Механическая тяга Часть 8 Рождение «Коминтерна»

Июл 27 2016
+
18
-

 

С 1924 г. на Харьковском паровозостроительном заводе (ХПЗ) им. Коминтерна по образцу германского трактора «Ганомаг» выпускались тракторы «Коммунар» (см. «Механическая тяга Часть 7»), широко использовавшиеся в Красной Армии и народном хозяйстве страны. Трактор непрерывно совершенствовался с целью повышения эксплуатационных параметров, однако резерв модернизации конструкции, по сути времен Первой мировой войны, не был бесконечен. Поэтому коллектив конструкторов ХПЗ приступил к созданию новой модели трактора.

Неудавшийся компромисс

Для замены трактора «Коммунар» на ХПЗ (ГХПЗ) во второй половине 1920-х гг. велось проектирование так называемого «промышленного трактора», который виделся как унифицированная для военных и народно-хозяйственных целей машина. Фактически он представлял собой дальнейшее развитие конструкции «Коммунара» с доработанными ходовой частью, силовой установкой, трансмиссией и отдельными агрегатами. Компоновка машины не претерпела особых изменений.

Конструктором нового образца стал Борис Никанорович Воронков, а сам трактор получил соответствующее наименование – «БНВ», или «Б.Н.В.».

31 декабря 1929 г. состоялось заседание НТК по IV секции тракторов и самоходных установок. Оценивая общий проект гусеничного трактора мощностью 50-60 л.с., выполненный на ХПЗ с учетом требований военного ведомства, специалисты отмечали:

«...Трактор приближается к типу специального среднего трактора и представляет значительное усовершенствование по сравнению с изготовляемым заводом в настоящее время трактором «Коммунар». В виду этого необходимо выяснение пригодности трактора 50/60 в качестве специального среднего трактора».

Секция постановила: 

«Немедленно заказать ГХПЗ изготовление двух опытных экземпляров трактора по техническим заданиям составленным НТК УММ РККА, из них один должен быть изготовлен за счет имеющихся по смете НТК УММ РККА средств на производство опытных заказов, стоимость другого трактора должна быть оплачена из кредитов имеющихся в распоряжении I отдела на постройку тракторов».

7 января 1930 г. был открыт опытный заказ на 

«6,5 тонный гусеничный трактор промышленного типа, с учетом требований военного ведомства».

Сроком изготовления опытных тракторов определили сентябрь-октябрь 1930 г.

БНВ являлся гусеничным трактором, на котором устанавливался четырехтактный, четырехцилиндровый, вертикальный, тяжелого автомобильного типа двигатель внутреннего сгорания, который мог работать на керосине и бензине. При переходе на работу только на бензине изменялись размеры камеры сгорания (путем замены поршней), число оборотов и устанавливалась карбюрация для бензина.

Верхняя часть картера и рубашки цилиндров двигателя выполнялись заодно по моноблочной схеме, причем цилиндры двигателя были образованы запрессовкой в отливку блока чугунных направляющих гильз. Разъем картера помещался ниже оси вала. В верхней части картера на трех коренных подшипниках крепился коленчатый вал.

Нижний картер – съемный, «совершенно не связан с механизмами и служит исключительно резервуаром для стекающего масла». Наличие съемных боковых крышек и нижнего картера позволяло снять и вынуть шатун с поршнем через отверстия в боковых люках при снятом нижнем картере.

Масляный насос – шестеренчатый, отъемный, двойного действия. Фильтрация масла – двойная. Емкость масляной системы предполагала работу мотора в течение 20 ч. Смазка – принудитель­ная, автоматическая, циркуляционная.

На передней крышке мотора размещались шестерни распределения и передача к вентилятору.

От коленчатого вала приводился во вращение и вал регулятора, водяного насоса, магнето, динамо, смонтированных на боковой крышке верхней части картера.

Вентилятор пропеллерного типа устанавливался на шариковых подшипниках с фрикционным предохранителем, с шестеренчатым приводом.

Регулятор – грузовой, центробежный, действовавший на дроссельный клапан карбюратора. Специальная муфта, соединенная с рычагом и тягой управления, позволяла водителю устанавливать и фиксировать число оборотов.

Радиатор охлаждения двигателя – двухсекционный, угловой, трубчатый. Съемка частей резервуара открывала трубки секций для очистки, осмотра и ремонта. С внутренней стороны радиатора имелся кожух для равномерного распределения и усиления засасывания воздуха вентилятором.

Циркуляция воды осуществлялась центробежным насосом.

Питание двигателя обеспечивалось с помощью специального карбюратора. Подача горючего осуществлялась самотеком или под давлением насоса. Емкость топливных баков составляла 380 л. Пуск мотора можно было произвести стартером или заводной рукояткой.

Сцепление – дисковое, из стальных дисков с обкладками ферродо.

Первые «Коминтерны»

Помимо среднего трактора, ХПЗ было поручено создание и другой машины, в связи с чем 8 апреля 1930 г. УММ открыло опытный заказ на

«проектирование тяжелого гусеничного трактора-грузовика». 

Данный трактор рассматривался уже как специальный военный, т.е. армейский, тягач.

Согласно техническому заданию, трактор предусматривалось эксплуатировать на всех видах дорог и бездорожье в диапазоне температур от -30 до +40°С. Масса трактора с водителем должна была составлять 10,5-11 т, а снаряженная масса – 14-14,5 т. Предполагалось, что трактор мог обеспечивать буксировку поезда весом 30 000 кг на подъем в 2% со скоростью 15 км/ч.

Коробка скоростей должна была быть четырехскоростной, однако отмечалось, что 

«желательно 5 скоростей», 

но это условие не являлось обязательным. Грузу массой 3,5 т отводилось место на платформе размером 3500×2000 мм.

Предполагалась унификация со средним трактором по цилиндропоршневой группе двигателей, исходя из того, что средний трактор должен был оснащаться четырехцилиндровым двигателем мощностью 100 л.с., а тяжелый – шестицилиндровым, в 150 л.с. Обязательным являлось введение амортизации гусеничного хода.

Необходимо отметить, что в то время ХПЗ активно участвовал и в танкостроительной программе. В 1928 г. в московском ГКБ ОАТ был разработан проект перспективного танка Т-12, а его изготовление поручалось ХПЗ. Опытный образец был собран в декабре 1929 г., а в январе следующего года начались его заводские испытания. В ходе испытаний выявилась необходимость доработки конструкции, в основном это касалось силовой установки, подвески и трансмиссии. Так, на ХПЗ спроектировали новые венец и траки гусеничной ленты. В итоге объем доработок конструкции Т-12 фактически вылился в совместную разработку силами ОАТ и ХПЗ нового танка Т-24.

Увеличение объемов выпуска тракторов в сочетании с изготовлением танков было невозможно без реконструкции производства. Вести на одном предприятии работы и по тракторостроению, и по танкостроению при существующих производственных мощностях становилось все сложнее. Поэтому было подготовлено предложение о переводе тракторостроения в систему Всесоюзного автотракторного объединения (ВАТО).

12 октября 1930 г. прошло заседание Политбюро ЦК, посвященное вопросам реорганизации тракторного производства. В развитие решения Политбюро группу специалистов во главе с Б. Н. Воронковым перевели на строящийся Харьковский тракторостроительный завод (ХТЗ).

Согласно распоряжению ВСНХ от 23 декабря 1929 г., ХТЗ должен был выпускать трактор «Катерпиллер-30» («Thirty»), который 

«... испытывался НКВМ и с точки зрения конструктивной и качества материалов признан наилучшим из имеющихся в настоящее время гусеничных тракторов, однако НКВМ не удовлетворен этим трактором в части скоростей, т.к. он имеет максимальную скорость в 5,9 км/ч».

Тогда военные поставили вопрос об организации производства на ХТЗ тракторов «Линке-Гофман», «Сомуа» и нового трактора конструкции ХПЗ:

«ХПЗ разработан проект трактора в 50-60 л.с. Трактор этот по проекту вполне отвечает требованиям НКВМ на этот тип. Кроме того этот тип увязан и согласован с требованиями сельского хозяйства и транспорта.

Проект одобрен представителями НКВМ и гражданских учреждений. Ввиду этого этот трактор обещает быть наиболее подходящим для производства ХТЗ. Однако опытные образцы этого трактора будут готовы лишь к сентябрю текущего года, и ранее полного его испытания нельзя дать основательного заключения об этом тракторе».

К этому времени на ХПЗ собрали два опытных образца трактора БНВ. В ходе постройки в его конструкцию постоянно вносили изменения. В частности, доработали механизм натяжения гусеницы, радиатор, бортовые передачи и амортизаторы гусеничного хода.

Однако на государственном уровне было принято решение о выпуске на ХТЗ уже освоенного на СТЗ колесного трактора «Интернационал», не самого удачного с военной точки зрения. В то же время это позволяло, избежав многотипности, насытить народное хозяйство простыми и надежными машинами. 1 октября 1931 г. считается датой пуска завода – с этого дня новый трактор сходил с конвейера каждые 6 мин. Позднее ХТЗ выполнял и оборонные задачи, в частности, там был разработан артиллерийский трактор ХТЗ-4. Но серийное производство копий «Сомуа», «Линке-Гофман», «Катерпиллер-30» или отечественного БНВ там организовано не было.

В 1931 г. в связи с переводом Б. Н. Воронкова на новый завод работы по промышленному трактору на ХПЗ возглавил Н. Г. Зубарев. Трактор также получил новое наименование – «Коминтерн», в честь завода-изготовителя. Название трактора и завода были помещены на радиаторе. В дальнейшем надпись ХПЗ уступила место надписи «З-Д №183», однако встречались «Коминтерны» и вовсе без каких-либо обозначений.

12 ноября 1931 г. начальник УММ РККА доложил заместителю наркома Я. Б. Гамарнику о состоянии работ по механизации и моторизации артиллерии АРГК, а также дивизионной и корпусной артиллерии:

«Для тяжелых систем АРГК применяется в качестве тягача трактор Коммунар, при чем в 1931 г. завод выпустил трактор в 90 л.с. со скоростью 15 клм в час под маркой 3-90 вместо выпускавшегося в прошлом году и в первой половине настоящего года трактора в 75 л. с. со скоростью 9 клм в час под маркой 9-ГУ.

К Октябрьским торжествам сего года ХПЗ приготовил три опытных образца более мощного трактора «Коминтерн» с мощностью мотора свыше 110 л.с. Скорость трактора предположено довести до 20 клм в час».

Первый вариант «Коминтерна», по сути, представлял собой модернизацию трактора БНВ в направлении повышения мощности двигателя и унификации гусеничного хода с танком Т-24. Следует отметить, что с самого начала на «Коминтерне» предполагалось использовать новый двигатель марки КИН мощностью около 130 л.с., поэтому в некоторых документах и сам трактор именовался так же.

Многочисленные доработки привели к серьезному пересмотру конструкции трактора. Принципиальная схема (как и основные габариты) осталась прежней, но элементы подвески унифицировали с аналогичными элементами подвески танка Т-24. Устройство тележек повторяло устройство тележек трактора БНВ, но производственное исполнение и размеры (в частности, диаметр опорных катков) отличались. В результате новый трактор получил три тележки на борт. Соответственно, доработкам подверглись трансмиссия и некоторые другие агрегаты.

В 1932 г. обновленный «Коминтерн» поступил на госиспытания. Трактор успешно буксировал различные артсистемы и показал высокие скоростные и тяговые характеристики. Но имели место и недостатки: обрыв клапанов, прорыв прокладок головок цилиндров, обрыв сцепного прибора, поломка траков, обрыв направляющих штоков роликовой тележки, поломка балансира тележек.

Виноват стрелочник

В целом новый трактор признали перспективным, а отмеченные дефекты конструкции – потенциально устранимыми. Поэтому приказом НКТП №146 от 31 марта 1933 г. «Коминтерн» утверждался к серийному производству, а приказом РВС СССР №5249сс от 10 июня 1933 г. он был принят на вооружение. Однако 

«с апреля месяца работа по подготовке производства стала значительно падать т.к. тракторному отделу было добавлено в производство 100 шт. моторов «Коммунар». 

Кроме того, помимо совершенствования трактора «Коммунар» и работ по «Коминтерну», в 1933 г. завод был загружен и другими заказами, а именно – вел работы по дизелям БД-2 и БД-14, занимался совершенствованием конструкции танка БТ (простое перечисление работ в докладе военпреда заняло шесть листов). В итоге освоение «Коминтерна» перенесли на 1934 г.

5 февраля 1934 г. районный инженер УММ РККА Луценко и старший военпред Истомин письмом №4 сообщали в УММ о том, что два трактора «Коминтерн» с модернизированными ходовыми частями готовы для полигонных испытаний, и просили разрешение двигаться в Москву «самоходом», обещая при этом покрыть расстояние до столицы за 40 ходовых часов. Однако последовало распоряжение отправить «Коминтерны» по железной дороге как секретный военный груз. 17 марта тракторы загрузили на железнодорожные платформы и отправили в Москву. Одновременно в столицу выехали и специалисты ХПЗ, чтобы присутствовать на государственных испытаниях, организованных на полигоне НИАБТП. Но в назначенное время платформ с секретными военными объектами в Москве не оказалось. Начались поиски.

Начальник полигона отправил ВРИД помощника начальника техотдела НИАБТП УММ РККА на розыски, который 20 апреля 1934 г. отрапортовал о ходе выполнения задания:

«Доношу что по вопросу розысков 2-х тракторов «Коминтерн» мной выяснено следующее:

Две платформы за №910223 и 961749 с тракторами были отправлены из Харькова 18 марта с/г поездом №506, груз секретный и именовался как транспорт №948671 адресовано ЗКУ №905 (коменданту МТТМ ж/д).

19 марта с тем же поездом №506 груз был отправлен из Курска и прибыл он на ст. Люблино МК ж/д 20/III с/г.

Военный комендант г. Орла не сообщил о транспорте Военному коменданту ст. Москва МК ж/д, поэтому платформа со ст. Люблино поездом №1314 была отправлена на ст. Андроновка Окружной ж/д, а коменданту Окружной ж/д также ничего не было сообщено.

Далее платформы были отправлены 20 III с/г поездом №764 на ст. Ховрино Октябрь­ской ж/д через ст. Лихоборы Окружной ж/д.

Далее проследить не удалось.

Кроме того на ст. Андроновка установлено что наши платформы были присоединены к военному транспорту с военной охраной и тем же поездом №764 отправлены на ст. Ховрино».

Дальнейшие события начальник 3-го управления УММ РККА Лебедев изложил 18 июня 1934 г. в письме помощнику начальника УММ РККА Г. Г. Бокису.

«Для испытания ходовой части трактора «Коминтерн» две опытные машины № 1 и №2 должны были прибыть с ХПЗ на НИАБТ Полигон УММ /ст. Кубинка/.

Телеграммой от 17 марта с.г. Военпред УММ на ХПЗ т. Истомин сообщил об отправке тракторов 17-го.3.34, и 17-го же марта получена телеграмма от завода об отправке тракторов и бригады. Бригада завода прибыла в Москву 21 марта и 22-23 ожидалось прибытие тракторов, но к этому сроку трактора не прибыли.

Как представитель завода, так и полигон все время производили розыски тракторов.

В начале апреля с.г. Начальник 3 отдела 2 управления т. КАБОК сообщил, что, будучи в Ленинграде, он слышал, что в бригаде в Д. Село прибыли два трактора под маркой «Коминтерн».

10-го апреля отправлено отношение Райинжу УММ т. Жукову, в котором сообщалось, что тракторы еще не прибыли и предлагалось принять все меры к их розыску.

Начальник Полигона был запрошен по телефону о результатах розысков тракторов, причем ему было сообщено, что есть слухи о нахождении тракторов в Д. Селе, на что от него был получен ответ, что он имеет точные сведения /специально был послан человек в г. Москву/, что трактора прошли Москва-Сортировочную и скоро должны быть на Кубинке.

10 же апреля была отправлена телеграмма за подписью Пом. Начальника УММ командиру мех корпуса /Ленинград/ спешно отправить находящиеся в Д. Селе тракторы «Коминтерн» на ст. Кубинка, как ошибочно засланные.

Ни тракторов, ни ответа об их присутствии и отсутствии в Д.С. не получено.

23-го с/апреля Помощник Начальника 3-го отдела 3-го Управления т Гофман /находясь в служебной командировке в Ленинграде/ выяснил:

1) 2 трактора «Коминтерн» прибыли в Д. Село 24 марта с/г и распоряжением коменданта г. Д. Село были переданы бригаде, без всяких документов и сопровождающих.
2) Тракторы находились в эксплоатации /по данным бригады незначительной/ и приготовлялись для участия на выезде бригады на ученье и для парада 1 мая в г. Ленинграде.
3) В штабе корпуса было установлено, что телеграмма о немедленной высылке машин была получена 12 апреля, но так как на ней не было подписи /пропуск телеграфа/, то ее подшили к делу. Тов. Гофман вручил помощнику командира корпуса по технической части служебную записку на имя командира корпуса, где излагалась просьба спешно отправить машины на склад №37.

6-го мая с/г. был произведен подробный осмотр машины с участием представителей НИАБТ Полигона, склада и ХПЗ и составлен акт о состоянии машин. При осмотре обнаружен ряд неисправностей, главное отсутствие /по утверждению представителя ХПЗ/ целого ряда предметов запчастей, принадлежностей и оборудования машин.

Прошу Вашего распоряжения о назначении расследования по делу засылки тракторов /отправлены как секретный воинский груз/ вместо ст. Кубинка МББ в Д. Село и о пропаже части их оборудования, инструмента и принадлежностей».

В прилагавшемся акте, в частности, была зафиксирована пропажа буксирной цепи, переносной лампы и домкрата. Цепи на заводной рукоятке заменили старыми.

Государственные испытания

Наконец, оба «Коминтерна» добрались до подмосковной Кубинки, где в мае–июне на НИАБТ Полигоне прошли их испытания.

На госиспытания были представлены тракторы «Коминтерн» №1 и №2. Трактор №1 имел цевочное зацепление, а №2 – гребневое («зубовое»). В остальном машины не имели серьезных отличий.

Трактор №1 имел длину 4600 мм, ширину 1862 мм, высоту 1990 мм, колею 1424 мм, клиренс 400 мм, длину опорной поверхности гусениц 2550 мм и высоту расположения прицепного крюка 540 мм. Вес трактора в рабочем состоянии был равен 8000 кг, а без людей и горючего – 7650 кг.

На тракторе был установлен четырехцилиндровый двигатель с вертикальным расположением цилиндров и мощностью 120 л.с. при 1250 об/мин. Тип блока – моноблок с верхним картером. Картер – чугунный, разъемный, с люками для осмотра. Двигатель крепился жестко на четырех опорах, коленчатый вал – на трех подшипниках.

Испытания должны были проходить согласно утвержденной программе:

  • • 6 мая. Пробег без нагрузки;
  • • 7-9 мая. Технический осмотр тракторов и подготовка их к пробегу;
  • • 10-13 мая. Испытания пробегом по шоссе с нагрузкой 1,2 т, а также пробное испытание тягой на крюке танка Т-28;
  • • 30-31 мая. Технический осмотр и составление акта.

Каждый трактор должен был пройти 1000 км, из которых 700 км – маршрутного пробега и 300 км – специальных испытаний.

В заключении по результатам госиспытаний отмечалось:

«Ходовая часть цевочного зацепления требует конструктивной доработки и длительной работы над ней.

По числу поломок и дефектов вызванных несовершенством конструкции гусеница цевочного зацепления не может быть применяема в данном исполнении на тракторах.

Ходовая часть зубового зацепления оказалась в работе надежной, обеспечивая движение по косогорам и с резкими поворотами на них. На песках с поворотами на протяжении 7-8 км гусеницы ни разу не спадали, не забивались мокрым песком и грязью, ходовая часть достаточно прочна.

Охлаждение двигателя недостаточно и требует усиления.

На ведущих дисках главного фрикциона прорези ослабляют материал. Необходимо прочность дисков повысить.

Коробка передач оставлена старая, дефекты, выявленные при испытании в 1932 г., не устранены и требуют устранения перечисленных недостатков.

Подшипники выжимной муфты заднего фрикциона необходимо заменить на радиально-однорядный с глубокой канавкой для восприятия радиальных усилий (при большем числе оборотов).

Прицепной прибор сконструирован удачно допускает легкую сцепку и расцепку прицепных грузов. Желательно увеличить высоту прицепа».

Далее следовал вывод:

«Трактор «Коминтерн» по тяговым свойствам и скоростным показателям является наилучшим типом трактора.

Лучшим образцом в отношении ходовой части является трактор с зубовым зацеплением.

При устранении перечисленных недостатков настоящих и прошлых испытаний трактор «Коминтерн» может быть принят для эксплуатации в РККА».

После завершения испытаний «Коминтерн» №2 передали для испытаний в ГАУ, которые проводились на НИАП АНИИ ГАУ РККА в период с 4 по 12 июля 1934 г.

Трактор уверенно буксировал ствольную повозку Б-10 общим весом 10 т на протяжении 50 км по шоссе со средней скоростью 14.5 км/ч на подъем с уклоном в 8-10 %. Скорость буксировки ограничивалась прочностью повозки, хотя трактор свободно тянул повозку на 4-й передаче. С артсистемой Б-4 в сборе на гусеничном ходу общей массой 16.5 т «Коминтерн» №2 прошел 69 км, показав среднюю скорость 12,4 км/ч. При этом расход горючего составил 185 кг.

«Средняя техническая и расчетная скорости снижены частыми остановками трактора из-за поломок катков и нагрева их до 135° ходовой системы Б-4. На 3-й передаче трактор свободно двигался с системой Б-4».

«Коминтерн» №2 свободно буксировал по бездорожью на 2-й и 3-й скоростях артсистему Б-4 в сборе с лафетом на гусеничном ходу. С Б-4 на буксире он успешно преодолел овраг шириной около 80-90 м со стенками наклоном 14-34° и заболоченным участком длиной около 5-6 м, а также овраг шириной 90-100 м со стенками с наклоном 21-22° и с заболоченной канавой шириной около 3 м. Проведению более масштабных испытаний помешала поломка артсистемы.

С осадной пушкой калибра 152 мм на колесном ходу НАТИКАС массой 8 т «Коминтерн» №2 прошел 24 км со средней скоростью 20 км/ч. 

«... На ровном шоссе трактор «Коминтерн» с данной системой может передвигаться на 5 передаче (было произведено опробование на длине 200-300 м)».

Опыт буксировки танка Т-28 массой 26 т оказался неудачным. Было констатировано, что

«трактор «Коминтерн» танк Т-28 буксировать не может. Гусеницы буксуют на шоссе со шпорами и без таковых».

В целом «Коминтерн» был оценен специалистами ГАУ весьма высоко. Отмечалось, что 

«за время испытаний поломок и дефектов в тракторе не имелось». 

Скорость буксировки артиллерийских систем в летних условиях по всем видам дорог и бездорожью в районе испытаний ограничивались лишь надежностью артиллерийских повозок. В то же время в качестве буксировщика средних танков «Коминтерн» использоваться не мог.

Путь в серию

Пока шли испытания, на ХПЗ продолжалась подготовка производства. 20 мая 1934 г. старший военпред УММ РККА на ХПЗ Истомин писал:

«1. Разработка чертежей для серии закончена полностью, чертежи переданы в техно­логическое бюро и заготовительные цеха.
2. технический процесс по механической обработке разработкой закончен полностью.
3. технологический процесс по сборочным работам закончен на 90%.

Приступили к изготовлению приспособлений».

15 августа 1934 г. в 3-м отделе УММ РККА прошло совещание по рассмотрению отчетов испытаний двух опытных образцов тракторов «Коминтерн» на НИАБТ Полигоне УММ и полигоне ГАУ, изготовленных ХПЗ, и по вопросу постройки опытной серии из пяти тракторов.

Отмечалось, что в результате работ 1933-1934 гг. были устранены недостатки, выявленные на испытаниях 1932 г. Вкладыши с баббитом МК работали безотказно.

Новая гусеница мелкозвенчатого типа зубового (гребневого) зацепления 

«полностью выдержала испытание на незабиваемость, неспадаемость и сцепление с почвой».

Но наряду с положительными моментами имели место и явления отрицательного характера:

«1/ усиленный нагрев цилиндров, что можно объяснить отчасти и неудовлетворительной работой системы охлаждения.
2/ трещины на дисках главного фрикциона.
3/ поломка зубьев шестерен коробки перемены передач, что привело в одном случае к поломке всего картера коробки.
4/поломка вилки переключения 3-4 передач.
5/ сильный нагрев, износ и необходимость частой смены подшипников выжимной муфты заднего фрикциона управления.
6/ случаи отставания резины несущих катков.
7/ гусеница цевочного ведения в том виде, как она выполнена заводом испытаний не выдержала и при набегании ведущего колеса на гребень трака оторвала кронштейн».

Испытания по проселку не проводились, так как все задействованные артсистемы вышли из строя. На шоссе трактор показал способность буксировать:

«в нераздельном виде артсистему Б-4 со средней скоростью 12,4 км/ч,

ствольную повозку Б-10 на гусеничном ходу со скоростью 19,1 км/ч,

152 мм осадную пушку 10/30 г. со скоростью 20,3 км/ч,

колесную повозку весом 5 тс максимальной скоростью 25,4 км/ч и при повышенных оборотах мотора до 29 км/ч,

колесную повозку весом 5 т по проселку со средней скоростью 17,6 км/ч,

поезд колесных повозок весом 12 т в тех же условиях со скоростью 13 км/ч,

поезд колесных повозок весом 16 т со скоростью 11 км/ч,

поезд колесных повозок весом 19 т по шоссе со скоростью 16 км/ч».

Максимальная скорость трактора по шоссе на мерном километре без груза составила 29 км/ч, а при повышенных оборотах мотора – 34 км/ч. В целом испытания подтвердили данные 1932 г. Причиной относительно невысоких средних скоростей при возке тяжелых артсистем участники совещания сочли невыгодную шкалу скоростей при большом разрыве между 3-й и 4-й скоростями КПП.

Все перечисленные отрицательные моменты должны были быть учтены при отработке конструкции серийного варианта, поэтому испытания опытных образцов признали законченными, а основные узлы (кроме лебедки) трактора серийного варианта проверенными. При постройке опытной серии заводу поручалось полностью учесть и ликвидировать обнаруженные во время последних испытаний недочеты.

Следовало довести гарантийную мощность двигателя трактора до 135 л.с., поставить секционный радиатор, обеспечивающий надежное охлаждение при длительной работе на всех скоростях и при любых температурных условиях. Из двух вариантов испытанных гусениц на серийной машине надлежало использовать гусеницу зубового (гребневого) зацепления. Требовалось повысить мощность стартера.

В тракторах серийного выпуска общая схема основных агрегатов должна была подвергнуться некоторым изменениям. Предполагалось поставить крытую кабину для команды и платформу грузоподъемностью до 2 т с откидными бортами и сиденьями на 12 человек орудийного расчета. Необходимое пространство под платформу надлежало получить за счет использования ходовой части с восемью каретками вместо шести. Также следовало установить на «Коминтерне» мощную 10-т лебедку и разместить запасные части, специальный инструмент и принадлежности (лом, топор, две лопаты, поперечную пилу и буксирную цепь).

Таким образом, был определен окончательный облик трактора «Коминтерн», который утвердили постановлением правительства.

В статье использованы иллюстративные и документальные материалы ГАРФ, РГВА, РГАСПИ и частных коллекций.


источник: Александр Кириндас «МЕХАНИЧЕСКАЯ ТЯГА. РОЖДЕНИЕ «КОМИНТЕРНА»»  // «Техника и вооружение» Октябрь 2011 г. С. 45-50

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on Thu, 28/07/2016 - 09:30.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Thu, 28/07/2016 - 01:57.

yes!!!

Atenaia's picture
Submitted by Atenaia on ср, 27/07/2016 - 11:56.

yessmileyyes

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Tue, 26/07/2016 - 17:42.

++++++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)