Матрица: неизвестный финал

May 10 2013
+
20
-

Эта статья стала родоначальницей некого нового жанра на нашем сайте. Жанра альтернативного кино. То есть кино такого, которое не было снято в нашем мире. К сожалению, для него нашёл пока только одну статью, посвящённую знаменитой и многими любимой (и мною в том числе) трилогии Матрица. Из неё вы узнаете о том какой могла быть Матрица, но не стала.

Многие кинокритики отмечают, что после концептуальной «Матрицы номер один» ее продолжения слишком сильно отдавали желанием заработать как можно больше денег на успехе предыдущей картины, чтобы считаться достойными фильма-предшественника. Возможно, все могло выглядеть совсем по-другому...

Многие считают, что братья (тогда еще) Вачовски, собственно, сотворили один-единственный фильм, на славе которого и строили всю свою последующую карьеру. Первая «Матрица» гениальна. Вторая и третья части трилогии далеко ушли в сторону чистой коммерции, и этим слегка подпортили послевкусие, но то, что оригинальная картина оказалась выше всех и всяческих похвал — это уж точно.

Но что вы скажете, если узнаете, каков был оригинальный замысел Вачовски? Будь он воплощен на экране должным образом — эффект от «Матрицы» был бы усилен втрое, ведь по жестокости финального поворота событий фильм превзошел бы даже «Бойцовский клуб»!

Сценарий «Матрицы» создавался Вачовски на протяжении более чем пяти лет. Годы непрерывного труда породили целый иллюзорный мир, густо пронизанный сразу несколькими сюжетными линиями, время от времени причудливо переплетавшимися между собой. Адаптируя свой колоссальный труд для экранизации, Вачовски изменили так много, что, по их же собственному признанию, воплощение их замыслов оказалось лишь «фантазией по мотивам» той истории, что была придумана в самом начале. Хотя, конечно, основная идея всегда оставалась неизменной.

Самое интересное заключается в следующем: на определенном этапе из сценария в конечном итоге была убрана на редкость занимательная составляющая - суровый финальный твист. Дело в том, что с самого начала Вачовски задумывали свою трилогию как фильм с, пожалуй, самым печальным и безысходным концом, какой только можно себе представить. Судя по обширному фрагменту сценария, который был отвергнут весь целиком на этапе согласования производства картины с продюсером Джоэлом Сильвером, мы лишились на редкость ошеломляющего финала, который уж точно смотрелся бы лучше того «хэппи-энда», который в конце концов попал на экраны.

Прежде всего, стоит оговориться, что сценарные наброски и разные варианты одного и того же фильма, будучи отвергнутыми, далее не дорабатывались, поэтому многое осталось не увязанным в стройную систему. Так, в «грустном» варианте трилогии события второй и третьей частей довольно сильно урезаны. При этом в третьей, заключительной части начинается развертывание настолько суровой интриги, что она практически ставит с ног на голову все события, происходившие ранее по сюжету. Точно так же финал шьямалановского «Шестого чувства» полностью перетряхивает все события фильма с самого его начала. Только в «Матрице» зритель новыми глазами должен был взглянуть практически на всю трилогию. И очень жаль, что Джоэл Сильвер настоял на реализованном варианте — этот явно лучше.

Итак, оригинальный сценарий истории:

С момента окончания событий первого фильма проходит шесть месяцев. Нео, находясь в реальном мире, обнаруживает у себя невероятную способность воздействовать на окружающее: сперва он поднимает в воздух и гнет ложку, лежащую на столе, потом определяет положение машин-Охотников за пределами Зиона, потом в бою со Спрутами уничтожает одного из них силой мысли на глазах потрясенной команды корабля.

Нео и все окружающие не могут найти объяснение данному феномену. Нео уверен, что этому есть веская причина, и что его дар как-то связан с войной против машин, и способен оказать решающее воздействие на судьбу людей (интересно отметить, что в снятом фильме эта способность тоже есть, но она вовсе не объясняется, и на ней даже не особенно заостряют внимание — может, и все тут. Хотя, по здравом размышлении, умение Нео в реальном мире вытворять чудеса не имеет абсолютно никакого смысла в свете всей концепции «Матрицы», и выглядит просто странно).

Итак, Нео отправляется к Пифии, чтобы получить ответ на свой вопрос, и узнать, что ему делать дальше. Пифия отвечает Нео, что не знает, почему он обладает сверхспособностями в реальном мире, и как они связаны с Предназначением Нео. Она говорит, что тайну Предназначения нашего героя может открыть только Архитектор — верховная программа, создавшая Матрицу. Нео ищет способ встретиться с Архитектором, проходя через неимоверные трудности (здесь участвуют уже известные нам Мастер ключей в плену у Меровингена, погоня на шоссе и прочее) .

И вот Нео встречается с Архитектором. Тот открывает ему, что город людей Зион уничтожался уже пять раз, и что уникальный Нео был намеренно создан машинами для того, чтобы олицетворять для людей надежду на освобождение, и таким образом сохранять спокойствие в Матрице и служить ее стабильности. Но когда Нео спрашивает у Архитектора, какую роль во всем этом играют его сверхспособности, проявляющиеся в реальном мире, Архитектор говорит, что ответ на этот вопрос никогда не может быть дан, ибо он приведет к знанию, которое уничтожит все, за что сражались друзья Нео и он сам.

Третий фильм

После разговора с Архитектором Нео понимает, что здесь скрыта какая-то тайна, разгадка которой может принести долгожданный конец войны между людьми и машинами. Его способности становятся все сильнее. (В сценарии есть несколько сцен с впечатляющими боями Нео с машинами в реальном мире, в котором он развился до ультимативного супермена, и может почти то же, что и в Матрице: летать, останавливать пули и прочее)

В Зионе становится известно, что машины начали движение к городу людей с целью убить всех вышедших из Матрицы, и все население города видит надежду на спасение в одном только Нео, который вытворяет прямо-таки грандиозные вещи — в частности, получает умение устраивать мощные взрывы там, где он хочет.

Тем временем вышедший из-под контроля главного компьютера агент Смит, ставший свободным и получивший умение бесконечно копировать себя, начинает угрожать уже самой Матрице. Вселившись в Бэйна, Смит проникает также и в реальный мир.

Нео ищет новой встречи с Архитектором, чтобы предложить ему сделку: он уничтожает агента Смита, разрушив его код, а Архитектор открывает Нео тайну его сверхспособностей в реальном мире и останавливает движение машин на Зион. Но комната в небоскребе, где Нео встречался с Архитектором, пуста: создатель Матрицы поменял свой адрес, и теперь никто не знает, как его найти. Ближе к середине фильма происходит тотальный коллапс: агентов Смитов в Матрице становится больше, чем людей и процесс их самокопирования нарастает как лавина, в реальном мире машины проникают в Зион, и в колоссальной битве уничтожают всех людей, кроме горстки уцелевших во главе с Нео, который, несмотря на свои сверхспособности, не может остановить тысячи машин, рвущихся в город.

Морфеус и Тринити гибнут рядом с Нео, героически защищая Зион. Нео в страшном отчаянии увеличивает свою силу до совсем уж неимоверных масштабов, прорывается к единственному уцелевшему кораблю («Навуходоносор» Морфеуса), и покидает Зион, выбираясь на поверхность. Он направляется к главному компьютеру, чтобы уничтожить его, мстя за гибель жителей Зиона, и особенно — за смерть Морфеуса и Тринити.

На борту «Навуходоносора» прячется Бэйн-Смит, пытающийся помешать Нео уничтожить Матрицу, поскольку он понимает, что при этом погибнет и сам. В эпической драке с Нео Бэйн также проявляет суперспособности, выжигает Нео глаза, но в конце концов погибает. Далее следует совершенно сногсшибательная сцена, в которой ослепший, но все равно все видящий Нео сквозь мириады врагов прорывается к Центру и устраивает там грандиозный взрыв. Он буквально испепеляет не только Центральный Компьютер, но и самого себя. Миллионы капсул с людьми отключаются, свечение в них пропадает, машины замирают навсегда и взору зрителя предстает погибшая, пустынная планета.

Яркий свет. Нео, совершенно неповрежденный, без ран и с целыми глазами, приходит в себя сидящим в красном кресле Морфеуса из первой части «Матрицы» в абсолютно белом пространстве. Он видит перед собой Архитектора. Архитектор говорит Нео, что потрясен тем, на что способен человек во имя любви. Он говорит, что не учел ту силу, которая вселяется в человека, когда он готов пожертвовать своей жизнью ради других людей. Он говорит, что машины на это не способны, и поэтому они могут проиграть, даже если это кажется немыслимым. Он говорит, что Нео — единственный из всех Избранных, который «смог зайти так далеко».

Нео спрашивает, где он. В Матрице, отвечает Архитектор. Совершенство Матрицы заключается, в числе прочего, еще и в том, что она не допускает, чтобы непредвиденные события нанесли ей хоть малейший ущерб. Архитектор сообщает Нео, что они сейчас находятся в «нулевой точке» после перезагрузки Матрицы, в самом начале ее Седьмой Версии.

Нео ничего не понимает. Он говорит, что только что уничтожил Центральный Компьютер, что Матрицы больше нет, как и всего человечества. Архитектор смеется, и сообщает Нео нечто, шокирующее до глубины души не только его, но и весь зрительный зал.

Зион — это часть Матрицы. Для того, чтобы создать для людей видимость свободы, для того, чтобы дать им Выбор, без которого человек не может существовать, Архитектор придумал реальность внутри реальности. И Зион, и вся война с машинами, и агент Смит, и вообще все, что происходило с самого начала трилогии, было спланировано заранее и является не более чем сном. Война была только отвлекающим маневром, а на самом деле все, кто погиб в Зионе, боролся с машинами, и сражался внутри Матрицы, продолжают лежать в своих капсулах в розовом сиропе, они живы и ждут новой перезагрузки системы, чтобы снова начать в ней «жить», «бороться» и «освобождаться». И в этой стройной системе Нео - после его «перерождения» - будет отведена все та же самая роль, что и во всех предыдущих версиях Матрицы: вдохновлять людей на борьбу, которой нет.

Ни один человек никогда не покидал Матрицу с момента ее создания. Ни один человек никогда не умирал иначе, как согласно плану машин. Все люди — рабы, и это никогда не изменится.

Камера показывает героев фильма, лежащих в своих капсулах в разных уголках «питомников»: вот Морфеус, вот Тринити, вот капитан Мифунэ, погибщий в Зионе смертью храбрых, и многие, многие другие. Все они безволосы, дистрофичны и опутаны шлангами. Последним показывают Нео, выглядящего в точности так же, как в первом фильме в момент его «освобождения» Морфеусом. Лицо Нео безмятежно.

Вот как объясняется ваша суперсила в «реальности», говорит Архитектор. Этим же объясняется и существование Зиона, который люди «никогда не смогли бы построить таким, каким вы его видели» из-за нехватки ресурсов. И неужели, смеется Архитектор, мы позволяли бы освобожденным из Матрицы людям скрываться в Зионе, если у нас всегда была возможность либо убить их, либо подключить к Матрице снова? И неужели нам нужно было ждать десятилетия, чтобы уничтожить Зион, даже если бы он существовал? Все-таки вы нас недооцениваете, мистер Андерсон, говорит Архитектор.

Нео, с помертвевшим лицом глядящий прямо перед собой, пытается осознать происшедшее, и бросает последний взгляд на Архитектора, который говорит ему на прощание: - "В Седьмой Версии Матрицы миром будет править Любовь".

Звучит будильник. Нео просыпается, и выключает его. Последний кадр фильма: Нео в деловом костюме выходит из дома, и быстрым шагом направляется на работу, растворяясь в толпе. Под тяжелую музыку начинаются финальные титры.

******************

Мало того, что этот сценарий выглядит более стройным и понятным, мало того, что в нем действительно блестяще объясняются сюжетные дыры, которые были оставлены без объяснений в экранизации — он еще и гораздо лучше вписывается в мрачный стиль киберпанка, чем исполненный «надежды» конец увиденной нами трилогии. Это не просто Антиутопия, но Антиутопия в своем самом жестоком проявлении: конец света давно позади, и ничего нельзя исправить.

Но продюсеры настояли на хэппи-энде, пусть и не особенно радостном, а еще их условием было обязательное включение в картину эпичного противостояния Нео и его антипода Смита как некого библейского аналога битвы Добра и Зла. В итоге довольно навороченная философская притча первой части досадно выродилась в набор виртуозных спецэффектов без особенно глубокой задней мысли.

Это никогда не будет снято. Остается только представлять, как это могло быть. И это могло быть очень, очень круто.

Источник - http://fort168.hut.ru/pages/interes/interes2/int2.html

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Fonzeppelin's picture
Submitted by Fonzeppelin on Mon, 13/05/2013 - 06:23.

я не вадим, но покажу аж 2 фильма: звезда и брестская крепость

Второй из которых снят наполовину белоруссами. :)

После упоминания Вами сериала "Меч" сомневаться в том что Вы БРЕД несете ненужно.

 

 

А чего вы ожидали от Егойного Креста, который дискуссию начинает с перехода на личности?

Fonzeppelin's picture
Submitted by Fonzeppelin on Sat, 11/05/2013 - 15:01.

Пусть Вадим покажет хоть один русский - не советский - фильм, героям которого можно сопереживать.

byakin's picture
Submitted by byakin on вс, 12/05/2013 - 11:52.

Fonzeppelin пишет:
Пусть Вадим покажет хоть один русский - не советский - фильм, героям которого можно сопереживать.

я не вадим, но покажу аж 2 фильма: звезда и брестская крепость

В словосочетании "альтернативная история" многие авторы упирают на слово "альтернативная", совершенно забывая про слово "история".

Moy krest's picture
Submitted by Moy krest on вс, 12/05/2013 - 12:17.

Коллега не введитесь, это же цеппелин. Он опять извращает. А дело в том, что в основном у нас снимают росиянско-русофобские фильмы а не как не русские. А он заведомо извращает смысл русского фильма говоря, что «героям которого можно сопереживать.»  То есть в русских фильмах герои мерзавцы которым нельзя сопереживать. Только в русских фильмах всё наоборот. В русских, герои это благородные, святые люди. То есть он к русскому фильму придаёт значение росиянского фильма. А это уже подмена значения слов, если я был бы священником я бы назвал это сатанизмом. Просто это разрушение смыслов слов. Зачем? Да элементарно, находясь в обществе где его считают «не нормальным», он пытается разрушить понятия нормальности. Для того чтобы лишится чувства ущербности, разрушая заодно и все остальные значения слов. Это не значит что он это делает осознано, это может происходить и не осознано. Но это так и это надо понимать. К слову, а сериал «Меч», разве не подходит?

Сталину Акбар! Сталину Акбар! Сталину Акбар!

sergey289121's picture
Submitted by sergey289121 on Mon, 13/05/2013 - 06:17.

После упоминания Вами сериала "Меч" сомневаться в том что Вы БРЕД несете ненужно.

Я уверен в бесконечности двух вещей: бесконечность вселенной и человеческой глупости. Хотя относительно первой у меня есть некоторые сомнения.
А. Эйнштейн

Moy krest's picture
Submitted by Moy krest on Sat, 11/05/2013 - 12:24.

Да и к слову, чтобы снимались хорошие фильмы, государство должно за этим следить, вот приме такого контроля.

Мы смотрели этот фильм, смотрели и его первую серию. Первая серия лучше, хотя тоже вызывала критику. Я сейчас по ассоциации сличаю этот фильм с фильмом «Иван Грозный» Эйзенштейна (вторая серия)2 и с фильмом Пудовкина «Адмирал Нахимов»3. Получается общее впечатление, что постановщики и режиссеры очень мало работают над предметами, которые хотят демонстрировать, очень легко относятся к своим обязанностям. Я бы сказал, иногда эта легкость доходит до преступности. Люди предмет не изучают, дело не представляют, а пишут сценарий. Это недобросовестное отношение.

Возьмите хороших постановщиков, режиссеров, того же американца Чарли Чаплина. Два-три года человек молчит, усиленно работает, добросовестно изучает технику, детали дела, потому что без деталей никакое дело не может быть изучено и хорошего фильма без деталей сделать нельзя. Детали надо изучать. И вот хорошие постановщики, режиссеры годы работают над фильмом, два-три-четыре года, потому что очень щепетильно и добросовестно относятся к своему делу. У нас есть, например, поэты, которые в месяц могут две поэмы написать, а вот возьмите Гете, он 30 лет работал над «Фаустом», до того честно и добросовестно относился к своему делу. Легкое отношение к делу со стороны авторов некоторых произведений является основным пороком, который приводит режиссеров и постановщиков к выпуску таких фильмов. Взять хотя бы фильм «Адмирал Нахимов». Пудовкин способный постановщик и режиссер, дело знает, но на этот раз не удосужился как следует изучить дело. Он решил так: я — Пудовкин, меня знают, напишу, и публика «глотнет», всякий фильм будут смотреть. А между тем теперь у людей вкусы стали квалифицированнее, и они не всякий товар «глотнут». Люди начинают отличать плохое от хорошего и предъявляют новые требования. И если это дело пойдет дальше, а мы, большевики, будем стараться развивать вкусы у зрителей, я боюсь, что они кое-кого из сценаристов, постановщиков и режиссеров выведут в тираж.

В фильме «Нахимов» тоже имеются элементы недобросовестного подхода постановщиков к изучению того предмета, который они хотели показать. На всяких мелочах отыгрываются, два-три бумажных корабля показали, остальное — танцы, всякие свидания, всякие эпизоды, чтобы занять зрителя. Это, собственно, не фильм о Нахимове, а фильм о чем угодно, с некоторыми эпизодами о Нахимове. Мы вернули фильм обратно и сказали Пудовкину, что он не изучил этого дела, не знает даже истории, не знает, что русские были в Синопе. Дело изображается так, будто русские там не были. Русские взяли в плен целую кучу турецких генералов, а в фильме это не передано. Почему? Неизвестно. Может быть потому, что это требует большого труда, куда легче показать танцы. Одним словом, — недобросовестное отношение к делу, за которое человек взялся, к делу, которое будет демонстрироваться во всем мире. Если бы человек себя уважал, он бы этого не сделал, он бы по-другому фильм поставил. Но Пудовкину, видимо, неинтересно, как о нем будут отзываться зрители и общественное мнение.

Или другой фильм — «Иван Грозный» Эйзенштейна, вторая серия. Не знаю, видел ли кто его, я смотрел, — омерзительная штука! Человек совершенно отвлекся от истории. Изобразил опричников как последних паршивцев, дегенератов, что-то вроде американского Ку-Клукс-Клана. Эйзенштейн не понял того, что войска опричнины были прогрессивными войсками, на которые опирался Иван Грозный, чтобы собрать Россию в одно централизованное государство, против феодальных князей, которые хотели раздробить и ослабить его. У Эйзенштейна старое отношение к опричнине. Отношение старых историков к опричнине было грубо отрицательным, потому что репрессии Грозного они расценивали, как репрессии Николая Второго, и совершенно отвлекались от исторической обстановки, в которой это происходило. В наше время другой взгляд на опричнину. Россия, раздробленная на феодальные княжества, т.е. на несколько государств, должна была объединиться, если не хотела попасть под татарское иго второй раз. Это ясно для всякого и для Эйзенштейна должно было быть ясно. Эйзенштейн не может не знать этого, потому что есть соответствующая литература, а он изобразил каких-то дегенератов. Иван Грозный был человеком с волей, с характером, а у Эйзенштейна он какой-то безвольный Гамлет. Это уже формалистика. Какое нам дело до формализма, — вы нам дайте историческую правду. Изучение требует терпения, а у некоторых постановщиков не хватает терпения, и поэтому они соединяют все воедино и преподносят фильм: вот вам, «глотайте», — тем более что на нем марка Эйзенштейна. Как же научить людей относиться добросовестно к своим обязанностям и к интересам зрителей и государства? Ведь мы хотим воспитывать молодежь на правде, а не на том, чтобы искажать правду.

Наконец, третий фильм — «Большая жизнь». То, что там изображено, это, конечно, не большая жизнь. Все взято для того, чтобы заинтересовать нетребовательного зрителя. Одному нравится гармошка с цыганскими песнями. Это есть. Другому нравятся ресторанные песни. Тоже есть. Третьему нравятся некоторые рассуждения на всякие темы. И они есть. Четвертому нравится пьянка, — и в фильме есть рабочий, которого нельзя заставить проснуться, если он не учует запаха водки и не услышит звона стаканов, и тогда быстро вскакивает. И это есть. Любовные похождения тоже есть. Ведь различные вкусы у зрителей. О восстановлении тоже есть немного, однако, хотя это фильм о восстановлении Донбасса, там процесс восстановления Донбасса занимает лишь одну восьмую часть, и дано все это в игрушечной, смехотворной форме. Просто больно, когда смотришь, неужели наши постановщики, живущие среди золотых людей, среди героев, не могут изобразить их как следует, а обязательно должны испачкать? У нас есть хорошие рабочие, черт побери! Они показали себя на войне, вернулись с войны и тем более должны показать себя при восстановлении. Этот же фильм пахнет старинкой, когда вместо инженера ставили чернорабочего, дескать, ты наш, рабочий, ты будешь нами руководить, нам инженера не нужно. Инженера спихивают, ставят простого рабочего, он-де будет руководить. Также и в этом фильме, старого рабочего ставят профессором. Такие настроения были у рабочих в первые годы Советской власти, когда рабочий класс впервые взял власть. Это было, но это было неправильно. С тех пор сколько времени ушло! Страна поднята на небывалую высоту при помощи механизации. Угля стали давать в 7—8 раз больше, чем в старое время. Почему? Потому что весь труд механизирован, потому что врубовые машины ведут все дело. Все приспособления вместе составляют систему механизации. Если бы не было механизации, мы бы просто погибли. Все это достигнуто при помощи машин.

Что это за восстановление показано в фильме, где ни одна машина не фигурирует? Все по-старому. Просто люди не изучили дела и не знают, что значит восстановление в наших условиях. Спутали то, что имело место после гражданской войны в 1918—1919 годах, с тем, что имеет место, скажем, в 1945—46 годах. Спутали одно с другим.

Говорят теперь, что фильм нужно исправить. Я не знаю, как это сделать. Если это технически возможно, надо сделать, но что же там останется? Цыганщину надо выкинуть. То, что восемь девушек, случайно явившихся, повернули все в Донбасс, это же сказка, это немыслимая штука. Это тоже надо исправить. То, что люди живут в страшных условиях, почти под небом, что инженер, заведующий шахтой, не знает, где поспать, все это придется выкинуть. Это, может быть, и имеет место кое-где, но это нетипично. Мы целые города построили в Донбассе, но все же это было взорвано. Если назвать этот фильм первым приступом к восстановлению, тогда интерес пропадет, но это, во всяком случае, не большая жизнь после второй мировой войны. Если назвать фильм — «Большая жизнь», то его придется кардинально переделать. Вам придется еще новых артистов ввести (хотя артисты неплохо играют). Весь дух партизанщины, что-де нам образованных не нужно, что нам инженеров не нужно, — эти глупости надо выкинуть. Что же там остается? Так фильм выпускать нельзя, 4.700 тыс. рублей пропали. Если можно будет исправить, исправляйте, пожалуйста. Но это очень трудно будет, все надо перевернуть. Это будет по существу новый фильм. Вы смотрите, мы предложили Пудовкину исправить фильм «Адмирал Нахимов», он потребовал 6 месяцев, но не успеет, видимо, так как придется все перевернуть. Он легко подошел к такой большой проблеме, а теперь фильм у него не готов еще, и он по существу переделывает его. Здесь тоже придется все перевертывать. Пусть попробуют, может быть, удастся.

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5325. Л. 23—27. Копия. Машинопись.

Выдержки из стенограммы заседания Оргбюро ЦК ВКП(б) о кинофильме «Большая жизнь» опубликованы: Марьямов Г.Б. Кремлевский цензор. Сталин смотрит кино. М., 1992. С. 77—81.

Опубликовано: Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) — ВКП(б), ВЧК — ОГПУ — НКВД о культурной политике. 1917—1953 гг. М., 2002. С. 581—584.

1 В тот же день по итогам рассмотрения вопроса о 2-й серии кинофильма «Большая жизнь» на Оргбюро ЦК было принято его постановление, запретившее выпуск фильма на экран и поручившее Секретариату ЦК «разработать проект постановления ЦК ВКП(б), излагающий мотивы запрещения фильма» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 116. Д. 272. Л. 2).

Этим же постановлением Художественному совету при Министерстве кинематографии СССР под председательством министра И.Г. Большакова, утвержденному в количестве 34 человек решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 17 июня 1946 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1059. Л. 33, 138—139 — приложение), было поручено «представить в ЦК ВКП(б) свои соображения о возможности исправления кинофильма “Большая жизнь”». В последующем Художественный совет, который нес ответственность за производство и выпуск кинофильмов, возглавляли заместители главы Агитпропа ЦК — А.М. Еголин и с января 1948 г. Л.Ф. Ильичев (Там же. Д. 1069. Л. 4).

Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) «О кинофильме “Большая жизнь”» было принято 4 сентября 1946 г. (см.: Культура и жизнь. 1946. 10 сентября).

Кинофильм «Большая жизнь» (2-я серия) вышел в прокат в 1958 г.

2 Фильм «Иван Грозный» (2-я серия) был запрещен по личному указанию И.В. Сталина. По этому поводу с письмами к И.В. Сталину обращались кинорежиссеры Г.А. Александров (6 марта 1946 г.) и С.М. Эйзенштейн (14 мая 1946 г.) (см.: Гласность. 1991. № 37 (66). 12—18 сент.).

Запись беседы И.В. Сталина, В.М. Молотова и А.А. Жданова с С.М. Эйзенштейном и Н.К. Черкасовым о фильме «Иван Грозный» (2-я серия) (см.: Марьямов Г.Б. Указ. соч. С. 84—92).

3 11 мая 1946 г. было принято постановление Секретариата ЦК ВКП(б) о кинофильме «Адмирал Нахимов», в котором говорилось, что «в фильме имеет место пренебрежение к исторической правде». Министерству кинематографии СССР поручалось «переделать кинокартину» в четырехмесячный срок (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 116. Д. 262. Л. 73—74).

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/69293

А иначе всем смотреть «Цитадель» Михалкова.

Сталину Акбар! Сталину Акбар! Сталину Акбар!

Moy krest's picture
Submitted by Moy krest on Sat, 11/05/2013 - 12:19.

Коллега Ansar02, не оскорбляйте гордое имя совок. Совок это благородное имя, носители которого выполняют священную миссию, выносить мусор. Да товарищ выносить мусор, это благородный и ратный труд каждого совка. Выносить это не просто брани и уносить, это другое. Во пример: выносить мразь, выносить подонков. Выносить это иногда и бить, да товарищ именно бить, жестко в лицо с прокручиванием ноги, с права. Поэтому не оскорбляйте гордое имя СОВОК!!!

То что США идеологизированное общество с цензурой это факт. То что в России не так это плохо. То что в США так это та тоже плохо, хорошо было бы если это было не так. Но факт остаётся фактом в США цензура а в России её нет.  Хотя нет она есть, русофобская цензура. Если конечно желание интеллигенции обсирать свой народ не пресекаются государством, можно назвать цензурой.

Сталину Акбар! Сталину Акбар! Сталину Акбар!

Fonzeppelin's picture
Submitted by Fonzeppelin on Sat, 11/05/2013 - 08:31.

Объясняю попросту: мода на безнадегу и усердное вдалбливание "без бумажки ты букашка, простое быдло должно служить и не думать, а великие дела вершат люди великие" - это повальная мода нынешнего нашего кинематографа. В США такой моды не было: сама идеология США, "сделай себя сам" попросту не оставляет широкого рынка для подобной, пропагандирующей пассивность кинопродукции.

Это, если хотите, разница в интеллигентском менталитете. Там, где русская интеллигенция предпочитала прилежно страдать о несправедливости мира и о том, что ничего нельзя исправить чтобы не сделать еще хуже, американская интеллигенция предпочитала идти и делать, а с последствиями уже разбираться потом.

Вадим Петров's picture
Submitted by Вадим Петров on Sat, 11/05/2013 - 09:49.

Fonzeppelin пишет:

Объясняю попросту: мода на безнадегу и усердное вдалбливание "без бумажки ты букашка, простое быдло должно служить и не думать, а великие дела вершат люди великие" - это повальная мода нынешнего нашего кинематографа. В США такой моды не было: сама идеология США, "сделай себя сам" попросту не оставляет широкого рынка для подобной, пропагандирующей пассивность кинопродукции.

"Героическое и катарсис: Героизм в русском и американском кинематографе.

Суть в том, что герой американского кинематографа совершает свои подвиги отнюдь не во имя спасения своего американского отечества, но, скорее, во имя тех (прежде всего - материальных) преимуществ, выгод и благ, которые он получает в конце фильма. То есть идея служения Отечеству (либо каким-то другим высшим ценностям - свободы и демократии во всём мире, избавлению от злых врагов/пришельцев, и т.д.) - она, без сомнения, каким-то образом присутствует в американском фильме. Но - в отличие от заключительных кадров, когда президент пожимает герою руку, а на шею ему бросается ослепительная красавица - идея служения Отечеству выглядит настолько несерьёзно, что становится ясно, что обретённые блага для героя всё же важнее.

Самое понятие "Отечество" для американского героя (и, видимо, телезрителя) связано прежде всего с качеством жизни. Отечество оно потому, что там хорошо, но не наоборот, и это как-то сквозит в фильме, является его незримым фоном.

Кроме того (возможно, это самое главное) в случае американского кинематографа речь идёт не о героизме, а о наслаждении зрелищем героизма. Зрители должны получить наслаждение, отождествляя себя с героем, совершающим подвиг.

Это наслаждение ничего не меняет в человеке. Оно учит и дальше продолжать получать наслаждение от жизни. Героизм как зрелище - составная часть общезападного гедонистского наслаждения жизнью. Он также вписан в этот общий мейнстрим.

Американский голливудский героизм не воспитывает человека, не заставляет его делать над собою усилия, расти вверх. Даже в случае героизма этот кинематограф заставляет его падать вниз.

То есть изображение героизма в американском кинематографе уже несет в себе противоречие. Получается не только профанация самых высоких идей, ради которых совершают подвиг. Получается, что в результате зрелище подвига заставляет зрителя не расти над собой, а деградировать, двигаться вниз, погружаясь в пучину общего гедонизма. Непосредственного воздействие зрелища подвига заменяет (и подменяет) собою подвиг. Это не подвиг, но зрелище подвига.
 

Противоположность наслаждению есть страдание. И русский кинематограф, когда изображает подвиг, он заставляет зрителя страдать, сопереживать герою. Фильм «А зори здесь тихие» невозможно смотреть без слез и вообще без какого-то внутреннего сопереживания. Поэтому, возможно, во многих фильмах российского кинематографа «про подвиг» нет хеппи-энда. Потому что подвиг – это серьезно. Это не игрушка, типа, пошел там кому-нибудь морду набил.

А на Западе человек наслаждается зрелищем подвига. Подвиг существует на Западе для того, чтобы получать от него наслаждение.

Русское кино зовёт прострадать вместе с героем. Наш кинематограф создает душевный механизм, который погружает человека в ситуацию подвига. И ты в этой ситуации начинаешь страдать и совершаешь подвиг вместе с героем.

То есть тебя запускают внутрь вот этой ситуации. Ты не смотришь на нее со стороны и наслаждаешься там могучими бицепсами и силой удара, но ты находишься изнутри, ты понимаешь весь этот ужас, который чувствует главный герой, и тем не менее делает то, что он делает.

То есть, смотря русский фильм, я испытаю очищение, катарсис от зрелища подвига. Смотря западный фильм испытываешь не очищение, а наоборот, загрязнение души."

http://kot-begemott.livejournal.com/174233.html?nojs=1

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Prostak_1982's picture
Submitted by Prostak_1982 on Sat, 11/05/2013 - 11:39.

По поводу "благ Отечества", вспомнил "Армагедон". Если астероид свалится на Землю, то большой северный лис настанет всем, в том числе и этим буровикам, но они все равно вытребовали себе налоговых поблажек и прочих преференций.

Fonzeppelin's picture
Submitted by Fonzeppelin on Sat, 11/05/2013 - 08:26.

Почитайте хоть немного о создании "Матрицы", а затем говорите, а? 

То есть, в России, по каждому поводу любую некрасивую правду-матку резать и можно и должно, а в Голливуде "для внутреннего употребления" только идеология? Ведь тот второй жёсткий вариант он действительно гораздо более и логичен и реален.

А с какой стати голливудские режиссеры должны быть такими же идиотами как нынешние российские кинематографисты? Не валите проблемы с больной головы (российского кино) на более-менее здоровую (американского кинематографа). Если в России предпочитают снимать "Истреблятелей", то надо этим не гордиться, а с этим бороться.

ramir's picture
Submitted by ramir on Fri, 10/05/2013 - 22:03.

Отчасти такой подход был реализован в австралийском фильме "Виртуальный кошмар" 2000 года. Рекомендую посмотреть, коллеги. Снято за сущие гроши, спецэффектов почти нет, но результат лично меня впечатлил куда больше, чем Матрица № 2 и 3.  

Prostak_1982's picture
Submitted by Prostak_1982 on Fri, 10/05/2013 - 21:34.

Подумывал о том, что Зион это часть Матрицы, созданная для канализации пассионариев. Потому что объяснить конструктивно сверхспособности Нео в реале невозможно. Как-то так. Но мне все тогда говорили, что у меня *б*нутый юмор, слишком черный.

Tuguar's picture
Submitted by Tuguar on Fri, 10/05/2013 - 18:25.

Недавно читал это, но в гораздо меньшем объеме, буквально пара строк. Спасибо за этот пост! Отличный вышел бы фильм, но... 

А за раздел "альтернативное кино" - всеми руками за

Fonzeppelin's picture
Submitted by Fonzeppelin on Fri, 10/05/2013 - 17:06.

Полное нарушение самой идеологии. Авторы фильма хотели именно продемонстрировать, что с Системой МОЖНО И НУЖНО бороться. Они хотели продемонстрировать не беспомощность людей перед системой, а наоборот - способность людей (да и машин тоже) ее изменить.

Павел-Омск's picture
Submitted by Павел-Омск on Sat, 11/05/2013 - 08:09.

Ясновидение и телепатия которыми Вы наверно обладаете, это конечно прикольные способности, но очень сомнительно, что Вам действительно известен замысел авторов фильма. "Бла-бла-бла система бла-бла борьба с системой" это всё на основе реализованного сценария с навязанным хэппи-эндом (если верить этой статье).
Советская киноцензура рядом с киноцензурой в "самой свободной стране", нервно курит беломор.

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Fri, 10/05/2013 - 18:40.

То есть, в России, по каждому поводу любую некрасивую правду-матку резать и можно и должно, а в Голливуде "для внутреннего употребления" только идеология? Ведь тот второй жёсткий вариант он действительно гораздо более и логичен и реален.

Вывод. Нынешние США - это заидеологизированный совок... предпочитающий упрощённые сказки правде жизни? Впрочем, в условиях, когда свою систему они считают непогрешимой, а против любых других бороться не грех любыми способами - может оно и правильно. Но... совок... по сути wink.

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Fri, 10/05/2013 - 16:55.

yes!!!