Выбор редакции

Мир Имперской Мерсии и Межрасового Иудейства (МИМиМИ). Часть 3

11
2

Предыдущая часть

Я уже упоминал что события, описанные в этой альтернативе не только очень неординарны, но и написаны очень живым интересным языком. Читается на одном дыхании. Всем настоятельно рекомендую. Приятного чтения.

Содержание:

Центральная Европа

Фактическое разрушение государства франков не могло не вызвать глобальных изменений к востоку от Рейна. Где-то в 710-х стала Бавария стала полностью независимым королевством, начав потихоньку подгребать к себе алеманнов, тюрингов и разных прочих товарищей, отщипывая по кусочку от Австразии и в итоге практически вытеснив ее за Рейн. На севере начинаются серьезные терки с англосаксами, хотя пока до масштабных столкновений дело не доходит. На востоке Бавария потихоньку вассалит предков чехов, словенцев и других западнославянских народов. С аварами отношения поначалу напряженные, но по отсутствию за спиной франкской поддержки постепенно начинаются поиски взаимопонимания. Понимание это находится, тем паче что и у аваров сейчас не все хорошо — конфликты с болгарами, опять же славяне нет-нет, да и восстать норовят. Собственно на этой почве и начинается сближение бавар и авар — вплоть до династических браков. Кульминацией этого сближения становится 717 год когда аварским каганом становится рожденный Атаульф, сын баварской принцессы Гертруды и воспитывавшийся при дворе своего дяди баварского короля Родериха. С именем Атаульфа связывают новое возрождение мощи Аварского каганата. Первое что он сделал — это установил как можно более тесные и добрососедские отношения с Баварией. Попросив о помощи Родериха, он во главе авар, бавар, алеманнов и различных славянских племен двинулся на болгар.

Болгарское царство в то время переживало кризис — наследники Аспаруха перегрызлись между собой, шла война за престол между десятком претендентов. Один из них обратился за помощью к Атаульфу. Тот с готовностью откликнулся на это – аварское войско вторглось в Болгарию, усадило на ханский престол нужного человека, но уходить не собиралось. Болгарский хан был вынужден присягнуть в верности аварскому кагану, выдать за него дочь и объявить правителя аваров наследником престола. А уже через два года болгарский хан внезапно умирает и Атаульф становится еще и владыкой Болгарии. С помощью болгар и германцев он подчиняет себе балканских славян, а также восточных — вплоть до Днепра. К востоку он него начинается зона влияния Хазарского каганата. Однако с ним Атаульф решил пока не ссорится, ибо у него сейчас были куда как более амбициозные планы.

вернуться к меню ↑

Византия!

Восточная Римская империя в то время переживала нелегкие времена- ее владения в Африке и на Ближнем Востоке как и в реале были захвачены арабами, с которыми империя вела напряженные войны. Детерменизм прошел и Константинополь устоял перед арабским натиском — однако исламская опасность сохранялась. И она еще больше усилилась, когда в 735 году арабский халиф направил послов к Атаульфу. Тот в свою очередь заключил союз с королем лангобардов Лиутпрандом.

Через четыре года началась война.

Первыми по Византии ударили арабы, вторгнувшись в нее с востока и с юга. Чуть позже на византийские владения в Италии напал Лиутпранд. Наконец в 740 году каган Атаульф собрав всех своих вассалов, союзников и данников, двинулся на Константинополь. Туда же на помощь союзникам прибыл арабский флот.

Бои шли с переменным успехом — напрягая все свои силы, византийцы сумели-таки разгромить арабов — не в последнюю очередь благодаря помощи которую прислал хазарский каган. В жестокой битве на берегах Ефрата византийцы разбили арабов- во многом потому, что к ним прибыли союзная хазарская конница. Халиф пал в битве и арабы в панике бежали, преследуемые по пятам кочевниками. Однако и сам басилевс( звали ли его Лев Исавр или еще как, уже неважно) был ранен в той битве. Ранение было несерьезным, но от него началось заражение крови и император погиб в горячке, как раз тогда когда с запада пришли вести, что Константинополь осажден аварами. В это же время ушли на север хазары – пришла весть, что северо-восточные границы каганата тревожат набегами венгры. Пока византийские полководцы препирались на тему того, кто поведет войско на выручку осажденному городу- было очевидно, что тот кто выдвинется сейчас, тот и станет новым императором, — по городам восточных фем империи начали поднимать голову павликиане и прочие еретики. Среди них выдвинулся некий Ираклий, армянин из Самосаты. Чернь с восторгом слушала огненные проповеди неистового вождя.

-Истинный бог покарал злых царей, служителей Дьявола, правящего миром погрязшим во грехе. Близок день очищения и освобождения. Не служите Сатане, не поклоняйтесь идолам, вступайте в армию Ираклия — Пророка Света!

К павликианам сбегалось все больше народу- в том числе и дезертиры из византийской, да и арабской армии. Что до этнического состава, то в скором времени в этом движении стали явственно доминировать армяне. Так проповеди павликиан против социального угнетения, все больше стали сменяться лозунгами создания независимого армянского государства.

Византийская армия была атакована восставшими и в итоге не сумела вовремя поспеть на помощь Константинополю. В итоге город пал и аварский каган Атаульф отдал его на разграбление своим ордам. Византийская армия стала разваливаться, а военачальники армянского происхождения все чаще стали переходить на сторону восставших, благо лозунги типа «свободу угнетенным» все чаще стали сменяться лозунгами «свободу армянам». Тем более, что в лагере восставших сменилось руководство- Ираклий неожиданно захворал и умер. Ходили слухи, что он был отравлен, но тем кто распространял эти слухи быстро затыкали рты сторонники нового лидера павликиан- бывшего приближенного Ираклия, Смбата Арцруни, племянника царя Васпуракана. С таким руководством все социальные лозунги практически сошли на нет- павликианство, переварившее в себе множество самых разных учений, превратилось именно что в учение за армянское освобождение. Практически освободив Западную Армению, восставшие заколебались- куда двигаться дальше- на запад или на восток. К тому времени уже на землях к западу от Галиса уже сложилось греческое государство во главе со стратигом Александром выбравшим себе столицу в Пергаме. В Халифате в то время продолжалась смута- детерменизм прошел и Абассиды сцепились с Омейядами по расписанию. Однако двигаться на освобождение Восточной Армении Смбат побаивался- понимая, что даже ослабленный гражданской войной Халифат будет для него слишком мощным противником.

В это время с севера прорвались новые орды кочевников — мадьяры, заключившие-таки мир с хазарами и, желая половить рыбку в мутной воде, упросили кагана пропустить их на юг. Здесь они заключили союз с армянами павликианами, а еще через несколько лет халифат застонал под копытами венгерских коней. За короткий срок практически все Закавказье было очищено от арабов. Венгры приняли павликианство ( изрядно подрастерявшее былой радикализм) и осели на территории новообразованного государства — Великой Армении, она же Земля Святого Павла. Вожди мадьяр принесли вассальную присягу ее царю Смбату Арцруни, ставшего основателем новой династии. Государство получилось большим и фанатичным, жаждущим немедленно облагодетельствовать все окрестные народы светом учения Святого Павла. Видя все это безобразие, Грузия и Северная Албания поспешили от греха подальше перейти под руку хазарского кагана. Так что отношения Армяно-Венгрии и Хазарии портились с каждым днем.

А с Халифатом в котором смута кончилась вместе с воцарением детерменистичных Абассидов отношения были так и вовсе отвратительными. Единственное, что помогало в этой ситуации- смута сильно ослабила Халифат. От него практически отпали его западноафриканские владения ( хотя формально еще считались подчиненными правительству в Багдаде). Неспокойно было и в Египте, а тем более — в Средней Азии.

Зато начались интенсивные контакты армян с аварами. Тех можно было понять — хотя Константинополь и пал, на другом берегу пролива находилась Пергамская империя, считавшая себя преемником Византии и прямо-таки жаждущая реванша. Проблема осложнялась еще и тем, что у Пергама в руках оказалась большая часть византийского флота- со всеми вытекающими. Кое-что впрочем досталось и Армении, кое-что европейской части бывшей Византии, где образовалась своя, Афинская империя, заключившая мир с Аварским каганатом. В Италии за два года Лиутпранд занял Рим и Равенну, потом Апулию и Калабрию. Объединив Италию он высадился на Балканах, но углубляться вглубь не стал, заключив мир с Афинской империей.

В 765 году в Аварском каганате скончался каган Атаульф, на престол вступил его сын Баян. К тому времени окончательно испортились отношения между аварами и хазарами, готовившимися вцепиться друг другу в глотки. И вот в 770 году хазарские войска начали переправляться через Днепр. В этом самый момент флот Пергамской империи атаковал владения каганата во Фракии. А еще спустя некоторое время из-за Галиса ринулось фанатичное воинство Земли Святого Павла.

Так началась Великая Черноморская война.

Карта Европы и северной Африки в МИМиМИ на конец 8-го века

Карта Европы и северной Африки в МИМиМИ на конец 8-го века

Временно прервемся с этим регионом и перенесемся на запад.

вернуться к меню ↑

Дела Пиренейские

Мы оставили мусульманскую Испанию, когда у власти там оставался чернокожий вали Алафин, сумевший задавить самых опасных соперников. Однако положение его оставалось неустойчивым. Вынужденный лавировать между различными группами берберской, арабской и вестготской знати, он мог полностью доверять только тем берберам, вождем которых был еще до того, как присоединился к арабам. Также он пользовался определенной поддержкой части вестготов — но и на них он не мог рассчитывать в полной мере. Неустойчивым было и положение на границе — разросшаяся Аквитания представляла перманентную угрозу северным границам эмирата. Кроме того, здесь, как и в реале непокорившиеся остготские дворяне бежали на север, где позже возникло королевство Кантабрия.

Тем не менее, выход был найден.

На политической карте тогдашнего мира уже появилось государство Гана, откуда в Халифат начали поступать чернокожие невольники. Алафин вовремя сориентировавшись, стал одним из первых покупателей живого товара. Купленным чернокожим он обещал свободу — при условии службы ему лично. Неграм, оказавшимся в полностью чужом им окружении, полностью отрезанным от родины, не оставалось иного выбора. Немалую роль сыграло и то, что, тот кто предлагал им эту службу был тоже черным. Различными посулами чернокожий вали привлек как можно больше вестготов, которые взялись обучать его новую гвардию. Ее воспитывали в духе верности и преданности правителю, внушая ей, что именно он — опора и надежда чернокожих в Испании- которых там становилось все больше и больше.

Нельзя сказать, что берберы и арабы, враждебные Алафину ничего этого не замечали. Однако тот довольно искусно потакал им, усыпляя их бдительность и практически не идя на конфронтацию Говорили, что подобную линию поведения Алафин выбрал не сам, а по наущению Йехуды бен Малеха, кордовского иудея, ставшего одним из доверенных лиц черного властелина. Уже тогда завязывались связи, что еще сыграют важную роль в грядущих столетиях.

Арабы, вестготы и берберы все больше погрязали во взаимных дрязгах, предаваясь резне, умело подогреваемой со стороны и ослабляя себя перед Черным Властелином. Фактически вся Испания скатилась в состояние вялотекущей гражданской войны.

Наконец в один прекрасный день, Алафин почувствовал, что его гвардия уже достаточно сильна, чтобы он мог открыто выступить против своих врагов. Его также поддержала часть вестготской знати и некоторые берберские племена. Опираясь на них, Алафин начал резню. Действия негритянских карателей отличались неслыханной жестокостью, то, что они делали, выходило за рамки понимания и христиан и мусульман. От Алафина отшатнулись даже те, кого первоначально его поддерживал — тогда он бросил своих черных головорезов и против отступников. Волна репрессий и неслыханного террора обрушилась на Испанию. Халифат в то время вел тяжелую войну с Византией и ничем не мог помочь арабам, берберские племена Магриба, по прежнему наживались на работорговле, выкидывая в Испанию все новые партии черных невольников, спрос на которых взлетел буквально до небес. Среди них был некий Огамбе- сын вождя йоруба, плененный в войне с Ганой и проданный на север. Именно он, в конце концов сверг Алафина и встал во главе черных рабов, объявив себя владыкой Испании. Обескровленная страна, подкошенная и без того долгой войной покорилась новому владыке. Множество арабов и берберов бежали обратно в Африку, но некоторые берберские племена пошли на службу Огамбе. Так же раскололись и вестготы- кто то нашел свое место и при черной власти, другие бежали в Кантабрию или Аквитанию. Соединенных сил обоих королевств, кстати, вполне хватило чтобы начать Реконкисту, но на беду свою в Кантабрии оказались уж слишком упертые католики, для которых Аквитания была недопустимо мягкой к еретикам страной. К тому же и Аквитания и Кантабрия претендовали на право преемственности от Вестготского королевства. Соответственно – ни о каком совместном наступлении не могло быть и речи- у самих уже начались настоящие войны.

Для Испании настали во всех смыслах «черные дни». Никакого расцвета науки и искусств, имевшего место в реальности не было. Вместо этого был террор и дремучее варварство, расцвет самых диких суеверий и изуверских культов, слегка прикрытых фиговым листком ислама или христианства. Страна оказалась в почти полной изоляции — с Халифатом Огамбе порвал сам, а северные страны не желали иметь с ним ничего общего. Единственным окном во внешний мир для страны оказались пираты- многим из них были предоставлены базы в испанских портовых городах, кроме того в их полном безраздельном владении оказались Балеарские острова. Именно благодаря им в Испанию продолжали поступать все новые и новые черные невольники. Впрочем в личной гвардии «короля» уже были не одни негры- недостаток черных заставил туда вступать и арабов и берберов и даже европейцев, как христиан, так и мусульман. Однако порядки и традиции оставались вполне африканскими.

Личная гвардия правителя превратилась в хорошо отлаженную боевую машину, спаянную железной дисциплиной, фанатичной преданностью вождю и невероятной жесткостью по отношению к врагам. Странный гибрид так и не появившихся в этом мире рыцарских орденов, африканских тайных обществ и обычных наемников. Их называли Черным Отрядом и Черным Легионом, по всем трем континентам о них ходили самые жуткие слухи. Говорили, что они поклоняются языческим богам под видом христианских и мусульманских святых, что они проводят жуткие оргии в уединенных местах перед статуей огромного змея, которому приносят в жертву пленников, что среди них полным полно колдунов и ведьм, что многие в Черном Отряде не люди, а оборотни превращающиеся в гиен и леопардов, питающиеся человеческим мясом.

Самое смешное, что многое из этих слухов часто оказывалось правдой.

Чернокожий вали Алафин

Чернокожий вали Алафин

вернуться к меню ↑

Великая Черноморская война.

Черноморская война началась довольно успешно для хазаро-пергамского союза. Преемник Атауальфа оказался не в состоянии удержать свое государство от смуты. «Примучиваемые» аварами славяне поднимали одно восстание за другим, все сильнее было и брожение в болгарских землях. Их подчинение аварами было обусловлено внутренними усобицами, а Атаульф оказался умелым дипломатом, способным удержать эти земли и этот народ. Но после его смерти все пошло вразнос — Баян был еще слишком мал и государством управляла вдова Атаульфа, ну и ближайшие родственники кагана. Между ними шла подковерная грызня за влияние на Баяна, грызня, которую даже начавшаяся война не смогла прекратить.

При поддержке восставших славян хазары в 771-772 годах очистили аварские земли от Днестра и до самых Карпат. На юге болгары, неожиданно живо припомнившие все то «хорошее», что они видели от авар ранее, восстали, а вместе с ними и балканские славяне. Так что войска Пергамской империи пришли на подготовленную почву- болгары и славяне видели в них освободителей от «баваро-аварского ига». Константинополь, изрядно разрушенный еще во времена, первого взятия так и не смогли толком отстроить, а господство на море было у Пергама.

Такого позора Город не знал давно- за какие-то тридцать лет он пал дважды. Утешение было в том, что на этот раз туда входили «законные владельцы». Где-то на Дунае пергамская (де-факто уже византийская) армия встретилась с хазарскими конниками, обсуждались планы совместного похода на авар и разгром врага в его логове.

Император Александр, конечно, опасался павликанской Армении и ее мадьярских союзников, но считал, что армян слишком ослабила война на востоке. Кроме того, он рассчитывал, что полудикие мадьяры рано или поздно сцепятся с армянскими союзниками. Увы, он просчитался- армяне сумели направить энергию мадьяр вовне. Кроме того, у них имелась еще куча фанатиков-павликан, жаждущих нести учение Святого Павла всему миру. В итоге, Пергам будучи на пике своих военных успехов получил первостатейный удар в спину.

Конница Мадьяармении прошлась по всему западу Малой Азии, грабя и разрушая все на своем пути. Александр спешно начал перебрасывать свои войска на восток, однако провести две победоносные войны подряд ему было уже не под силу. В январе 774 года он был наголову разбит и с трудом избежал смерти . В руках мадьяармян оказалась чуть ли не вся Малая Азия, за исключением нескольких прибрежных городов (в том числе и сам Пергам, в котором был осажден император). Войска Мадьяармении готовились к последнему и решительному штурму, но неожиданно сами подверглись нападению с востока.

Напал, как не трудно догадаться, Халифат Абассидов. Вступивший на престол халиф, решил поправить свое положение «маленькой победоносной войной». Этого не мог предвидеть царь Смбат, в свою очередь ожидавший, что смута и смена династии ослабит Халифат и он какое-то время не будет думать о внешней экспансии.

В итоге в 776 году войска Земли Святого Павла спешно ушли за Галис, чтобы дать отпор арабам. Здесь они снова покрыли себя неувядаемой — все-таки Абассид переоценил свои силы. Войско халифа было разболтано, в нем хватало недовычищенных сторонников Омейядов, были и скрытые павликане, равно как и родственные им по духу еретики. В итоге войско Халифа потерпело эпичный крах у озера Ван, халиф был убит. Мадьармяне уже не останавливаясь, преследовали врага по пятам, по дороге в их армию вливались все и всяческие недовольные мусульманским правлением- от христиан до остатков зороастрийцев. Кончилось все тем, что победоносная армия, растущая как снежный ком, дошла до Багдада, который почти что некому было оборонять.

И сожгла его.

Потом, конечно, войска Смбата ушли на север- удерживать такую огромную территорию у них не было сил. Впрочем, территории Южного Прикаспия, ну и еще ряд других земель они удержали.

Халифат, не выдержавший таких потрясений, устало крякнул и стал медленно и печально распадаться на части.

Меж тем, на западе дела развивались следующим образом:

Хазары, хоть и утратившие союзника, меж тем наступали вместе со славянами и болгарами на запад. Едва-едва державшие оборону в Карпатах авары взмолились о помощи к своим баварским союзникам. Под давлением родственников каган Баян отрекся от престола в пользу баварского короля Гунтариха. В итоге на карте Центральной Европы появилось новое государство Баваро-Авария)) С помощью германцев авары остановили наступление хазар. В итоге государство устоялось примерно в границах: Карпаты-Дунай-Альпы. Северная граница была самой неустойчивой — в последующие годы она доходила чуть ли не Балтики.

Меж тем на Балканах, неожиданно перешел в наступление афинский император Михаил, поняв неожиданно, что он неожиданно остался самым сильным военным лидером. Хазары уже ушли за Дунай, удовлетворившись и тем, что раздвинули границы до Карпат. Михаил быстро пригреб все земли Византии, в том числе и сдавшийся без боя Константинополь. Император Александр был выдан Михаилу собственными приближенными. Новый император его без особых изысков казнил, а потом двинулся на запад. Меж тем и Смбат понял, что хапнул больше, чем смог проглотить. В итоге между ним и Михаилом было подписано мирное соглашение, согласно которому сохранялась граница по Галису. Произошло это в 782 году.

Возрожденная Византия вобрала в себя западную часть малой Азии, Фракию, Болгарию и Грецию. К западу от нее на Балканах образовались славянские государства, за влияние на которые боролись Византия, баварская Авария и Лангобардская империя.

вернуться к меню ↑

Дела Лангобардские

У лангобардов все шло очень даже неплохо. Преемника короля Лиутпранда, звали Альбоин. Вступив на престол в 752 году, этот король развернул широкую экспансию на запад. Для начала, воспользовавшись смутами в Халифате, лангобарды вторглись в Сицилию и присоединили ее. Также была вновь подтверждена власть королей Италии над Корсикой и Сардинией. После этого Альбоин начал успешную войну с Аквитанией.

Сие королевство, представлявшее собой островок религиозной толерантности в мире средневекового фанатизма переживало нелегкие времена. Как не трудно догадаться раздирали его межрелигиозные споры- с двух сторон его окружали сильные католические страны — Кантабрия и лангобардская Италия, каждая из которых имела свои планы относительно аквитанских земель.

У лангобардов были особо серьезные претензии. Еще король Лиутпранд подчинив папство, добился избрания на святой Престол одного из своих сыновей, принявших сан епископа. Альбоин пошел еще дальше — под его давлением римские епископы во главе с родственником-первосвященником объявили об особом покровительстве божьем королевству Ломбардскому, призванному быть главным хранителем и распространителем истинной веры. В итоге в 775 году был принят особый догмат о том, что папой римским может быть избран только человек, в чьих жилах течет кровь царствующего лангобардского дома. Одновременно Альбоин был провозглашен римским императором. Соответственно обосновывалось и необходимость политического подчинения всех правоверных католиков Лангобардской империи.

За пределами Италии на это отреагировали по-разному. Византии было не до того — собственно единой Византии не существовало в природе, были Пергамская и Афинская империи, каждая из которых претендовали на наследство погибшей Империи. Когда на трон в Константинополе взошел император Михаил он решительно отверг лангобардские притязания, более того- он напомнил Альбоину, что и в самой Италии не так давно были византийские владения и империя хотела бы вернуть их обратно. По понятным причинам Альбоин эти претензии проигнорировал, но и настаивать особо на признании не стал. По сути, так тихо и бесшумно на три века раньше, чем в РИ произошел фактический раскол единой церкви на восточную и западную.

Королевство Австразия под давлением англосаксов также не признало верховенства короля лангобрадов и новых догматов Римской церкви. Там образовалась своя Франкская церковь, все более варваризировавшаяся, постепенно сливаясь с поднявшим голову язычеством.

Бретонское королевство с его кельтской церковью и вовсе никак не отреагировало на лангобардские нововведения. И вообще сейчас ей было не до Средиземноморья- назревала очередная кровавая буча с англосаксами.

Зато полностью приняла нового папу и вообще новые порядки Кантабрия, король которой Ринальдо объявил себя вассалом императора. Ему это стоило немногого- в конце концов, Альбоин имел не так уж много возможностей для реального влияния на жизнь в пиренейском королевстве. Зато у Кантабрии появился реальный шанс окончательно разрешить аквитанский вопрос и уже потом, соединенными силами обрушиться на Черный Халифат.

Разумеется, принцепс Аквитании потребовал от своих католических подданных непризнания таких нововведений. Но католики и без того недовольные царившей в государстве религиозной терпимостью, отказались. Масла в огонь подливало и то, что сам принцепс сколнялся к арианству и под его покровительством, потомки беженцев из Италии весьма размножились и укрепились. В ряде провинций вспыхнули инспирированные католиками восстания, самый серьезным из которых оказался мятеж в Бургундии. Не в силах собственными силами справиться с войсками герцога, повстанцы обратились за помощью к лангобардам.

Альбоин с готовностью откликнулся и вторгся в Бургундию. Аквитанское войско потерпело страшное поражение на берегах Роны и откатилось на запад. В этот же самый момент в Септиманию вторглись кантабрийцы.

В отчаянии правитель Аквитании обратился за помощью к заклятому врагу- предводителю Черного Отряда, Биранину. Тот прислал 1000, а то и 2000 черных войнов — больше не мог, так как был занят войной в весьма отдаленных от Европы местах. Но об этом- позже.

Воины Черного Отряда бились храбро, но погоды они не сделали, а только дали лангобардам и кантабрийцам отличный пропагандистский козырь. Герцогство Аквитания трещало по швам, католики ( составлявшие относительное большинство населения) полностью поддержали Римского императора и короля Кантабрии. К 800 году главные очаги сопротивления в Аквитанском герцогстве были подавлены, а оно само — за исключением некоторых северных провинций — перешло под власть Кантабрии и Лангобардии. Чуть позже эти два государства путем замысловатых династических развилок слились в единое целое.

Одним из побочных следствий усиления лангобардов стало начало их трений с Баваро-Аварией-. Хоть бавары и были католиками, авары и множество их германских и славянских подданных- нет, и в общем-то особо и не стремились. И там более, никто – даже те кто успел принять католичество- не стремился подчинять лангобардам на основе их возросших претензий.

Выход был найден, когда из гибнущей Аквитании на север устремились беженцы-ариане. После недолгого размышления король бавар и аваров Гунтарих, принял арианство, тем самым, предопределив еще один раскол христианства в Европе и заложив начало многовековому религиозному противостоянию в этих землях.

Флаг Баваро-Аварского арианского каганата

Флаг Баваро-Аварского арианского каганата

Пока кантабрийцы и лангобарды громили Аквитанию, на юге происходили иные, по-своему примечательные события. Несмотря на то, что государство Черного Отряда давно даже формально отпало от Халифата ( и вообще очень с большой натяжкой могло считаться мусульманским), тем не менее местные вожди всегда внимательно следили за тем, что происходит по ту сторону Гибралтарского пролива. Ведь именно оттуда поступал основной источник пополнения рядов Черной Армии — негритянские рабы.

Халифат рухнул, но в этой реальности не нашлось Идриса ибн Абдаллаха, который бы создал государство Идрисидов. Без него все местные берберские племена находились в перманентном раздрае, которым и не преминул воспользоваться вождь Черного Отряда Биранин.

Постепенно он расширял свое влияние на юг, играя на противоречиях между вождями берберов и все ближе подбираясь к золотым рудникам Ганы. Там как раз началась небольшая смута, связанная со смертью царя Ганы и борьбой за престол между разными претендентами. Одни берберы поддерживали одного кандидата, вторые другого, третьи никого не поддерживали, а просто грабили негров в свое удовольствие. В итоге пришел Биранин, которого подержали и берберы и негры. Он был в родстве с царским домом Ганы — или выдумал это родство, — в любом случае он убил всех и стал править сам. Подчинив себе основные берберские кланы, он произвел несколько походов на восток, запад и юг, в результате чего государство Черного Отряда расширилось от Эбро чуть ли не до Гвинейского залива. Это стало его вершиной, но это стало и началом его конца. Воспользовавшись тем, что основные силы Черного Легиона сосредоточились в Африке, лангобарды и вестготы Кантабрии перешли в наступление. Местное население уже изрядно подуставшее от владычества негров, не оказывало им никакого сопротивления. В итоге, когда Биранин метнулся обратно на север где –то у Гибралтара его встретили собственные войска, уходящие из Испании. Владычеству Черного Отряда в Европе пришел конец.

Кантабрия и Империя лангобардов разделили между собой территорию Испании, а позднее все они вошли в состав Новой Римской империи. О былом владычестве арабов и негров, напоминали лишь незначительные группы населения, с более темной кожей, чем у остальных, да своеобразные суеверия, которые потом еще долгие века пугали добропорядочных католиков.

Меж тем Биранину пришлось нелегко — на юге в только что присоединенных областях вспыхнул ряд мятежей, нашелся очередной кандидат на престол Ганы, многие племена норовили отпасть. Пытаясь сохранить хотя бы свои африканские владения, Биранин воевал чуть ли не по всему Западному Судану, где и был убит в очередной стычке.

Его место занял другой вождь — Агбота, выходе откуда-то с юга, из низовьев Нигера. Каннибал, посвященный в Общество Леопарда, он был жестоким и умелым воином, а среди своих воинов слыл сильным колдуном. Он сообразил, что в этой войне Черный Отряд может просто истаять как свеча. Поэтому он тут же принял одно очень заманчивое предложение сразу от нескольких лидеров берберов. Собрав столько чернокожих, сколько смог, он, совместно с берберами совершил мощный марш-бросок на северо-восток. Там в районе древнего Карфагена, местный правитель только-только отложился от Халифата, отчаянно пытавшегося собрать рассыпающиеся земли. Черный отряд пришел на помощь мтяженикам и разбил войска Халифа. Взяв Карфаген, Агбота устроил массовые казни пленников — вернее это было объявлено как казни. На самом деле это было грандиозное человеческое жертвоприношение, которого регион не знал со времен Ганнибала.

В Карфаген скоро слетелись пираты со всего средиземноморья и скоро этот регион стал представлять собой очень веселую картину.

Какое-то время лангобарды думали о том, чтобы повторить тут испанский успех, но по здравому размышлению временно отказались. Римская империя замерла в границах Италии, Испании и Южной Галлии. Единственного вассала в то время она обрела на Балканах, среди сербов. Правитель небольшой жупы под названием Рашка, в поисках защиты обратился за помощью к Риму, за просьбой защитить его от Византии и баваро-авар. Взамен он принимал католичество и признавал себя вассалом лангобардского императора. Так жупа Рашка стала форпостом католической экспансии на Балканах.

вернуться к меню ↑

Дела Британские

Но вернемся к Британии- государство, сложившееся там, давно уже по традиции везде именовали Мерсийской империей ( по происхождению правящей династии). После смерти Этельнота на престол должен был взойти его племянник Ингвальд, сын Сиджебрехта. Он уже достиг совершеннолетия, приобрел кое-какой боевой опыт в Ютландии и будущей Норвегии, приводя к покорности местные племена. Одновременно ему приходилось давать отпор потомкам Сигфреда, обосновавшимся в Сконе. После смерти дяди Ингвальд поспешил на запад, справедливо, в общем-то, полагая, что путь к престолу ему открыт. Однако у Этельнота был свой сын — Ателстан, тоже полагавший, что править Империей достоин именно он. Произошел раскол — островные англы, саксы и фризы вместе с пиктскими королями поддержали Ателстана. Инвгальда поддержали даны, юты, норвежцы и континентальные фризы саксы и лютичи. Война шла с переменным успехом, то воины Ателстана высаживались на материк, то Ингвальд отбивая набеги, сам переходил в контрнаступление. Так продолжалось три года, когда в битву вступил старый и убежденный враг.

По ту сторону Пролива в Бретонском королевстве зорко следили за всем, что происходит на островах. Там обитало много бриттов — беженцев с острова и жаждущих мести. Одновременно король Ллевелин отправлял послов и в Ирландию, договариваясь с тамошними вождями о совместных действиях. Те с готовностью откликнулись на этот призыв- у всех еще в памяти жили набеги саксов и скандинавов при Этельноте. Кроме того, в Ирландии тоже было много беженцев из Британии, особенно с земель бывшей Дал Риады.

Наконец, когда стало ясно, что саксы увязли в войне, в 784 году король Ллевелин совместно с ирландцами высадился в бывшем Уэльсе и начал общее наступление на восток. Ателстан выступил против кельтов, но был разбит, попал в плен и как-то особо изощренно казнен. Христолюбивое кельтское воинство двигалось на восток, сжигая и убивая все и всех. Оставшиеся англосаксы мигом признали власть Ингвальда, уже высаживавшегося в Восточной Англии с воинством собранным из всех подвластных ему народов. Ллевелин и Ингвальд бодались друг с другом еще два года, пока наконец в битве под Лондинием ( который уже давно назывался как-то иначе, но я пока не придумал как), кельты не были наголову разбиты англо-фризо-скандами. После этого их войско стало стремительно откатываться на Запад. В течении 785-начала 786-го года Британия была очищена от кельтов. Поражение их предопределило малое количество сочувствующих- предыдущие саксонские правители уже изрядно постарались, чтобы их не было. Саксы и фризы видели в бриттах и ирландцах чужаков и в общем-то вполне взаимно. Кроме того, пиктские короли сохранили верность саксам, дружно поддержав Ингвальда. После поражения кельтов в Британии военные действия были перенесены в Ирландию и на континент, где саксов поддержала Австразия. Впрочем, там это были скорее разбойничьи набеги, нежели серьезная война.

Серьезная война шла в Ирландии которая несколько раз переходила из рук в руки, пока к 800 году не утвердился ее раздел — большая, юго-западная часть острова перешла под покровительство Бретонского королевства, меньшая юго-восточная — англо-саксам. Ингвальд инициировал заселение этой территории норвежцами и датчанами, мигом принявшимися наводить свои порядки.

вернуться к меню ↑

События в Северной, Центральной и Восточной Европе

Вкратце пробежимся по истории Северной, Центральной и отчасти Восточной Европы. Наследники Сигфреда обосновавшиеся в Сконе, вмешались в распри между свевами и гаутами, выступив на стороне последних. С их помощью оба народа слились в протогосударство которое местные жители называли Гаутией, а все окрестные народы- Сканией, по названию местности откуда происходила правящая династия. Жителей же ее называли сканами или сканерами. К началу девятого века они подчинили себе остров Готланд, Аландские острова и начали высаживаться в западной Суоми.

В противовес Мерсийской империи которым в Скании верховным богом объявили Тора, поставив его выше Одина и Тюра.

Союзником сканеров стало государство ободритов со столицей на Нижней Висле – бежавшие от Сиджебрехта бывшие союзники Сигифреда, объединили местные славянские племена и часть пруссов. На юге они смыкались с границами Баваро-Аварского государства

Еще ранее, до того как саксы и фризы твердо стали в Ютландии, на восток бежала и часть велетов-лютичей — от данов Сигфеда и ободритов. Бежали они значительно дальше — так далеко, что в итоге оказались у залива, который в этом мире могут и не назвать Финским и далее- пока не остановилась у Ильменя. Там и было создано государство, объединившее местные славянские и финские племена. По имени господствующего народа, от которого произошла местная династия, государство сие получило название Лють, впоследствии расширившееся в словосочетание Великая Лють. Но это произошло уже гораздо позже, после того как на престоле утвердилась новая велето-саксонская династия, у истоков которой встала Илдгит Жестокая, дочь сына Ингвальда, Аезелвалфа и вдова призванного в Новоград лютичcкого князя Буеслава- из тех велетов-лютичей, что остались в свое время в землях саксов и фризов. С именем Илдгит связывают первую Люто-хазарскую войну, в которой кочевники потерпели сокрушительное поражение; объединение местных земель чуть ли не до Белого моря, установление прочных торговых и союзнических отношений с Мерсийской династией и постройку великого капища в честь Хель-Мары, ставшей с тех пор верховным божеством Великой Люти.

Карта Европы и северной Африки в МИМиМИ на начало 9-го века

Карта Европы и северной Африки в МИМиМИ на начало 9-го века

1 комментарий

Оставить ответ

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить