Летающие лодки против воздушных кораблей

17
10
Летающие лодки против воздушных кораблей

Летающие лодки против воздушных кораблей

На протяжении всей Первой мировой войны основной функцией дирижаблей воздухоплавательной службы германского флота было патрулирование над Северным морем. Как средство разведки каждый дирижабль заменял несколько легких крейсеров, обладая при этом более широким «функционалом». При этом зона патрулирования находилась в достаточном удалении от британского берега, чтобы воздухоплаватели могли не беспокоиться о вражеских контрмерах, если не считать крайне редких случаев выхода в море авианосцев Королевского флота.

Летающая лодка «Кертисс» H.12 бортовой № 8666 в атаке на немецкий дирижабль L.22 (Windsock Datafile № 125)

Летающая лодка «Кертисс» H.12 бортовой № 8666 в атаке на немецкий дирижабль L.22 (Windsock Datafile № 125)

В отсутствие противодействия со стороны противника экипажи могли выполнять полеты на небольшой высоте, которая давала возможность не только визуально контролировать минные заграждения, но и замечать и атаковать идущие в подводном положении субмарины.

Однако в середине 1917 года ситуация резко изменилась, и немаловажную роль в этом сыграла деятельность морского офицера, летчика, инженера и… коррупционера Джона С. Порте. Этот пионер британской авиации имел финансовый интерес в экспортных продажах фирмы «Кертисс» и был большим любителем летающих лодок. Несмотря на не слишком удачное применение гидросамолетов «Америка» (тип H.4), он сумел убедить Адмиралтейство в необходимости заказать постройку серии еще не существующих лодок типа «улучшенный H.8», а затем на посту командира авиастанции Феликсстоув руководил их внедрением и разработкой методики боевого применения.

Первые «Большие Америки» – двухмоторные летающие лодки, по массогабаритным характеристикам соответствующие тяжелым бомбардировщикам того периода, начали поступать в части RNAS осенью 1916 года. Испытания показали их недостаточную тяговооруженность, поэтому американские моторы пришлось заменить на более мощные отечественные «Роллс-Ройсы».

Модернизированные машины в Англии получили обозначение H.12 (американцы их так называли изначально). Их боевое применение началось весной 1917 года, и первые сообщения об экипажах, обнаруживших или даже бомбивших подводные лодки, датируются апрелем месяцем.

Летающая лодка «Кертисс» H.12 бортовой № 8666 (Windsock Datafile № 125)

Летающая лодка «Кертисс» H.12 бортовой № 8666 (Windsock Datafile № 125)

Тогда же был разработан план охоты летающих лодок на воздушные корабли. В радиус действия «Кертиссов», действующих с баз на побережье Норфолка и Саффолка, попадал крайний юго-восток зоны патрулирования цеппелинов. Это было лучше, чем ничего, но для успешной охоты требовалось предварительно убедиться в наличии «дичи» в данном районе. И в этом авиаторам могла помочь служба радиотехнической разведки флота, благо следить за патрульными дирижаблями было даже проще, чем за «рейдерами», так как они должны были регулярно докладывать о своем местоположении и обнаруженных кораблях.

26 апреля Адмиралтейство распространило по авиастанциям восточного побережья новые коды для координатной сетки района Северного моря, а также правила, по которым составлялись сообщения о воздушной обстановке (среди прочего было установлено, что первый запеленгованный цеппелин будет именоваться Annie, второй Betty, третий Clara, и далее по алфавиту).

«Открытие сезона охоты» должно было состояться в первых числах мая, но его пришлось отложить из-за плохой погоды. После семидневного простоя немцы возобновили полеты в ночь на 14 мая, отправив на патрулирование дирижабли L.22 и L.23. Когда стало ясно, что один из кораблей направляется на запад, авиастанция Грейт-Ярмут получила приказ осуществить перехват противника в районе банки Терсхеллинг (к северу от одноименного Западно-Фризского острова).

Ярмут был ближайшей к месту действия базой, а его экипажи были более опытными, поэтому выбор командованием исполнителя был понятен, однако эта станция располагала тогда всего одной «Большой Америкой», в то время как в 50 милях южнее в Феликсстоув их было 26, в том числе по меньшей мере 10 готовых к бою.

К счастью для англичан, обошлось без технических неисправностей, и в 03:30 самолет с бортовым номером 8666 пошел на взлет. Командиром экипажа был флайт-лейтенант Кристофер Дж. Гэлпин (Christopher J. Galpin), второй пилот флайт-суб-лейтенант Роберт Леки (Robert Leckie), радист чиф-петти-офицер 3-го класса Вернон Ф. Уотлинг (Vernon F. Whatling), механик матрос Дж. Р. Лейкок (J. R. Laycock).

Летающая лодка «Кертисс» H.12 бортовой № 8666 (C. F. Snowden Gamble “The Story of a North Sea Air Station”, Oxford, 1928)

Летающая лодка «Кертисс» H.12 бортовой № 8666 (C. F. Snowden Gamble “The Story of a North Sea Air Station”, Oxford, 1928)

Самолет был вооружен спаркой «Льюисов» на носовой турели и одиночным пулеметом, расположение которого в отчете прямо не указано, но по контексту можно предположить, что его установили в задней кабине (под центропланом верхнего крыла). Кроме стрелкового вооружения аппарат нес также четыре 100-фунтовых бомбы под крыльями. «Опорной точкой» патрулирования служил плавучий маяк Терсхеллингской банки, к северу и югу от которого лежали типичные маршруты полетов цеппелинов.

В 80 милях от берега экипаж отправил последнее сообщение и далее соблюдал радиомолчание, чтобы избежать обнаружения германской радиоразведкой. Полет проходил на высоте 5000 футов с крейсерской скоростью 60 узлов (не сухопутных миль в час!!!). В 05:48 летчики заметили в 10–15 милях прямо по курсу и ниже гигантскую сигару цеппелина, идущего то ли прямо на них, то ли в противоположном направлении (на таком расстоянии отличить нос от кормы воздушного корабля было просто невозможно).Гэлпин дал полный газ двигателям, перевел самолет в набор высоты и сбросил три из четырех бомб, оставив на всякий случай одну висеть на держателях. Через две минуты, когда «Кертисс» пролетал мимо плавучего маяка, оставив его по левому борту, высота увеличилась до 6000 футов, скорость – до 65 узлов.

Дирижабль L.22 (Windsock Datafile Special “Zeppelin, vol 1”, 2006)

Дирижабль L.22 (Windsock Datafile Special “Zeppelin, vol 1”, 2006)

Оставив за штурвалом второго пилота, командир перешел вперед к спарке пулеметов, а радист занял место за задним пулеметом. По скорости сближения стало ясно, что дирижабль все же летит встречным, а не попутным курсом. Затем, долетев до очередной точки маршрута, немцы начали разворот, повернув сначала на север, а затем на северо-восток.

К моменту завершения маневра дирижабля самолет был уже в двух милях от него и опять летел на 5000 футов, разогнавшись на снижении до 75 узлов. Приближающийся самолет терялся на фоне темных облаков, поэтому немцы слишком поздно заметили опасность, когда дистанция сократилась уже до полумили. Только тогда цеппелин увеличил скорость и немного задрал нос (последнее могло получиться случайно, так как два из четырех пропеллеров располагались ниже центра тяжести корабля, и резкое увеличение оборотов давало момент на кабрирование).

Леки перевел «Америку» в пикирование, во время которого стрелка спидометра остановилась на 90 узлах, затем плавно вывел самолет в горизонтальный полет на высоте 3800 футов, после чего скорость вновь упала до 75, и стал догонять дирижабль, держась чуть правее него и футах в 20 ниже уровня гондол.

Гэлпин открыл огонь из своей спарки с дистанции 50 ярдов, и видел, как трассеры попадают в правый борт чуть ниже оси корпуса. Левый «Льюис» заклинило после первых же нескольких выстрелов, правый проработал чуть дольше, но тоже замолчал, не успев полностью расстрелять диск. Дистанция к тому времени сократилась до 100 футов, и пилот заложил глубокий правый вираж. В самом начале этого маневра командиру показалось, что он увидел какой-то отблеск света под обшивкой дирижабля, а 15 секунд спустя, когда тот снова оказался в его поле зрения, уже по правому борту самолета, хвостовая часть корабля уже явно светилась, а сам он задрал нос вверх под углом 45 градусов. Прошло еще 5–6 секунд, и корабль вспыхнул и посыпался вниз, приняв вертикальное положение.

Дирижабль L.22 (Douglas H. Robinson “The Zeppelin in Combat”, Schiffer, 2004)

Дирижабль L.22 (Douglas H. Robinson “The Zeppelin in Combat”, Schiffer, 2004)

Прежде чем нос дирижабля охватило пламя, Уотлинг, которому в тот раз так и не довелось пострелять, сумел прочитать написанный там номер корабля: «L 22». Два человека выпрыгнули (или выпали) из горящего цеппелина: один с кормовой пулеметной платформы сверху корпуса, второй – из кормовой гондолы. Если у них и были парашюты, то они не сработали.

Спустя 45 секунд после появления открытого пламени обшивка сгорела полностью, и в море упал уже голый скелет, оставив на поверхности большое пятно пепла, дым от которого поднимался на полторы тысячи футов вверх. Все случилось настолько быстро, что с борта дирижабля не успели подать никакого сигнала, поэтому обстоятельства гибели корабля остались для немцев тайной.

Англичане после успешного дебюта продолжили охоту, но без лишнего фанатизма. За следующие 4 недели произошло всего два безрезультатных перехвата, и оба выполнил один и тот же экипаж на том же самолете: 24 мая Гэлпин сотоварищи атаковал возвращающийся из рейда на Англию цеппелин L.40, а 5 июня – его же, но патрулирующего над Северным морем.

Дирижабль L.40 (Windsock Datafile Special “Zeppelin, vol. 2”, 2008)

Дирижабль L.40 (Windsock Datafile Special “Zeppelin, vol. 2”, 2008)

Оба раза капитан-лейтенант Зоммерфельдт (Sommerfeldt) особо отметил в своем рапорте отсутствие каких-либо кораблей противника, тем не менее в штабе воздухоплавательной службы пришли к заключению, что атаки проводила корабельная авиация. Частично в этом виноват сам капитан цеппелина, умудрившийся описать лодку как «биплан, напоминающий самолеты Ньюпора». В итоге немцы осознали опасность, однако не представляли ее истинных масштабов.

14 июня 1917 года, ровно через месяц после гибели L.22, Дивизия воздушных кораблей действовала активнее обычного. В тот день в воздухе находилось сразу пять патрульных цеппелинов: L.46 и L.48 действовали в интересах подводных сил, осуществлявших блокаду Англии, и проводили разведку судоходства у Доггер-банки и в соседних районах, а L.23, L.42 и L.43 выполняли обычное патрулирование.

На долю L.43 капитан-лейтенанта Краусхара (Kraushaar) выпало наблюдение за западным сектором у Терсхеллинга и прикрытие тральщиков, «работавших» на желтом фарватере минного заграждения (фарватер проходил в 40 милях севернее островов), где незадолго до этого англичане в очередной раз провели минные постановки. В 06:36 по Берлину (05:36 по Гринвичу) он прошел над плавучим маяком Терсхеллингской банки и радировал на базу о начале патрулирования.По другую сторону Северного моря еще ночью запеленговали два из пяти дирижаблей, и когда стало ясно, что «Annie» направляется на запад, авиастанция Феликсстоув получила приказ о перехвате.

До зубов вооруженная «Большая Америка» (6 пулеметов – по два в каждой кабине) (Windsock International № 6/2001)

До зубов вооруженная «Большая Америка» (6 пулеметов – по два в каждой кабине) (Windsock International № 6/2001)

Выполнение задания поручили экипажу флайт-суб-лейтенанта Бэзила Д. Хоббса (Basil D. Hobbs): второй пилот флайт-суб-лейтенант Роберт Ф. Л. Дикки (Robert F. L. Dickey), радист эр-механик 2-го класса Х. М. Дейвис (H. M. Davis) и моторист эр-механик 1-го класса А. У. Гуди (A. W. Goody).

В 05:15 летающая лодка с серийным номером 8677 взлетела и вскоре встала на магнитный курс 72 градуса. В 07:30 летчики увидели берег Влиланда (остров к западу от Терсхеллинга) и начали поисковый зигзаг. В 07:58 они были уже на траверзе Амеланда (остров к востоку от Терсхеллинга) и приняли решение возвращаться на базу.

Продолжая «менять галсы», дабы осмотреть большую площадь, к 08:40 они оказались на траверзе Влиланда и уже собирались покинуть район патрулирования, когда заметили справа и спереди искомый дирижабль, двигавшийся в северном направлении на высоте 1500 футов. Самолет в тот момент летел на 500 футах.

Довернув на противника, англичане дали полный газ и перевели машину в набор высоты, поднявшись до 2000 футов. Хоббс сидел за штурвалом, Дикки перешел вперед к носовому пулемету, Дейвис встал за центральным, установленным на козырьке пилотской кабины. Гуди оперировал «Льюисом» в задней кабине. Сблизившись с целью, Хоббс перевел машину в пикирование, отметив потом в рапорте разгон до 100 узлов. Стандартно атаки с помощью подвижных пулеметов проводились из нижней полусферы, но в данном случае пилот провел самолет не под, а над кораблем с превышением в 100 футов.

Первым, еще в пикировании, открыл огонь Дейвис, начав всаживать «трассирующие пули» (очевидно, зажигательные пули Бакингема) в цеппелин. Позже, когда самолет «диагонально справа налево» проходил над хвостовой частью дирижабля, начал стрелять и Дикки, чей пулемет был снаряжен разрывными пулями Брокка и Помроя, и уже после второй его очереди на обшивке летающего корабля появилось пламя.

Дирижабль L.43 (Waffen-Arsenal Sonderheft “Deutsche Luftschiffe”, 1988)

Дирижабль L.43 (Waffen-Arsenal Sonderheft “Deutsche Luftschiffe”, 1988)

Пилот сбросил газ и заложил крутой правый вираж, после которого снова пролетел над противником, который уже полностью был объят пламенем и начал быстро падать вниз. Было видно, как из него выпрыгнули три человека. Обломки корабля еще некоторое время горели на воде, а вверх поднимался столб дыма.

Как и месяц назад, атака оказалась слишком скоротечной, и немецкий радист не успел подать сигнал бедствия – в Нордхольце узнали о том, что что-то случилось, только в 10:14 (по Берлину), когда дирижабль не ответил на запрос о погоде на его маршруте. Победители к тому времени уже возвращались на свою базу, и в 11:15 «Большая Америка» совершила посадку в Феликсстоуве, а ее пилоты стали готовить совместный рапорт о своих действиях.

Гэлпин и Леки в тот день тоже летали, но не на своей обычной «старой шестьдесят шестой», а на второй ярмутской «Большой Америке» борт 8660. Они взлетели в 07:05 на поиски и уничтожение немецкого гидросамолета, чьи радиограммы были запеленгованы в 25 милях восточнее Саутволда (20 миль южнее Ярмута). Хоть вылет и был «противосамолетным», экипаж все же взял «спецбоеприпасы», хотя нельзя сказать, чтобы это им как-то помогло.

В 08:08 самолет был в районе плавучего маяка Норд Хиндер (координаты 51°39′ N, 02°34′ E), служившего центром «паутины» противолодочного патрулирования английских самолетов, откуда летчики взяли курс на север. Через 7 минут они заметили к востоку от себя на дистанции около 15 миль дирижабль, идущий в западном направлении (то есть на них) на высоте примерно 10 500 футов. Это был L.46, командир которого капитан-лейтенант Холлендер (Hollender) завершил патрулирование зоны к югу от Доггер-банки и решил разведать обстановку в устье реки Хамбер.

Леки, который, как обычно, сидел «за рулем», развернул лодку в сторону противника и начал набор высоты. 10 минут спустя немцы заметили опасность и сбросили балласт, сразу «запрыгнув» на высоту в 15 тысяч футов, одновременно разворачиваясь в направлении на север-север-восток.

В 08:45 «Кертисс» поднялся до 12 500 футов и летел точно под дирижаблем. Дальнейший набор высоты стал невозможен, поэтому стрелки открыли огонь «как есть», расстреляв в общей сложности четыре диска, снаряженных «ассорти» из боеприпасов Брока, Помроя и Бакингема.

Позже летчики доложили о пулеметных трассах, идущих точно в цель, но признавали полное отсутствие видимых результатов своего огня. Они предполагали, что из-за большой дальности стрельбы фосфорное покрытие успевало полностью выгореть, прежде чем пуля попадала в цель, и даже если разрывные пули попадали в цель и срабатывали, поджечь гремучий газ стало нечем. Отметили они и ответный огонь – всего четыре трассы, но и он оказался бесплодным.

Дирижабль L.46 (Douglas H. Robinson “The Zeppelin in Combat”, Schiffer, 2004)

Дирижабль L.46 (Douglas H. Robinson “The Zeppelin in Combat”, Schiffer, 2004)

В 09:15 Гэлпин решил прекратить бессмысленные траты бензина и патронов, и приказал второму пилоту взять курс на базу. Но совсем уж безрезультатной атака все же не стала: выходя из-под удара, немцы слили почти весь водяной балласт, что вкупе с потерями водорода из-за срабатывания автоматических клапанов по мере роста высоты усложняло пилотирование и делало полет более опасным. Поэтому капитан корабля тоже решил возвращаться на базу, хотя по плану должен был продолжать патрулирование до вечера.

Третье сообщение об атаке над морем и два пропавших без вести цеппелина заставили командующего Воздухоплавательной службы фрегаттен-капитана Штрассера реагировать. Для повышения безопасности кораблей и экипажей минимальную высоту патрулирования увеличили до 4000 метров. Кроме того, при полетах к Терсхеллингу и далее на запад капитанам предписывалось усилить наблюдение за воздухом и при встрече с самолетами противника быстро увеличить высоту полета, связаться по радио с гидроавиастанцией на острове Боркум и наводить на цель собственные перехватчики.

Все это, безусловно, повысило безопасность работы воздухоплавателей и предотвратило дальнейшие потери патрульных цеппелинов от атак летающих лодок и береговых самолетов, но одновременно сильно уменьшалась эффективность самого патрулирования. Больше не могло быть речи о полетах ниже слоя облачности, и тем более – об обнаружении подводных объектов.

источник: https://warspot.ru/2038-letayuschie-lodki-protiv-vozdushnyh-korabley

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить