«Мы наш, мы новый, флот построим…». Глубины темные, дела скромные, корабли потаенные… Часть 4.

1
1

ЧАСТЬ 4

14 октября 1894 года. Санкт-Петербург. Особое совещание при Морском техническом комитете.

– Господа, я изучил ваш доклад по результатам поездки для ознакомления с ситуацией подводного кораблестроения за границей. Не скрою от вас, кое в чем ваш доклад меня порадовал, но местами и огорчил. Мне стало ясно, что пока даже у ведущих морских держав нет опыта в данном вопросе. Что ж, придется все разрабатывать самим. Перед собранием я просил вас ознакомиться с чертежами подводного миноносца господина Джевецкого. Что вы о нем можете сказать? Иван Григорьевич (прим. Бубнов), прошу вас.

– Проект весьма интересный. Заявленные параметры вполне достижимы. Вот только в возможности строительства у меня есть некоторые сомнения.

– И в чем же они выражаются?

– Главное, отсутствие необходимых двигателей.

– Это не беда. Густав Арнольдович, как обстоят дела у вас на заводе?

Лесснер, до этого что-то писавший в записной книжке, поднял голову:

– Выше превосходительство, я предоставил господам Хагелю и Костовичу все необходимые условия. Удалось собрать четыре 80-сильных двигателя господина Костовича.

– Прекрасная новость, господа. Иван Григорьевич, двигателя мощностью в 80 л.с. вам хватит?

Бубнов начал что-то быстро черкать в блокноте и через минуту, подняв голову, произнес:

– По предварительным прикидкам – более чем. Но окончательный ответ я дам после более точных расчетов и опытовых испытаний.

– Так, с двигателями надводного хода мы решили, жду ваших предложений по двигателям подводного хода.

– А что тут думать? Осталось лишь два варианта: либо электрический, либо пневматический. С пневматическими проще, мы можем их сами изготавливать. А вот электрические аккумуляторы и электромоторы придется закупать только за границей. Есть тут у меня на примете французская «Сотерн-Гарле», она может помочь с электродвигателями, а «Мэто» или «Фюльмен» с аккумуляторами.

– Неплохо, но хотелось бы, чтобы отечественная промышленность нас чем-нибудь порадовала. Вильям Вениаминович, что скажете? Вы недавно прибыли из САСШ, вам и карты в руки.

Поднялся невысокий белокурый человек с приятными чертами лица, в котором при желании можно было узреть сходство с сидевшим тут же Александром Вениаминовичем Бари. Собственно говоря, Уильям Бари и был младшим братом Александра Бари.

– Сначала я хочу поблагодарить ваше превосходительство за оказанную помощь.

– Полноте, Вильям Вениаминович, о деле говорите.

– Мой аккумуляторный завод «Электропродукт У. Бари», на Большой Монетной улице, практически готов, осталось завести оборудование, провести отладку и набрать персонал. Думаю, что первую партию отечественных аккумуляторов «Электроблок» можно будет получить уже в 1895 году. Кроме этого, на моем заводе можно будет начать производство прорезиненных изолированных проводов и электрокабелей. Мне кажется, это будет небесполезно для российского флота.

– Хорошо, Вильям Вениаминович, я думаю, ваши аккумуляторы и провода найдут применение не только на флоте, но и в армии, а возможно они будут не бесполезны в отечественной промышленности. Но меня интересует главное – электромоторы для подводных миноносцев.

– С этим есть определенные сложности, устройство новое, работаем в потемках, поэтому обещать ничего не могу. Дай бог, если к 1897 году управимся.

– Николай Иванович, мы ведь не просто так пригласили Вас на совещание. Я знаю, вы уже решаете эту проблему.

Высокий, худощавый мужчина с несколько желчным лицом, председатель правления Общества Путиловских заводов, Николай Иванович Данилевский, откинулся на спинку кресла и произнес:

– Уважаемые господа, ваше превосходительство, два года назад мы заказали в Бельгии партию электродвигателей для заводских нужд. Заказ запоздал, и завод понес убытки. Мы узнали, что с подобными проблемами сталкивались и другие предприятия Санкт-Петербурга. Правление Путиловского завода посчитало этот рынок перспективным. Спрос на электромоторы только растет, и вот уже около двух лет конструкторское бюро завода ведет разработку отечественного электрического двигателя, и смею вас заверить, мы близки к завершению. Опытная партия электродвигателей от Путиловского завода будет готова уже в этом году. После проведения испытаний мы тотчас же готовы начать выпуск электродвигателей, в том числе и для флота.

– Это очень хорошо, но объем этого рынка только во флоте весьма велик, и я хотел, чтобы наряду с Путиловским заводом выпуском электродвигателей занялся и «Электропродукт У. Бари». Не могли бы вы оказать помощь в наладке производства?

– Увы, я не уполномочен принимать такие решения. Впрочем, на ближайшем собрании правления я подниму этот вопрос.

– Поднимите, Николай Иванович, обязательно поднимите, это может положительно сказаться на заказах для флота.

Данилевский тонко и понимающе улыбнулся. Милость или гнев морского министра дорогого стоили.

– Иван Григорьевич, а что вы можете сказать по миноносцу Джевецкого помимо двигателей?

Бубнов что-то пролистал у себя в записной книжке, нашел нужную страницу и ответил:

– Пожалуй, я бы убрал цистерны водяного балласта, вынесенные за корпус. Предлагаю строить однокорпусной миноносец, в прочном корпусе с легкими балластными цистернами, сообщающимися с забортной водой, расположенными в носовой и кормовой оконечностях лодки и соединенными между собой трубопроводами, Это упростит и облегчит миноносец.

– Не уверен, что Стефан Карлович на это согласится. Давайте так: вы сделаете все необходимые расчеты, а я назначу вам и Джевецкому встречу, где мы бы смогли окончательно утрясти все технические вопросы.

– Федор Васильевич, а вы что на это скажете?

Молчавший и внимательно слушавший до этого Дубасов встрепенулся:

– Если бы речь шла об обычных кораблях, а подводные миноносцы дело новое и необычное, впрочем, я несколько наслышан о них. Пусть господа Джевецкий и Бубнов представят все необходимые расчеты и чертежи в МТК, а я со своей стороны обещаю самое быстрое их рассмотрение. И уже улыбнувшись, продолжил: – Сам хочу посмотреть, что из всей этой затеи получится.

Все заулыбались.

– Следующий важный вопрос в вооружении подводного миноносца. Кто хочет высказаться?

Вильгельм Карлович Витгефт, при упоминании о вооружении, оживился.

– А, что тут думать ваше превосходительство, 15-дм. самодвижущаяся мина с 3 каб. уверено может поразить любую мишень. Выпуск их, а также решетчатых минных аппаратов господина Джевецкого налажен на Балтийском заводе, РОМаЗе и заводе господина Лесснера. При проведении испытаний наилучшие результаты показали самодвижущиеся мины Балтийского завода и завода Лесснера. Имеет смысл сосредоточить выпуск торпед на этих заводах.

– Итак, господа, резюмируя, все вышеизложенное, мы можем выдать заказ на строительство 8 подводных миноносцев господину Джевецкому. Оснащать их будем бензиновыми двигателями Костовича для надводного хода и пневматическими двигателями подводного хода. После получения опытной партии аккумуляторов и электромоторов или закупки их за границей, проведем сравнительные испытания на пневматическом и электрическом подводном ходу. Строительство миноносцев будет осуществляться на Балтийском заводе. Вас, Иван Григорьевич и вас, Михаил Николаевич, я попрошу связаться с руководством завода. А вас, Вильгельм Карлович, попрошу тотчас же отправиться к Зиновию Петровичу Рожественскому, новому главе ГУКиС. Зиновий Петрович только что вступил в должность и занят делами по принятию управления. Но что поделаешь, я уже предупредил его о вашем приходе. Ближайшее время вам придется частенько встречаться.

Несколько дней спустя. Тот же кабинет.

– Максим Леонидович, я пригласил вас для весьма важного разговора.

Сидевший в кресле генерал-майор корпуса корабельных инженеров, член правления Балтийского завода М.Л. Ипатов произнес: – Я вас внимательно, слушаю ваше превосходительство.

– Я хотел бы устроить на вашем заводе специальное конструкторское бюро. Скажем, для секретности, оно будет называться – «Отдел малого экспериментального кораблестроения» (ОМЭК). Во главе я хотел бы поставить Ивана Григорьевича Бубнова. Я бы также желал, чтобы руководство завода оказало Ивану Григорьевичу самую деятельную помощь. Кроме того, министерство в моем лице готово заказать 8 подводных миноносцев на вашем заводе. Заказ оценивается в полмиллиона рублей. Я думаю, завод от такого заказа не откажется. А на будущее, на базе завода и отдела, я хотел бы образовать моторостроительное бюро, во главе которого со временем я желал бы видеть Хайнца Августовича Хагеля. Возможно, данное бюро войдет в состав завода.

– Ну, что ж, со своей стороны мы можем только постараться обеспечить максимальное благоприятствование для ваших проектов, ваше превосходительство.

– Второй вопрос, который я хотел обсудить с Вами, это строительство отдельного корпуса для производства двигателей Костовича.

– Корпус уже давно окончен строительством, в настоящее время мы ждем заказанные в США и Великобритании станки и оборудование. По поступлению мы тотчас же приступим к их установке и отладке.

– Максим Леонидович, меня прежде всего интересует выпуск двигателей.

– Боюсь, тут нам, ваше превосходительство, порадовать нечем. Раньше 1895 года моторы Костовича получить не удастся. Дело новое, малознакомое, требуется обучить персонал, собрать экспериментальную партию.

– Хорошо, даже если к 1896 году поспеете – и то хлеб. Раньше 1896 года денег на новые подводные миноносцы не выделят. Но если все получится, то сколько вы сможете строить моторов в год?

– Трудно сказать, ваше превосходительство, но по предварительным прикидкам дюжину двигателей в год мы осилим, а может и больше.

– Спасибо и на этом. Обязательно заеду к вам на завод, посмотрю, как там и что.

– Всегда рады, ваше превосходительство.

На этом обмен любезностями закончился.

Весной 1895 года проект подводного миноносца Джевецкого с изменениями Бубнова был принят МТК. Изначально проект носил название «Миноносец 08». Однако в процессе строительства и, очевидно, в ознаменование безвременно почившей подводной лодки «Морской лев» он получил название «Морской Змей». С 1895 по 1896 год флоту были сданы все восемь подводных лодок. С 1896 по 1898 все лодки получили бензиновые двигатели Костовича и электродвигатели подводного хода производства завода Лесснера. Электродвигатели питались от аккумуляторов завода «Электропродукт У. Бари». Лодка имела 1 винт. Электродвигатель и бензиновый двигатель устанавливались на едином валу с переключающей муфтой. Время погружения составляло 4,5 мин. Аккумуляторная батарея, состоящая из 18 элементов, весом 5,4 тонны, обладала емкостью 1400 ампер/час, что при 5-узловом ходе обеспечивало лодке 4 часа подводного хода. Время полной зарядки батареи составляло 7 часов. На лодке был установлен перископ варшавской компании «Фосс». Коэффициент плавучести лодки не превышал 12%.

Подводная лодка «Морской змей» – 8 ед. (МЗ-1…8)

"Мы наш, мы новый, флот построим...". Глубины темные, дела скромные, корабли потаенные… Часть 4.

Водоизмещение, надв./подв. – 60/75 тонн. Размерения – 24,5×2,5×2,2 м. СУ – 1БД, 1ЭД, Мощность – 80/35 л.с. Скорость, надв./подв. – 7,5/6,0 узла. Дальность хода на 6/5 уз., надв/подв – 120/25 миль. Запас топлива – 3,2 тонн. Максимальная/рабочая глубина погружения – 40/25 м. Вооружение – 2×381-мм НТА.

2 июня 1897 года в России произошло малозаметное, но весьма знаменательное событие. Состоялся выпуск офицеров и нижних чинов первого в истории отряда подводного миноносного плавания. На выпуске присутствовал Николай II. Из восьми подводных лодок, шесть вышли в торпедную атаку и уверено поразили стоявшее на якоре, судно-мишень «Фавн». Только две подводные лодки из-за непредвиденных поломок не смогли выйти в море. По результатам смотра Вильгельм Карлович Витгефт стал контр-адмиралом, а Михаил Николаевич Беклемишев – капитаном I ранга.

19 марта 1898 года император Николай II подписал указ о включении 8 подводных миноносцев конструкции Джевецкого в состав Российского императорского флота. В том же указе вводилось понятие "офицер-подводник". Начальником первого отряда подводных миноносцев стал М.Н. Беклемишев. На базе отряда открылась первая школа подготовки команд и специалистов подводного плавания. Для обучения в школе набирались только добровольцы. До русско-японской войны школа выпустила 250 нижних чинов и унтер-офицеров (специалистов) и 42 офицера-подводника.

ПРОДОЛЖЕНИЕ, КАК ВСЕГДА, СЛЕДУЕТ…

60
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
13 Цепочка комментария
47 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Андрей Толстойanzarmy nameстанислав кBull Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
st .matros

Уильям Вениаминович

Вот хоть

Уильям Вениаминович

Вот хоть убейте глаз режет. Русский сказал бы Вильям или даже на немецкий манер Вильгельм

генерал-майор, корпуса корабельных инженеров

Простите великодушно, не помню что у вас со званиями для инженер-механников, но если реформы не было, то инспектор механической части.

Wasa

Мощность – 80/35

Мощность – 80/35 л.с. Скорость, надв./подв. – 7,5/6,0 узла.

Оптимист вы батенька насчет подводного хода и мощности.

LPGMASTER

Плюс. Многие Детали
Плюс. Многие Детали конструкции остались вне текста, посему вопросы по картинке:
1. Торпедные аппараты в «странном» месте. Обычно на мидели в надстройке (термин «надстройка» не рубочное ограждение, а конструктивное сооружение выше прочного корпуса) сосредоточение трубопроводов всех мастей. Я это к тому что там довольно сложно расположить р.ТА.
2. Что такое НТА? Если то что я думаю, то я их не вижу.

alex66ko
alex66ko

Решетчатые торпедные аппараты

Решетчатые торпедные аппараты есть великое зло. Там недостатков не на одну страницу, но самое главное они уязвимы и далеко не "всесезонны". Обледенение, и всё, лодка практически безоружна. Пришвартоваться при даже небольшом волнении с миной в аппарате это как сыгратьо в "русскую рулетку". Хотя Холланд таки имеет трубчатый аппарат.

Wasa

И еще я не совсем понимаю как

И еще я не совсем понимаю как у вас такие размеры то получились? 

Если брать по торпеде (381 мм обр. 1898 г.) то есть ее длина 5,1 м примерно то длина выходит 21 м. А вся высота которая создает сопротивление 5,26 м. Вообщем с такими размерами она слишком легкая. 

vasia23

Уважаемый коллега. В то время

Уважаемый коллега. В то время использовались и минные аппараты калибра 457 мм. По крайней мере на ПЛ Сом постройки 1901 года 

vasia23

Или можно взять германские

Или можно взять германские торпеды типа С45/91 образца 1891 года.. Их калибр указывается в 355 мм, но согласно обозначения это уже 450мм. На последних образцах дальность хода 1200 м при 27 узлах и вес боеголовки аж 197,5 кг. Пусть даже это снова опечатка. Но даже при 107 кг, это конкретно опасно.

NF

++++++++++

++++++++++

СЕЖ

+++++
+++++

Bull

Уважаемый коллега Андрей Уважаемый коллега Андрей Толстой. Ваша ПЛ в общем то концептуальная.  Я не думаю, что по изображению надо так упираться. ПЛ очень своебразная штука — потому она и не поддавалась реализации в реальной истории. А нам тем более не стоит упираться в полный реализм. Я тут разрез по вашей ПЛ сделал. На оптимизме так сказать. Вот, у меня предложение изменить расположение ТА. Сами понимаете — расположить ТА так можно, но вот запихать саму торпеду туда будет очень сложно. Ведь у вас над ТА палубный настил, что в реале никогда не делали. Нужно убрать настил — правда ходить морякам вокруг ограждения рубки будет негде. Нужен компромис. Думаю если аппарат нарположить непосредственно на борту обшивки надстройки — будет гораздо лучше. Да, должен пояснить рисунок. Легкость цистерн главного балласта в однокорпусных лодках весьма спорная тема. Если делать их облегченными — как на рисунке — сразу после затопления клапан вентиляции ЦБ и кингстон закрываются. И она должна быть герметична относительно забортного пространства. А иначе там будет давление равное забортному и тогда либо надо делать цистерну такой же прочности, как прочный корпус, либо её порвет. Двухкопусные лодки в этом отношении продуманее. Амеры всегда свои АПЛ строят по так называемой полуторакорпусной технологии. Это когда… Подробнее »

GromoBoy

Bull пишет:
Вот, у меня

[quote=Bull]

Вот, у меня предложение изменить расположение ТА. Сами понимаете — расположить ТА так можно, но вот запихать саму торпеду туда будет очень сложно. Ведь у вас над ТА палубный настил, что в реале никогда не делали. Нужно убрать настил — правда ходить морякам вокруг ограждения рубки будет негде.

[/quote]

Таки делали, на "касатках" при постройке палуба была, её потом ликвидировали. А запихивается торпеда при ТА, повёрнутом от ДП.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить