Выбор редакции

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Часть 3.

14
6

Предыдущие главы
Глава 3. «Ху из ху» — действующие лица и исполнители, то есть… Ну и совсем немного по вопросу адаптации попаданцев…
«Чужaков нигде не любят. Везде всё уже дaвно поделено. Нaдо, либо жениться нa стрaшиле, чтобы войти в клaн, либо подбирaть крошки с бaрского столa…», — не помню откуда…

Тем временем, первые «анкеты» попаданцев легли на стол:

— Так… Посмотрим, что там у нас…

Рисунок 14. «Спасти обречённых: пять альтернатив 1941 года». Стоявшие у границы советские войска были обречены на гибель. Их было на круг 40 дивизий против 100 в германской армии вторжения. Остальная армия не могла им помочь, будучи не в силах преодолеть сотню или даже все 300 километров. Но как развивались бы события, если бы тогда, в 1941 году, всё пошло по‑другому?»  Автор Алексей Исаев.

Рисунок 14. «Спасти обречённых: пять альтернатив 1941 года». Стоявшие у границы советские войска были обречены на гибель. Их было на круг 40 дивизий против 100 в германской армии вторжения. Остальная армия не могла им помочь, будучи не в силах преодолеть сотню или даже все 300 километров. Но как развивались бы события, если бы тогда, в 1941 году, всё пошло по‑другому?»  Автор Алексей Исаев.

Первой взяв в руки «анкету» Ворошилова, Вождь чуть было вслух восторженно не  присвистнул: его «ник» был ему хорошо известен! Этот человек очень часто попадался своими статьями и комментариями на всяких-разных форумах, посвящённых начальному  периоду Великой Отечественной Войны. Последняя его статья «Пять альтернатив 1941 года» — вполне убедительно и на конкретных примерах, доказывала  неизбежность получения от немцев конкретных люлей в начальный период войны. Даже, несмотря на все потуги попаданцев с плотно «набитыми» инфой ноутбуками… За исключением, конечно, тех случаев — когда «рояли» бы, летали плотными «журавлиными» косяками. Например, если б, в СССР образца 1941 года, «попадали» бы целые гвардейские танковые армии образцов от сорок пятого до девяносто первого годов. Ну, или хотя бы одной атомной подводной лодки с аналогичными боеголовками на борту…

 

Вскоре, процесс сдачи «анкет» попаданцами ускорился и, перед ним уже лежала хорошенькая кипа разнокалиберных — исписанных, чем попало и как попало листков бумаги.

 

Всех поражало, как мало времени у Сталина уходило на изучение и анализ содержимого. Он, бегло, в один взгляд их изучал – как фотографировал, затем передавал сподвижникам.

Иногда, Сталин еле слышно бормотал восхищённо:

— Ба… Какие люди! Ну, если это не «рояль в кустах» — то, я не понимаю вообще тогда, что такое — «РОЯЛЬ»!!!

 

Наконец, последний и Вождь огласил «весь список»:

— Итак, товарищи, подведём некоторые предварительные итоги. Всего нас здесь «попало» (?) человек. По «вселенцам» очень интересная картина вырисовывается…

Ещё раз перебрав «анкеты» — в обратном порядке.

— …Кроме нас,- Сталин показал на своих соратников,- все вы, так или иначе «практики», то есть специалисты занимающиеся чем-то конкретным.

«Каждой твари по паре, — мыслимо резюмировал Вождь, — нет только компьютерщиков — что впрочем, не критично и, ни одного химика. А вот это хреново!»

Впрочем, был один микробиолог и один фармацевт.

(Коллеги! Нужна помощь по реципиентам и вселенцам по этому направлению!)

«Ну, этих на антибиотики, однозначно! Ну, а если время свободное будет, пусть занимаются к примеру нефтянкой… Или полимерами».

— По так называемым «реципиентам», картина вырисовывается ещё более интересной…

Дальше, по списку сколько и кого, специалистов в области чего «попало».

 (КОЛЛЕГИ, АКТИВНЕЙ!!!)

 

  • Реципиент Сталин Иосиф Виссарионович: Народный комиссар по делам национальностей РСФСР (1917—1923), Народный комиссар государственного контроля РСФСР (1919—1920), Народный комиссар Рабоче-крестьянской инспекции РСФСР (1920—1922), Генеральный секретарь ЦК РКП (б) (1922—1925), Генеральный секретарь ЦК ВКП (б) (1925—1934). Вселенец: «Админ». Председатель Совета министров …ССР, глава администрации …ской губернии РФ. «Ныне» на пенсии, владелец сайта по альтернативной истории.
  • Реципиент Ворошилов Климент Ефремович: После кончины М. В. Фрунзе Ворошилов возглавил военное ведомство СССР: с 6 ноября 1925 года по 20 июня 1934 года — нарком по военным и морским делам и председатель Реввоенсовета СССР; в 1934—1940 годах нарком обороны СССР. Вселенец: «….». Учился в Вольском высшем военном училище тыла, затем закончил академию Генштаба и, до известных всем событий, исполнял должность зампотылу крупной воинской части.
  • Реципиент Молотов (Скрябин) Вячеслав Михайлович: С 1927 года Молотов являлся членом Президиума ВЦИК, а с 1929 по 1931 годы – членом Президиума ЦИК СССР. Вселенец: «….». Закончил «Бауманку», МГИМО и, работал на различных хозяйственных и дипломатических должностях — в том числе и, во «Внешэкономторге». После известных всем событий, некоторое время занимался частно-коммерческой деятельностью…
  • Реципиент Берия Лаврентий Павлович: В декабре 1926 Берия стал председателем ГПУ Грузии, а в апреле 1927 – и грузинским наркомом внутренних дел. Вселенец: «….». Руководитель крупного НИИ — «на стыке наук».(У коллег будет предположение, каких именно «наук» и что за «стык»?
  • Реципиент Киров (Костриков) Сергей Миронович: 8 января 1926 года Сергея Кирова избирают первым секретарём Ленинградского губернского комитета (обкома) и горкома партии и Северо-Западного бюро ЦК ВКП(б), кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б). Вселенец: «….». преподавал историю КПСС в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, председатель колхоза-миллионера на Алтае,
  • Реципиент Маленков Георгий Максимилианович: В 1920—1930-х гг. — сотрудник Организационного отдела ЦК ВКП(б), с 1927 года технический секретарь Политбюро ЦК. Вселенец: «Мозговед». Доктор наук, психолог, психоаналитик, гипноз, нейролингвистическое программирование и прочая лабуда…
  • Реципиент Струмилин (Струмилло-Петрашкевич) Станислав Густавович. Видный советский экономист, статистик, историк, социолог; под его руководством разработана первая в мире система материальных балансов; автор одного из методов построения индекса производительности труда, т.н. индекса Струмилина; один из авторов планов индустриализации СССР. Вселенец: «….». Работал в Госплане СССР — возглавляя один из его отраслевых отделов по промышленности, до самой его ликвидации в 1992 году.
  • Реципиент Лихачёв Иван Алексеевич. С 1926 г., директор автомобильного завода АМО. Вселенец: «….». начинал трудовую деятельность на заводе имени «себя» — простым рабочим. Получив заочно высшее образование, он дослужился до мастера одного из важных участков… Затем, после увольнения с завода, работал в  крупном столичном автохозяйстве и, в скором времени, стал его директором. После начала «смутных времён» же, создал с нуля крупную частную фирму по торговле поддержанными иномарками…
  • Реципиент Баранов Пётр Ионович. В 1923 году Баранов был назначен начальником и комиссаром бронесил РККА. В августе того же года был назначен на должность заместителя начальника, а в декабре 1924 года — на должность начальника ВВС СССР. В последней должности проработал до июня 1931 года. Одновременно с 1925 по 1931 годы являлся членом РВС СССР. Вселенец: «….». Специалист гражданской авиации, начальник аэропорта. Знаток и историк авиации, фанат авиа-симуляторов.
  • Реципиент Сергеев (Петров) Андрей Васильевич. С 1926 г. в резерве РККА с откомандированием в распоряжение Народного Комиссариата внешней и внутренней торговли. В 1926-1928 гг. работал военным атташе во Франции, с 1928 г. — в США, где возглавлял авиационный отдел советских торговых представительств (Амторг). Вселенец: «Рейхсмаршал». Последовательно был лётчиком-спортсменом, лётчиком сельскохозяйственной авиацией, начальником авиаотряда полярной авиации, преподавателем в училище гражданской авиации…
  • Реципиент Добрынин Владимир Алексеевич. Советский конструктор авиадвигателей, доктор технических наук (1960). В 1926 окончил Московское высшее техническое училище. С 1925 работал в Научном автомоторном институте, Центральном институте авиационного моторостроения и других организациях. С 1935 главный конструктор, с 1956 генеральный конструктор. Под руководством Д. создан ряд образцов поршневых и турбореактивных двигателей для самолётов конструкции А. Н. Туполева и В. М. Мясищева, в том числе комбинированный двигатель ВД4К (1951) — самый мощный и экономичный поршневой двигатель того времени. Государственная премия СССР (1951). Награждён орденом Ленина, орденом Красной Звезды и медалями. Вселенец: «….». Двигателист, работал в отделе главного конструктора «Ярославского Моторного Завода».
  • Реципиент Туманский Сергей Константинович. Советский конструктор авиационных двигателей. Вселенец: «….». Работал в КБ по авиа-двигателестроению рядовым конструктором.
  • Реципиент Сиркен Константин Карлович. С 1924 по 1928 год – начальник тракторного цеха, замдиректора по труду завода «Красный Профинтерн» (Брянск»), директор вагоностроительного завода им. Урицкого. Вселенец: «….». Офицер Советское Армии. Максимальная должность — зампотех кадрированного танкового полка.
  • Реципиент Калиновский Константин Брониславович. Советский военный деятель. Член КПСС с 1920. Родился в семье офицера. В июне 1918 добровольно вступил в Красную Армию, участвовал в боях под Шенкурском (Архангельская губерния). Окончил Высшую военную автомобильно-броневую школу (1919), участвовал на бронепоезде в боях на Южном фронте, успешно командовал бронепоездом на Западном фронте в 1920. В 1921‒22 годах — инспектор Управления бронечастей Кавказской армии. Окончил Военную академию РККА (1925). В 1926‒27 военный советник в Китае, затем командовал опытным механизированным полком. Вселенец: «….». Подполковник СА, командир мотострелкового полка, ветеран Афганистана.
  • Реципиент Владимир Кириакович Триандафиллов. Советский военный теоретик. В своих работах заложил основы теории глубокой операции, осветил роль предвоенного периода и начального периода боевых действий для успешного хода войны в целом. Многие военные историки считают Триандафиллова «отцом советского оперативного искусства». Идеи Триандафиллова были впервые использованы Богдановым М. А. в операции по разгрому японских войск у реки Халхин-Гол в августе 1939 года. По окончании Военной академии выдвинут М. В. Фрунзе на работу в Штаб РККА, где получил 15 апреля 1924 года назначение на должность начальника Первого (то есть оперативного) отдела, а затем и начальника Оперативного управления Штаба РККА. Вселенец: «….». Ветеран Афганистана, подполковник — командир батальона ВДВ, военный историк и теоретик.
  • Реципиент Вологдин Петрович Вологдин. Осенью 1923 года Вологдин переехал на работу в Трест заводов слабого тока в Ленинграде на должность «директора по радио». Вселенец: «….». Начальник радиотехнической лаборатории, начальник радиотехнического цеха.
  • (Ещё нужен один радиоспециалист из конца 20-ых, коллеги!)
  • Реципиент Мирзаханов Илларион Аветович. В 1921-24 годах, занимает пост Председателя Правления в Тресте Тульских государственных заводов. Выделяется своими организаторскими способностями, на него обращают внимание руководители Партии и государства. В 1924 году, по распоряжению Г. К. Орджоникидзе Мирзаханова переводят в Москву на должность Директора-распорядителя Государственного акционерного общества «РудМеталлТорг». Затем работает в Коврове на должности Заместителя Директора Оружейного завода ИНЗ №2 (ныне— ЗиД—Завод имени В. А. Дегтярева). Вселенец: «….». Ведущий инженер-технолог одного из предприятий оборонного комплекса РФ.
  • Реципиент Бурухин Андрей Михайлович – многолетнего директора Ковровского пулеметного завода, переименованного при нем в Инструментальный завод №2 (ныне это «Завод имени В.А. Дегтярева»). Слесарь по образованию, участник Гражданской войны, депутат Ковровского совета рабочих депутатов, талантливый руководитель и организатор производства. Вселенец: «….». Рабочий-оружейник, инженер по производству, главный технолог цеха Ижевского Оружейного Завода — производящего «СВД».
  • Реципиент Файнберг Евгений Эдуардович. Председатель отдела Культуры и пропаганды. Вселенец: «Оппозиционер». Журналист, работник печатных и электронных СМИ, участник нескольких избирательных президентских компаний в «лихих девяностых». Специалист по политтехнологиям, короче…
  • Реципиент Галлер, Лев Михайлович. Флагман флота 2 ранга, С 1927 года— командир бригады линейных кораблей Морских сил Балтийского моря. Вселенец: «….».
  • Реципиент Андреев Андрей Андреевич. В 1922—1927 гг. председатель ЦК профсоюза железнодорожников, одновременно в 1924—1925 гг. секретарь ЦК ВКП(б). Вселенец: «….».
  • Уважаемые коллеги! Список будет уточняться и пополняться по мере дальнейшего написания этого произведения и желательно – при вашем самом активном участии. Желающие, могут зачикать себе «ники» наших попаданцев и придумывать всякие диалоги с их участием, шутки-прибаутки, вундерваффли – в пределах разумного, конечно…

 

Опять перечень тех, в чьи тела вселились «гости из будущего»… Большинство фамилий, большинству попаданцев ничего не говорило, впрочем. Народ сидел и озадаченно вертел шеями – озираясь на своих коллег, не узнавая их.

Наконец, коллега Сталин выкатил «арбуз»:

— Но, самое интересное: все мы перед «попадаловом» сидели на одном и, том же сайте — в одно и, тоже время!

Он, под всеобщее изумление назвал один — очень популярный среди любителей альтернативной истории, сайт в интернете… Гул голосов… Встал один кряжистый военный и делая вид, что закатывая рукава, грозно спросил:

— Среди «попавших» коллег есть один тип под ником «Бородач»?

Никто ему не ответил и, раздосадовано садясь, тот пробурчал:

— Ну, так и думал – как сраться в сети, так он – герой… А как в реале «попасть» и, за базар ответить – так кишка тонка.

 

— И, наконец – самое-самое интересное…

Сталин взял паузу и, по всего его виду, можно было догадаться — что это ещё не всё… Точно!

— Коллеги! Только не кидайтесь в меня с размаху бронебойными тапками… Но, этот сайт принадлежит мне!

 

Могильная тишина… Казалось, кого-то закапывают молча и… Заживо!

Вдруг, зал взорвался криками возмущения. Тут всякое было, вплоть до идиоматических выражений и прочих разновидностей «великого и могучего».

— Так, это твоих рук дело, генералиссимус в оппу оппанный?!- запомнилось Вождю самое толерантное,- вертай назад — у меня жена после операции!

Сталин стоял молча, крестив руки — как памятник самому себе и смотрел куда-то вдаль и ввысь… Возможно, в светлое будущее – откуда его занесла сюда нелёгкая. «Отбивались» его ближайшие соратники.

— Какая «жена», какая «операция»?!- соскочив, горячо заговорил Берия,- думайте, что говорите, коллега — ваша жена даже, ещё не родилась!

— Тебе дали ВТОРУЮ ЖИЗНЬ(!!!) ушлёпок, — это уже, рычал «аки лев» Киров, — а ты тут, предъявы Вождю лепишь?!

— Да, вы, что все? Не понимаете, что с вами произошло?- поддержал «любимца партии», товарищ Молотов,- самому молодому из вас «там» было пятьдесят шесть лет! Да, вам же девки — даже за большие деньги, уже не давали! Это же, ваш ВТОРОЙ ШАНС!!!

Самый веский аргумент привёл Нарком обороны:

— В самом деле, друзья…,- рассудительно заговорил с места Ворошилов,- всем нам, неизвестно для чего и каким образом – но, по сути, дана ВТОРАЯ МОЛОДОСТЬ!!! Это, происходит далеко не с каждым! Не гневите вы… «ЕГО»!!! Думаете, это всё СПРОСТА?!

В конце речи, он поглядел вверх и истово перекрестился. Его примеру, пару минут спустя, последовала — как бы, не половина присутствующих!

— Не гневите вы Господа, коллеги, — каким-то особенным голосом молвил Маленков, — а то «вселит» ОН(!!!) вас в таракана, за пару секунд до удара тапком!

Как ни странно, подействовало! Когда объяснений какому-то явлению нет, человек привычно объясняет это явление чем-то сверхъестественным…

Постепенно, попаданцы, смирившись с неизбежным стали утихать.

— Да, я всё понимаю – но, мои внуки…, — растерянно проговорил один, со слезами на глазах, — мы с моей Оленькой, так долго ждали сына, а потом – внуков… Близняшек… И, я их так люблю…

Наконец и, он сел, успокоившись.

 

Шум в зале, потихоньку начал стихать, как грозное, но непродолжительное природное явление…

— Как легализоваться в этом времени будем, товарищ Сталин?- раздался, наконец, конструктивный вопрос,- я, например, ни черта из жизни моего… Моего…

— «Реципиента»…

— Вот, вот! Ничего из его прошлого и настоящего не знаю…,- спрашивающий достал из кармана бумагу и взглянул на неё, одев очки,- даже, кто это такой – без малейшего понятия!

— И, я! И, я… И, я…,- как эхо раздавалось под высокими сводами старинного здания, помнящего наверное, ещё Семибоярщину и всех трёх самозванцев.

— Эх…,- вздохнул кто-то совсем рядом от стола,- не долго, видать, мне опять двадцатипятилетним ходить… Разоблачат и, к стенке поставят.

 

— Спокойно, товарищи!- поднял руку Вождь,- «рано, впадать в отчаяние» – как говорил всем вам известный Кузьмич!

В зале послышалось несколько, разрядивших обстановку смешков…

— Как я из ваших анкет понял, все вы люди – взрослые, пожившие…,- Сталин, ехидно усмехнулся в свои знаменитые усы,- некоторые, даже – зажившиеся! На этом белом свете — как, я…

Веселье усиливалось…

— Абсолютное большинство – с высшими образованиями, некоторые – даже, с несколькими…

— Неужели, мы с вами – психологически не обыграем «хроно-аборигенов»?! Тем более, с нами «попал» целый психоаналитический профессор… Даже, «ник» у него на форуме такой был – «Мозговед»!

— «Доктор»…,- поскромничал товарищ Маленков из зала.

В зале послышались удивлённые восклицания. Порою, довольно сильные…

— Тем более… Что первым делом посоветуете коллегам, Георгий Максимилианович?

— Держать морду понаглее, товарищ Сталин,- профессионально «посоветовал» тот,- хотя, могу побеседовать с каждым – чтоб, внушить ему уверенность. Могу, научить — за пару занятий, простейшим методам самоконтроля…

— А, гипнозом владеете?

— И, гипнозом владею… Могу «запрограммировать» на успех.

Сталин, с довольным видом потёр ладони:

— Очень хорошо! Если сами не в курсе, товарищ Маленков, то в данный момент, Вы — сотрудник Организационного отдела ЦК ВКП(б). А, скоро, в этом году уже – будете техническим секретарем Политбюро ЦК…

— Извините, но мне это ни о чём не говорит!- развёл руками тот.

— Ну… Типа руководителя отделом кадров партии — сильно упрощая, конечно.

— Аааа…,- прикинул что-то Маленков в уме, — нормально, пойдёт! Сработаемся, товарищ Сталин!

 

— Ну, это всё попозже. Сейчас же, я вот что предлагаю…

Сталин встал со своего места и, держа в руке незажжённую трубку, вновь прошёлся несколько раз за спинами своих ближайших соратников. По завершению каждого «круга» он приостанавливался и говорил:

— Где-то, про третью часть из вас, коллеги… Точнее – про прежних владельцев ваших «тушек», я могу рассказать сам: причём – достаточно подробно… Интерэсовался, знаете ли…

— Наверняка – я уверен на все сто, на каждого из вас есть соответствующее досье в соответствующем архиве. После нашего чаепития, с лёгким перекусоном — я позвоню своему секретарю и, пусть Гнида организует доставку сюда ваших личных дел. Посидите здесь до утра, почитаете про себя – ознакомитесь.

— Судя, по вашему нахождению здесь – со мной, каждый из вас – «человек с положением», у каждого из вас есть должность, значит – кабинет, подчинённые и прочие атрибуты. Завтра…

Сталин приостановился, задумавшись:

— …Как только вы будете психологически готовы, вызываем через Гниду самого вашего «информативного» подчинённого. Он, сопровождает вас до кабинета, там вы знакомитесь с информацией о себе и своих занятиях, из найденных там документов.

— Вызываете по одному своих подчинённых, беседуете с ними, осторожно извлекаете интересующую вас информацию…

— Сложнее будет с семьёй — если, она у вас есть, конечно.

— Что я тут могу посоветовать? …Нэ торопитесь! Только, хорошо всё разузнав, идите на первую встречу и, если что, жалуйтесь на чрезмерную усталость от круглосуточной работы. Если чувствуете, что не готовы – лучше заночуйте на рабочем месте, поручив секретарю позвонить и успокоить родных.

— В самых тяжёлых случаях,- проявил инициативу Мозговед,- на первой встрече с семьёй, могу присутствовать я…

 

Где-то, через полчаса — «вожди» успели сбегать «отлить» без очереди, в дверь предельно вежливо постучали…

После своего мимолётного посещения, несколько человек вышколенной кремлёвской обслуги на столе у «вождей» оставили пузатый — старинного облика, облепленный медалями медный тульский самовар, с полсотни стаканов в подстаканниках и, что-то накрытое салфетками, источающее пьянящий запах свежего хлеба, сыра, колбасы и сдобы.

 

Сидящих за «председательским» столом, кремлёвские халдеи обслужили и тут же удалились, а остальные попаданцы – рангом пониже, оказались на «самообслуживании», разливая чай и разбирая снедь с блюд самостоятельно.

— А китайский чаёк то, КЛАСС!!!- первым отведал Вождь,- сразу видно – фирменный, не «самопал»!

Присоединившиеся к дегустации соратники, высказали то же самое, даже — в более восторженных тонах.

— Соскучился порядком по таким…,- с ностальгией воскликнул Киров, разглядывая подстаканник,- как в старые добрые времена… Как в поездах, помните? Чай проводники в таких пассажирам разносили!

— Нет, не в таких…,- не согласился с ним Молотов,- эти, ещё царские. Серебряные!

— Хорошо жили «слуги народные»!

— А, то ты будто не знал — когда в Институте марксизма-ленинизма, лапшу на уши студентам развешивал?!

— Знать то, я знал… Да, так не жил! Совесть имел…

Прислушивающийся в диалогу Сталин, спросил:

— Так, что? …Пэреходим на «ты», коллэги?!

Ворошилов высказал общее мнение:

— Конечно, переходим! …Может, о деле поговорим? За чаем?

— Конечно, поговорим! За чаем – в самый раз, о делах поговорить! Если, водки нэт…

Вожди, дружно поржали…

— Меня интересует, как мы будем «переигрывать» Великую Отечественную….- осторожно закинул удочку нарком обороны,- в коментах то, мы смело срались-сражались, а как будет на самом деле?

Соратники, вопрошающе уставились на Вождя.

— Как бы дровишек не наломать…,- вдумчиво произнёс Молотов.

— Сами напросились – нечего теперь жаловаться!- коротко хохотнул Ворошилов с лёгким оттенком истерики.

— А я, если честно, особенно то не удивился нашему «попадалову»,- уставившись куда-то в пространство сквозь своё — всем известное песне, невидящими глазами, сказал Берия,- «если идея овладевает массами, она становится материальной силой…»

— Я тоже, что-то такое — всё это время ждал… Как только с вами связался…,- поддержал его Киров,- самовнушение, может быть, какое?!

—             Скорее — «обратная связь», – уточнил переселившийся за стол Маленков и ввернул какой-то мудрёный медицинско-психологический термин, который никто не понял.

 

Сталин, не торопясь вдумчиво помешал ложкой в стакане, громко швыркнул несколько глотков крепкого, горячего чая и, начал:

— Конечно, придётся «прогрессировать» — куда же деваться?! Или, кто-то из уважаемых коллег-попаданцев желает застрелиться? …Повеситься? …Утопиться, или закопаться заживо? Ждать, когда за вас «это», кто-то — с вами же, сделает?

Угрюмое молчание…

— …Переодеться бабой, наклеить бороду и сбежать в Гондурас?- продолжал перебирать варианты суицида Сталин.

— Хм, хм…,- грустно-иронически, хмыкнул Молотов,- отставить тему бородатых женщин: «Евровидение» ещё не выдумали!

— Так или иначе, но придётся прогрессировать!- продолжал Вождь,– ведь, мы не сможем пошагово воспроизвести всё то – что, предпринимали в «реальной» истории наши «реципиенты», в телах которых мы оказались! Значит, что? Придётся, гнать какую-нибудь «отсебятину». И, лучше уж «гнать» какую-нибудь целенаправленную – осмысленную «отсебятину», чем гнать — что придётся и, гнать куда попало и стать в результате — самим гонимыми…

— Хахаха!!!- дружно заржали соратники.

Сидящие в зале, к ним присоединились — даже те кто, ничего не слышал.

 

— Хреново, вот – что, ничего из памяти «реципиентов» не сохранилось…,- попивая вкусный китайский чай, проговорил Берия,- неправильные мы с вами, попаданцы «вселенского» типа, какие то!

— Да!- виновато сознался Ворошилов,- ничего, из «его» сознания не помню… Знаю лишь был такой нарком обороны — «красный маршал», «первый красный офицер»… Не интересовался, понимаете! Жуков, Рокоссовский… Тот же товарищ Сталин, это – ДА!!! А, кто такой Ворошилов?! …Фигня, какая-то!

— Ты женат на еврейке,- «обрадовал» его Молотов,- и, ещё: Троцкий сказал, что твоя лошадь умнее тебя!

— Был б твой Троцкий, сам был бы умнее лошади товарища Ворошилова — не я бы здесь с вами сидел, а он!- несколько свирепо, впрягся Вождь за своего ближайшего сподвижника,- а, так Лев Давыдович сейчас чемоданы в Алма-Ату пакует и неальпиниста с альпенштоком поджидает…

— Троцкий, он вовсе не мой!- с лёгким, шутливым испугом отбоярился от обвинений в «оппортунизме» Лаврентий Павлович,- так, прикола ради…

— Ты с этим не шути здесь, Лаврентий! ВСЁ!!! Срач в Инете закончился и, я думаю -навсегда! Даже, со «своими» не шути так: в привычку войдёт — проколешься среди чужих…

Мельком бросив взгляд на явно прислушавшегося чекиста у дверей, Киров поправил:

— Не… Троцкий пока не «пакует» чемоданы — пока ещё выёживается, на что-то надеется. Но, скоро отчалит… Ещё в этом году[1].

 

Пропустив мимо ушей про «собственную» лошадь, Ворошилов поинтересовался начёт собственной жены:

— Да, ты что?! Еврейка, значит… А подробности можно? Красивая, хоть? Жена то, моя?

— А, я знаю? Знаю, что еврейка – больше ничего… Я, если что – чужими жёнами не интересуюсь.

— А «чужими» школьницами? – подначил Молотов.

— А в морду? – вспылил Лаврентий Павлович, снимая пенсне.

— Ви ещё подерытэсь, горячие попаданские парни! – интонацией рефери на ринге, охолонул их Вождь, — а вам обслуга точно чай налила?

Он взял стакан Берии, недоверчиво осмотрел его и обнюхал.

— Этому столику больше не наливать! – сострил ближсидящий «рядовой» попаданец.

— Драться я не буду, но если ещё кто-нибудь…

— Ладно, ладно! – примиряющим тоном, сказал Молотов, — про школьниц в твоём присутствии ни слова!

— А про школьников? – потроллил Берию какой-то «весёлый и находчивый» из зала.

«Блин, а ведь хотел Берию на пост наркома просвещения поставить…, — озадаченно подумал Сталин, — а теперь он хрен согласится».

— Коллеги! – всё никак не мог уняться Маршал, — кто-нибудь в курсе насчёт моей жены-еврейки?

— Да, какая она «еврейка», твоя Екатерина Давыдовна?- проявил осведомлённость в семейных делах своего наркома обороны Сталин,- она, ещё в ссылке православие приняла. Её кагал от неё отказался и заживо ей, отходную хором отпел. Могилку — как надо, на семейном кладбище оформили: типа, померла она для всего еврейского народа…

— …Серьёзно? Жуть!

— Религиозный экстремизм…

— А дети у нас есть? – Ворошилов, напрягшись замер в предвкушении ответа.

— Своих детей у вас нет…

Нарком, с яростью глубочайшего разочарования, ударил ладонью об стол. Получилось громко, как выстрел:

— Да, ЧТО ЗА ЧЁРТ!!! Да, почему же…

После недолгого молчания, Сталин негромко спросил:

— Тебе рассказать, коллега, почему у четы Ворошилова, не было собственных детей?

— Ну…

— Ты точно это хочешь знать?

— Всё равно же узнает! – заметил Киров, — уж, коль так захотелось.

— Не темни, коллега!

— Твою Екатерину, в девичестве Голду Давидовну Горбму (кстати, одесситку по месту рождения), в семнадцатилетнем возрасте — в ссылке соблазнил, «обрюхатил» и бросил один «пламэнный рэволюционэр» и жертва кровавого сталинского рэжима, заодно…

— Вот, пи…ор! – Ворошилов, учащённо засопел.

— Согласэн! Совершенно точно определение…

Маршал, ещё в глаза не видя своей жены и, даже ничего про неё не зная, похоже начал её ревновать. Многим показалось это забавным и послышались смешки.

— …После сделанного криминального аборта, Голда стала бесплодна.

С Климентом Ефремовичем, чуть не случился припадок или что, ещё похуже! Покраснев, с вытаращенными налившимися кровью глазами, он лапал-царапал кобуру и задыхался, хватая воздух ртом — как рыба выброшенная из воды в микроволновку.

К счастью, Ворошилов скоро успокоился и видя всеобщее недоумение коллег — с раззявленными хлебальниками наблюдавшими его истерику, извиняюще пояснил приложив ладонь к сердцу:

— Прошу прощения, коллеги, за мою несдержанность! Понимаете… «В той» жизни у нас женой тоже не было детей. Только, уже с моей стороны. Вроде, всё нормально «функционирует», всё путём и… Пока туда-сюда, пока надеялся, лечился… Поздно стало – уже у неё, из-за болезни сердца…

Маршал, обречённо махнул рукой.

Поёрзав, стараясь не смотреть Маршалу прямо в глаза, Вождь попробовал утешить своего наркома:

— Зато, у вас есть приёмный сын Петя – четырнадцатого года рождения и вы воспитываете двух детей Фрунзе — Тимура и Таню. Ну, эти вообще – малыши!

Вздохнув, Ворошилов обречённо:

— Был у меня уже приёмный сын… Плохая наследственность – как подрос, запил и… Убили в подворотне его же дружки.

— У этих, наследственность хорошая! – заверил Вождь, напрягая память.

Ну, Тимур Фрунзе – тот, ясно! Лётчик-герой – погиб в 42-ом под Харьковом. А про Петю и Таню, ничего не мог вспомнить.

— Как, кстати, ту жертву «сталинского режима» зовут? – полностью успокоившись, с холодной мстительностью спросил Маршал.

— Авель Енукидзе… Единственный из «жертв», кстати, которому было предъявлено обвинение в совращении малолетних[2].

Оглядев зал, Ворошилов свирепо сказал, обращаясь ко всем:

— Коллега Сталин был прав! Репрессии надо начинать, как можно раньше.

Потом, одёрнув гимнастёрку, к самому «коллеге»:

— Вождь! Этот педофил – МОЙ!!! Что хочешь потом проси, но ЭТОТ(!!!) – мой!

«Кажется, я знаю с чего начнётся «великая чистка» и кто возглавит список «съезда расстрелянных», — с удовлетворением подумал тот, кто вселился в тело Сталина, — история мутноватая, конечно и всеми — кому не лень сфальсифицированная, но кажись и «в реале» репрессии начались с этой мрази, которая — когда за …опу взяли за сексуальные преступления, всех сдала»!

— Он – НАШ!!! Не надо жадничать, коллэга Ворошилов.

Максимальное благоприятствование (самая реальная альтернатива 1941-го года). Часть 3.

Рисунок 14. Авель Енукидзе.

Практически всех без исключения попаданцев не по-детски напрягала необходимость встречи с семьёй – с родителями, с жёнами, детьми и прочими. Из «бета-вождей», особенно убивался Берия:

— Блин, а я же по-грузински ни слова! Как я с ней? …А, если она?! Мать…,- схватился за голову будущий «английский шпион».

— Ты – мегрел, а не грузин, Лаврентий,- поправил Сталин,- хотя, если честно — не понимаю какая между ними разница…

— А мне, думаешь легче? Я и, по-мегрельски ни хрена не шарю… Мать, твою…

— Ладно, хорош причитать, «эффективный менеджер»! Я тоже – из грузинского знаю только «генецвале», «кацо» да «Сулико»… Ну и, песенку из «Мимино» запомнил… Как там… Ээээ…:

 

«- Чито грито чито маргарито да,

Чито грито чито маргарито да…»

— У тебя жена — русская, коллега Вождь!

— И, что? От этого намного легче? – пришедший в себя Ворошилов, — как они друг друга при интиме зовут? Это – только один из вопросов! Ндаааа…

Правда, Сталин утверждал, что он более «подкован»:

— Все мы в одинаковом положении, короче… Правда, я про «это» время и моего… Моего «реципиента», всё досконально знаю. Специально изучал и, достаточно всерьёз!

Он, обвёл соратников пронизывающим взглядом:

— Про вас всех, тоже — достаточно хорошо знаю и, охотно поделюсь информацией… Так что, прорвёмся!

— Спалимся — как пить дать, спалимся…,- в этот раз паника охватила Молотова.

— Смотря перед кем…,- Сталин задумчиво рассматривал собственный портрет – висящий рядом с ленинским справа на стене, между окнами,- перед «ближним кругом»: семья, обслуга — естественно «спалимся»… Враз, поймут что мы — «не те». Так и, что? Мы ж, не просто люди, мы… Символы, что ли… Символы и гаранты. Если твоя жена, товарищ Берия, заметит что с тобой что-то, не то… Что ты – «какой-то, не такой»… «Не от мира сего» — так сказать. Она побежит в НКВД? К психиатру? Ну, предположим ей поверят — что, в тело её мужа, кто-то «посторонний» вселился… Она, разве не понимает, что после этого — она и её дети всего лишатся? Общественного положения, «кремлёвской» квартиры? «Кремлёвского пайка» и всех прилагающихся к нему номенклатурных ништяков? «Крыши», в этом опасном на каждом шагу времени? Наконец, ПЕРСПЕКТИВНОГО БУДУЩЕГО?!

— Наркомы НКВД  на дурочках не женятся!- многозначительно заметил Ворошилов.

— Конечно, нет: женщины, они гораздо прагматичнее нас,- нетерпеливо махнул рукой Киров,- да и, думаю… Мы тут — далеко не мальчики и, грамотно проехаться по ушам женщине сможем… Давайте об серьёзном, корллеги!

Кирову, как и всем впрочем, не терпелось «пилить заклёпки».

— Может, закосить на потерю памяти вследствие удара по голове?- «снизошло» на кого-то «рядового» попаданца, подошедшего из зала к столу плеснуть себе ещё чайку и, невольно подслушавшего разговор вождей,- или, при падении с лестницы…

— Думай, что говоришь!- Сталин показал на зал,- столько народу и, все с черепно-мозговыми травмами! НЭ ПРАВДОПОДОБНО!!!

— Может, на какой-нибудь научный эксперимент – над нами проводящийся?

Сталин, постучал по столу:

— Эксперименты, коллега, ставятся на белых мышах, ушастых кроликах и эфиопских мартышках! В крайнем случае — на узниках концлагерей или приговорённых к смертной казни преступниках. Покажите мне пальцем – кто из присутствующих попадает под это определение?!

 

— В исключительных случаях, можно будет и, под амнезию закосить – если, уж вообще деваться некуда,- высказал своё мнение Маленков-Мозговед из зала,- но, это – стопроцентный писец карьере… Остаток жизни в психушке – стоило ли, ради этого «попадать»?!

— Всегда можно сослаться на предельную усталость — в связи с утомляемостью на работе…,- выдвинул более приемлемый вариант Ворошилов,- ещё и, пожалеет и приласкает. А там, привыкнется – по новой слюбится!

 

Долго ли, коротко – но под чаёк, все успокоились а сама обстановка устаканилась… У всех, как с души камень свалился и, после короткого оживления и обмена слегка пошловатыми — сугубо мужскими остротами, убедившись, что — все напились чая, Вождь подошёл к телефону звонить своему личному секретарю:

— Товарищ Бажанов? У мэня для Вас есть одно малэнькое – но, очень отвэтствэнное поручение… У Вас имэится спысок лиц, с которыми я сэйчас имею удовольствие заседать? …Как, это «нэт»?! Вы, ваще, чем там занымаетэсь[3]? Кормушку для себя нашли?! …Бэгом ко мне!

Народ в зале угорал, а соратники, слегка забеспокоились.

— Не перебарщиваешь, товарищ Сталин?- спросил Молотов,- как бы он раньше времени не свалил…

Вождь, сделал знак, что всё «окей»:

— Я его так зашугал, что он ничего не соображает! А, значит – ничего не заметит.

«Мозговед», с умным видом подтвердил:

— Хороший психологический приём! Может сработать. Но, советовал бы часто не злоупотреблять… И, почаще чередовать «кнут и пряник», коллега Сталин!

 

Буквально, через минуту в дверь постучали… По знаку Вождя Чекист открыл дверь и, в зал совещаний несколько опасливо зашёл запыхавшийся «Гнида».

На одетом в «цивильный» костюм очкарике, как лучи прожекторов ПВО  на ночном самолёте-нарушителе, скрестились ничего хорошего не сулящие взгляды попаданцев… Тот, аж завертелся растеряно, оглядывая себя – что там у него не так, но Сталин его одёрнул сурово:

— Пэрэпысать всех присутствующих товарищей и, как можно скорее принести сюда их личные дэла! Как мэня поняли?

— Хорошо, товарищ Сталин! Понял Вас хорошо…

— Исполнять! Сядьте за стол, а коллэги… Товарищи, по одному пусть подходят и представляются.

Несколько забавно со стороны было видеть, как некоторые «товарищи» — по бумажке, заикаясь, да ещё с неправильным ударением читают свои «паспортные» данные! Правда, таких было немного, но всё равно хватило — чтоб Бажанов «напружинил» уши… Он, временами приподымал голову от бумаг и, несколько насторожено посматривал по сторонам.

«Палимся, как пить дать – палимся, — в панике подумал Вождь, — надо ему какой-нибудь «пряник» дать – чтоб, даже и думал «рыть»…»

Правда, сначала выписал Бажанову «кнута», когда тот закончил «перепись населения»:

— Даже, чтоб имена их любовниц и клички любымых кошек их любовниц, я к утру знал. Идите!

Перепуганный и взъерошенный, красный как рак Бажанов со сбившимися на бок очками и, как-то бочком – как краб-отшельник, отправился на выход.

— Таварищ Бажанов!- остановил его уже в самых дверях Сталин.

Тот, остановился вздрогнув и повернулся лицом к Вождю, заметно напрягавшись…

— Есть адна идэйка, направить Вас этой зимой в заграничную камандировку…,- Сталин, хитро прищурился,- …в Париж! Ви согласны?

Бажанов, радостно захлопал гляделками под линзами очков, но вслух довольно спокойно сказал:

— Готов работать там, куда пошлёт партия и лично Вы, товарищ Сталин!

— Но, пэред тем, Ви должны очэнь харашо поработать, таварищ Бажанов…,- Сталин, многозначительно помахивал своей незажжённой трубкой,- чтоб, партия и лично товарищ Сталин, были Вами ОЧЕНЬ(!!!) довольны!

После весьма эффективной паузы – на которые настоящий Сталин был большой специалист, Вождь сделал многозначительный жест знаменитой трубкой – как будто целясь и стреляя из пистолета:

— И помните: болтун – находка для чекиста!…Ступайте.

«Гнида», ног под собой не чуя от радости, буквально выпорхнул из зала.

В зале послышались хлопки в ладоши: «Мозговед» встал и, стоя аплодировал Вождю. Вскоре, все к нему присоединились почти все…

— Ну, теперь он землю копытами рыть будет!- высказал общее мнение Молотов.

 

— Ну, а пока он «землю роет» собирая ваши «досье», можно спокойно посидеть и, об кое-чём сэрьёзном поговорить… Врэмя у нас есть!

— Попилим «заклёпку»? – раздалось из зала, — УРА!!!

 

[1] В результат борьбы за власть, в январе 1925 Троцкий лишился должностей военного наркома и председателя Реввоенсовета. Вскоре вслед за этим, Сталин вступил в соперничество с Зиновьевым и Каменевым. Двое последних стали искать поддержки у своего прежнего врага Троцкого и образовали вместе с ним «объединенную оппозицию», в основном из «старых большевиков».

Разогнав 7 ноября 1927 демонстрации, устроенные оппозицией в честь 10-й годовщины Октября, Сталин добился высылки Троцкого в Алма-Ату (январь 1928), а затем – депортации его из СССР (февраль 1929).

 

[2] «Авель, несомненно, сидя на такой должности, колоссально влиял на наш быт в течение 17 лет после революции. Будучи сам развратен и сластолюбив, он смрадил все вокруг себя: ему доставляло наслаждение сводничество, разлад семьи, обольщение девочек. Имея в своих руках все блага жизни, недостижимые для всех, в особенности в первые годы после революции, он использовал всё это для личных грязных целей, покупая женщин и девушек. Тошно говорить и писать об этом. Будучи эротически ненормальным и, очевидно, не стопроцентным мужчиной, он с каждым годом переходил на всё более и более юных, и наконец докатился до девочек в 9-11 лет, развращая их воображение, растлевая их, если не физически, то морально. Это фундамент всех безобразий, которые вокруг него происходили. Женщины, имеющие подходящих дочерей, владели всем. Девочки за ненадобностью подсовывались другим мужчинам, более неустойчивым морально. В учреждение набирался штат только по половым признакам, нравившимся Авелю. Чтобы оправдать свой разврат, он готов был поощрять его во всём», — Входившая в семейный круг Сталина Мария Сванидзе писала в дневнике 28 июня 1935 года.

[3] Бажанов Б.Г. 9 августа 1923 года был назначен помощником И.В. Сталина по делам Политбюро (иногда говорят «личным секретарём», но это — неофициальное название должности), и секретарём Политбюро.

 

24
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
20 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
W_ScharapowАлександр КулькинNFAnsar02 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Александр Кулькин

Уважаемый Сергей Сталк, а куда Вы Андрея Андреева дели? По-моему, в те годы он был наркомом машиностроения. Кстати, одна из самых загадочных фигур сталинского политбюро. Нарком земледелия в годы войны, вернейший сторонник Сталина, и о нём ни одна «демократическая» сволочь ничего не написала.

Ansar02

Совсем не плохо, почтенный коллега. Но, ИМХО — версию с общей амнезией в результате техногенной аварии (ДЛЯ СЕМЕЙ) Вы зря отвергли.
И, кстати, думаю, Вы слишком переоцениваете контингент сайта, считая, что в случайной выборке, окажутся исключительно удобные для реализации данной АИ специалисты. Может быть есть смысл хоть чутка «подразбавить» их банальными любителями фантастики без высшего образования? Согласитесь, даже от совсем молодых автослесаря и радиолюбителя (и при том, не глупых фанатов АИ!) может быть большая польза.

NF

++++++++++

W_Scharapow

по образованию, просвещайтесь https://scharapow-w.livejournal.com/1709.html
Поржал над КВ, так принять боль чужого человека. Поплачем вместе.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить