19
8

Легкий крейсер «Керчь»

Содержание:

При разделе в счет репараций части кораблей итальянского военно-морского флота между союзниками по антигитлеровской коалиции нашей стране в числе других кораблей достался легкий крейсер «Emanuele Filiberto Duca d’Aosta», принадлежавший к типу «Condotieri-D».

2 марта 1949 года в гавани Одессы итальянская команда передала корабль советскому экипажу. 30 марта его зачислили в состав бригады крейсеров эскадры Черноморского флота (ЧФ) – сначала под наименованием «Сталинград», а затем, в следующем году (когда это имя получил вновь заложенный тяжелый крейсер проекта 82) – «Керчь». В тот период крейсер входил в состав бригады, а затем – дивизии крейсеров.

Легкий крейсер «Керчь»

Четыре года – с мая 1951 по май 1955 года – крейсер «Керчь» находился в ремонте на Севастопольском Морском заводе им. С. Орджоникидзе. На следующий год (17 февраля 1956 г.) его переклассифицировали в учебный, спустя два года переформировали в опытовое судно, а менее чем через год – исключили из списков флота. Так на его судьбе отразилась достигшая и нашего флота

«научно-техническая революция в военно-морском деле».

История создания

История создания довоенных итальянских легких крейсеров восходит к 1926 году, когда в кораблестроительную программу были включены первые четыре корабля этого подкласса, впоследствии получившие наименования «Giovanni delle Bande Nere», «Bartolomeo Colleoni», «Alberto di Giussano» и «Alberico da Barbiano» (тип «Condotieri-А»). Эти крейсера (как, впрочем, и два последующих) проектировались под руководством Главного инспектора кораблестроения итальянского флота генерал-лейтенанта У. Пульезе в ответ на постройку во Франции лидеров эсминцев типа «Leone» и превзошли их по всем тактико-техническим элементам (ТТЭ). В конструкции новых итальянских легких крейсеров весьма мощное вооружение (8 – 152/53-мм орудий в четырех двухорудийных башнях) и высокая скорость (до 42 уз) сочетались с небольшим водоизмещением (не более 6800 т). Расплачиваться за все эти достижения итальянцам пришлось чрезвычайно легкими бронированием и конструкцией корпуса. Система бронирования, предложенная У. Пульезе и применявшаяся впоследствии на всех итальянских легких крейсерах, предусматривала установку на расстоянии 1,5–3,5 м за главным броневым поясом продольной противоосколочной броневой переборки, примыкавшей сверху к броневой палубе, а снизу – к броневой платформе (крепившейся к главному броневому поясу и, таким образом, замыкавшей броневой контур). В остальном это была обычная «коробчатая» система бронирования, широко распространенная на крейсерах в ту пору: сверху цитадель защищалась плоской броневой палубой, а спереди и сзади – броневыми траверзами.

Легкий крейсер «Керчь»

Совершенно очевидно, что сложная броневая преграда, формировавшаяся, таким образом, для защиты жизненно важных частей корабля, могла успешно противостоять лишь фугасным снарядам малого и среднего калибра.

Толщины брони на первых четырех (как и на двух последующих) крейсерах типа «Condotieri» представлялись более чем скромными: главный броневой пояс – 24 мм, продольная переборка – 18 мм, броневые палуба и траверзы – 20 мм. Тем не менее, считалось, что эти корабли достаточно хорошо защищены от 120-138-мм фугасных снарядов эсминцев и лидеров на боевых дистанциях (50–80 кб), способны уверенно поражать их огнем своей 152-мм артиллерии. Их вступление в строй в 1931 году вызвало заметный интерес в мировых военно-морских кругах. В 1933 году в строй вступают незначительно отличавшиеся от предшественников два следующих корабля: «Luigi Cadoma» и «Armando Diaz» (тип «Condotieri-В»).

Легкий крейсер «Керчь»

Развернувшееся во Франции в начале 1930-х годов строительство хорошо защищенных легких крейсеров со 152-мм артиллерией главного калибра заставило итальянских конструкторов принять соответствующие меры. Два очередных корабля, проектировавшиеся уже под руководством генерал-майора Ф. Ротунди – «Raimondo Montecuccoli» и «Muzio Atendolo» – при неизменном вооружении обладали усиленным бронированием (пояс – 60 мм, продольная переборка – 25 мм и броневая палуба – 30 мм), ввиду чего их полное водоизмещение достигло 8000 т и, несмотря на увеличенную до 110 000 л.с. мощность двух ГТЗА, скорость полного хода ограничивалась 37 узлами (на ходовых испытаниях «Armando Diaz» развил 39,72 уз, a «Raimondo Montecuccoli» – 39,5 уз).

Легкий крейсер «Керчь»

В январе 1932 года последовала закладка двух легких крейсеров типа «Condotieri-D»: «Eugenio di Savoia» строился фирмой «Ansaldo», a «Emmanuele Filiberto Duca d’Aosta» – «Odero-Temi-Orlando». Корабли сошли на воду 16 марта 1935 года (из-за неблагоприятной погоды спуск на воду первого был задержан более чем на месяц) и 22 апреля 1934 года, а в строй вступили 12 января 1936 года и 11 июля 1935 года соответственно. Их вооружение по сравнению с предыдущим типом сохранялось практически неизменным, если не считать улучшенных моделей приборов управления стрельбой и увеличенного с 4 до 6 числа 533-мм торпедных труб. Бронирование претерпело дальнейшее усиление: толщина броневого пояса достигала 70 мм, а продольной переборки и верхней броневой палубы – 35 мм.

Легкий крейсер «Керчь»

Котлотурбинная установка оставалась неизменной, и ввиду дальнейшего роста водоизмещения кораблей (полное – 9000 т) проектная скорость определялась равной 36,5 узлам (на ходовых испытаниях «Duca d’Aosta» достиг 37,35 уз).

Легкий крейсер «Керчь»

Как известно, именно «Raimondo Montecuccoli» и «Eugenio di Savoia» стали прототипами первых советских легких крейсеров типа «Киров» (проект № 26). Их общее расположение было выполнено по рабочим чертежам этих итальянских кораблей, немного доработанный теоретический чертеж отработали в итальянских опытовых бассейнах, а главную энергетическую установку просто приняли «по прототипу» (для «Кирова», головного корабля серии, приобрели в Италии ГЭУ, первоначально изготовленную для «Eugenio di Savoia»).

По своим боевым возможностям «Duca d’Aosta» и «Eugenio di Savoia» не уступали своим английским и французским современникам – легким крейсерам типов «Sydney» и «La Galissoniere» соответственно, а по ряду тактико-технических элементов даже превосходили их.

Легкий крейсер «Керчь»
Легкий крейсер «Керчь»

Последними крейсерами семейства «Condotieri» стали «Giuseppe Garibaldi» и «Luigi di Savoya Duca degli Abruzzi». Оба корабля вступили в строй в 1937 году и представлялись одними из наиболее совершенных европейских легких крейсеров кануна Второй мировой войны. Их котлотурбинная установка оставалась прежней, как и у их предшественников, однако вооружение и бронирование существенно усиливались. Устанавливались более мощные 152-мм орудия с длиной ствола 55 калибров (а не 53, как прежде) в количестве 10 стволов (по две 3- и две 2-орудийных башни), число 100-мм спаренных универсальных артиллерийских установок увеличивалось до четырех. Все остальное вооружение оставалось без изменения. Толщина главного броневого пояса увеличивалась до 90 мм, продольной броневой переборки и броневой палубы – до 40 мм.

Легкий крейсер «Керчь»

Ввиду того, что водоизмещение кораблей достигло 10 000 т, пришлось ограничиться 35-узловой проектной скоростью (на испытаниях удавалось развивать скорость до 38 уз). Считалось, что эти крейсера смогут противостоять 203-мм бронебойным снарядам на дистанциях от 75 до 100 кб. Первоначально планировалось заложить в 1935 году два следующих легких крейсера («Ciano» и «Venezia»), являвшихся дальнейшим развитием типа «Garibaldi», однако их постройка в силу различных причин так и не началась.

Легкий крейсер «Керчь»

В дальнейшем крейсеры в Италии больше не строились. Вступавшие в строй в годы войны корабли типа «Attilio Regolo» являлись небронированными лидерами эсминцев со 135-мм артиллерией, высокой скоростью хода (41 уз) и умеренным водоизмещением (3400 т), а достраивавшиеся в варианте крейсеров ПВО 6000-тонные «Etna» и «Vezuvio» (заложены в 1939 г. для Таиланда) так и не были закончены.

Италия вступила во Вторую мировую войну 10 июня 1940 года, располагая в составе флота 12 легкими крейсерами вполне современной постройки. Все эти корабли принимали самое активное участие в боевых действиях против английского флота на Средиземном море. И половина из них была потеряна. Первым 19 июля 1940 года погиб «Bartolomeo Colleoni» в бою с английским легким крейсером «Sydney» и четырьмя эсминцами у северо-западного побережья острова Крит – сказалась совершенно неудовлетворительная (для того, чтобы противостоять английским 152-мм бронебойным снарядам) его броневая защита. Следовавший с «Colleoni» однотипный «Giovanni delle Bande Nere» в тот раз сумел уйти, несмотря на полученные повреждения. Лишь 1 апреля 1942 года он затонул от торпеды английской подводной лодки «Urge» у острова Стромболи.

Легкий крейсер «Керчь»

25 февраля 1941 года у тунисского порта Сфакс от торпед английской подлодки «Upright» отправился на дно «Armando Diaz».

Настоящая катастрофа постигла итальянские крейсера «Alberico da Barbiano» и «Alberto di Giussano» ночью 13 декабря 1941 года, когда они с грузом бензина и боеприпасов для своих сухопутных войск у побережья Туниса были застигнуты врасплох и погибли от торпед трех английских и одного нидерландского эсминцев. 13 августа 1942 года неподалеку от порта Кальяри «Muzio Attendolo» лишился носовой оконечности от взрыва торпеды английской подводной лодки «Unbroken», а 4 декабря корабль, стоявший на ремонте в гавани Неаполя, перевернулся и затонул от попаданий авиабомб при налете на город бомбардировщиков союзников.

Легкий крейсер «Керчь»

Судьбы уцелевших кораблей сложились по-разному. «Luigi Cadoma» использовался для подготовки личного состава в Таранто и в 1951 году пошел на слом. «Raimondo Montecuccoli» долгое время использовался как учебный корабль и был разобран только в 1972 году.

До 1961 года находился в строю «Luigi di Savoya Duca del Abruzzi», а однотипный с ним «Giuseppe Garibaldi», прошедший в 1957–1962 годах коренную модернизацию с переоборудованием в крейсер УРО, оставался в составе флота вплоть до 1972 года.

Два итальянских легких крейсера в счет репараций в 1949 году передали греческому и советскому флотам: это были однотипные «Eugenio Di Savoya» и «Emanuele Filiberto duca d Aosta»…

Легкий крейсер «Emanuele Filiberto duca d Aosta» (будущий «Керчь») имел клепаный корпус с полубаком, простиравшимся примерно на одну треть его длины. Система набора – смешанная: средняя часть – по продольной системе, оконечности – по поперечной. Корпус делился 21 водонепроницаемой поперечной переборкой на 22 отсека. Предусматривалось, что корабль сможет выдерживать затопление любых двух смежных водонепроницаемых отсеков. Поперечная мета­центрическая высота при нормальном водоизмещении составляла 1,52 м.

Легкий крейсер «Керчь»
Легкий крейсер «Керчь»
Легкий крейсер «Керчь»

Броневая цитадель простиралась от 187 до 27 шп. (нумерация шпангоутов – от кормового перпендикуляра). Она формировалась 70-мм нижним, 20-мм верхним броневыми поясами, 35-мм продольной броневой переборкой (отстояла на 3,5 м от главного броневого пояса) и 20-мм броневой платформой, соединявшей их основания, 50-мм носовым и кормовым траверзами, а также 30-35-мм главной броневой и 12-15-мм верхней палубами и палубой полубака.

В трех котельных отделениях размещалось шесть четырех коллекторных водотрубных котлов системы «Thornycroft» с вертикальными пароперегревателями (производительность – по 80 т/ч, давление до 25 кг/см² и температура до 350°С), а в двух машинных отделениях два трехкорпусных ГТЗА системы «Parsons» номинальной мощностью по 55 000 л.с. при 250 об./мин гребного вала. Два трехлопастных гребных винта диаметром 4,8 м фиксированного шага выполнялись из марганцовистой бронзы.

Имелось на корабле также и два вспомогательных котла типа «Yarrow» производительностью по 5,4 т пара в час под давлением 25 кг/см². Электроэнергетическая установка (постоянный ток напряжением 220 В) включала четыре турбогенератора мощностью по 160 кВт, установленных попарно в носовом и кормовом машинных отделениях, и два дизель-генератора по 160 кВт, расположенных в носовом и кормовом отделениях ниже ватерлинии за пределами бронированной цитадели.

Управление главной и электроэнергетической установками, а также руководство борьбой за живучесть осуществлялись из поста энергетики и живучести, располагавшегося на средней палубе в районе 112–116 шпангоутов.

Запасы мазута достигали 1635 т, турбинного масла – 70 т, котельной воды – 253 т, питьевой – 59 т. Главное вооружение корабля составляли четыре 152-мм двухорудийные артиллерийские установки (АУ) «ОТО-29», размещенные линейно-возвышенно в носовой и кормовой частях корабля. Орудия отличались мощной баллистикой и имели раздельно-гильзовое заряжание с клиновыми горизонтально-скользящими затворами. Боекомплект составлял 250 выстрелов на ствол. Система приборов управления огнем артиллерии главного калибра (ГК) фирмы «OLAP» состояла из одного центрального автомата стрельбы (ЦАС), размещенного в центральном артиллерийском посту (ЦАП), командно-дальномерного поста (КДП) с визиром центральной наводки и двумя 5-метровыми стереодальномерами. Кроме того, во второй и третьей башнях ГК имелись стереодальномеры с базой 7,2 м и башенные автоматы стрельбы (БАС), что позволяло управлять огнем всего 152-мм калибра или носовой и кормовой группы башен автономно.

Универсальная артиллерия состояла из трех 100-мм спаренных палубных АУ системы «Минизини», установленных в кормовой части, причем одна находилась в диаметральной плоскости. Эти АУ, несмотря на полуавтоматическое патронное заряжание и электрические привода наведения, по своим скоростям наводки, скорострельности и эффективности действия боезапаса у цели к началу войны уже весьма в малой степени отвечали предъявляемым к ним требованиям. Боекомплект предусматривался в количестве 250 патронов на ствол. Имелось две группы (правого и левого борта) морских приборов управления артиллерийским зенитным огнем (МПУАЗО) с двумя зенитными автоматами стрельбы (ЗАС) и двумя визирно-дальномерными постами с 3-метровыми стереодальномерами.

Малокалиберная зенитная артиллерия корабля располагала четырьмя 37-мм спаренными и восемью 20-мм одноствольными зенитными автоматами фирмы «Breda», которые являлись в то время вполне современными, однако могли вести огонь с наведением лишь от простых оптических прицельных устройств.

Торпедное вооружение было представлено двумя трехтрубными 533-мм наводящимися торпедными аппаратами, к которым корабль имел в общей сложности 12 торпед (6 – в аппаратах и 6 – на стеллажах поблизости на надстройке, без боевых зарядов, хранившихся в специальном погребе ниже ватерлинии). В ходе войны от запасных торпед, в силу опасности хранения на борту и малой надобности, отказались, использовав высвободившиеся объемы для дополнительного боезапаса зенитных автоматов.

Корабль располагал также двумя бомбометами и двумя кормовыми бомбосбрасывателями для противолодочных глубинных бомб, а также (в перегруз) мог принимать на минные дорожки верхней палубы мины заграждения (до 150 мин в зависимости от образца).

Предусматривалось и авиационное вооружение: на шкафуте располагалась поворотная катапульта, на которой хранилось два поплавковых гидросамолета-биплана типа IMAM «Ro 43».

Легкий крейсер «Керчь»

В 1943 году крейсер получил один из первых образцов итальянской корабельной РЛС воздушного и надводного обнаружения типа «GUFO», демонтированную вместе с ГАС при передаче корабля ВМФ СССР.

вернуться к меню ↑

Служба легкого крейсера «Emanuele Filiberto Duca d’Aosta»

После своего вступления в строй «Duca d Aosta» присоединился к 7-й дивизии крейсеров и в 1938 году проходил подготовку к кругосветному плаванию вместе с «Savoia», входившей в состав той же дивизии. Последний проходил службу в испанских водах в 1936-1937 годах, участвуя в мероприятиях Италии по поддержке войск генерала Ф. Франко в гражданской войне. Корабли вышли 5 ноября 1938 года из Неаполя в плавание, которое должно было продолжаться вплоть до 25 июля 1939 года. Однако трудности материально-технического обеспечения и, главным образом, политические проблемы, при ухудшающемся международном климате 1939 года, вынудили сократить протяженность выбранного маршрута и отказаться от второй части плавания к берегам США, Японии, островов Ост-Индии, Сингапуру и Индии. Таким образом, посетив порты Бразилии, Аргентины, Чили и Карибского моря, отряд возвратился в Специю 3 марта 1939 года.

Вначале 1940 года «Duca d’Aosta» входил в состав 2-й эскадры и принял участие в бою у мыса Пунто Стило 6–10 июля. В середине лета прикрывал конвои в Северную Африку, а в конце октября совместно с другими силами флота предпринял попытку перехватить английские крейсера на пути к Мальте.

Между 16 февраля и 28 ноября 1941 года «Duca d’Aosta» действовал в составе 8-й дивизии крейсеров. На протяжении 1941 года крейсер участвовал в минно-заградительной операции у мыса Бон (19–24 апреля), после чего – в дальнем прикрытии конвоев в Ливию в апреле и мае. Еще три минно-заградительные операции с участием «Duca d’Aosta» проходили в водах у Триполи 3 июня, а затем в Сицилийском проливе 28 июня и 7 июля (минные поля под шифром S2, S31 и S32).

Последующая операция в октябре, однако, была отменена при получении информации о выходе в море британского флота. В конце ноября крейсер участвовал в дальнейших операциях по прикрытию важного конвоя, шедшего из нескольких портов Италии в Бенгази. Между 13 и 19 декабря проводка двух последующих конвоев, М41 и М42, совпала с попыткой англичан провести конвой на Мальту, что привело в итоге к нерешительному первому бою в заливе Сирт, в котором довелось участвовать и «Duca d’Aosta».

Он также прикрывал конвой Т18 в Триполи в январе 1942 года, в то время как в следующем месяце он участвовал в неудавшемся поиске английского конвоя с Мальты. В июне «Duca d’Aosta» с 8-й дивизией вел бой против английских крейсеров и эсминцев, в ходе которого был потоплен английский эсминец «Beduin».

К концу года корабль находился в Неаполе и счастливо избежал крупных повреждений при массированном налете 4 декабря на эту базу американских ВВС.

Боевая деятельность итальянских кораблей в 1943 году фактически прекратилась, главным образом вследствие нехватки топлива, но после вторжения союзников на Сицилию в начале августа крейсер осуществил неудачную попытку артиллерийского обстрела позиций союзников в районе Палермо.

12 сентября 1943 года крейсер вместе с остальными кораблями итальянского флота сдался союзникам на Мальте.

После выхода Италии из войны «Duca d’Aosta», после небольшого ремонта, вместе с «Abruzzi» и «Garibaldi» 27 октября 1943 года вышел из Таранто во Фритаун. Он произвел семь выходов на патрулирование в центральную и южную Атлантику в период с 1 ноября 1943 по 15 февраля 1944 года, перед возвращением в Италию 3 апреля. После этого корабль использовался для решения только транспортных задач и по окончании войны был выведен в резерв.

Прием «Emanuele Filiberto Duca d’Aosta» нашим экипажем не вызвал каких-либо серьезных проблем, так как он по своей конструкции и типажу технических средств несущественно отличался от крейсеров отечественной постройки проектов 26 и 26бис. «Керчь» являлась в тот период очень нужным кораблем для учебных целей. Вступление ее в строй ЧФ позволило вскоре вывести из его состава совершенно изношенные и устаревшие «Красный Кавказ» и «Красный Крым».

Оценивая корабль по его боевым возможностям на 1949 год, следует заметить, что он, конечно, уже уступал достраивавшимся в то время отечественным легким крейсерам проекта 68К, но находился вполне на уровне входивших в состав нашего флота крейсеров проектов 26 и 68бис.

Легкий крейсер «Керчь»

После приема в состав Черноморского флота, в 1949–1950 годах корабль оснастили отече­ственными средствами радиосвязи штатных по тому времени для легких крейсеров образцов и частично перевооружили отечественной МЗА: вместо итальянских 37-мм и 20-мм зенитных автоматов установили отечественные 37-мм – четыре спаренных «В-11» и шесть одинарных «70-К». Торпедные аппараты приспособили для стрельбы отечественными торпедами.

Легкий крейсер «Керчь»

Однако уже в мае 1951 года начался текущий ремонт крейсера «Керчь» на заводе №497 (Севастопольский Морской завод им. С. Орджоникидзе). Этот ремонт по своему объему вскоре плавно перерос в средний, а срок его выполнения превысил таковой для капитального ремонта и составил четыре года (почти в полтора раза больше продолжительности постройки этого корабля). Что же удалось сделать в период ремонта? В основном была произведена почти полная замена итальянских вспомогательных механизмов на аналогичные отечественных образцов.

Уже после начала этого ремонта центральные управления ВМС подготовили свои предложения по модернизации легкого крейсера «Керчь». Распоряжением Совета Министров СССР от 28 июня 1952 года давалось указание о частичном перевооружении корабля. К январю 1953 года I ЦНИИ ВМС разработал и согласовал с промышленностью ТТЗ на модернизацию легкого крейсера «Керчь». Предусматривавшийся в соответствии с ТТЗ 1953 года объем модернизационных работ представлялся максимальным среди всех трофейных кораблей, вошедших в состав советского флота.

Легкий крейсер «Керчь»

В частности, предусматривалась замена итальянской системы ПУС артиллерии главного калибра отечественной системой «Молния-АЦ-26» с «КДП3-8» («СМ-18») и АРДС «Залп». Артиллерию универсального калибра в составе трех спаренных 100-мм АУ «Минизини» следовало заменить восемью одноорудийными 100-мм «Б-34УСМ» с двумя комплектами ПУС «Сфера-50». Автоматы «70-К» планировалось демонтировать, а количество «В-11» довести до десяти. Радиотехническое вооружение в своем новом составе соответствовало таковому на модернизированных кораблях проекта 26бис. Полностью обновлялся первоначально установленный комплект средств радио­связи. Теперь он должен был включать в себя шесть передатчиков, 14 приемников и три приемо­передающие УКВ-радиостанции серии «Р».

Для снижения перегрузки корабля разрешался демонтаж торпедного и противолодочного вооружения.

В результате такой модернизации крейсер «Керчь» становился почти полностью идентичным (за исключением состава артиллерии главного калибра) крейсерам проекта 26 и 26бис после завершения их модернизации по проекту 1951 года. Эта унификация оружия и технических средств с учетом выполняемых в период ремонта работ (по капитальному ремонту ГТЗА, полной замене вспомогательных механизмов) позволяла рассчитывать на последующую достаточно продол­жительную эксплуатацию крейсера.

Дальнейшая судьба проекта модернизации вполне типична. ТТЗ подверглось пересмотру и исключению наиболее дорогостоящих и трудоемких работ – замены универсальной артиллерии и ПУС главного калибра. Именно в таком виде Главное техническое управление ВМС выдало ЦКБ-57 заказ на разработку проекта модернизации со сроком окончания в III квартале 1954 года.

Далее, в декабре 1954 года решением Главкома ВМС крейсер «Керчь», еще не завершивший среднего ремонта, был уже отнесен к категории кораблей, подлежащих поддержанию в строю только текущими ремонтами без производства модернизационных работ.

В результате в мае 1955 года крейсер завершил почти четырехлетний ремонт с прежним составом вооружения, что делало невозможным какое-либо его применение в современных боевых действиях, разве что в виде брандера или ложной отвлекающей цели. Достаточно отметить, что корабль совершенно не располагал радиолокацией, кроме единственной антикварной РЛС обнаружения надводных целей «SG-1» американского производства, установленной на нем еще в 1943 году в Италии. Даже аппаратура опознавания «Факел-М» и НРЛС «Нептун» были установлены

«несколько позже».

Таким образом, отказ от модернизации практически сделал бессмысленным длительный и дорого­стоящий средний ремонт и свел к нулю боевые возможности корабля. Менее чем через год после окончания ремонта «Керчь» переклассифицировали в учебный крейсер, а затем, через два года, переформировали в опытовое судно и, наконец, 20 февраля 1959 года исключили из списков флота.

Печальная статистика: шесть лет перманентного ремонта и только три года какой-то службы корабля. Но в этом нет ничего удивительного, в то время списали два недостроенных тяжелых крейсера проекта 82, шесть недостроенных крейсеров проекта 68бис-ЗИФ и т. д. и т. п. С 1953 по 1960 год советский флот понес материальные потери, несопоставимые с теми, которые постигли его в годы минувшей войны…

вернуться к меню ↑

ПРИЛОЖЕНИЕ

Крейсер «Монтекукколи» поражает простотой и продуманностью своего устройства и свободным расположением как машинно-котельного отделения, так и жилых помещений. Палуба в носу и корме впереди орудий имеет очень мало выступающих частей, имеемые же на палубе сходы в нижние помещения, вентиляционные головки, кнехты и пр. нарочито сделаны низкими, чтобы меньше подвергаться действиям газов при стрельбе.

Легкие надстройки и платформы сведены к минимуму. Брашпиля нет, но для шпиля устроены особые накладные щеки на барабан, позволяющие шпилем выбирать якорную цепь.

Две рефрижераторные машины расположены в носу и корме, так что каждая обслуживает свой район, что сокращает трубопровод.

Внутри судна просторно, но это достигается за счет того, что вся команда размещена на подвесных койках, которых сделано только на то количество людей, которое свободно от вахты. Офицерские помещения имеют простую, но красивую стильную отделку. <…>

Необходимо остановишься на применении сварки в судостроении, примененной фирмой при постройке корпусов.

На крейсере «Монтекукколи» размер сварки составляет приблизительно половину того, что намечено в нашей постройке (крейсер проекта 26 «Киров». – Ред.). На крейсере «Евгений Савойский» количество сварки больше, чем на «Монтекукколи», на заложенном линкоре «Литторио» сварки еще больше. Иными словами, фирма довольно осторожно внедряет сварку в военном судостроении.

На крейсере «Евгений Савойский» сваркой соединены следующие основные части: поперечные переборки, продольные переборки, кроме броневой, палуба полубака, набор двойного дна, котельный фундамент и почти все надстройки. Машинный фундамент – клепанный.

<…>

Крейсер «Евгений Савойский» в момент осмотра готовился к спуску. Он простоял на стапеле 19 месяцев и имел около 75 % готовности. Турбины и большинство вспомогательных механизмов, а также котлы были погружены и закреплены на фундаментах; закончена была линия вала; установлены надстройки, кожуха, трубы, боевая рубка и расточены погоны.

Спуск [на воду] состоялся 16 марта 1935 года, причем из этого спуска был сделан городской праздник.

Заводы «Ансальдо» и другие, участвовавшие в постройке, не работали, город был украшен флагами, на спуске присутствовали различные делегации и представители ведомств и обществ.

Печать посвятила спуску целые страницы. Спуск состоялся в 12 часов дня, а на следующий день в магазинах продавались фотографии…

Спуск произошел удачно, но судно спускалось без [гребных] винтов из-за недостаточной глубины фарватера.

(Из отчета о заграничной командировке в Италию в январе–марте 1935 г. зам. начальника Гламорпрома И. М. Золотаря и зам. директора Балтийского завода В. Ф. Попова. – Ред.)

вернуться к меню ↑

Литература:

ЦВМА. – Ф.13, Оп. 035520, Д. 369, 370, 371.
Gay F. Incrociatori leggeri classe «Duca d’Aosta».– Roma: Edizioni del Fateneo, 1982.
Gli incrociatori italiani 1861 – 1964.– Roma, Ufficio storico della marina, 1965.
Fraccaioli A. Italian warships of World War II.– London: Arms & Armor Press, 1974.
Raven A., Roberts J. British Cruisers of World War II.– London: Arms & Armor Press, 1976.

источник: С. И. Титушкин «Легкий крейсер «Керчь»» // сборник «Гангут» вып.39

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
5 Цепочка комментария
2 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
6 Авторы комментариев
byakinAlex22W_ScharapowBullNF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Ansar02

+!!!

NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Bull

++++++++++

W_Scharapow

Умели италы в красивые корабли.

Alex22

Только первые серии — с вертикальными трубами без козырьков. Далее — фи! silly

Alex22

и погибли от торпед трех английских и одного датского эсминцев.

Я понимаю, что уважаемый коллега Бякин тут ни причем, но забавно…
«и одного датского эсминцев» — в реале это — dutch destroyer HNLMS Isaak Sweers.
Да и статья как-то про все итальянские КрЛ, а не только про «Керчь»…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить