Мегалит наших дней — Гром-камень под Петром

Мар 13 2013
+
8
-

Транспортировка Гром-камня остается уникальнейшей операцией последней тысячи лет. Размер камня составляет около 13 м в длину, 8 м в высоту и 6 м в ширину.
Перевозка Гром-камня в присутствии Екатерины II. Гравюра И.Ф. Шлея с рисунка Ю.М. Фельтена. 1770

Ме́дный вса́дник — памятник Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Открытие памятника состоялось 7 августа (18 августа) 1782 года. Позднее памятник получил своё название благодаря знаменитой одноимённой поэме А. С. Пушкина, хотя на самом деле изготовлен из бронзы.

Чтобы найти подходящий камень для монумента, в газете «Санкт-Петербургские ведомости» было опубликовано обращение к частным лицам, которые пожелали бы «для постановления… монумента в гору выломать и привезти сюда, в Санкт-Петербург». Подходящий камень был указан казённым крестьянином Семёном Григорьевичем Вишняковым, поставщиком строительного камня в Санкт-Петербург, давно знавшем об этой глыбе и имевшем намерение найти ей применение для собственных нужд, расколов на куски, но не нашедшем для этого нужного инструмента. Об этом он сообщил капитану Ласкари, руководителю поисковых работ в этом проекте.

Путь камня до места погрузки был равен приблизительно 8 верстам, то есть примерно 8,5 километрам.

Началу перевозки камня соответствовала серьёзная подготовка. Были приняты во внимание рекомендации, которые разработал И.И. Бецкой, проведено исследование модели «машины», предлагаемой для перевозки камня. При этом было найдено, что наиболее соответствующей задаче является установка камня на деревянной платформе, перекатываемой по двум параллельным желобам, в которые были уложены 30 пятидюймовых шаров. Посредством эксперимента был выбран достаточно прочный материал для этих шаров, состоящий из сплава на основе меди, и отработана технология его изготовления. Разработан технологический процесс подъёма камня с помощью рычагов и домкратов для подведения под него платформы. При этом специально были приняты меры по страховке камня от его падения при аварии. Для его извлечения потребовалась работа тысяч людей, для проживания которых была построена деревня.

Камень весил 1600 тонн. Его транспортировка до берега Финского залива осуществлялась несколькими воротами. Для перевозки камня были выбраны зимние месяцы, когда почва подмёрзла и смогла выдерживать тяжесть. По приказу Екатерины камень должен был быть доставлен на место целым. Работавшие на камне постоянно во всё время движения каменотёсы в количестве 46 человек лишь придавали ему надлежащую форму.

Эта уникальная операция продолжалась с 15 ноября 1769 года по 27 марта 1770 года. Камень был доставлен на берег Финского залива, где для его погрузки соорудили специальную пристань. При малой воде остатки этой пристани можно видеть у берега невдалеке от расколотого валуна, лежащего у самого уреза воды.

Транспортировка камня по воде осуществлялась на специально построенном для этого судне по чертежу известного корабельного мастера Григория Корчебникова и началась только осенью. Гигантский «Гром-камень» при огромном стечении народа прибыл в Петербург на Сенатскую площадь 26 сентября 1770 года. Для выгрузки камня у берега Невы был использован приём, уже применённый при погрузке: судно было притоплено и село на предусмотрительно вбитые в дно реки сваи, что дало возможность сдвинуть камень на берег.

Несмотря на все принятые меры за всё время пути неоднократно создавались аварийные ситуации, грозившие крахом всему предприятию, за которым следила с интересом общественность всей Европы. Тем не менее руководители работ всегда находили выход из положения. В честь перевозки камня была выбита памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно».

Эта перевозка действительно была уникальна и уникальна до сих пор: это перемещение самого большого монолита (самого большого не только в первоначальном виде, но даже и в конечном, отесанном) из когда-либо перемещавшихся человеком (именно камней, а не того, что справа на рисунке), причем монолиты хотя бы сравнимой массы перемещались лишь в древности.


Камень-Гром в лесу (рис. Подбельского с гравюры Шлея)

Извлечение из труда И.Г. Бакмейстера

(Выдержка из Извлечения; просто волна техно-поэзии, я читаю — и радуюсь)

В 1747 году был уже изваян из меди образ Петра Великого, который и поныне еще хранится, однако же, оный не удовлетворил желаемому намерению. Обыкновенное подножие, на коем большая часть подобных изваяний утверждены, не означает ничего и не способно возбудить в душе зрителя новой благоговейной мысли. Памятник, Екатериною воздвигнутый, долженствовал соответствовать достоинству благороднейшим и величественнейшим образом. Избранное подножие к изваянному образу российского ироя должен быть дикий и неудобовосходимый камень, на котором представлен он скачущим на коне с распростертою правою рукою. Новая, дерзновенная и много выражающая мысль! Камень сам себе украшением должен напоминать о тогдашнем состоянии державы и о трудностях, кои творец оной при произведении своих намерений преодолевать был должен.

Одно из главнейших стараний было, чтоб обрести камень к подножию изваянного образа. По данному в июле месяце 1768 года от Академии Художеств известию должен сей камень быть пяти сажен в длину, двух сажен и половины аршина в ширину и двух сажен и одного аршина в вышину. Составлять желаемой величины камень из собранного в кучу мармора или из великих кусков дикого камня, хотя бы и было поразительно, но не совершенно достигло бы до предполагаемого намерения. Художник имел уже требуемую к оному модель и почти изготовил рисунки, каким бы образом камни, коих требовалось сначала двенадцать, после же только шесть, высекать и железными или медными крючьями совокуплять должно было. Долго искали требуемых отломков скалы, но не обрели ни одного такого, который бы был подобного вида и меры, как, наконец, природа даровала готовое подножие к изваянному образу. Отстоянием от Петербурга почти на шесть верст у деревни Лахты в ровной и болотной стране произвела природа ужасной величины камень, известный под именем каменной горы, которая также и по тому достопримечательна, что Петр Великий неоднократно взирал на оную со вниманием и что за несколько лет ударило в оную громом, от чего и придано ей имя Камня грома.

Сначала полагали, не есть ли сие поверхность весьма глубоко в землю вросшего камня, но по учиненным исследованиям нашлось, что сие мнение было неосновательно, и художник ничего столько не желал, как видеть его в своей мастерской. Длина сего камня содержала 44 ф., ширина 22 ф., а вышина 27 футов. Он лежал в земле на 15 футов глубиною, наружный вид его уподоблялся параллелепипеду, верхняя и нижняя часть были почти плоски, и зарос со всех сторон мхом на два дюйма толщиною.

Самый камень был пепельного цвета и чрезвычайно крепок, частицы его состояли из полевого шпата и кварца. … Тяжесть его, по вычисленной тяжести кубического фута, содержала более четырех миллионов фунтов, или ста тысяч пуд. Взирание на оный возбуждало удивление, а мысль перевезти его на другое место приводила в ужас. … Со всем сумневались, подаст ли механика какие пособия, и в сем недоумении хотели уже делать опыт, распилить его, как пилят дикий камень и мармор долгими пилами на многие куски.

Действительный тайный советник Иван Иванович Бецкий … подал правила … по коим надлежало строить машину к перевезению толикократно упоминаемого камня. Сферические тела, находящиеся между двумя выдолбленными, параллельно одно на другом лежащими бревнами, не подвержены соединенным с употреблением валов неспособностям. Они имеют менее тяжести, нежели валы, движение их скоропостижнее и трение не столь велико, ибо когда они лежат на ровной поверхности, то дотрагивание бывает только в точках, а при валах в линиях.

Модель учрежденной по сим правилам машины, содержащей десятую часть сделанной после большей … утвердили справедливость предложенных правил … сделаны были нужные приуготовления к совершению гораздо большей машины. Самая нижняя оной часть состояла из одинаких бревен, из коих каждое было длиною в 33 фута, шириною в 14, а толщиною в 12 дюймов. Они были выдолблены наподобие кровельных желобов, и выдолбленное место было обито медью, таки что обивка имела по бокам выпуклость, дабы шары при оборачивании в оном менее терлись. Верхнюю часть машин составляли два бревна, из коих каждое содержало 42 фута в длину, 18 дюймов в ширину и 16 дюймов в толщину, и были, как и прежние, выдолблены и обиты медью. Сии последние прикреплены были одно к другому четырьмя поперечными бревнами, имевшими 14 футов в длину и 12 дюймов в толщину; между сими четырьмя поперечными бревнами находились еще три железные шеста двух дюймов в поперечнике. Все сии бревна и шесты соединили и укрепили железными ободами, крючьями и надежными винтами.

По данному 1-го сентября повелению о поставке потребного числа людей 26-го числа сего же месяца приступили к произведению в действо сего предприятия. Наперед построили для работных людей, коих было до 400 человек, поблизости камня нужные для житья избы, и от самого того места, где оный находился, очистили от всех дерев и кустарников дорогу на десять сажен в ширину. Потом вырыли около его землю, в коей он находился, и чтоб очистить нужное для поставки машин место, вынуто было оной по 14-ти сажен на каждой стороне около камня, а глубиною на две сажени; наконец от той стороны камня, которую надлежало обратить книзу, отшибено было шесть кубических сажен, а от нижнего толстого конца четыре с половиною фута. Отбитый громовым ударом кусок был разбит на две части, дабы оные приставить после к переднему и заднему концу камня.

По совершенном вычищении земли была сделана решетка, состоящая из четырех рядов крестообразно положенных бревен, на коей камень, когда оный оборотится, лежать был должен; потом сделали от нижней стороны камня скат, просширающийся на шесть сажен в ширину и на сто сажен в длину, по которому его на ровную поверхность везти было нужно. В феврале месяце 1769 года дело было до того уже доведено, что можно было приступить к подниманию оного. К сему употреблены были рычаги первого рода. Каждый рычаг состоял из трех соединенных между собою дерев, кои были в 65 футов длиною и имели от 15 до 18 дюймов в поперечнике самых толстых концов. Таковых рычагов было 12, из коих каждым почти 200000 фунтов, или пять тысяч пуд, поднимать было можно.

Чтобы действию рычагов прибавить еще более силы, были против оных поставлены четыре ворота, коими натянули веревки двух дюймов толщиною, продетые во влитые со свинцом в камень железные кольца толщиною полтора дюйма. Сколь часто рычаги подкладываемы, поднимался камень в вышину на три четверти, а иногда, когда рычаги точно лежали на подкладках, и на целый фут. Как скоро его подняли, то навойни или вороты одержали, работные люди подперли его бревнами и клиньями и сделали новые под рычаги подкладки, после чего принимались за прежнее действие. Когда он почти наполовину был поднят, то поставлены были по прямой линии с четырьмя первыми еще шесть других воротов, а подле решетки, которую устлали сеном и мхом на шесть футов в вышину, большие винты. Сия предосторожность была нужна, дабы камень от сильного падения сам собою не разбился или не расщепил бы бревен, на кои его положить было должно.

12 марта был он, наконец, положен на решетку, на коей подперли его с каждой стороны восемью, а с заднего конца шестью подпорами соснового дерева, которые имели от 4-х до 10-ти футов в длину и один фут в квадрате. Подпоры сии утверждены были к сваям, которые служили рычагам подкладкою. Большая часть свай вывихнулись, и три подпоры, утвержденные к гораздо крепчайшим сваям, тяжестью столько были сдавлены, что они на конце от осми до десяти дюймов были раздроблены на мелкие щепы. Камень остался все лето в сем положении, поелику зыбкая земля в сие годовое время не позволяла далее продолжать работу.

В болотах, кои в рассуждении своей глубины зимою не совсем вымерзают … На каждых пятидесяти саженях вбивали особливые сваи для прикрепления к оным веревок от воротов. Потом построили у берегу реки плотину в восемь сажен в ширину и в 400 сажен в длину, которая глубоко опускалась в воду, дабы можно было по оной спустить камень на судно. Как после всех сих приуготовлений, земля почти на 4 фута глубиною замерзла, поелику падающий в великом множестве снег всегда был счищаем, и получила от сего надлежащую твердость, то приступили к действительному везению камня.

Наперед должно было вдвигнуть его с решетки, на коей он лежал, но поелику сего одними только рычагами сделать было невозможно, то употреблены были большие железные винты с медными гнездами … приподняли вверх камень, отняли из-под него решетку, подвинули на место оной вышеписанные обитые медью бревна, кои бы можно было назвать катками, а сверху оных положили складные сани … шириною в 17 только футов, ширина камня содержала 21 фут, отчего камень выдался вперед с каждой стороны саней на два фута и под выдавшиеся сии стороны подставлены были помянутые винты.

В желобы положено было тридцать вылитых из меди, смешанной с галмеем и оловом, шаров, почти на два фута один от другого расстоянием. Оные содержали пять дюймов в поперечнике и касались только дна желобов. Одни только сии шары противились давлению. Другие, из железа выкованные или литые, были раздавливаемы или трескались.

Для предохранения, чтоб ни один шар не останавливался или чтоб один другого не касался, были прицеплены к каждой стороне камня по семи саней, на коих сидели люди, долженствующие железными шестами содержать шары в порядке.

Дабы камень привести в первое движение и везти его на скат, были приготовлены четыре ворота, но когда оной приведен уже был в движение и дорога была ровная, то не употреблялось более двух воротов с тремя круглыми катками. Каждый шест, около ворота находящийся, был оборачиваем восемью человеками. Когда же надлежало его везти чрез возвышенные места, то в сем случае требовалось четыре, а иногда и шесть воротов.

Дорога, по которой его везти надлежало, не была совершенно прямая, но шла разными кривизнами. Машина, состоящая из прямых бревен, не могла быть в последнем сем случае употребляема, и для того сделана была кругообразная, однако же точно по образцу первой, которую поддвигали под камень, приподнимая оной вышепомянутыми винтами вверх тогда, когда надлежало его везти по другому направлению пути. Сия машина содержала 12 футов в поперечнике, а бревна 18 дюймов в квадрате. Металлическая обивка имела три дюйма с половиною в толщину, и 15 шаров везли камень.

15-го ноября привели его и в самом деле в движение и оттащили в сей день на 23 сажени. Здесь надлежало его везти по другому направлению пути, поелику дорога имела кривизну. 16-го генваря 1770 года, когда он перевезен был 133-мя cаженьми далее, переправили его совершенно чрез скат, и наконец дорога была почти вся ровная. Разность вышины от места, где лежал до сего времени камень, содержала две сажени и два с половиною аршина.

20-го генваря благоугодно было ее императорскому величеству смотреть сию работу, и при высочайшем ее присутствии оттащен был камень на 12 сажен.

21-го февраля был он уже отвезен на одну версту и 216 сажен. Здесь дорога имела еще поворот, и надлежало предпринимать новый путь. После cего, как подвинулись опять на 485 сажен вперед, кривизна дороги требовала другого направления. От 21-го февраля до 6-го числа марта месяца прошли вновь 2 версты и 320 сажен, и здесь надлежало сделать четвертый и последний поворот. Расстояние отсюда до берега содержало еще три версты и 152 сажени, кои 27-го марта были пройдены. Весь путь содержал несколько более осьми верст, или 4173-х сажен, и времени на привезение камня было употреблено немного более четырех месяцев, в кои короткие дни дозволяли работать только несколько часов, что все конечно заслуживает внимание.

Я не могу здесь не заметить, что камень погрузился в землю почти на 18 дюймов в то время, когда он еще сначала едва только на 60 шагов оттащен был. Сей несчастный случай произошел или оттого, что бревна в покатом месте не с надлежащим старанием были вбиты, или оттого, что, может быть, земля здесь очень зыбка, ибо во многих местах даже и величайшими бревнами не могли достать твердой земли. В продолжении всего пути не погружался он однако ж в землю более пяти раз.

Для предохранения всех беспорядков должны были сначала два находящиеся на камне барабанщика по данному мановению давать работным людям битьем в барабаны знак, чтоб они показанную работу все вдруг или начинали или переставали бы оную продолжать. Сорок восемь каменосечцев, подле камня и наверху оного находившиеся, беспрестанно обсекали оный, дабы дать ему надлежащий вид; наверху одного края была кузница, дабы иметь всегда нужные орудия тотчас в готовности, прочие приборы были везены в привязанных к камню санях, за коими последовала еще прицепленная к оным караульна. Никогда еще невиданное позорище! которое ежедневно привлекало великое множество зрителей из города.

Как скоро достигли берега, то начали опускать камень на построенную подле реки плотину. Адмиралтейство приняло на себя дальнейший по воде провоз оного и приказало на сей конец построить судно 180-ти футов в длину, 66-ти в ширину и 17-ти в вышину. … И так впущено было в судно столько воды, что оно даже до дна погрузло. Поелику плотина тремя футами была ниже судна, то отворили одну сторону оного, и 28-го августа стащили камень помощью двух на другом судне поставленных воротов с плотины на находящуюся посреди судна решетку, коей обоюдные высоты составляли ровную поверхность. Открытая в судне сторона была опять надлежащим образом закрыта.

Потом, как вытянули из судна воду, приподнялось оно только кормою и носом, середина же, на коей лежала тяжесть, осталась под водою. От сего согнутия оторвались многие от судна доски, и вода стремилась в оное силою. Все работные люди принуждены были вытягивать из судна воду насосами, и с помощью великих камней, положенных на обе стороны судна, наконец опять оное погрузили. Поелику несчастный сей случай произошел оттого, что тяжесть камня весьма сильно действовала только на средоточие судна, то рассудили расположить оную по всей его поверхности в равном содержании. Помощью винтов приподняли камень на шесть дюймов и подставили с каждой стороны оного разной величины подпоры, кои одним концом оперли о камень, а другим о находящиеся под судном бревна, и следовательно, разделили по всей поверхности судна. После сего положенные по обеим сторонам камни свалили опять прочь и вытягивали насосами воду, на коей судно поднялось надлежащим образом на высоту. Потом, когда оно к поезду было изготовлено, укрепили его с обеих сторон самыми крепкими канатами к двум судам, коими оно не токмо было поддерживаемо, но и обезопасено от ударения валов и ветров; и таким образом везли его по малой Неве вверх, а по большой вниз. В день 22-го сентября, который во всей империи ради коронования великой государыни вечно торжествен, провезли, наконец, камень мимо Императорского Зимнего дворца и в следующий день пристали с оным благополучно к берегу, где надлежало его выгружать. Водный путь, по которому везли камень, содержал 12 верст.

Теперь оставалось только поставить его на определенное место. … Едва только последние подпоры около камня обрубили и натянули вороты, то с помощью шаров скатился он с судна на плотину, с такою скоростью, что работные люди, у воротов находящиеся, не нашед никакого сопротивления, почти попадали. От чрезвычайного давления, которое судно в cиe мгновение претерпело, переломились вышепоказанные шесть мачтовых дерев и доски на судне столько погнулись, что вода бежала в оное с стремлением.

11-го октября привезли камень на определенное место, отстоящее на 21 сажен от берега. Cиe совершилось в присутствии его королевского высочества прусского принца Генриха, прибывшего незадолго пред тем в Петербург.


Работы по извлечению Камня из земли (рис. Подбельского с гравюры Шлея)


Транспортировка Камня с помощью воротов и блоков
Поворот камня в пути (по материалам Карбури)
Применение механизмов в работе с Камнем (по материалам Карбури)


Открытие монумента Петру Великому. Гравюра А. К. Мельникова с рисунка А. П. Давыдова, 1782

Кстати, по приказу самого Петра был изготовлен памятник, увековечивающий солдата, первым записавшегося в «потешные войска» царя в 1683г. – Сергея Бухвостова.
К сожалению, он не сохранился.

Ну и что в древности?

Как справедливо заметил в своей книге «Древняя Русь», изданной в Москве в 1996-м году, крупнейший российский историк Георгий Вернадский: «Следы древней исторической основы могут легко быть обнаружены под мифологическим покровом».

Египет(ская сила)

Один из текстов периода Нового Царства повествует о том, что для того, чтобы раздобыть и доставить на место блок для своего саркофага, фараон Рамзес IV мобилизовал огромную экспедицию численностью в 8368 человек. Для этой экспедиции Петри дает следующую численность: 170 должностных лиц, 5000 солдат, 200 рыбаков (для обеспечения продовольствием из Красного моря), 800 бедуинов, 2000 государственных служащих, 50 полицейских, художник, 3 архитектора, 130 каменщиков, 2 чертежника, 4 скульптора. 900 человек умерло в поездке. Десять телег, каждую из которых тянуло 6 упряжек волов, образовывали грузовой караван…

Как показали исследования одного из крупнейших египтологов Пьера Монтэ, в Древнем Египте работа в каменоломнях велась предельно примитивно.

«Египтяне не искали жилы в скалах и не вырубали из них блоки нужных размеров. Они выбирали среди уже отбитых блоков те, что им подходили для изготовления саркофага, или крышки к нему, или статуи. Кто приходил первым, брал каменные глыбы, валявшиеся у дороги, опоздавшим приходилось карабкаться на склоны и сбрасывать камни оттуда. При этом многие глыбы разбивались и вниз летели осколки».

И в упомянутой экспедиции времен Нового Царства летевшие вниз камни раскалывались, «пока надзиратель Мери не додумался построить наклонный скат, по которому камни могли скатываться. Он был вознагражден десятью статуями, каждая в пять кубитов высотой».

Египтяне не сомневались, что все эти громадные глыбы были вырублены еще «во времена богов». О блоке, из которого была сделана статуя «Бог Рамзес», Пьер Монтэ писал:

«Однажды в присутствии самого фараона, прибывшего в пустыню Она, на границе с владениями Ра, в этой каменоломне обнаружили такой огромный блок, каких еще не видывали со времен богов. Все подумали, что Ра сам сотворил его своими лучами».

В центральной её части

Одна из стелл Аксума в Эфиопии, из голубого базальта, ближайшие выходы которого находятся в нескольких километрах от места установки

Некоторые исследователи полагают, что дворцы дворцами аксумских владык — негусов — насчитывали от 4 до 14 этажей.

«Второй большой камень» в Баальбеке, находится в километре от первого, весит около 900 тонн, имеет размеры примерно 20х4х4 м.

Собственно, в какой именно древности? На этом повествование о древностях внезапно прерывается, потому что слишком обширная это тема, и негоже спрессовывать все тысячелетия в один техно-уклад, с одной скромной и совершенно несодержательной пометкой «древность». Поэтому здесь ограничимся приведённой парой-тройкой отрывочных фрагментов.

Ссылки

ru.wikipedia.org/wiki/Медный_всадник_(памятник)
historydoc.edu.ru/catalog.asp?ob_no=14325 — Гром-камень и его перевозка в Санкт-Петербург. Извлечение из труда И.Г. Бакмейстера, 1786. В публикуемом отрывке подробно рассказывается об открытии в 1768 г. в местности Лахта громадного камня, названного Гром-камень, и о сложнейшей операции по его доставке в Санкт-Петербург. Работы по перевозке камня для постамента памятника Петру I, его предварительной обработке и установке на месте продолжались с 1768 по 1770 г. Язык оригинала: немецкий. Персоналии: Бакмейстер, Иван Григорьевич, библиограф; Бецкой, Иван Иванович, русск. общ. деятель, 1762—1793 — директор Канцелярии от строений; Екатерина II Алексеевна, российская императрица; Ласкари Карбюри, военный инженер; Петр I Алексеевич, российский император; Фальконе, Этьен Морис, французский скульптор; Фюгнер, механик. Текст приведен в соответствие с нормами современного правописания, но для передачи авторской речи второй половины XVIII века отдельные слова оставлены в характерном облике той эпохи.
gerodot.ru/viewtopic.php?f=6&t=5000
goldfinger.moifoto.ru/62324/f1171059
goldfinger.moifoto.ru/62324/f1171061


Иллюстрация из 11-го свитка «Канкай ибун». Памятник Петру нарисован японским художником со слов допрошенных моряков, прибитых кораблекрушением к берегам России и через много лет возвращённых в Японию российским посольством во главе с Н.П. Резановым

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Аватар пользователя barbarossa
Опубликовано barbarossa в Thu, 14/03/2013 - 22:24.

Как то давно , я читал книгу о Гром-Камне.Кажется дореволюционную. Там было несколько деталей, которые меня озадачили.В той книге сообщалось,что Камень был поднят одним винтовым домкратом, на котором его повернули необходимым образом.Вес камня не помню, кажется 4000 тонн. Во всяком деле больше 1000т.А тысячу тонн поднимал самый мощный в мире немецкий гидравлический домкрат,в ПМВ , с гидравлическим цилиндром диаметром 800 мм.Ну немцам было просто, и цилиндры судовых или заводских машин, и пушечные стволы такого диаметра и лили, и растачивали .Но в 18 веке ? Диаметр винта для поднятия 4000т был огромным.Сразу возникло два вопроса:как его нарезали? И , как сделали для него заготовку?С гайкой все было ясно,в те времена ее на готовом винте отливали из бронзы.В статье написано,что винт был железным.Сомневаюсь, сварочное железо,а тогда другого не было,тягуче и непрочно.Да и сварить такую заготовку для винта кузнечной сваркой не возможно. Отливкой? Тогда сталь еще не лили,это наладили в Англии позже,да и то в тиглях,т.е. в малых масштабах.С шарами тоже все получилось не сразу. Попробовали литые из чугуна, они трескались. Стали использовать отлитые из бронзы .Сейчас, читая эту публикацию, я подумал, что и в ней все не просто, и не точно .Такое чувство, что описывавший перевозку камня, сам этого не видел, а писал с чужих слов, без мелких,но важных деталей .Но в любом случае, ум, умение,размах мысли и дела наших предков - восхищают .

Аватар пользователя Andriuha077
Опубликовано Andriuha077 в Thu, 14/03/2013 - 22:39.

По домкратам: "К сему употреблены были рычаги первого рода. Каждый рычаг состоял из трех соединенных между собою дерев, кои были в 65 футов длиною и имели от 15 до 18 дюймов в поперечнике самых толстых концов. Таковых рычагов было 12, из коих каждым почти 200000 фунтов, или пять тысяч пуд, поднимать было можно.
Сколь часто рычаги подкладываемы, поднимался камень в вышину на три четверти, а иногда, когда рычаги точно лежали на подкладках, и на целый фут. Как скоро его подняли, то навойни или вороты одержали, работные люди подперли его бревнами и клиньями и сделали новые под рычаги подкладки, после чего принимались за прежнее действие."

;)     Уже сегодня делать то,
о чём другие будут думать завтра.
Уинстон Черчилль

Аватар пользователя Andriuha077
Опубликовано Andriuha077 в Thu, 14/03/2013 - 22:34.

кажется 4000

Мне представляется, всё же, что эта цифра относится к "Тяжесть его, по вычисленной тяжести кубического фута, содержала более четырех миллионов фунтов, или ста тысяч пуд" - к исчислению в фунтах. Прочие размерения пока располагают к доверюю тоже. Но только в основном: недостаточно ясно оговорено, какую часть сняли при обработке в пути, оставили на берегу перед загрузкой, а также при работе художника. Не исключено, указанные немецким гросс-мастером 1600 тонн могут быть отнесены к весу исходного камня, целиком.

;)     Уже сегодня делать то,
о чём другие будут думать завтра.
Уинстон Черчилль