французы мыслили В1 не как танк качественного усиления, а пытались его сделать "ОБТ"...

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Thu, 22/12/2016 - 07:41.

Почтенный коллега!

"Я так понял – в том-то и дело, что французы мыслили В1 не как танк качественного усиления, а пытались его сделать "ОБТ"..."

Эта глупость - сугубо ИМХО автора статьи - если конечно он не докажет сей бред документально. Как может быть ОБТ - САМАЯ тяжёлая, технологически сложная и дорогая из всех серийно выпускавшихся машин, выпущенная в количестве всего 342 единиц, на фоне 1800 R-35, 1000 H-35/38/39, 500 УЖЕ ВЫПУЩЕННЫХ НОВЫХ СРЕДНИХ S-35 и проч.?

Основными, в перспективе, французы рассматривали новые лёгкие R-40 и средние S-35. В-1bis вообще предполагалось снять с серии и вместо него запустить новую модификацию танка B-1ter  - такого же танка качественного усиления, как и предыдущая модель. ИМХО.

 

NF's picture
Submitted by NF on Tue, 20/12/2016 - 16:13.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.