1
0

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. В декабре прошедшего года случилось довольно приятное для меня событие. В издательстве Альфа-книга вышла моя первая книжка. Приключения принца Мекленбургского. Скажу честно, видеть свою фамилию на обложке чертовски приятно.

 

Мекленбургский цикл.

Прочитать ее можно здесь, правда в усеченном варианте. если хотите полностью – то сюда или к пиратам, но там невычитанная версия.

Вторая часть уже закончена и начата третья.

Я когда-то начанинал ее выкладывать у нас на сайте, но интереса большого не было, что, впрочем, вполне понятно. Это все-же не чистая АИ, а приключалово на историческом фоне. 

Но третья часть будет уже полноценной АИ, ибо пошли отличия от реальной истории, поскольку главного героя таки выбрали русским царем:)))

В связи с этим у меня вопрос к досточтимому сообществу. Какие шаги можно предпринять в тогдашней ситуации в России. Сразу предупреждаю что ГГ не прогрессор, ну разве, так, по малости. Так что не "другое железо", а скорее "другие решения".

Ну, а для тех кто любит читать только на сайте начало третьей книги


Зимний день короток, а путь впереди далекий. Потому встать надо затемно, усердно помолиться чтобы господь не оставил в дороге своим заступничеством и отправляться в путь. Подниматься Федьке не хотелось, потому как пришел он поздно, но в дядином доме это не у родной матушки и пожалеть его никто не собирался. Так что все что он успел, это перекрестить лоб и, схватив краюху хлеба со стола, по быстрому одеться и запрыгнуть на сани. Дядя Ефим посмотрел строго, но ругаться на сей раз не стал, а накрыл Федьку полой тулупа и крикнул: — «С богом!» Маленький обоз тронулся. Дядина жена привычно завыла, провожая хозяина. Федька знал, что едва они скроются за околицей, тетушкины слезы высохнут и она, взявшись за неисчислимые хозяйственные дела, забудет об уехавшем муже до самого вечера.

Федор Панин был сиротой, мать его умерла едва он родился, а отец еще осенью погиб в ополчении выгоняя ляхов из Москвы. Об этом ему рассказал дядя Ефим, вернувшись из похода. Строго говоря, никаким дядей он Федьке не был. Просто жили два боярских сына по соседству, иной раз водили хлеб-соль, да нередко правили службу вместе. А когда усадьбу Федькиного отца сожгли лихие люди в смуту, парня приютили в семье Ефима. Нахлебником тот, впрочем, не был, ибо присматривал дядя не только за Федей, но и за поместьем его отца. Впрочем, и сам он сызмальства неплохо стреляя из лука, был добытчиком. Да чего там, лисий воротник на теткиной шубе не сам собой появился, да и бобровые шапки на дяде Ефиме и самом Федоре не с неба упали.

Сейчас дядька Ефим ехал на службу. На санях помимо его самого, Федьки и боевых холопов лежал припас, а боевые кони шли следом привязанные к саням чомбурами*.

— Оно конечно рано тебе в новики, — рассуждал дядя Ефим, — да куда деваться? Отец погиб, того и гляди поместье кому другому отдадут, а так, глядишь, за тобой останется. Сброю** да коня я тебе привез, покажешься полковому боярину не хуже других. Оно конечно, надо бы  тебе еще и трех холопов боевых выставить, да где же их столько взять? Хотя и так ладно будет. Многие дворяне и дети боярские, только что не босиком в ополчении были. Ни оружия, ни брони справной, не говоря уж о конях, а ты же все-таки и в кольчуге будешь и с луком и с саблею.

Дядя Ефим был кругом прав, пятнадцатилетний Федька был довольно росл и крепок для своего возраста и вполне мог справлять государеву службу. Кроме того боярский сын привез сироте доспехи и оружие его отца, которые, Федька это хорошо понимал, мог бы оставить себе. Так что как ни крути, а дядя Ефим был ему благодетелем, потому что без коня и кольчуги не поверстаться. Разве в стрельцы возьмут, что боярским детям уж совсем невместно.

——————————————————————————————————————

*Чомбур – ремень предназначенный для привязывания лошадей.

**Сброя – здесь военное снаряжение, доспех.

Сани на ухабе ощутимо тряхнуло и совсем было заклевавший носом под монотонный говор дяди новик встрепенулся и захлопав глазами стал озираться.

— Тут на дорогу бывает лоси выходят, сам следы не раз видал, — проговорил Федька вопросительно глядя на Ефима.

— Так натяни тетиву, чтобы наготове быть, — согласился тот и велел холопам, — а ну-ка придержите коней ребятки, пусть Федька лук наладит, заминка невелика, а при удаче с мясом будем.

Федька с готовностью откинул полу шубы вытащил свое излюбленное оружие и, зажав ногами, нижнее плечо лука, стал натягивать тетиву.

— Эх, после такого похода нам бы и не в очередь, — продолжал рассуждать Ефим после того как сани снова тронулись, — да оскудела земля после смуты, а государь собрался Смоленск у ляхов отвоевывать и повелел смотр поместной коннице устроить. Вот и придется опять от хозяйства отрываться и идти с холопами в поход.

Боевых холопов у дяди Ефима было трое, да еще один Федькиного отца. Двое Истома и Пахом уже не раз ходили со своим хозяином в походы и ратное дело знали, а вот Семка, молодой паренек чуть старше Федьки одел военную сброю в первый раз. Кольчуги на него впрочем, не нашлось, и снарядили его в плотный тягиляй* с нашитыми там и сям железными пластинами. В такой же тягиляй был одет и Федькин холоп Лукьян. Он был постарше Семки с Федькой и участвовал в походе ополчения на Москву вместе с Федькиным отцом и именно он вытащил его едва живого из свалки, после того как боярского сына срубил какой-то целиком закованный в железную бронь литвинский боярин. Впрочем, это не помогло Федькиному отцу, и после боя он отдал богу душу едва успев наказать Ефиму и Лукьяну сберечь единственного сына. Федька посмотрев на Лукьяна невольно скосил глаза на собственное снаряжение. В мешке подле него лежала отцовская кольчуга скованная из плоских колец закрывавшая все тело и руки до локтей и спускавшаяся до середины бедер. Как объяснял ему дядя Ефим была бы кольчуга подлиннее называлась бы байданой, а так только полубайданьем. Там же лежал шлем и наручни, вещь совершенно необходимая в сече. К широкому поясу новика, набранному из железных пластин была прицеплена тяжелая отцовская сабля в простых ножнах и чекан – здоровый железный молоток с острым клювом предназначенный проламывать прочные панцири вражеских ратников. А под руками лежал саадак** с луком и полным стрел колчаном. Лук был предметом гордости Феди, тяжелый составной, склеенный из слоев рога и дерева. Это был подарок отца, заметившего, что отпрыск удачлив в охоте и перестрелял всех зайцев в округе. На первых порах отрок не мог даже натянуть тетиву, но прилежно занимаясь, настолько овладел грозным оружием что стал бить бобров и лис без промаха попадая им в голову тупыми, чтобы не портить шкурку, стрелами.

— Коли все ладно будет, — не прекращал свой монолог дядька Ефим, — то так и быть отдам за тебя Фроську! Ну, а чего, ты нам не чужой, а коли выйдет с тебя толк, так чего бы и породниться?

Надобно сказать, что тема эта была для Ефима больная. Так уж случилось, что жена его исправно рожала ему дочерей и лишь последний ребенок оказался мальчиком. Впрочем, Мишка, так назвал сына Ефим, был еще очень мал, а четыре дочери подрастали и обещали скоро стать невестами и разорить родителя на приданном. Старшая Ефросинья была ровесницей Федьки и была по понятиям родителей вполне взрослой для замужества, вот  только женихов вокруг не наблюдалось. И то сказать, круто смута прошлась по Руси, кто погиб, кого в полон угнали, кто и вовсе неизвестно куда делся.

————————————————————————————————————————-

*Тягиляй. – самый дешевый доспех из стеганной в несколько слоев ткани, подбитый ватой или пенькой.

**Саадак — набор вооружения из лука и стрел, сами стрелы хранились в колчане или туле, а лук в отдельном футляре – налучье.

Так что Федька был вполне подходящим женихом, особенно если отцовское поместье за ним останется. Мысль же что у сироты может быть на этот счет свое мнение к Ефиму и в голову не пришла. Федор же помалкивал и виду не подавал что в округлившейся и, чего уж там, похорошевшей Ефросинье видит скорее сестру, а не будущую жену. Хотя, конечное дело, против воли опекуна не попрешь, а только сердцу ведь не прикажешь. Так уж приключилось с новиком, что пришла беда откуда не ждали. Еще летом, когда в церкви шел молебен о ниспослании одоления над безбожным супостатом, заприметил новик молившийся вместе с семейством Лемешевых, так прозывались его опекуны, пригожую девицу стоящую подле совсем старой уж боярыни, и пропало сердце молодецкое. Тетка Лукерья заметив интерес парня пояснила ему после церкви что это старая боярыня из рода Вельяминовых, некогда сильного и знатного, а ныне совсем захиревшего. От многочисленных и богатых вотчин осталась у них одна лишь деревенька в семи верстах, в которой она и проживает вместе со своей племянницей, единственной уцелевшей из всей ее многолюдной когда-то родни.

— А девица-то сия, — продолжала тетка, — сказывают, горда вельми и своенравна. Люди говорят, грамоту знает и книги читать любит, а на что оно бабе-то? Хоть за князя, выйди, хоть за боярина, хоть за сына боярского, а доля-то у бабы все одно бабья!

— И что же, они совсем одни живут? – спросил, не утерпев новик.

— Что Феденька, али приглянулась девица? – Пропела певучим голосом вредная Фроська и все сестры дружно засмеялись над сконфузившимся парнем.

— Цыц вы оглашенные! – строго прикрикнула на дочек мать и продолжила – одни Федя. Сказывали люди, что у брата боярыни окольничего Ивана Дмитриевича был кроме Аленушки еще и сын старший, да сгинул где-то.

Так ее Алена зовут, сообразил Федька, но вслух ничего говорить не стал, чтобы не нарваться снова на ехидство Ефросиньи. С тех пор настала у парня на душе такая болезнь от которой и снадобий не хочется. Целыми днями, сказавшись, что ушел на охоту кружил он вокруг Вельяминовки в надежде увидеть Алену. Дворня скоро заметила Федьку и за малым делом не спустили на него собак, но он, поняв, что обнаружен, пустился наутек.

Познакомится ему все же удалось когда боярышня пошла вместе с деревенскими девками по малину. Как это не редко бывает, хохочущим неизвестно от чего девушкам внезапно почудилось, что в кустах сидит какой-то зверь, и они с визгом кинулись в разные стороны. Единственная кто сохранила хладнокровие была Алена, внезапно выхватившая откуда-то небольшой, но ладный пистоль и направившая его на кусты. Федьке, который собственно и был этим зверем, пришлось снять с себя шкуру подстреленного еще по зиме волка и крикнуть девушке.

— Не стреляй скаженная, подстрелишь еще!

— И подстрелю! – подтвердила Алена, — ты почто озоруешь?

— Пошутить хотел, — вздохнул Федька.

— Дурак! – заявила ему девица.

-Дурак, — обреченно согласился он и тут же добавил, — а меня Федей зовут.

— Знаю, — усмехнулась она ему в ответ.

— Откуда?

— Да дворовые тебя признали еще давеча, когда ты вокруг терема нашего кружил.

— Понятно.

— Слышь, понятливый, не ходи здесь более! Другой раз разбираться не буду, пальну.

— А ты умеешь?

— Хочешь спытать?

Испытывать, как девушка стреляет, Федька не захотел, но ходить не перестал. Заметив, что живут обедневшие бояре не слишком гладко, стал заносить то зайца, то подстреленного глухаря. Оставит на крыльце и деру. Охотник он был удачливый, так что добычи ему хватало. Так продолжалось до конца лета, когда внезапно в Вельяминовку нежданно-негаданно нагрянул вернувшийся с чужбины, где был в плену, брат Алены Никита Вельяминов. Да как нагрянул, иные возвращались после плена убогие, да калеченые, бывало, что и в рубище с чужого плеча, а он приехал разодетый в богатый кафтан на заморский манер, на хорошем коне да вместе с двумя сотнями ратных так хорошо снаряженных, что и царю впору, не то что боярину. Сказывали что, будучи на чужбине, Никита сумел попасть в войско заморского королевича, да так ему хорошо служил, что тот наградил его казною без меры и отпустил на родину наказав биться с ляхами и литвой. В ополчении Вельяминов сразу стал большим человеком, шутка ли две сотни кованой рати привести. Вскоре после приезда боярича жизнь в Вельяминовке  круто переменилась. Вокруг начавшего ветшать терема появился крепкий тын, а сторожили его вместо древних старцев молодые и дюжие холопы. Ходить кругом стало небезопасно, а в Федькиных поминках*очевидно нужды уже не было.

————————————————————————————————————————

*Поминок – подарок. (Устар.)

С тех пор видел Федор Алену только в церкви. Боярышня приоделась и ходила теперь не в простеньком сарафане, а в красивом атласном летнике* и душегрее. На ногах у нее вместо поршней** были красные сапожки, а на девичьем уборе*** блестел скатный жемчуг. Помимо тетушки, сильно сдавшей в последнее время, рядом с ней всегда были мамки и другая прислуга, так что и подойти к такой красоте Федору было немыслимо. Только в последний вечер перед отъездом, парень, набравшись духом, попытался пробраться к знакомому терему, чтобы перед разлукой хоть одним глазком взглянуть на лишившую его покоя девицу, но ничего кроме конфуза из этого не вышло, потому как, сторожа его заметили и подняли тревогу, отчего парню пришлось бежать как зайцу застигнутому собаками. Именно поэтому новик явился домой поздно, выспался плохо и сейчас согревшись под шубой придремывал, слушая в пол уха негромкий говор дядьки Ефима.

Из состояния полудремы Федьку вырвал резкий громкий свист. Открыв глаза новик недоуменно увидел как огромная ель скрипя падает сверху и неизбежно придавила бы его, но дядька Ефим мгновенно сообразивший в чем дело выпихнул его из саней вместе с саадаком, и выпрыгнул с другой стороны сам на лету выхватывая из ножен саблю. Угодивший в сугроб лицом новик мгновенно проснулся и увидел как к их маленькому обозу со всех сторон бегут какие-то непонятные мужики с дубьем в руках. Некоторые из них, впрочем, были снаряжены не хуже чем Федька с Ефимом и размахивали не ослопами****, а саблями и рогатинами. Новик, поначалу, тоже пытался схватиться за саблю, но как видно при падении пояс сбился на бок и никак не получалось схватить ее за рукоять. А между тем, один из татей увидев запутавшегося в своей сброе новика, кинулся на него размахивая здоровенным дрыном. Внутри у парня похолодело, но вместе с тем в голове возникла небывалая ясность ума, и Федька не делая более ни одного лишнего движения, вынул из саадака лук по счастливой случайности готовый к бою. Вскинув свое оружие, новик одновременно с этим выхватил из колчана стрелу и, оттянув тетиву до уха, пустил ее в нападавшего и тут же повалился набок, спасаясь от его дубины. Над головой парня со свистом пронеслось орудие разбойника недоуменно смотрящего на стрелу пробившего его грудь. Постояв еще немного, тать неловко завалился на спину и, выгнув в страшной конвульсии спину, затих. Но окончательно пришедший в себя Федька уже не смотрел на него, а встав на одно колено, пускал одну за другой стрелы в разбойников, выбирая бездоспешных.

———————————————————————————————————————

*Летник – род платья.

**Поршни – обувь из сыромятной кожи.

***Убор – украшения.

****Ослоп – дубина. (устар.)

Впрочем, бой продолжался недолго, дядька Ефим с холопами ожесточенно рубился с татями, когда снова раздался громкий свист и разбойники резко как по команде бросились врассыпную и исчезли в лесу, оставив на снегу своих побитых. Ратники недоуменно оглядывались, ожидая нового подвоха, но ничего не происходило. Наконец Истома, прислушавшись, произнес: — «Мнится мне, скачет кто-то».  И действительно скоро всем стал слышен шум скачущих всадников, а затем показались несколько десятков конных ратников, окруживших место побоища. Главным у подскакавших ратников, как ни странно, был одетый в тулуп поверх рясы, монах с густой ухоженной бородой и властным взглядом. Встретившись с ним глазами, дядька Ефим вздрогнул и, стянув с головы шапку, поклонился.

— Здрав буди боярин…

— Иеромонах Мелентий перед тобой Ефим, — прервал боярского сына монах.

Ефим внимательно посмотрев на него покачал головой и, вздохнув, проговорил.

— Благослови отче.

Мелентий перекрестил Ефима и его ратников и посмотрев на Федьку хмыкнул.

— А новик что же в сброе запутался?

— Первый бой, отче, но не растерялся и взялся за лук, да пострелял татей немало, – заступился за Федьку дядька.

— Сын?

— Не мой, отче, Семки Панина, — отозвался Ефим и тут же отвечая на невысказанный вопрос пояснил, — погиб когда ополчение с Ходкевичем билось.

— Вот оно как, — вздохнул монах, — царство небесное православному воину. Ладно собирайтесь вместе поедем, а то шиши лесные обнаглели совсем — на ратников нападают.

Ефим с холопами оглядели друг друга, может поранен кто, а в горячке боя не заметили. Но все, слава богу, обошлось, и можно было продолжать путь. Федька тем временем собрал свои стрелы и наскоро обшарив тела татей собрался сесть в сани, но монах остановил его.

— Ну-ка парень садись ка на моего коня, а мне с твоим дядькой потолковать надобно.

Новик, не переча вскочил в седло настоящего боевого коня, на котором путешествовал святой отец и увеличившийся отряд тронулся в путь.

Во время привала заинтересовавшийся таинственным монахом Федька стал приставать с расспросами к дядьке Ефиму, но тот обычно словоохотливый почему-то отмалчивался, а что бы новик ему не надоедал нагрузил его всякой работой. Федькино любопытство от этого только раззуделось, и он зашел с другого бока. Рубя лапник вместе с дядиным холопом Истомой, он стал одолевать уже его. Старый ратник таиться не стал и рассказал новику, что Мелентий в былые времена был, ни много ни мало, вторым воеводой в полку, где служили Ефим и Федькин отец. Что потом случилось, и отчего воевода оказался в монастыре он не знал, да и парню посоветовал не выспрашивать. Дескать, много будешь знать – скоро состаришься. Дальнейшее путешествие проходило без приключений. Чем ближе к Москве, тем больше увеличивался их обоз от едущих на смотр боярских детей. Отряд получился большой и тут уже не только тати, но и сам гетман Ходкевич, случись ему оказаться рядом, десять раз подумал бы, прежде чем напасть. Федька все время оживленно вертел головой, то разглядывая новоприбывших, то желая рассмотреть величественные храмы и богатые боярские хоромы, о коих он был наслышан. Однако как прибывающие отовсюду ратники мало чем отличались от дядьки Ефима, так и пригороды Москвы не поражали воображения. Деревня она и есть деревня, разве что побольше чем Панино или Лемешевка. В саму столицу, впрочем, въехать сразу не получилось. Еще на заставе дворянам и детям боярским объявили государеву волю встать на Поганом поле и готовиться к смотру. Именно туда бояре с дьяками из разрядного приказа приедут смотреть, как помещики к службе государевой изготовились. Еще велено было на скудость и разорение не жаловаться, а показать себя лицом, великий государь де, знает о бедах земли русской и паче меры ни с кого не спросит, а исправно справляющих службу пожалует.

Готовясь ко сну новик спросил у дядьки Ефима отчего поле где они собрались называют поганым.

— Немчина тут какого-то собирались казнить, — отвечал ему он, запахиваясь плотнее в шубу, — сказывают грех он совершил великий, а какой неведомо. А в ту пору как раз ляхи в кремле сдались и немчина того на радостях помиловали, так он сам не смог с такой тягостью на душе жить и удавился. С той поры поле здешнее Поганым и зовут.

— Дядька Ефим, а ты царя видел? – продолжал расспрашивать неугомонный  Федька.

— И ты завтра поглядишь, сказывают, как богомолья вернется, заедет на поместную конницу поглядеть. Спи давай, неслух!

На следующее после прибытия утро затрубили трубы и дворяне и дети боярские помолясь богу и, снарядившись, выехали на смотр. Вот тут Федору было на что посмотреть, многие помещики, еще вчера выглядевшие не лучше любого крестьянина, вытащили из сундуков богатые одежды и блестящие брони, сели на чистокровных аргамаков и красовались пред своими товарищами пышным видом. Другие напротив остались в чем были, надев поверх драных зипунов худые тягиляи оседлали неказистых лошаденок, а то и вовсе стояли пешими потупив взоры от стыда за свое убожество. Таких как дядька Ефим и Федька середняков было явное меньшинство. То есть не мало было тех, кто беднее и значительно больше таких ,что выглядели куда богаче.

Тут еще раз прогудели трубы, и на поле выехали несколько богато одетых бояр верхом в сопровождении закованных в железо ратников.

— Гляди ка, — пихнул Федьку кулаком в бок Ефим, — князь Пожарский сам приехал! Сказывали недужится ему, а вишь-ты не утерпел.

Новик во все глаза уставился на прославленного воеводу, но тот быстро проскакал мимо, окруженный со всех сторон свитой.  Тем временем начался смотр, несколько бояр с дьяками, держащими в руках списки помещиков, стали по очереди выкликать проверяемых. Услышав свое имя, помещик выезжал вместе с холопами и предъявлял себя и свое снаряжение боярину, а дьяки записывали, все ли выставил государев ратник, что от него полагалось. Не вызванные еще, обратились в слух, пытаясь по обрывкам долетающих до них фраз определить строги ли проверяющие бояре и нельзя ли их разжалобить.

— Гляди-ка Федор, — скрипнул зубами дядька Ефим, — вон красуется сосед наш Телятевский, и сам оборужен справно и холопов привел в двое от положенного. А вот в ополчении я его что-то не упомню, всю смуту дома просидел и всегда так, как смотр, так он из первых, а как поход или еще что, так вечно или больным скажется или еще чего удумает! Поклонится аспид полковому боярину поминком справным, тут его служба и кончилась. Мнится мне, что вели ему боярин саблю достать, так не сможет, ибо приржавела!

После Телятевского выкликнули какого-то убогого боярского сына на худой крестьянской лошадке бездоспешного и с рогатиной. Хотя из-за дальнего расстояния слов его не было слышно, сразу стало понятно, что помещик жалуется на скудость и разорение, унижено кланяясь при этом.

— Вот еще чучело! – сплюнул Ефим, — оно конечно всякое бывает, но до такого разора дойти это еще постараться надо! К тому же помещиков на смотр не всех зараз вызывают, так что можно хоть у соседей или родни было сброю занять, чтобы показать себя. А там может война или поход какой, глядишь и разживешься.

Тут пришел черед дядьки Ефима и он велел Федьке с Лукьяном не отставать. Подъехав и поклонившись боярину они стали слушать дьяка нараспев читающего что он должен выставить на службу.

— А сыну боярскому Ефиму Лемешеву быть на службе на коне в кольчуге и при саадаке и сабле, а с ним трем холопам в тягиляях и шапках железных при саадаках и саблями.

— Эва как, да ты Ефим паче положенного привел, — одобрительно прогудел боярин.

— Нет, боярин, — почтительно отвечал ему помещик, — я привел сколько мне расписано, однако сам видишь вои мои в кольчугах, да и помимо саадаков еще и огненный бой есть. А отрок сей дружка моего Семки Панина, в ополчении живот положившего, сын. Приехал верстаться на службу снаряженный и с холопом.

— Погоди сын боярский! – перебил дядьку Ефима дьяк. – Семке Панину надлежит быть в железной броне с саадаком и саблей и тремя холопами.

— А новик тебе в чем? – окрысился вдруг на дьяка боярин, разве полубойдана тебе не бронь? А что холоп у него только один, так Семка и холопы его погибли, я сам в том деле был и все видел. А отрок, несмотря на скудость и сам снарядился и холопа привел.

— Нельзя государеву делу проруху допускать, — продолжал упорствовать дьяк, а ну как поход, а у Панина боевых холопов недостача?

— Это у тебя, чернильная твоя душа, недостача! А мы свои долги кровью платим, — строго глядя на не уступающего дьяка проговорил боярин.

Неизвестно сколько бы еще они проспорили, но вдруг раздался какой-то шум и по рядам пронеслось: — «Государь пожаловал»! Прямо напротив Федьки остановился небольшой возок  разукрашенный узорами и письменами в окружении нарядных воинов в белых кафтанах, на белых же скакунах. Несколько бояр наперегонки кинулись к возку и, открыв дверцу, вывели под руки из него какого-то молодого человека в богатой шубе.

— Кланяйся, дурья твоя башка, царь! – почти прошипел на новика дядька Ефим и вместе со всеми повалился в ноги.

85
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
30 Цепочка комментария
55 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
st.matrosтоварищ СуховVladimirSbyakinАлександр Князев Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
arturpraetor

Мои поздравления, коллега! А

Мои поздравления, коллега! А я недавно задавался вопросом, куда делись ваши труды (про страницу на Самиздате не знал). Дальнейшее издание планируется?

Кстати, могли бы продолжить публиковать и здесь "Принца…". "Интереса большого не было" выразилось в не очень активном обсуждении — это да, но вот "плюсиков" ваши публикации получали больше, чем многие альтернативы здесь, что как бы уже о многом говорит.

Chessplayer78
Chessplayer78

 Коллега, не критики ради.

 Коллега, не критики ради. Структура предложений для чтения очень тяжелая. На одном дыхании воспринимать не получается.

ilyasan

Браво! Я так и не собрался

Браво! Я так и не собрался реализовать эти амбициозные переверзии smile

Сил Вам и творческих узбеков Коллега !

NF

++++++++++

++++++++++

Ansar02

!!! Однозначно и

yes!!! Однозначно и категорически поздравляю, братишка! Это серьёзный успех и желаю продолжать в том же духе!

Фрагмент понравился — живо и занимательно. Тока насчёт снизившегося мужицкого населения города после войны есть некоторые сомнения. В лихие времена, серьёзно уменьшается население сёл да волостей — где беззакония много, а города, где порядка и защиты побольше, напротив, мужиками становятся только богаче. Ну и девка с пистолем, а большая девичья компания без хотя бы одного мужика в сопровожении — тоже уже круто наверное по тем временам. Тогда ведь, насколько мне известно, на Руси как у нынешних мусульман-догматиков женщины (тем более девки!) далеко от дому без мужского сопровождения (да при каком-никаком но оружии) не хаживали — мало ли чего!

Ещё раз поздравляю!

Андрей Толстой

Уважаемый коллега

Уважаемый коллега st.matros,

Во-первых поздравляю с выходом книги. Особенно первой, это всегда волнительно. Во-вторых, Вашу книгу, где я только не читал, и у нас, и на самиздате и увы грешен, на пиратках :)))))))) Что могу сказать о самой книге, пишите Вы хорошо, но не мой век. Не близки мне все эти шпаги, кремневые пистолеты и брабантские кружева. Но несмотря на некоторое ворчание, обязательно пишите, у Вас хорошо получается, во всяком случае на фоне расплодившихся в наше время "альтернатив", Ваша выглядит, чрезвычайно достойно.

                                            С уважением Андрей Толстой

Дед Архимед

Мои сердечные поздравления,

Мои сердечные поздравления, коллега!yesheart

Chessplayer78 пишет:

 Коллега, не критики ради. Структура предложений для чтения очень тяжелая. На одном дыхании воспринимать не получается.

Увы, и сам этим страдаю. Все тексты получаются полными подробностей, понятными и       досказанными, но многословными и трудноватыми для мгновенного восприятия.

barbud
barbud

Нормально написано, хорошим

Нормально написано, хорошим языком. Помню, первую часть читал не запоем, но с интересом. 

Stoerosov
Stoerosov

ПРимите мои искренние

ПРимите мои искренние поздравления! Рад за Вас! Будем почитать! В-)

vasia23

Уважаемый коллега. Поздравляю

Уважаемый коллега. Поздравляю Вас со вступлением в элиту. Коллеги Борода, Андрей, Ансар02 и остальные (много их, всех не упомню, звиняйте) будут рады подвинуться.

Вот они, наша краса и гордость.

Андрей

Коллега, да мне-то куда

Коллега, да мне-то куда двигаться? У меня, в отлчие от уважаемого старшего матроса ни одной печатной работы (все сплошь непечатные) так что ЕСЛИ и КОГДА-НИБУДЬ я все же издам что-то свое — тогда, быть может, наш уважаемый коллега и подвинется чуток, дабы я, робким неофитом, замер рядом с ним…

товарищ Сухов

Уважаемый Андрей.
Может быть

Уважаемый Андрей.

Может быть всё таки — ненапечатанное?;)

Андрей

Уажаемый товарищ Сухов!
Может

Уажаемый товарищ Сухов!

Может быть всё таки — ненапечатанное?;)

Как бы да, это просто шутка юмора такая:))) В чем-то немножко самокритичная, ибо в каждой шутке есть доля шутки, но все остальное…:))) 

vasia23

Дорогой коллега. Зато после

Дорогой коллега. Зато после публикации отрывков коментариев как орденов на мундирах вышенапечатанных товарищей.angel

Только, только отогрел ноги. 

Ansar02

Почтенный коллега! Меня-то

Почтенный коллега! Меня-то упоминать никак уж не стоило — из меня литератор как из Карлссона балерина — могу только насмешить.

За фото  — персональный рахат-лукум! Такого сурьёзного "иконостаса" я ещё в жисть не видал!

vasia23

Досточтимый сэр. Восток дело

Досточтимый сэр. Восток дело тонкое. А Дальний Восток в полмикрона.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить