0
0

Аренсбург. 27 октября 1917 года.

— Господин адмирал. Полковник Александер Тыниссон.

— Да господин полковник.

— Я так полагаю, что оборона острова закончена?

— Да, вы верно заметили.

— Тогда мои батальоны здесь больше не нужны. Я полагаю, что на материке, они будут нужнее.

— Да, господин полковник.

— Тогда нужно переправить солдат на материк.

— Хорошо. Завтра я отдам приказ о подготовке к переброске ваших солдат. Куда вы хотите их направить.

— В Ревель, я полагаю…

Аренсбург. 27 октября 1917 года. Позже.

— Исходя из моих предположений, эстонцы будут ядром будущего переворота. Благодаря нашему вмешательству этот момент пока отложен, но они будут выжидать.

— Что вы предлагаете Сергей Евгеньевич?

— По-хорошему, торпедировать их, и дело с концом.

— Нет человека, нет проблемы? Ты понимаешь, что говоришь? Не ожидал от тебя капитан такого, не ожидал.

— Товарищ контр-адмирал, да мутные они все. В лицо улыбаются, а за спиной…

— А что за спиной?

— Свободы они хотят. Думаете, почему полковник этот в Таллинн захотел. Там у них есть выходы на какую-то гражданскую шишку, которая за независимость стоит. А они, значит, как боевая поддержка.

— Ах, вот значит как. Откуда сведения.

— Так я по эстонски маленько понимаю, послушал их разговоры, ну и с пятого на десятое…

— Значит так товарищ капитан 3-го ранга. Скоро у нас совещание. Вот и озвучишь перед господами адмиралами свои догадки. Пусть тоже помучаются, напрягая мозги.

Борт Эсминца Энгельс. 1 ноября 1917 года. Вечером.

— Товарищ капитан 3-го ранга. Радио от Пушки-2. Передать сообщение флагману кодом №1.

— Текст сообщения?

— Закодирован.

— Передавайте.

Транспорт Либава. 2 ноября 1917 года.

— Господин адмирал. Радио от абонента 3.

— Читайте.

— 4 ноября приглашаетесь на флагман. Совещание об окончании навигации.

— Больше ничего?

— Никак нет.

Борт эсминца Стерегущий. 4 ноября 1917 года.

— Товарищи командиры. Заканчивается навигация. Собственно боевых задач в ближайшее время не предвидится. Перед отдельным дивизионом встает задача ремонта и подготовки к навигации 1918 года. Поскольку 90% кораблей нашего дивизиона совершенно незнакомы здешним кораблестроителям, то ремонт в большей части будут производить краснофлотцы соответствующих боевых частей и служб. И здесь нам потребуется ваша помощь Михаил Коронатович. Нужны специалисты по котлам, механизмам, артиллерии и т.д.  Передовой ремонтной базой можно сделать  Рогокюля, основные базы будут в Ревеле и Петрограде.

— Владимир Петрович, мне нужно подумать, поговорить с офицерами. Завтра вы получите точный ответ.

— Хорошо Михаил Коронатович. Как раз завтра к нам присоединится  Николай Константинович, и мы продолжим.

— Владимир Петрович, ко мне обратился командир Эстонского полка. Просит перевезти его солдат на материк, в связи с окончанием боевых действий.

— Куда просится?

— В Ревель.

— Хорошо. После шестого ноября пусть уходят.

Через несколько часов. Там же.

— Комиссар, что случилось?

— А налей-ка адмирал водки.

— Это еще зачем?

— Хочу выпить за упокой души.

— Кто?

— Ты адмирал, а еще за Сердитого, Стерегущего, Энгельса, Гордого.

— Ты что, с ума сошел?

— Нет Владимир Петрович. Я серьезен как никогда.

— Но откуда ты знаешь?

— Человек один сказал. Он теперь умер. Я после этого ночь не спал. Думал голова лопнет. Ведь мы, нет, ты со своим дивизионом, по сути, спаситель в этом мире.

— Почему я? А ты комиссар как же?

— А ты вспомни адмирал, где я должен был быть? В Ленинграде. И только из-за неудач твоего Отряда задержался и вышел с тобой на Стерегущем. Но давай по порядку…

На следующий день. Там же.

— Владимир Петрович. Я изложил на бумаге свои соображения относительно ремонта и переоснащения  вверенных вам кораблей…

Борт эсминца Стерегущий.

Контр-адмирал Дрозд сидел в каюте и пытался продраться сквозь густые заросли мыслей вертевших в его голове десяток хороводов одновременно. Пока дело ограничивалось островами, все было более менее понятно. Враг здесь, ты тут. Надо сделать вот так и все устаканится. Но затем комиссара понесло в отдельное плаванье и начались сущие неприятности. И вот это неожиданное возвращение, да с такими сведениями. И получается, что без царских военспецов вообще никак не обойтись. А зачем тогда с ними боролись? Ну, нет, за эти крамольные мысли самого себя расстрелять надо…

Адмирал тяжело вздохнул, отпил глоток остывшего чая и снова погрузился в думы.

С момента переноса, или переплыва, или перехода, якорь ему в шкаторину… тьфу ты, что за мысли такие. Думай адмирал, думай. Получается следующее. Снарядов почти нет. Сколько истратили на бои, обстрелы и даже зенитную стрельбу… Что ни говори, повезло ему с флагманским артиллеристом. Командир БЧ-2 с Грозящего, капитан-лейтенант Григорович. Расчеты сделал, обоснование написал… Так что там у нас:

Снарядов к системе с мелкой нарезкой – 1013, к ним подходят снаряды от местных 130/55-мм; снарядов к системе НИИ-13 – 657; снарядов к орудиям 34-К  — 3076, к полуавтоматам 21-К … хватает, но новых взять просто негде. Есть еще автоматы типа Виккерс, но с ними дефицит. По самим орудиям: нынешние на две тонны тяжелее. Если поставить местные облегченные щиты – разница уменьшится до 130 кг. Хорошо бы найти трехдюймовки Лендера, но они только на сухопутном фронте. Это уже Бахирев написал. На флоте имеются переделанные 75-мм пушки. Надо делать изменения, но объем переделок пока не установлен. 47-мм пушки Гочкиса – менять желательно ствол 21-К, но опять-таки объем работ неизвестен.

Флагманский минер. Ага. Полный боекомплект. Двадцать четыре запасные торпеды. Из них две 53-39 и четыре, нет восемь 53-38У. Остальные 53-38. И пополнить боезапас нечем. Завод, как там его, Лесснера, начал работы и все. Флагманский механик, так, так, так… замена трубок в котлах, замена форсунок, со снижением мощности. Котлы типа 7 проще, но типа 7У – мощнее…

Адмирал Бахирев, вот здесь пишет, что по орудиям можно в Рогокюля, а по остальному Ревель, Гельсингфорс…. Твою же налево!

— Дежурный. Соедини с каютой комиссара. Николай Константинович, не спишь? Читаешь? Подходи ко мне, вместе почитаем…

… — Смотри, какая штука получается. Ленина ты напугал, Сталина видел, Краснова даже. А про Маннергейма забыл. 

— А он чего?

— Ты, видать, зачитался комиссар. Он же где-то сейчас всплыть должен. Что там на твоих курсах говорили?

— Так, погоди, не гони. Вот, вспомнил. Все началось с этих, как их там, ага с финских егерей. Будущий костяк белофиннов, выращенный немцами. Потом десант на Ханко, потом Гельсингфорс и еще куда-то ближе. Приморская область за нами, а север за ними. Им еще какой-то адмирал наш помогал, по простоте душевной. Потом разоружили гарнизоны, ввели всеобщую повинность и пошли на юг. Погоди-ка. Еще вроде Маннергейм с этими егерями не очень дружил.

— Ну, дружил, не дружил, а бед там много было. Я когда на Севере был, послушал местных. Зверствовали финны хорошо.

— И что будем делать?

— Я слышал, у тебя радиоразведчик нашелся? Вот пусть и радиоразведывает.

— Я думаю,  такие вещи по радио не разглашают. Надо идти к Бахиреву и устанавливать связь с Або-Аландской позицией. К тому же немцы там мины ставили и район им знаком.

Штаб 12-й армии. 5 ноября 1917 года.

Радио командующему. Яков Давидович, что вам известно о финских солдатах, воевавших на германской стороне?

Ходили какие-то слухи, но точных данных нет. Может быть в полосе соседней армии.

Благодарю. Как новый штабной комитет?

Работает. Много эсеров, мутят народ.

Продержитесь месяц – полтора поможем.

Транспорт Либава. 5 ноября 1917 года.

— Примите гостей Михаил Коронатович?

— Милости прошу господа. С чем пожаловали?

— Михаил Коронатович. Нас интересует Або-Аландская шхерная позиция и все что с ней связано. Кроме того нам нужна связь с комендантом  Ревеля.

— Вам нужен Ревель или крепость Петра Великого?

— А в чем разница?

— Да практически ни в чем. Но так привычнее, да и правильнее. Сейчас там начальником контр-адмирал Лесков, Петр Николаевич. На Або-Аландской позиции начальником был полковник Кузнецов. К сожалению, он погиб в числе пассажиров парохода «Скиф». Сейчас там командиром полковник Давыдов.

Штаб 12-й армии. 5 ноября 1917 года.

Радио командующему. Яков Давидович, Латышская бригада в Риге?

Да.

Готовьте приказ на командировку 1-го полка на Аландские острова. Погрузка в Риге.

ПРИКАЗ командиру 2-й латышской бригады полковнику Вацетису.

1.Передислоцировать 1-й полк 2-й латышской бригады на Аландские острова. Высадка в Мариехамне.

2.Навести порядок в остатках воск Аландского гарнизона. Прекратить деятельность солдатских комитетов. Привести в боеготовность береговые батареи.

3.По законам военного времени провести дознание преступлений, выявить виновных и вместе с остатками гарнизона отправить на о. Эзель.

4.Установить взаимодействие со всеми местными органами власти.

5.Смена полка ожидается в марте

Транспорт Либава. 5 ноября 1917 года.

— Михаил Коронатович. Надо отправить канлодки на острова. Установить связь с местными морскими силами. Осмотреться. Установить связь с нами. Будем ждать немецкий десант.

— Владимир Петрович. Прочтите эту любопытную бумагу.

— Что это?

— Очень похоже на казус белли.

Гельсиигфорсский совет, Центробалт и Областной комитет Финляндии

Постановление:

«До сведения русских революционных организаций в Финляндии дошло, что в связи с готовящимся германским десантом некоторые части финляндского буржуазного общества усиленно вооружаются как для поддержки германцев, так и для разгрома своего пролетариата и русской революционной армии. Для проверки этих сведений был послан отряд русских матросов, который встретил вооруженное сопротивление. Участники этого сопротивления понесут должное возмездие. Но во избежание повторения подобных случаев, которые могут вызвать кровопролитную войну, и в связи со стратегическим и политическим положением революционные организации объявляют: не покушаясь на права финляндского народа, они будут всеми мерами подавлять противодействие, оказываемое их распоряжениям, комиссарам и отрядам. Страна объявляется на военном положении. Всякая попытка вооруженного сопротивления, вмешательства в оперативные или иные действия русских революционных войск, содействие германскому шпионажу будет в корне беспощадно подавляться. Призываем всех граждан к абсолютному спокойствию и продолжению своих мирных занятий».

(Источник: http://statehistory.ru/books/N-S—Krovyakov_Ledovyy-pokhod-Baltiyskogo-flota-v-1918-godu/5)

— Оригинально. И что, действительно, ожидают десант?

— В этом году, скорее всего, нет. А вот в будущем.

— Тогда Михаил Коронатович, снимаем запрет на действие подводных лодок в Ирбенском и Моонзундском проливах. И надо просить адмирала Развозова прислать сюда лодки и плавбазу. Только англичан не пускайте.

Борт эсминца Стерегущий. 6 ноября 1917 года.

— Товарищ контр-адмирал. Капитан 3-го ранга Васильев по вашему приказанию прибыл.

— Садитесь капитан. Просьба к тебе будет. Возьмешь с собой Тучу и Бурю и сходи к Свеаборгу. Вот тебе пакет, вот адрес куда доставить. Пошлешь с делегатом вооруженную охрану. И не торопись уходить. Шастают там немецкие подводники. Покарауль. Только береги себя и ребят.

Там же. Позже.

— Товарищ контр-адмирал. Подрыв транспорта с эстонским полком.

— Потери?

— Транспорт на плаву, но кормовая часть затоплена. Погибли почти все офицеры. Много раненых.

— Причина взрыва.

— Дрейфующая мина.

— Еще что.

— Транспорт буксируется в Перновский залив.

— Добро.

14
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
10 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
byakinvasia23СЕЖAnsar02Андрей Толстой Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

Ansar02

!!!

yes!!!

СЕЖ

++++
Уважаемый коллега, вы бы

++++
Уважаемый коллега, вы бы отделили бы
Источник: http://statehistory.ru/books/N-S—Krovyakov_Ledovyy-pokhod-Baltiyskogo-flota-v-1918-godu/5
скобками или другим цветом. А то получается, что Постановление идет в электронных СМИ

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить