Выбор редакции

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение).

6
0

 «Если последствием какой-то случайности становятся политические изменения, то стоит к этой случайности повнимательнее присмотреться…», — И.В. Сталин.

 

«…По планам гитлеровской верхушки, пока Россия выясняет отношения с Японией, предполагалось быстренько разгромить Францию с Англией на континенте а, потом уже действовать соответственно обстоятельствам… Про «Драх нах Остен», пока никто даже не заикался.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение).

Рисунок 282. Альтернативная «Русско-финская» война 1939-40 г.г. не сильно то отличалась от реальной… А, зачем?!

Договор России и Японии, после разгрома последней на Халхин-Голе, буквально потряс всё руководство Третьего Рейха до самых основ и, «Адик унд Ко», хотели уж было включить «заднюю» и, переодев штаны с лампасами ширинкой назад, бежать каяться за Польшу к самому Чемберлену с Даладье… Однако, как будто на заказ, начавшаяся Русско-финская война – прозванная «Зимней», их в момент успокоила!

К вящему удовольствию Адольфа Алоизовича, Красная Армия опять показала свою низкую боеспособность: ноябрьский штурм линии Маннергейма позорно провалился – с потерями до восьмидесяти процентов личного состава, а десанты высаженные с моря и воздуха и захватившие плацдармы северно-западнее Виипури и Кякисалии, были окружены, блокированы и, из-за начавшегося ледостава в Финском Заливе и Ладожском озере, изолированы от «Большой земли»… Во всех мировых СМИ  писали, что ликвидация их – вопрос всего лишь времени!

И, хотя некоторые особо прозорливые аналитики говорили, что русские опять придуриваются и, что «штурмующие» пресловутую линию Маннергейма войска, по большей части состояли из бывших польских, а ныне украинских и литовских военнослужащих — вновь мобилизованных властями УНДР и СРЛ в свои суверенные армии и, посланные на Карельский Перешеек — «не словом а, делом» доказать приверженность духу Евразийского единства и праву быть ассоциированным членом ЕАС…

ИМ НЕ ВЕРИЛИ!!!

Рисунок 283. Кому жалко «нежную» финскую демократию, на которую асфальтовым катком наехал деспотический сталинский режим, может полюбоваться свастикой на крыле этого финского истребителя MS.406.

Рисунок 283. Кому жалко «нежную» финскую демократию, на которую асфальтовым катком наехал деспотический сталинский режим, может полюбоваться свастикой на крыле этого финского истребителя MS.406.

Не верили на фоне замёрзших трупов русских солдат и занесённой снегами брошенной техники на газетных полосах, что финны — окружившие плацдармы  российских десантников, похожи на  мужика поймавшего медведя… Классических «мотти» — как «в реале», не получилось: обе группировки прекрасно снабжались по воздуху, а когда лёд достаточно окреп и автотранспортом. В Западную группировку российских войск — близ Виипури (Выборг), даже была проложена узкоколейка по льду Финского залива.

Финские войска же, на Карельском Перешейке – стойко обороняющие «Линию Маннергейма» находились в положении приговорённого к повешению: верёвка уже натянута – глазки на выкате и, гемоглобин в крови слегка подсел… Но, люк — ведущий  к «бесконечному туннелю с горящем в конце светом», пока ещё не открыт! Заело «люк» — из-за жопорукого плотника: радоваться или печалиться этому обстоятельству самому висельнику – думайте сами.

Железная дорога была перерезана, а снабжение лесными тропами – удовольствие, ещё то! Боеприпасов пока хватало, но по продовольственному снабжению, защитники Линии Маннергейма — уже в конце февраля были на глубоком подсосе.

Тем более, по ночам свирепствовала русская легкомоторная авиация: ВС РККА  воспользовавшись ситуацией, обкатывала тактику и, «во всю Ивановскую», тренировала свой личный состав. Отлетав месяц, лётчик-срочник досрочно отправлялся в запас уже опытным бойцом – если не погибал, конечно… Или, проявив способности не переходил с офицерским званием на следующий уровень – «середнячков». Последние же, вдоволь «тренировались» в дневное время, бомбя и штурмуя любую цель в радиусе их действия… Разрешалось, даже настойчиво рекомендовалось бомбометание по копнам сена – лишь бы повысить у лётчиков и штурманов целкость! Ну и, заодно – понизить удойность финских коров…

К сожалению, из-за слабости финской авиации, воздушных боёв было мало и «набившие руку» в Китае, Испании и на Халхин-Голе, немногочисленные «Сталинские соколы» — «асы» стало быть, откровенно скучали и бывало спивались и попадали во всякие неприятные истории – откуда сразу в штрафные эскадрильи «ночников» на фанерные «Яки»… Появившихся же, по весне шведов на французских «Моранах» и американских «Брюстерах» с фашистскими свастиками — смахнули с неба, даже не заметив кто это такие.

Кстати, никаких правительств «красных финнов», в этот раз не было! После провокации финской военщины — обстрелявших нашу мирную пограничную заставу, от Маннергейма потребовали всего лишь «отодвинуть» границу в соответствии с Ништадтским миром от 1721 года… Поэтому, не было «морального эмбарго» от Штатов и исключения из Лиги Наций — хотя демократы и побурчали немного для порядка, сохраняя лицо.

Первый «звоночек» для немцев, а для финнов – похоронный набат, прозвенел в феврале: лёд достаточно окреп и по нему было налажено снабжение обоих плацдармов.

Второй звоночек: российская «арктическая пехота», на снегоходах «Рысёнок» совершив длительный и сложный марш по заполярной тундре, неожиданным ударом при поддержке авиации захватила посёлок Колосйоки[1] и весь этот район добычи никелей руды. Вскоре, сюда же подошёл специальный Заполярный горно-кавалерийский корпус на оленьих и собачьих упряжках, закрепив успех. Встревожившихся немцев успокоили: поставки никеля продолжатся в прежнем объёме, как только будет заключен мир! Пока же потерпите – недолго осталось…

«Осталось» действительно недолго: в середине марта, 305-ти миллиметровыми «сталинскими кувалдами», пикирующими бомбардировщиками «Су-2», тяжёлыми «Тиграми» (представьте себе «КВ-2» со 100-миллиметровым наклонным ВЛК, просторной башней — выглядевшей поскромнее, чем у «реального» прототипа — под 122-ти миллиметровую специальную танковую гаубицу и спаренного с ней крупнокалиберного пулемёта) и, специальной – натасканной по «германскому образцу» штурмовой пехотой, была взломана Линия Маннергейма и оголодавшие защитники её, прыснули по лесным дебрям — аки тараканы от ведра с кипятком.

 

Как бы там не было, как и «в реале» — русско-финская война затянулась до весны, что позволило Вермахту очень хорошо подготовиться к уже не «странной», а к нормальной войне на Западе.

В середине апреля, только-только был подписан мир в Стокгольме между Россией и Финляндией, всё началось и, до поры до времени — продолжалось как положено: немцы оккупировали Данию по плану «Везерюбунг» и высадились в Норвегии, где столкнулись со встречным англо-польско-французским десантом. Пободавшись подле Тронхейма, стороны – все в синяках и кровавых соплях, разбежались по углам: немцы закрепились на юге Норвегии, союзники на севере – близ Нарвика…

Всё, как «в реале» — с небольшими отклонениями на море, про которые чуть позже.

 

10 мая 1940 года, по плану германского Генштаба «Гельб», немецкие войска перешли границу Бельгии и Нидерландов… Сунувшиеся было на подмогу англо-французские войска,  были на голову разгромлены под Анню и отступили за реку Диль. Девятая французская армия была разбита между Намюром и Седаном и отброшена за реку Шелду… 12 мая пал Седан, а к 14 мая войска группы армий «А» контролировали оба берега Мааса.

Дорога вглубь Франции и к берегам Ла-Манша была открыта – ещё один рывок… И, Франция капитулирует, а Англия уберется по добру, по здорову на свои дерьмовые острова, где будет подобно престарелому бульдогу с обвисшей пыльной шкурой, скулить и зализывать раны — нанесённые молодой, но сильной и борзой немецкой овчаркой…

Но, его – «рывка» этого, в «альтернативной истории» не произошло! Гитлер, как бы приостановился и посмотрел назад. А, там…

Мать его, штурмбанфюрера, ети!

 

Как и, положено всякому политическому явлению среди двуногих приматов, наши попаданцы вскоре разделились… Да, да! На две группировки – «мафии», если угодно. Сначала, в самое трудное время – когда всё и, прежде всего — жизнь каждого коллеги буквально на волоске висела, не до всяких дрязг было… Все наши коллеги-вселенцы, подобно всему российскому народу строго следовали путём — предначерченным им «Вождём и учителем» всех трудящихся Мира.

Однако, чем дальше – ближе к сороковым годам, тем расхождения всё резче обозначались и, на «сходняке попаданцев» — перед очередными выборами главы государства, кандидатом в Всероссийские Старосты был выдвинут не Сталин, а Киров!

 

ЭТО БЫЛ, ВОИСТИНУ — ФУРОР!!!

 

Для всего цивилизованного мира, это было подобно взрыву знаменитой «Кузькиной матери» где-нибудь на Елисейских полях: на декабрьских выборах 1940 года, кандидат от ВКП(б) Киров Сергей Миронович состязался с молодым троцкистом Хрущёвым Никитой Сергеевичем от партии «Четвёртый Интернационал» и, победил с большим отрывом в первом туре…

Расхождения между Сталиным и Кировым, были по многим вопросам: в частности, многим не нравилось — как Вождь решил крестьянский вопрос. Нет, это не про пресловутую коллективизацию – «этот мир» её не знал… Здесь, похуже чё! Хотя, конечно – это смотря с какой стороны посмотреть.

Триандафиллова из группы Кирова, например, не устроило — что такое решение крестьянского вопроса, предельно сузило призывную базу для РККА. Другие же, больше упирали на морально-правовый аспект решения Сталиным крестьянской проблемы…

Однако, главное расхождение было по военной стратегии: Киров и его группа, в которую входили все военные — кроме самого Наркома обороны Ворошилова, были сторонниками опережающего удара по Германии — в момент, когда Вермахт рванёт к Ла-Маншу.

Итак, проиграв выборы на должность Главы государства, коллега Сталин принял это как должное, развёлся с Любовью Орловой и уехал на ПМЖ в Акмолинск руководить своими идеями-фикс: осваивать Целину, выполнять план по преобразованию природы и повороту рек и, вести строительство «Торгового пути из варяг в китайцы». Конечно, он сохранил определённое политическое влияние — оставаясь членом ЦК и Политбюро и, все важные вопросы решались только в его присутствии, хотя и бывало — вопреки…

Молотов, входящий в группу Сталина, лишился поста Председателя Совнаркома – уступив его Берии, но сохранив должность Наркома иностранных дел и главы СВР.

Фельдмаршал Триандафиллов, Кировым был назначен Наркомом обороны, а маршал РФ Ворошилов стал Начальником Главного управления тыла ВС Российской Федерации. Кроме того, он возглавил Высшее военное училище тыла — готовящем интендантов для РККА и частенько сам лично, там преподавал…

 

Как уже говорилось, «догитлеровское» военное сотрудничество Германии и России имело свои плюсы и минусы… Про «плюсы» повторяться не будем – они давно известны, видимы невооружённым взглядом и, любой ребёнок их знает наперечёт.

В отличии от «реала», сотрудничество РККА и Рейхсвера было куда более масштабным, с привлечением гораздо большего числа участников с обоих сторон. И, в то же время – более открытым! Дружеские отношения командиров Красной армии и бывших кайзеровских офицеров и генералов, никого не удивляли — хотя и, не приветствовались, а контрразведка РККА ещё не оправилась после масштабных сталинских репрессий 1927-28 годов.

Этим не замедлил воспользоваться германский Абвер, не только восстановив связи со старыми – ещё «царскими» агентами среди военспецов, времён полковника Николаи — но и, завербовав новых – уже среди командиров Красной Армии…

 

(P.S: Среди «своих», одно время ходили упорные слухи — что и, кто-то из попаданцев продался германцам за «бочку баварского»! Ну, а что – вполне возможно… Ибо, слаб человек и, его всегда можно на чём-нибудь подловить — если умеючи.).

 

Надо ещё сказать, услугами Абвера по сбору разведсведений о Советской России надеялись воспользоваться спецслужбы Англии и Франции — что способствовало более раннему возрождению и большему развитию этой организации. И, никакого адмирала Канариса в этот раз! Возглавлял Абвер от начала и до конца полковник, а затем генерал-майор Фридрих Гемпп – «правая рука» Вальтера Николаи в годы Великой войны…

Конечно, после прихода Гитлера к власти, сотрудничество накрылось соответствующим мохнатым органом и, за шпионов — в том числе и немецких, конкретно взялись! Где-то с 1935 года… Однако всех не выловишь, тем более – в этом мире не было ударов «по площадям», как в «реальных» 37-38 годах.

Вот, кто-то из этих «кротов», по ходу и, слил инфу по плану Триандафиллова «Немыслимое»!

Тут ещё один нюанс…

Разведке мало добыть планы неприятеля и донести их до руководства государства! Важней, чтоб оно – руководство, в них поверило. Примеры из «реальной» истории, думаю приводить не надо…

И, ещё один маленький нюансик: многие из раскрытых агентов, участвовали в «игре» — через них Генеральный Штаб РККА впаривал своим немецким коллегам дезу. «Немецкие коллеги», про часть таких двойных агентов знали и изо всех сил делали вид — что этой дезе верят и, в свою очередь запуливали через них свою…

НУ, ДУРДОМ!!!

Неправильно выразился: обычная – повседневная работа разведок. И, вот разберись – будь вы на месте Сталина или Гитлера – какая полученная инфа правдива, а какая намеренная дезинформация?!

Рассудительный Сталин, в «реальной» истории, разведке не верил: он верил своей логике – Германия на два фронта воевать не будет и, она его подвела.

Импульсивный Адольф Гитлер же, верил только своей звериной интуиции и, в этот раз она его не подвела… В план «Немыслимое» он поверил с ходу!

И, случилось «Чудо на Маасе» — готовая было рвануть до самого Ла-Манша немецкая армия, остановилась, развернулась и ручейками потекла в обратную сторону – в Польшу, Словакию и…

 

Ультиматумы Румынии, Россией и Германией были предъявлены практически одновременно:  первая потребовала дать независимость многострадальному бессарабскому народу – с 1918 года изнывающему под пятой оккупантов… Третий Рейх же, потребовал пропустить свои войска в район Плоешти – для защиты нефтяных промыслов от десанта англо-французов. Румынский король Король Второй повёлся как последний конченный фраер и, в начале июня, Коронный Совет удовлетворил оба требования.

Дальше, как под копирку — история с УНДР и СРЛ: ввод ограниченного контингента РККА в Бессарабию, всенародный референдум и демократические выборы. Была образована независимая Бессарабская Советская Федеративная Социалистическая Республика (БСФСР), в которую входили Молдавия, Приднестровье и Гагаузия… Тут же последовала просьба об ассоциации с ЕАС и через полгода, она была удовлетворена.

В Румынии же, сразу за вводом немецких войск, произошёл государственный переворот и, власть, низвергнув короля Короля Второго,  захватила военная хунта во главе с Ионой Чаушеску – объявившего себя Кондуктором (Фюрером) всей Румынии… Естественно, фашистская Румыния, тут же стала союзником фашисткой Германии – причём, самым ценным! Ибо, у неё была нефть — а у Италии, к примеру, нефти не было…

Ввод российских войск в Прибалтику произошёл ещё осенью 1939 года – как и, «в реале»… В июне же сорокового года, во всех этих трёх странах — с практически профашистскими режимами, произошли «цветные революции»: демонстранты — требовавшие свободных демократических выборов и ассоциации с ЕАС, забрасывали охранявшие правительственные здания войска и полицейских букетами цветов, а ограниченный российский контингент наблюдал — чтоб те, не делали излишне резких движений. Вскоре, в Балтии произошли народные революции, референдумы, выборы, ассоциации…

Ну, вы в курсе, да?!

Главное, что?

Планируя иметь дело с второразрядными немецкими частями, а в Румынии вообще – пустоту, Трандафиллов, вдруг обнаружил перед собой отборные части Вермахта!

Тут ещё сказалось общее состояние коммуникаций: решение ничего не строить капитального западнее Москвы (в том числе шоссейных и железных дорог, перевалочных станций, транспортных узлов и развязок) аукнулось самым неподобающем образом: переброска войск к границам выбилась из графика! У немцев же, железнодорожная сеть была развитее и, они быстрее смогли перебросить и сосредоточить свои основные силы.

 

Опять же по численности…

На момент прихода Гитлера к власти, численность Рейхсвера составляла сто тысяч человек, а РККА – 350 тысяч. С 1933 года, обе армии стали увеличиваться.

Здесь, сказался чисто экономический фактор, которой ни одному попаданцу не перепрыгнуть: Германия уже была промышленно развитой страной — плюс «золотой дождь» американских инвестиций. Не забываем: Кайзеровская Империя, в годы Первой мировой войны — практически в одиночку, сражалась с половиной мира! Причём, довольно успешно сражалась и, если бы не Штаты…

Имела она, в отличии от России и готовые офицерские кадры, которые не были истреблены в ходе Гражданской войны или были вынуждены эмигрировать…

России же, только предстояло стать индустриальной державой к концу тридцатых, только предстояло подготовить и воспитать кадры… Причём, своими силами: как ни усердствовал Вождь через созданную им в ходе операции «Крёстный Доцент» русскую мафию на Брайтон Бич, как ни подкупал американских сенаторов картинами из Эрмитажа и совращал балеринами из Большого Театра, крупных кредитов он так и, не дождался… Хотя кое-что, конечно, поимел! «Кое-что» — довольно-таки существенное.

В общем, на чём то, приходилось экономить…

Сталин экономил на армии и численность РККА на момент начала Второй мировой войны не превышала полмиллиона – против 3 миллионов 300 тысяч у Вермахта.

Дальше, «процесс» пошёл веселей: индустриализация в основном закончилась, пора разворачивать армию: на 1 июня 1940 года, Российские сухопутные силы имели в своём составе 1 200 000 штыков! Правда, три четверти численности составляли новобранцы — большинство из которых не прослужили ещё и трёх месяцев…

 

Как с такой армией, фельдмаршал Триандафиллов собирался нанести превентивный удар по Третьему Рейху? Ведь, к апрелю Вермахт насчитывал 4 миллиона, сто тысяч – не считая войск СС?

Так ведь, ещё прибавьте сюда войска стран Евразийского Союза, которые тоже перебрасывались к границе, или уже были здесь со времён «Освободительного похода»! И войска УНДР и СРЛ… Всё вместе, это давало вполне весомую добавку в почти полмиллиона штыков и сабель. Низкая боеспособность, говорите? Конечно! Но, наступать на главных направлениях от них не требовалось – достаточно обороны на второстепенных участках и контроль уже захваченной территории.

Главный удар предполагался по Румынии — а там никаких немецких войск, по плану – вообще быть не должно!

Первому эшелону не ставилось грандиозных задач, типа за три недели дойти до Берлина и принудить усатого гомосека к миру… Сорвать капитуляцию Франции, а значит — избежать войны «один на один» с Германией — что по сути, происходило в «реальной истории», вплоть до высадки союзников в Нормандии.

После начала операции «Немыслимое», численность РККА — за счёт объявления всеобщей мобилизации должна была «подпрыгнуть» сразу до 5 миллионов… К осени до десяти! Зимой 1940-41 года – 12 миллионов бойцов и командиров.

А вот, рост численности германских вооружённых сил уже замедлился: пять миллионов «с хвостиком» к 22 июня 1941 года… «Потолка» в шесть миллионов, Вермахт достигнет только летом 1942 года и тут же покатится вниз – «под плинтус» и далее.

Как известно, военные — подобно малым детям, очень гордятся новыми «игрушками», очень любят ими хвастаться меж собой и наделяют их некой «магической» силой. Так и, у наших военных попаданцев-военных очень большие – если не главные, надежды при составлении плана «Немыслимое», были на новейшее оружие — частично уже обкатанное в степях Монголии и лесах Финляндии…

Итак, повторяю: задачи одномоментного разгрома и безоговорочной капитуляции Третьего Рейха не ставилось! Главное – сорвать «22 июня 1941 года». Ведь, никакого «внезапного» нападения по плану «Барбаросса», при таком раскладе, уже не будет — как и, широкомасштабного вторжения на нашу территорию… В самом худшем случае, отступим из Польши и Румынии и временно потеряем некоторые западные районы – как в 1915 году. А там поднакопим силёнки и вышибем оккупантов обратно и, в году эдак — сорок четвёртом, встретимся с союзниками где-нибудь на Руре…

Главное: удастся избежать таких вопиюще громадных потерь, особенно – среди мирного населения.

Благие намерения, да?! Как известно…

 

Однако, что-то пошло не так!

Увидев перед собой не дохлых фолькштурмистов и учебные части из зелёных новобранцев — а отборные части Вермахта, Красная Армия остановилась в оцепенении. Обе стороны, сделав вид — что ничего не происходит, продолжали накапливать силы. Российской Федерации это давалось труднее: объявление всеобщей мобилизации спустило бы спусковой крючок войны — к которой Красная Армия была ещё не готова и, приходилось проводить «скрытую» мобилизацию — объявляя всякие там «учения» и «сборы» среди военнообязанных и, не возвращая их потом «на место».

Германия сделала России предложение, поставившее в тупик всех наших коллег… По этому поводу, даже был срочно созван внеочередной сходняк попаданцев: взаимно отвести все войска на сто километров от границ – кроме полицейских формирований с лёгким оружием и, создать режим «чистого неба» на расстояние в 300 километров — для взаимного контроля с воздуха… В панике, даже было сделано предположение о наличии у немцев своего попадоса! Чего только не привидится с перепуга…

Хорошенько подумав, изрядно поспорив и чуть не передравшись меж собой, германскую инициативу большинством голосов отклонили. «Отмазка» была такая: у России нет общей границы с Германией. Если хотите – договаривайтесь с суверенными демократиями: будут те согласны, мы свои войска хоть за Урал отведём, а летать вам разрешим аж до самого Северного полюса — и через него в Америку «Чкаловским маршрутом»! Но, молодые суверенные демократии, оказались на редкость недоговороспособными…

Одновременно, российские инженерные и железнодорожные войска, многочисленные военизированные строительные организации, повышали пропускную способность коммуникаций ведущих с Востока на Запад – на чём Свет стоит костеря и проклиная прежнее руководство и, лично товарища Сталина, за его близорукую политику…

Поразмыслив, российское руководство решило на всякий случай, возобновить прекратившееся было строительство старых «крепостей-укрепрайонов» по проекту генерал-лейтенанта Карбышева и, всё же начать новое — на Моонзундском архипелаге.

 

Кстати, про Запад…

А, что у нас там происходит на Западе?

А «на Западном фронте без перемен»! Там опять установилась некое подобие «Странной войны»: в гости к друг другу, правда, уже не бегали – по причине установленных обеими сторонами густых минных полей, но постреливали друг в друга весьма неохотно… Были, конечно, всякие инциденты – вроде серии налётов Люфтваффе на французские порты, с целью затруднить переброску английских войск на континент. Это вместо «Битвы за Британию»! Подводные лодки, опять же… Пошаливали!

 

Главное событие на Западе произошло в начале июля: подобно своему знаменитому перелёту в «реальной» истории, к союзникам перелетел «Первый заместитель Гитлера в НСДАП и рейхсминистр без портфеля» Рудольф Гесс! Причём, в этот раз (держитесь за кресла!), он перелетел не один — а в компании с самим Рейхсмаршалом Люфтваффе Германом Герингом и министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом! Естественно, двухместный истребитель Bf.110 «Zerstörer» для троих был бы несколько тесноват – да и, сказать по правде для одного толстяка Геринга — слишком маловат, поэтому эта троица угнала бомбардировщик «He-111»…

По всем признакам, Гесс был выдающимся пилотом: перелетев незамеченным линию фронта и практически пол-Франции, он без особых проблем приземлился в международном аэропорту имени Шарля Де Голля под Париджем. И только когда толстый Геринг, звеня всеми своими железными, золотыми, рыцарскими крестами и просто дубовыми листьями на широкой груди, лично подошёл и представился начальнику аэропорта Жерафу Депортье, персонал обратил внимание на самолёт с чужими опознавательными знаками на взлётно-посадочной полосе:

— Bon sang! C’est quoi ce merde?!

—  Frösche!

Неполиткорректно выразился в адрес титульной нации и, сплюнул, обалдевший от царствующего у противника бардака Риббентроп — после чего вся троица, была немедленно арестована нарядом жандармерии под началом лейтенанта Луи де Фюнесса за непристойное поведение в общественном месте.

Дальше — как и «в реале» с Рудольфом Гессом, история с этой «троицей» очень мутная… Достоверно известно лишь, что сперва их посадили под домашний арест во вполне себе заурядную гостиницу «Hotel de Crillon» и, кормили сплошь просроченной лягушатиной — отчего Геринг, за три месяца скинул целых тридцать кило!

Достоянием мировой общественности вскоре стало, что в этом гадючнике, частенько стал бывать  Премьер-министр Франции Поль Рено – под предлогом интимных встреч со своей любовницей… Ещё, в этой истории достоверно известно: маршал Петэн и генерал Вейган перенесли туда свои штаб-квартиры – под предлогом безопасности… Мол, немецкие лётчики не станут бомбить своего Рейхсмаршала. Ну и, влиятельный сенатор и политик из социалистов, известный медиамагнат Пьер-Жан-Мари Лаваль, тоже полюбил эту скромную и тихую обитель под усиленной охраной жандармерией – где можно вдали от мирской суеты и большой политики встретиться и поговорить с очень интересными людьми.

Были непроверенные сведения и, о том, что премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль — два раза прилетая в Париж, тоже останавливался в этой гостинице: из-за отсутствия свободных койко-мест в других – более приличных отелях. Война, знаете ли – всем тяжело и, британские премьер-министры не исключение! Однако этот гнусный фейк, распространяемый не иначе как из Москвы, был категорически опровергнут официальными властями обоих государств.

Конечно по «косвенным», можно предположить что в гостинице «Hotel de Crillon», велись тайные переговоры об заключении мира между Германией и союзниками… На это указывает в частности — возросшая вдруг ни с того, ни с чего активность американской дипломатии: американские послы буквально пороги в этих правительствах обили, а Госдеп и сам президент Рузвельт лично, буквально засыпали их письмами и телеграммами… Все американские газеты, прям в один голос выли – как тысяча голодных шакалов, при виде ожившего буйвола.

Подробности этих движняков, опять же — неизвестны, но…!

 

Промелькнула было в нейтральной Швейцарии одна статейка, где говорилось: не для того США столько лет выращивали свой «Ледокол» — Гитлера, чтоб так легко и просто прекратить мировую войну! Сначала Адольф должен разрушить старые колониальные империи – Британскую в первую очередь. Затем – убиться об Россию, обескровя её до состояния ходячего мертвеца из фильма про зомбокалипсис… Чтоб, всех пугала одним лишь своим видом! И, только потом придёт Дядя Сэм – «весь в белом» такой и, надавав всем подзатыльников, установит новый мировой порядок.

БРЕХНЯ!!!

«Брехня!», — вот так и, подумал «местный» европейский электорат, а истеблишмент приказал арестовать и уничтожить весь тираж газеты. Главного редактора и автора статьи же, гнать ссаными тряпками из свободных, демократических СМИ. Но, мы то с вами владеем послезнанием и твёрдо уверены: ТАК И, БЫЛО!!!

Ибо, всегда ищи – кому выгодно? Кто получил самые больше ништяки в результате Второй мировой войны? Кому достался самый главный приз – «дойная корова» под именем «Германия», а значит и вся Европа? К кому перешёл контроль над наследием распавшихся британской и французской колониальных империй?

Правда, не всё прошло так гладко, как задумывалось: Россия распалась «чуть» позже и сумела-таки, добавить свою каплю вонючего йода в бочку мёда… Но, это уже никого не интересующие детали.

Короче, «домашний арест» в затрапезной парижской гостинице, закончился в сентябре: Геринга, Гесса и Риббентропа объявили военнопленными, взяли под белы ручки и отвели в Бастилию — где Рейхсмаршал снова стал набирать вес, сидя на диете из одной лишь синей перловки.

 

И, вот здесь «альтернативная история» сделала ещё один свой непредсказуемый финт — Третий Рейх объявил союзникам неограниченную морскую войну!

Казалось бы, чего тут «непредсказуемого», это уже было: адмирал Денниц, подводные лодки, тактика «волчих стай». Чтобы понять произошедшие качественные изменения, необходимо вернуться в год… Эдак, двадцать восьмой!

 

Из-за рамсов коллеги Сталина с крестьянством, в Советской России настолько стало хреново с продовольствием, что был продан буквально весь военно-морской флот… Кому он, спрашиваете, нужен – мало ли плавающего металлолома после Великой войны осталось?

Если знаешь кое-какие важные нюансы и, обладаешь соответствующими способностями и наклонностями — можно даже лёд зимой эскимосу в Антарктиде впарить или песок австралийскому бушмену посредине Сахары!

Коллега Молотов «в прошлой жизни» специализировался по Латинской Америке и, достаточно хорошо знал её историю в двадцатом веке и все необходимые реалии и особенности. Кроме трёх европейских языков, он в совершенстве владел испанским и португальским, плюс несколькими индейскими диалектами и, даже мог исполнять некоторые ритуальные обряды религии Вуду.

В 1928 году, Нарком иностранных дел коллега Молотов, с делегацией ответственных товарищей из своего ведомства (и «ведомства» не только своего!) и группой поддержки из Большого Театра, совершил многомесячное дипломатическое турне по этому региону — заключив множество контрактов, договоров и соглашений… В том числе и, по продаже – после предварительной подготовки и ремонта, конечно, всех трёх линкоров типа «Севастополь», крейсеров, эсминцев и подводных лодок.

Откуда, спросите, у латинос деньги? Отвечаю: осталось трохи после «каучуковой лихорадки»! К тому же, коллега Молотов цену слишком не лупил и, половину стоимости брал кокаином — который потом, с наваром перепродавал в тот же Китай…

 

ШУТКА!!!

Мал-мал, армянский пошутилка.

 

Латиноамериканские диктаторы расплачивались кроме всего прочего каучуком и бальзой, заключив многолетние контракты с Внешэкономторгом.

По линкору и сопутствующей им водоплавающей «мелочи» купили себе Аргентина и Бразилия, переименовав их соответственно в «Бока Хуниорс» и «Команданте Че Пеле». Третий линкор – «Адмирал Пиночет» приобрела Чили, которая рассчитывалась природной селитрой и медью с одного очень интересного месторождения… ОЧЕНЬ(!!!) интересного месторождения. УЖ(!!!) очень интересного! Глупые русские брали в счёт долга саму медь — а, шлак остающийся после её выплавки, выпросили бесплатно – избавляя металлургов от многих головняков, связанных с его вывозом…

Для чего, спросите? Отвечаю: на одном чилийском небольшом металлургическом заводике, этот шлак добавляли в чугун, из которого потом лили батареи центрального отопления для холодной России.

А теперь для справки: Чили является в 21 веке ведущей страной по добыче и продаже рения – от 45 до 60 процентов от мировой.

Понятно, да?!

Как-то раз, уже после войны, большая партия таких радиаторов по ошибке попала в мартен и наглухо его закупорила… Пришлось останавливать печь, ждать когда остынет и выгребать из неё на удивление целые чугуняки.

Рисунок 284. Советские китобои собирают туши китов, перед отправкой их на плавбазу.

Рисунок 284. Советские китобои собирают туши китов, перед отправкой их на плавбазу.

На вырученные от продажи наличные деньги, были арендованы, а затем выкуплены у норвежцев[2] две китобойные флотилии (в каждой 1 плавбаза, примерно 20 судов-китобойцев, 725  моряков и рабочих) и пять рыболовных. Кроме этого, были куплены несколько танкеров для перевозки китового жира и судов-рефрижераторов, а в Архангельске построен завод по производству вагонов-холодильников.

Рисунок 285. Подготовка кашалота на палубе плавбазы к разделке.

Рисунок 285. Подготовка кашалота на палубе плавбазы к разделке.

Конечно же, на всё это денег — вырученных от продажи старого царского плавающего металлолома, не хватало — тем более, пришлось немало давать «на лапу» латиноамериканским чиновникам в виде «откатов». Хотя, балерины из «группы поддержки» хорошо потрудились за Отчизну – без устали раздвигая ноги и, значительно сбили аппетиты этих коррупционеров! Поэтому, дополнительно пришлось расстаться с картинами Третьяковской галереи, Эрмитажа, Гранитовидной Палаты, со скульптурами Петергофа… Помните скульптурную композицию: Лев – раздирающий пасть Самсону, похожего на Сталина? Троцкий, прям на гов…но весь изошёл — как только прознал и, писал кляузы в ЮНЕСКО об угрозе мировому культурному наследию!

Ещё, кое-чё продали по мелочи… Даже, знаменитые «сфинксы» с берегов Невы перекочевали на берега Амазонки — где до икоты пугали местных пираний и индейцев из племени шошонов.

Царский трон и «Шапка Мономаха», кстати, шибко приглянулись португальскому диктору Антониу ди Оливейра Салазару. Грошей в нищей Португалии было мало — зато было крупнейшее в мире месторождение вольфрама… Сторговались на 20 процентах акций добывающих предприятий. А теперь сами подсчитайте, сколько сердечников для подкалиберных снарядов недосчиталась германская промышленность во время войны?

Мало того — шла предпродажная подготовка Зимнего дворца одному башлёвому колумбийскому наркобарону: дворец уже начали было разбирать – сняли крышу, разобрали стены и добрались до подвалов с царским бухлом… Но тут покупателю – уже заплатившего половину стоимости вперёд, кто-то из своих «повязал колумбийский галстук» — зверски зарезал, говоря по-русски. Ну, что ж… Не судьба видать: в этом бизнесе всякое бывает! Зато, вдове безвременно усопшего удалось впарить пустующий ленинский Мавзолей.

 

Про что это я, вообще?

…Ах, да – я про германский военно-морской флот, про «Кригсмарине» стало быть.

Рисунок 286. Это американский авианосец «Лэнгли», запиленный из обыкновенного угольщика, 1928 год. Думаю, первый российский авианосец «Возрождение» выглядел бы примерно так же.

Рисунок 286. Это американский авианосец «Лэнгли», запиленный из обыкновенного угольщика, 1928 год. Думаю, первый российский авианосец «Возрождение» выглядел бы примерно так же.

От российского, Имперского военно-морского флота – кроме самых приятных воспоминаний об Цусимах да Варягах, конечно, осталось лишь несколько старых учебных кораблей — зачастую ещё парусных, да разномастные сторожевики — охраняющие нерушимость морских границ от контрабандистов и браконьеров. Самая сильная такая «сторожевая» флотилия, была на Севере — где норвежские и британские зверобои и рыбаки, совсем оборзели — истребляя  нашего тюленя-белька и, прочие морские биоресурсы.

Рисунок 287.  Самолёт «Авро 504R» - учебная парта российской морской авиации! И не только морской. И не только, оказывается, российской...

Рисунок 287.  Самолёт «Авро 504R» — учебная парта российской морской авиации! И не только морской. И не только, оказывается, российской…

За организацию отпора беспредельщикам, взялся лично сам Главком ВМФ Лев Галлер! Из какой-то старой лоханки – на которую даже Гондурас на «большой распродаже» не позарился, был на скорую руку запилен первый российский авианосец «Возрождение». Сначала на нём базировалась авиагруппа в 25 самолётов «У-1» — Авро 504R «Госпорт», в девичестве, затем перешли на отечественный «По-2 ВС-К». Для спасательных операций и для связи, на авианосце имелось два гидросамолёта – летающих лодок «М-5» Григоровича и оборудование для их подъёма на борт.

За отсутствием подходящих радиостанций, связь самолётов-разведчиков с авианосцем поддерживался голубиной почтой: обнаружив браконьера геноцидящего белька или ещё какую северную пушную зверюшку, лётчик-наблюдатель писал СМСку с координатами, привязывал к лапке и выпускал пернатого гонца. А с авианосца уже, по радио наводили на цель сторожевые корабли – в роли которых, сперва применялись те же самые вооружённые лёгкой артиллерией и пулемётами «малые китобои», рыболовецкие траулеры или сейнеры — закупленные за границей для китобойных или рыболовецких флотилий.

При чём здесь «Кригсмарине», спрашиваете?

Отвечаю: с кадрами во Рабоче-Крестьянском Красном Флоте было ещё хуже, чем в РККА: безвольные командиры, которых не успели утопить во время Февральского переворота 1917 года и матросы-анархисты, не успевшие убежать в Финляндию после подавления Кронштадтского мятежа в 1921 году. Слава Богу – Фёдора Раскольникова удалось вовремя расстрелять, в 1927 году ещё! Флотоводец, ещё тот был…

Поэтому и, в этом случае, прибегли к помощи немецких специалистов – военно-морских унтеров и офицеров, моряков и лётчиков. Самая большая группа их, как раз была в Северной флотилии охраны водного бассейна – ставшей кузницей кадров для восстанавливающийся российских военно-морских сил.

Система боевой службы и заодно — подготовки матросов, старшин и офицеров, была такова: к каждому российскому командиру или техническому специалисту был прикреплён обучающий его немец-инструктор. На группу российских матросов-специалистов (кочегаров, электриков, радистов и так далее), в зависимости от специальности, приходилось один-два–три обучающих унтер-офицера той же национальности. Вся команда авианосца «Возрождение» — где-то примерно на четверть всего личного состава, состояла из граждан Германии!

Флотилией командовал будущий адмирал Кузнецов Николай Герасимович, в инструкторах у него был… Угадайте с трёх раз… Что, слабо?!

Правильно: сам Карл Денниц!

Как так получилось? А фиг, его знает! Так уж, как-то получилось…

Палубной авиацией тоже — командовал русский командир-лётчик Арцеулов, а инструктором у него был… Нет, не Манфред Альбрехт барон фон Рихтгофен – не угадали. Эрнст Удет – что тоже ничё. «В реале», в тяжёлые кризисные времена, тот кормился за счёт авиашоу в Америке — а здесь, «в альтернативе», ему попалась работа более увлекательная и престижная и, главное – более денежная.

Рисунок 288. Карл Дениц – возможно, на палубе первого российского авианосца «Возрождение».

Рисунок 288. Карл Дениц – возможно, на палубе первого российского авианосца «Возрождение».

«Состав», надо сказать у немцев подобрался (само собой, как-то так получилось) очень сильный: здесь не было офицеров и унтеров с, всю Мировую войну простоявших в базах, германских крейсеров и линкоров… Народ был, весь как един — вдоволь повоевавший на субмаринах или рейдерах — наскоро переделанных во вспомогательные крейсера цивильных судов.

Два этих незаурядных человека, вскоре сдружились и всю немецкую часть команды сплотили вокруг себя на идее наводить точно таким же образом подводные лодки на морские конвои. Ведь, у всех без исключения «нырялок», какой основной недостаток? Слабый обзор! Авиация с авианосца должна исправить эту ситуацию.

Северная флотилия не только ловила браконьеров — но и, проводила учения. В частности, с Балтики перегнали пару непроданных, или не порезанных на металл учебных подводных лодок и, отрабатывали задачи их поиска с воздуха и учебного бомбометания по ним… И, Денниц с Удетом поняли: самый опасный враг для подводников будущих войн, это опять же — авиация! Особенно, в момент подзарядки аккумуляторов — когда субмарина абсолютно беспомощна. И они же нашли решение этой проблемы: «волчьи стаи» должны действовать под прикрытием «воздушного зонтика» — истребителей со своего авианосца.

Рисунок 289. Нам нужны в учителя только самые лучшие! Это Эрнст Удет – второй по результативности лётчик-истребитель Первой мировой войны.  Возможно – на палубе российского авианосца «Возрождение».

Рисунок 289. Нам нужны в учителя только самые лучшие! Это Эрнст Удет – второй по результативности лётчик-истребитель Первой мировой войны.  Возможно – на палубе российского авианосца «Возрождение».

Конечно же, глядя на утлые «этажерки» из реек, фанеры и перкаля — могущие нести  максимум по две «полутора-пудовые» бомбы, никому и в голову не могло прийти, что они могут представлять хоть какую-то угрозу — даже для безоружного торгового судна, не говоря уже про боевой корабль – пусть и, самый маленький. Поэтому от преследования эскортных кораблей противника, как подводные лодки — так и сам авианосец, должны защищать специальные надводные корабли, имеющие достаточную скорость чтоб уйти от крейсера и при этом достаточно мощное вооружение – чтоб потопить любой эсминец, корвет или фрегат, погнавшийся за субмариной или подошедший на опасно близкое расстояние к авианесущему кораблю. Заодно, те должны иметь достаточной автономностью, чтоб действовать в одиночку и, по наводке с воздуха уничтожать отдельно идущие транспорты, добивать подбитые субмаринами и отставшие от конвоя суда. Долго не мудрствуя, такие корабли назвали «рейдерами».

По измышлениям Денница и Удета, будущий германский «флот открытого моря» — призванный выиграть войну у «Владычицы» путём удушения её блокадой, должен состоять из отдельных авианосных групп. Таких «групп», должно быть как минимум четыре: три «на дежурстве» в Атлантике, четвёртая — отдыхает, ремонтируется и пополняется в родных гаванях.

В каждой авианосной группе — по три авианосца, несущих от 25 до 50 самолётов каждый. На каждый авианосец должно приходиться по десять-пятнадцать рейдеров и вдвое больше подводных лодок.

«Авианосец», по их разумению, должен представлять из себя «плавающий аэродром» — больше от него ничего не требуется! Деревянная палуба – как у русских и, большая пожарная команда – чтоб тушить, если эта «плавучая зажигалка» — не дай Бог, полыхнёт.

Дальше, появился «аппетит»: дальность должна быть побольше, да скорость повыше. Авианосец, должен служить «маткой» для подводных лодок, собственных эскортных кораблей авианосной группы и крейсеров-рейдеров – заправляя их, пополняя боекомплект и, производя мелкий и текущей ремонт на плаву.

 

Короче, по истечению контракта в 1933 году, Карл Денниц и Эрнст Удет, вместе с группой примкнувших к ним моряков и лётчиков, уехали в Фатерлянд полные безумных, но гениальных идей…

Ну, дальше всё понятно, да?

Конечно, Герман Геринг не мог отказать во встрече с Фюрером лётчику – герою Великой войны, по сбитым самолётам противника, находящегося на втором месте – непосредственно за покойным «Красным бароном», Манфредом фон Рихтгофеном. Хотя, потом они сильно меж собой враждовали: Толстяк считал, что «всё летающее – его» и, при любой малейшей возможности вставлял крылатым Кригсмарине палки в колёса и, интриговал просто не по-детски.

А вот заместитель Рейхсмаршала, генеральный инспектор Люфтваффе Эрхард Мильх – втайне метящий в кресло своего шефа, так же – втайне, был на стороне морской авиации и исподволь помогал её становлению.

Гитлера, конечно — можно считать идиотом, можно называть «бесноватым» — но нюх на рисковые решения, ведущие к успеху — у него тоже был! Иначе, он бы так и, сдох художником-неудачником — среди таких же лузеров-белоленточников, где-нибудь на митинге оппозиции посреди Болотной. Ознакомившись с проектом Денница и Удета, Адольф – уже успевший стать «Фюрером всей германской нации», прямо таки в него зубами вцепился!

 

Скоро слово сказывается — да не так шустро дело делается!

Пришлось выдержать множество подковёрных и околоковёрных схваток, но к 1939 году у Третьего Рейха было два флота: так называемый «Прибрежный флот» гросс-адмирала Редера и «Флот открытого моря» гросс-адмирала Денница.

К первому, было приковано внимание всего мира и прессы: общее мнение — немцы чудят!

После серии линейных мониторов (планировали четыре, но в строй вступило всего три вымпела «Лютцев», «Шпеер» и «Шеер») водоизмещением 10000 тонн и главным  калибром 28 сантиметров — небыстроходные, но с мощной броневой защитой, обладающие очень большой живучестью и пригодные для оборонительных операций в Северном море и наступательных по всей Балтике. Плюс, кое-что «по-мелочёвке» — вроде минзагов, эсминцев, фрегатов с корветами, тральщиков да торпедных катеров… Плюс всякое старье времён Кайзера и, «в верхах» решили, что этого вполне достаточно — чтоб загнать под плинтус российский Балтфлот. Даже, если он и будет когда-нибудь восстановлен. После Русско-японской и особенно – после Первой мировой войны, общественное мнение на этой планете о русских — как моряках, было очень низким… Ниже чем об медведях – освоивших велосипед!

 

Моряки, всю Великую войну провоевавшие на «U-Boot»-ах и рейдерах и, чудом оставшиеся в живых, понимали — что такое элемент неожиданности!

Поэтому, все кораблестроительные ГБ Германии работали круглосуточно — выдавая «на гора» один проект монстрообразнее другого: строились модели, испытывались в бассейнах и демонстрировали широкой публике… Германский народ, смотрел в кинотеатрах на эти грандиозные ништяки и, возгордясь собой, Великой Германией и  гениальнейшим Фюрером, срывал голос в неистовых «ЗИГ ХАЙЛЬ!!!»

В пику им, британская широкая общественность волновалась и психовала, британские адмиралы целыми шеренгами вымирали от сердечно-сосудистых, а политики спивались – по примеру самого Уинстона Черчилля… Однако когда в 1936 году, были наконец заложены линкоры «Бисмарк» и «Тирпиц», в британском Адмиралтействе вздохнули с облегчением — а общественность возликовала и рассосалась по пабам расслабляться: эти «плавающие утюги с кувалдами» — как их прозвали журналисты, угрозы для их «Гранд Флит» не представляют и, предназначены лишь для защиты входа из Северного моря в Балтийское, через Датские проливы.

Сверхмощная броня и такое же вооружение в четырёх башнях, расположенных линейно – по примеру русских «Севастополей». За это, было в полной мере заплачено скоростью и особенно дальностью действия. Британские шпионы не верили своим глазам, поминутно их протирая – но, факт оставался фактом: новейшие германские линкоры были способны лишь на самое короткое время высунуть нос из Кильского канала и снова его туда засунуть.

Тяжёлые крейсера «Гнейзенау» и «Шарнхорст» — призванные отгонять от «старших братьев» своих британских «одноклассников» и, заложенные на стапелях Киля чуть ранее, обладали примерно такими же особенностями.

 

Про «Флот открытого моря» гросс-адмирала Денница, очень долго никто ничего не знал…

Группа Денница-Удета, вернувшись из России начала с малого: точно так же, как и русские, они немедленно запилили с подходящего судна самопальный авианосец «Parteigenosse» и эксперименты, перемеживающиеся с учёбой и подготовкой кадров для авианосного флота, продолжились. Экспериментировали уже с настоящими подводными лодками и против — хоть и устаревшего, но также — «настоящего» линкора «Шлезвиг-Гольштейн», с целой эскадрой.

Последовавшие одно за другим военно-морские учения, в которых противоборствующими сторонами командовали сами соперничающие адмиралы – Денниц и Редер (которые буквально анус на мелкие клочки себе и окружающим рвали — чтоб доказать правильность именно их «учения»), показали: старый – линкоровский тип флотов, полностью беспомощен против нового – авианесущего флота, даже в случае поддержки первого авиацией с наземных аэродромов. Результаты каждого такого учения, немедленно докладывались самому Гитлеру – который, каждый раз убеждался в правильности своего выбора и давал добро на дальнейшее развитие программы.

Затем, последовал уже настоящий – специально построенный авианосец «Wilhelm Gustloff»… Затем – ещё один. Происходил выбор наилучшей модели. Немецкие конструкторы и инженеры, не чурались нетрадиционных схем и невыполнимо-трудных — для других национальностей технических решений и, одним из вариантов был авианосец-катамаран «Horst Ludwig Wessel» — построенный по типу спасательного судна-катамарана «Вулкан»: самолёты на верхней палубе, между корпусами по очереди подвешивались подлодки для дозаправки топливом и пополнения боеприпасами и небольшого текущего ремонта…

Рисунок 290. Судно-катамаран "Vulkan" - спасательный корабль подводных лодок. Палуба сверху и ангар снизу – и, чем вам не авианосец?!

Рисунок 290. Судно-катамаран «Vulkan» — спасательный корабль подводных лодок. Палуба сверху и ангар снизу – и, чем вам не авианосец?!

Однако, в конечно итоге победил другой проект — авианосец-док «Führer», способный в своём сухом трюме «обслуживать» сразу по две субмарины «среднего класса» — экипажи которых могли пару дней отдохнуть и расслабиться – хоть пусть и, не на суше, но зато на свежем воздух. На авианосце был ресторан и даже военно-морской бордель, обслуживающий подводников в первую очередь. Ну и, вытрезвитель и венерический диспансер – это, само собой!

Таким образом, автономность всего авианосного соединения удалось увеличить до сорока пяти дней, а при использование судов-снабженцев – до трёх месяцев.

 

Однако, была одна проблема…

Флот, в особенности флот военный – «игрушка» дорогая! Во всех смыслах дорогая –в строительстве, в обслуживании и в содержании. Во время войны, ясный перец, никто денег не считает, а в мирное время? Во время очередного «мозгового штурма», было решено в мирное время иметь только «учебный флот» для подготовки личного состава: набирался экипаж, готовился некоторое время и потом «списывался» на берег в резерв. С началом войны, начинается массовый выпуск кораблей оснащение их уже готовыми кадрами. Полгода на переподготовку, слаженность экипажа и слётанность команды и, вперёд!

НО!!!

Корабль, дело не только затратное по деньгам — но и, очень медленное по времени! Строить его очень долго – а во время войны, «время» – самый дорогой ресурс… Не только во время войны, кстати. Пока будет строиться большой авианесущий флот, война может и кончиться!

Рисунок 291. Это - австралийский корабль-док «Canberra». Важен не внешний вид, а сам принцип: немного воображения и, работы напильником и перед вами – авианосец-док «Führer»»!

Рисунок 291. Это — австралийский корабль-док «Canberra». Важен не внешний вид, а сам принцип: немного воображения и, работы напильником и перед вами – авианосец-док «Führer»»!

Наспорившись до хрипоты — хоть «Владимирский централ» пой, Денниц и Удет переругались меж собой и, повесив головы, замолчали в тоскливом унынии…

НЕ СРОСТАЛОСЬ!!!

 

На счастье «мозговой штурм» проходил в одной знаменитой мюнхенской пивнушке — где происходил традиционный массовый нацистский сабантуйчик, по поводу очередной годовщины так называемого «Пивного путча»… Перебравшие баварского «воздушно-морские волки» так громко спорили, что к ним невольно стали прислушиваться. Главные бонзы Третьего Рейха уже слиняли — догоняться чем покрепче и, остались лишь «фюреры» помельче – следить за порядком, да подслушивать кто-то о чём по-пьяни балакает.

Прислушавшись к теме, к морякам-спорщикам подсел сам главный архитектор Гитлера — Альберт Шпеер. Человек, мягко сказано – незаурядных организационных способностей.

— Шпаги в ножны, Parteigenossen! – сказал он им, — кажется я знаю, как решить вашу проблему.

Через некоторое время, Шпеер – ставший  самым горячим поклонником авианосного флота, познакомил Денница и Удета с одним инженером из компании Генри Форда. Тот, по происхождению – этнический немец, был направлен от компании поднимать германский автопром — как владеющий арийским шпрехом, по пришествию к власти Гитлера проникся нацистской идеологией и натурализовался на исторической Родине.

Разобравшись в проблеме, Инженер предложил строить корабли – от подводных лодок до авианосцев включительно, на конвейере! Причём, отдельные их секции могут изготавливаться даже на непрофильных предприятиях внутри страны — а на стапелях лишь состыковываться с помощью сварки. По его расчётам выходило, что вполне реально каждый месяц выпускать по одному несколько изменённому авианосцу типа «Führer», десять крейсеров-рейдеров типа «Seeteufel» и тридцать подводных лодок типа «VII».

Конечно, такая идея выглядела ещё безумней, чем та – что осенила наших героев в далёком Баренцевом море, после распития технического спирта! В такие чудеса они не поверили и, сперва послали фордовца куда подальше! Так как, из России они привезли не только новые идеи и навыки очищать денатурат в тридцатиградусный мороз с помощью железного лома — но и, достаточно приличное владение языком и, особенно – некоторыми его, наиболее часто применяемыми диалектами.

Однако, «идея уже овладела массами и стала материальной силой»! Неожиданно на сторону конвейерной сборки кораблей встал сам Гитлер. Шпеер успел его так обработать — что тот забросил одолевавшую его «в реале» маниакальную страсть к монументальной архитектуре и, пустился во все тяжкие в «монументальное» кораблестроение. Он то и, «протолкнул» проект своим неисчерпаемым на тот момент авторитетом!

Отрицательным моментом было то, что по приказу Фюрера пришлось отвлекать силы и ресурсы на проектирование и, даже постройку всевозможных грандиознейших химер. В частности, в «новой реальности» тоже были заложены два авианосца типа «Граф Цепеллин» — по проекту (точнее по рисунку) Гитлера: некая помесь шерстистого жирафа раннего ледникового периода и современного эфиопского кабана-бородавочника – полу-линкор, полу-авианосец, полу-хрен поймёшь что и, полнейшее гув…но при этом! Они не были достроены и, уже через полтора года после начала войны, потихоньку стали «каннибалиться» на более актуальные ништяки….

Опять же повторюсь: все работы велись в обстановке строжайшей секретности. Авианосцы, рейдеры и подводные лодки разрабатывались только членами нацисткой партии, только под присмотром бдительного «SD», в особых «Sharashka» — словечко перекочевало из русского языка, где в «этой» реальности означало закрытый посёлок городского типа – вроде поздне- советского «почтового ящика».

Соответственно, чтобы обеспечить такую армаду кораблей топливом, было решено активнее создавать запасы мазута и дизтоплива в мирное время и, пораньше начать развивать производство всевозможных видов жидкого топлива из угля…

 

К 1 сентября 1939 года на плаву, в составе «Флота открытого моря» Германии, уже было три авианосца-дока: головной «Führer» и два его сестёр-шипа – «NSDAP» и «Deutsche Volk»… Ну и, рейдеры и подводные лодки к ним в комплекте. Не хватало только главного составляющего – самолётов современного типа в достатке и подготовленных пилотов к ним. Всё это несколько запаздывало.

 

Теперь, надо сказать про саму авиацию…

Само-собой разумеется, сперва с деревянных палуб кустарно изготовленных авианосцев взлетало и садилось всё — что только можно было достать, выпросить или попросту украсить,  преодолевая явный саботаж Геринга. Чаще всего, «доставать» всеми правдами и неправдами удавалось истребитель Рейнхольда Плаца «Fokker D.XI». Не айс, надо признаться, но для смелых экспериментов и подготовки костяка морской авиации это вполне годилось.

Однако затем, по мере роста ТТХ мировой крылатой техники и аппетитов руководителей зарождающегося германского авианосного флота, потребовался специальный палубный самолёт – с посадочным гаком и складывающими крыльями – как минимум.

Опять же и, самому тупому морскому ежу понятно, что на самые «ходовые» самолёты из состава Люфтваффе – на Ме-109 или «Ю-87», морякам «Люфтмарине»рассчитывать было нечего… И, даже не по причине того, что у «Худого» было слишком узкое шасси – не подходящее для палубы авианосца, а у «Штукас» наоборот – не убирающееся, что сильно не нравилось Удету.

Из-за Германа Геринга! Чьё яростное сопротивление «крылатым морякам», даже сам Фюрер преодолеть был не в силах.

Рисунок 292. Самолёт Focke-Wulf FW-190 «Würger». Думаю, в варианте палубного он бы не сильно внешне отличался от реального.

Рисунок 292. Самолёт Focke-Wulf FW-190 «Würger». Думаю, в варианте палубного он бы не сильно внешне отличался от реального.

«Ну, что ж… Значит, надо заиметь свою-собственную авиапромышленность и своих собственных авиаконструкторов», – пришли к выводу Денниц и Удет.

«Флоту открытого моря» требовался дальний морской разведчик – чтоб не гонять попусту авианосные группы с бортовой авиацией сравнительного небольшого радиуса действия. Так что, сотрудничество «Люфтмарине» и Курта Танка, началась — как и «в реале», с четырёхмоторного Фокке-Вульф Fw 200 «Кондор», перезапиленного с дальнего пассажирско-транспортного авиалайнера.

В 1938 году, на боевое дежурство заступила первая разведывательная эскадрилья оснащённая этими самолётами, следя за обстановкой в районе Северного моря. Это было первое подразделение авиации, не подотчётное Рейхсмаршалу! Реакция последовала незамедлительно: мстительный Геринг немедленно разорвал контракт с Куртом Танком на ближний разведчик – известный «в реале» как «FW-189»… Прозванного советскими солдатами «Рамой», если кто не помнит.

Как выкрутились сухопутные войска Германии без этого, без преувеличения — лучшего разведчика и корректировщика Второй мировой войны? Как-то выкрутились — у Советского Союза, вообще специального разведчика не было – обходились же?! И, довольно успешно, надо сказать.

Курт Танк дураком не был ни разу и, тут же смекнул: при таком раскладе, мериться писюками с Вилли Мессершмидтом ему по любому не светит! И, свой самолёт «FW-190» — с самого начала проектирования, мутил как чисто палубный – в четырёх модификациях: разведчик, истребитель, пикирующий бомбардировщик и торпедоносец. С начала 1939 года, «FW-190» пошёл в серию…

Рисунок 293. Бипланы «Альбакор» на палубе британского авианосца «Формидэбл».

Рисунок 293. Бипланы «Альбакор» на палубе британского авианосца «Формидэбл».

Возможно, как истребитель «Фока» несколько уступал по некоторым показателям  японскому «Зеро» или американскому «Корсару», безусловно превосходя их по мощи огня — за что и, был прозван «Мясорубкой». Однако сравните его со «Суордфишами» или «Альбакорами» британских авианосцев… Да, хоть с монопланами «Фулмар»! Когда же английские адмиралы спохватились и стали срочно переделывать в палубные истребители сухопутные «Харрикейны» и «Спитфайеры», «пить боржоми» стало уже поздно – авианосцы отвалились… Утонули.

 

Вторая мировая война, для Германского «Прибрежного флота» гросс-адмирала Редера, началась вполне себе «традиционно»: броненосец пред-дредноутного типа «Шлезвиг-Гольштейн», тряхнул стариною и, вволю оторвался, постреляв по полякам на Вестерплатте… Молодые, но агрессивные и настырные его «внучата» — авианосцы-предтечи «Флота открытого моря»: «Parteigenosse», «Wilhelm Gustloff» и «Horst Ludwig Wessel», добавили огоньку бомбами своих «Фоккеров» — после чего гарнизон крепости задрав лапки в гору, капитулировал по всем правилам международного этикета. Свершив сие, гросс-адмирал Редер впал «в спячку» до самого сорок первого года…

Это было первое боевое крещение «Люфтмарине»!

Так поражающее всех противников чёткое взаимодействие авианосной и береговой авиации, подводных лодок и надводных кораблей было обкатано — как в учебном поединке боксёров, на заведомо слабом противнике. Польский военно-морской флот потерял один эсминец, один минзаг, несколько канонерских лодок и тральщиков. Все имеющиеся в наличие шесть польских подводных лодок, хотели было «по-английски» слинять в нейтральные или союзные порты – но все до единой, были обнаружены с воздуха и потоплены как слепые котята.

 

В Северном море, где действовал «Флот открытого моря» гросс-адмирала Денницы тоже были некоторые свои – отличные от «реала» нюансы!

Гитлер, пока надеялся договориться с Западными демократиями — поэтому действовал очень осторожно, сдерживая своих «псов войны». Да и, авианосный флот не был ещё развёрнут в должной мере — корабельный конвейер был только-только запущен.

Поэтому, как и «в реале», германские подводные лодки и авиация действовали в точном соответствии с нормами международного «призового права», то есть: атаковали без предупреждения только вооруженные или сопровождаемые военными кораблями торговые суда. Остальные же требовалось останавливать и досматривать на наличие запрещенных товаров и, топить или захватывать — лишь только после их обнаружения.

И, хотя правила морской войны, придуманные джентльменами с Темзы, с первых же месяцев, стали менять сами англичане – вооружив более тысячи своих торговых судов орудиями, приказав капитанам «купцов» радировать об каждой замеченной подводной лодке и таранить их при первой же возможности… Гитлер стоически терпел — не поддаваясь на провокации и, всем немецким морякам того же велел. Не в первый раз уже, «Владычица морская» —  обеспечивая свои жизненные интересы, не обращала внимания на международное право – придуманное ею же и, признанное во всём мире!

 

Меж тем, отличия от «реальной истории», начались чуть ли не с первых часов войны!

В этот раз на флоте так не экономили и, магнитные взрыватели немецких торпед были более совершенными[3]… Поэтому, английский авианосец «Арк Ройал» (тот самый, чей перкалевый «Суордфиш» засандалил самому реальному «Бисмарку»!), поцарапанной краской днища в этот раз не отделался а, был вполне благополучно утоплен — хотя за успех пришлось заплатить потерянной подводной лодкой. Спустя несколько дней эта же судьба постигла авианосец «Карейджес», 17 сентября — как и, «в реале», пущенный на дно другой немецкой субмариной. Впрочем, пока это мало влияющие на общее развитие событий явления… Одним авианосцем у «Владычицы морей» больше – одним меньше, какая разница?!

Этот период времени характеризовался тем, что английские крейсера, эсминцы и минные заградители напрягали все свои силы, чтоб создать мощную, гигантскую систему минных заграждений перед восточным побережьем Британии – с целью защиты своего торгового судоходства… А немецкая авиация, в основном корабельная — тренируясь, вдоволь над ними поизгалась с целью повышения квалификации молодых пилотов. Небольшие суда, в основном уже устаревшие ветераны Великой войны — посланные на выполнение этой миссии, не обладали сильной зенитной артиллерией и были лёгкой добычей даже для «Фоккеров» — не говоря уже про рейдеры и «U-боты», наводимые ими.

Ответный налёт английских бомбардировщиков «Бленхейм» на корабли «Люфтмарине» в Немецком Заливе закончился катастрофой: было сбито в общей сложности более пятидесяти машин!

Немцы тоже несли потери – несколько подводных лодок, пара эсминцев и рейдеров, начавших потихоньку осваивать Северную Атлантику вплоть до Исландии. В январе 1940 года, заблудившись в густом тумане и забрёдший на собственное минное поле, погиб со всем экипажем первенец «Люфтмарине» — учебный авианосец «Parteigenosse»… Чуть позже был торпедирован английской подводной лодкой, но смог добраться до базы «Horst Ludwig Wessel». Этот корабль-катамаран, решено было не восстанавливать как авианосец — а переделать в судно-спасатель для подъёма затонувших кораблей.

 

Наступивший 1940-ой год, нисколько не обеспокоил руководство Британии!

Да, подготовка немецких лётчиков и подводников оказалась выше ожидаемого — а собственные потери более болезненными, чем предполагалось… Однако, немецкий «Флот открытого моря» сравнительно малочислен и не может представлять серьёзной угрозы ни для Гранд Флит, ни для самой Метрополии.

Английские верфи продолжали строительство линкоров и крейсеров – в ожидании ввода в строй германских «Бисмарка» и «Тирпица» (чисто на всякий случай), увеличивалось производство подводных лодок… Но, из шести уже заложенных авианосцев достраивать решили лишь четыре, а «центр тяжести» был перенесен на корабли охранения и прикрытия: заказы на эти корабли разместили, заняв все свободные производственные мощности на верфях как самой Британии — так и её доминионов, в особенности Канады. Кроме этого, вновь созданное «Министерство судостроения» рьяно взялось за интенсивное строительство торговых судов и укомплектование их командами.

Ведь ядро Британской Империи – Соединённое Королевство, зависело от подвоза морем как никто другой! Единственное, в чём не испытывалось нужды на Островах – так, это уголь… Да и, то – для его добычи нужен крепёжный лес в большом количестве!

Значительная часть продовольствия и вся нефть – как и, многое-многое другое, доставлялось морским путём. Жизнь и смерть Великобритании, целиком и полностью зависели от импорта, достигшего перед войной почти 70-ти миллионов тонн!

В «реальной истории», благодаря предпринимаемым мерам уровень необходимого ввоза никогда не падал ниже в 4/5 от довоенного.

 

Морская держава и думает по-своему, по-особенному!

Западные демократии всегда стремились прикончить досаждающего противника не в открытом бою — а экономическим давлением, блокадой, «санкциями»…

Доставка в Германию товаров морем была прекращена – да, она в них и не нуждалась, имея «за спиной» такой источник сырья – как Россия. Но, всего русские дать не могли – самим не хватало… В частности – железной руды.

Более половины потребной железной руды высокого качества, поставлялась в Германию из Швеции через норвежский порт Нарвик – без неё, она бы долго не провоевала! Это очень хорошо понимал Уинстон Черчилль, поэтому столкновение сторон за Норвегию было лишь вопросом времени… К тому же, ещё одно соображение: захватив эту страну, Британия запирала морские силы противника на Балтике не позволяя им вредить на собственных морских коммуникациях.

 

Итак: кто быстрей и нас…рать на суверенитет страны!

5 апреля 1940 года, под предлогом оказания помощи Финляндии – жертве коварного российского нападения, шесть англо-британских дивизий высадились близ Нарвика. Чуть раньше или позже, туда же или немного южнее были высажены немецкие морские и воздушные десантники и, горные егеря из дивизии «Эдельвейс»…

Дальше, всем хорошо знакомая история – нас же больше интересуют события на море.

«Бисмарк» и «Тирпиц» к этой битве не подоспели – в морской составляющей операции «Везерюбунг» участвовали новейшие линейные мониторы «Лютцев», «Шеер» и «Шпеер» «Прибрежного флота» гросс-адмирала Редера, а также старички типа приснопамятного «Шлезвиг-Гольштейна». От «Флота открытого моря» гросс-адмирала Денница впервые участвовали три новейших авианосца типа «Führer», которыми раньше не «светили» — из-за недостаточного количества готовых и укомплектованных опытными лётчиками «FW-190».

Теперь же, всё было готово!

Совсем другой результат, чем «в реале»: временно потеряв тяжело поврежденным «Шеер», безвозвратно — несколько «старичков», пару новейших рейдеров с эсминцами и подводными лодками — до кучи, немцы утопили два британских авианосца — из трёх участвующих в операции («Глориес» и «Фьюриес»), легко повредили два линкора из четырёх, утопили три и нанесли повреждения семи крейсерам из двадцати одного, отправили на корм селёдкам девять эсминцев из одиннадцати, пятнадцать подводных лодок из восемнадцати… Кроме этого, свою порцию люлей огребли французы и примкнувшие к ним на трёх лоханках поляки.

Трафальгар, да и только!

Денниц с Удетом берегли каждый корабль, каждого моряка или лётчика! Поэтому, преследовать бегущий изо всех ног «Гранд Флит» никто не стал и, даже устраивать полную блокаду англо-французов в Нарвике. Летом, шведская железная руда вполне благополучно поставлялась через Балтийское море.

«Люфтмарине» вернулась на свои базы для отдыха, пополнения и «разбора» полётов. Потом началась и внезапно прекратилась операция «Гельб», произошли странные события с «сверхдальним перелётом» Гесса, Геринга и Риббентропа в Париж… Война на море — под стать войне на суше, как бы уснула.

Лишь «кораблесборные» верфи Третьего Рейха, всё клепали и клепали авианосцы, рейдеры и подводные лодки… А учебные центры по всему Балтийскому побережью, всё выпускали и выпускали из родного логова или гнезда, «волчат» Карла Денница и «птенцов» Эрнста Удета…

 

Как только Гесс, Геринг и Риббентроп поменяли в Париже место жительства, в Атлантику хлынули авианосные группы «Люфтмарине»… Как и, предполагалось по давно задуманному плану (ещё под Мурманском, под спиртяшку!), их было четыре. Одна сперва блокировала англо-французский экспедиционный корпус в Нарвике — заставив его бросить оружие и перейти в Швецию для интернирования, затем приступила к планомерной осаде главной британской военно-морской базы в Скапа-Флоу. Ясный перец, блокада её не было полной: под охраной чего-нибудь — шибко бронированного, базу вполне можно было снабжать… Если конечно не подорвёшься на минах — в изобилии устанавливаемых на всех входах-выходах немецкими субмаринами… А, так – ни-ни! Любая посудина, замыслившая проникнуть в Скапа-Флоу без серьёзной охраны, топилась ещё на фазе умысла.

Четырёхмоторные «Кондоры» не только разведывали базу, но и бросали порой довольно крупные бомбы — целя не в трудно уязвимые с большой высоты корабли, а в инфраструктуру базы: склады, доки, ремонтные предприятия… Казармы! Иногда, даже, бомбы попадали в цель и, над Скапа-Флоу встал «ядерный гриб» взрыва снарядов главного калибра линкоров или столб дыма от горящего мазута из нефтехранилищ. Ну, или раздавался по широким атлантическим просторам дружный вой раненных британских матросов и солдат.

День за днём, месяц за месяцем…

Для защиты главной морской базы, Королевский Военно-Воздушный Флот стягивал истребители из Метрополии. Однако, те легко сами «истреблялись» – смахиваемые с неба «Фоке-Вульфами» авианосцев. Воспользовавшись благоприятной ситуацией, сухопутные бомбардировщики «Люфтваффе» стали совершать весьма дерзкие налёты на пока ещё прибрежные английские города – на большее, им дальность действия с датских аэродромов не позволяла.

Все попытки «Гранд Флита» выйти из базы и, навязав «генеральное сражение», хорошенько навалять офуевшим тевтонам, заканчивались ничем — не считая уязвлённого британского самолюбия, конечно. Бой линкорного флота с авианосным, напоминал драку слепо-глухонемого борца сумо с тщедушным на вид — но жилистым и шустрым и, главное – зрячим и хорошо слышащим очкариком-шахматистом: то конём по голове ударит, то ферзя засунет в зад! И, не поймать его никак — ибо не знаешь, где в данный момент он находится…

 

Главные же события происходили в Восточной Атлантике — куда устремились ещё две авианосные группы «Люфтмарине». 17 сентября 1940 года, Соединённое Королевство было объявлено Гитлером осаждённой крепостью, а всё водное пространство вокруг него – вплоть до 20 градусов западной широты, районом боевых действий. Любое судно, любого государства в этом районе, будет топиться без предупреждения!

Для более-менее нормального функционирования, в британские порты каждый день должно прибывать не менее двадцати судов среднего тоннажа…

Конечно, Британская Империя не рухнула тут же на колени – Черчиллем было объявлено: «Мы никогда не сдадимся!». Снабжение шло из Франции и через Францию – Италия, из-за прекращения операции «Гельб» в мировую бойню ещё не встряла — находясь как-бы на перепутье. «Большая канава с морской водой» — Ла-Манш, очень хорошо охранялся англо-французским флотом и был с двух сторон густо заминирован.

Немцы и, не думали в него лезть — опасаясь больших потерь… Однако, экономические затруднения Британии – сорвавшие все планы по военному строительству, были весьма велики, а резкое падение жизненного уровня простых англичан – на лицо! На газетных полосах газет царила паника, передавшаяся снизу до вверху: даже, начали копать-строить тоннель под проливом — на случай полной блокады Островов немецким флотом.

 

К весне 1941 года, положение союзников ещё более ухудшилось: в строй ступали ещё три авианосные группы «Люфтмарине» и, в блокаду была взята уже вся Европа!

Муссолинская Италия, уступая требованиям Гитлера, объявила войну Англии и Франции и, блокировала французский флот в Алжире — конечно же, тут же огребя по полной программе от лягушатников. Однако, в Средиземное море уже входил германский «Флот открытого моря» в составе двух авианосных групп…

«Люфтмарине», захватив «Скалу» — крепость на Гибралтаре преграждающую вход, внезапной атакой с воздуха, моря и суши, огненным вихрем промчалась по «колыбели цивилизации»: Мальта, Тунис, Александрия – всё пало перед их яростным натиском!

 

Конечно же, в такой сложной ситуации, на ум приходит очевидное решение для сэра Уинстона Черчилля: собрать в один кулак всё что плавает и, попробовать «запечатать» Датские проливы и Кильский канал – заперев «Флот открытого моря» на Балтике. Зимой 1940-41 годов, было предпринято две такие попытки, закончившиеся полнейшим фиаско и тяжёлыми потерями среди линкоров и тяжёлых крейсеров. Тогда то, весь мир и узнал — для чего изначально были предназначены линкоры «Бисмарк» и «Тирпиц»! Чтоб, обеспечить выход в Атлантику «Флоту открытого моря» — и, не для чего иного.

Правда, при второй попытке – когда «Град Флит», буквально на пролом буром попёр – как пьяный русский мужик в кабак играть в «догонялки», «Тирпиц» был уничтожен снарядом с «Худа» — нашедшим слабое место в его непробиваемом панцире и добравшимся до носовых снарядных погребов. Однако, с «Бисмарком» такой номер не прошёл и, хотя наглотавшись вдоволь забортной воды и осевши в неё же по самые башни, он разнёс на атомы и, сам «Худ» и ещё парочку британских «тяжеловесов» — а оставшихся на плаву, загнал обратно в их «нору» — откуда они до самого окончания войны не рисковали больше высунуться.

Конечно, в дальнейшем, британцам изрядно помогало преимущество в более совершенных радарах и раскрытие секретов немецкой шифровальной машинки «Энигма»… Но, не намного! Немцы тоже в подобных делах, отнюдь, не полными лабухами были и, буквально на пятки «Томми» наступали.

Больше помогал Британии недостаток у её противников жидкого топлива, отчего часть авианосцев, действующих вблизи родных берегов перевели на уголь. «Конвейер» тоже — по весне сорок первого года, пришлось приостановить: у Рейха банально кончались ресурсы! Количество действующих авианосных групп было доведено до девяти – по три авианосца в каждой, плюс одна учебная и, после этого, лишь пополняли их после неизбежных на войне потерь…

 

Предвижу вопрос: а как же российский Северный военно-морской флот? Как развивалась и чем закончилась история с первым авианосцем «Возрождение»?

К 1941 году, командующим Северным флотом стал адмирал Кузнецов Николай Герасимович, а его флагманом – ударный авианосец «Преображение», спущенный на воду в 1938 году на Балтийском заводе в Петрограде. Это был корабль вполне соответствующий своему назначению и духу времени – в чём-то лучше, в чём-то хуже своих иностранных аналогов.

Со следующего года, Северный флот стал пополняться линейными ледоколами типа «Михаил Фрунзе» — по сути, тяжёлыми крейсерами с 203-ти миллиметровой артиллерией главного калибра, могущими действовать в сложной ледовой обстановке. Всего их было изготовлено на Северодвинской верфи, с 1939 по 1942 год, четыре.

Почему такое название? Какие-то нюансы, связанными с «Вашингтонскими соглашениями»: заложили на стапели как ледокол — спустили как тяжёлый крейсер. Уже шла война и, вопросов ни у кого не возникло.

А название прижилось!

К началу войны, Северодвинская верфь вышла на проектную мощность и, вскоре к четырём, так называемым «большим» эсминцам или «лидерам» (по сути – лёгким крейсерам. Авт.), петроградской или заграничной постройки, присоединилось столько же своей собственной – типа «Сполох».

«На месте» же, было изготовлено и большинство более мелких судов…

Основную службу в лихое военное время несли, так называемые «эскортные корабли» — в которые перезапиливали любую посудину с подходящими ТТХ. Чаще всего им был ремейк («ремейк» получился наоборот — копия перед оригиналом!) знаменитого советского среднего рыболовного траулера «СРТ» — посудины воистину уникальной!

Из судов покрупнее, особенно из танкеров и сухогрузов с кормовым расположением машинного отделения и «острова» — надстройки, делали «эскортные авианосцы». Спереди устанавливались одна-две катапульты для запуска специальной разработки одноразовых самолётов «Подёнка», в трюм бывало их помещалось по сотне, упакованных в ящики! Выполнив задание, лётчик катапультировался рядом со специальным кораблём-спасателем — а специальный тёплый гидрокостюм, автоматически надуваемая резиновая лодка и трёхдневный запас еды и пресной воды, повышал его шансы выжить в случае какой-нибудь нештатной ситуации.

Забегая очень далеко вперёд…

Сошедший с северодвинской стапели в 1944 году «Корпорация» и, последовавшие за ним сестёр-шипы «Эволюция» и «Революция», были авианосцами достаточно своеобразными! На них базировались в основном истребители и, самолёты разведки и РЭБ. Роль ударных самолётов, должны были выполнять крылатые ракеты большой дальности, запускаемых с других кораблей (в том числе и, с переоборудованных коммерческих), наводящиеся на цель самолётами-наводчиками с авианосца.

Российский флот стал океанским!…»

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение).

[1] Посёлок принадлежал финской компании Петсамоникель — PNOY (Petsamon-Nikkeli OY), которая на самом деле являлась дочкой британской компании Монд Никель, которая, в свою очередь, являлась дочкой американо-канадской компании ИНКО. Такая схема была вызвана тем, что финский закон разрешал проводить горнорудные операции на своей территории только компаниям, зарегистрированным в Финляндии. Договор о передачи земли в концессию компании Петсамоникель был подписан в июне 1934 года.

 

[2] До середины 20 века лидерами китобойной индустрии были Норвегия и Великобритания, за которыми шли Голландия и США, также принимавшие активное участие в промысле. В сезон 1910-1911 гг. в атлантическом секторе Антарктики 14 плавучих завода и 6 береговых станций с 48 китобойными судами добыли более 10 тысяч китов, из них 8 тысяч — горбатые киты. Начали применяться танкеры для вывоза китового жира с плавбаз на материк.

В 1912 году только Норвегия имела в Антарктике 37 плавучих заводов и 27 береговых баз и получала 500 тыс. баррелей жира, который широко использовался в производстве нитроглицерина для военных нужд.

В 1924 году был изобретен слип для вытаскивания убитых китов на палубу плавучих баз. Китобойные флотилии теперь не были привязаны к берегу, и китобойный промысел распространился на все воды Антарктики и на все виды китов.

В 1925 году в Антарктике начала работу первая современная плавбаза, в связи с чем пропала необходимость разделывать китов на берегу. В результате антарктический китобойный промысел стал быстро развиваться, и в 1937-38 годах добывалось уже около 46000 китов за сезон. Это продолжалось до тех пор, пока и эти популяции не были выбиты до того уровня, когда промысел стал нерентабельным. Самый крупный и, соответственно, наиболее коммерчески ценный из полосатиков синий кит преобладал среди добытых животных в 1930-х годах, но его численность резко упала к началу 1950-х, и в 1965 году его промысел был полностью запрещен. По мере падения численности внимание китобоев переключалось на следующего по размеру полосатика, и так далее.

[3] В реальной истории, магнитный взрыватель и управление рулями глубины немецкой торпеды были несовершенны, что приводило к преждевременным взрывам и промахам.

91
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
8 Цепочка комментария
83 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
11 Авторы комментариев
СЕЖAlex22frog Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++++++++++++++++++++++

romm03
romm03

Эпично!!!!

ale81012803
ale81012803

Чем дальше в лес,тем толще партизаны))) С флотом конечно любопытно,но боюсь,некий перегиб в сторону фантастики,а не АИ. Но всё равно,читать приятно и интересно!

vitaliy .k

А с чего Адик так пужанулся? Непонятно…..

Самая слабая статья цикла. Просто фэнтези в плохом смысле слова. У вас попаданцы откровенно подыгрывают будущему врагу, вы сами — тоже, а англичане в вашем изображении — полные идиоты. Скрыть постройку десятков авианосцев невозможно. Ответные меры будут предприниматься неизбежно. Вообще, Германия — не Япония и не СССР, тут теневая программа не имеет шансов остаться в секрете. Качество вашего мобилизационного флота будет неизбежно проигрывать флоту специальной постройки. Ваши Фокке-Вульфы будут над Скапа-Флоу вырезаны Спитфайрами. Просто потому, что у Спитфайров будет централизованное наведение по радару (а значит — численный и позиционный перевес в каждом бою), а у Фок — нет. И обеспечить ПЛО одноместные Фоки не смогут — а значит, английские ПЛ будут топить ваши авианосцы регулярно. И пусть «авоськи» не прорвуться к цели (хотя если часто пытаться, результат будет, благо цели — не Бисмарк, а всего лишь авианосцы-ширпотреб), зато береговые Бофорты — вполне. Шетлендские и Оркнейские острова — сами по себе непотопляемые авианосцы! Северная Атлантика и тем более Баренцево море не блещут хорошей погодой, а авианосец от погоды весьма зависим. Первый же пришедший с запада циклон — и британский флот проредит ваш «ФОМ» изрядно. Это только самый ярко видные ляпы. Напоминаю: вы сами отмечали необходимость сохранить многополярный мир. А для этого,… Подробнее »

Bull

Ну как то все шибко лихо. В Финскую вроде идея нормальная — перерезать ЖД и сидеть ждать с моря погоды. Но вот со снабжением этих «перезальщиков» какой то отстой — будто в СССР нет и никогда не было и больше никогда не будет ледокольного флота. Да и лед что в Выборгском заливе монолит. что в Ладожском озере еще со времен последнего оледенения не растаял однако.

У бритов видать совсем дела швах — ни тебе «Ланкастеров», ни «Сандерлендов» — некому стратегическую воздушную разведку вести — флот совсем ослеп и инициативу потерял. Да и ПЛ наверное бриты совсем не строили и все эти Люфтмарине Лига Наций видимо запретила топить. А хранцузы вообще не приделах — вермахт полстраны затоптал и ушел. А они как сидели на печи так и остались сидеть — не в погоню не могут пойти, ни в наступление — ага как же лучше в футбол с немцами поиграть. И дождаться когда Вермахт вернется.

Нет коллега — нарушение диалектики и закона самосохранения хорошей АИ не сделает.

СЕЖ

Тут ещё сказалось общее состояние коммуникаций: решение ничего не строить капитального западнее Москвы (в том числе шоссейных и железных дорог, перевалочных станций, транспортных узлов и развязок) аукнулось самым неподобающем образом: переброска войск к границам выбилась из графика! У немцев же, железнодорожная сеть была развитее и, они быстрее смогли перебросить и сосредоточить свои основные силы. За 15 лет до начала войны, пытаемся избежать ошибки этой войны самым идиотским образом. Вот уж действительно, когда решение оказывается хуже проблемы. Инфраструктура хуже развита? — а как организовать переброску войск, топлива, вывозить продукты, продукцию, справляться с возрастающими перевозками? Да никак! Опасение что немцы воспользуются? Так значит, немцы будут идти медленнее, прокладывать дороги, но из-за того что Россия не может перебросить войска для контрударов, в ряде мест — быстрее чем в РИ. Плюс (или минус), эвакуация россиян (врачи, учителя, рабочие) так же затруднена. Но трудности на этом не заканчиваются. Как известно, в России из двух бед выбирают обе, и здесь то же самое: одновременно с операцией «Немыслимо» (требуется инфраструктура) проводит операцию «Заманим немцев» (не требуется инфраструктура). Да-да страна готовится воевать по двум диаметрально противоположным планам! Учитывая что все это тянулось ни один год, и оба направления реализовывались, понятно почему у немцев мог оказаться попаданец — в… Подробнее »

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить