Как Ленин Камчатку продавал

-8
0

Был в штатах такой серьезный себе мужик по фамилии Вандерлип. Он даже был одним из первоначальных организаторов ФРС. Миллиардер, владелец заводов, газет, пароходов.

Фрэнк Артур Вандерлип

Фрэнк Артур Вандерлип

И вот приходит Вандерлип к Вовочке и говорит.

Вовочка, он же Ильич, он же Лампочка (Одесситы некоторые меня поймут)))) продай мне Камчатку, смотри она ко мне ближе чем к тебе

Вовочка потирая жадно своими потными ручонками «вердиктнул».

«Да забирай ее к чертовой матери,у нас на Камчатке только двоичники селятся»

И тут же добавил

«За мильен…»

Опять радостно улыбнулся, хитро подморгнул  иудушке Троцкому и важно вымолвил.

«Как я этого империалиста проклятого обдурил, ведь Камчатка РСФСР сейчас не принадлежит, она сейчас в ДВР входит».

«Ну ты и голова…»

С восхищением подтвердил иудушка Троцкий и с  презрением смотрел на все это Свердлов.

«Опять эти двое его опередили, опять мимо моей кассы прошло,так и в Аргентину не с чем перебираться будет».

Вандерлип пошел осваивать свою Камчатку, а Вовочка ждать  своего «мильена».

Господа чем не дедлайн новой повести. А теперь, как все это происходило серьезно. Тем более что материала предостаточно. Например из газеты «Аргументы недели».

Как раз 90 лет назад, в сентябре 1920-го, в советскую Москву прибыли два иностранца. Обоих принимали с почетом, обоих удостоил аудиенции Ленин.

Одного звали мистер Уэллс, второго – мистер Вандерлип.

Это звучит гордо

Герберт Уэллс – великий писатель-фантаст. Его написанная по свежим впечатлениям книга «Россия во мгле» потом не раз переиздавалась в СССР.

Фамилия Вандерлип в те годы тоже звучала гордо. Фрэнк Артур Вандерлип! – американский финансовый гений, миллиардер, помощник министра финансов США. Напористый, циничный, с невероятным чутьем на идеи, способные приносить прибыль.

В красную Москву мистер Вандерлип приехал с тайным предложением.

Предложения мистера Вандерлипа

Суть его письма в Совнарком мы приводим в нашей справке. А вот чем предложения были вызваны – напомним.

Советская Россия в тот момент – международный изгой. Дипломатическое признание и вероятная экономическая помощь из-за рубежа требовались позарез. А США – самая богатая и влиятельная страна мира. В марте 1921 г. там предстояли новые выборы. Ясно было, что победят республиканцы. Вандерлип давал понять, что имеет прямые выходы на будущего президента Гардинга и его команду. Если вопрос о продаже Америке (или сдаче в концессию) камчатских, восточносибирских и дальневосточных территорий будет решен, поддержка советскому режиму – политическая и экономическая – гарантируется. Кроме того, геополитический аспект. В письме было много рассуждений о том, что в этом регионе у США есть стратегический противник – Япония. Потому Америке крайне нужны военные базы на русском Дальнем Востоке. Идеальный вариант – вообще заключение советско-американского военно-политического антияпонского союза. Тогда уж точно Россия навеки обретет признательность и дружбу народа США.

Гость просил не разглашать факт московских переговоров до прихода к власти Гардинга – это может помешать предвыборной кампании. Но слух по советской столице пошел немедленно. Ведь сам Вандерлип приехал!

О серьезных вещах надо говорить с серьезными людьми. Американец встречался с наркомом иностранных дел Чичериным, с председателем ВСНХ Рыковым – и, наконец, лично с Лениным. Беседа прошла в теплой и дружественной обстановке.

Варианты Вандерлипа

В письме Вандерлипа речь шла о продаже Америке части сибирских и дальневосточных земель (включая Камчатку). Шли ссылки на прецедент – продажу Аляски в 1867 году. Предлагалось несколько вариантов сделки. В частности: полная продажа российской территории восточнее 160‑го меридиана за 20 млн. долларов. Или: не продажа, но сдача в концессию конкретных участков (интересовали рыбный промысел и полезные ископаемые). Концессия предлагалась либо американскому правительству, либо «Синдикату Вандерлипа», вечная  или на 50 лет (по истечении срока Москва могла выкупить проложенные железные дороги, предприятия и т.д.). Обсуждались правовой статус территорий, механизмы управления, процент от доходов, причитающийся России и США, право американцев на завоз рабочей силы и т.д.

В качестве стратегических гарантий предполагалось, что советские власти разрешат размещение на Авачинской Губе и еще в каком-нибудь месте американских военно-морских баз. В благодарность Вандерлип обещал немедленное дипломатическое признание Америкой советской России, экономическую  помощь.

Чуть-чуть вперед

Забегая вперед. Может, эта история и осталась бы неприличной советской исторической тайной, событием, о котором и вспоминать неудобно, – да два обстоятельства. Во-первых, очень уж сильно она сидела в ленинском мозгу. Ильич возвращался к ней не раз – то в выступлениях, то в статьях. А ленинское слово в СССР было свято – все сказанное и написанное им потом включалось в Полное собрание сочинений, к каждой строчке прилагалась подробная справка. Так что будем считать ПСС первым источником сведений. А вторым… Вы не забыли еще одного иностранца?

Герберт Уэллс как раз в те дни тоже встречался с Лениным. После чего в его книге появилась знаменитая глава «Кремлевский мечтатель»: красный вождь рассказывает английскому фантасту о планах электрификации. Меньше внимания уделялось другому моменту разговора. Зашла речь о международном положении, о роли США. И тут внезапно «Ленин стал рассказывать  мне о проекте, которым один американец собирался поразить Москву. Проект  преду­сматривал оказание экономической помощи России и признание большевистского правительства, заключение оборонительного союза против японской агрессии в Сибири, создание американской военно-морской базы  на  Дальнем  Востоке и концессию сроком на 50–60 лет на разработку  естественных богатств Камчатки и, возможно, других обширных районов».

Разговор переводил сотрудник Наркоминдела Ротштейн. Он покашливал, морщился, наконец, впрямую напомнил Ленину о необходимости быть сдержанным. Но Ильича несло. «Поможет это укрепить мир? Не явится ли началом новой всемирной драки? Понравится ли такой проект английским империалистам?»

После беседы Ротштейн попросил Уэллса не говорить о ленинских словах Вандерлипу – ведь писатель и американский визитер жили в одном правительственном гостевом особняке. Вандерлип не объяснял Уэллсу цели своего приезда, но тот, в общем, знал – сказано же, местная сенсация. Другое дело, фантаста это не особо занимало: «Я не  любопытен и не пытался соваться в дела г. Вандерлипа». Два джентльмена просто «вместе ели, курили, пили кофе и беседовали, соблюдая полнейшую сдержанность».

Ильич о камчатской рецессии

«Камчатка принадлежит бывшей Российской империи. Это верно. Кому она принадлежит в настоящее время — неизвестно. Как будто она является собственностью государства, которое называется Дальневосточной республикой, но границы этого государства точно не установлены. (…) На Дальнем Востоке господствует Япония (…). Если мы Камчатку, которая юридически принадлежит нам, а фактически захвачена Японией, отдадим Америке, ясно, что мы выиграем. Вот основа моего политического рассуждения, и, опираясь на него, мы решили непременно договор с Америкой заключить. (…) Но когда дело дошло до подписи, заявили: «Все знают, кто мы такие, а кто вы такой?» Оказалось, что Вандерлип нам не может дать гарантии. Тогда мы сказали, что мы уступчивы. Ведь это только проект, а вы сами сказали, что он вступит в силу, когда ваша партия возьмет верх, и поэтому мы подождем. И получилась такая вещь: мы написали проект договора, который еще не подписан, который отдает на 60 лет Камчатку  американцам с правом поставить военную гавань (…). Мы в любую минуту можем сказать, что есть неясности, и отказаться. В этом случае мы только потеряем время на разговоры с Вандерлипом и небольшое количество листов бумаги, а сейчас мы уже (…) Японию с Америкой стравили, и этим достигнута выгода».

Из выступления перед активом Московской организации РКП (б), 06.12.1920

Не тот

Но почему нервничал товарищ Ротштейн? Только из-за того, что увлекшийся Ильич пробалтывал дипломатические тайны? Не только.

Дело в том, что приехавший в Москву Вандерлип был не тем Вандерлипом. Миллиардера и воротилу звали Фрэнк А. Вандерлип. А этого – Вашингтон Б. Вандерлип. Действительно – владелец фирмы «Синдикат Вандерлипа». Но что за фирма, какое имеет отношение к империи того Вандерлипа – вопрос.

Когда это сообразили – ситуация стала двусмысленной. Приезжает в Россию какой-то прохиндей, самозванец, разводила и, пользуясь тем, что у него одинаковая фамилия с финансовым магнатом, пробует выцыганить Камчатку. А серьезные люди с ним ведут переговоры. «Московский» Вандерлип заявил, что является родственником миллиардера и его посланцем. Но доказательств не представил.

Из Москвы он тем не менее уехал с проектом договора, по которому США обещалась аренда Камчатки сроком на 60 лет, – если Гардинг подтвердит полномочия гостя.

Игра в карты мира

Знал ли Ленин, что разговаривает с жуликом? Не совсем корректный вопрос. Мыслить надо в ленинской системе координат. Сам он позднее высказывался туманно: «К нам приезжал Вандерлип, дальний родственник известного миллиардера, если ему верить, но, так как наша контрразведка в ВЧК, поставленная превосходно, к сожалению, не захватила еще Северных Штатов Америки, мы пока еще не установили родства этих Вандерлипов. Некоторые говорят, что никакого родства и нет». Но суть-то не в этом! В преддверии будущих новых мировых потрясений мы Японию и Америку лбами столкнули. Империалисты занервничали – вот что главное! Кроме того, на нас обратили внимание. (Кстати, не отнять: в США после начавшегося скандала кое-кто из бизнесменов «русскими концессиями» заинтересовался.)

Про Вандерлипа (московского) известно немного. Был уже немолод («живой старичок», по словам Ленина). Горный инженер, когда-то работал в Сибири. Представлялся миллионером (поди проверь). Просил Ленина подарить портрет и надписать (тот отказался). Наверное, в Америке собирался показывать, подтверждая серьезность своих русских контактов, – а дальше вести разговор уже с тамошними политиками, выторговывая что-то и для себя. Интересно, будь у него фамилия не  Вандерлип, а, скажем, Браун – сунулся бы в Кремль?

С ним все понятно – человек играл в свою игру. Но ведь и Ленин – в свою. Причем, если строго юридически, то и «не на свои». Земли-то официально были не российскими. Они принадлежали существовавшей тогда Дальневосточной республике – пусть буферному, просоветскому, но формально независимому государству. Впрочем, мы приводим ленинскую цитату, она объясняет витиеватую логику Ильича.

Пришедший к власти Гардинг заявил, что «московского» Вандерлипа знать не знает, и США на Камчатку не претендуют. Вопрос снялся сам собой.

…А жаль все же, что Герберт Уэллс не писал плутовские романы. На писательских глазах такой сюжет разворачивался, – а он и внимания не обратил.

 

12
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
10 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
RIORIOser .yassak Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
yassak

Стравить союзников, на тот момент противников РСФСР и не за свой счёт? Гениально! Если бы Вандерлипа не было, его надо было придумать!

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить