Мир Третьего Рима. История Российской Империи (1881 год — настоящее время). Часть 2

0
0

Предыдущая часть

Продолжаю выкладывать великолепную альтернативы коллеги Гвардии-полковника. Стоит заметить что она совсем не маленькая и будет не одна и не две части.

6 июня 1881 года

В Берлине подписан новый Договор трёх императоров (Российской, Германской и Австро-Венгерской империй), дипломатическая подготовка которого продолжалась с 1 сентября 1879 года. Договор заключён на 3 года.

Договаривающиеся стороны взаимно обязывались соблюдать нейтралитет, в случае если какая-либо из них окажется в состоянии войны с четвёртой великой державой.

Это означало, что Россия обязывалась перед Германией не вмешиваться во франко-германскую войну. Германия и Австрия в обмен гарантировали тоже самое России на случай англо-русской войны.

Гарантия нейтралитета распространялась и на случай войны с Турцией, при том, однако, непременном условии, чтобы заранее были согласованы цели и предполагаемые результаты этой войны.

Было предусмотрено, что никто из участников договора не станет пытаться изменить существующее территориальное положение на Балканах без предварительного соглашения с двумя другими партнёрами.

Кроме того, Германия и Австрия обещали России, что окажут ей дипломатическую поддержку против Турции, если та отступит от принципа закрытия проливов для военных судов всех наций. Этот пункт был особенно важен для русского правительства. Он предупреждал возможность англо-турецкого соглашения и устранял опасность появления английского флота в Чёрном море.

Таким образом, посредством договора 18 июня 1881 года. Германия гарантировала себе русский нейтралитет в случае своей войны с Францией. Россия же обеспечивала для себя нейтралитет Германии и Австрии при войне своей с Англией и Турцией.

Возобновление союза трех императоров

Заключая союз с Австро-Венгрией, Бисмарк не закрывал глаз на таящиеся в нём опасности. Однако он был уверен, что этот враждебный России акт сойдёт ему с рук безнаказанно. В силу финансового истощения и тревожного внутреннего положения страны царское правительство и думать не могло о возобновлении в ближайшие годы наступательной политики. Потребность в передышке вызывалась ещё и тем, что продолжалось преобразование русской армии, задуманное военным министром Д. А. Милютиным. Новая война помешала бы закончить это дело. Между тем Берлинский конгресс вскрыл крайнюю напряжённость русско-английских отношений. Царское правительство опасалось, что в случае нового конфликта с Англией возможно появление английского флота в проливах и Черном море. На Берлинском конгрессе выяснилось, что Англия отнюдь не намерена соблюдать принцип закрытия проливов для военных судов. Если бы Англия стала хозяйкой проливов, тысячевёрстное побережье Чёрного моря оказалось бы открытым для пушек английского флота, а вся внешняя торговля южной России — зависимой от воли Англии.

Перед лицом такой опасности России прежде всего нужно было обзавестись своим флотом на Чёрном море. Но, во-первых, флот нельзя было построить в один день; во-вторых, на его постройку нужны были большие деньги, которых у царского правительства не было. Приступить к постройке военного флота оно смогло лишь в 1881 г., через три года после окончания русско-турецкой войны. Спущены же на воду первые броненосцы на Чёрном море были только в 1885—1886 гг.

Готовясь к возможной борьбе против Англии, Россия была чрезвычайно заинтересована в том, чтобы выйти из состояния той политической изоляции, в которой она оказалась на Берлинском конгрессе. При этом русская дипломатия стремилась отдалить от Англии её вероятных союзников и прежде всего английскую соратницу на Берлинском конгрессе — Австро-Венгрию. Далее имелось в виду дать почувствовать самой Англии, что Россия может причинить ей неприятности в таком чувствительном месте, как северо-западные подступы к пределам Индии. В том же плане предполагалась попытка оторвать Турцию от Англии. Наконец, при отсутствии флота важно было продвинуть хотя бы сухопутные силы России поближе к проливам. Первую из этих задач русская дипломатия рассчитывала разрешить возобновлением соглашения трёх императоров; вторую — продвижением русских в Средней Азии; решение третьей отчасти предусматривалось тем же соглашением трёх императоров. Но, главное, этому неожиданно помог захват Англией Египта: он оттолкнул Турцию от Англии и разрушил англо-турецкий союз. Четвёртую задачу русское правительство рассчитывало осуществить путём укрепления русского влияния в Болгарии и организации болгарской армии под руководством русских офицеров. Господствуя на болгарском плацдарме, Россия могла держать под ударом проливы. Таковы были цели, которые обстановка конца 1878 г. выдвигала перед руководителями русской дипломатии.

Осуществление указанных дипломатических задач совпало с переменами в руководстве русской внешней политикой. Князь Горчаков с конца лета 1879 г. почти совсем устранился от дел из-за расстроенного здоровья; в 1879 г. ему минул 81 год. Формально он оставался министром до 1882 г.; но с 1879 г. управление министерством было поручено товарищу министра Н. К. Гирсу. Гирс был чиновником не глупым, но ни в какой мере не выдающимся. Робость и нерешительность были едва ли не основными его свойствами. Больше всего он боялся ответственности. К тому же он не имел ни связей, ни состояния, а тому и другому придавалось в те времена большое значение. Гирс очень дорожил своим служебным положением и своим окладом. Нового царя, Александра III, он боялся панически. Когда Гирс отправлялся с докладом к царю, ближайший помощник его Ламздорф шёл в церковь молиться о благополучном исходе доклада. Вдобавок Гирс был немцем. Он неустанно заботился о том, чтобы не задевать немецких интересов и быть приятным Бисмарку. Только ради этого и проявлял иногда инициативу этот серый человек. Подчас он выступал буквально как немецкий агент.

В 1878—1881 гг., т. е. в последние годы царствования Александра II, через голову Гирса оказывает воздействие на руководство русской дипломатии несравненно более крупная фигура, военный министр Д. А. Милютин. Милютин участвовал в целом ряде походов, однако по своему складу он был больше профессором военного искусства и первоклассным военным организатором, нежели полководцем и боевым генералом. Правда, Милютин не имел дипломатического опыта; однако, в отличие от Гирса, это была сильная личность. Пока он пользовался влиянием, т. е. пока был жив Александр II, Милютин мог считаться фактическим руководителем внешней политики России. Главную задачу этой политики он видел в том, чтобы обеспечить стране передышку для завершения реорганизации русской армии.

Для восстановления нормальных отношений и договорных связей с Германией в Берлин был послан Сабуров. Вскоре он назначен был туда послом вместо Убри, которого Бисмарк ненавидел, считая его сторонником франко-русского сближения. Ещё 1 сентября 1879 г., после поездки Мантейфеля к царю, Бисмарк полагал, что переговоры с Россией о союзе невозможны: они затруднили бы сближение Германии с Австрией. Но после того как с Австрией дело было закончено, Сабуров нашёл канцлера в совершенно ином настроении. Правда, Бисмарк начал с жалоб на “неблагодарность” и враждебность России. По его словам, до него дошли сведения, будто Россия предлагает союз Франции и Италии. Канцлер дал понять, что сам он уже достиг соглашения с Австрией. Однако после всего этого он заявил, что готов приступить к восстановлению союза трёх императоров. Участие Австрии он ставил непременным условием соглашения с Россией. Сабуров вначале вообразил, что с Германией удастся договориться не только без Австрии, но и против неё. Однако вскоре русским дипломатам пришлось убедиться в невозможности такого оборота дела.

Гораздо больше затруднений доставили Бисмарку австрийцы. Надеясь на сотрудничество Англии, австрийские политики долго не желали идти на сделку с Россией. Однако в апреле 1880 г. произошло событие, сделавшее Австрию более сговорчивой. Пал кабинет Биконсфильда; на смену ему пришёл Гладстон. Вся избирательная кампания проводилась Гладстоном под лозунгом борьбы против внешней политики Биконсфильда. Гладстон провозглашал обычные либеральные лозунги: “европейский концерт”, отказ от каких-либо сепаратных выступлений, свобода и равенство наций, экономия в военных расходах и уклонение от всяких союзных договоров, которые могли бы связывать внешнюю политику Англии. По существу политика Гладстона оставалась политикой колониальной экспансии; именно при нём совершилась оккупация Египта британскими войсками. Но некоторое реальное содержание во всей этой либеральной фразеологии всё же имелось. Восстановление “европейского концерта”, разрушенного Биковсфильдом в момент отклонения Берлинского меморандума, и лозунг свободы и равенства наций в переводе на простой язык означали отказ от англо-турецкого союза, а также от фактического протектората над Турцией, т. е. от основ внешней политики Биконсфильда, ради попытки соглашения с Россией. При прямом поощрении со стороны Биконсфильда султан медлил с осуществлением ряда неприятных для него постановлений Берлинского конгресса. К числу их относилось исправление границ Черногории и Греции. Гладстон резко повернул этот политический курс. Осенью 1880 г. и в начале 1881 г. Россия и Англия при пассивной поддержке Франции и Италии угрозой применения силы принудили султана уступить Греции Фессалию и удовлетворить претензии Черногории.

Рассчитывать на поддержку Англии Австрия теперь явно не могла. Более того, перед ней вырастала угроза англо-русского соглашения. Некоторое время австрийцы не хотели этому верить, и потому переговоры с Россией протянулись ещё около года. Наконец, австрийцы поняли, что от Гладстона им ждать нечего. Тогда колебаниям их пришёл конец. 18 июня 1881 г. был подписан австро-русско-германский договор. По примеру договора 1873 г., он тоже вошёл в историю с громким титулом “союза трёх императоров”. В отличие от договора 1873 г., который был консультативным пактом, договор 1881 г. являлся прежде всего соглашением о нейтралитете.

Договаривающиеся стороны взаимно обязывались соблюдать нейтралитет, в случае если какая-либо из них окажется в состоянии войны с четвёртой великой державой. Это означало, что Россия обязывалась перед Германией не вмешиваться во франко-германскую войну. По-видимому, тут сказалось воздействие Гирса и других германистов из царского окружения. Германия и Австрия в обмен гарантировали тоже самое России на случай англо-русской войны. Гарантия нейтралитета распространялась и на случай войны с Турцией, при том, однако, непременном условии, чтобы заранее были согласованы цели и предполагаемые результаты этой войны. Было предусмотрено, что никто из участников договора не станет пытаться изменить существующее территориальное положение на Балканах без предварительного соглашения с двумя другими партнёрами. Кроме того, Германия и Австрия обещали России, что окажут ей дипломатическую поддержку против Турции, если та отступит от принципа закрытия проливов для военных судов всех наций. Этот пункт был особенно важен для русского правительства. Он предупреждал возможность англо-турецкого соглашения и устранял опасность появления английского флота в Чёрном море.

Таким образом, посредством договора 18 июня 1881 г. Германия гарантировала себе русский нейтралитет в случае своей войны с Францией; Россия же обеспечивала для себя нейтралитет Германии и Австрии при войне своей с Англией и Турцией.

Договором 18 июня 1881 г. Бисмарк обеспечивал себя от франко-русского союза в обмен за свои гарантии для России на случай англо-русской войны. Уязвимым местом всей этой дипломатической комбинации было то, что согласие трёх императоров могло держаться лишь до тех пор, пока не проснутся вновь австро-русские противоречия, смягчившиеся было после окончания восточного кризиса 1875—1878 гг. Иначе говоря, соглашение трёх императоров было прочно лишь постольку, поскольку положение на Ближнем Востоке оставалось более или менее спокойным.

6 июня 1881 года

Образована Закаспийская область с центром в Асхабаде, подчиненная наместнику на Кавказе.

1 июля 1881 года

На Сахалине и в Нерчинском округе Забайкальской области учреждены «учебно-воспитательные приюты для детей ссыльно-каторжных».

12 июля 1881 года

Российское общество Красного Креста решило образовать «особый специальный капитал на выдачу пособий населению в случае общественных бедствий: пожаров, наводнений, эпидемий и т. д.».

16 июля 1881 года

В Пятигорске во время чествования памяти М.Ю. Лермонтова отслужена первая за 40 лет после гибели поэта соборная панихида. Дуэлянты считались самоубийцами, поэтому поминать их не полагалось.

20 июля 1881 года

Из Белозерска Новгородской губернии сообщили, что «за последнее время все чаще проявляли свою хищническую деятельность медведи».

Петербургский градоначальник запретил катание на велосипедах по городу и островам, так как велосипедисты «стесняют проходящую публику», и разрешил ездить «только по улицам, назначенным для езды в экипажах».

8 августа 1881 года

В Казани открылся первый аукционный зал.

14 августа 1881 года

Высочайше утверждено «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия».

Его разработкой руководил министр внутренних дел граф Н.П. Игнатьев. Затем проект был одобрен Советом министров и утвержден императором Николаем II. В положении сведены воедино все мероприятия, использовавшиеся против революционного движения в 1870-е гг., и дополнены новыми. Оно регламентировало режим исключительного (чрезвычайного) положения и предусматривал три его разновидности. В обеих столицах, положение усиленной либо чрезвычайной охраны действовали с 1881 года. Один из видов исключительного положения распространялся на большую часть империи. Согласно ему власти на местах (в определенных губерниях) могли без суда налагать за нарушения арест до 3 месяцев и штраф до 3000 руб., закрывать общественные организации, торговые и промышленные предприятия.

 

Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия 1881 года

Положение было подготовлено в ответ на убийство Александра II. Его разработкой руководил министр внутренних дел гр. Н.П. Игнатьев. Затем проект был одобрен Комитетом министров и утвержден императором Николаем II. Новый закон сводил воедино все репрессивные мероприятия, использовавшиеся против революционного движения в 1870-е гг., и дополнял их новыми. Он регламентировал режим исключительного (чрезвычайного) положения и предусматривал три его разновидности. В обеих столицах, положение усиленной либо чрезвычайной охраны действовали с 1881. После 1881 г. один из видов исключительного положения (включая третий, предусмотренный статьями 28-31) распространялся на большую часть империи. Положение приводится с некоторыми сокращениями.

 

Положение Совета министров [1],
Высочайше утверждённое 14 августа 1881 года

 

I. Общие правила

1. Высшее направление действий по охранению государственного порядка и общественного спокойствия принадлежит министру внутренних дел. Требования его, к сим предметам относящиеся, подлежат немедленному исполнению всеми местными начальствами. Все ведомства обязаны оказывать полное содействие установлениям и лицам, коим вверено охранение государственного порядка и общественного спокойствия.

2. На основании предыдущей статьи министр внутренних дел отменяет те распоряжения подчинённых ему административных начальств по охранению государственного порядка и общественного спокойствия, которые будут признаны им не соответствующими цели…

3. Если министр внутренних дел признает необходимым для охранения государственного порядка и общественного спокойствия принятия такой временной меры, которая требует одобрения верховной власти, то об утверждении предположений своих по сему предмету он испрашивает высочайшее соизволение или через Комитет министров, или, в случаях, не терпящих отлагательства, всеподданнейшим докладом, причём о последовавших высочайших повелениях доводит до сведения Комитета министров.

4. В тех случаях, когда проявления преступной деятельности лиц, злоумышляющих против государственного порядка и общественной безопасности, принимают в отдельных местностях столь угрожающий характер, что вызывают необходимость особых мероприятий, направленных к прекращению сих проявлений, местности эти объявляются, в установленном ниже порядке, в исключительном положении.

6. Пределы установляемых обязанностей обывателей и прав административных властей соразмеряются со степенью проявившихся в той или другой местности беспорядков:

а) когда общественное спокойствие в какой-либо местности будет нарушено преступными посягательствами против существующего государственного строя или безопасности частных лиц и их имуществ, или подготовлением таковых, так что для охранения порядка применение действующих постоянных законов окажется недостаточным, то местность эта может быть объявлена в положении усиленной охраны;

б) когда такими посягательствами население известной местности будет приведено в тревожное настроение, вызывающее необходимость принятия исключительных мер для безотлагательного восстановления нарушенного порядка, то означенная местность может быть объявлена в положении чрезвычайной охраны.

7. Право первоначального объявления какой-либо местности в положении усиленной охраны принадлежит министру внутренних дел, а в местностях, подведомственным генерал-губернаторам – и сим последним, с утверждения министра внутренних дел…

8. При объявлении положения усиленной охраны министр внутренних дел немедленно доносит Правительствующему сенату для распубликования и, вместе с тем, представляет о принятой мере и поводах к ней на высочайшее благоусмотрение через Комитет министров.

9. Положение чрезвычайной охраны вводится не иначе, как высочайше утверждённым положением Комитета министров, по представлению министра внутренних дел.

10. При объявлении положений как усиленной, так и чрезвычайной охраны должны быть в точности определяемы местности, на которые распространяются исключительные меры, установляемыми сими положениями.

11. Положения усиленной и чрезвычайной охраны прекращаются тем же порядком, коим были установлены (ст. 7, 8 и 9).

12. По истечении одного года со дня введения положения усиленной охраны и шести месяцев со дня введения положения чрезвычайной охраны, о продолжении сих мер, буде в том окажется надобность, министр внутренних дел входит с представлением в Комитет министров.

13. Совершенное прекращение исключительного положения в данной местности влечёт за собой немедленное восстановление полной силы действующих в обыкновенное время законов и отмену всех временных постановлений, принятых в вижу сего положения.

 

II. Правила о положении усиленной охраны

14. В местностях, объявленных в состоянии усиленной охраны, права и обязанности по охранению государственного порядка и общественной безопасности возлагаются на генерал-губернаторов, как постоянных, так и временно в сии местности назначенных, а в губерниях, им не подведомственных – на губернаторов и градоначальников.

Примечание. Если положение усиленной охраны будет объявлено лишь в некоторых местностях, входящих в состав генерал-губернаторств, то по отношению к остальным местностям, на которые означенное положение распространяться не будет, генерал-губернаторам принадлежат общие права по охранению государственного порядка и общественного спокойствия…

15. В пределах этих местностей упомянутые начальствующие лица могут:

а) издавать обязательные постановления по предметам, относящимся к предупреждению нарушения общественного порядка и государственной безопасности, как напр. относительно обязанности владельцев недвижимых имуществ и их управляющих по внутреннему наблюдению в границах их владения, относительно способов сего наблюдения, порядка определения и смещения лиц, на которых будут возложены владельцами упомянутые обязанности и т.п., и

б) устанавливать за нарушение таковых обязательных постановлений взыскания, не превышающие трехмесячного ареста или денежного штрафа в 500 рублей.

16. Генерал-губернаторам, а в местностях, им не подчиненных – губернаторам и градоначальникам предоставляется также:

а) разрешать в административном порядке дела о нарушениях изданных или обязательных постановлений; причём генерал-губернаторы могут уполномочивать на разрешение сих дел подчинённых им начальников губерний, градоначальников и обер-полицеймейстеров;

б) воспрещать всякие народные, общественные и даже частные собрания;

в) делать распоряжения о закрытии всяких вообще торговых и промышленных заведений как срочно, так и на все время объявленного положения усиленной охраны, и

г) воспрещать отдельным личностям пребывание в местностях, объявленных в положении усиленной охраны…

17. От генерал-губернаторов, а в губерниях, им не подчиненных – от Министра внутренних дел, зависит: а) передавать на рассмотрение военного суда отдельные дела о преступлениях, общими уголовными законами предусмотренных, когда они признают это необходимым в видах ограждения общественного порядка и спокойствия, для суждения их по законам военного времени и б) требовать рассмотрения при закрытых дверях всех тех судебных дел, публичное рассмотрение коих может послужить поводом к возбуждению умов и нарушению порядка.

Примечание. В сих видах им предоставляется право требовать от прокурорского надзора представления для просмотра, на срок не свыше двух недель, каждого отдельного следственного производства, или дознания, не переданного ещё в судебное установление.

18. Рассмотрение и решение упомянутых дел в военно-окружных и временных военных судах производится… с тем:

а) чтобы лицам, виновным в сооружённом сопротивлении властям или нападении на чинов войска и полиции и на всех вообще должностных лиц, при исполнении ими обязанностей службы, или же вследствие исполнения сих обязанностей, коль скоро преступления эти сопровождались убийством или покушением на убийство, нанесением ран, увечий, тяжких побоев, или поджогом – определялось наказание, предусмотренное статьёй 279 Воинского устава о наказаниях, изд. 1879 года [2];

в) чтобы дела о лицах, обвиняемых в государственных преступлениях, рассматривались всегда при закрытых дверях…

19. Утверждение всех приговоров Военного Суда, по делам сего рода. принадлежит Генерал-губернаторам, а в местностях, им не подчиненных – Командующим войсками, в военном округе расположенными, которым присваиваются по сему предмету права, предоставленные статьями 1234, 1238 и 1241 кн. XXIV Свода военн. пост. главнокомандующему в военное время[3].

20. Действие статьи 511 т. II ч. I, изд. 1876 года, распространяется в пределах местностей, объявленных в положении усиленной охраны, на замещение всех вообще должностей по земским, городским и судебно-мировым установлениям, утверждение в каковых должностях не поставлено действующим законом в прямую зависимость от губернаторов или градоначальников и министра внутренних дел, с тем, чтобы, независимо от сего, по требованию губернатора или градоначальника, были немедленно удаляемы от должностей по упомянутым постановлением все те лица, которые признаны будут неблагонадёжными в силу стать 494 т. II, ч. I. Правило это не распространяется однако на мировых судей и лиц, служащих в земских и городских общественных учреждениях по выборам [4].

21. Местным начальникам полиции, а также начальникам жандармских управлений и их помощникам, предоставляется делать распоряжения:

а) о предварительном задержании, не долее однако двух недель, всех лиц, внушающих основательное подозрение в совершении государственных преступлений или в прикосновенности к ним, а в принадлежности к противозаконным сообщества, и

б) о производстве во всякое время обысков во всех без исключения помещениях, фабриках, заводах и т.п. и о наложении ареста, впредь до распоряжения подлежащего начальства, на всякого рода имущество, указывающее на преступность действий или намерений заподозренного лица.

Примечание. О всяком заарестовании и освобождении от оного чины полиции и жандармского корпуса составляют немедленно надлежащее постановление, копию с которого безотлагательно сообщают лицу прокурорского надзора, безотлагательно донося о заарестовании местному губернатору или градоначальнику, по письменному распоряжению которых  срок предварительного ареста может быть продлён до одного месяца со дня задержания.

22. В случае бездействия власти административных лиц при исполнении ими обязанностей по охранению государственного порядка и общественного спокойствия, лица сии могут по определению суда быть подвергаемы определённым в законе взысканиям не только в высшей мере оных, но даже одной и двумя степенями выше.

 

III. Правила о положении чрезвычайной охраны.

23. Все статьи положения усиленной охраны сохраняют свою силу и при положении чрезвычайной охраны, поскольку они не изменяются нижеследующими правилами.

24. Генерал-губернаторам присваиваются изложенные ниже права главноначальствующих, а в случае надобности, по особым каждый раз высочайше утверждённым положением Комитета министров, и права главнокомандующих армией в военное время.

25. В местностях, не подчинённых генерал-губернаторам, указывается высочайшей властью то лицо, на которое возлагаются права главноначальствующего.

26. Главноначальствующему, независимо от прав, указанных в отделе II настоящего Положения, предоставляется в пределах подведомственной ему местности:

а) право подчинять некоторые из местностей вверенного ему края особо для сего назначенным лицам…

б) право учреждать для содействия существующим органам полиции особые военно-полицейские команды, с кругом прав и обязанностей, указываемых при самом их учреждении;

в) право изъятия из общей подсудности дел об известного рода преступлениях и проступках, с передачей оных в производство военного суда в порядке, установленном статьями 17 и 18 сего Положения, или с подчинением их административному разрешению, в пределах карательной власти, предоставленной ему на основании пункта д этой статьи;

г) право налагать на срок объявленного положения чрезвычайной охраны секвестр на недвижимые и арест на движимые имущества и доходы с них, в тех случаях, когда путём распоряжения такими имуществами или доходами с оных достигаются преступные цели или когда упущения по управлению таковыми влекут за собой опасные для общественного порядка последствия.

Примечание. Управление имуществом, на которое наложен секвестр, поручается местным учреждениям ведомства государственных имуществ; причём издержки по управлению покрываются из доходов с этого имущества; остающийся же чистый доход с секвестрованного имущества возвращается владельцу не ранее освобождения имущества от секвестра;

д) право подвергать в административном порядке лиц заключению в тюрьме или крепости на 3 месяца или аресту на тот же срок, или денежному штрафу до 3.000 руб. как за нарушение обязательных постановлений, так и за проступки, об изъятии коих из ведомства судов будет заранее объявлено;

е) право устранять от должности на время объявленного положений чрезвычайной охраны чиновников всех ведомств, а также лиц, служащих по выборам в сословных, городских и земских учреждениях; из сего исключаются только лица, занимающие должности первых трёх классов[5];

ж) закрывать экстренные, приостанавливать и закрывать очередные собрания сословных, городских и земских учреждений и в каждом отдельном случае определять вопросы, подлежащие устранению из обсуждения означенных собраний;

з) право приостанавливать периодические издания на всё время объявленного чрезвычайного положения, и

и) право закрывать учебные заведения на срок не долее одного месяца.

Примечание. О причинах принятия этой меры главноначальствующий обязывается сообщит подлежащему начальству учебного заведения, а также министру внутренних дел, который, если бы признавал необходимым продлить срок закрытия учебного заведения, вносит о том представление в Комитет министров.

27. На действия подчинённых главноначальствующему учреждений жалобы могут быть приносимы в порядке подчинённости в двухнедельный срок.

 

IV. Правила для местностей, не объявленных в исключительном положении.

28. Одновременно с объявлением какой-либо местности в одном из видов исключительных положений могут быть введены, по особым каждый раз указаниям высочайше утверждённого положения Комитета министров, в некоторых точно определённых смежных губерниях и областях и даже во всех остальных местностях государства следующие правила.

29. Местным начальникам полиции, а также начальникам жандармских управлений и их помощникам предоставляется: подвергать лиц, подозреваемых в совершении государственных преступления или в прикосновенности к ним, а равно в принадлежности к противозаконным сообщества, предварительному аресту на срок не более семи дней и производить у таких лиц обыски и выемки.

Примечание. О всяком заарестовании и освобождении от оного чины полиции и жандармского корпуса составляют немедленно надлежащее постановление, копию с которого сообщают лицу прокурорского надзора, безотлагательно донося о заарестовании местному губернатору или градоначальнику.

30. Губернаторам и градоначальникам присваиваются права, указанные в статье 20 сего Положения.

31. Министру внутренних дел, по соглашению с министром юстиции, предоставляется за преступления государственные, а также за вооружённое сопротивление властям, от правительства установленным, или нападения на чинов войска и полиции и на всех вообще должностных лиц при исполнении ими обязанностей службы, или де вследствие исполнения сих обязанностей, коль скоро преступления эти сопровождались убийством или покушением на убийство, нанесением ран, увечий, тяжких побоев или поджогом, предавать военному суду лиц гражданского ведомства и определения виновным наказания, установленного статьёй 279 Воинск. уст. о наказ., изд. 1879 года.

 

V. Правила об административной высылке.

32. Высылка частного лица административным порядком в какую-либо определённую местности Европейской или азиатской России, с обязательством безотлучного пребывания в течение назначенного срока, может иметь место не иначе, как при соблюдении нижеследующих правил.

33. Подлежащая власть, убедившись в необходимости высылки частного лица, представляет об этом министру внутренних дел с подробным объяснением оснований к принятию этой меры, а также предположений о сроке высылки.

Примечание. Предварительный арест лиц, предназначенных к высылке в определённую местность, может, по распоряжению министра внутренних дел, быть продолжен впредь до разрешения вопроса о высылке их.

34. Представления этого рода рассматриваются в особом совещании, образуемом при министре внутренних дел, под председательством одного из товарищей министра, из четырех членов – двух от министерства внутренних дел и двух от министерства юстиции. Постановления сего совещания представляются на утверждение министра внутренних дел.

35. При обсуждении представления о высылке, упомянутое совещание может потребовать необходимых дополнений и разъяснений, а в случае надобности – вызвать для личных объяснений предназначенное к высылке лицо[6].

36. Для безвыездного пребывания в месте, для высылки определённом, устанавливается срок в размере от одного года до пяти лет [7]…

Примечания

[1] Совет министров – высшее государственное учреждение Российской Империи, предварительно рассматривал некоторые административные дела, превышающие компетенцию отдельных министров, а также отдельные законопроекты, которые почему-либо представлялось неудобным вносить в Государственный совет. Положение об охране принадлежало ко второму роду дел. Предложения Совета утверждались императором.

[2] Т.е. смертная казнь.

[3] Т.е. право утверждать приговор окончательно без права подсудимого подавать кассационную жалобу в Главный военный суд.

[4] Статья давала губернатору и градоначальнику право давать согласие на назначение и требовать увольнения всех земских и городских служащих.

[5] К первым трём классам по табели о рангах относились только высшие чины центрального управления, генерал-губернаторы и командующие войсками военных округов. Губернаторы и председатели местных судов (включая старших председателей судебных палат) относились к IV классу.

[6] На практике такие лица не вызывались.

[7] Как правило, назначался 3-летний срок.

14 августа 1881 года

Общество рыбных торговцев Царицына учредило стипендию для учащихся классической прогимназии.

1 сентября 1881 года

В Москве начал работу съезд железнодорожных врачей. Съезд определил, что необходимо наличие одного врача на каждые 100 верст дороги.

4 сентября 1881 года

В Нежине торжественно открыт памятник (бюст) Н.В. Гоголю.

12 сентября 1881 года

Всероссийский археологический съезд в Тифлисе.

15 сентября 1881 года

Первый железнодорожный состав прошел 218 верст по Закаспийской железной дороге.

 16 сентября 1881 года

На заседании Совета министров рассмотрен вопрос о необходимости введения «в российских городах телефонных сообщений».

3 ноября 1881 года

Капитан 1-го ранга Александр Федорович Можайский получает от Департамента торговли и мануфактуры пятилетнюю привилегию (патент) на воздухолетательный снаряд (первый в мире самолет). При этом правительство не ручается ни в точной принадлежности изобретения предъявителю прошения на привилегию, ни в успехах онаго.

Покушение в Петербурге акцизного чиновника Николая Санковского на жизнь товарища министра внутренних дел генерал-адъютанта П.А. Черевина.

В Петербурге на территории Соляного городка на Фонтанке открыт Отечественный сельскохозяйственный музей. В музее было представлено «обширное собрание земледельческих машин, сельскохозяйственных моделей и коллекции растений, плодов и т. п.». Там же, в Соляном городке, разместились Технический музей, принадлежавший Императорскому русскому техническому обществу (в нем можно было «ознакомиться с постепенным ходом развития фабричного и заводского производств»), и Педагогический музей военно-учебных заведений.

9 декабря 1881 года

В Тегеране подписана Конвенция между Россией и Персией о разграничении к востоку от Каспийского моря. Высочайше ратифицирована 28 февраля 1882 года. Высочайшее повеление объявлено министром юстиции (№707. Собр. Узак. 1882 г. Мая 11, ст. 269).

28 декабря 1881 года

Высочайше утвержден закон «Об обязательном выкупе земли крестьянами». Понижены на 1 руб. выкупные платежи с крестьянских надельных земель.

Учреждена литературная премия имени А.С. Пушкина.

На деньги нефтепромышленника Рогозина Русским физико-химическим обществом устроен конкурс на лучшую керосиновую лампу.

В штат полицейских врачей назначены «врачи усиленного санитарного надзора».

На 31 декабря 1881 года территория Российской империи составляла 22 189 368,9 кв. км.

1882 год

 

1 января 1882 года

Высочайшим Указом Государя Императора Николая II Министром Финансов Российской Империи назначен профессор, доктор политических наук Бунге Николай Христианович.

Бунге Николай Христианович

 

Бунге Николай Христианович – публицист и государственный деятель, происходит из дворян евангелического исповедания, род. 11 ноября 1823 г. в Киеве, где отец его служил врачом и считался опытным медиком, преимущественно по детским болезням, образование получил в 1-й Киевской гимназии и в Университете св. Владимира, где кончил курс в 1845 г. со степенью кандидата законоведения.

31 октября того же года Б. определен был преподавателем законов казенного управления в Лицей князя Безбородко, а по защите в 1847 году магистерской диссертации: «Исследование начал торгового законодательства Петра Великого» («Отечеств. Записки», 1850 г., т. LXVIII, № 1) утвержден был 19 декабря 1847 г. профессором Лицея, в каковой должности и оставался до 31 октября 1850 года. В Нежине Бунге примкнул к небольшому кружку передовых людей, имевшему благотворное влияние не только на учащуюся молодежь, но и на окружающую среду, педагогическую и общественную. В темном уездном захолустье он явился горячим миссионером европейской науки и гражданственности; как профессор, он деятельно заботился о поднятии уровня развития своих слушателей: чтобы сделать доступными для избранных им студентов сокровища европейской науки, Б. давал в своей квартире уроки по иностранным языкам. Эту редкую и симпатичную черту – любить все молодое и чуять в молодом все даровитое, Б. сохранил и впоследствии, когда (в 1850 г.) сделался профессором в Университете св. Владимира, и в этом же лежит разгадка чрезвычайного успеха его университетских лекций. 16 июня 1852 г. Б. был удостоен Киевским университетом степени доктора политических наук за диссертацию: «Теория кредита» (Киев, 1852) и в том же 1852 г. утвержден экстраординарным профессором, а в 1854 г. – ординарным профессором по кафедре политической экономии и статистики. В 1865 г., когда прекратил свои лекции профессор полицейского права Н. Д. Иванишев, преподавание этого предмета временно поручено было Б., который в 1869 году окончательно переменил прежнюю кафедру политической экономии и статистики на кафедру полицейского права. Полицейское право не представляется Б. цельной наукой; в учении о безопасности (законы благочиния) он видит часть государственного права, а в учении о благосостоянии (законы благоустройства) – прикладную часть политической экономии. Сообразно с этим, в его курсе «Полицейского права» (5 вып., Киев, 1873–77), который остался неоконченным и в котором он успел изложить только некоторые отделы благоустройства, преобладает экономическая точка зрения. Но при изложении теории экономических вопросов автор не ограничивается одними общими началами, так как, по его мнению, изучение одних общих законов, без связи с фактами, в коих эти законы обнаруживаются, легко вырождается в сухую и отвлеченную схоластику, могущую иметь интерес для специалистов, но бессильную разрешить жизненные вопросы. Кроме начатого курса полицейского права, Б. издал еще для своих слушателей «Курс статистики» (Киев, 1865; 2 изд., 1876) и «Основания политической экономии» (Киев, 1870). Университетская деятельность Б. не исчерпывалась одними только преподавательскими занятиями. В трудные дни университетской жизни, когда университеты лишались самоуправления, Б., в должности ректора по назначению (с 1859–1862 г.), с достоинством стоял во главе Киевского университета. Но и по возвращении университетам избирательного права Б. дважды был избираем ректором того же Киевского университета и состоял в этой должности с 1871–1875 г. и с 1878–1880 г. В 1876 г. Б. утвержден в звании заслуженного профессора: в 1880 г. он оставил Университет.

Б. принадлежал к числу тех ученых-профессоров, которые не замыкаются в глухие стены своего кабинета. Обладая светлым и обширным умом, он не мог не отзываться на общественные вопросы, которые жизнь ставила на очередь. Результатом такой его отзывчивости был целый ряд более или менее капитальных статей, помещенных им в разных периодических изданиях, начиная с 1852 г. Таковы статьи, относящиеся к ожидавшейся тогда крестьянской реформе (в «Отеч. Записках», 1858 г. № 8 и в «Русск. Вестнике 1859 г., № 2 и 8), к распространявшемуся новому виду промышленных предприятий в форме акционерных обществ (в «Журнале для акционеров», 1855 и 1858 г.) и многие другие, между которыми нельзя не отметить его замечаний об устройстве учебной части в университетах (в «Русск. Вестнике», 1858 г., т. XVII) и о банковой политике (в «Сборнике Государственных Знаний», т. I, 1874). Важное практическое значение имело и его исследование: «Товарные склады и варранты» (Киев, 1871); но особое внимание обратили на себя его исследования о способах восстановления у нас правильного денежного обращения, потрясенного, между прочим, чрезмерным выпуском бумажных денег. Сюда относятся следующие труды: «О восстановлении металлического обращения в России» (Киев, 1877); «О восстановлении постоянной денежной единицы в России» (Киев, 1878) и статьи в «Сборнике Госуд. Знаний», т. VI, 1878 и т. VIII, 1880 г. Кроме того, Б. перевел и дополнил сочин. А. Вагнера: «Русские бумажные деньги» (Киев, 1871).

Учено-литературная деятельность даровитого финансиста рано обратила на себя внимание правительства. Еще в 1859 г., когда созревала крестьянская реформа, Б. вместе с опытнейшими нашими финансистами приглашен был от Высочайшего имени к участию в финансовой комиссии, имевшей своею обязанностью приискание оснований и способов окончательного разрешения крестьянского вопроса посредством выкупа наделов при содействии правительства. Затем, снова призванный в Петербург для участия в обсуждении нового университетского устава (1863), Бунге получил поручение преподавать науку финансов и политической экономии наследнику Цесаревичу Николаю Александровичу. В основу лекций, которые он читал своему царственному ученику с 3 сентября 1863 по 11 июня 1864 года, Б. положил переведенную им на русский язык книгу Карла фон Гока: «Налоги и государственные долги» (Киев, 1865), о которой один из биографов Б. сказал, что «страна, правитель коей усвоил бы себе воззрения Гока на налоги и государственное хозяйство, могла бы быть счастливою». По возвращении своем в Киев, Б., не оставляя университетских занятий, принял предложенную ему должность управляющего Киевскою конторою государственного банка. Стоя таким образом у самого источника кредитн. операций, Б. получил возможность на практике проверять указания теории финансов. С этого времени голос его приобретает решающее значение в вопросах финансовых, и общественное мнение начинает обращаться к нему за указаниями, как выйти из нашего далеко не блестящего финансового положения.

Вступление Б. в 1880 г., в должность товарища министра финансов, а вскоре за тем, в 1881 г., и министра финансов, встречено было с полным сочувствием и большими надеждами. Шестилетнее управление его министерством финансов (1881–86) совпало с весьма тяжелым финансовым периодом. Некоторое оживление в промышленной жизни и в поступлении государственных доходов, замечавшееся после войны, уже в 1880 г. улеглось, и затем наступила реакция. К тому же два года сряду – 1884-й и особенно 1885-й – ознаменовались почти повсеместным в империи неурожаем хлебов и трав, что в свою очередь вызвало неблагоприятные последствия для промышленности и торговли, закрытие многих фабрик и заводов в промышленном районе, торговые банкротства и уменьшение заграничного отпуска. Уже первую свою государственную роспись (1881 г.) новый министр финансов свел с дефицитом в 50 млн рублей, и с тех пор дефициты не прекращались во все управление его министерством – явление, почти неизвестное предшествующему десятилетию (1871–1880), когда одна только роспись 1878 г. была сведена с дефицитом в 21 млн руб., хотя и тогда при исполнении росписей вместо ожидавшегося избытка доходов над расходами иногда оказывался недобор. Но по тому или иному сведению росписи нельзя еще судить о деятельности министерства финансов. Пробным камнем для этой деятельности могут служить меры по изысканию способов к достижению равномерного и справедливого обложения плательщиков, а также попечения о производительных силах народа, этого главного источника государственной силы и богатства. В том и другом отношении управление Н. X. Бунге ознаменовалось мероприятиями первостепенной важности. Уже в начале прошлого царствования выдвинут был вопрос о необходимости уничтожения старинного различия между податными и неподатными сословиями; но лишь Н. X. Бунге перешел наконец от проектов и предположений к действительному исполнению и провел отмену подушной подати и обращение оброчной подати в выкупные платежи. Но главная заслуга Н. X. Бунге, как министра финансов, заключается в указании пути, которого наше финансовое законодательство должно держаться в своем дальнейшем развитии. Этот путь – установление подоходного налога, который в настоящее время признается наиболее справедливым и целесообразным способом обложения, и на который у нас впервые официально указано было во всеподданнейшем докладе, приложенном к росписи на 1884 г. Но Н. X. Бунге, опасаясь потрясения существующих хозяйственных отношений, не решился сразу проектировать общий подоходный налог, а на первое время удовольствовался установлением ряда частных налогов, имеющих значение переходных мер, подготовляющих введение общего подоходного налога. Сюда относятся: налог на доход с процентных бумаг, процентный и раскладочный сбор с промышленных предприятий, а отчасти и налог с имуществ, переходящих безмездными способами. Значение подготовительной меры к введению общего подоходного налога имело и учреждение податной инспекции, которая и помимо этого значения своего в будущем оправдала свое существование, так как в первый год учреждения она с лишком в два раза окупила расходы на свое содержание одним лишь более правильным поступлением торговых сборов. Уже одни эти первые шаги по привлечению достаточных классов к участию в податном бремени, в связи с отменою подушной подати и понижением выкупных платежей, должны были благоприятно отразиться на производительных силах народа; но Н. X. Бунге принимал и прямые меры к экономическому преуспеянию страны. Сюда относятся учреждение Крестьянского поземельного банка, закон 1 июня 1882 г., сделавший первый и удачный шаг на пути регламентации фабричного труда в интересах рабочих, и правила 26 апр. 1883 г., положившие начало более правильному устройству городских и частных банков. Менее благоприятные результаты дала его таможенная политика, сделавшая столько уступок протекционизму, его питейная реформа 1885 г., учреждение Дворянского поземельного банка и некоторые другие частные меры.

Немногим министрам пришлось вынести столько нападений со стороны печати (в особенности со стороны «Московских Ведомостей»), и немногие относились к ним столь спокойно, не прибегая к защите карательной административной власти и ограничиваясь официальными опровержениями строго фактического характера.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. т. IVa (1891), с. 927–929.

Источник — http://fai.org.ru/forum/topic/30944-istoriya-rossiyskoy-imperii-1881-god-nastoyashhee-vremya/

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить