1
0

Вот кто-то из уважаемых коллег и дождался. Выкладываю «дальних шпиёнов» и «отмороженных бандитов». Приятного чтения.

В 1894 году, голову генерал-адмирала, великого князя Алексея Александровича, посетила светлая мысль. Он решил обзавестись личной, бронированной и хорошо вооруженной яхтой. Видения крейсера-яхты приятно будоражили воображение великого князя. Но хрустальная мечта Алексея Александровича натолкнулась на твердые принципы морского министра Р.В. Хорошихина. Назревала закулисная война. Но министр Хорошихин не был бы морским министром, если бы не умел сглаживать подобные конфликты. Примирение состоялось в роскошном дворце великого князя Алексея Александровича, на Мойке, 122. По замечанию очевидцев, после разговора оба были чрезвычайно довольны друг другом. Уже позже выяснились кое-какие подробности «джентльменского» соглашения. Роман Владимирович предложил великому князю следующее. Объявить конкурс, по его результатам построить один корабль. Если крейсер не выйдет на заданные параметры, то министерство в лице морского министра готово пойти на переделку крейсера в великокняжескую крейсер-яхту, за счет снятия части вооружения. Если же корабль получится удачным, то заказать крупную серию из 6–8 кораблей. Это, несомненно, удешевит проект, и вот разницу между стоимостью головного корабля и последующими Роман Владимирович готов передать великому князю на опыты по «улучшению мореходности» кораблей, коей суммой Алексей Александрович волен распоряжаться по своему усмотрению. Стоит ли говорить, что с этого момента великий князь Алексей Александрович стал самым горячим поклонником нового крейсера.

В 1895 году, Роман Владимирович и Алексей Александрович оправились на штурм неприступной твердыни имени Николая II. Великий князь действовал грубо и прямолинейно, громогласно тараня главные ворота, морской министр вил словеса, устраивал подкопы и контрэскарпы. После такой атаки Николай II долго сопротивляться не мог и выкинул белый флаг в виде дополнительных 40 млн. руб., на будущие крейсера.

На новый крейсер у Р.В. Хорошихина были весьма обширные планы. Если «Алмаз» задумывался как чистый ближний эскадренный крейсер-разведчик, то следующий крейсер морской министр Хорошихин видел как крейсер-рейдер, «истребитель торговли» и «дальний эскадренный разведчик». Причем первая функция была как бы не важнее первой.

Еще, будучи главой ГМШ, Роман Владимирович разработал тактику крейсерской войны, направленную прежде всего на коммуникации Великобритании. В отличие от большого количества адмиралов, желавших иметь большой океанский рейдер, с огромной дальностью хода и приличной скоростью, Хорошихин сделал ставку на тактические тройки. По задумке в крейсерство выходил не единичный крейсер, а три объединенных в единое целое корабля. Причем главным в этой тройке должен был быть отнюдь не крейсер II ранга, а большой (свыше 8 тыс. тонн), хорошо вооруженный, вспомогательный крейсер. Кроме собственных припасов, он должен был везти еще и припасы для второрангового крейсера. На долю вспомогательного крейсера выпадала вся грязная работа. Именно он должен был останавливать и досматривать суда, определяя, кто везет контрабанду и военные грузы. Крейсер II ранга должен был держаться несколько поодаль и при малейшей опасности приходить вспомогательному крейсеру на помощь. Между крейсерами должна была поддерживаться постоянная радиотелеграфная связь. Третьим участником этого трио должен был стать небольшой (3–4 тыс. тонн) грузовой или грузопассажирский пароход, везущий необходимое продовольствие и уголь. Ему в обязанность также вменялось под видом нейтрала заходить в порты и пополнять необходимые запасы, а потом доставлять их в точку рандеву. Такой пароход обязательно должен быть быстроходным и невооруженным. Это обеспечивало максимальную автономность и боевую устойчивость для крейсирования.

При этом крейсер, помимо «истребления торговли», должен был выполнять множество функций:

  • – служить разведчиками при эскадре;
  • – противодействовать вражеским миноносцам;
  • – лидировать свои миноносцы;

К второстепенным задачам относились:

  • – противодействовать сходным по рангу крейсерам противника;
  • – сопровождать военные вооруженные и невооруженные транспорты;
  • – при проведении десантных операций поддерживать огнем высадочные партии;
  • – обстреливать береговые укрепления противника.

В мирное время в задачу крейсера входило служить стационером в важнейших портах, демонстрируя российский флаг в ключевых точках мирового океана.

В общем, Роман Владимирович задумал многоцелевой, универсальный крейсер, малого водоизмещения. Еще на стадии проектирования «Алмаза» вице-адмирал Степан Осипович Макаров предложил проект своего «безбронного» крейсера, полагая, что такие хорошо вооруженные крейсера с водоизмещением не ниже 3000 тонн «в большом количестве способны противостоять сильнейшему противнику». Хорошихин не разделял оптимизм Макарова, хотя и находил в нем рациональное зерно. По задумке морского министра следующая серия эскадренных разведчиков должна была представлять собой синтез из «элсвикских» крейсеров и предложений адмирала Макарова. Роман Владимирович хотел получить «элсвикский» крейсер со всеми его достоинствами, но лишенный недостатков «элсвикских» крейсеров.

В 1895 году был объявлен конкурс на новый крейсер. Предложения на участие в конкурсе были разосланы практически всем значимым кораблестроительным компаниям. Техническое задание на крейсер гласило: водоизмещение до 6 тыс. тонн, вооружение по согласованию, скорость не ниже 24 узлов, улучшенная мореходность и обитаемость экипажа, дальность не ниже 6000 миль. А для стимулирования конкурсантов был дан непрозрачный намек на возможность заказа еще не менее 4-х крейсеров. В чаянии крупного заказа откликнулись почти все. Мечты о русских денежках приятно грели душу и будоражили воображение таких признанных грандов кораблестроения, как германские: «Ховальдтсверке» (г. Киль), «Ф. Шихау», «Крупп», «АГ Вулкан Штетин»; английская: «Армстронг»; итальянская — «Ансальдо»; французская «Ля Сейн»; датская «Бурмейстер и Вайн», САСШ – «Уильям Крамп и сыновья». Из отечественных фирм за заказ готовы были взяться Балтийский завод, Невский завод, Николаевское и Лазаревское адмиралтейства. Началась такая драчка за русское золото, хоть всех святых выноси. За «Армстронг» и отечественные верфи горой стояли, сам морской министр Хорошихин, только что назначенный главой МГШ вице-адмирал Иван Федорович Лихачев и главный командир Кронштадтского порта, Степан Осипович Макаров. Генерал-адмирал, великий князь Алексей Александрович по понятным ему одному причинам ратовал за французов, ну или в крайнем случае, вспомнив свою молодость, за американцев. Только что произведенный в вице-адмиралы, командующий практической эскадрой Балтийского моря Федор Карлович Авелан и начальник МГШ Иван Михайлович Диков намекали на качество и дешевизну немецких верфей. И даже из Аничкова дворца, резиденции вдовствующей императрицы Марии Федоровны, пришли пожелания об «особых отношениях» с датской судостроительной компанией «Бурмейстер и Вайн».

Но большой судостроительный цирк не ограничивался только влиятельными чинами морского ведомства. Соискатели заказа отжигали по полной. Французские воздушные гимнасты под куполом цирка показывали смертельные трюки с броней, артиллерией и скоростью. Армстронг выступал с группой дрессированных элсвикских собачек, показывающих на манеже отменную резвость и скорость. Немцы выступали с оригинальным номером, надувая бронированные крупповские, мыльные пузыри. Чарльз Крамп сорвал аплодисменты, одновременно жонглируя пятью проектами крейсеров в 4200, 4500, 4700, 5100 и 5600 тонн соответственно. И все это под мощное и бравурное аллегоро, исполняемого на балалайках, самодеятельным русским театром, о чем то из древнегреческих трагедий про жизнеописание богинь. В конце концов, все это так надоело Роману Владимировичу и Алексею Александровичу, что они, не сговариваясь, решили прекратить весь этот цирк. А раздосадованный генерал-адмирал, в гневе, очень вежливо, но настойчиво послал свою вдовствующую невестку и ее изрядно поднадоевших протеже в ознакомительную поездку на могилку Г.Х. Андерсена, что в переводе с высокого датского штиля на язык родных осин означало – «в гробу я вас всех видел с вашим Бурмейстер и Вайн».

В начале 1896 года в срочном порядке была собрана комиссия из авторитетных кораблестроителей в которую вошли: Мустафин А.И., Оффенберг В.Х., Ратник К.К., Скворцов Д.В. Кроме них в состав комиссии были приглашены: главный инспектор минного дела, контр-адмирал Скрыдлов; и.о. главного инспектора морской артиллерии, генерал-майор А.С. Кротков; свиты его императорского величества контр-адмирал Ломен Н.Н.; инспектор по механической части Нозиков Н.Г.; главный инспектор кораблестроения Кутейников Н.Е. Возглавить комиссию было поручено члену адмиралтейств-совета Константину Павловичу Пилкину. Для вопросов согласования работы комиссии был назначен начальник ГУКиС, контр-адмирал, Зиновий Петрович Рожественский. Задание комиссии данное морским министром Р.В. Хорошихиным гласило:

«в кратчайшие сроки рассмотреть все предложенные проекты, выбрать наилучший проект из предложенных, а если такового не сыщется, то разработать собственный проект, используя лучшие варианты из представленных на конкурс».

Срок работы комиссии определили от 4-х до 6-ти месяцев.

В результате работы комиссии были выбраны два проекта. Первый «АГ Вулкан Штеттин», представлял собой крейсер с развитым баком и ютом, размерениями – 107,0×14,0×5,0 м, водоизмещением 4400 тонн и вооружением, состоящим из 6×152-мм и 6×107-мм орудий. При установке котлов Шульца-Торникрофта немцы скромно обещали скорость не ниже 22 узлов. Второй проект представил пронырливый Крамп. Это был гладкопалубный крейсер с небольшой носовой седловатьстью, размерениями – 105,0×14,0×5,0 м, водоизмещением 4100 тонн и вооружением из 10×127-мм/40. На крейсере предполагалось установить котлы Никлосса, и Крамп осторожно гарантировал скорость в 20 узлов. Оба проекта были представлены на суд морского министра. Роман Владимирович, внимательно изучив их, пришел к выводу, что оба проекта нехороши. Тем не менее, отметив их в качестве прототипов, дал распоряжение на их основе подготовить свой собственный вариант «русского» крейсера. Роман Владимирович желал крейсер со скоростью не ниже 24 узлов. А это в свою очередь требовало более мощной СУ и, как следствие, роста размерений и соответственно водоизмещения. Изначально крейсер подрос до 117,0×14,0×5,0 м и водоизмещения – 4400 тонн. Состав вооружения был определен в 2×203-мм и 8×120-мм орудий. По котлам определись установить 16 котлов Шульца-Торникрофта. Переговоры уже вели с немцами, как в них вклинился напористый и безапеляционный Ч.Крамп. Он не только предложил цену на 200 тыс. руб. ниже, чем выставил «АГ Штеттин Вулкан», но и согласился на все русские требования.

Проект правили буквально на коленке. Главным камнем преткновения стали котлы. Руководству морского ведомства категорически не нравились котлы Никлосса. В результате длительных переговоров сошлись на 16 котлах Ярроу. Далее дела пошли веселее. Роман Владимирович был не особым любителем не характерных для России калибров, но на этот раз он согласился на установку американских 127-мм/40 орудий. Единственное, что было обговорено, расчет корабля вести при возможности установки в носу и корме 203-мм орудий без ухудшения скорости и мореходности.

Силуэт корабля тоже поменялся. Было принято половинчатое решение. Гладкопалубный проект Крампа не прошел, но и от немецкого варианта с развитым полубаком и полуютом тоже отказались. Крейсер получил короткий полубак. Стоимость строительства головного крейсера составила 5,2 млн. руб. с вооружением.

Закладка нового крейсера получившего в продолжение «драгоценной» серии имя «Сапфир», состоялась 14 марта 1897 года. Строительство крейсера шло быстрыми темпами. Уже в январе 1898 года корабль был спущен на воду, а в конце июля 1898 года вышел на сдаточные испытания. При испытаниях «Сапфиру» удалось разогнаться до 23,8 узлов, но фактическая скорость была несколько ниже. Так, в течение 6-часовых испытаний «Сапфир» уверено держал скорость 23,5 узла, а в течение 24-часовых испытаний никаких проблем не было на скорости – 23,0 узла. На экономической скорости в 10 узлов, в ходе 24-часовых испытаний, крейсер потреблял 44 тонны угля в сутки. На доводку и устранение выявленных дефектов ушло еще 2 месяца. 27 сентября бронепалубный крейсер II ранга «Сапфир» был передан российскому флоту.

"Мы наш, мы новый, флот построим..." Часть ХХI. Романтики с морской дороги

Крейсера II ранга «Сапфир», «Аметист», «Топаз», «Яхонт».

Водоизмещение: 4740 тонн, Размерения (Д×Ш×О): 118,0×14,2×5,5 м. СУ: 2ПМ, 16ПК, 15 200 л.с.Макс. скор. – 23,5 узла.Дальность – 5500 миль (на 10 узлах). Броня: палуба – 51 мм, скосы – 76 мм, гласис МО – 102 мм, щиты – 25 мм, рубка – 76 мм. Вооружение: 10×127-мм/40, 4×47-мм, 4×7,62-мм пулемета, 1×2×457-мм ТА. Запас топлива – 300 т нефти и 600 т угля.

Конструктивно эскадренный крейсер-разведчик «Сапфир» представлял собой двухпалубный корабль с баком длиной на 1/4 корпуса и развитой надстройкой за баком, соединенной с кормовой рубкой «штормовыми» мостиками, шельтердеками. Крейсер имел второе дно толщиной 9 мм. Дополнительную защиту корпуса обеспечивали угольные ямы и коффердамы. На крейсере была установлена носовая бронированная рубка. Рубка на корме была выполнена из обычной стали толщиной 5 мм. Силуэт крейсера имел три длинные дымовые трубы под небольшим наклоном и две мачты. Водоотливная система крейсера обеспечивала откачку 1500 тонн воды в час. Энергетическая установка «Сапфира» представляла собой 2 паровых машины тройного расширения и 16 котлов Ярроу, расположенных в 3-х котельных отделениях. Корпус крейсера был разбит на 14 отсеков. По состоянию на 1903 год, 6 из 8 крейсеров были оборудованы самыми совершенными на тот момент радиотелеграфными станциями производства Кронштадтской мастерской с дальностью 200 миль. Еще двое несли станции дальностью 130 миль.

После «Сапфира» фирме «Уильям Крамп и сыновья» были последовательно заказаны «Топаз», «Аметист» и «Яхонт». Все крейсера были последовательно введены в строй в 1899 и 1901 годах. При этом удалось договориться снизить стоимость крейсеров с 5,2 до 4,9 млн. руб.

Наличие американских орудий на борту русских кораблей тревожило морского министра. Еще на стадии испытаний Роман Владимирович задумался об «исключительно русском крейсере». По его мнению, следующую серию крейсеров следовало бы снабдить 203-мм орудиями, а вместо американских установить отечественные 120-мм/50 скорострелки Барановского. Изначально новую серию решили строить на отечественных заводах, но тут подвернулась итальянская верфь «Орландо». На «Орландо» была вечная проблема с заказами. Не слишком большой итальянский флот все основные заказы предпочитал размещать на более крупной и хорошо оснащенной «Ансальдо». Головной офис в виде «Армстронга» тоже не жаловал свою «дочку» заказами. Поэтому главным источником дохода для «Орландо» были иностранные заказы. А так как платежеспособность заказчиков «Орландо» была невелика, ей приходилось отчаянно демпинговать. За русский заказ итальянцы вцепились обеими руками, согласившись на явно кабальную цену 4 млн. руб., без вооружения, за крейсер. На удивление итальянцы проявили изрядную прыть в выполнении заказа. Из нареканий, пожалуй, можно было отметить, что итальянские крейсера оказались тяжелее, а их скорость оказалась на полузла ниже. Название этой серии решили поменять. Пришлось новым крейсерам переквалифицироваться из драгоценных камней в древних греков, став «Ахиллесом», «Аяксом», «Одиссеем» и «Гектором».

"Мы наш, мы новый, флот построим..." Часть ХХI. Романтики с морской дороги

Крейсера II ранга «Ахиллес», «Одиссей», «Аякс», «Гектор».

Водоизмещение: 4850 тонн, Размерения (Д×Ш×О): 118,0×14,2×5,5 м. СУ: 2ПМ, 16ПК, 15 200 л.с. Макс. скор. – 23,0 узла. Дальность – 5200 миль (на 10 узлах). Броня: палуба – 51 мм, скосы – 76 мм, гласис МО – 102 мм, щиты ГК – 40 мм, щиты СК – 25 мм, рубка – 78 мм. Вооружение: 2×203-мм/45, 8×120-мм/50, 4×47-мм, 4×7,62-мм пулемета, 1×2×х457-мм ТА. Запас топлива – 300 т нефти и 600 т угля.

В период с 1900 по 1903 год все 4 крейсера вошли в строй.

В связи с ухудшающейся обстановкой на Дальнем Востоке и возможными эксцессами с Японией и Китаем шесть из восьми крейсеров перевели на Дальний Восток. Уже во время войны на «Аметисте» вместо ТА установили запасное 127-мм/40 орудие, доведя бортовой залп до 7 орудий. Точно такая же операция была произведена на «Ахиллесе», только вместо американского 127-мм орудия было установлено отечественное 120-мм/50. В 1902 году на части котлов крейсеров были установлены форсуночные горелки Бари, для сжигания нефти. Уже в ходе войны, наряду с 6 крейсерами, находящимися на Дальнем Востоке, в крейсирование были посланы «Яхонт» и «Гектор».

Как всегда, жду Ваших комментариев, замечаний, уточнений и дополнений.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

70
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
16 Цепочка комментария
54 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Андрей Толстойalex66koAnsar02vasia23Амадей фон Вульф Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
st .matros

Коллега, так и непонял к чему

Коллега, так и непонял к чему гемор от американских орудий?

frog

   Для заявленных целей —

   Для заявленных целей — вполне себе кораблики. А если кто захочет "часовой отверткой котлы чинить", так тут и выносной мозг не поможетsmiley….

   Однако

…представлял собой крейсер с развитым баком и ютом, размерениями – 107,0х14,0х5,0 м. водоизмещением 4400 тонн и вооружением, состоящим из 6х152-мм. и 6х107-мм. орудий.

 

…крейсер подрос до 117,0х14,0х5,0 м. и водоизмещения – 4400 тонн. Состав вооружения был определен в 2х203-мм и 8х120-мм. орудий.

   Я вполне себе могу допустить, что полдюжины 6" и стоко же 4,2" весят как 2 8" и 8 стодвадцаток. "Но геометрия, сэр, как же геометрия?!"

   Ну, и у крейсеров-"итальянцев" можно было бы чутка осадку увеличить, бо чертежи, как я понимаю, одинаковы.

СЕЖ

++++
Будем надеяться, что

++++

Будем надеяться, что между моряками "Ахилеса" и моряками "Гектора" не будет боев из-за исторических корней. Хотя учитывая соотношение, "новотроянцам" будет в драках не везти, кстати из-за троекратного соотношения "новоэллинов/новодревнегреков".

Может "Парис" вместо "Гектора" будет? Так кстати и намек на дружественную Францию (Парис=Париж)

redstar72

СЕЖ пишет:
Может «Парис»

[quote=СЕЖ]

Может "Парис" вместо "Гектора" будет? Так кстати и намек на дружественную Францию (Парис=Париж)

[/quote]

Вообще-то, Парис тоже троянец и брат Гектора. Только Гектор действительно был герой, а вот Парис… Одним словом, фиг ему, а не крейсер! wink

СЕЖ

….. Так сильно я еще не

….. Так сильно я еще не ошибался. Я Париса с Патроколом перепутал!!! Ведь именно Патрокол был другом Ахилеса, а Парис…. — и ведь вспомнил про стрелу

(Патрокол застрелил Ахилеса в спину и свалил все на Париса. Что бы провернуть такую операцию, он получил мощную поддержку)

redstar72

СЕЖ пишет:
(Патрокол

[quote=СЕЖ]

(Патрокол застрелил Ахилеса в спину и свалил все на Париса. Что бы провернуть такую операцию, он получил мощную поддержку)

[/quote]

Патрокл вообще-то никак не мог бы провернуть подобное, поскольку погиб раньше Ахиллеса;).

Пупс

Вот подумалось, с рубки то

Вот подумалось, с рубки то обзор получше будет, может туда ТА поставить?wink Если серьезно, то на корме удобное местечко, а флагшток через барабан ТА пропустить. И будет обстрел ТА в 280градусов, и полный по корме, разве плохо? Ток может под ТА броньку подстелить, так на всякий случай?

При таком раскладе, логичнее

При таком раскладе, логичнее было бы 2*6" + 8*120мм. 8" тут явно избыточно.

redstar72

++++++++++++ 

++++++++++++ yes

Ansar02

!!! Очень красиво! Не ясен

yes!!! Очень красиво! Не ясен глубинный смысл в 127 мм калибре, при наличии 120 и 152 мм?

ИМХО — логичнее строить "Сапфиры" со 120 мм пушками, а "Аяксы" только со 152 мм.

С уважением, Ансар.

vad26

Мне кажется, что имена

Мне кажется, что имена "Гектор", "Ахиллес" и пр. слишком чужеземные и незнакомые для простого матросского уха, отсель — непонятны и даже вредны. Начнутся русские упрощения для запоминания, переименования в разговорах, радиограммах…

napoleon_6

+++
По поводу американских

+++

По поводу американских орудий имеются огромные сомнения, французское лобби не пропустит эксперименты.

Стволяр

А мне вот, знаете, как-то

А мне вот, знаете, как-то неожиданно вдруг понравился "Сапфир" с его десятком пятидюймовок. Причем как раз в силу своего ГК. Просто, откровенно говоря, мы уже тут порой действуем как в том анекдоте про "ну, котик, ну, миленький, ну еще хоть сто грамм…", пытаясь выжать все возможное и невозможное из традиционных идей и привычных калибров. А тут определенно более свежий взгляд на вещи. wink  Ну и за "дрессированных элсвикских собачек" с прочими словесными "контрэскарпами" отдельное спасибо, зело меня сие увеселило. smile

С уважением. Стволяр.

P.S. И да, как я понимаю, по крайней мере в части габаритов и ходовых качеств предложенных кораблей мысли некоторых альтернативщиков подобно мыслям, скажем так, людей с ограниченными интеллектуальными способностями демонстрируют тенденцию к определенному подобию? smile

anzar

….пытаясь выжать все

….пытаясь выжать все возможное и невозможное из традиционных идей и привычных калибров.

Коллега Стволяр, снаряд 127мм/40 весит почти столько же как и 120мм/45 (22,7 к 20,5кг) а дульная енергия даже меньше (5,5 к 6,9 kJ) Оба бронебои (770г разривной заряд к ???), о наличие фугасних тогда тоже не упоминаеться у обоих. К тому же там раздельное заряжение. Вот следующая 127/50 да, мощнее чуть. Так что православний 6" рулит!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить