1
0

В отличие от Германии ее европейские союзники, за исключением Италии, не имели развитой танковой промышленности. Если Венгрия постепенно разворачивала лицензионное произ­вод­ство зарубежных образцов техники, подстраивая их под свои стандарты, то Словакия, Болгария, Румыния и Финляндия были вынуждены закупать технику у других государств.

В ходе войны танковый парк частично пополнился за счет трофейной бронетехники – впрочем, массово ее использовала только Финляндия. Необходимость модернизации имеющихся образцов, а также потребность в иных типах бронемашин толкала эти страны на различные эксперименты, и особенно преуспели в этом начинании Финляндия и Румыния.

Чудеса вивисекции

К 22 июня 1941 года румынская армия имела на вооружении танки R-1 (чехословацкие танкетки Praha AH-IV, построенные по румынскому заказу), R-2 (легкие танки Skoda LT vz.35, построенные по румынскому заказу), Renault R-35, а также небольшое число устаревших Renault FT-17. С совет­скими танками, да и то только с легкими, был способен бороться лишь R-2. На начальном этапе войны, когда основными противниками были Т-26, БТ и Т-28, ситуация была не столь критической, но очень скоро румыны столкнулись с Т-34, против которых оказались бессильными не только танки, но и противотанковые орудия. Одним из решений возникшей проблемы было предложение маршала Иона Антонеску о строительстве танка, аналогичного по своим характеристикам Т-34. Впрочем, предложение оказалось не более чем идеей, поскольку промышленность Румынии не была способна строить такие машины, да не имела опыта постройки танков в принципе. Все, чем могли похвастаться румыны к тому моменту, – это лицензионное производство танкеток Renault UE на заводе Malaxa. Что касается немцев, то они на тот момент не могли помочь союзнику.

Между тем к концу 1942 года в распоряжении румын оказалось немало образцов советской броне­техники и артиллерии. Некоторые из них – например артиллерийские тягачи «Комсомолец» – использовались по прямому назначению, другие же оказались на складах. Среди них были 76-мм дивизионные орудия Ф-22, которых к 1942 году набралось 38 штук. Тем временем в Германии было развернуто производство истребителей танков Marder, на части из которых использовались переделанные Ф-22, получившие обозначение 7,62 cm Рак 36(г). В качестве шасси применялись легкие танки Pz.Kpfw. II и Pz.Kpfw. 38(t), а также трофейные французские тягачи Lorraine 37L.

Немецкая идея подтолкнула румын к мысли о создании аналогичного истребителя танков с приме­не­нием трофейного шасси. Главным инициатором проекта стал подполковник Константин Гулай (Constantin Ghiulai), талантливый инженер, впоследствии создавший несколько интересных образ­цов бронетехники. В качестве шасси для будущего истребителя танков был выбран легкий танк Т-60. Помимо того, что имелось достаточное количество самих трофейных Т-60, на выбор повлияло еще и то обстоятельство, что к этой машине и запчасти были в достатке: применявшийся на Т-60 двигатель ГАЗ-202 являлся копией американского Dodge D5, а он, в свою очередь, производился в Румынии под обозначением Dodge-Derretto-Fargo FH2.

Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60

Первый прототип истребителя танков, получившего обозначение Tun Anticar ре Afet Mobil Т-60 (истребитель танков на шасси Т-60, сокращенно ТАСАМ Т-60), был построен к 12 января 1943 года. Стоявшая перед конструктором задача с самого начала оказалась нетривиальной. Двухместный Т-60 явно не располагал к тому, чтобы на его базе делать САУ, тем более с такой большой пушкой. Вместо демонтированной башни и подбашенного листа установили рубку, открытую сверху и сзади. Для защиты от непогоды применялась сьемная решетчатая конструкция, на которую натягивался тент. 8 дополнение к штатной фаре добавили фару ночного вождения Notek. Штатный ящик ЗИП перенесли на правое переднее крыло, лопату разместили с левой стороны корпуса, а части банника – на верхней лобовой плите, слева от фары Notek.

Качающаяся часть 76-мм дивизионной пушки Ф-22 обр.1936 года занимала большую часть боевого отделения. Для защиты расчета часть орудийного щита с левой стороны была сохранена. Экипаж ТАСАМ Т-60 увеличили до трех человек, причем для заряжающего места практически не остава­лось. Чтобы хоть как-то увеличить пространство, часть боковых панелей рубки сделали на петлях: левая створка открывалась вбок, правая откидывалась вниз. Не меньшей проблемой, чем установка орудия и расположение орудийного расчета, стало размещение боеукладки. В тесной рубке для боезапаса места не нашлось; логичным решением стало размещение укладки первой очереди на верхнем кормовом листе корпуса (аналогичное решение использовалось на Marder II). Впрочем, в этой укладке помещалось совсем немного выстрелов, и в итоге боезапас разместили везде, где только это было возможно. Небольшие ящики для выстрелов установили на крыльях, еще один закрепили на корме. Подобное размещение делало ТАСАМ Т-60 уязвимым для стрелкового огня (один из ящиков укладки находился на левом переднем крыле); с другой стороны, концентрация боезапаса в корме создавало подобие противовеса, который частично компен­си­ровал проблему перегрузки передней части САУ.

Творение Константина Гулая имело ряд неустранимых недостатков: масса по сравнению с Т-60 выросла в полтора раза, существенно ухудшились динамические характеристики, оказалась пере­груженной передняя часть машины. Вместе с тем имелись и существенные достоинства: во-первых, САУ была оснащена мощным орудием, которое уверенно поражало большинство советских танков; во-вторых, самоходка получила довольно низкий силуэт, что для истребителя танков является однозначным преимуществом.

Еще до того как первый Tun Anticar ре Afet Mobil Т-60 поступил на испытания, завод Leonida, что в Бухаресте, получил заказ на 23 самоходки данного типа. Впоследствии заказ был увеличен еще на 11 машин. В общей сложности построили 34 ТАСАМ Т-60. По ходу производства изменений в конструкцию не вносилось, но машины несколько отличались одна от другой, поскольку для их постройки использовались Т-60 различных серий. Основное отличие было в ходовой части, а именно в тиле опорных катков и ленивцев.

На службе

10 мая 1943 года первые экземпляры Tun Anticar ре Afet Mobil Т-60 были показаны на параде в Бухаресте. В июне того же года 17 ТАСАМ Т-60 поступили в тренировочный центр. К тому моменту румынские войска потерпели сокрушительное поражение под Сталинградом, и значительная часть подразделений оказалась на переформировании. 16 машин позднее были сведены в 61-ю само­ход­ную истребительную роту, которая попала в состав 1-го танкового полка. Оставшиеся 18 ТАСАМ Т-60 попали в состав 2-го танкового полка.

Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60

Ввиду малочисленности бронетанковой техники в целом и истребителей танков в частности, до начала 1944 года подразделения, оснащенные Tun Anticar ре Afet Mobil Т-60, на передовую не отправлялись. Лишь в феврале 1944 года, когда линия фронта стала все ближе походить к границам Румынии, их отправили сражаться за Бессарабию и Молдавию. 10 машин попали в состав 1-й танковой дивизии, которая входила в группу армий «Велер». В августе 1944 года, в ходе Ясско-Кишиневской операции, это соединение попало под удар 2-го Украинского фронта. Разгром, учиненный советскими войсками, привел к полному краху румынской армии: уже 23 августа ее командующий Антонеску был арестован, а на следующий день Румыния объявила войну Германии. Использовались ли ТАСАМ Т-60 позднее против бывших союзников, неизвестно. Боевое приме­не­ние истребителей танков закончилось в октябре 1944 года, когда советское командование изъяло оставшиеся в строю Tun Anticar ре Afet Mobil Т-60. Как минимум один образец румынской самоходки испытывался на полигоне НИИБТ ГАБТУ РККА (Кубинка); дальнейшая его судьба неизвестна.

Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60

Камуфляж и маркировки

Как и большинство образцов румынской бронетехники, Tun Anticar ре Afet Mobil Т-60 окрашивались в базовый оливково-зеленый цвет. Судя по имеющимся фотографиям, зимой танки не пере­краши­вались. Что касается маркировок, то здесь все сложнее. Дело в том, что большинство известных фотографий демонстрируют машины, принимавшие участие в параде 10 мая 1943 года, и марки­ровок на только что вышедших с завода ТАСАМ Т-60 по понятным причинам нет. Существует всего одна фотография, где виден нарисованный на борту рубки стилизованный крест Михая. Возможно, их имели и другие машины, но документальных подтверждений пока нет. Не все гладко и с номерами. Каждой из машин полагалось иметь серийный номер, который рисовался на переднем правом крыле. Однако такой номер (U 039723) имела лишь самоходка, испытывавшаяся в Кубинке.

Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60
Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60

Технические подробности

Для установки на шасси Т-60 румыны выбрали советскую 76-мм пушку Ф-22. Это кажется странным, так как орудие не было выпущено в таких количествах, как УСВ и ЗИС-3, а кроме того, обладало и наибольшим весом среди всех советских «трехдюймовок». Однако инженеры не ошибались: лишнего места на Т-60 не было, а это орудие оказалось самым компактным, так как и накатник, и тормоз отката располагались под стволом (фактически по компоновке эта пушка была аналогом танковых пушек Грабина). Механизмы вертикальной и горизонтальной наводки Ф-22 располагались по разные стороны от ствола, но боевое отделение Т-60 было узким из-за бортового расположения мотора, и потому места для наводчика по вертикали просто не оставалось. Ту же проблему решали и немцы при переделке Ф-22 в PaK-36(R) и установке ее на «Мардеры» (немцы еще и расточили казенник для стрельбы более мощными выстрелами, но румыны позволить себе такого не могли).

Румыны проделали аналогичную работу, но сделали ее по-своему. Маховик вертикальной наводки был заменен шестерней. Внизу была вторая шестерня, насаженная на вал, проходящий в прорези зубчатого сектора вертикальной наводки. С другой стороны на этот вал был насажен маховик. Таким образом, все штурвалы наводки орудия разместили с одной стороны – слева. Наводчик Ф-22 работал, стоя лицом к затвору, а теперь он располагался лицом по направлению огня. Это потребо­вало установить на люльке щиток для защиты его правого плеча от удара о казенник орудия. Макси­мальный угол возвышения уменьшился с 75 до 8 градусов. Так как вал пересекал цепи Галля, соединяющие люльку с уравновешивающим механизмом, их крепления к люльке пришлось поднять. Вал механизма горизонтальной наводки был слегка опущен и укорочен. В отличие от немцев румыны сохранили на орудии стандартные маховики наводки. Для прицеливания можно было применять штатную панораму Ф-22, но для стрельбы прямой наводкой был установлен прицел от противотанкового орудия.

С Т-60 были сняты башня, крыша над боевым и моторным отделением и люк механика-водителя. Из-за возросшей массы были заменены торсионы подвески. Был заварен вырез по правому борту для забора воздуха в систему охлаждения. Сразу за лобовым листом корпуса приварили мост от борта до борта, служивший нижним станком орудия. На нем точно по центру устанавливалась модернизированная пушка Ф-22. В задней части боевого отделения имелся фиксатор ствола орудия по-походному, который в боевом положении откидывался внутрь корпуса. Для защиты расчета к корпусу спереди приваривался неподвижный щит орудия, состоявший из левой и правой половин. Так как он имел большой проем для наведения орудия, на самой пушке монтировалась подвижная бронировка.

Слева и справа бронировку пушки дополняли откидные шиты. Левый щит открывался как дверь – вперед. Для его фиксации в открытом или закрытом положениях имелась щеколда, смонтированная на створке. Правый щит был ниже и короче левого. В походном положении он лежал горизонтально и служил крышей моторного отделения, в боевом – приподнимался в вертикальное положение и также фиксировался щеколдой. Таким образом, в боевом положении мотор не был закрыт сверху. Решетка с жалюзи выброса воздуха была снята, а сам проем сокращен. Половину проема теперь закрывал люк. На верхнем кормовом листе при помощи четырех приваренных металлических штифтов крепился деревянный ящик для выстрелов первой очереди. Деревянным был и большой ящик на заднем нижнем бронелисте. Металлическим у него был только каркас из стальных уголков и верхняя сторона, служившая трапом для посадки экипажа.

В результате были нередкими ситуации, когда сам ящик разрушался, но каркас и верхний лист оставались на месте. Задний ящик закрывал буксирный рым, но использовать в качестве тягача и так перегруженную сверх меры машину и не предполагалось.

Румыны изменили надгусеничные полки Т-60. Они приобрели другую форму и не имели выштам­повок, зато делались из более толстого металла, так как на них теперь устанавливались ящики с боеукладкой. Три ящика со снарядами на крыльях были металлическими и имели полностью съемную верхнюю крышку.

Marder по-румынски или САУ ТАСАМ Т-60


источник: Юрий ПАШОЛОК, Виктор МАЛЬГИНОВ «Marder по-румынски» // М-Хобби 3-2008

2
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Ansar02NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

++++++++++

Ansar02

!!!

yes!!!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить