0
0

Вторжение итальянцев на Мальту 8 октября 1940 года было для англичан хотя и не вполне сюрпризом, тем не менее, крайне неприятным событием, которого Великобритания надеялась избежать. Эти надежды были разрушены, когда утром 8-го октября, вслед за чрезвычайно интенсивной бомбардировкой аэродромов и зенитной артиллерии, 2500 парашютистов дивизии “Фольгоре” высадились на западной оконечности острова, поддерживаемые огнем линкоров “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио”. Следом за ними к острову направились итальянские десантные корабли.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***Итальянский линкор "Витторио Венетто" на пути к Мальте, октябрь 1940***

Для гарнизона из четырех тысяч человек, единственным шансом выстоять было вмешательство британского флота. Командующий обороной острова, сэр Уильям Добби сообщил, что опираясь на линии укреплений и тяжелые орудия, он сможет удерживать Валетту семь или восемь дней, “но не дольше даже в лучшем из возможных случаев”. Ближайшим соединением, способным оказать помощь Мальте, был британский Средиземноморский Флот – три линкора и авианосец под командованием сэра Эндрю Каннингема. Он немедленно отреагировал на боевую тревогу, и, получив приказ из Лондона, вышел в море сразу же как только завершил подготовку кораблей к сражению.

Адмирал сэр Эндрю Каннингем вышел в море с твердым намерением дать решающий бой за Мальту. Основную ставку он делал на палубные торпедоносцы своего авианосца “Игл”, с помощью которых он собирался рассеять и разгромить итальянские транспортные конвои у берегов Мальты. После этого, адмирал собирался ночью прорваться к Мальте (пользуясь неподготовленностью итальянцев к ночным боям и отсутствием у них радаров) и нанести удары по плацдармам артиллерией своих тяжелых кораблей. В целом, план его сводился к решительным действиям: положение Мальты с каждым днем становилось все более угрожающим и хотя провести одновременную атаку с Гибралтарским Соединением было бы, возможно, тактически разумнее, скорость казалась ныне более значимым фактором.

В 7.32 минуты 11 октября 1940 года, итальянский самолет-разведчик обнаружил британское соединение в трехстах километрах к востоку от Сицилии. Пронаблюдав за ним некоторое время из облаков, разведчик убедился, что имеет дело с основными силами Средиземноморского Флота и доложил на родину о их перемещении. Британцы, заметив разведчик, подняли истребитель “Глостер Гладиатор” с авианосца “Игл” чтобы отогнать его: впрочем, быстроходный Ca.310 легко уклонился от атаки биплана.

В тот момент, когда поступило сообщение о приближении британского флота, итальянские линкоры принимали топливо с танкера в заливе Ди Ното на восточном побережье Сицилии. Адмирал Кампиони командовал соединением из новейших линкоров “Литторио”, “Витторио Венетто” и старых модернизированных “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио”. Его эскадра прикрывала подступы к Мальте с восточной стороны, готовясь выступить при первых же признаках наступления британцев. Узнав о появлении на сцене Королевского Флота, адмирал Кампиони приказал немедленно прервать заправку и выходить в море.

Пока итальянский флот на всех парах шел на перехват, Regina Aeronautica решила взять дело в руки своих пилотов. Восемьдесят пять бомбардировщиков взлетели с Сицилии и в 10.01 атаковали британский флот. Три волны самолетов сбросили почти полсотни тонн бомб, но единственным их успехом было попадание в легкий крейсер “Глостер”, которое вывело из часть котлов и снизило скорость до 25 узлов. Еще несколько эсминцев были задеты осколками: более никаких результатов не удалось добиться, но в качестве компенсации итальянские пилоты заявили о “многократных попаданиях в британские корабли” и о том, что “крупный линейный корабль охвачен огнем и замедлил ход”. Два итальянских бомбардировщика при этом были сбиты зенитным огнем.

В 10.38, итальянский самолет-разведчик вновь появился над эскадрой. Британцы приготовились к отражению нового воздушного налета, но вскоре после этого шедший в авангарде легкий крейсер “Орион” доложил на флагман: “видны неопознанные корабли”. Вскоре после этого, с “Уорспайта” тоже заметили верхушки мачт над горизонтом, и адмирал Каннигем понял, что итальянский флот принял вызов.

Заметив итальянцев, сэр Каннингем отдал приказ трем своим линкорам увеличить скорость до 22 узлов, и идти на сближение. Легким крейсерам (исключая поврежденный “Глостер”) он приказал оставаться в резерве и прикрывать авианосец “Игл”. Судя воспоминаниям выживших офицеров штаба Каннингема, адмирал рассматривал возможность связать итальянские основные силы боем со своими тяжелыми кораблями, и выдвинуть вперед авианосец с прикрытием легких сил, чтобы нанести ими удар по итальянским десантным соединениям у Мальты. Однако, этот план если и рассматривался в тот момент адмиралом, то все равно не был реализован.

Британцы открыли огонь с расстояния почти в 25000 метров. Первым дал залп флагманский “Уорспайт”, носовые орудия которого имели большие углы возвышения, чем у других британских линкоров. Снаряды легли с перелетом за кормой “Литторио”: англичане учли поправку, и последующие залпы ложились все ближе и ближе к итальянским кораблям. В ответ, итальянская эскадра открыла огонь своими погонными орудиями, и в течении нескольких минут оба флота обменивались залпами, вздымая огромные фонтаны воды.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***"Уорспайт" дает залп***

В 11.24, британцы открыли счет в бою, накрыв огнем и затем, добившись попадания в “Литторио”. 380-миллиметровый снаряд “Уорспайта”, пролетев почти 22000 метров, врезался в носовую часть итальянского флагмана. Ударив под углом в 70-миллиметровую броневую палубу, снаряд проник в броневую плиту и разорвался в ней, разрушив мастерскую и вызвав пожар, который, однако, был довольно быстро ликвидирован. Вслед за этим, британская эскадра, ощущая себя в невыгодном положении при бое на встречных курсах (имея общим счетом двенадцать погонных орудий против двадцати двух итальянских) переложила рули и согласованно отвернула влево, стремясь пустить в ход и кормовые башни главного калибра.

Именно после этого попадания, адмирал Кампиони произнес свою историческую фразу: “Maledizione! O noi o loro! A tutta velocità![1]

В 11.25, флагман передал приказ по эскадре: “Развить полный ход и идти на сближение с противником”. Это был тщательно обдуманный и логичный  маневр. Адмирал ясно видел, что британские канониры превосходят итальянских боевой выучкой, и что его орудия (с высокой начальной скоростью снаряда) неэффективны при стрельбе по навесной траектории[2]. С другой стороны, на меньших дистанциях разница в меткости канониров существенно сократилась бы. Высокая начальная скорость итальянских снарядов также играла бы на руку Кампиони, так как его могучие 381-мм пушки могли эффективно пробивать настильным огнем 330-мм пояса британских линкоров.

Обе эскадры быстро сближались, ведя сосредоточенный огонь. Британцы давали залпы в основном бронебойными снарядами. Итальянцы же стреляли комбинированными залпами, состоявшими из бронебойных (AP) и полубронебойных (SAP) снарядов в соотношении приблизительно 2:1. На сближении, британцы еще раз накрыли залпом “Литторио” но линкор получил лишь незначительные повреждения.

И в 11.28 итальянцы, наконец, добились попаданий: 381-миллиметровый снаряд с “Витторио Венетто”, перелетев край борта, ударил в палубу британского флагмана в районе катапульты. Настильная траектория помешала ему пробить броневую палубу, и, скользнув по ней, снаряд разорвался у противоположного борта. Этот взрыв не причинил особого вреда, но для англичан был неприятным сюрпризом.

В 11.30, два британских снаряда попали в “Витторио Венетто”. Первый пробил наружную обшивку борта, отрикошетировал от наклонного главного пояса и разорвался в воде. Второй снаряд ударил в крышу башни “B” и скользнул по ней, оставив крупную вмятину. Это был критический момент боя. Попади этот снаряд несколько правее, и он бы точно ударил в середину “свадебного пирога” итальянского линкора – башнеподобной конструкции из установленных друг на друга основного, зенитного и противоминного дальномеров. Весь ход сражения мог бы измениться в пользу англичан.

В 11.31 “Уорспайт” содрогнулся от еще двух попаданий снарядов, выпущенных с дистанции около 19000 метров. Первое из них пришлось в носовую часть линкора: пробив верхний пояс, снаряд отрикошетировал от барбета возвышенной башни главного калибра (оставив на нем огромную вмятину) и, не разорвавшись, застрял в каютах младшего офицерского состава.

Второй снаряд, на скорости около 530 метров в секунду, ударил в главный пояс линкора – и пробил 330-миллиметровую бронеплиту, разорвавшись у дна полупустой цистерны. Фонтан горящей нефти выхлестнул вверх, расплескавшись по нижней броневой палубе. Из-за повреждения трубопроводов, погасить разрастающийся пожар оказалось затруднительно, и очаги возгорания продолжали расширяться. Огромный шлейф дыма и горящей нефти потянулся за поврежденным линкором.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***"Литторио" и "Витторио Венетто" ведут огонь***

В ответ, британцы снова накрыли залпом “Литторио”. Один снаряд ударил в кормовой командо-дальномерный пост линкора, полностью выведя его из строя. Другой разорвался в центре корпуса, выведя из строя сразу три 100-миллиметровые зенитные установки и спровоцировав пожар. Вскоре после этого, еще один снаряд ударил в линкор, но отскочил от наклонного главного пояса.

Обе эскадры сосредоточили огонь друг на друге: “Литторио” стрелял по “Малайе”, шедший за ним “Витторио Венетто” вел дуэль с “Уорспайтом”, замыкавшие итальянское построение “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио” сосредоточили залпы на “Барэме”. Последний дважды был накрыт залпами, но попаданий не получил. По приказу Кампиони, итальянские эсминцы увеличили ход и начали выходить в голову колонны: адмирал планировал использовать их для атаки на британские линкоры.

В 11.33, итальянский снаряд ударил в бок развернутой для стрельбы башни “X” линкора “Малайя”. Пробив недостаточно толстую 229-миллиметровую плиту, снаряд проник внутрь боевого отделения, где сдетонировал. Взрыв мгновенно убил весь персонал башни: спровоцированная взрывом детонация двухсот килограмм изготовленных пороховых зарядов полностью разрушила установку. Пылающие обломки из подбашенного отделения обрушились вниз: во избежание возгорания, персонал затопил зарядный погреб, но при этом по какой-то причине вышли из строя системы подачи башни “Y”. В итоге, весь кормовой массив башен главного калибра “Малайи” вышел из строя.

Почти немедленно за этим, полубронебойный итальянский снаряд ударил в борт “Уорспайта” ниже пояса, пробил ПТЗ и разорвался в пустых топливных цистернах. Линкор (по словам очевидцев) “буквально подбросило силой удара”. Повреждения подводного борта и днища привели к обширному проникновению воды в отсеки правого борта, и образованию непрерывного крена. Частичным затоплением отсеков ПТЗ на левом борту, крен удалось несколько скомпенсировать, но полностью нейтрализовать не удалось, и корабль начал замедлять ход.

Замыкавший британское построение “Барэм” вновь пристрелялся по “Литторио”. В 11.34 один снаряд ударил в главный пояс итальянского линкора, но снова не смог пробить его. Зато в 11.35, британский снаряд ударил в основание кормовой строенной 152-миллиметровой установки правого борта итальянского линкора, и разорвался под ней, убив весь персонал и выведя из строя механизмы. Сама башня перекосилась и сдвинулась с основания.

Шедшие в хвосте итальянской колонны старые линкоры “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио”, ведя огонь по “Барэму”, переложили рули, и свернули вправо, очевидно, пытаясь взять британцев в клещи перекрестного огня. Разгадав этот маневр, и, понимая, к каким последствиям для старых британских кораблей он может привести, сэр Эндрю Каннингем в 11.35 приказал всей эскадре резко отвернуть в противоположном направлении и лечь на контркурс. Это был последний его приказ.

В этот момент, находясь на дистанции менее 17000 метров от “Уорспайта”, адмирал Кампиони приказал дать три последовательных залпа.. Первые два залпа дали перелет, но третий в 11.38 накрыл британский линкор. Итальянские артиллеристы отметили два попадания полубронебойными снарядами в борт на уровне верхнего пояса. Вслед за этим, у носовой надстройки “Уорспайта” произошел мощный взрыв, фонтан желто-красного пламени взметнулся над линкором.

Точная причина этого взрыва так и не была установлена. Итальянские комиссары, расследовавшие событие по кинохронике боя, отчетам моряков и результатам допросов пленных англичан пришли к выводу, что полубронебойный снаряд (имевший номинальную пробиваемость более 230 миллиметров) пробил верхний пояс линкора, и разорвавшись под верхней броневой палубой, вызвал детонацию части зенитного боекомплекта, либо поданных в перспективе атаки эсминцев зарядов для 152-мм орудий. Кроме того, они предполагали, что часть осколков через дымоходы попала в машинное отделение. Эта версия подвергается критике с английской стороны, но факт остается фактом: немедленно после взрыва, “Уорспайт” чуть вильнул вправо, и начал терять ход. Весь его правый борт был охвачен пожарами и дымом.

К этому моменту, восемь итальянских эсминцев 2-ой и 4-ой миноносных флотилией уже вышли в голову итальянской колонны, и теперь устремились в атаку на подбитый линкор. Ситуация им благоприятствовала: сбитые с толку внезапной остановкой флагмана, “Барэм” и “Малайя” проскочили вперед на циркуляции и теперь шлейф дыма, тянущийся за горящим “Уорспайтом”, надежно закрывал эсминцы от их артиллеристов. Развив полный ход порядка 35 узлов, эскадренные миноносцы двумя колоннами устремились в атаку.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***Итальянские эсминцы в атаке***

Пытаясь защитить беспомощный флагман, замыкавшие колонну британские эсминцы “Янус”, “Хостайл”, “Дикоу” и “Вампир” (австралийский) резко изменили курс, и вышли наперерез итальянцам. Головной “Хостайл” открыл огонь с дистанции около 7000 метров, с ходу накрыв залпами итальянский “Дардо”. Итальянский эсминец заманеврировал, ведя ответный огонь, но практически немедленно был поражен 120-миллиметровым снарядом в центральную часть корпуса, потерял ход и загорелся.

Между эсминцами разыгралась яростная баталия на ближней дистанции, итальянцы пытались прорваться к горящему “Уорспайту”, в то время как британцы отчаянными усилиями старались их остановить. В ходе перестрелки, итальянский эсминец “Страле” был поражен сосредоточенными залпами “Януса” и “Вампира”, загорелся и взорвался почти немедленно. Британский эсминец “Хостайл”, выведя из строя “Дардо”, перенес огонь на “Фузильере”, подбил его носовые орудия и очень скоро вывел из строя, но вслед за этим, он сам был поражен эсминцем “Карабиньере”, снаряд с которого разорвался в машинном отделении британца. Практически сразу же после этого, “Карабиньере” был разорван пополам кинжальным торпедным залпом с “Дикоу”, выпущенным с дистанции менее 4000 метров.

Спасая итальянские эсминцы, “Витторио Венетто” открыл огонь из своих бортовых 152-мм орудий по англичанам. Первый и второй залпы легли с сильным перелетом, третий дал недолет, — едва не накрывший “Турбине”, который был поврежден осколками — но четвертый накрыл британские эсминцы. На пятом залпе, итальянский снаряд разорвался в центре корпуса “Дикоу”, разрушив торпедный аппарат (к счастью, уже разряженный) и повредив осколками машины. Эсминец “Янус” был вынужден отвернуть, чтобы избежать двух снарядов, разорвавшихся прямо у него перед носом. С его отходом, препятствующие силы британцев сократились до одного “Вампира”, который был уже не в силах помешать трем итальянским эсминцам выйти в решающую атаку.

С дистанции в 7000-7500 метров, итальянские эсминцы — “Аквилоне”, “Беннито Рикасолли” и “Артильери” — выпустили восемнадцать торпед в еле двигающийся “Уорспайт”. Вспышки пламени на борту линкора послужили итальянским торпедным офицерам отличным ориентиром при решении торпедного треугольника. Торпедные аппараты итальянских эсминцев были снаряжены 533-мм торпедами Si 270/533.4 x 7.2, выставленными на 35 узлов, и обладали эффективным радиусом около 8000 метров, так что дистанция была для них все же великовата. Семь минут прошли в напряженном ожидании для обеих сторон, а затем глухой раскат взрыва и взметнувшийся столб воды и горящей нефти возвестил о успехе итальянского флота.

“Уорспайт” был поражен торпедами около 11.51. Точное количество торпед, поразившее линкор, так никогда и не было установлено. Англичане считали, что две итальянские торпеды попали в корму “Уорспайта”, и одна в носовую часть. Об этом они судили на основании наблюдателей с эсминцев, сообщивших о трех отдельных взрывах, и особо настаивавших на детонации в носовой части корабля. Итальянцы, со своей стороны, считали, что в цель попали только две торпеды, одна в корму и одна в центр корпуса линкора. Осмотр днища затонувшего корабля, предпринятый водолазами в 1982 году, выявил наличие только двух крупных пробоин в кормовой части: таким образом, итальянская версия оказалась ближе к истине[3].

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

Британский экипаж принимал все мыслимые меры по спасению линкора. Но ввиду уже имевших место затоплений, пожаров, и повреждений силовых систем, деятельность команд борьбы за живучесть была почти безрезультатной. Около 11.55, “Уорспайт” начал валиться на борт, и был наконец отдан запоздалый приказ “Покинуть корабль!”. В 12.08 “Уорспайт” перевернулся и исчез в волнах Средиземного Моря.

Два других британских линкора беспомощно наблюдали за происходящим. Взрыв на “Уорспайте” в 11.38 застал их в момент циркуляции, и оба они обогнали горящий флагман. На середине циркуляции, “Барэм” произвел три залпа, поразив двумя снарядами линкор “Кайо Дуилио”. Один снаряд поразил башню “Y”, выведя ее из строя: второй ударил в центральную часть корпуса, вызвав сильный взрыв и пожар. Вслед за этим “Барэм” повернул, и дымящаяся “Малайя” загородила ему обзор. Его капитан отметил в рапорте, что стрелял из противоминных орудий по итальянским эсминцам, но из-за слишком большой дистанции после разворота, снаряды, видимо, падали со слишком большим рассеиванием. Возможно, также сказалась завеса дыма от горящего “Уорспайта”. В итальянских отчетах обстрел эсминцев с “Барэма” вообще не упоминается, и судя по всему итальянцы его вообще не заметили.[4]

Развернувшись, “Барэм” имел стычку с “Литторио”, обстреляв его с дистанции около 25000 метров. Один снаряд при этом ударил в борт итальянского линкора, но скользнул по поясу и разорвался в воде, причинив некоторый урон ПТЗ. Итальянцы навели свои орудия в ответ, и дали несколько залпов, но все их снаряды падали с значительным перелетом. Вслед за этим, британцы поставили дымовую завесу с эсминцев, и разорвали огневой контакт.

Адмирал Кампиони не стал преследовать противника, за что в дальнейшем неоднократно подвергался ожесточенной критике в прессе. Сам Кампиони объяснял свои действия нежеланием удаляться от Мальты. Судя по всему, адмирал опасался, что неприятель может попытаться вовлечь его линкоры в погоню с тем, чтобы легкие британские силы проскочили мимо них к десантным конвоям у Мальты. Подобный ход, по мнению Кампиони, был бы “самоубийственным для британцев, но губительным для наших планов”. Кроме того, два из четырех его линейных кораблей были повреждены и нуждались в ремонте: и на орудиях начал постепенно сказываться экстремальный износ стволов под давлением пороховых газов. Кораблям же, возможно, предстояло в ближайшее время готовиться к новой битве с британским соединением “H”, которое, по сведениям авиаразведки, двигалось на полном ходу из Гибралтара. Наконец, итальянское командование в 1940 переоценивало возможности своей базовой авиации, и Кампиони считал, что она вполне в состоянии довершить разгром отступающего противника. Приняв во внимание все эти факты, итальянский адмирал счел, что ситуация призывает быть осторожным, нежели храбрым, и оставил свои линкоры на позиции, отправив лишь один дивизион эсминцев наблюдать за противником.

В 12.15, британские легкие крейсера и эсминцы, выполнявшие задачу прикрытия отхода линейных сил, сблизились с итальянским флотом. Легкие крейсера “Эугенио ди Савойя” и “Раймондо Монтекукколи”, до этого державшиеся в арьергарде, вышли вперед с группой эсминцев и завязали бой с британскими крейсерами: в 12.17 их поддержали огнем линкоры “Витторио Венетто” и “Андреа Дориа” и перестрелка с частыми перерывами тянулась еще около двадцати минут. Хотя британцы находились явно в проигрышном положении, они, тем не менее, с большой отвагой маневрировали под прикрытием дымовых завес, прикрывая отход своих медлительных линкоров на юго-восток. Около 12.32, британский эсминец поставил плотную дымовую завесу напротив итальянской линии (приблизительно в 25 километрах от нее), после чего британцы отступили.

Итальянские эсминцы “Аквилоне” и “Артильери”, остававшиеся рядом с местом гибели “Уорспайта”, спасли из воды 480 британских моряков, включая капитана корабля, Дугласа Блэйка Фишера. Адмирал Кампиони распорядился передать пленных офицеров на “Витторио Венетто” (куда перенес свой флаг) и лично встретил их на борту. Тяжело раненный капитан Фишер нашел в себе силы поздравить итальянского адмирала, произнеся: “воздаю вам должное – это была славная победа”, в ответ на что Кампиони ответил “будь ваши корабли чуть получше, и я бы поздравлял с победой вас”, после чего поздравил англичан за их храбрость и стойкость.

Поражение при Мальте стало настоящим шоком для британского общества. Впервые более чем за два столетия, британский линейный флот был побежден в эскадренном сражении линейными кораблями неприятеля. Британцам случалось и раньше терпеть крупные поражения, но почти всегда они были связаны либо с внезапностью, либо с некими новаторскими технологиями, наподобие подводных лодок: и очень давно уже британские корабли капитального класса не были побеждены в бою.

Капитан Джеффри Клемент Куки, принявший командование после гибели адмирала Каннингема, был сгоряча обвинен в “трусости перед лицом врага” за то, что скомандовал отход эскадры. После возвращения флота в Александрию он был временно отстранен от командования и даже был организован трибунал для расследования его решений: однако, еще не доведя следствие до конца, комиссия признала что действия капитана Куки были разумными и оправданными. Его флагман (по совместительству самый мощный и современный линкор эскадры) был поражен противником. Имея два линкора, один из которых был к тому же тяжело поврежден, против превосходящих сил неприятеля, даже сам Нельсон, вероятно, приказал бы скомандовать отступление. Куки (как и ранее Каннингем) имел весьма туманное представление о задействованных против него итальянских силах: он не знал, что “Конте ди Кавур” и “Джулио Чезаре” стоят в Палермо, и к тому же британская разведка так и не сумела установить местоположение “Аквиллы”. Как стало ясно позднее, этот итальянский авианосец находится в тот момент к северу от Эдвенчур Бэнк, и не мог присоединиться к силам Кампиони, но на момент сражения об этом знали только итальянцы.

После сражения, Кампиони отошел в Сиракузы, где, дозаправившись и наскоро починив повреждения, отправил два своих наиболее тяжело поврежденных корабля в Таранто, а сам с “Витторио Венетто” и “Андреа Дориа” устремился на соединение с кораблями Иачине. Однако, решающая битва с Гибралтарским Соединением, которую предполагал адмирал, так и не состоялась: после короткой дуэли авианосцев у Бизерты, Соммервилль предпочел отступить[5]. Оставшись без поддержки флота, Мальта пала 15 октября.

 


[1] Итальянский: — Проклятье! Либо мы, либо они! Полный ход!

[2] Углы попаданий итальянских снарядов в броневые палубы были слишком острыми для пробития.

[3] Что, однако, не отменяет возможности попадания двух торпед рядом друг с другом.

[4] Существует также версия, что итальянцы приняли выстрелы 152-мм орудий “Барэма” за перелеты 152-мм орудий “Витторио Венетто”. Артиллеристы последнего отмечали, что “из-за сильной задымленности и значительного количества посторонних разрывов, наведение орудий по британским эсминцам было очень затруднено.”

[5] Хотя сражение у Бизерты не привело к потерям в корабельном составе, британцы потеряли большую часть истребителей “Fairey Fulmar” из авиагруппы “Арк Рояла” – восемь из двенадцати. В условиях подавляющего превосходства итальянской базовой авиации, продолжение операции могло завершиться катастрофически для англичан.

20
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
6 Цепочка комментария
14 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
NFИ. К.AleyИз майкудука. Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

+++++++++++++++, но
Regina

+++++++++++++++yes, но

Regina Aeronautica

уважаемый коллега не Regina, а Regia 

ps сильно вы весы качнули в сторону итальянцев

Анонимно
Анонимно

Спасибо!
P.S. Ничего,

Спасибо!

P.S. Ничего, компенсирую проблемами в Греции…

byakin

Raikov. пишет:
Спасибо!
P.S.

[quote=Raikov.]

Спасибо!

P.S. Ничего, компенсирую проблемами в Греции…

[/quote]

так куда уж больше: в текущей реальности в 1940 году греки итальянцам наваляли сами и даже в албанию вторглись.

уж лучше помогите о'коннору не получить ц.у. черчилля и взять таки триполи

Анонимно
Анонимно

так куда уж больше: в текущей

так куда уж больше: в текущей реальности в 1940 году греки итальянцам наваляли сами и даже в албанию вторглись.

Так ведь можно создать проблемы не только итальянцам, но и немцам. Если как раз отказаться от движения в Албанию и организованно отвести греческие основные силы в Анатолию, то вполне можно окопаться на узком фронте и при британской поддержке, удерживать немецкое наступление.

byakin

Raikov. пишет:
то вполне

[quote=Raikov.]

то вполне можно окопаться на узком фронте и при британской поддержке, удерживать немецкое наступление.

[/quote]

при немецком превосходстве в воздухе и на суше (способность пехоты прорывать укрепленные линии + подвижные соединения) — сильно сомневаюсь

[quote=Raikov.]

Если как раз отказаться от движения в Албанию и организованно отвести греческие основные силы в Анатолию

[/quote]

ну у греков с турками многовековая взаимная "любовь", круче только взаимоотношения турки-армяне

st .matros

Однако! Хорошая альтернатива,

Однако! Хорошая альтернатива, хотя коллега Бякин прав.

Анонимно
Анонимно

Спасибо!

Спасибо!

NF

Замечательно написано.
У меня

Замечательно написано.

У меня имеется вопрос по поводу итальянских ПЛ. Их у итальянцев было более сотни или около сотни.Точно не помню. Планируя подобного рода операцию по захвату Мальты итальянцы прекрасно отдавали себе отчет в том, каким примерно образом англичане вынуждены будут реагировать и в этой ситуации логично предположить, что если уж итальянцы решились на море по тягаться с английским  Средиземноморским флотом, то по мимо организации воздушной разведки к востоку и к западу от Мальты откуда к Мальте должны были подойти из Александрии и Гибралтара английские основные силы итальянцы должны были заране развернуть значительное количество своих подводных лодок. Целью этих подводных лодок должны быть именно эти экстренно стягиваемые к Мальте соединения флота или прочие корабли перебрасывающие на Мальту подкрепления и прочее в чем Мальта в этот решающий момент остро нуждалась. Или я не прав на счет итальянских подводных лодок?

Анонимно
Анонимно

Спасибо!
Да нет, вы правы.

Спасибо!

Да нет, вы правы. Другое дело, что во-первых технический уровень итальянских субмарин хромал (был немногим выше советского и наравне с японским), а во-вторых, атака субмарины на идущий в боевом ордере флот — дело вообще сложное.

NF

 «во-первых технический  "во-первых технический уровень итальянских субмарин хромал (был немногим выше советского и наравне с японским),"   У итальянцев и надводные корабли имели ряд серьёзных недостатков. Самый большой из них это острейшая нехватка жидкого топлива из за которой итальянские боевые корабли довольно редко выходили в море для обучения экипажей  и уровень подготовки экипажей основной части итальянских боевых кораблей находился близко к плинтусу. В данном случае, как я понимаю, немцы выделили англичанам из своих скудных запасов пару-три сотни тысячь тонн мазута для улучшения подготовки личного состава МВФ и кое что для авиации?    " а во-вторых, атака субмарины на идущий в боевом ордере флот — дело вообще сложное."   Англичане просто обязаны будут помешать высадке итальянцев потому что для них потеря Мальты будет иметь самые тяжелые последствия которые могут однозначно решить ход боевых действий в Ливии и Египте в пользу стран Оси. Если конечное они вообще решатся подойти к Мальте и близко к занятой итальянцами и немцами Сицилии с основными силами, то подойдут они туда в первую очередь с этой целью. Следовательно им придётся направить основные или значительные силы своего подходящего к Мальте с востока или с запада флота к месту высадки итальянцев. Иатльянским ПЛ останется развернуться западнее,  восточнее и, возможно и севернее… Подробнее »

Килкис
Килкис

Да коллега Райков приписали

Да коллега Райков приписали вы макаронникам того ,что просто нету в природе .Особенно на море. У них потом только хватило сил оправдываться после войны как сделал Иакино. только вот драпали макаронники от равного соперника или даже имея некоторое приемущество.Так что припиши вы это даже грекам и то достоверней было бы.

Aley

Прекрасно написано, коллега,

Прекрасно написано, коллега, сомнения вызывает только возможность высадки воздушного десанта. С тогдашиними парашутами (у немцев были однолямочные, вряд ли у итальянцев лучше) разброс будет слишком большой для небольшого острова. Тут могло бы помочь десантирование со сверхмалых высот, но кто в то время это умел?

Анонимно
Анонимно

Хм, вполне логично, и я уже

Хм, вполне логично, и я уже подумываю заменить воздушный  в качестве передового, высадкой  на катерах (а воздушным путем уже перебрасывать на плацдармы)

И . К.

Aley пишет: для небольшого

[quote=Aley] для небольшого острова [/quote]

Небольшой остров всё-таки 25х15 км. Возьмите, в своей местности отложите мысленно 25 км — много это или мало для высадки десанта?
Кстати, среди мальтийцев есть и итальянцы, трудно только сказать, как они относились в 40-е к исторической патриа. Опять же — англичане колонизаторы. На Мальте есть памятники, погибшим при протестах против англичан.

Aley

Небольшой остров всё-таки

Небольшой остров всё-таки 25х15 км. Возьмите, в своей местности отложите мысленно 25 км — много это или мало для высадки десанта?

Мало. При скорости самолета даже 200 км/ч он пересечет остров по максимальному размеру за за 7,5 минут. 15 км пройдет за 4,5 мин. Успеют выпрыгнуть? Высаживаться придется буквально на головы английским солдатам, а тогдашние десантники сразу после высадки вооружены только пистолетами.

Немцы на Крит перебрасывали войска большей частью на планерах, на Мальте местность сильно пересеченная.

NF

 
«Высаживаться придется

 

"Высаживаться придется буквально на головы английским солдатам, а тогдашние десантники сразу после высадки вооружены только пистолетами."

 

Английских солдат там было не много. А площадь острова составляет 246 км2. и прикрыть все возможные районы пригодные только для высадки воздушного десанта не получится.

 

"на Мальте местность сильно пересеченная."

 

Местность там всё же довольно ровная. Вот то что в течении большей части года в тех местах дуют довольно свежие ветры-это да.

И . К.

За весь год не скажу, но вот

За весь год не скажу, но вот как раз две недели в октябре, особенно, в центре острова ветер совсем не чувствовался, хотя на побережье прогулочные катера не выходили в море из-за волнения, но и там ветра особо не было.

NF

Так разного рода исключения

Так разного рода исключения касающиеся погоды и на Мальте случаются. Точно предугадать какая там погода будет в тот или иной период года можно: чаще всего в течении всего года там светит солнце. Это вообще характерно для всего Средиземноморского бассейна. А вот с силой ветра уже сложнее. И на разных высотах над уровнем моря направление и сила ветра случается значительно различаются. Если же выбрасывать десантников с не большой высоты, то надо полагать их не особо сильно разнесёт. 

И . К.

Возьмём J-52, так как не

Возьмём J-52, так как не знаю, с чего итальянцы бросали своих десантников, скорее c SМ-79 или SМ-82, то есть, примерно те же 15-20 человек, то 20:4,5=4 человека в минуту, по 15 с на человека. По кинохроннике — за 15 с с "Юнкерса" выскакивает много больше народу. Местность на Мальте скорее, равнинная (плато), чем сильно пересечённая. По крайней мер, ровных мест хватает. http://venividi.ru/node/16249

Из майкудука.

Спасибо за

Спасибо за альтернативу.

Почему бы первоначально не рассматривать высадку на Мальте как отвлекающий манёвр при операции в Греции. А после удачного начала на Мальте и неудачи в Греции, перенаправление главного удара. Причём отвлекающая задача операции может сыграть злую шутку с англичанами, ведь разведка у них работала неплохо, и в следствии этого переброска подкреплений на Мальту не будет осуществлена.

Не откажите итальянцам хотя бы провести диверсии на береговых батареях, в идеале захват.

Как относилось население острова к англичанам, возможна ли пятая колонна.

И семь дней на захват острова и крепости слишком мало, итальянцы не японцы, второго Сингапура не будет скорее всего.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить