Выбор редакции

Мир Имперской Мерсии и Межрасового Иудейства (МИМиМИ). Часть 5

9
3

Предыдущие части

Содержание:

Дела Восточные широкими мазками

Мерсийская бабочка стала влиять на арабский мир не сразу, однако последствия взмахов ее крыльев были столь же глобальны, как и в Европе. Началось все, как уже говорилось, с Пиренейского полуострова: как и в РИ, спасавшиеся от саксов бритты, бежали на материк, в том числе и в Испанию. Поскольку Пенда и его наследники в этой АИ были более успешны в своих завоеваниях, то и беженцев было куда больше- и на материке вообще и в Испании в частности. Соответственно изменился количественный и качественный состав некоторых вестготских отрядов, какие-то сражения прошли по сценарию отличному от РИ, какие-то исторические деятели не успели стать историческими, какие-то – наоборот, сумели и выжить и выдвинуться- как это произошло с известным нам чернокожим вали Алафином. Последствия его правления мы уже расписывали и подробно останавливаться на них не будем.

В остальном Халифате события шли относительно в рамках РИ- до того злосчастного дня, когда халиф вступил в союз с аварами и лангобардами против Византии. Эта война- первая АИ-война Халифата окончилась для него неудачно, чтобы не сказать трагично. Смерть Халифа вызвало смятение в государстве, усугубленное павликанским мятежом и мадьярским вторжением. Все это подкосило Омейядов и сделало приход к власти Абассидов более легким. Конечно, представителей и сторонников прежней династии все равно истребляли, но накал противостояния был меньше и кому-то удалось уцелеть или затаиться. Все это аукнулось Абассидам, когда они вмешались в Черноморскую войну выступив против Мадьярмении и явно переоценив устойчивость своего положения. Итог известен: разгром Абассидов, победоносный марш мадьярмян по Месопотамии с последующим сожжением Багдада. И хотя почти сразу же мадьярмяне вернулись на север, по всему Халифату начались смуты.

Венгерская кавалерия

Венгерская кавалерия

Еще во времена смены династий была потеряна Испания- властвовавший там Черный Отряд отпал от Халифата. На лидеров этого государства все больше ориентировались местные берберские и арабские правители, тоже фактически отпавшие от Халифата. На другом конце державы, в Средней Азии, полыхнуло как и в РИ в 776 восстание хуррамитов, под предводительством Муканны, объявившего себя воплощением Бога. Учение Муканны представляло собой своеобразную смесь маздакизма с крайними течениями в исламе. В РИ это восстание было подавлено арабами, однако в РИ Халифат не был в таком удручающем положении, где вопрос стоял фактически о самом его сущестовании. Победоносный марш армян и венгров к Багдаду всполошил многих мятежников в Халифате, среди которых не последними стали зороастрийцы. Центрами их мятежей стали Фарс и Тобаристан-там зороастрийцы могли рассчитывать на поддержку павликан. Мятеж проходил под лозунгом свержения арабской власти, истребления мусульман и восстановления государства Сасанидов.

Тем временем в Египте, власть захватил один из последних недобитых Омеяйдов, которому присягнули все местные войска. Собрав все оставшиеся ему верными силы в кулак, он двинулся на Иран и Сирию ( в последней проходили мятежи христиан). Действуя решительно и жестоко он потопил в крови все мятежи. Не последнюю роль в этом сыграло то, что Мадьярмения не предоставила повстанцам обещанной помощи — опасаясь как планов по восстановлению исторической Персии, так и волнений собственных зороастрийцев. После победы халифа в Ирануе начались жестокие репрессии, многие зороастрийцы бежали, причем немало из них оказалось на землях нынешнего Азербайджана, где в районе Апшеронского полуострова еще горели священные зороастрийские огни. Территории эти находились под властью хазарского кагана, приютившего беженцев. Со временем зороастрийская диаспора стала весьма многочисленной в каганате, повлияв на принятие каганом зороастризма в качестве государственной религии. Со временем зороастрийская Хазария приобрела ряд территорий, став одной из сильнейших государств Евразии.

Удержав Иран и Сирию с Палестиной, египетский Халифат, тем не менее, уже не смог подавить восстание Муканны, которого поддержал ряд кочевых тюркских племен. Вследствие чего от Халифата отпала вся Средняя Азия. Здесь образовалось государство Пророка-за-Вуалью, последователи которого именовали себя «муканниты». Ядром этого государства стал Мавераннахр.

Армия Халифата

Армия Халифата

Более того, для подавления иранского восстания халифу пришлось вывести войска из остальных районов Халифата, что предопределило успешный захват Карфагена Черным Отрядом. Собственно и Иран не был до конца усмирен, время от времени эти земли сотрясали восстания и регион оставался неспокойным до тех пор, пока Лангобардская Римская империя не изгнала черных наемников из Карфагена и те не предложили свои мечи халифу и египетским рахдонитам. С их помощью удалось окончательно подавить сопротивление в Иране, заодно дав отпор поползновениям павликанской Мадьярмении и муканнистского Хорезма.

Далее на востоке все было зыбко и неустойчиво. Ввиду серьезных поражений и внутреннего кризиса Халифата ислам в Афганистане и северо-западной Индии закрепился слабее, нежели в реале. Муканнизм в силу ряда причин был неприемлем для многих местных правителей и поэтому в регионе продолжали развиваться буддизм, бон и индуизм. Духовный вакуум заполняли всевозможные синкретические секты, подпитываемые из разных источников и разносящие споры по всей ойкумене- от Средиземного до Желтого моря. В тех краях, кстати, на первый взгляд все было детерменистично: в Китае царила династия Тан, сменившаяся феодальной раздробленностью, которую сменила новая династия. Детерменестично пал Уйгурский каганат, возвысилось государство киданей детерменестично завоевавшее Бохай. Мало что изменилось и в Тибете и в Корее с Японией. Однако этот детерминизм был лишь кажущимся: происходили альтернативные сражения, появлялись альтернативные правители, принимались альтернативные решения. Сумма изменений постепенно накапливалась, чтобы уже в последующих столетиях проявиться со всей беспощадностью.

Особенно наглядно это проявилось в Степи. В западной ее части «эффект снежного кома» начал действовать уже в середине десятого века, когда, воспользовавшись смутой в Хазарии и вдохновленные проповедями Муканны, кыпчаки и часть огузов прорвали цепь укреплений на Йаыке и устремились на Запад. Хазарский каганат рухнул, был сожжен Итиль, опустошена степная зона между Волгой, Доном и Кавказом. Ранее подвластные Хазарии славянские племена при поддержке Украны, остановили кочевников на Дону, где-то в 960-х годах создав свое государство- от Дона до Карпат. По названию возглавивших этот союз племени полян государство в скором времени получило именование Польша. Эта страна находилось под сильным военным, политическим и культурным влиянием укрских князей, что привело к отходу от зороастризма и возвращению к язычеству. В союзе с Польшей были отступившие на запад печенеги ( часть их впрочем слилась с кипчаками).

Остатки зороастрийской Хазарии сохранились в степном Крыму, а также близь исторической родины хазар, в Дагестане и северном Азербайджане, где укрылась династия Ашина. Зороастрийскими остались Булгария и Алания, обретшие независимость после падения Хазарии. Алания соперничала за господство на Кавказе с Грузинским царством, медленно, но верно продвигавшемся на северо-запад, крестя зихов с касогами и подбираясь к Керченскому проливу.

Меж тем, другая группа огузов, подзуживаемая приемником Муканны, детерменистично двинулась на юг, атаковав земли Халифата и Мадьярмении.

Определенные изменения происходили и на юге. Как уже говорилось, Иудейский Аксум, усиленный Черным Отрядом быстро стал мощной державой- в том числе и морской, поставившей себе на службу местных пиратов. В течении десятого века аксумские торговые поселения появились в Индии и на Шри-Ланке, активно ими заселялись и Мальдивы ( не помню как они тогда назывались), корабли Аксума дошли до Шривиджаи, а там уже нашли и дорогу в Китай. Одним из следствий этой торговой (а порой и политической экспансии) стала куда меньшая, чем в реале деятельность мусульманских купцов — аксумские рахдониты их вытеснили напрочь. Причем такое положение дел долго сохранялось и после падения Иудейского Аксума. Это стало причиной, по которой ислам так и не распространился в Юго-Восточной Азии. Не стал однако альтернативой и иудаизм ввиду своей национальной замкнутости, поэтому регион остался по преимуществу буддийским или индуистским. Тем не менее, в разное время появилось несколько царств с иудейскими династиями, небольшие группы населения, исповедовавшие иудаизм, а также разного рода синкретические культы, вносившие свой вклад в изменение религиозной, а значит и политической ситуации, в регионе.

вернуться к меню ↑

Дела Европейские

Вторая половина десятого века ознаменовалась очередной перекройкой карты Европы. Началось все со смуты в Мерсийской империи. На начало столетия она формально представляла собой союз англо-саксонских королевств, в теории — более-менее равноправных. Королевские династии Гептархии роднила «священная кровь Вотана», к которому возводили свою генеалогию все англосаксонские монархи. Они имели право решающего голоса в Уитанагемоте — в котором к тому времени заседали не только короли и их ближайшие родственники по мужской линии, но и наиболее знатные лорды, жрецы самых крупных святилищ, наиболее знатные из королевских дружинников. Из женщин право участвовать в выборах заседании Уитанагемота имела только королева — жена верховного короля, бретвальды. Избирать последнего имели право только короли Гептархии, в жилах которых текла «божественная кровь» — остальные участники Уитанагемота лишь молча констатировали факт.

На практике полномочия этого «парламента» были еще более урезанными. Во-первых, бретвальдой могли избирать только принцев из потомков Пенды, Мерсийской династии. Во-вторых, даже столь скудный выбор парализовался тем, что три королевства Гептархии существовали лишь формально: титул королей Кента, Эссекса и Восточной Англии перешел к королю Мерсии еще со времен Эрменхильды. В период же «безкоролевья» титул этот носил старший наследник ушедшего монарха. Иными словами, у королей Суссекса, Уэссекса, Дейры и Берниции, практически не было выбора, кроме как признать очередным бретвальдой старшего сына уходящего короля. Если король умирал бездетным, это право переходило к его ближайшему родственнику по мужской линии.

Бретвальда Мерсийской династии также автоматически считался королем и континентальных владений Мерсии — Фризии, Саксонии, Дании, его вассалами считались норвежские конунги и короли Пиктавии. Через скандинавских вассалов он осуществлял управление заморскими владениями империи — в Ирландии, Исландии, Гренландии, Винланде. Никто из представителей фризской, континентально-саксонской или скандинавской знати не входил в Уитанагемот, также как и короли Пиктавии ( к тому времени уже изрядно германизировавшиеся).

Недовольство таким порядком вещей назревало давно, причем наиболее обделенными себя полагали короли Гептархии. Эти настроения усугубились ходом очередной войны с Бретонским королевством, а также чрезмерными амбициями короля Кутберта, вознамерившегося и вовсе упразднить Уитанагемот и править единолично, по примеру лангобардских императоров. Поползли слухи, что Кутберт собирается креститься, укрепив тем свою власть и окончательно возвысив себя над остальными королями отвергнув право «божественной крови». В итоге в 935 году король Суссекса Виртджорн поднял мятеж против Кутберта, под знаменем возвращения «старых порядков». Мятеж поддержали короли Уэссекса, Дейры и Берниции, к ним же присоединилась и Пиктавия, королю которой Бранду, предложили долгожданное место в Уитенагемоте. Согласно планам восставших полномочия этого органа предлагалось восстановить в полном объеме.

Гражданская война в Мерсии

Гражданская война в Мерсии

Короля Мерсии поддержали норвежцы — однако больше на словах, принять деятельное участие в гражданской войне на острове они не могли- как раз начались очередная война со сканерами. Более существенной оказалась поддержка Хокона, ярла Мэна. Кузен Кутберта по отцовской линии, связанный родством и с Мерсийской династией и с половиной норвежских конунгов, он владел не только Мэном, но и Гебридами, Оркнейскими и Шетлендскими островами, а также рядом земель в Ирландии. Впрочем, в Эйре были и поселения выходцев из Гептархии, сохранявших связь с исторической родиной и верность ее владыкам.

На континенте, почувствовав ослабление Белого Дракона, начались свои волнения. Верность Мерсии сохраняли фризы — в большинстве своем, — зато саксы и велеты раскололись, особенно когда до континента долетела весть, что король Кутберт убит в битве под Эбораком, а его супруга с малолетним наследником осаждена в столице Мерсии, Тамворте. Побеждающие мятежники четко и ясно дали понять вождям континентальных саксов, что представительства в Уинтенагемоте для них не предусмотрено. Каково будет их будущее при новых раскладах и вовсе было непонятно. В саксонских землях начались волнения, воскресившие раздрай домерсийской давности.

Меж тем за смутой в Мерсии внимательно наблюдали соседи. Бретань, извечный враг в то время вела тяжелейшую войну с Лангобардской империей и вмешаться в свару не могла. Зато удар в спину нанес прежний союзник – Австразия, резко усилившаяся после династического брака австразийских Меровингов и баварских Агильофингов. Вобрав в себя ряд германских и славянских народов, образовавшееся королевство получилось достаточно большим и агрессивным. В 930 году, когда пресеклась династия и не было прямого наследника, поднял мятеж герцог Удальрих, из знатного швабского рода, женатый на принцессе из Меровингов. Захватив власть и подавив мятежи, честолюбивый король решил обратить свою энергию вовне. Но для начала он решил подстраховаться с тылу — в 933 году, он отправил послов в Рим, с просьбой прислать священников и изъявил желание креститься в католичество. Что, как мы помним, означало признание себя вассалом Лангобардского римского императора. Впрочем, помимо этого факта крещение монарха мало что изменило в религиозной жизни королевства. Удальрих оказал существенную помощь императору Бертари в войне с Бретанью- ее король признал себя вассалом Империи, а король присоединил к своему королевству ряд земель бывшей Нейстрии. После этого, чувствуя за спиной поддержку Империи, Удальрих вторгся в саксонские земли.

У саксов, как уже сказано, к тому времени царил раздрай, часть саксонской знати была готова переметнуться на сторону завоевателя, — обещавшего сохранить все их привилегии и не особо настаивавшего на крещении. Мерсийцы не могли оказать помощи своим континентальным сторонникам и в итоге к 945 году большая часть континентальных владений Мерсии были в руках у короля Австразии и Швабии.

В довершение всего, восстали островные даны. Правитель острова Зеландии, Свейн, подчинил остальные острова, после чего объявил о восстановлении древнего Датского королевства и вторгся в Ютландию. Существенного сопротивления ему никто не оказывал.

Тут уже и до мерсийских королей дошло, что если так дальше пойдет- следующее вторжение будет на сам остров. Тем более что удача начала изменять мятежникам- Хакон сумел отбросить их от Тамворта, закрепившись в Уэльсе и освободив большую часть Мерсии. При посредничестве ярла была назначена встреча на острове Англси. Туда же прибыла и королева Этельфледа, с малолетним наследником. Был заключен компромиссный мир, зафиксировавший новое обустройство государства.

Бретвальдой по-прежнему мог становиться только король из Мерсийской династии, более того теперь его восхождение на трон не зависело от воли Уитенагемота. Этот орган теперь избирал не короля, но оферэлдормена- нечто вроде канцлера, подчиняющего всю администрацию Мерсийской Гептархии, вопросы войны, мира, командование общим войском, назначения на должности и многое другое. Он же выступал посредником в спорах между королями, выполняя и роль Судьи. В то же время его власть не была абсолютной и могла быть оспорена Уитенагемотом.

Оферэлдорменом мог назначаться только представитель одного из королевских родов- только не Мерсийской династии. Сам Братевальда в рамках федерации осуществлял только представительские и религиозные функции, ну и имел еще ряд полномочий типа «вето» на случай затяжного конфликта между Уитенагемотом и оферэлдорменом. Он оставался полным господином в пределах Мерсии, ему же по-прежнему, присягали и норвежцы.

Восстанавливались королевства Эссекс, Восточная Англия и Кент, где на трон взошли потомки старых династий, также поддержавшие мятежников. Берниция и Дейра объединились в королевство Нортумбрию. К семи королевствам — Мерсия, Суссекс, Уэссекс, Эссекс, Восточная Англия, Нортумбрия и Кент — присоединились еще два — Пиктавия и Мэн, вскоре переименованный в королевство Островов. Подобное расширение стало возможным благодаря частым династическим бракам между местными правителями и королями Ноннархии, так что и тут был фактор «вотанической крови». Король Мэна Хакон стал первым оферэлдорменом. Пикантность этой ситуации заключалась в том, что изначально эта должность означала доверенное лицо королевы, помогающее управлять ей хозяйством и слугами. Что, в свою очередь, наложило свой отпечаток на дальнейшее развитие государства. Само оно, кстати, за рубежом часто именовалось Мерсией- при этом подразумевалось не только одноименное королевство, но и все остальные. Так что далее говоря «Мерсия» будет иметься в виду вся Ноннархия, а не только одно королевство.

Объединившись, Мерсия смогла упредить вторжение, перенеся войну на территорию противника. И хотя вернуть континентальные владения ей не удалось (за исключением нескольких городов и островов в Фризии), тем не менее, самого вторжения удалось избежать. Немалую роль тут сыграло и то, что Лангобардская империя уже не поддерживала своих вассалов- новый император начал тяжелую войну с Византией. Мерсии даже удалось захватить и удержать небольшую территорию собственно Австразии — место РИ-Кале.

За Мерсией осталась Норвегия и все ее островные владения, а также колонии в Винланде. После завоевания Саксонии и потери Дании на остров устремилось множество беженцев, которые нашли себе применение в войсках Мерсии. С их помощью была окончательно покорена Ирландия, которую разделили Девять Королей. Часть кельтской знати смогла породниться с саксонской, остальные бежали в Бретань и за океан. Основная масса ирландцев стала мерсийскими крепостными. Мерсия отобрала у кельтов практически всю Исландию и Гренландию — ирландцы при поддержке Бретани смогли удержать лишь несколько перевалочных портов.

Произошла и религиозная «реформа». Прежний дуализм Вотана и Сикснота-Тиу сохранился, однако остался чисто формальным. Если на континенте культ Тиу органично слился с местной церковью, то на островах Тиу стал считаться вообще ни на что не влияющим богом, полностью уступившим власть над миром Вотану. Известный миф об откушенной волком Фенриром руке Тюра был проинтерпретирован так, что Фенрир был орудием Вотана, чуть ли не его воплощением, с помощью которого Отец Павших отстранил Тюра от владычества. Вотанизм стал доминирующей религией на острове, подчинив себе все остальные культы. Почитание Вотана — коварного, отчаянно смелого, но и вероломного бога, воина и колдуна, вечно ищущего новых знаний- сформировало со временем особый менталитет народа, который, несмотря на множество внутренних различий, на континенте все чаще именовали «мерсийцами» или «мерсианами».

Мерсия в 10 веке

Мерсия в 10 веке

Меж тем на континенте события развивались достаточно динамично. Новый император лангобардов- Фароальд, взошедший на трон империи фактически объединившей Западную Европу и половину Средиземноморья, решил не останавливаться на достигнутом и наконец завершить, то, что провозглашалось еще Лиутпрандом- восстановление Римской империи. Для этого требовалось самая малость – уничтожить три-четыре сильных государства, среди которых первым значился еще один претендент на римское наследство — Византия.

Восточная Римская империя в те времена переживала не самые худшие времена. После падения Хазарии укрепились ее позиции в Крыму и на Тамани, местные хазарские тарханы перешли из зороастризма в православие. Союзником Византии на Кавказе выступала православная Грузия, главным соперником — зороастрийская Алания. Старый враг — Мадьяармения разваливалась под ударами огузов-афшаров, к тому времени принявших ислам, отвоевав у Египетского Халифата Иран и Месопотамию. Ряд походов Афшары предприняли на территорию павликанского государства, нанеся ему тяжелые поражения. Воспользовавшись этим Византия начала активное отвоевание Анатолии у мадьярмян. И вот в самый разгар военных действий Византия получила первостепенный удар в спину – в 953 году Фароальд, свернув все войны на Западе и собрав все силы, ударил по балканским владениям Византии. На помощь ему пришло вассальное Рашкинское Жупанство, кроме того, восстали болгары — местная знать уже давно грезила воскрешением Болгарского ханства. Перебив хазарские гарнизоны, болгары выбрали царя, который принял католичество и признал себя вассалом Фароальда. В Европе у Византии остался только сам Константинополь с округой и ряд полуизолированных владений в Греции. Флот лангобардов занял Крит. Византийский император Роман, прекратив все войны на востоке, перебрасывал войска на Запад, отзывались войска с Кавказа и Крыма. Военную помощь Византии оказали царь Грузии и аварский каган.

Меж тем в 950-х годах в славянских землях произошло еще одно знаковое изменение — объединение восточнославянского Польского государства (от киевских полян) с западнославянской Украной. Последнее, как мы помним, включило в свой состав лехитские, мазовашанские, моравские и словацкие земли, а также Пруссию и часть кривичей. Местная династия происходила из укрян- племени отколовшегося от племенного союза лютичей и вошедшая в состав ободритов в период войн Сигефреда. Бежав в лехитские земли после установления Мерсийской империи, укряне сумели занять доминирующее положение в ободритском союзе и выдвинуть собственную династию, которая, в свою очередь распространила свою власть над лехитскими племенами, словаками, моравами, частью кривичей, а также пруссами. По названию укрянской династии само государство порой именовали «Украной». После крушения Хазарии, укры распространили свою власть на некогда подвластные каганату славянские земли, образовав собственную империю- от Одера до Дона и от Черного моря до Балтийского. В разных источниках это государство все чаще именовалось просто Славией. Вне его пределов остались лишь южные славяне, велеты на территории Баваро-Австразии и на островах, а также государство Лють, где словенским и финским населением правила смешанная англо-скандо-велетская знать, подвергшаяся изрядному финскому влиянию. Лють изрядно потеснили в своих границах — кривичи( кроме псковских) перешли под руку Славии, также как и большая часть балтов, которых привлекли авторитетом прусского Гриве-гривайтиса. Граница между Славией и Лютью в Прибалтике проходила теперь по Западной Двине. Славия стала вторым по мощи европейским государством после Лангобардской Римской империи, по сути именно между ними на короткий срок пролег основной фронт борьбы между европейским христианством и европейским же язычеством.

Лють, которой закрыли все дороги к югу (юго-восток прочно закрывала усилившаяся зороастрийская Булгария, под руку которой перешли вятичи) продолжала экспансию на север- как на запад в земли Суоми, так и на восток в земли зырян и ненцев. У нее сохранились прочные связи с Мерсийским государством, а следовательно и с подвластной ей Норвегией. В условиях, когда Мерсия была изгнана с Балтики, освоение «Северного пути» приобретало особое значение.

Европа, Азия и Северная Африка в мире Имперской Мерсии и Межрасового Иудейства  в 10 веке

Европа, Азия и Северная Африка в мире Имперской Мерсии и Межрасового Иудейства в 10 веке

Источник — http://fai.org.ru/forum/topic/35001-mir-imperskoy-mersii-i-mezhrasovogo-iudeystva-mimimi/?page=2

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить