Крестоносец в тонких латах

16
8
Крестоносец в тонких латах

Крестоносец в тонких латах

Интересная статья Петра Самсонова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Вдохновившись советскими танками БТ, в конце 30-х годов англичане решили сделать собственную быстроходную машину, и на место довольно странных крейсерских танков Cruiser Tank Mk.I и Mk.II пришли более удачные Mk.III и Mk.IV. На начало 1939 года самой современной машиной стал Cruiser Tank Mk.V, но, когда пришло время запускать его в серийное производство, лорд Наффилд, глава компании «Наффилд Механизейшн энд Аэро», остался недоволен машиной. По его предложению началась работа над новым танком, который ожидало громкое имя и бурная жизнь. Так появился «Крестоносец».

Удачная ставка на грани войны

Тактическо-технические требования, по которым работал Наффилд, получили обозначение A15. По ним танк, который должен был именоваться Cruiser Tank Mk.VI, получал 27-литровый V-образный 12-цилиндровый двигатель «Либерти», выдававший 340 л.с. при 1500 оборотах в минуту. Бронирование оставалось на уровне предшественника: 40 мм в лобовой части и эквивалент 30 мм по бортам. Бортовая броня корпуса состояла из двух листов толщиной 14 мм с зазором 143 мм, в котором размещались пружины подвески. Внешний лист был сделан из гомогенной брони марки I.T.70, внутренний — из углеродисто-марганцевой стали марки I.T.110.

Прототип танка Cruiser Tank Mk.VI. В рубке механика-водителя установлен пулемёт. Одна фара посреди лобовой плиты досталась в наследство от предыдущих крейсерских танков

Прототип танка Cruiser Tank Mk.VI. В рубке механика-водителя установлен пулемёт. Одна фара посреди лобовой плиты досталась в наследство от предыдущих крейсерских танков

Масса танка должна была остаться на уровне 18 тонн. Башня осталась такой же, как у Cruiser Tank Mk.V. В ней помещались три члена экипажа: командир, наводчик и заряжающий. Для командира и заряжающего в крыше устанавливались вращающиеся перископы, наводчик мог смотреть через смотровую щель во лбу башни или через телескопический прицел. По бортам также были установлены триплексы. Башня поворачивалась с помощью гидравлического привода.

Новый танк довольно заметно отличался от Mk.V. Количество опорных катков выросло до пяти, что уменьшило нагрузку на пружины подвески. Как и на Mk.V, первый и последний катки по каждому борту оснащались амортизаторами. В удлинившемся корпусе получилось более рационально разместить систему охлаждения. В отличие от Mk.V, у которого радиатор был расположен спереди, радиаторы у A15 находились сзади, в моторном отделении. Вместо радиатора на Cruiser Tank Mk.VI устанавливалась пулемётная башенка с сектором обстрела 150°. Такая концепция не была чем-то новым для британского танкостроения: например, на Cruiser Tank Mk.I башенок ставили две. Водитель тоже получил свой пулемёт в лобовом листе рубки.

Конструирование танка затянулось, и прототип попал на полигон в Фарнборо только 9 апреля 1940 года. Наффилд предпочитал более простую систему поворота с бортовым фрикционом и тормозом, но генштаб настаивал на механизме Вильсона, аналогичном тому, что применили на Cruiser Tank Mk.V. Как и на Mk.V, механик-водитель управлял танком с помощью Т-образного руля, но такую конструкцию подвергли критике, и на серийных танках руль заменили более традиционными рычагами. На серийных машинах также избавились от пулемёта для водителя, заменив его пистолетной бойницей.

На ходовых испытаниях нового танка выявились проблемы с охлаждением. Как и на Mk.V, его механизм поворота имел пневматический привод. Поначалу повороты танка получались очень резкими, и привод приходилось тщательно регулировать перед ездой.

Тот же танк, вид сзади. Люк башни открыт: в отличие от традиционных конструкций, у него была только одна створка, которая сдвигалась назад

Тот же танк, вид сзади. Люк башни открыт: в отличие от традиционных конструкций, у него была только одна створка, которая сдвигалась назад

В ноябре 1940 года машина проходила испытания стрельбой в Лулворте. Результаты испытаний не стали выдающимся, и тут карьера A15 могла бы и закончиться, но испытывавшийся параллельно Cruiser Tank Mk.V оказался куда более неоднозначным. Необычное расположение радиатора делало его крайне уязвимым в бою: даже незначительное повреждение системы охлаждения грозило вывести машину из строя. Обслуживание танка было трудоёмким, боевое отделение — неудобным. В итоге A15, который Наффилд проектировал для подстраховки, оказался пусть и немного, но лучше, чем Cruiser Tank Mk.V.

Бои во Франции показали, что довоенные идеи британской танковой школы не совсем соответствуют современным требованиям. Радикально менять конструкцию нового танка было поздно, но некоторые уроки англичане смогли извлечь. Бронирование машины незначительно, но улучшили. Так, толщина лобовой брони корпуса выросла на 6 мм, лоб башни стал толще на 10 мм. Внешние грани башни пришлось подрезать, иначе при поворотах она задевала пулемётную башенку. Толщина бортов и крыши увеличилась на 3–4 мм. Танк с улучшенным бронированием назвали Cruiser Tank Mk.VIA. Как и с другими машинами с 2-фунтовой пушкой, Mk.VI производились в варианте с 3-дюймовой гаубицей для непосредственной поддержки пехоты с добавлением к обозначению литер CS (Close Support).

Серийный «Крусейдер». Вместо пулемёта в рубке оборудована бойница. Танк также получил литую маску пушки и обильный набор светотехники

Серийный «Крусейдер». Вместо пулемёта в рубке оборудована бойница. Танк также получил литую маску пушки и обильный набор светотехники

В сентябре 1941 года была проведена реформа обозначений британских танков: вместо скучных безликих индексов машины получили собственные имена. Cruiser Tank Mk.VI стал «Крусейдером» Mk.I (Crusader — «Крестоносец»), а вариант с усиленным бронированием теперь обозначался как «Крусейдер» Mk.II.

В лучших традициях британского танкостроения заказ на машину подписали ещё в ходе конструирования машины. В июне 1939 года Управление механизации заказало у «Наффилд» 200 танков, а в марте следующего года, ещё до того, как первый прототип попал на полигон, заказ увеличили вдвое: компании «Вестс Гас Импрувмент» и «Фоден Тракс» получили заказ на 100 машин каждая. Вскоре было сделано ещё три заказа: по 150 танков у «Вестс» и «Фоден», и 301 — у «Наффилд».

Башня танка «Крусейдер» Mk.II из коллекции танкового музея в Бовингтоне. Хорошо видны остатки дополнительного бронирования. Броня танка была хрупкой и при попадании снарядов легко кололась

Башня танка «Крусейдер» Mk.II из коллекции танкового музея в Бовингтоне. Хорошо видны остатки дополнительного бронирования. Броня танка была хрупкой и при попадании снарядов легко кололась

Первая серийная машина была готова 5 мая 1940 года. К августу 1941 года ежемесячно производилось 65 танков, в феврале 1942 года уже 130, а весной 1942 года — 170–200 машин. «Крусейдеры» производились до октября 1943 года. Всего построили 4750 танков всех модификаций и 1373 спецмашины на их базе.

вернуться к меню ↑

Первые неуверенные шаги

Первые «Крусейдеры» начали поступать в войска в 1940 году, уже после разгрома британского экспедиционного корпуса в Европе. Танки пригодились бы на материке: по мнению командования, машины получились вполне удовлетворительными. Максимальная скорость достигала 30 миль (48 км) в час, что для крейсерского танка было неплохо. Танки хорошо показывали себя на учениях: ездили они шустро, а стрельба с коротких остановок из хорошо отработанной установки 2-фунтового орудия была меткой. Оказалась высокой и манёвренность огня: гидравлический привод позволял повернуть даже потяжелевшую башню «Крусейдера» Mk.II на 90° и навести на цель размером 18 дюймов (46 см) на дистанции 125 ярдов (114 м) менее чем за 6 секунд.

«Крусейдер» Mk.II на полевых испытаниях

«Крусейдер» Mk.II на полевых испытаниях

Однако не всё было так идеально. По мере эксплуатации проявлялись различные дефекты. Например, оказалась неудовлетворительной конструкция воздухофильтра, а подходящую замену так и не нашли. Даже фильтры, помещённые в боевое отделение, пропускали слишком много инородных частиц и приводили к быстрому износу двигателя. Уже осенью 1942 года оказалось, что у фильтров есть заметный дефект: из-за небрежной сборки часто оказывалось невозможным точно измерить уровень масла.

Вождение танка было довольно сложным. Механиков-водителей предупреждали, что сцепление гусениц с грунтом не такое хорошее, как хотелось. При резком торможении на высокой скорости танк продолжал скользить дальше. Эта особенность также затрудняла повороты машины. При езде вниз по склонам рекомендовалось двигаться как можно медленнее. Часто приходилось проверять болты ведущих колёс, так как они легко расшатывались. Процедуру рекомендовалось проводить после каждых 50 миль пробега и ни в коем случае не реже, чем через 100 миль. Также водитель должен был осматривать гусеничные траки, которые при резких поворотах трескались. При езде по пересечённой местности выпадали снаряды из укладок первой очереди, а створка люка башни могла соскочить с места и захлопнуться, что приводило к ранениям. При езде с открытым люком танкистам советовали привязывать створку верёвкой к строповочным проушинам.

«Крусейдеры» использовали для отработки тактики морского десанта и опытов по герметизации корпусов танков

«Крусейдеры» использовали для отработки тактики морского десанта и опытов по герметизации корпусов танков

Уже в октябре 1941 года выявилась плохая вентиляция боевого отделения. С работающим двигателем можно было выпустить девять лент за полчаса из спаренного пулемёта и четыре — из пулемёта в башенке, в то время как с заглушенным мотором отстреливались лишь 2–3 ленты из спаренного пулемёта, и всего одна — из башенки.

Вдобавок к плохой вентиляции в башенке было настолько тесно, что пулемётчик не мог нормально работать. В начале 1941 года конструкцию башенки изменили: маховик поворота перенесли на более удобное место, изменилась конструкция рукоятки пулемёта и полки для ящика с пулемётной лентой. Требовалось модернизировать и уже выпущенные танки, но это было сделано далеко не на всех машинах. Главный недостаток конструкции заключался в малых габаритах башенки, и с этим уже нельзя было ничего поделать.

У башенки хватало и других проблем. Например, при некоторых ракурсах поворота главной башни пулемётчик оказывался отрезанным от остального экипажа подбашенной корзиной. При том же ракурсе главная башня блокировала люк башенки, и она становилась ловушкой. Некоторые экипажи просто оставляли пулемётчика в расположении части, фиксировали башенку и проводили гашетку пулемёта к водителю. Такой вариант, конечно, не позволял наводить пулемёт на цель, но в сводках отмечалось, что от пулемёта вообще мало пользы.

Новенький «Крусейдер» Mk.I выходит с завода — судя по всему, это подарок британской армии от женщин Бирмингема

Новенький «Крусейдер» Mk.I выходит с завода — судя по всему, это подарок британской армии от женщин Бирмингема

В феврале 1942 года от башенки решили избавиться, и 16 марта была опубликована инструкция с указаниями заменить её съёмной крышкой толщиной 9 мм. Освободившееся пространство советовали использовать для размещения канистр с питьевой водой и личных вещей экипажа. В той же инструкции указывалось, что башенки на новые машины теперь тоже не ставятся. В действующей армии их снимали далеко не всегда, и даже машины, проходившие ремонт, могли остаться с башенкой. Для защиты левого борта рубки механика-водителя на танках без башенки предлагалось приварить экран под углом или использовать запасные траки.

К маю 1942 года конструкцию машины пришлось вновь пересмотреть, на этот раз из-за боеукладок. Ещё в январе было установлено, что взрывы немецких бронебойных снарядов после пробития брони приводили к образованию большого количества осколков. Они не только поражали экипаж, но и приводили к пожару. Обстрел корпуса «Крусейдера» из 50-мм пушки показал, что причиной пожара не всегда становился боекомплект: при поражении горячими осколками воспламенились картонные упаковки, промасленные тряпки, изоляция электропроводки. Осколки снаряда также пробили перегородку моторного отделения. Оценка специалистов оказалась неутешительной: при разрыве в корпусе танка 50-мм снаряда спасаться от пожара было уже некому: во всех случаях осколки снаряда поражали весь экипаж. При дуэли «Крусейдера» с Pz.Kpfw.III шансов на победу у первого было мало. Бронирование машины оказалось настолько слабым, что на испытаниях один 50-мм снаряд прошил ближний борт и внутреннюю часть противоположного, разорвавшись при ударе о внешний лист.

«Крусейдер» на заводе «Наффилд»

«Крусейдер» на заводе «Наффилд»

Так как экранирование боеукладок приносило хотя бы какую-то пользу, их решили внедрить в производство, несмотря на удручающие результаты испытаний в целом. В качестве материала для боеукладок предлагалось использовать броню типов I.T.70 или I.T.100: другие марки, а также конструкционная сталь оказались малоэффективными с точки зрения образования осколков. На практике укладки состояли из ящиков со стенками толщиной 6 мм из стали твёрдостью 350 единиц по Бринеллю. Выдержать прямое попадание такие ящики не могли, но брони хватало для защиты боеприпасов от осколков.

У конструкции имелись и недостатки: крышки плотно подгонялись к ящикам, и открывать их было трудно. Никаких защёлок для фиксации крышек в открытом или закрытом положении не предусматривалось. 20-снарядная укладка первой очереди в башне имела более удачную крышку, открывающуюся вбок, но и с ней хватало проблем: она мешала установке в башне радиостанции. Конструкцию пришлось некоторое время доводить, изменяя компоновку боевого отделения.

«Крусейдеры» в процессе сборки

«Крусейдеры» в процессе сборки

Под конец 1942 года танки изменились ещё раз. Для улучшения бронирования экраны толщиной 14 мм приваривались к лобовой части корпуса и рубке механика-водителя. На машинах с пулемётной башенкой левый борт рубки не экранировался. Применялся и другой метод установки экранов: болты основного бронирования снимались и заменялись более длинными, которые держали и броню, и экраны. Так как установка экранов проводилась в полевых мастерских, а сварочные электроды были в дефиците, второй вариант оказался более предпочтительным.

вернуться к меню ↑

Крестовый поход по пустыне

Танки покинули метрополию лишь в мае 1941 года, направляясь в Египет. «Крусейдер» Mk.II начали появляться на этом театре военных действий в начале 1942 года. Они оснащались различным оборудованием для ведения боя в пустыне — таким, как противопесочные экраны ходовой части и стеллажи для канистр с питьевой водой. На корму машины установили дополнительный бензобак, хотя на практике топлива «Крусейдеру» хватало, и бак заполняли водой.

Появление «Крусейдеров» в песках оказалось весьма кстати. Как раз весной 1941 года Роммель перешёл в наступление, и немцы действовали намного эффективнее итальянцев. Боевой дебют «Крусейдеров» пришёлся на операцию «Бэттлакс» (Battleaxe — «Боевой топор») в июне 1941 года, закончившуюся провалом. Немцы вскрыли замыслы англичан, и, потеряв 22 крейсерских и 17 пехотных танков, тем пришлось отойти. После провала операции наступило затишье, что позволило англичанам пополнить танковые части. В сентябре 1941 года знаменитая 7-я бронетанковая дивизия, получившая большинство «Крусейдеров», была реорганизована. Теперь она состояла из двух бронетанковых бригад: 7-й (53 «Крусейдера» и 88 крейсерских танков старых типов) и 22-й (115 «Крусейдеров»).

Распространённая картина: обездвиженный «Крусейдер» на трейлере-эвакуаторе

Распространённая картина: обездвиженный «Крусейдер» на трейлере-эвакуаторе

Танки вновь пошли в бой в надлежаще названной операции «Крусейдер». 18 ноября обе бригады несли только технические потери, но на следующий день им пришлось столкнуться с итальянскими войсками.

Утром 19 ноября у Бир-эль-Губи 22-я бригада пошла в атаку на итальянскую дивизию «Ариете». Схватка была не из лёгких: танки бросили в бой без поддержки пехоты и практически без артиллерии, так как в распоряжении бригады имелась лишь одна батарея 25-фунтовых орудий. Под обстрелом итальянских танков с фланга бригада была вынуждена отойти, потеряв 25 машин, при этом итальянцы заявили 50, а сами потеряли 34. 7-й бригаде повезло больше, и с вражескими танками сражаться не пришлось. Вскоре обеим бригадам пришлось сразиться с более серьёзным противником.

21 ноября у Сиди-Резег британцы столкнулась с 15-й и 21-й немецкими танковыми дивизиями. Завязались тяжёлые бои. Здесь «Крусейдеры» показали единственное преимущество пулемётной башенки: при выбывании из строя какого-либо члена экипажа его можно было заменить «запасным» пулемётчиком. К концу сражения в 22-й бригаде на ходу осталось всего 79 танков, а в 7-й — всего 28. Уже 24 ноября Роммель решил уничтожить потрёпанную 7-ю бронетанковую дивизию одним ударом. Однако подвижность крейсерских танков позволила британским бригадам удачно ударить по растянутым немецким танковым колоннам. Уйдя от удара, «Крусейдеры» смогли перегруппироваться: 7-я бригада ушла на пополнение в Египет, а в 22-й ремонтники привели в порядок 44 танка. Эта бригада продержалась на передовой до 30 декабря, но и она была вынуждена отступить на пополнение.

Сгоревший «Крусейдер». На крыше башни установлен пулемёт в зенитной установке системы Пэрриша и Лейкмана

Сгоревший «Крусейдер». На крыше башни установлен пулемёт в зенитной установке системы Пэрриша и Лейкмана

Уже в этих боях «Крусейдер» начал показывать свои слабые стороны. Рубка механика-водителя оказалась очень уязвимой. При обстреле её конструкция могла деформироваться, даже если не пробивалась снарядом. Броня танка вообще не блистала: она надёжно защищала от 37-мм противотанковой артиллерии, а также осколков всех калибров, но на защиту от немецких 50-мм снарядов танкисты надеялись только на предельных дистанциях, при стрельбе же в упор Pak 38 могла пробить «Крусейдер» почти насквозь. Броня оказалась довольно хрупкой, с трещинами и отколами при пробитии. При попадании за броню немецкого 50-мм снаряда экипаж практически всегда погибал, но даже без пробития головки болтов отлетали с тыльной стороны и могли ранить или убить танкистов. В отчёте об анализе боевых повреждений указывалось, что впредь желательно иметь танки со сварными корпусами и башнями.

Обследование подбитых машин показало ещё одно слабое место: снаряды рикошетом от пулемётной башенки вниз пробивали тонкую горизонтальную броню. Бортовое бронирование оценивали как слабое. Военные рекомендовали исследовать целесообразность установки бронированных противопесочных экранов и бронированных колпаков катков. Изредка осколки от пуль пробивали радиатор танка, но в отчёте указывалось, что чаще всего бои идут на дистанциях, где ружейно-пулемётный огонь становится неэффективным.

Экипажи «Крусейдеров» спят в тени своих машин. С танков сняты пулемётные башенки. На ближнем танке также видны различные стеллажи и крепления для имущества экипажа

Экипажи «Крусейдеров» спят в тени своих машин. С танков сняты пулемётные башенки. На ближнем танке также видны различные стеллажи и крепления для имущества экипажа

Проблем из-за утечки воды и масла хватало даже без воздействия противника. Течи начинали появляться после всего 100 миль (160 км) пробега, причиной чему была некачественная сборка. Течь масла из тормоза накатника стала большой проблемой, так как потеря 50–60% масла приводила к деформации орудийной установки при стрельбе. Проблемы с воздухофильтрами тоже встали весьма остро. Танкисты просили поместить их в боевое отделение, где они были бы защищены от пыли, пуль и осколков. Вскрылись и проблемы с коротким сроком эксплуатации вентиляторов системы охлаждения: 500 миль (800 км) стали пределом для этого агрегата, крайне важного в жарком климате.

После тех же 500 миль пробега ломались водяной насос, кронштейны ходовой части и амортизаторы. Двигатель «Либерти» показал себя довольно капризным: по мнению танкистов, можно было считать чудом, если мотор «Крусейдера» проработал 36 часов и не проявил какой-нибудь серьёзный дефект. В феврале 1942 года из Африки и вовсе пришла паническая записка, которая гласила, что «Крусейдеры» оказались слишком ненадёжными для этого театра военных действий, и что никаких решений для повышения надёжности до приемлемого уровня в ближней перспективе нет. В войсках были готовы принять вместо «Крусейдеров» «Валентайны», несмотря на их более низкую скорость.

Командиры «Крусейдеров» наблюдают за обстановкой, высунувшись из люка. При езде по пересечённой местности это могло закончиться увечьями, так как створка иногда захлопывалась сама по себе

Командиры «Крусейдеров» наблюдают за обстановкой, высунувшись из люка. При езде по пересечённой местности это могло закончиться увечьями, так как створка иногда захлопывалась сама по себе

Первые выводы об эффективности «Крусейдера» в бою появились к началу 1942 года. Даже лобовая броня танка пробивалась 50-мм орудиями немецких Pz.Kpfw.III с дистанции до 1450 ярдов (1330 метров). Эффективный ответный огонь «Крусейдер» с такого расстояния вести не мог, лобовая броня немецких средних танков пробивалась только в упор. Разработка «Крусейдера» с 57-мм 6-фунтовой пушкой была приоритетной задачей, но становилось понятно, что и это орудие придётся вскоре заменить более мощным. Тем временем из США начали прибывать «Стюарты». Бронирование этих лёгких танков было на уровне «Крусейдера», 37-мм пушка оказалась не намного мощнее британской 2-фунтовки, но у американских машин обнаружилось одно большое преимущество — надёжность. Во время кампании в Ливии лишь около 15% «Стюартов» вышло из строя по техническим причинам по сравнению с 50% «Крусейдеров». Отмечалось, что экипажи, обученные в сжатые сроки военного времени, не вполне справлялись со сложными британскими танками.

Британские конструкторы не сидели сложа руки: надёжность машины постепенно росла. Летом 1942 года опытный «Крусейдер» с регистрационным номером T.15780 прошёл испытания в объёме 970 миль (1560 км). На танке установили новый привод к вентилятору системы охлаждения, водяную помпу и компрессор. После пробега машину тщательно осмотрели: дефектов и чрезмерного износа не обнаружилось, лишь гусеницы были в довольно плохом состоянии: на одной из них сломался трак и 57 пальцев, на другой — 52 пальца.

Один из сборных пунктов аварийных машин в Северной Африке. «Крусейдеры» были частыми гостями ремонтников

Один из сборных пунктов аварийных машин в Северной Африке. «Крусейдеры» были частыми гостями ремонтников

Вторая опытная машина, с номером T.15795, тоже подверглась длительным испытаниям. После пробега в 1368 миль (2200 км) степень износа оказалась заметной, но допустимой. Танк требовал ремонта, но многие детали были в рабочем состоянии — даже двигатель «Либерти», который отнюдь не имел репутации безупречно надёжного и к 1400 милям (2250 км) обычно нуждался в капитальном ремонте. Несмотря на то что боевой вес машины вырос с 18 до 19,3 тонны, надёжность танка возросла.

Тем не менее «Крусейдер» всё ещё не мог на равных сразиться со своим главным противником Pz.Kpfw.III. Безнадёжность дуэли между этими танками напрямую описана в технической сводке от августа 1942 года. «Крусейдер» был вынужден атаковать немецкие машины в борт, но фланги немецких танковых частей искусно прикрывались противотанковыми орудиями, против которых британский танк тоже оказался малоэффективен. В сводке также отмечалось, что аварии танков стали гораздо более редким явлением — отчасти оттого, что механики тщательно следили за пробегом. Ресурс серийного «Крусейдера» к осени 1942 года составлял около 1200 миль (1930 км).

«Крусейдер» Mk.II из 22-й бронетанковой бригады

«Крусейдер» Mk.II из 22-й бронетанковой бригады

Введение бронированных боеукладок и запрет на размещение боеприпасов на месте пулемётной башенки заметно снизили количество пожаров, но к началу осени 1942 года стало ясно, что «Крусейдеры» Mk.I и Mk.II уже не удовлетворяют требованиям современной войны.

Если длинный по сравнению со «Стюартом», «Грантом»/«Ли» список дефектов и недостатков «Крусейдера» давал пищу для размышлений, то с начала 1942 года сравнение между американскими и британскими танками в технических сводках и отчётах по анализу боевого опыта стали делать в прямой форме. Тем не менее в бою «Крусейдеры» показали себя как минимум не хуже крейсерских танков предыдущего поколения. «Детские болезни» машины постепенно устранялись. Установка дополнительного бронирования показала, что ресурс для модернизации у машины ещё есть, особенно после снятия бесполезной пулемётной башенки. У «Крусейдера» ещё оставалась пара козырей в рукаве, и уходить с поля боя танки этого типа не собирались.

вернуться к меню ↑

Источники и литература

  1. Архив Canadian Military Headquarters, London (1939–1947) RG 24 C 2
  2. Национальный архив Великобритании (The National Archives)
  3. D. Fletcher. Crusader and Covenanter Cruiser Tanks 1939–1945 — Osprey Publishing, 1995

источник: https://warspot.ru/15735-krestonosets-v-tonkih-latah

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
ALL2 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
ALL2
ALL2

Если только внешне — башня у машины уродливая. Матильда симпатичней, хотя её башня с огромной амбразурой тоже не торт.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить