Выбор редакции

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

6
0

 

ВНИМАНИЕ, КОЛЛЕГИ !!!

Меня несколько обескураживают возникшие между нами разногласия, поэтому я первым хочу сделать шаг к их устранению.

Прежде всего хочу объяснить, некоторым коллегам почему я так «агрессивно» иногда отвечаю на их, так сказать – критику. Видите ли, в детстве меня часто пороли – поэтому я такой  ещё при тоталитарном режиме, мне внушили что критика — это когда видишь какой-либо недостаток в чьём-нибудь, делаешь замечание и предлагаешь как этот недостаток устранить… Иначе это и не «критика» вовсе, а оголтелое критиканство!

Да… Конечно же, я не прав. Как говорится, «родимые пятна» приходится у народа выжигать железом – ЕГЭ, то бишь. Сейчас всё оказывается по-другому! Ну я слишком стар уже — переделывать себя, извините….

Теперь, вернёмся в историю нашего с вами сотрудничества на этом форуме…

Помнится, я просил коллег придумать что-нибудь с сюжетом. И, что? Где подсказанный интересный сюжет?! Вот в данном случае: кто мне подскажет — как развивать повествование дальше? Ведь, ежу речному понятно – высадка на Балканах, это отвлекающий маневр! Где мне наносить главный удар, коллеги?

Ау, коллеги!!! Почему молчите – ведь, среди вас столько специалистов…

Кроме пары достаточно интересных предложений по «заклёпкам», я ничего не дождался или мне предлагали то — что уже сто тысяч раз было в попаданческих произведениях.

Хорошо!

Как-то раз я повёлся и, послал Эрика вальнуть Адика… «Растоптавший бабочку Брэбери», помните? И, что? Опять «критика» — ты что, мол натворил?! Правда, я так и не понял – в чём претензии: не так ему шею свернул – не тем приёмом? Слишком жестоко – по немецким законом, сначала усыпить должен – потом за шею крутить?

Две недели над главой промучался – теперь не знаю куда эту главу приткнуть.

Хорошо!

Я оживил Адика — теперь он геноцидит лаймов и лягушкоедов и, что-то там не так, творит на Востоке….

ОПЯТЬ НЕПРАВИЛЬНО!!!

Ладно, этоя прикалываюсь… Если серьёзно, мне очень интересно сможет ли Третий Рейх – нет, не победить во ВМВ! Об этом речи не идёт. Хотя бы свести войну вничью – подписать мирный договор без безоговорочной капитуляции, то есть. Меня очень интересует, при каких условиях это может произойти и, что для этого надо сделать.

Вам это не интересно?

А это правда сайт альтернативной истории, или я не в ту дверь зашёл?!

Мои предложения нереалистичны, я передёргиваю или вообще – пишу фэнтази, вы говорите.

Хорошо!

Ваши предложения, коллеги!

Увы, ответом ему была тишина…

Как я понял, коллеги вполне всерьёз считают, что Германия при любых условиях будет повержена – чтоб там в ней или вокруг неё не происходило… Что у британцев есть Спиды, а у немцев двигун для Фокки к 41-году не будет готов… Да, и ваще – как так можно, взбесился что ли – британцев на море бить и, блицкриг весной  начинать? В грязь да в мороз, только мы — русские воевать можем, а Британия – та морями правит! И ныне и, присно и вовеки веков…

Хорошо, пусть будут так!

…Извините, а о чём мне тогда писать, уважаемые коллеги? Как 22 июня, ровно в четыре часа, весь советский народ — в ответ на злодейское нападение олигофрена Адика, сядет в командирские башенки, зарядит пушки промежуточным патроном и ровно через 24 часа закончит войну на Ла-Манше штурмом Дюнкерка. Конечно, я утрирую — но суть понятна, да? Это уже сто тысяч раз было – мне ли вам напоминать? Сами то, такое читать будете?! Или плюнете и скажете: «Да сколько одно и, то же, уже жевать можно»?!

Несмотря ни на что, с уважением…

 

P.S. Ещё вот… Видите ли, я не профессиональный писатель, я — графоман. Профессиональный писатель пишет за деньги, поэтому чтоб его покупали, стремиться понравиться читателям. Я же – как графоман, пишу потому что – я не могу не писать. врача уже вызывали, но где в наше время найдёшь хорошего психиатра!  Причём пишу то, что мне самому нравиться.

Поэтому ваши лайки, дизлайки, определённого вида комментарии… А попадаются откровенно уже коменты — как на Ютубе, у троллей из школоты на каникулах!

Стыдно, коллеги! И бесполезно, главное: пишу то, что хочу — а не то, что кому-то понравится и буду продолжать это делать.

 

«Если все идёт хорошо, значит — вы чего-то не заметили. Справедливо и обратное: Если всё вокруг плохо, значит — проблема внутри», — один из законов Мерфи.

 

» …21 апреля 1942 года.

Западное побережье Чёрного моря.  Пляж Золотые пески, неподалёку от румынского порта Варна.

 

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 307. Западное побережье Чёрного моря.  Пляж Золотые пески, что меж румынскими портами Варна и Бургас.

 

 

…Пробуждение давалось просто чертовски нелегко!

Невероятным усилием воли разомкнув веки, полковник Стойко Раков — командир 1-го Болгарского гренадёрского полка, 1-й Болгарской дивизии СС[1], Балканского добровольческого корпуса, долгое время лежал с открытыми глаза и, глядя в густо белённый бетонный потолок командного бункера, мучительно пытался вспомнить вчерашнее — когда отмечали День рождения Фюрера с офицерами его полка и приглашёнными из неподалёку  расположенной румынской береговой батареи… Однако вспоминать получалось плохо – всё как-то обрывками, да фрагментами.

Припоминается: в оконцовке, вроде была пьяная потасовка с этими мамалыжниками… Кажется, из-за женщины… Вроде, он сказал, что барменша Ванга из соседней деревеньки Приштаны классно делает минет – хотя и, дорого берёт, а румынский подполковник Конкрет Лошару, возразил: сам Стойка Раков делает это лучше и по более божеской цене…

Врёт, собака!

Дальше, как обычно: слово за слово и, понеслась! Полковник, осторожно ощупал  припухшую скулу и покряхтел, потрогав правый бок. Точно! В драках эти румыны мастаки — это как солдаты они, полное дерьмо.

 

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 308. С Днюхой тебя, Адик! Ты там держись…

В принципе, если не считать этот досадный инцидент, праздник удался на славу!

С Адольфом Гитлером, полковника Стойко Ракова связывали одни лишь приятные воспоминания: лично из рук Фюрера он получил свою первую боевую награду – «Железный  Крест с дубовым венком» за тяжёлый, кровопролитный бой против бандитов-бандеровцев под украинской Жмеринкой.

Он был первым из добровольцев-болгар… Да, чего там скромничать! Из всего Балканского добровольческого корпуса, Стойко Ракова — первого наградили столь высокой наградой Третьего Рейха!

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 309. Адольф Гитлер лично награждает «Железным Крестом», тогда ещё капитана Стойка Ракова за бои на Украине против бандеровцев.

Его военная карьера после этого, стремительно понеслась было в гору: через полгода из капитанов он стал полковником… Но, увы! Военное счастье изменчиво: подцепив в деревеньке под Винницей бытовой сифилис от одной старой гуцулки, он надолго выбыл из боевых рядов… Та, наверняка, работала на российскую ГРУ и местных бандеровцев. По слухам, после него она коварно заразила по одному — пять румын, трёх немцев, двух венгров, румынского  генерала – уже двадцать лет, как хронического импотента и, всё местное отделение Гестапо — пришедшее её арестовывать, разом.

Так или иначе, но почти всю осень сорок первого года, полковник Стойко Раков провалялся по госпиталям и, наконец вернувшись в свою часть, попал сюда — охранять румынский берег от возможного морского десанта русских.

 

…Изнурённое отвратительным местным румынским пойлом — кукурузной аракой, тело решительно не хотело принимать горизонтальное положение — несмотря на настойчивые к тому позывы, переполненного мочевого пузыря.

Всё же, после неоднократных неудачных попыток, поднявшись на ноги, полковник ногой выдвинул из-под деревянных нар помятое жестяное ведро, затем — пошатываясь и блаженно мыча, «ответил» в него – звенящего, на «зов Природы».

— Ммм… Уууу… Ёёёё… ООО!!!

Сразу значительно полегчало и, Стойка Раков снова почувствовал себя офицером!

Задвинул ногой ведро назад — денщик потом вынесет… Для чего же ещё нужен денщик?! В общий нужник полковник ходить брезговал: там постоянно кто-нибудь сидел «орлом» на толчке — жутко воняя свежим солдатским гов…нищем, а по полу ползали жирные опарыши в поисках чьей-нибудь голой задницы…

Его бетонный бункер, построенный ещё осенью — конечно же, был очень хорош. Перекрытие почти в три метра железобетона — ни одной бомбе русских его не пробить! Однако, несколько тесноват — под такую то, уймище народу. Из-за общей стеснённости, уже были неоднократные случаи содомского греха среди военнослужащих — которыми занималась болгарская контрразведка Стригуранца и местное отделение румынского Гестапо, отправляя «семейные» пары гомосеков в специальный концлагерь Румынска Блакыднница — для перевоспитания оздоровительным, но принудительным трудом.

 

Хотя, своих солдат он — в чём-то даже немного понимал и, им несколько сочувствовал… Испортил «жилищный вопрос» бойцов!

Даже, ему – ПОЛКОВНИКУ(!!!) Болгарской армии… Мало того – Болгарских Войск СС, мастурбировать под «Лили Марлен» приходилось в присутствии своего денщика…

ЭТО ПОЗОР!!!

Стойко Раков с неприязнью посмотрел на спящего на верхнем ярусе нар, подумав: «Вот, шельма»!

Но, ничего – терпеть недолго осталось…

Скоро потеплеет и, большинство обер-офицеров, унтеров и солдат можно будет выгнать на свежий воздух — в выкопанные ещё год назад окопы и перекрытые щели. Да и, «долговременного жилья» к лету прибавится: работящими чехами и доходягами-цыганами из ближайшего румынского концлагеря, уже были выкопаны котлованы сразу для пяти бетонных бункеров и «ДОТов». Если русским всё же вздумается высадить здесь морской десант, им придётся не сладко…

Полковник, несмотря на жуткую головную боль, презрительно хмыкнул в адрес вышестоящего командования: трусливые недоноски в штабных эполетах!

Какой «морской десант»?!

 

Ещё на излечении в госпитале, он беседовал с одним итальянским морским офицером, находящегося там — по той же причине что и, Стойка Раков.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 310. Итальянские подводные лодки типа «СВ» в болгарском порту Констанца.

Конечно в разговорах в основном, оба они в один голос ругали немцев — за людей своих союзников не считающих: всем военнослужащим и вольнонаёмным Вермахта презервативы и таблетки от триппера выдавали бесплатно, а эсэсовцам — даже тройной комплект! А вот солдаты и офицеры армий, сражающихся с ними в одном строю – плечо к плечу, были вынуждены гандоны покупать у барыг-перекупщиков на «чёрном рынке». Что не для каждого — даже офицера, было по карману, учитывая дефицит натурального каучука в военное время.

— Как жидов да бандеровцев по лесам и горам вылавливать — кровь за общее дело проливая, так болгары — потомки самого Чингис-Хана и арийцы Азии! – горячился Стойко Раков, — а как кондомы нам бесплатно выдавать, так болгары оказывается – унтерменши! Не, ну где спрведливость?!

Полковник, до войны учился в Будапештском университете, с самого основания являлся активистом болгарской националистической организации «Бражник» и, историю своей страны и народа, знал очень хорошо:

— Да, когда германцы в звериных шкурах — по вашему Риму, ещё пешком бегали — древние болгары уже изобрели колесо и вышиванку для румын!

— Ой, ля-ля! – соглашался с ним итальянец, выпучивая глаза размером со спелую оливу, — германо нацисто облико аморалле — порка мадонна фелличита! Мабене…

Однако, находились минутки поговорить и на стратегические темы.

«Tenente di Vascello» (капитан-лейтенант) — такое прикольное звание носил итальянский морской офицер  по имени Карлеоне Чиччолини, дал болгарскому полковнику Стойка Ракову полный расклад:

— Русская морская пехота, хотя сравнительно немногочисленна, несомненно очень сильна и, имеет специальные корабли для высадки десанта! Однако, вся она задействована на обороне Крыма и Одессы, совершая небольшие тактически вылазки-высадки против…

Не сговаривая, оба презрительно посмотрели на соседа по палате – румынского Locotenent-colonel (подполковника) Соффита Вроттяру. Тот, «лечился» уже больше года — за деньги заражаясь «бытовухой» от вновь прибывших.

— А у русских Черноморский флот сильный? – спросил Стойка Раков, чисто из желания поддержать как-то разговор.

— Смотря, с каким сравнивать! Если с турецким или…, — в этом месте, они оба опять с презрительной усмешкой посмотрели на симулянта-румына, — то, да! Сильный. У них достаточно много эсминцев, сторожевиков, катеров-морских охотников…

«Tenente di Vascello» поёжился, вспомнив — как последние, гоняли его крошечную «СВ» после торпедирования крупного транспорта в одесском порту… Как нагадившего в сахарницу шкодливого котёнка! Не утопили, действительно, лишь — из-за своей многочисленности: мешали «морские охотники» друг другу.

— Есть у них и, несколько хороших крейсеров — в том числе и, итальянской постройки. Однако, всё это не имеет значения!

— Почему? – зевнул Стойка.

— Мало высадить морской десант где-нибудь на пляже – это труда особого не составит. Но если дело намечается серьёзное, следом надо высаживать обычные сухопутные войска – снабжая их через всё Чёрное море.

— Так, в чём проблема?

— Для этого нужны две вещи: подходящий глубоководный порт, отбитый у противника и торговый флот. Все порты на побережьях Болгарии и Румынии, очень хорошо укреплены: там стоят сильные немецкие гарнизоны — которые за почти год, уже успели очень хорошо укрепиться.

Вспомнив все свои познания про Красную Армию и, добавив сюда свой личный опыт, Стойка Раков усомнился:

— Не думаю, что для красных будет особой проблемой захватить порт! Если им что-то нужно, они в лепёшку расшибутся — но сделают.

Карлеоне Чиччолини махнул рукой:

— Захватить порт, может быть и захватят – русские парни серьёзные, согласен! Однако у них нет в достатке тоннажа, чтоб перевезти туда достаточно войск, а потом их приемлемо снабжать. Русский морской торговый флот здесь и до войны был слаб, а теперь – после понесённых на пути в Одессу потерь… Да и, их единственный оставшийся глубоководный порт на Чёрном море — Новороссийск, не имеет достаточной пропускной способности!

Ещё немного подумав, итальянский морской офицер утвердительно закончил разговор на эту тему – как топором обрубил:

— Нет, это никак невозможно! Мабене…

 

…По византийскому обычаю перекрестив лоб двумя пальцами на икону святого Дракулы – покровителя всех болгар и, скороговоркой прочитав молитву на древне-тюрском, полковник крайне невежливо разбудил до сих пор бессовестно дрыхнувшего денщика:

— Вставай, скотина!

Когда, тот не прореагировав, перевернулся на другой бок и вызывающе захрапел, распространяя сивушный перегар, полковник попросту сбросил того на пол и окатил содержимым ведра — уже успевшим остыть до комнатной температуры…

— Приберись здесь! – дал испуганно хлопавшему мокрыми ресницами денщику, первое на этот день задание и, направился на командный пункт.

Уроженец неподалёку расположенного городка Габрово, редник (что соответствовало званию «рядовой» в Вермахте или «шутце» в СС Германии) Койко Митрич, имел все мыслимые и, даже немыслимые недостатки и пороки для солдата и, всего лишь одно полезное качество: он везде и всюду умел доставать для господ офицеров бухло. Другие солдаты же, умели лишь это бухло пить – воруя его у своих офицеров, поэтому полковник Стойко Раков и держал его до сих пор в денщиках!

— Когда приберёшься, — полковник попинал пустое забренчавшее ведро, — принеси горячей воды – мне умыться и побриться надо.

 

Наконец, приведя себя в порядок и слегка «поправив» здоровье припасённой хозяйственным денщиком чекушкой, он вышел из своего отсека, по пути решив проинспектировать гарнизон бункера на предмет проверки боеготовности.

 

Да…

Похоже, отмечая Днюху Гитлера, все вчера напились до поросячьего визга!

По пути на верхний, третий ярус бункера – на командный пункт, полковник прошёлся по казематам второго яруса и, навёл «шороху» среди артиллеристов и пулемётчиков. Однако, быстро понял — весь день сегодня будет насмарку: все или дрыхнут, как лошади – без задних копыт, или ползают — как сонные мухи.

Поднявшись уровнем выше и, добравшись наконец до командного пункта, полковник первым делом спустил «Полкана» на адъютанта, связистов, телефонистов и, всех здесь — по должностным обязанностям или ненароком присутствующих, прежде чем прильнул к перископу направленному в сторону моря… Оторвавшись от окуляров, он протёр свои очи ладонями и повторил попытку, напряжённо всматриваясь в морской горизонт.

Наконец, полковник набросился на дежурного субалтерн-офицера:

— Вам, что? Погоны в плечах жмут, пан офицерски кандидат?!

— Извините, пан пулковник…, — не понял тот.

— Почему стёкла грязные? Снаружи на стёкла перископа прилипла грязь — а Вам и, дела никого до этого нет?!

Тот, в свою очередь – лишь взглянув в окуляры прибора:

— Точно – к стёклам прилипли песчинки! Прошемо пощады, пан пулковник, будь ласка! Буквально полчаса назад, всё чисто было: должно быть, роса утренняя выпала — а потом ветром… Фельдфебель Дрютчев!

— Я, пан офицерски кандидат!

— Головка от буя! Давно на Восточном фронте не были, пан фельдфебель? Соскучились по мандавохам на волосатых яйцах да обделанным жидким гов…ном подштанникам, да?!

Фельдфебель, в свою очередь, глянув в перископ:

— Редник Дротчев!

— Здесь, пан…

Сунув последнему кулак под нос, тот:

— Усю шкуру…

Далее — непереводимые на любой из славянских языков болгарские идиомы, чередуемые с характерными жестами…

— Понял, пан фффертфебель! – редник, довольно жеманно подмигнул левым глазом унтер-офицеру, — разрешите выполнять?

— БЕГОМ, СКОТИНА!!!

Подозрительно посмотрев на обоих – были слухи, что ими заинтересовалось районное Гестапо за некие «неуставные» взаимоотношения, полковник Стойка Раков занялся своими прямыми обязанностями: ожиданием скорого завтрака с обязательными «фронтовыми политрами», ну а пока — обычным мужским трепом с другими офицерами «про вчерашнее». На фразе: «А я ему, как ДАЛ!!! А потом – КАК(!!!) хрясь ногой по хлебалу… А, он…», — он был грубо прерван.

Редник Дротчев, стремительнее жидкого «стула» холерного больного, влетевший обратно с криком:

— ТАМ, ТАМ, ТАМ!!! ТАМ ТАКОЕ!!! …ОЙ!!!

Споткнулся об последнюю ступеньку и растянулся пластом, прикрыв руками голову.

Все попытки привести солдата в чувство – даже скупые мужские поцелуи фельдфебеля Дрютчева, не увенчались успехом.  Дротчев только пучил глаза, икал вчерашней сивухой, плакаль аки сущий младенец и ежеминутно пыссцался…

Почуяв неладное, полковник схватил с полки и надел на голову стальной шлем немецкого образца, бинокль со стола повесил на грудь, поправил кобуру с любимым «Вальтером» слева на животе и, с группой находящихся на подземном КП офицеров, поднялся по лестнице и потом выбежал в траншею – в ход сообщения.

 

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 311. Болгарские танкисты бригады СС «Хан Асперух».

…Их, хорошо замаскированный бункер — служащий опорным и командным пунктом всего этого участка обороны, находился как бы на небольшой возвышенности, с которой открывался прекрасный обзор на море, пляж и фланги. За прошедший с момента начала войны год, побережье успели сравнительно хорошо укрепить: мелководье было заминировано противодесантными шестовыми минами – рвущимися под днищами высадочных средств, пляж — противотанковыми и противопехотными минами нажимного действия. Правда, плотность минирования была недостаточна и, её в какой-то мере, компенсировали заграждения из колючей проволоки и сваренных из рельсов противотанковых «ежей».

За инженерными заграждениями было выкопано две линии глубоких траншей с перекрытыми щелями, ДЗОТами, огневыми точками и убежищами. «Соседом» полковника Ракова на левом фланге, была усиленная артиллерией румынская пехотная часть, на правом – 3-й гренадёрский полк, ихней же 1-й Болгарской дивизии СС, Балканского добровольческого корпуса.

За спиной находилась хорошо окопанная и укрытая мешками с песком румынская береговая батарея подполковника Лошару — с коим Стойка Раков, имел удовольствие вчера вечером подраться на дуэли из-за женщины. Правда, на вооружении у батареи были невесть Бог откуда взятые японские 100-миллиметровые пушки — возможно уже переменившие не одного «хозяина»! Более современные орудия, например – трофейные русские 152-миллиметровые «МЛ-20», к которым в Будапеште сумели наладить производство боеприпасов, румыны сосредоточили для защиты порта Варны.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 312. Хорватские противотанкисты из Балканского добровольческого корпуса.

 

Как и многое другое!

Там же находилось два дивизиона итальянских торпедных катеров в бухте, пехотная дивизия Вермахта в самом городе, общий аэродром для «сборной» авиации на окраине города, Болгарская танковая бригада СС «Хан Асперух» и Хорватская противотанковая бригада СС «Устраш» – из их же «Балканского добровольческого корпуса», разбросанные по окрестным городкам да деревенькам.

 

1-й Болгарский гренадёрский полк СС — которым командовал полковник Стойка Раков, был неплохо вооружён!

Конечно, от арийцев не дождались их знаменитых штурмовых винтовок «StG-37» или единых пулемётов «MG-36», зато всего остального – сколько душе угодно! От германских же, до трофейных русских… Кроме стрелкового оружия, винтовочных гранатомётов и противотанковых ружей, немцы вдоволь обеспечили их 50-ти и 81- миллиметровыми миномётами, противотанковыми гранатомётами «Панцершрек» и шестнадцатью 75-ти миллиметровыми противотанковыми пушками РАК-40»… Зенитное вооружение полка насчитывало восемь счетверённых «Эрликонов» и, вскоре, дополнительно должны были прибыть ещё два «8,8 cm FlaK» — 88-миллиметровых зенитных орудия, грозе русских «Тигров» и «Грачей» (штурмовик Су-4).

Полк имел свой автотранспорт – пара «Opel Blitz», с пяток «Fiat», дюжина мотоциклов различных марок и лично полковнику Стойко Ракову под задницу —   легковой «Opel Kapitan». К полку был даже прикомандирован лёгкий самолёт Fi-156 «Шторьх» — для связи и ближней разведки, пилотируемый известным венгерским лётчиком Зигхайлем МукХряком.

 

…Выбравшись из бункера в ход сообщения, полковник Стойко Раков и другие офицеры полка, перебрались в наружный командно-наблюдательный пункт — кроме насыпного земляного бруствера, имеющий из защиты лишь лёгкий противоосколочный «козырёк» и маскировочную сеть. Здесь, тоже всё было для управления боевыми действиями полка: артиллерийская стереотруба трофейного происхождения и, несколько телефонов связывающих со штабом дивизии и с собственными подразделениями.

Первым делом прильнув к окулярам стереотрубы, полковник непроизвольно пук… Ахнул.

Весь горизонт — на сколько хватало глаз, был усеян бесчисленными чёрными точками.

— Панове офицеры, – обратился он к своим спутникам, — скажите мне, что я сплю или до сих пор пьян!

— Пана пулковника,– заискивающе улыбаясь, ответил ему адъютант подпоручик Пьянко Ласков – известный пьяница и подхалим, — мы николи пьяным нэ бачили!

Однако, те офицеры, что имели бинокли, не отводили их объективы от моря и помалкивали. Наконец, один – самый смелый, сказал то — о чём все и, подумать боялись:

— Невероятно… Это – русские! ИХ ОЧЕНЬ МНОГО!!!

— РУССКИЙ ДЕСАНТ!!! – наперебой загалдели все вокруг, выйдя из состояния парализующего оцепенения, — РУССКИЙ ДЕСАНТ!!!

Полковник набрал побольше воздуха в лёгкие и, грозным басом заверещал на всю округу:

— АЛАРМ!!! К СБРУЕ, ПАНОВЕ!!!

Сигнальную ракету в небо и крепкий подзатыльник дежурному по наружному КНП:

— Где сирена, сволочь?! ПРОПИЛ?!

Тот, как тяжело контуженный, отрицающе затряс головой:

— Донельзя понеже, пане пулковник! За такое дерьмо, никто и стакана местной говённой араки не нальёт… Даже, румын!

Через пару минут, смертельно раненым кашалотом, над просторами Чёрного моря заревел тревожный вой. Моментально, не прошло и полчаса, со стороны прибрежных эвкалиптовых и пальмовых рощ на пляж хлынули толпы плохо одетых, но хорошо вооружённых людей – со всех ног бегущих к возведённым там оборонительным сооружениям. Впрочем, немало было и таких, что «со всех ног» бежали в другом – противоположном направлении… Должно быть, за подмогой.

Полковник бросился к прямому телефону – надо было доложить по инстанции и позвонить в штаб дивизии. Однако, вместо гудков в трубке было лишь лёгкое потрескивание.

— Обрыв! Связист! Бегом на линию!

— Ничего не пойму: только что разговаривал с…, — оправдывался белый, как мешок из-под муки телефонист.

Полковник, вполне ему верил: уфрейтор-телефонист, красавчик Брэдо Питтов, на которого заглядывалась — как бы не лучшая половина всех офицеров полка, был известным бабником и служебную аппаратуру, частенько использовал для любовной связи со своими многочисленными подружками в окрестных городишках.

— БЕГОМ!!!

Схватившись за провод, уфрейтор выскочил за бруствер и, вжав каску в плечи, побежал вприпрыжку куда-то в сторону горизонта… За ним, с катушкой другой связист… За ним — с полевым телефоном, третий… Четвёртый… Пятый….

У полковника Стойка Ракова, почему-то появилось ощущение, что этих людей он видел в последний раз – а телефонной связи не дождётся. Поэтому, он решил подстраховаться и послать в дивизию гонца с письменным донесением об происходящем.

«Хочешь что-то хорошо сделать – сделай это сам!», — сперва пришла в голову мысль.

Но, чувство долга офицера и военноначальника победило: подавив железной волей острое желание самому сесть в «Опель-Кадет» и уехать в штаб дивизии с плохой вестью, он спросил у находящихся на КНП подчинённых:

— Кто из вас умеет водить мотоцикл, панове?

Весь автотранспорт полка — как он знал, находится в замаскированных капонирах — за вон той пальмовой рощей. А вот ни одного водителя, ему на глаза не попадалось.

— Я! Я! Я…!!!

Как бы не пять человек оказались знакомы с управлением трёхколёсным байком и, кинувшись к полковнику, в служебном рвении столкнулись меж собой лбами… Стойко Раков в гонцы выбрал самого жизнестойкого — сумевшего устоять на ногах.

 

Отправив вестника к начальству с плохой новостью, он ещё раз прильнул к окулярам, пробормотав вслух:

— Да, здесь их – целая армада!

Сотни, а может быть тысячи российских кораблей и судов, не торопясь – но с неумолимостью приближающейся старости, подходили к румынским Золотым Пескам…

Отльнув от прибора, полковник вопросил окружающих, но больше – обращаясь к самому себе:

— ОТКУДА?! ИЛИ, ЭТОТ ПРОКЛЯТЫЙ МАКАРОННИК ВСЁ НАВРАЛ?!

Как бы в ответ, вдруг: как будто кто-то на гигантском тарантасе — по гигантской же булыжной мостовой… Нет, как будто множество гигантских трещоток… Нет! Как будто великое множество гигантских пулемётов, приближаясь, загрохотало с небес – намереваясь истребить всё живое на Земле! Офицеры и прочие находящиеся на КНП, невольно задрали головы: на высоте полутора-двух километров, со стороны моря стремительно неслись…

— Стая «Напильников»! – закричал кто-то, обезумев от страха, — нам всем конец!

По КНП поползла плотная волна густого аммиачного запаха…

Непонятно откуда возникшее название! Скорее, это напоминало летящие по небу брёвна с зачем-то приделанными по бокам треугольными плавниками… Когда, они максимально приблизились — оглушив всех на КНП своим невыносимым пульсирующим грохотом, в бинокль можно было заметить подвешенные снизу к летательным аппаратам крупные бомбы. Все без исключения пригнулись, а некоторые побежали обратно в бункер. У Стойко Ракова, тоже появилась было такая идея… Однако, несколько не долетев до берега, три десятка «Напильников» плавно развернулись и, изменив направление, ускоряясь понеслись в сторону Варны. Вскоре, были заметны ещё несколько больших групп этих странных летательных аппаратов — пролетевших несколько поодаль в том же направлении. Зенитчики, успевшие выпустить несколько длинных очередей из «Эрликонов» — казалось, лишь им приветственно отсалютовали…

«Порази меня гром, но арийцам сегодня достанется!», — почему-то обрадовался полковник.

 

Однако, по ходу, достанется сегодня всем…

Вместо улетевших «Напильников» прилетел, стрекоча как швейная машинка, странный аппарат, напоминающий персонаж старинных болгарских народных сказок — Стрекозца. Это – гигантское летающее чудовище с огромным, всёвидящим оком вместо головы! У этого, правда, вместо нормального – длинного и покрытого рыбьей чешуей хвоста, был какой-то решётчатый – как пролёт небольшого железнодорожного моста, а вместо перепончатых крыльев — блестящий диск сверху от вращающегося пропеллера.

К летающему чудищу, тут же потянулись щупальца трассирующих снарядов болгарских зенитных установок… Ловко уйдя из-под обстрела почти вертикальным маневром вверх, «Стрекозец» завис на недосягаемом для «Эрликонов» расстоянии. И…

«Эх! Флаков «ахт-ком-ахт» вовремя не завезли!», — закусив губу, с досадой подумал полковник, как вдруг со стороны моря, отдалённо:

— …БУМ!!!

— Шшшш…, — зашелестел, приближаясь снаряд, — БАХХХ!!!

Огромный фонтан песка вздыбился за пляжем, неподалёку от них. Все на КНП попадали на землю… Однако, не они были целью!

— …БУМ!!! Шшшш… БАХХХ!!!

Далеко перелетев, следующий «чемодан» рванул где-то недалеко за эвкалиптовой рощей.

«Кастрюля… Тарелка… Ложка…, — с трудом вспоминал полковник соответствующий артиллерийский термин, — «ВИЛКА»!!!»

Через пару минут, взяв «в вилку» артиллерийские позиции полка, противник перешёл на беглый огонь:

— …БУМ!!! …БУМ!!! …БУМ!!! Шшшш… Шшшш… Шшшш… БАХХХ!!! БАХХХ!!! БАХХХ!!!

Минут пятнадцать длился артобстрел, после которого от рощ остались одни пеньки и отдельно стоящие голые стволы деревьев. Про то, что стало с расположенной там почти всей зенитной и противотанковой артиллерией полка, Стойко Раков боялся даже подумать!

Один из последних снарядов снова взорвался неподалёку от них, забросив на КНП крупный – с детскую ладошку, ещё горячий осколок.

— Миллиметров двести – не меньше, — прикинул кто-то «на глазок».

«Интересно, а какого калибра пушки были на тех крейсерах — что макаронники продали русским перед самой войной?!», — неприязненно подумал он про союзников.

Как бы в подтверждении его чувств, кто-то из офицеров воскликнул:

— Вы только посмотрите на наших мамалыжников, важатые панове!

Самое интересно, что русские не тронули румынскую береговую батарею… Конечно, она находилась несколько в стороне и была неплохо замаскирована: даже стволы древних японских пушек румыны заложили мешками с песком и закидали ветками – чтоб и, вблизи — мимо проходящему диверсанту, они не были заметны.

Но, всё же!

Сейчас, от береговой батареи вглубь материка, убегало где-то полторы сотни фигурок в характерного вида обмундировании, цвета свежих кошачьих какашек. Одна из них сильно прихрамывала и отставала: наведя бинокль поближе, полковник Стойко Раков сразу же узнал своего вчерашнего противника — которому в конце дуэли, прокусил ахиллесово сухожилие…

«Надо было ему вообще – всю ногу по колено отгрызть!», – с обидой и ненавистью к человеческой подлости, подумал он.

— «Недолго продолжался бой, — продекламировал один из офицеров стихи древнего болгарского поэта Кирко Аллкинова, — бежали робкие румыны…».

 

Тем временем, русский флот вторжения приближался с неумолимостью падающего с фруктового дерева садовника и, командир полка Стойко Раков решил произнести вдохновляющую речь перед подчинёнными накануне битвы:

— ПАНОВЕ!!! В этот решительный час, помните о наших славных предках – монголо-булгарах, на полях сражений от Калки до Мамаева кургана, громивших неисчислимые орды этих жалких болотных мокшей – именуемых себя русскими! Гвалт, панове!

— ГВАЛТ!!! – хором выкрикнули древний боевой болгарский клич его боевые товарищи, потрясая оружием, — ГВАЛТ!!! ГВАЛТ!!! ГВАЛТ!!!

 

Из общей массы русских кораблей вдруг вырвались вперёд небольшие юркие кораблики и стремительно понеслись прямиком на пляж Золотые Пески – казалось, желая врезаться в его песок.

— Это русские торпедные катера, — воскликнул кто-то шибко сведущий в технике врага, — что эти сумасшедшие творят? Они хотят атаковать торпедами берег…?!

Невероятно, но факт!

Стремительно сблизившись, катера сбросили по четыре сигарообразных «рыбки» каждый и, лихо развернувшись, так же стремительно умчались в обратном направлении. В месте разворота каждого, возникли по четыре пенных — расходящихся веером следа, направляющихся прямиком…

— БББАААХХ!!! БББАААХХ!!! БББАААХХ!!!

Достигши берега, каждая «трасса» — взорвавшись по всей длине, превратилась в взмывшею к небесам дорожку из воды и пара…

— Они разминируют мелководье перед высадкой десанта! – воскликнуло сразу несколько голосов.

Впереди приближающей русской армады, «цепью» — как пехотинцы в штыковую атаку, уверено и непоколебимо шли средней величины корабли, со странными устройствами на баке – напоминающие… Связку отрезков труб, что ли.

Пока Стойко Раков соображал, что это может значить – может русские решили проложить ещё один газопровод до Турции, над пляжем раздался самый страшный звук – когда-либо слышимый солдатами Восточного фронта:

— Рррр… ВАУУУ!!! Рррр… ВАУУУ!!! Рррр… ВАУУУ…!!!

От «трубоукладчика», в их сторону потянулись по параболе множественные следы дыма, заканчивающиеся в самой высшей точке… Оттуда же, на мгновение зависнув — как с горки, помчались на пляж — всё увеличиваясь и увеличиваясь в размерах, казалось бы издали — безобидные «головастики».

— «СТАЛИНСКИЕ ОРГАЗМЫ!!!»

Неистово заверещал кто-то и, все они — все кто был на наружном КНП, расталкивая друг друга и, друг с другом сталкиваясь, падая и поднимаясь, топча не сумевших быстро подняться, ломанулись в подземный бункер.

 

Ещё на лестнице, изо всех сил бегущий впереди всех, боясь приостановиться – чтоб его не сбили и не затоптали задние, полковник Стойко Раков услышал глухие звуки:

— БУМММ!!! БУМММ!!! БУМММ!!!

Земля под ногами несколько раз вздрогнула и подскочила — больно ударив по пяткам, а сам бункер затрясся, осыпав кусками бетона и целыми вёдрами песка и пыли. Полковник вспомнил, сколько мешков цемента и тонн стальной арматуры было украдено и пропито лично им самим – не считая вышестоящих интендантов и нижестоящих его же подчинённых и, ему впервые за сегодняшний день, стало по-настоящему страшно…

Влетев на поземный командно-наблюдательный пункт и, проигнорировав фельдфебеля Дрютчева и редника Дротчева – которые, забив на боевые действия и на всю Вторую мировую войну в целом, совокупляющихся в самом его тёмном углу (болгарская контрразведка «Стругуранца» займётся ими позже — сейчас же воевать надо!), полковник первым делом бросился к перископу… Прилипшие к стёклам объектива «песчинки» — уже превратившиеся в «камешки», его больше не смущали. Он должен был знать обстановку, чтоб управлять боем!

 

По всему пляжу по одиночке и группами «гуляли» гигантские песчаные смерчи, сотрясая всё вокруг, над и под ним…

Вдруг, сильный удар – посадивший полковника на пол попой, с нижней частью наблюдательного прибора в руках и осыпав его мелкими осколками стекла. Должно быть, ракета взорвалась на вершине самого купола наблюдательного пункта – третьего уровня бункера.

— Запасной перископ сюда! – скомандовал полковник Стойко Раков, как только сообразил что случилось.

В ответ тишина — подчинённые никак не прореагировали.

Пришлось рявкнуть:

— Вы оглохли, что ли, вампиры прикарпатские?!

Наконец, толстый майор Руко Тащев, исполняющий должность начальника тыла полка, глядя куда-то в сторону негромко ответил с небольшой одышкой после длительного бега:

— Ээээ… Помните, пан пулковник — в феврале по лунному календарю, мы отмечали День ангела у ротмистъра Килькина? …Вы тогда ещё под столом лежали?

Стойко Раков, сморщив лоб напряг память:

— Помню, но только где-то до середины.

— Так вот, когда Вы уже были под столом, а вся казённая арака кончилась…

Наконец, до полковника дошло и, он возмутился:

— Да, кому он – перископ этот долбанный, на хрен, понадобился?!

Майор, тоже возмущённо, лишь развёл руками:

— Эти румынские крестьяне, такие дикие! Всё – всё, что только не предложишь, всё к себе домой тащут! ВАРВАРЫ!!!

Вспомнил вчерашнее и особенно сегодняшнее позорное поведение румынского подполковника Конкрета Лошару и, взорвался:

— Все румыны — БЫДЛО!!!

Вот же послал бог «союзничка»! Лучше б, они за русских воевали…

— Точно, пан пулковник: всё под себя – как курицы гребут! Быдло — оно и, есть быдло: одним словом — румыны…

Народ на КНП оживился и, позабыв о происходящем, принялся припоминать другие случаи — подтверждающие румынскую низменность, подлость и их лживое коварство.

 

Меж разговором, взрывы снаружи прекратились и наступила тишина, прерывающаяся лишь сопением и всхлипыванием из самого тёмного угла.

Однако, что делать и как управлять боем, ничего не видя? Сняв каску, полковник почесал в затылке… На войне, самая главная ошибка — это бездействие! Поэтому, он приказал:

— Доложиться о повреждениях и потерях!

Через минут десять, он узнал, что у одного из четырёх пулемётных капониров заклинило броневую заслонку, а у одного из двух капониров 75-ти миллиметровых казематных противотанковых пушек — образовавшейся прямо перед амбразурой воронкой с высоко вздыбившимися краями, перекрыло обзор.

— Этих двух гомосеков, — скомандовал Стойка Раков, приняв решение и издавая боевой приказ, — с лопатами отправить наверх – засыпать воронку! И, с пулемётным капониром и его броневой заслонкой, пускай тоже заодно разберутся…

Из пехотного прикрытия – из подразделений полка обороняющихся снаружи, сообщили, что потерь на удивление мало. В окопы, разрушив метров восемь траншеи, попала всего лишь одна ракета «Сталинского оргазма» — унеся жизни пятнадцати солдат находившихся в перекрытой щели и, заодно – похоронив их… Кроме этого, в двух батальонах расположившихся вдоль берега, примерно сто человек получили ранения и контузии различной степени тяжести.

— Всех раненных, имеющие хотя бы одну целую боеспособную конечность, оставить в окопах, – отдал следующий боевой приказ командир 1-го Болгарского гренадёрского полка СС, — а сконфуженных проверить — на наличие у них стимуляции!

Однако, что делать? Не хочется, а надо возвращаться в наружный КНП – отсюда руководить боем и отражать готовящуюся с минуты на минуты высадку русской морской пехоты, невозможно.

— Все за мной — делай, как я! – он первым направился было на выход, затем подумав, приостановился – пропуская подчинённых вперёд, — делай лучше, чем я!

 

Наружный командно-наблюдательный пункт, был практически цел – не считая, что с него взрывной волной снесло всю маскировку и местами разрушило противоосколочный козырёк и бруствер. Даже, стереотруба оказалась целой — лишь сброшенной на дно окопа.

Умеют же делать некоторые вещи, эти русские!

Водрузив её на место с помощью подчинённых, полковник Стойко Раков вновь занялся наблюдением за приближающимися кораблями.

 

Спереди в этот раз, шли корабли русских с плоскими — скошенными резко вниз носовыми частями. На них не было видно артиллерийских орудий — лишь счетверённые установки крупнокалиберных пулемётов на корме, время от времени озарялись огоньками коротких очередей в сторону румынского берега.

Вот, под одним из них рванула уцелевшая противоднищевая мина… Накренившись на бок, десантный корабль сразу начал быстро тонуть и с него стали выпрыгивать фигурки в ярко-оранжевых спасательных жилетах.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 313. Возможно именно так выглядели десантные корабли российской морской пехоты на Чёрном море.

— ГВАЛТ!!! – обрадованные офицеры прыгали, обнимались и целовались — вместе с подозрительно быстро вернувшимися с боевого задания Дрютчевым и Дротчевым, — ГВАЛТ, ГВАЛТ!!!

Вот подорвался ещё один русский десантный корабль… Ещё один — третий… Но, остальные продолжали невозмутимо плыть вперёд, приближаясь к пляжу с каждой минутой.

Вот, самый первый – далеко вырвавшийся вперёд корабль, резко вздрогнул – уткнувшись на полном ходу в песчаное дно. Его нос резко задрался а корма наоборот – осела и, за ней забурлило. Проползя – буквально на брюхе, ещё довольно приличное расстояние, корабль остановился и его плоский нос упал в воду, открыв объёмистое нутро…

А, ТАМ!!!

— «ТИГРЫ»!!! – раздался неистовый вопль сразу множества запаниковавших людей.

«Живых» русских танков, полковник Раков до этого момента не видел. Изредка, на полях бывшей австрийской Галитчины — которой русские дали непонятное название «Украина», кроме немецких Pz.I «Lynx» попадались разбитые и сгоревшие легкие русские танки Т-27 «Рысь». «Тигров» же до этого, он видел только в «памятках» про военную технику и оружие противника — которые в виде рулонов туалетной бумаги, печатали и распространяли в войсках на Восточном фронте… Качество типографской краски было неважным и, на солдатских задницах, нередко оставались отпечатки. У него самого, например — как-то раз, совершенно случайно обнаружился 60-ти миллиметровый ротный миномёт «Гном», на левой ягодице.

 

Первый «Тигр» — танк с квадратной башней и, казалось «воткнутым» в неё длинным стволом пушки, выполз из чрева десантного корабля весь облепленный пехотинцами и «нырнув», по самую башню погрузился в воду.

—  Он утонул! – раздалось ликующее, — ГВАЛТ!!!

Однако, обрадовались рано! Из необъятного корабельного брюха показался второй танк – с коротким, толстым стволом гаубицы… Затем, третий… Четвёртый…

Постояв немного, «утопленник» вздрогнул и двинулся вперёд — с каждым пройденным шагом угрожающе вырастая в размерах. Не дожидаясь выхода гиганта на сушу, с него попрыгали морские пехотинцы в камуфляже песочного цвета и, по пояс или по грудь в воде — добравшись прежде него до берега, тотчас залегли и заработали лопатками — лихорадочно окапываясь.

«Тигр», наконец выбрался на берег и вразвалочку проползя несколько метров, попытался объехать противотанковый «ёж»… Как вдруг: «БУХХХ!!!» — он как бы, «привстал» в огненно-песчаном «гейзере»! Затем, танк резко «присел» перекосившись — со сползшей с поддерживающих катков лентой гусеницы и, замер в облаке оседающей пыли.

— ГВАЛТ, ГВАЛТ, ГВАЛТ!!! – снова заорали на КНП, радуясь, — где эти долбаные артиллеристы? Куда они смотрят?! Сейчас бы добавить ему…

Однако, обездвиженный танк был вне зоны сектора обстрела единственной оставшейся боеспособной капонирной пушки — а про печальную судьбу противотанкового дивизиона в эвкалиптовой роще, все уже знали. В месте высадки, впрочем, нет-нет — да и периодически разрывались сразу по несколько 50-ти и 81- миллиметровых мин… Но, сильно не точно — видимо, миномётчики ссадили сослепу и, на удачу.

— РАААТЧ-БУМММ!!!

Подбитый «Тигр» вдруг ожил и, поведя стволом 107-ми миллиметровой пушки — как бы обидевшись на негостеприимную встречу, открыл частый неприцельный огонь – куда-то в сторону брошенной румынской береговой батареи:

— РАААТЧ-БУМММ!!! РАААТЧ-БУМММ!!! РАААТЧ-БУМММ!!!

— ДУ-ДУ-ДУ!!! – как будто опомнившись, размеренно забасил его крупнокалиберный пулемёт, — ДУ-ДУ-ДУ!!!

Вылезший на берег второй танк, приостановился — не доезжая до своего незадачливого собрата и, приободрил его из 122-ти миллиметровой танковой гаубицы, целясь во все подозрительные места.

— ДУ-ДУ-ДУ!!! – пристрелявшись из пулемёта, он бил в ту точку основным орудием, — ГАААХ!!! ДУ-ДУ-ДУ!!! ГАААХ!!! ГАААХ!!!

 

На КНП разливалось предсмертной тоской всеобщее уныние…

— Почему не стреляют из «Панцершреков» наши гранатомётчики? – был общий вопрос.

— Какие, к чёрту, «Панцершреки»?!             До танков больше ста метров…

— Они, всех нас уничтожат издали…

— Может, в плен сдаться? У кого из панов, есть чистые белые трусы? Которые, не стыдно показать врагу…?

Все посмотрели ни редника Дротчева, но тот гордо заявил:

— Я, вообще не ношу трусиков!

Фельдфебель Дрютчев хотел было, что-то от себя добавить, но его перебил начальник штаба полка подполковник Умно Ходов:

— Вы что, панове?! Это — РУССКАЯ МОРСКАЯ ПЕХОТА!!! Они, пленных не берут…

Ему можно было верить: майор был единственный из офицеров, кто выписывал специальные военные глянцевые журналы – «для мужчин» и, даже их читал. Другие же, просто брали у него — чтоб рассматривать картинки на дурняк.

Хотя было сильно страшно, но собравшись с духом, полковник Стойко Раков громко воскликнул — посрамив паникёров:

— Что за настроение, панове?! Вы разве не видите?! Первый болгарский гренадёрный полк СС, успешно сдерживает атаку тяжёлых русских танков — дальше прибрежной полосы, они пройти не смеют! Их держат мины и противотанковые «ежи», а если сумеют всё же дойти до наших окопов – танки сожгут расчёты «Панцершреков» и бойцы с «Панцерфаустами»! ГВАЛТ, ПАНОВЕ!!!

— Гвалт, — послышалось в ответ вялое, — гвалт, гвалт…

 

Меж тем третий, тоже как и второй — «гаубичный» «Тигр», добравшись до берега вскоре присоединился к общему «веселью».

А, вот четвёртый «танк» был очень интересным…

«Большой» башни – как на других танках, на нём не было: лишь невысокая надстройка с «грибком» командирской башенки спереди-посередине и, двумя небольшими — в форме усечённого конуса, башнями по диагонали — из которых торчали… Нет-нет — на пулемётные стволы не похоже, на пушечные – тем более! Что-то толстое и короткое, вроде какого-то нелепого «обрубка» с кольцеобразным набалдашником.

Самое же главное: спереди это танк имел нечто напоминающее бульдозерный отвал… Только, какой-то необычной формы.

Выбравшись на берег, «танк-бульдозер» деловито объехал попавшегося ему по дороге подбитого «нормального» Тигра, немного покрутился на месте – как бы «прицеливаясь» корпусом и, неторопливо двинулся вперёд – ножом-отвалом сгребая со своего пути стальные противотанковые «ежи», песок – вместе с противотанковыми и противопехотными минами в нём (три мины, поставленные на неизвлекаемость, всё же сработали под его отвалом — но танку хоть бы хны!), колючую проволоку на стальных и деревянных кольях – натянутую в три ряда всеми хитрыми способами, только придуманными умниками-сапёрами… За ним, в очищенной от всякой гадости следе-колее — слегка пригнувшись, гуськом двинулись пехотинцы — нет-нет, да насторожено выглядывающие из-за брони и выпускающие автоматные очереди в сторону болгарских окопов.

Пулемёты из двух капониров бункера – обращённых амбразурами в эту сторону, попытались было отсечь пехоту от танка и, кажется даже в кого-то успели попасть — заставив русских морских пехотинцев залечь… Как, оставшиеся на берегу стальные «собраться»:

— ДУ-ДУ-ДУ!!! РАААТЧ-БУМММ!!! ДУ-ДУ-ДУ!!! ГАААХ!!! ГАААХ!!! ГАААХ!!!

И, болгарские пулемёты навсегда замолчали…

 

Пройдя колючую проволоку, «танк-бульдозер» остановился, поведя в разные сторону своими башенками.

— Пппсссшшш…, — зашипело двумя огненными струями в разные стороны, заливая горящей жидкостью болгарские окопы — как Везувий вулканической лавой Помпею, — Пппсссшшш…

— Огнемётный танк! – страх, липким ужасом разлился по сердцам, — они, зажаривают наших заживо!

— Пппсссшшш… Пппсссшшш… Пппсссшшш…

В ответку, из одного из окопов, с лёгким дымком вылетел «шарик» с огоньком – ракета противотанкового гранатомёта «Панцершрек» и, ударил небольшим взрывом — в как будто специально подставленный, бульдозерный отвал. Это была первая и последняя попытка сопротивления: разбежавшись цепью по двум сторонам от танка, русские морские пехотинцы метнули в уже горевшие болгарские окопы ручные гранаты и, залегши, огнём из автоматов пресекали все попытки высунуться.

Огнемётный «танк-бульдозер» (инженерный танк «Терминатор» — кто-то вспомнил название), опустив отвал двинулся вперёд и, засыпав траншею прямо перед собой, развернулся влево.  Погребая, как саму траншею — так и «ДЗОТы», отдельные огневые точки, перекрытые щели, блиндажи – вместе с находящимися там болгарскими солдатам, безжалостное стальное чудовище поползло дальше… Одно отделение морских пехотинцев двинулось за ним, другое осталось на месте — контролируя уже захваченную территорию.

— Надеюсь, все они, — проговорил кто-то на КНП, поникшим дребезжащим голосом, — всё же сгорели заживо…

 

Всё же, удача улыбнулась и справедливость восторжествовала!

На один лишь миг…

Двигаясь над траншеей и, хороня всех находившихся в ней живьём, «Терминатор» вошел в сектор поражения единственной уцелевшей казематной 75-ти миллиметровой пушки и двух пулемётов правого капонира их бункера — которые сразу же скосили его пехотное прикрытие. Командир танка, похоже, успел увидеть пушечную амбразуру и, должно быть ахнул от ужаса — приказав развернуть одну из башенок с огнемётом…

Но, было уже поздно!

Первый бронебойный снаряд, выпущенный с расстояния всего каких-то тридцати-пятидесяти метров и попавший в надстройку, броня выдержала. Но второй – влепленный в борт чуть ниже надгусеничной полки, остановил танк. Третий, попавший туда же, вызвал внутренний взрыв: внешне, сперва было незаметно — но из открывшегося вдруг люка на командирской башенке, вырвался с ревущим гулом высокий огненный факел пламени. На радостях, наводчик засадил четвёртую «болванку» в уже поверженного врага — танк весь сразу, густо задымил чёрным…

НО!!!

На КНП 1-го Болгарского гренадерского полка Ваффен СС, никто даже радоваться нечаянной победе не стал.

Ибо, куда не кинь взор, повсюду к берегу подходили десантные суда – места на пляже уже не хватало и, иные ждали своей очереди под разгрузку. Всюду под прикрытием «Тигров» и при поддержке пехоты, ползали «Терминаторы» — без малейшего намёка на жалость, хороня остатки полка под песком…

— Рррыыы… ААА!!! – доносился победный боевой клич атакующей русской морской пехоты, захватившей уже линию засыпанных болгарских траншей и продвигающихся дальше вглубь пляжа.

Уничтоженный «Терминатор», даже сослужил плохую службу расчёту казематного «ПАК-40» — перекрыв ему обзор своим мёртвым стальным корпусом и густым чёрным дымом. Его, сопровождаемый пехотой «двойник», подойдя под их защитой поближе, полыхнул огнём из двух огнемётов сразу – ослепляя амбразуру, а затем — опустив бульдозерный отвал, двинулся вперёд — наваливая на неё вал песка.

Надо отдать болгарскому артиллерийскому расчёту должное – он дрался до конца и, успел напоследок выстрелить целых два раза! Но, пробить слой песка, толстую сталь отвала и лобовую броню (намного более толстую, чем у нормального «Тигра») — даже в упор, бронебойному снаряду оказалось не по силам…

Та же участь ожидала и, две пулемётные амбразуры.

 

ИХ ЗАМЕТИЛИ!!!

Рано или поздно, но это должно было случиться…

Русские морские пехотинцы из ручных пулемётов и автоматических винтовок, открыли такой плотный огонь по командно-наблюдательному пункту, что невозможно было даже высунуться! Стереотрубу они разнесли сразу же и, полковник Стойко Раков «ослеп» окончательно — не видя, что происходит снаружи…

Глядя на сидящего прямо перед ним адъютанта подпоручика Пьянко Ласкова — кроме всех естественных отверстий на лице, буквально только что, обзавёвшегося одной «противоестественной» и несовместимой с жизнью дыркой во лбу, полковник лихорадочно шевелил мозгами под стальным немецким шлемом, мучительно выбирая из двух смертей наиболее лёгкую… Что лучше: быть заживо сожжённым или заживо похороненным?

«Ту би, ор нот ту би, — раз за разом, повторял он древнее болгарское заклинание, — вот из зе квэшен?!»

Сверху полыхнуло жаром, кто-то истошно завизжал — быстро захлебнувшись непереносимой болью… Ничего не видно из-за густого чёрного дыма, залившего окоп… Панические крики, топот удаляющихся ног – большинство из находящихся на КНП, выбрало второе… Бухнуло несколько разрывов ручных гранат… Командно-наблюдательный пункт заволокло дымом, с сладковато-угарным запахом пригоревшего сала… Как будто шкварки жарили на сковородке, да недоглядели за ними.

«Должно быть, нашего интенданта поджарило – свинья жирная, ещё та был…, — мелькнула несуразная для обстановки мысль, — а ведь, это – ШАНС!!!».

Ветер поменялся: лёгкий утренний бриз — дующий со стороны материка, относил дым в сторону русских и, этим надо было воспользоваться!

Стойко Раков, уже ни о чём не думая, а всецело доверившись своему могучему инстинкту самосохранения – выручавшего его уже не раз за эту войну. Он побежал не в сторону входа в бункер, не выскочил из КНП вверх через остатки бруствера — а понёсся по пока ещё целому ходу сообщения навстречу русским, перепрыгивая горящие в лужах напалма трупы с потрескивающими в карманах, взрывающимися от жары патронами.

Натужное рычание, вымученный вой мощного двигателя – толкающего многотонную махину вверх по склону и, лязг стальных — не знающих пощады гусениц «танка-бульдозера», всё громче и громче… Резкие звуки команд и голоса переговаривавшихся русских, всё ближе и ближе… Уже можно было услышать отдельные русские слова и выражения – немного знакомые по службе в Украине прошлым летом:

— Микола, дивись — як у цього румуна смішно мізки з-під каски вибило!

— Це не «румун», а — болгарин!

— А яка різниця, дядьку?

— Болгари молодці: семеро одного нашого — російського не бояться, румуни ж — повне гівно.

— Аааа… Я зрозумів.

— Грицько! Понишпорити там у нього в рюкзаку — може, горілка є. Болгари — відомі п’яниці.

— Яка там «горілка» — вчора вони день народження свого Гітлера святкували — всю вижлуктив, свині!

— Точно — цей порожній… У, гнида фашистська!

Удар кованным большевистским сапогом по чему-то звякнувшему металлическому и, полковник едва увернулся от летящего в него – вращаясь и разбрасывая остатки какого-то «серого вещества», стального шлема германского образца.

 

УСПЕЛ!!!

Он успел добежать до «перекрёстка» — разветвления ходов сообщения, раньше русских! Чуть не врезавшись с разбегу в блестящий нож-отвал инженерного танка «Терминатор» — отполированный миллиардами песчинок десятков тонн песка, «перелопаченного» им за сегодня… Чуть ли не, из-под самих гусениц выскочив, полковник резко изменил направление и уже нёсся параллельно берегу моря.

 

ДАЛЕКО НЕ УШЁЛ!!!

Впереди, за поворотом хода сообщения – голоса на ненавистном славянском наречии, весело что-то обсуждающих. Не раздумывая ни доли секунды, полковник выпрыгнул из траншеи и, изо всех ног понёсся в сторону густых зарослей балканского бамбука – аж, в ушах засвистело!

«Это не ветер – это свистят пули!», — быстро сообразил он, однако не упал на землю — а лишь поднажал, прижав к бокам локти и нагнув голову так, что с неё слетела каска.

Несколько автоматных очередей, рой жужжащих пуль над головой… Сзади истошно заорали:

— СТОЙ, ПЕДРИЛО РУМЫНСКОЕ!!!

Обидно, конечно!

Захотелось остановиться, развернуться, вынуть свой «Walther P38» и перестрелять этих мерзавцев за нанесённое ему жесточайшее оскорбление. Но, он уже с разбега нырнул в прошлогодний бамбук и энергично перебирая локтями и коленками, отполз в сторону… В первой же небольшой ложбинке, беглый полковник растянулся плашмя, прикрыв обеими руками голову:

«ВСЁ!!! БОЛЬШЕ НЕ МОГУ!!!».

Когда бежал по траншее, чтоб не наглотаться дыма, он специально почти не дышал и сейчас как астматик, хватал и хватал полным ртом воздух, которого вдруг стало на удивление мало на этой – слишком тесной для всех людей, планете.

Топот ног, длинные автоматные очереди, звон падающих стрелянных гильз и стук перебитых пулями сухих стволов бамбука… Затем, несколько раз как будто из пистолета щёлкнуло – русские метнули гранаты. Совсем нестрашные – после всего сегодняшнего то, хлопки взрывов неподалёку… Более страшными показались крики русских морских пехотинцев:

— Прячься, не прячься – всё равно достанем!

— Лучше по-хорошему выходи – тогда, мы тебя не больно зарежем! Поймаем, на лоскуты порвём – ДОЛГО(!!!) мучиться будешь!

— Вылазь, педрило румынское! Пока мы «Железного Арни» не позвали – с двумя «жарками»!

Ещё что-то обидное и угрожающее кричали — но он стиснул зубы, крепко зажмурил глаза и не поддался угрозам.

И, ВСЁ!!!

Русским, видимо надоело гоняться за одним-единственным «румыном».

— Сходить проверить на наличие тела, товарищ сержант? – с явным нежеланием выполнять, спросил один из морских пехотинцев.

— А, на куя? Одним дохлым румыном меньше – одним больше… Давай лучше поссцым, да назад — вон кажись, наша полевая кухня уже высадилась.

Спасло то, что русские думали — что он убежал дальше, а он находился совсем с ними рядом. На него, даже попали брызги – когда русские встав в шеренгу, мочились с весёлыми прибаутками — соревнуясь кто пустит струю дальше.

ПОБЕДИТЕЛИ!!!

 

Когда русские ушли, весело переговариваясь о сегодняшних приключениях, отдышавшийся полковник Стойка Раков – командир уже не существующего 1-го Болгарского гренадёрского полка СС, переборов страх и брезгливость, прополз по «помеченной» территории и осторожно выглянул из бамбуковых зарослей — приложивши к глазам чудом уцелевший бинокль.

Увиденное, вызвало у полковника болезненный стон:

— О, БОЖЕ МИЛОСТЛИВЫЙ И ВСЕМОГУЩИЙ, ВЕЛИКИЙ ВУДУ!!! ПОЧЕМУ ТЫ ПОКИНУЛ СВОЕЙ МИЛОСТЬЮ БОЛГАРСКИЙ НАРОД?!

Из только что подошедших — каких-то вычурного вида судов, русские прямо на глазах конструировали нечто похожее на наплавной пирс… К нему, уже выстроилась вереница судов, ждущих очереди на разгрузку.

 

 

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 314. Это – Омаха-Бич. Но, думаю высадка русской морской пехоты на Золотые пески, выглядела бы примерно так же…

Он, несколько часов глядел — не в силах оторваться от фантастического зрелища: вот, сооружение уже построено и, через него с причаливших судов, на берег хлынули вереницы танков, бронемашин, автомобилей с пехотой, тягачей с артиллерийскими орудиями…

— ДА ОТКУДА ЖЕ ИХ СТОЛЬКО?!

А суда всё походили и подходили из глубины Чёрного моря — выгружая всё новые и новые войсковые части и горы военных грузов. Бурые орды дикой азиатской конницы — только сойдя с трапов судов, ликуя в нетерпеливом предвкушении богатой добычи – визжа, настёгивая лохматых монгольских лошадей, понеслись в глубь Румынии:

— Гойда, гойда, гойда!!!

Как было всем известно, за русских воевало много народов – родственным болгарам по языку и вере: тунгусов, узбеков, калмыков и прочих кавказцев…

— АЛЛА!!! АЛЛА!!! АЛЛАХ АКБАР!!!

ПРЕДАТЕЛИ!!!

 

«Налюбовавшись» вволю, Стойка Раков — где плашмя прополз, где на четвереньках перебрался через бамбуковые кусты, спустился в ближайший овраг густо заросший трансильванским саксаулом и, оставляя на его колючках клочья обмундирования — а то и, лоскуты кожи, стал пробираться на Запад.

Со всех сторон продолжили доноситься звуки боя… Где-то стреляли, что-то взрывали, про что-то орали, куда-то ревя моторами ехала техника… Появилась было четвёрка немецких «Фокке-Вульфов», видимо вылетевшая к берегу на разведку — да и, тех тут же прогнали невесть откуда появившиеся русские «Напильники», сбив одного из них.

Туда-сюда по небу шныряли вездесущие лопоглазые «Стрекозцы» — всё выглядывая да вынюхивая… Из одного, Стойко Ракова заметили и «угостили» пулемётной очередью, а затем сброшенными листовками-пропусками для румын — почему-то на искажённом болгарском языке: «Храбрый румунский зольдат сдаваться плен! Вам ждём сытный кушать и пьяный пить, безопасный спать и ветеринар мал-мал помогать! Приведи с собой друга — получить половина его порций арака, холява бухать!»

Полковник, сглотнул слюну и вспомнил про своего денщика…

На слабое место давят! Если б, его не назвали «румыном» — он пожалуй бы и, сдался.

Однако, НЕТ!!!

Стиснув зубы и собрав всю свою волю в кулак, полковник болгарских Ваффен СС, упорно пробирался на Запад — как заведённый, вслух повторяя:

— Проклятый макаронник, надул всё же: «У русских нет сильного торгового флота на Чёрном море»… А, это – что было, подлая фашистская свинья?! А я ему — как «брату», дал однажды подержаться за… Фотографию моей невесты. А, он… Да гореть тебе в аду, синьор Карлеоне Чиччолини!

***

«Tenente di Vascello» Карлеоне Чиччолини, был прав: у русских действительно не было многочисленного торгового флота не только на Чёрном море — но и, вообще!

Танкеры «Нефтесиндиката LTD», лесовозы акционерного общества «Гулаг Корпорэйшн», да суда снабжения рыбо-, кито-промысловых флотилий — вот пожалуй и всё, чем можно было похвастаться!

Зато, у России стремительно развивался гражданский речной флот – особенно, «Волжско-Камское речное пароходство». Ведь Волга – главная транспортная «артерия» страны! В 1934 году, на специально построенном на «малой» Родине Кузьмы Минина – в  Балахне, судостроительном заводе, со стапелей сошёл первое судно «универсального плавания» класса «река-море». Через три года, завод вышел на проектную мощность, «печа» на судостроительном конвейере (в вариантах сухогруза, грузо-пассажирского или нефтеналивного судна), как «пирожки» по десять-пятнадцать единиц в месяц в месяц.

К концу 1939 года, на Волге – от Нижнего Новгорода до Астрахани, было построено ещё пять подобных завода, кроме этого — по заводу на некоторых других речных системах: на Дону в Воронеже, на Северной Двине в Котласе, На Оби в Омске и на Амуре в Хабаровске…

Все они, проработали всю войну, хотя некоторые – не относящиеся к волжско-камско-донскому речному бассейну, были перепрофилированы. Кроме воронежского – тот с приближением танков Роммеля был эвакуирован, что позже признали ошибкой…

Несмотря на некоторое перепроизводство (перед самой войной, до пятой части всех судов типа «Волга-Дон» простаивало), после возвращения коллеги Сталина на вершину кремлёвского «Олимпа», все волжские судостроительные заводы, заработали на полную мощность – доведя число спускаемых на воду единиц до тридцати в месяц! Даже, лёд сковавший Волгу зимой не был помехой: его взрывали, размывали водой под давлением или разбивали речными ледоколами – разводя новенькие «Волго-Доны» по затонам, а с приближением весны – поверхность льда посыпали с самолётов угольной пылью, чтоб побыстрее таял.

 

В этой «реальности» не строили Беломорско-Балтийский канал — с которым любой советский ребёнок и каждый лётчик, были знакомы по изображению на пачке знаменитых папирос… Печально, конечно – столько «ностальжи» связанно с этим именем! Не копали и канал «Волга-Москва» — такого бурного роста столицы не было и, нехватки технической и питьевой воды не ощущалось.

Зато, с 1930 года строили-копали канал «Волга-Дон»!

Это была воистину – всемирно известная стройка, про которую очень долгое время трубили все российские СМИ! Даже, запатентовав особый вид сигаретного фильтра, запустили на фабрике «Дукат» элитное курево под брэндом «Volga-Don Canal» — получившее всемирное признание и повсеместное распространение.

Однако, ближе к сороковым годам, страсти несколько поутихли…

Так уж случилось – навряд ли преднамеренно, что пуск канала шибко уж затянулся. Строительство несколько раз «замораживалось» по объективным или субъективным причинам, потом размораживалось… Срок сдачи объекта в эксплуатацию несколько раз объявлялся с превеликой помпой, потом откладывался — вызывая усмешки у российского обывателя с либероидным устройством мышления и насмешки в мировой буржуазной прессе. Даже, появилось такое обиходное — сродни «потёмкинским деревням», выражение: «строить канал» — типа, заниматься неосуществимыми прожектами или «втирать» очки…

Поэтому, когда осенью 1941 года, в российских газетах промелькнуло кратенькое сообщение о завершении строительства канала «Волга-Дон» и открытию по нему «регулярного грузопассажирского сообщения», на это внимания никто не обратил. А все, всё же обратившие – лишь, привычно поржали и использовали газету «по назначению».

А, ЗРЯ!!!

Как только 8 марта 1941 года, ровно в 20.00 часов немцы бомбили Моонзунд и Баку и, началась Великая Отечественная Война, в стране была объявленная всеобщая мобилизация и включён механизм развёртывания «перманентных» дивизий. Подкрепления на фронт подбрасывались крайне скупо – старались обходиться в основном армиями стран-партнёров по блоку НАДО. Лишь бы не дать противнику продвинуться восточнее определённой «точки»… В принципе, это вполне соответствовало и замыслам ОКВ!

К весне 1942 года, Красная Армия насчитывала в своих рядах 12 миллион человек, 7 тысяч танков и штурмовых самоходных орудий, 12 тысяч боевых самолётов, почти 250 тысяч артиллерийских орудий и миномётов — калибром 76 миллиметров и выше…

Это не считая армий стран-союзниц!

Ещё с конца двадцатых годов, на левом берегу Волги – вплоть до Урала, находилась очень хорошо развитая система учебных и базовых лагерей РККА. За лето-осень, дополнительно были построены ещё и, немало числом… К весне 1942 года, все они были буквально переполнены прошедшими полный курс обучения войсками!

В начале апреля осталось только посадить их на суда «универсального плавания» и, отравить вниз по Волге — через канал в Дон, затем в Азовское море, вокруг нашего Крыма…

 

«Проклятый макаронник», не надул – Черноморский военно-морской флот Российской Федерации действительно был не велик и самыми крупными его кораблями были тяжёлые крейсера типа “Больцано” – по два итальянской постройки и отечественной — на Балтийской судоверфи в Петрограде, по итальянской же лицензии.

Примерно такая же история произошла с четырьмя лёгкими крейсерами и с двумя десятками эсминцев — под «руководством» четырёх же «лидеров».

Конечно, да – с таким флотом, только с румынами да болгарами и, воевать!

Российско-итальянское сотрудничество в сфере военно-морского флота, по общему мнению международных экспертов больше пошло на пользу стране, где столицей был «Вечный город» — Рим! Итальянский флот – на русские деньги, в этой «альтернативе» оказался гораздо сильнее — чем «в реале» и, англичанам (в купе с немецким флотом, конечно. Авт.), досталось от него гораздо сильнее.

А вот русская морская пехота на Чёрном море, действительно была очень сильная – целый корпус из трёх бригад и, имела корабли специальной постройки — на верфях Севастополя, Феодосии, Керчи, Новороссийска… С началом войны, их изготовление поставили на поток, а корпус морской пехоты стал Приморской армией под командованием генерала Батова.

***

Итак, 21 апреля 1942 года, морская пехота российского Черноморского флота высадилась на сравнительно хорошо укреплённом побережье Румынии и с ходу захватила несколько плацдармов. Из специально сделанных на основе судов типа «Волга-Дон», плавучих конструкций были собраны две «нитки» временного пирса, из таких же заполненных балластом  — специально затопленных, волнолом.

Этих «времянок» Силам вторжения вполне хватало до той поры, пока не были захвачены «настоящие» порты, меж которыми находился пляж Золотые пески – Варна и Бургас.

 

Пока морская пехота расширяла и соединяла плацдармы, отбивала порты и контратаки подоспевших к месту высадки германских, румынских, болгарских и венгерских частей и соединений, с транспортных судов высадилась Отдельная ударная армия генерала Мерецкова, Третья конно-механизированная группа генерала Конева и ряд других отдельных частей и соединений.

Обеспокоенное Объединённое военное руководство стран Оси (Берлин-Рим- Бухарест и прочие…), первым делом бросило в бой наиболее мобильный род вооружённых сил – авиацию, стягивая к и, так очень сильной авиационной группировке в районе Плоешти — дополнительные авиачасти со всех фронтов и театров военных действий.

Первый самый трудный натиск Люфтваффе – когда на плацдарме ещё не были готовы собственные аэродромы, помогли отбить наследники знаменитых «одноразовых» самолётов типа «Подёнка» — ставшие не менее знаменитыми реактивные «Напильники», базирующиеся на эскортных авианосцах Черноморского флота.

Сперва, небольшой экскурс в недавнюю историю…

Как известно, в «новой реальности», было решено все силы бросить на «инновационные технологии»: создание турбо-реактивного авиадвигателя и реактивной же авиации… Для насущных же нужд, российские заводы выпускали авиадвигатели только своей разработки – конструкторских бюро Швецова и Микулина, достаточно сильно уступающие иностранным по большинству характеристик. Для некоторого исправления такой ситуации — угрожающей боеспособности российских ВВС, для самолётов российских «асов» – истребителей «И-16», затем «И-180» и пикировщиков «Су-2», закупались уже готовые двигатели у американской фирмы «Curtiss-Wright» различных модификаций… Для более поздних «И-185» и «Ар-2», удалось даже обойти запрет Сената и договориться с «Pratt & Whitney» насчёт их «Дабл Уосп»!

В тридцатых годах же, закупаемые «с запасом» двигатели фирмы «Curtiss-Wright» быстро устаревали… Куда их? Просто в переплавку – экономически нерационально, за них между прочим – валютой плачено! Вот и, пришла в чью-то светлую голову мысль об использовании устаревших авиамоторов на дешёвом одноразовом самолёте, для такого же — «одноразового» авианосца, изготовляемого из любого — подходящего по размерам гражданского судна.

Суда «универсального плавания» типа «Волга-Дон» — с их кормовым расположением МТО и надстройки, подходили на роль такого импровизированного авианосца — как нельзя лучше! Данная военно-морская концепция, прошла суровые испытания весной-летом-осенью сорок первого года — во время сопровождения конвоев в осаждённую войсками Муссолини и Чаушеску Одессу и, всем без исключения она понравилась. Одна беда – нахомяченые за десять с лишним лет запасы «устаревших» авиадвигателей быстро кончились — а фирма-производитель их больше не выпускает!

Что, делать? Ведь, микулинских и швецовских двигателей и, так — остро не хватало для растущих как на дрожжах, сухопутных ВВС РККА.

Реактивные — фирмы Люльки?! Шутить изволите – такие двигатели стоят дороже самого «эскортного» авианосца! И, опять же – их выпускается очень мало, даже для «нормальной» авиации…

 

И, тут кто-то вовремя «вспомнил» про немецкие самолёты-снаряды «Fi-103A-1» — «Фау-1», говоря по-русски, вернее про их пульсирующий воздушно-реактивный двигатель и, про попытку «сумеречного германского гения» — когда «в реале» запахло жаренным петухом, перезапилить его в управляемый самолёт Fi.103R «Reichenberg» кривым арийским напильником.

То, что у немцев ничего толкового из этой затеи не получилось – никого не смутило: наши то  — «послезнайские» технологии, покруче будут!

 

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 315. «Пульсирующий воздушно-реактивный двигатель» любой может запилить — чуть ли не у себя в гараже, «на коленке»!

Сначала в двух словах про пресловутый «пульсирующий воздушно-реактивный двигатель» — для краткости «ПуВРД»… Это крайне неэкономичный, невыносимо шумный – но зато, во много раз более простой и дешёвый двигатель – чем, даже поршневой.

Тот «ПуВРД» — что стоял на немецкой «Фау-1», фактически представлял собой открытую с обоих сторон трубу, в которой последовательно были расположены входной диффузор, клапанная решетка, камера сгорания и выходное устройство — конфузор и выхлопная труба. Кроме этого, устройство включало в себя системы топливоподачи и зажигания с электрозапалом в камере сгорания.

Пульсирующим воздушно-реактивным двигателям фирмы «Аргус» – стоявшим на немецких самолётах-снарядах «Фау-1», сильно подо…срало то обстоятельство — что в момент закрытия «клапанной решётки», резко возрастает его лобовое сопротивление, значительно «съедающее» создаваемую тягу.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 316. Конечно, это германское гов…но — Fi.103R «Reichenberg», схож с нашим «Напильником» только весьма условно.

Наши же попаданцы-двигателисты вспомнили про более подвинутый вариант этого девайса – бесклапанные «ПуВРД», с детонационным зажиганием[2].

 

Как и, его предшественник – «Подёнка», одноразовый реактивный самолёт «Напильник» до момента боевого применения хранился в ящике-укупорке. В трюмах и на палубе судна типа «Волго-Дон», их могло находиться до трёхсот!

Затем, прямо «в упаковке» летательный аппарат подавался на стартовый стол корабельной катапульты, там освобождался от оболочки, «расправлял» крылья… Осталось только заправить его топливом, зарядить бортовое оружие и подвесить бомбы. Ну и, конечно — посадить в кабину лётчика! Без лётчика эта хрень не летала — хотя уже существовал беспилотный вариант боевой крылатой ракеты и разведчика-дрона в единичных экземплярах… Пока!

В момент старта, самолёт был бипланом. Затем, разогнавшись до скорости свыше трёхсот километров в час, верхний план отстреливался и, дальше, самолёт «держался» за воздух на треугольных в плане «сверхзвуковых» крыльях. Ну, это так – для красного словца! «Напильник» летал на дозвуковых скоростях, не превышающих 900 километров в час.

Мобилизационные запасы старых (но, добрых!) крупнокалиберных авиационных пулемётов «МТ-ВК-12,7» — казалось, были неисчерпаемыми! В «большой» авиации сейчас применялись авиапулемёты и авиапушки Березина и Владимирова — а для «одноразовой», вполне годились и эти переделки из «Максима»… Для воздушных боёв, «Напильник» имел в носу «батарею» из шести 12,7 миллиметровых пулемётов, а на внешней подвески нёс до полутора тонн бомб, различного назначения.

Хотя, да! Лётчиков одноразовых самолётов – хоть «Подёнок», хоть «Напильников», острословы называли «смертниками»… На чужой роток, как говорится – не накинешь платок! Однако, это далеко не так! Потери в личном составе — как бы не на порядок, были ниже, чем у лётчиков-штурмовиков смешанных авиадивизий, например.

Оба самолёта – как и вся боевая авиация России, впрочем, были снабжены надёжными пороховыми катапультами — а служба ВМФ спасения сбитых или просто покинувших «одноразовое изделие» лётчиков, действовала практически безукоризненно.

А вот другое прозвище пилотов этих квази-реактивных самолётов: «Глухари», вполне соответствовало… После десятка полётов на этой гигантской летающей «трещотке», у них резко садился слух.

***

В общем, возвращаясь к теме — летающие большими стаями «Напильники», сильно облегчили жизнь защитникам плацдарма в первое время. Затем, туда — на отбитые у врага или вновь устроенные авиабазы перелетели авиачасти сухопутных ВВС и, взяли высадившиеся и ещё высаживающиеся войска, под свой «зонтик»… Воздушная битва за Балканы была выиграна!

 

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 318. Кавалеристы 3-й Дикой кавказкой дивизии из армии Конфедерации Горских Народов Кавказа (КГНК) на площади Софии.

Через почти месяц тяжёлых, кровопролитных боёв, Отдельная ударная армия   генерала Мерецкова, наголову разгромила противостоящие ей войска Оси и прорвала образовавшийся было фронт. В прорыв была введена Третья конно-механизированная группа генерала Конева, не позволившая подходящим резервам противника его «запечатать»… Ряд других отдельных частей и соединений РККА, расширили пробитую брешь и, в неё лавиной – в направлении на Пловдив, Тырново, Софию, бурным потоком хлынули…

 

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 319. Солдаты армии Маньчжоу-Го приводят в исполнение приговор фашистским военным преступникам в Пловдиве.

Перечисленные выше соединения и объединения, были так сказать только «костяком» Сил вторжения – придающим им боевую устойчивость. Большей частью высаживающиеся на румынское побережье войска состояли из воинских контингентов стран входящих в военно-политический блок НАДО (Объединённую Коалицию стран-участниц ЕАС): грузинские, армянские, узбекские, туркменские и таджикские стрелковые, горно-стрелковые и кавалерийские дивизии, горские «дикие» дивизии… «Новинкой» было использование на Западном Театре Военных Действий, войск Монгольской Народной Республики, Королевства Тибет, Республики Маньчжоу-Го, Джунгарской Джамахирии и республики Тувы.

Среди солдат-добровольцев армии Маньчжоу-Го было очень много потомков белогвардейских солдат и офицеров, забайкальских казаков – решивших кровью искупить преступления своих отцов, воевавших с собственным народом. Эти, сражались очень хорошо!

Тувинские солдаты же, прославились тем — что принципиально не брали пленных и заслужили прозвище «чёрная смерть»… А, за чё?! Обычай у них такой — народный. Скажите ещё спасибо, что в людоедстве не были замечены — как солдаты некоторых колониальных частей Великобритании.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 320. Монгольская кавалерия готовится к решительному броску на Тырново.

Были слухи, что и японские военнослужащие-добровольцы принимали участие в этих сражениях – особенно лётчики… Но это, скорее всего – фейк. Японским военнослужащим и, особенно – лётчикам и, на Тихом океане было чем заняться!

 

Итак, войска Объединённой Коалиции — несущие народам Румынии, Болгарии, Сербии, Хорватии, Словении, Македонии, Боснии и Герцеговины освобождение от фашистского ига, неудержимым потоком хлынули вглубь Балкан. Население повсюду с радостью и ликованием встречало братушек и охотно делилось с ними «последним», так сказать… Многим балканцам, даже не жалко было поделиться с освободителями едой, одеждой, деньгами или часами, к примеру. Ведь:

СВОБОДА – БЕСЦЕННА!!!

И, какие-то «часы» — пусть даже они и, золотые — это всего лишь малая толика, цены за освобождение! А  юным девам очень нравилось отдавать этим суровым воинам, даже — самое ценное, что у них есть и, чего уже никогда не будет.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 321. Тибетские кавалеристы-верблюжатники на Шипкинском перевале – помнившим победу русского оружия в последней русско-турецкой войне.

Сильно забегая вперёд…

 

Высадившиеся войска повоевали трохи и, ушли на Запад, а мирная жизнь в балканских государствах начала потихоньку налаживаться.

Первым делом, конечно, их правительства объявили войну странам – входящим в Гитлеровскую Коалицию и отправило на подмогу войскам НАДО  свои воинские контингенты… Вернее, то — что от них ещё осталось.

Вторым делом – подписали со странами входящим в Евроазиатский Союз (ЕАС), мирные договора, в которых между прочим — они брали на себя обязанность выплатить все издержки, связанные с их освобождением. Вплоть до пожизненной пенсии военнослужащим — получивших в результате его инвалидность, пособия семьям потерявшим кормильца и компенсации за моральный ущерб членам семьи – потерявшим супруга и отца.

То, что жизнь налаживается и, она будет какой-то другой – не похожей на прошлую жизнь под фашистским гнётом, стало понятно почти сразу!

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

Рисунок 322. Население балканских стран, с радостью и ликованием встречает своих освободителей и готовится поделиться с ними последним.

Не прошло и полгода, как на каждом перекрестке появилась автозаправочная стация с надписью «Нефтесиндикат LTD», а на каждом углу газетный ларёк «Росспечать»… Затем – «Большие лавки» — гигантские торговые центры, где можно было купить буквально всё, «Быстроеды» — пельменные, шашлычные, чебуречные, лагманые, просто закусочные и так далее… И, это было только начало!

Вскоре, население с удивлением и восхищением узнало из независимых газет – во множестве появившихся в освобождённых от профашистских СМИ странах, как здорово и весело живётся народам — чьи государства получили статус ассоциированного членства в ЕАС! Не говоря уже про сами страны-члены Евразийского Союза. Беспошлинная торговля – мечта любого предпринимателя, рынок сбыта — от Вильно до Владивостока! Безвизовый режим – садись на самолёт, поезд, автомобиль или просто на велосипед и езжай куда хочешь! Молодёжи – желающий учиться, пособия на обучение в любом учебном заведении ЕАС!

До смешного доходило, поговаривали: что, даже работать не надо будет — только получай пособие и путешествуй по миру.

Многие не верили, но немногие – уже «там» побывавшие, уверенно отвечали скептикам:

ТАК ОНО И, ЕСТЬ!!!

 

Так что не удивительно, что через год-полтора, максимум – через два-три года, во все этих странах произошли «цветочные» революции и к власти пришли демократические – выбранные всем народом, на демократических выборах, методом свободного волеизъявления всего электората… Ээээ… Демократические, стало быть, правительства.

Через некоторое время, эти правительства провели всенародные референдумы, подали заявку на ассоциированное членство и, на очередной сессии Евразийского Парламента, депутаты его стоя аплодировали своим вновь приобретённым коллегам!

Свежие уши – есть с кем пообщаться в кулуарах…

 

Народная мечта сбылась, короче!

Конечно, независимые СМИ,  кое в чём оказались… Ээээ… Правы.

Работать, действительно теперь не надо – ибо работать стало негде: из-за наплыва дешёвых российских и маньчжурских товаров, почти все заводы и фабрики разорились, выбросив работников на улицу… Конечно, не всё так плохо: во множестве открылись мелкие и средние предприятия — по ремонту российской автотехники, например. Очень многие уволенные, смогли трудоустроиться там.

А если свои товары в ЕАС? Ведь – зона беспошлинной торговли?!

Экспорт в Россию или другие страны ЕАС  никто не запрещал – вези без пошлины, таможенных сборов и других проблем. Вот только сначала перейди на наши стандарты, пройди сертификацию – исключений ни для кого нет, даже для своих. Ах, у тебя грошей на модернизацию и сертификацию нет?! Твои проблемы – рынок суров и, ты стало быть, в него не вписался!

Даже, в сельском хозяйстве работать не надо: пшеницу привезут из России, фрукты из Украины, а овощи  из Аджарии…

До многих, стало постепенно доходить: не уж, надули?! Но было поздно «пить боржоми»…

А вот насчёт возможности путешествовать бесплатно, всё было без обману!

Желающие попутешествовать, могли подписать контракт с какой-нибудь фирмой и по «безвизу» поехать бесплатно на любую стройку Евразии… Особенно, требовались рабочие руки на карьерах Обо-Баян в Республике Нэй-Мэнгу — называемой ещё Внутренней Монголией. На северокавказских курортах – излюбленном месте отдыха всей евразийской правящей и финансово-экономической элиты, а так же — богемы, всегда требовались девушки и молодые женщины определённой внешности для обслуживающего персонала… Подпиши контракт и езжай-лети в Кисловодск, Ессентуки или Минеральные Воды. А там глядишь – если не круглая дура, конечно и, «папика» себе башлёвого найдёшь или ещё лучше – мужа! Такие случаи были не редкость… Ну, а если какому-нибудь режиссеру российскому приглянешься – станешь всемирно известной кинозвездой!

А как же балканская молодёжь, спросите? Ну, та – что тянется к знаниям? Да, без проблем!

Хочешь учиться в российском ВУЗе? Ну, если у тебя талант или — хотя бы способности есть и, ты сумеешь это доказать и подписать договор с какой-нибудь российской корпорацией – тогда в добрый путь! Ну, а если нет – плати за обучение собственные гроши: для своей молодёжи порядки у нас такие же и, ты не особенный.

 

…Да, мало ли чего вам обещали, лошара! Не нравиться жить в нашей Евразии – собирай манатки и, езжай в свою Америку – там только таких лузеров как ты, не хватало!

 

Кстати, никакого «Железного занавеса» — оформляй в посольстве визу, покупай билет и лети белым лебедем куда хочешь… Америка до сих пор воюет с Японией и ей остро требуется пушечное мясо – даже румынского происхождения. Если джапы тебе кишки не выпустят, где-нибудь на островах в Полинезии – то вполне сможешь стать полноправным гражданином Соединённых Штатов, получать пособие по инвалидности и путешествовать где хочешь по всему миру.

Наверное!

 

Однако, это будет ещё не скоро, а пока вернёмся в решающий 1942 год…

***

А что же Германское командование? А что же, спросите — Вильгельм Кейтель и вся его генеральская шобла из ОКВ? А что же сам генерал-фельдмаршал Отто Мориц Вальтер Модель Командующий Восточным ТВД, мать его арийскую ети?!

Всю бесконечно длинную зиму 1941-1942 годов, немецкие генералы отбивали локальные удары русских – без вариантов являющимися «разведками боем» и, чесали свои завшивевшие вдали от благ цивилизации задницы — терзаясь вопросом: где же русские нанесут свой главный удар? А может, их последует несколько? Два? Три? Больше?!

Германские шпионы в России — хотя и, сильно сократились численно и, до минимума сократили свою активность — но никуда не делись. По их донесениям Объединённое Командование Вермахта (ОКВ) вполне себе отчётливо осознавало масштаб надвигающей на них катастрофы. Количество выпускаемого оружия, боевой техники и снаряжения – ужасало… А численность готовящейся к весеннему наступлению армии, заставляло впасть в ступор!

Однако, по донесениям того же Абвера — морская блокада Европы, которую осуществляло «Люфтмарине» гросс-адмирала Карла Денница, наконец начала приносить свои плоды.

Англия и Франция при своём последнем издыхании! Их промышленность стагнирует из-за отсутствия сырья, армиям не хватает самого необходимого — даже для позиционной войны, а население голодает и начинает помаленьку бунтовать. Правительства этих стран, надеются только на русских и, если их предстоящее летнее наступление удастся отбить, обязательно вступят с Германией в мирные переговоры. Тем более Гитлер, через нейтралов дал понять: его вполне удовлетворит существующий «статус-кво» в Европе, плюс бывшие германские колониальные владения в Африке. Даже, на Эльзас и Лотарингию он уже не претендует – ему и «Der Lebensraum» на Востоке — до Днепра, за глаза хватит!

Немецкий народ, тоже неимоверно страдает… Всё, без исключения по карточкам, нормы потребления не хватает для нормального существования, а цены на «чёрном рынке» просто неприлично нереальны для тощего кошелька простого арийца! Тотальная мобилизация высосала практически всё взрослое население из городов и сёл: на улицах встретишь разве что стариков — даже дети с 12 лет, были обязаны трудиться на предприятиях — после сокращенных до необходимого минимума уроков в школе.

Но, осталось потерпеть чуть-чуть – до осени! Тем более, никаких бомбёжек немецких городов нет – у британской и французской авиации, бензина еле-еле на истребители хватает.

Должен отметить, что никакой «антигитлеровской коалиции» в новой реальности не сложилось и никаких общих требований об «безоговорочной капитуляции», Третьему Рейху никто не предъявлял. Да, какие-то договора между Россией с одной стороны и Великобританией и Францией были подписаны — но они ни к чему не обязывали и, были по сути — «меморандумами о намерениях». Так что, вполне могло срастись – если бы не, не по-британски горячечное упрямство Черчилля и холодный расчёт стоящего за ним Рузвельта — потихоньку начавшего уже прибирать к рукам колониальные владения одряхлевших европейских империй… То…

 

В то, что «большое наступление» Красной Армии обязательно случится – никто не сомневался! Германские стратеги хорошо помнили слова их великого «железного» канцлера Отто Бисмарка: «Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами…».

Красная Армия обязательно попытается отбить захваченные территории, вопрос только:

КОГДА И ГДЕ?!

Немецкий генерал-фельдмаршал Вальтер Модель — Командующий Восточным ТВД уже долгое время смотрит на цветную штабную карту, задумчиво водит по ней карандашом, пьёт контрабандный — через Турцию, бразильский кофе целыми стаканами, курит болгарские сигареты – страшный дефицит в Третьем Рейхе, доставаемый «из-под полы» за бешенные деньги  и, напряжённо размышляет.

По анализам мест нанесения «локальных ударов – разведок боем», некоторые из которых были довольно успешны для РККА и крайне болезненны для Вермахта, было очевидно, что русских особенно интересуют два направления: удар из района отбитого осенью Красной Армией крупного транспортного узла Гомель, в направлении на Рогачёв — Бобруйск, затем предположительно – на Минск, Вильно, Клайпеда… И, вся группа армий «Курляндия» целиком и часть группы армий «Смоленск», будут отрезаны. Однако, из-за неблагоприятных для наступления условий местности и, из-за того — что этот «котёл» сможет снабжаться через Балтийское море, это направление — скорее всего, будет вспомогательным – отвлекающим от основного, главного удара.

Хотя, как знать!

Более для русских заманчивым, стратегам в ОКВ казался удар через Днепр: Кременчуг – Кировоград – Первомайск — Винница… Далее, просто напрашивается прорыв их танковых и конно-механизированных групп в «Польский коридор[1]»!

«Хм… Пожалуй, слишком смелый и авантюрный замысел – даже для русских!».

Или, нет?

Они уже не раз, пытались провести свою «разведку боем» именно близ Кременчуга… Зачем?

«Может, в каком другом месте?».

Он, мучительно напрягая зрение, снова и снова смотрит на карту — как бы пытаясь заглянуть под неё: русские за зиму «прощупали» почти всю линию Днепра — атакуя через реку по льду. Его взгляд опять зацепляется за Кременчуг:

«Скорее всего и, готовящийся главный удар сокрушительной силы, будет именно где-то здесь. Как подумаешь, сколько орудий и снарядов производит их промышленность на Урале в месяц… Gott schütze uns!».

 

«Так, так, так… А если не вход в «Польский коридор», тогда что? – взгляд Моделя опускается вниз, — а если русские встречный удар из Одессы нанесут? Недаром же, русские с прошлого года так в неё вцепились – не выбьешь! Уже и города то, самого нет – одно название и воспоминания на руинах домов, да большевистские фанатики в катакомбах… Правда, порт одесский до сих пор работает – если эти итальянцы с румынами не врут, оправдывая своё бессилие и, уже почти годовое пребывание под стенами этой «Трои»…».

Разболелась голова и, генерал-фельдмаршал, помассировал затылок — стараясь в это время расслабиться и, не о чём не думать… Затем, снова:

«Так, так, так… По всему выходить, что если русские нанесут главный удар из Кременчуга и навстречу ему из Одессы, затем «встретятся» в Виннице — они возьмут в «колечко» всю Группу армий «Таврия», этого… Этого выскочки…».

Своего строптивого подчинённого — Эрвина Роммеля, Вальтер Модель откровенно не любил и, не скрывал этого.

«Конечно, не «Польский коридор», но всё же! Три армии – тридцать с чем-то дивизий, не считая союзников – это тоже… На дороге не валяются!».

 

Как бы проверить?

Почесав высокий лоб холёной генерал-фельдмаршальской пятернёй, он вызывает генерала — руководителя одного из отделов ОКВ:

— Карл! Будь так добр: посмотри по разведсводкам макаронников и мамалыжников – что у них там в Одессе творится?

— Сейчас, сейчас… Минуточку…, — роется в принесённых бумагах тот, шелестя ими, — …ты не поверишь, Вальтер, но в морской порт посреди этих руин, буквально вчера приплыла русская Азовская флотилия… Ну, помнишь – осенью задавшая перцу нашему «Волку степей»! …Этому выскочке – Роммелю?

— Аааа… Как не помнить: визг, аж в самом Берлине слышали — когда русские в Мариуполе, его как кошку драли! – генерал-фельдмаршал злорадно смеётся, потом обеспокоенно переспрашивает, — Азовская военно-речная флотилия, говоришь? Это та — бывшая «Днепровская», стало быть?

— Ну, да! Та самая.

— Scheisse! И, что она там делает?

— Ээээ… Возможно, готовится к какой-то крупной заварушке. Вот смотри, Вальтер…, — оба склоняются к карте, — как красиво получается: реки Днестр и Южный Буг, образуют как бы «коридор»… Если, разогнать отощавших за зиму итальяшек – про румын я уже промолчу и, ударить вдоль этого «коридора» на Север… Брацлав, потом Винница и русские уже в тылу у Группы армий «Киев» фон Арнима! А военно-речная флотилия не даст нам контратаковать их во фланг через эти реки.

— А если ещё и, навстречу от Кременчуга?

Генерал махнул пухлой рукой:

— То место, так укреплено, что… Там, целая Четвёртая танковая группа генерала Вильгельма фон Тома у этого «выскочки» стоит в резерве!

— …Да?!

Нутром, Модель чуял здесь какой-то подвох:

«Что-то, здесь не так… Что-то как-то, здесь не правильно…».

Вдруг, генерал-фельдмаршала внезапно осенило и, он лихорадочно заводил по карте карандашом:

— Scheisse, ещё раз! А вот смотри-ка, Карл, всю зиму русские нас атаковали через Днепр. Самая сильная их «разведка боем» была под Кременчугом – когда они таки прорвались и, запустили своих «боевых пингвинов» на снегоходах, которых мы потом целый месяц вылавливали финнами на лыжах…

– Слава Маннергейму! Я, если честно, тогда — чуть было не обделался…

— Тогда, мы все – чуть было не «обделались», когда их арктическая пехота подошла к Киеву с Запада! Вернее – подъехала на своих «Rosyonok»…

— Почему русские, дают такие варварские названия своей технике, — подивился генерал, — вроде сам в России был и язык знаю, но до сих пор не выговариваю…

— Загадочная русская душа, Карл! Лучше ne parsia – всё равно её не поймёшь… Да! Недаром Маннергейму сам Фюрер звание «Герой Рейха» дал и, доску мемориальную с его именем на стене Рейхстага лично повесил! Были бы все союзники такие, как финны и венгры…, — помечтал генерал-фельдмаршал, потом вернулся к осенившей его идеи, — а, вот этот участок – между Каневым и Черкассами, русские не трогали… А ведь это – стык между фон Арнимом и этим выскочкой… Роммелем, с его Группой армий «Таврия». А, почему?

В глазах генерала вспыхнула искра понимания и восхищения противником:

— А ведь от Канева ещё ближе до Винницы, чем от Кременчуга! Ай, да Мишка Потапов, ай да – sukin sin! А ведь, когда мы с ним в шахматы под vodka играли – дурачком прикидывался…

— «Русский любит прикидываться дурачком, немец – умным», — философски заметил Модель, — действительно «красиво» задумано — не зря мы с тобой, этих русских столько лет учили! Знать бы, как всё обернётся…

 

Оба немецких стратега, снова озабоченно склонились над картой:

— Как ты думаешь, Карл, много у генерала Черняховского войск в Одессе?

— Да, кто ж знает, Вальтер: после того, как осенью русские утопили в Чёрном море последнюю итальянскую лохань – посланную Дуче нам в подмогу, они за зиму по ночам, вполне могли завести туда сколько угодно войск.

— Хм… Позволю себе усомниться, – недоверчиво хмыкнул Модель, — завезти и, разместить посреди развалин? Да, ещё так – чтоб никто не видел?

Генерал поискал в принесённом портфеле и нашел какую-то тоненькую папочку. Водрузив на глаз монокль, он сперва прочитал его сам – убеждаясь, что тот самый, потом передал для ознакомления начальству, на словах сказав:

— Итальянцы с румынами утверждают, что — у русских там целый подземный город! Мол, даже грузовики там по штольням катакомб ездят, подвозя подкрепления и боеприпасы прямо на передовую. А зная неприхотливость русского солдата и, его умение спать стоя – даже на посту… Помнишь тот случай, Вальтер?

— Это, в тридцать первом – с тем часовым, то? Как такое не помнить… Он, меня чуть не застрелил, suka! ХАХАХА!!!

— ХАХАХА!!!

Пролистав наскоро папочку, «целясь» тоже – через вставленный в глаз монокль, генерал-фельдмаршал Вальтер Модель, вдруг посерьезнел:

— А ведь, там их действительно может быть — очень-очень много… А мало будет – после начала операции, ещё из Крыма привезут.

(P.S. Данный диалог полностью выдуман автором и не является исторически достоверным. Однако, последующие события позволяют предположить что нечто подобное — между генерал-фельдмаршалом Вальтером Моделем и одним из его начальников отделов Штаба Восточного театра боевых действий, вполне имело место быть…)….»

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Глава последняя. Туман войны (продолжение 3).

[1] В данном случае, речь идёт об промежутке между реками Одра и Висла, войдя в которые с Юга, можно не встречая естественных препятствий дойти до Балтийского моря, отрезая от Германии Восточную Пруссию и все войска находящиеся на Северо-Востоке.

[1] В реале» Болгария выставила против России 1-й болгарский гренадерский полк СС (нем. Waffen-Grenadier Regiment der SS (bulgarisches №1)) осенью 1944 года. Но, у нас же – альтернативная история!

[2] Бесклапанные ПуВРД, иначе — U-образные ПуВРД. В этих двигателях отсутствуют механические воздушные клапаны, а чтобы обратное движение рабочего тела не приводило к уменьшению тяги, тракт двигателя выполняется в форме латинской буквы «U», концы которой обращены назад по ходу движения аппарата, при этом истечение реактивной струи происходит сразу из обоих концов тракта. Поступление свежего воздуха в камеру сгорания осуществляется за счёт волны разрежения, возникающей после импульса и «вентилирующей» камеру, а изощрённая форма тракта служит для наилучшего выполнения этой функции. Детонационные ПуВРД. (англоязычное название PDE) В этих двигателях горение топливной смеси происходит в режиме детонации (в отличие от дефлаграции, которая имеет место при горении топливно-воздушных смесей во всех ВРД, рассмотренных выше). Детонационная волна распространяется в топливной смеси гораздо быстрее, чем звуковая, поэтому за время химической реакции детонационного горения объём топливной смеси не успевает существенно увеличиться, а давление возрастает скачкообразно (до значений свыше 100 ат), таким образом имеет место изохорический (при постоянном объёме) нагрев рабочего тела. После этого начинается фаза расширения рабочего тела в сопле с образованием реактивной струи. Детонационные ПуВРД могут быть как с клапанами, так и без них. Потенциальным преимуществом детонационного ПуВРД считается термический КПД более высокий, чем в ВРД любого другого типа.

Интересующимся: http://almazcar.ru/dvigatel/besklapannyj-pulsiruyucshij-dvigatel.html 

 

[3] В данном случае, речь идёт об промежутке между реками Одра и Висла, войдя в которые с Юга, можно не встречая естественных препятствий дойти Балтийского моря, отрезая от Германии Восточную Пруссию и все войска находящиеся на Северо-Востоке.

60
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
9 Цепочка комментария
51 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
12 Авторы комментариев
grunmouseСЕЖ Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

а без порнухи никак нельзя?

Злой Жук
Злой Жук

Расскажите как?

byakin

Расскажите как?

это к нашему уважаемому коллеге старшему матросу. у него в мекленбургском цикле удалось

Сан Саныч

Я чисто по художке , так чисто поговорить .
В данном отрывке у автора есть небольшой перебор , с некоторыми не приятными моментами . Порно как такового нет . Возможно эти моменты появились как отклик на просьбы некоторых читателей о раскрытии характеров персонажей ? Да и на мой взгляд сцена высадки и последующего захвата плацдармов и портов коротковата . Народ жаждет зрелищ , можно было хронометраж боями поднакидать .
P.S. Худсовет какой то ё-моё.

vitaliy .k

В ваффен-СС командный язык БЫЛ немецкий! А «неформалов» командиры-немцы (коих было большинство среди офицеров) могли на месте одной пулей двоих….

Сан Саныч

Если так строго , то не смотрите ,,17 мгновений весны,, . Не женатый , бездетный офицер SS , это вообще нонсенс . Ну есть некоторые художественные допущения .

vitaliy .k

Ситуация подобной в «17…» В РИ нереальна! Это конкретный худ.перегиб, шо неоднократно разбиралось критиками даже в сов.время.(хотя фраза звучит солидно) .За ПОДОЗРЕНИЕ в неформальности рулей до полковника уходили нещадно, если не в концлагерь. В начале, с захватом власти они ваще с неформалами и душевнобольными даже в рейхе не церемонились!!!

Сан Саныч

Я в курсе , поверьте . Поэтому и говорю , что есть художественные допущения , на которые можно закрыть глаза , на примере всеми любимой экранизации произведения Ю. Семёнова .

NF

++++++++++

Высадка именно на Балканах в рамках Вашей стратегии немцев на Средиземноморье бессмысленна. Если немцы и итальянцы захватывают господство на Средиземноморье, то оттуда один шаг до нефти Ближнего Востока. Особенно если в войну вступит Турция, что в данном случае вероятно. Тогда у России лишний фронт на юге, а у немцев — больше нефти. Потеря Плоешти уже не страшна. При этом плацдарм на Балканах не может взаимодействовать с главным фронтом, немцы же могут маневрировать резервами. Конечно, при подавляющем техническом превосходстве можно победить и так, но это дороже и не рационально. Вот если Средиземноморья у немцев нет, тогда да. В катакомбах прятать армию — безумие. Собарать-то, допустим, можно, вот только после месяцев сидения в катакомбах это будет уже не армия, а толпа. Идея блокады Англии и Франции разбивается об Испанию. Если Испания вступает в войну за Ось, то ей обрезают продовольствие из Америки, что для Испании критично. Франко это знал, и не вступал в войну даже при падении Франции. А тут Франция держится. А если Испания — нейтрал, то она получает продовольствие и прочее из Америки, и потом перепродаёт во Францию. Цены у англо-франков вырастут, но продовольствие — будет. И это не считая собственно английских мер противодействия блокаде, которых в Вашей «реальности» типа… Подробнее »

Сан Саныч

От Турции ни чего феерического ждать не стоит , ИРЛ и тут они побоятся лезть в схватку ёкодзун , а будут ждать плюшек от победителя . ИРЛ все заинтересованные стороны их не трогали , что бы не вляпаться в ещё один фронт с сопутствующим гемором , и нулевым , или вовсе минусовым выхлопом .
На счёт ближневосточной нефти , лично я не строил бы планов . Ибо даже истощённые англы , с Индийских аэродромов могут устроить вальпургиевы ночи . Да и Советы войдут в Иран ( в смысле Персию) раньше чем ИРЛ . И получится колоссальный протерь ресурсов . Возможно немцам стоит сосредоточится на эрзацах , и повышении их качества . Этиловый спирт из египетского сахарного тростника ( он туда принудительно завезён , взращивается в ущерб местному населению ) , который перерабатывать будут в Германии , т.к. транспортировать тростник можно буквально плотами , как лес , он не тонет , и стрелять и бомбить его бесполезно . А вот танкеры со спиртом обалденно горят
P.S. Я вот сейчас подумал , что сахарный тростник можно растить и в европе , в тёплых местах . Расти будет мало , относительно тропиков , но таки будет .

Вы расстояния от Индии до устья Евфрата представляете? Это вам не Европа. Тут В-29 нужон, Веллингтоны не дотянут совсем.
Да и перспектива не просто разбомбить, а захватить и использовать Баку вельми соблазнительна.
В реале была другая ситуация. Англия удерживала Средиземноморье и вела успешное освоение колоний вишистской Франции прямо под боком у турок. Здесь же немцы захватывают Средиземку целиком. Расклад несколько другой.
Впрочем, 100% тут сказать нельзя, только о вероятностях

Если серьёзно, мне очень интересно сможет ли Третий Рейх – нет, не победить во ВМВ! Об этом речи не идёт. Хотя бы свести войну вничью – подписать мирный договор без безоговорочной капитуляции, то есть. Меня очень интересует, при каких условиях это может произойти и, что для этого надо сделать. Первое условие — это должна быть АИ не про наибольшее попаданческое благоприятствование для России. Нельзя усидеть на двух стульях. Если вы пишете про создание российской сверхдержавы, то для этого Рейх должен быть повержен. Причём как можно быстрее. Если же рассматривать именно варианты победы Рейха, то пару таких я вам даже вкратце назвал. Но это отдельно от русских попаданцев. Если, конечно, вы не хотите написать про попаданцев, которые попали во всех смыслах, и загубили своё дело. Ваши предложения, коллеги! Предложения чего? Как закончить вашу АИ, которая уже нереалистична? Или вы всерьёз хотите предложений по пересмотру уже написанного? Нет, я мог бы написать простыню про войну на западе — контрмеры Англии и Франции. Даже почти сохраняя вашу фактологию, но неизбежно меняя оценки. И какие-то моменты придётся показать не как факты, а как ошибочные мнения немецкой (или вдруг ещё чьей-то) разведки. Иначе соблюсти подобие реализма не получится. Но вы точно такого хотите? взбесился что… Подробнее »

Bull

А что же Германское командование? А что же, спросите — Вильгельм Кейтель и вся его генеральская шобла из ОКВ? А что же сам генерал-фельдмаршал Отто Мориц Вальтер Модель Командующий Восточным ТВД, мать его арийскую ети?! — именно вот с этого абзаца начинается произведение. А до этого простое гопничество — уж извините за мой русский. Прежде всего хочу объяснить, некоторым коллегам почему я так «агрессивно» иногда отвечаю на их, так сказать – критику. Видите ли, в детстве меня часто пороли – поэтому я такой ещё при тоталитарном режиме, мне внушили что критика — это когда видишь какой-либо недостаток в чьём-нибудь, делаешь замечание и предлагаешь как этот недостаток устранить… Иначе это и не «критика» вовсе, а оголтелое критиканство! — ну как бы вы не один тут в тоталитарном режиме родились и выросли — есть люди и постарше. Но вот передергивать не стоит — в советские времена к критике требование было одно — КРИТИКА ДОЛЖНА БЫТЬ КОНСТРУКТИВНОЙ. А то что вы предлагаете — есть плод мысли современного менеджера. Который звучит следующим образом: «Критикуешь — предлагай, предлагаешь — выполняй» То есть именно то что вы хотели поиметь с коллег — мы должны были предложить весь ваш АИ-пост. Увы — это никто не понял и… Подробнее »

> порка мадонна фелличита! Мабене…
Ва бене. На итальянском — va bene.

> — Вам, что? Погоны в плечах жмут, пан офицерски кандидат?!
> — Извините, пан пулковник…, — не понял тот.
Это явно какие-то поляки обрисованы, а не болгары. У болгар «господин полковник», а не «пан пулковник».

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить