2
1

Уважаемые коллеги,

Эта АИ родилась из нескольких высказываний уважаемых коллег, а так же общеизвестных и малоизвестных фактов русской истории. А так же это альтернатива, не могла появится, без искренней, профессиональной и доброжелательной помощи глубокоуважаемых коллег Земляка и Андрея. За что им, моя искренняя благодарность.

 Может ли один корабль изменить ход русско-японской войны. Вряд ли.  Значит, нужна эскадра. Но какая? Сильная эскадра на Тихом океане немедленно вызовет реакцию Японии, вплоть до объявления войны. Слабая эскадра, ход событий переломить не сможет. Значит нужна эскадра достаточно сильная для противодействия японцев, но в то же время не вызывающее их подозрения и немедленной реакции для начала войны. Этой цели отвечают только одни корабли – сильные, хорошо вооруженные, броненосные крейсера.

К концу 1895 г. взгляд русского правительства на положение дел в водах Дальнего Востока изменился. Япония, приняв условия Симоносекского мира, немедленно приняла решение увеличить личный состав флота втрое, а армию удвоить. Русское правительство убедилось в резко наступательном характере японской внешней политики, что ставило под угрозу безопасность дальневосточной окраины России.

В русских морских кругах возникло сильное течение, настаивавшее на срочном и значительном усилении Тихоокеанского флота, так как Япония, выступившая с завоевательной программой в Азии, могла стать вероятным и опасным противником России. Это мнение встретило одобрение правительства, и Николай II дал управляющему Морским министерством указание — «пересмотреть взгляд на военное положение России в Тихом океане». Образованное по распоряжению царя Особое совещание пришло к заключению, что «По сравнению с 1881 г. на Дальнем Востоке произошло существенное изменение обстановки, и притом далеко не в нашу пользу. Образ действия Японии обнаружил самые сильные завоевательные стремления».

Выводы Особого совещания окончательно сводились к следующим заключениям:

1. «Япония подгоняет окончание своей судостроительной программы к году окончания Сибирского пути, что указывает на возможность вооруженного столкновения в 1903–1906 году».

2. «Япония всеми силами будет стремиться перебросить на материк свою армию, а потому в случае войны флоту будет принадлежать первенствующая роль на театре военных действий».

3. «Япония отлично понимает значение флота и не остановится и впредь на усилении его, если со стороны России не будет категорически указано, что она не остановится ни перед какими жертвами, чтобы обезопасить себя от посягательства со стороны моря».

4. «России необходимо теперь же, не упуская момента, выработать программу судостроения для Дальнего Востока с таким расчетом, чтобы к окончанию судостроительной программы Японией наш флот на Дальнем Востоке превышал значительно японский».

Победа Японии над Китаем коренным образом изменила расстановку сил на берегах Тихого океана.

Русский флот уже с конца 1895 г. стал концентрироваться в водах Дальнего Востока. Вместо начавшейся конкуренции в Балтийском море с Германией и старой угрозы осложнений с Англией Балтийский флот должен был сосредоточивать свое внимание на росте японских морских сил.

В ноябре 1895 г. Особое совещание постановило:

а) программу судостроения 1895 г. пересмотреть;

б) создать в Тихом океане сильную эскадру;

в) «впредь до приобретения на Дальнем Востоке незамерзающего порта организовать в Средиземном море базирование резервной эскадры».

В декабре 1897 г. Особое совещание, наконец, признало:

1) «Главные силы должны быть на главном театре, каковым для данного времени является Дальний Восток».

2) «В Балтийском море ограничиться флотом береговой обороны».

3) «Состав флота для Тихого океана установить: 10 современных эскадренных броненосцев, 4 броненосных крейсера, 10 бронепалубных крейсеров 2-го класса, 10 легких крейсеров 3-го класса, 2 минных заградителя, 36 новых истребителей и миноносцев».

12 декабря 1897 г. на квартире управляющего Морским министерством состоялось Особое совещание адмиралов флота, на котором обсуждался вопрос «об усилении кораблестроительной деятельности ввиду могущих возникнуть осложнений на Дальнем Востоке». Исходя из того, что одновременное строительство кораблей для Балтийского моря и Тихого океана невозможно, и руководствуясь принципом: «на главном театре войны должны быть, расположены и главные силы», участники совещания пришли к заключению, что на Балтике следует ограничиться постройкой только судов береговой обороны, а основные усилия направить на пополнение Тихоокеанской эскадры. Сразу после утверждения Николаем II программы «усиленного судостроения», управляющий Морским министерством П.П. Тыртов приказывает МТК разработать задания на проектирование броненосца водоизмещением 12000 т, крейсеров — 6000 т и 3000 т и миноносца — 350 т. При обсуждении новой кораблестроительной программы на совещаниях в декабре 1897 г. подчеркивалось, что «наибольшая скорость и запас топлива должны составлять главные задания при проектировании этого типа крейсеров». В разработке программы участвовали председатель МТК вице-адмирал И.М. Диков и начальники отделов — главные инспектора: кораблестроения — Н.Е. Кутейников, артиллерии — А.С. Кротков, механической части — Н.Г. Нозиков, минного дела — П.С. Остелецкий. И если по броненосцам и миноносцам вопросов не было, то разработка крейсеров вызвало настоящую бурю. Каждый из адмиралов считал себя спецом по крейсерам, точно знающим, какой крейсер нужен российскому императорскому флоту. Собственно говоря, на этом совещании сошлись две концепции ведения морской войны: крейсерская и решительная. Первая предполагала применение значительного количества крейсеров, для нанесения противнику экономического урона, несопоставимого с дальнейшем, ведением войны неприятелем и довольно пассивных действий основных сил. Вторая выдвигала концепцию решительного морского сражения, в котором крейсерам отводилась весьма важная роль. Была, сформулирована идея таких кораблей и хотя, они именовались океанскими крейсерами, фактически они должны были представлять собой – «быстроходные, слабобронированные броненосцы II класса, пригодные для эскадренного боя».

До 1898 г. русская Тихоокеанская эскадра не уступала японскому флоту. К этому времени уже определились программы усиления японского флота.

Были приняты две судостроительные программы на суммы 95 млн. и 148 млн. иен соответственно, по которым Япония предполагала построить 6 первоклассных броненосцев: два по 12300 тонн и четыре по 14800–15200 тонн. А так же шести сильных броненосных крейсеров по 9500–9850 тонн, большого числа истребителей, легких крейсеров и на сооружение военно-морских баз.

Русское Морское министерство в расширение программы 1895 г. составило дополнительную судостроительную программу для Тихого океана, которая была утверждена Николаем II, 20 февраля 1898 г. Она потребовала чрезвычайного ассигнования в 90 миллионов рублей. Всего на усиление Балтийского флота по программам 1895 и 1898 гг. требовалось израсходовать до 250 миллионов рублей с тем, чтобы окончить строительство всех новых кораблей к кампании 1905 г.

Экстренно составленные «программы проектирования» в начале апреля 1898 г. разослали иностранным и русским заводам для руководства при разработке конкурсных проектов. Вскоре в Морское министерство от различных фирм стали поступать предложения о постройке крейсеров. Сроки постройки предлагались в пределах 28 месяцев, стоимость — около 4 миллионов рублей.

А теперь вернемся в Россию и поговорим о крейсерах, которые как показало время, оказались практически невостребованными в Русско-японской войне. Речь пойдет о больших океанских бронепалубных кораблях. Проблема русского флота заключалась отнюдь не в самом флоте, а в непонимании руководства страны какой флот должна иметь Россия. Где-то с последней трети 19 века, одним из главных противников любой страны претендовавший на звание морской державы, являлась Великобритания. А единственной возможностью нанести ей значительный экономический урон, это крейсерская война на её морских коммуникациях.

На смену идеям широкомасштабной крейсерской войны, питавшихся примерами парусных «приватиров» XVIII в., действий «Алабамы» и «Американской экспедиции» русского флота (1863), пришло осознание на рубеже XIX — XX вв. ограниченности возможностей крейсеров. Это был один из парадоксов исторического развития: крейсер, несмотря на несравнимый с парусной эпохой рост боевой мощи, с развитием средств связи утрачивал свое главное оружие — скрытность нахождения на морском театре, а следовательно, и внезапность нападения. Телеграф, а затем и радио оставляли мало надежд на его успешные действия. Резко возрастал и риск встречи с силами противодействия. Англия, главный противник на морях, усиленно развивала собственный крейсерский флот для охраны своего торгового судоходства. Рассчитывать на создание в противовес ему еще более многочисленного крейсерского флота было, очевидно, нереально. Отсюда, по-видимому, в России, возникла идея нанесения ударов по разбросанным по всем океанам колониям, телеграфным и угольным станциям. Считалось, что многие из их гарнизонов не устоят перед десантным отрядом численностью до 5000 человек и что удары по этим уязвимым пунктам противника станут, в случае войны, — едва ли не главной задачей, стоящей перед русскими крейсерами. С этой целью планировалось сформировать не менее 3-4-х отрядов (чтобы заставить противника разобщить силы противодействия), состоящих каждый из двух больших быстроходных транспортов Добровольного флота с десантным отрядом под охраной двух-трех крейсеров с большим количеством орудий, способных прикрыть высадку десанта. Этим требованиям отвечал быстроходный бронепалубный крейсер, водоизмещением не менее 6000 тонн, с максимально возможной дальностью хода и артиллерией ГК, не превышающей 152 мм.

По задумке морского министерства, первыми подобными кораблями должны были стать «Паллада», «Диана» и «Аврора».

При подготовке кораблестроительных программ 1895 и 1898 гг. руководители морского ведомства отказались от постройки броненосных крейсеров в противовес строившимся для Японии кораблям типа «Асама». В связи с большой стоимостью таких крейсеров, предпочли строить броненосцы. Одной из причин отказа от серийной постройки быстроходных броненосных крейсеров, предназначенных для эскадренного боя, являлась недооценка значения скорости и переоценка защиты броненосцев. 12 декабря 1895 г. при обсуждении на Особом совещании программы кораблестроения было признано, что в броненосных крейсерах у Японии получается перевес, «но так как роль этих крейсеров в бою остается еще недостаточно выясненной, то для заполнения этого пробела совещание признало более выгодным увеличить число эскадренных броненосцев и вместо 7, каковых было бы достаточно по сравнению с 7 японскими, иметь их 10.

Но далеко не все были с этим согласны. Из присутствовавших категорически против высказался, вице-адмирал Е.И. Алексеев, который считал необходимой постройку восьми броненосных крейсеров водоизмещением 8000-10000 т, не уступающих по силе броненосным крейсерам Японии. Категорически против строительства больших бронепалубных крейсеров выступали преподаватель военно-морской академии Н.Л. Кладо и  капитан 1 ранга. Л.Ф. Добротворский. Их концепция основывалась на невозможности иметь единый большой бронепалубный крейсер, со слабым вооружением  водоизмещением 6000 тонн, одновременно пригодный и для эскадренного боя и крейсерских операций. Предложение Кладо и Добротворского сводилось к созданию двух крейсеров броненосного с хорошим вооружением водоизмещением не менее 8000-9000 тонн и легкого бронепалубного водоизмещением 4000-4500 тонн. Их горячо поддерживал Великий князь Александр Михайлович (Сандро). В марте 1896г. им удалось добиться приема у управляющего морским министерством П.П. Тыртова, где они изложили ему свои соображения. Одновременно с этим С.О. Макаров подал в Морское министерство докладную записку по этому, же вопросу.

После долгих раздумий министр Тыртов, принял половинчатое решение. Приостановить закладку кораблей типа «Паллада». Впрочем, самой «Паллады» этого не коснулось. «Жертвой» морского министра стали крейсера «Диана» и «Аврора». А так же переработать проект в сторону увеличения водоизмещения и ГК, с одновременным усилением бронирования. В результате в МТК было подано несколько проектов крейсеров водоизмещением 3000, 6000 и 10000 тонн. В конкурсе участвовали Невский завод, Новое Адмиралтейство, Путиловская верфь, итальянский «Ансальдо» и «Орландо», а так же германские «Германия» Круппа, «Шихау» и «Говальдсверке». Кроме этого Тыртов принял решение о расширении эллингов Галерного острова для строительства двух новых броненосных крейсеров.

Кроме этого Балтийский завод предложил создать новый башенный крейсер водоизмещением 15 000 т, разработанный заводом. Скорость крейсера должна была быть не менее 21 узла. Новый крейсер мог бы стать облегченным вариантом в группе разрабатывавшихся заводом башенных кораблей, что обещало и ускорение постройки, и сходство их тактических свойств при совместных действиях с броненосцами.

Окончательно встревожило и утвердило в правильности выбранного пути Российское морское ведомство, состоявшаяся в 1898, закладка двух японских броненосных крейсеров «Асама» и «Токива». Было отмечено, что вооружение «России» расположенное в казематах, пригодное для крейсера,  несколько маловато для эскадренного боя с теми же японскими крейсерами и тем более к такому бою был не готов «Рюрик». После закладки «Громобоя» решено было заложить на Галерном острове, еще два броненосных крейсера.

Техническое задание, выданное на крейсера гласило – «броненосный крейсер со скоростью не менее 21 узла, водоизмещение не выше 10000 тонн и  вооружением состоящим из 4-х 254 мм. орудий в башенных установках». Ниша новых крейсеров определялась, как – «крейсера способные как к рейдерству, так и эскадренному бою».

В 1898г. на Галерном острове состоялась торжественная закладка двух броненосных крейсеров водоизмещением в 10000 тонн разработанных по проекту Балтийского завода. Так, как крейсера предназначались для Дальнего Востока, то и имена они получили в честь двух адмиралов, исследователей Дальнего Востока – Муравьева-Амурского и Невельского.

Закладки этих кораблей предшествовал ряд новшеств в организационной и технической сфере. Одной из главных бед судостроения того времени было отсутствие у корабля полномочного хозяина — главного конструктора, способного настоять на технической дисциплине. Одним из важных организационных нововведений стало введение должности Старшего ответственного корабельного инженера с передачей ему всех полномочий по строительству корабля. Первым ответственным корабельным инженером стал С.К. Ратник. С этого момента МТК, рассматривал любые изменения в проекте корабля только с одобрения старшего ответственного корабельного инженера.

В 1898г. произошло еще одно важное организационное мероприятие, повлиявшее на дальнейшую судьбу Российского флота. 14 сентября 1898г. от Московского вокзала Санкт-Петербурга, отошел поезд, увозивший Великого князя Алексея Александровича. Как официально было объявлено в коммюнике – «Великий князь Алексей Александрович, отбыл в Ниццу, для лечения нервов». На самом деле он отправился лечить, отнюдь не нервы, а несколько другой аспект своей бурной интимной жизни. Лечение затянулось и Николай II, назначил временно исполняющим обязанности председателя адмиралтейств-совета, адмирала И.М. Дикова.

В технической сфере, решено было проверить на вновь строящихся крейсерах «Адмирале Муравьеве-Амурском» и «Адмирале Невельском» ряд новшеств. После двухмесячного обсуждения в МТК, в крейсера были внесены изменения. Прежде всего, на них установили вертикальные машины тройного расширения и новые водотрубные котлы, отказались от 42-тонного бронзового форштевня, частично отказались от минных аппаратов и полностью от мин заграждения, так же отказались и от противоминных сетей, сочли излишним установку третьей мачты и парусное вооружение. Одновременно с этим на крейсерах была применена искусственная вентиляция. Установлена вторая бронированная рубка. Установлены более совершенные якоря Холла. Крейсера в обязательном порядке комплектовались радиотелеграфными станциями. 

С закладкой «Невельского» проблем не было. Его строили точно в соответствии с проектом Балтийского завода. А вот с закладкой «Муравьева-Амурского» сразу же возникли проблемы. В морском ведомстве пожелали крейсер, превосходящий японские крейсера. Тем более, что у Балтийского завода был готов проект 15000-тонного башенного крейсера. Крейсер решили строить башенным с 4х2х254 мм. орудиями. Такого вооружения не имели даже некоторые эскадренные броненосцы. Тем более, что было поставлено, уж совсем невыполнимое требование, вписать все это великолепие в 10000 тонн. По типу этот корабль должен быть стать сильно улучшенным вариантом «России». Первой жертвой желаний адмиралов, стало вооружение. Его калибр снизили с 254 мм. до 203 мм. Вписать 4 башни в столь небольшое водоизмещение было невозможно, и следующей жертвой минимализации стали орудия СК их число снизили с 12 до 10. Слишком большой верхний вес для высокобортного корабля и большая перегрузка вынудили проектировщиков снизить высоту борта, но даже и в этом случае разместить удавалось только две башни  из четырех. Однако стремление иметь шесть 203-мм пушек в бортовом залпе привело к тому, что было принято половинчатое решение – разместить две башни в оконечностях и 4 палубных 203-мм установки в казематах. Так же пришлось уменьшить вместимость угольных бункеров. Но все равно водоизмещение «Адмирала Муравьева-Амурского» почти на 1000 тонн (11160 тонн против 10120 тонн), превышало водоизмещение «Адмирала Невельского», а скорость была на 1,5 узла меньше.

С установкой башен ГК на оба крейсера, особых трудностей не возникало, Балтийский завод имел опыт по их производству. Впрочем, башни ГК в виду большой загруженности Балтийского завода, выполнил Металлический завод.

Броненосный крейсер «Адмирал Невельской» был введен в строй в 1901г. и отправлен для усиления Тихоокеанской эскадры. Броненосный крейсер «Адмирал Муравьев-Амурский» ввели в строй в начале 1902г.

Крейсера, вперед!

Крейсер "Адмирал Невельской"

Водоизмещение: 10120 тонн. Размерения (ДхШхО): 137,0х19,5х7,4 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 12 ПК,19440 л.с. Макс. скор. — 21,7 уз. Дальность — 5200 миль (10 уз.). Броня: ГП — 100…170 мм, траверзы — 70 мм., палубы — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), башни ГК — 152 мм., барбеты — 152 мм., казематы — 70 мм., боевая рубка — 229 и 100 мм. Вооружение: ГК — 2х2х254/45 мм./клб., 12х1х152/45 мм.клб., 16х1х76/50 мм./клб., 10х1х47 мм.. Запас топлива: 1280 тонн угля.

Крейсера, вперед!

Крейсер "Адмирал Муравьев-Амурский"

Водоизмещение: 11160 тонн. Размерения (ДхШхО): 137,0х19,5х7,4 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 12 ПК,19620 л.с. Макс. скор. — 20,3 уз. Дальность — 4700 миль (10 уз.). Броня: ГП — 100…170 мм, траверзы — 70 мм., палубы — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), башни ГК — 152 мм., барбеты — 152 мм., казематы — 70 мм., боевая рубка — 229 и 100 мм. Вооружение: ГК — 2х2х203/45 мм./клб. и 4х1х203/45 мм./клб., 10х1х152/45 мм.клб., 16х1х76/50 мм./клб., 10х1х47 мм.. Запас топлива: 1220 тонн угля.

Судьба еще одного крейсера, была более чем интересна. Российские адмиралы не оставили мысли о четырехбашенном крейсере. Ради этого крейсера Морское ведомство даже было готово идти на увеличение водоизмещения. По сути, этот корабль должен был стать дальнейшим развитием «Муравьева-Амурского». Серьезный вопрос возник только при размещении башен. И тут кто-то из Адмиралтейства вспомнил про цитадельный башенный броненосец HMS «Inflexible», Великобритании. Две его башни размещались эшелонировано – побортно, со смещением друг к другу. Так возникло решение о размещении артиллерии корабля. Но не все было так просто. Отечественная промышленность не справлялась со строительством кораблей.

В связи с большой загрузкой петербургских адмиралтейств и всех других судостроительных предприятий было принято решение часть кораблей заказать за границей на лучших судостроительных заводах. В 1898 г. срочно были переданы за границу заказы на следующие корабли: во Францию — эскадренный броненосец «Цесаревич» в 13 100 тонн и броненосный крейсер «Баян» в 7780 тонн; в Соединенные Штаты — эскадренный броненосец «Ретвизан» в 12910 тонн и бронепалубный крейсер «Варяг» в 6500 тонн; в Германию — бронепалубные крейсера «Богатырь» в 6645 тонн и «Аскольд» в 5900 тонн, легкий крейсер «Новик» в 3050 тонн и учебный транспорт «Океан» в 12000 тонн.

Строительство нового крейсера было, решено было поручить французам. Для этого им передали для реализации проект 15000-тонного крейсера Балтийского завода. Но не все устраивало в новом крейсере. В результате переработки получился новый, совершенно оригинальный крейсер. Вооружение корабля состояло из 8-ми орудий калибра 203 мм. Расположены они были в 4-х башнях. По одной башне стояло в носу и корме в диаметральной плоскости. Две башни размещались эшелонировано – побортно, со смещением друг к другу. Таким образом, носовой и кормовой залп ГК крейсера составлял 6 орудий, побортный 8 орудий. Водоизмещение крейсера превысило 13000 тонн.  Крейсер был заложен в конце 1898 г. и получил имя древнерусского князя «Святослав».

Строительство крейсера шло ударными темпами. Удалось даже отстоять необходимость переплаты за срочность этого заграничного заказа в докладе царю. В результате крейсер, заложенный в 1899 году был спущен на воду 1901г., а в начале 1903г. был принят в строй Российского флота.

Крейсера, вперед!

Крейсер "Святослав"

Водоизмещение: 14415 тонн. Размерения (ДхШхО): 146,5х21,4х8,1 м. СУ: 3 ВПМ ТР, 28 ПК, 23800 л.с. Макс. скор. — 20,8 уз. Дальность — 5200 миль (10 уз.). Броня: ГП — 100…170 мм, траверзы — 70 мм., палубы — 20+40 мм. (на скосах — 70 мм.), башни ГК — 170 мм., барбеты — 152 мм., казематы — 70 мм., боевая рубка — 229 и 100 мм. Вооружение: ГК — 4х2х203/45 мм./клб., 12х1х152/45 мм.клб., 14х1х76/50 мм./клб., 10х1х47 мм.. Запас топлива: 1410 тонн угля.

Срочность заказов требовала изыскания средств. По финансовой смете на 1898 г. Морскому Министерству было ассигновано 67 050 000,00 руб., в т. ч. на «новое судостроение» 13 316 976,00 руб., и на «усиление судостроения» (согласно Высочайшего повеления 18 марта 1897 г.) ещё 6 000 000,00 руб.

В результате обсуждения в Высочайше утверждённом Особом Совещании представленных Морским Министерством соображений о дополнительных к предельному бюджету ассигнованиях на 1898-1902 г. г. по § Особому Сметы 1898 г. (согласно Именного Высочайшего Указа Министерству Финансов от 24 февраля 1898 г.) было принято решение отпустить из Государственного Казначейства в течение 1898-1902 г. г. 120 000 000,00 руб. равными долями в течение пяти лет (в реальности единовременно 90 000 000,00 руб.). Кредит включал в себя средства из «запасного фонда» по судостроению, куда входили «сбережения от кредитов» прошлых лет (сэкономленные от изначально отложенных, а потом и отменённых по тем или иным обстоятельствам, постройкой, крейсеров «Диана», «Аврора», "Светлана") АИ. В дальнейшем было решено отказаться от постройки ещё одного крейсера (построенный в реальности «Боярин»).

Крейсера, вперед!

Забегая вперёд заметим, что на протяжении последующих пяти лет, ряд кредитов, имеющих, прежде всего отношение к КВЖД и порту Дальнему на общую сумму около 31 000 000,00 руб. (разница между «альтернативными» 120 000 000,00 руб. и «реальными» 90 000 000,00 руб.) из числа внесённых в проект сметы государственного бюджета («государственной росписи доходов и расходов») по предложению Государственного Контроля и Министерства Финансов, был оставлен Государственным Советом «только к условному отпуску».

В 1897-1898гг. фирма «Вулкан» из Штеттина построила для китайского флота три броненосных крейсера — «Хай-Шенг», «Хай-Юнг» и «Хай-Чен». При водоизмещении 3000 т они имели контрактную скорость 21 узел, но реально ходили не более 19,5. Их вооружение составляло: два 150-мм, восемь 105-мм, шесть 37-мм пушек, три торпедных аппарата, броневая палуба — 75-40 мм, рубка — 30 мм. После окончания китайского заказа, в 1899г., к руководству фирмы «Вулкан» обратилось российское правительство с предложением о постройке двух однотипных броненосных крейсеров, водоизмещением 4 тыс. тонн. За основу был взят проект безбронного крейсера адмирала С.О. Макарова и ранние проекты китайских крейсеров. В результате задание на строительство крейсера выглядело следующим образом – «слабобронированный крейсер со скоростью не менее 25 узлов, водоизмещением не выше 4500 тонн и вооружением состоящим из 8-ми 120 мм. орудий». Вновь строящиеся крейсера получили имена «Ястреб» и «Коршун». Реальные характеристики крейсеров несколько отличались от заявленных. Полное водоизмещение превысило 5000 тонн, а скорость не превышала 23,5 узлов.

Крейсера, вперед!

Крейсер "Ястреб" и "Коршун"

Водоизмещение: 4270/5350 тонн. Размерения (ДхШхО): 117,4х14,9х5,2 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 12 ПК, 17400 л.с. Макс. скор. — 23,5 уз. Дальность — 4500 миль (10 уз.). Броня: палубы — 30 — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), щиты орудий — 40 мм., боевая рубка — 125 мм. Вооружение: 8х1х120/45 мм./клб., 4х1х47 мм.. Запас топлива: 740 тонн угля.

Одновременно со строительством крейсеров в Морском министерстве России озаботились, проблемой минных постановок, считая мины вполне дешевым и эффективным средством борьбы с кораблями противника. В исполнении этой концепции в Италии на фирме «Орландо» были заказаны два однотипных быстроходных минных заградителя, водоизмещением по 3400 тонн каждый, способные взять по 320 мин.

Крейсера, вперед!

Минные заградители "Муссон" и "Пассат"

Водоизмещение: 3110/3780 тонн. Размерения (ДхШхО): 93,0х14,9х4,4 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 8 ПК, 8400 л.с. Макс. скор. — 19,7 уз. Дальность — 4300 миль (10 уз.). Броня: палубы — 30 — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), щиты орудий — 25 мм., боевая рубка — 125 мм. Вооружение: 4х1х120/45 мм./клб., 4х1х47 мм.. 320 мин. Запас топлива: 630 тонн угля.

Озаботилось морское ведомство и кораблями обеспечения эскадры. В Великобритании были заказаны два эскадренных угольщика «Кардиф» и «Антрацит», водоизмещением по 5000 тонн. Собственно говоря от обычных угольщиков их отличала более мощная СУ, способность в течении длительного времени держать скорость 12 узлов, позволяя им идти за эскадрой движущейся экономичным ходом и радиотелеграфная станция

Крейсера, вперед!

 Угольные транспорты "Кардиф" и "Антрацит"

Водоизмещение: 4860 тонн. Размерения (ДхШхО): 109,0х12,6х5,2 м. СУ: 1 ПМ, 3 ПК, 2550 л.с. Макс. скор. — 11,9 уз.

На этом, пожалуй, альтернативу по кораблям можно было бы и закончить. Но меня никак не покидала мысль, что случилось бы, если эта эскадра была построена. Сумела бы она переломить ход русско-японской войны или бесславно исчезла в горниле морских сражений с японцами. Увы, спрогнозировать ход русско-японской войны, в связи с вновь построенными кораблями мне не по силам. Я думаю, что это весьма сложно и уважаемым коллегам с сайта. Но может быть сообща, попытаемся разобраться в этом вопросе.

Начало нового 1904г. выдалось в Морском ведомстве, несмотря на рождественские праздники, весьма оживленным. Председатель адмиралтейств-совета И.М. Диков, развил бурную деятельность. Телеграфисты сбились с ног отправляя и принимая телеграммы из Владивостока, Порт-Артура и Мукдена. Результатом стали изменения в базирование русской эскадры в Порт-Артуре и изменения во Владивостокском отряде крейсеров. Получив живительное ускорение из Петербурга и Мукдена, адмирал Витгефт, отозвал, в середине января, 1904г. из Чемульпо  в Порт-Артур, крейсер «Варяг». Одновременно с этим из Владивостока, были отозваны крейсера «Рюрик» и «Богатырь». А «Победа», «Пересвет», «Адмирал Невельской» и бронепалубный крейсер II ранга «Коршун» ушли во Владивосток

В конце 1902 г. из Кронштадта вышел на Восток отряд адмирала Вирениуса в составе броненосца «Ослябя» (14400 тонн), броненосного крейсера «Адмирал Муравьев-Амурский» (11160 тонн), бронепалубных крейсеров «Алмаз» (3200 тонн) и «Ястреб», (5320 тонн) вспомогательных крейсеров «Смоленск» и «Орел» и восьми эскадренных миноносцев по 350 тонн. В первых числах января 1904г. отряд Вирениуса добрался  до Сайгона, где Вирениус получил телеграмму, перенести флаг на броненосный крейсер «Муравьев-Амурский», отослать  броненосец «Ослябя» и бронепалубный крейсер II ранга «Ястреб» во Владивосток, а самому не мешкая идти в Порт-Артур.

Таким образом в 20-х числа января расположение русских сил на Дальнем Востоке, выглядело следующим образом:

Порт-Артур: Броненосцы «Петропавловск», «Цесаревич», «Ретвизан», «Полтава», «Севастополь». Крейсера I ранга: «Святослав», «Адмирал Муравьев-Амурский», «Аскольд», «Паллада», «Варяг», а так же отозванные из  Владивостока крейсера «Рюрик» и «Богатырь». И крейсер II ранга «Новик». Минные заградители «Пассат» и «Муссон»

Владивосток: Броненосцы «Пересвет», «Победа» и отправленный к ним «Ослябя». Крейсера 1 ранга «Адмирал Невельской», «Россия», «Громобой», «Баян», а также крейсера «Коршун» и «Ястреб».

Именно они вместе с крейсером «Баяном» должны составить тактическую тройку «шалунов» на японских коммуникациях. Меж тем как три быстроходных броненосца и три броненосных крейсера I класса, должны были служить постоянной угрозой и головной болью японского флота.

Крейсера, вперед!

В ночь с 26 на 27 января 1904г. бронепалубный крейсер I ранга «Аскольд», нес патрульную службу, близ Порт-Артура, когда с него заметили подозрительные силуэты. Капитан «Аскольда», К.А. Грамматчиков приказал идти полным ходом, наперерез подозрительным кораблям.

Неизвестные корабли попытались уйти, но капитан Грамматчиков приказал открыть огонь, впрочем не по самим кораблям, а лишь по их курсу. Каково же было удивление командира «Аскольда», когда неизвестные корабли ответили, мало того выпустили по «Коршуну» две торпеды. Только темнота спасла крейсер, неизвестные атаковавшие «Аскольд» промазали. К.А. Грамматчиков приказал немедленно на всех парах идти в Порт-Артур, чтобы доложить о случившимся инциденте. О том, что он столкнулся с отрядом из 8-ми японских миноносцев, капитан I ранга К.А. Грамматчиков узнал гораздо позже. Основная атака японских миноносцев, была сорвана, но 4 миноносца все, же благополучно добрались до Порт-Артура. Примерно в 01:14 27 января японские миноносцы произвели атаку. Торпеды попали в бронепалубный крейсер I класса «Палладу», которая получили серьезные повреждения. Несколько торпед были выпущены по эскадренному броненосцу «Ретвизан», к счастью все прошли мимо, а одна идущая по касательной не взорвалась. Одна торпеда попала в броненосец «Петропавловск», но неудачно, так и не сумев нанести броненосцу, сколько-нибудь серьезных повреждений. И наконец последней торпедой был уничтожен миноносец «Бесшумны» случайно оказавшийся на её пути. В результате, кроме серьезно пострадавшей «Паллады», никаких особенных повреждений русской эскадре нанесено не было.  Узнав, о неудаче адмирал Того отказался от нападения на Порт-Артур, на  следующее утро.

27 января 1904г. Япония объявила войну России.

Несмотря на неудачу  у адмирала Того был план удара по русской эскадре. Частым явлением стало появлением японской эскадры и обстрелы Порт-Артура и внутренней гавани. В начале февраля 1904г. при обстреле русских кораблей был серьезно поврежден броненосец «Севастополь». Пришлось, проводить ему длительный ремонт. Но даже после окончания ремонта, одно из кормовых орудий ГК броненосца не действовало, а скорость не превышала 11 узлов. Бездействие командующего эскадрой Старка, вызвало гнев в Петербурге. И на его место был прислан С.О. Макаров. Он прибыл в Порт-Артур 24 февраля 1904г. и поднял свой флаг на крейсере «Варяг», но через три дня перенёс его на «Петропавловск». 9 марта при очередном обстреле Порт-Артура, Макаров приказывает вывести всю эскадру. Увидев силы русского флота Того начал отступление. Завязалась перестрелка в результате которой ни одна из сторон не добилась особого успеха. Японцам удалось повредить, многострадальный «Севастополь». И получил повреждения, правда, не критические «Петропавловск».

Того решил изменить тактику. Суть его заключалось в том, чтобы скрытно поставить напротив выхода из гавани минное заграждение, а затем выманить на него русскую эскадру отрядом — «приманкой» из крейсеров. Минная постановка была проведена в ночь на 31 марта минным заградителем «Корю Мару», наскоро переделанным из транспорта, под прикрытием четырёх отрядов. Эскадрой «приманкой» стали пять японских крейсеров «Идзумо», «Адзума», «Якумо», «Токива», «Ивате», подошедших к Порт-Артуру в предрассветных сумерках. Адмиралу С.О. Макарову, доложили о подозрительных маневрах японцев. Макаров опасаясь очередной пакости японцев, отдает приказ о выводе эскадры на внешний рейд. Но к моменту появления японских броненосных крейсеров, к выходу были готовы, только «Ретвизан» и «Цесаревич»  и крейсерский отряд состоящий из броненосного крейсера I класса «Святослав», броненосных крейсеров «Рюрик» и «Богатырь» и бронепалубных крейсеров I класса «Варяг», «Паллада» и «Аскольд». Их то и послали на перехват японского броненосного отряда. Завязалась перестрелка. Японские крейсера начали отступать, наводя русские крейсера на основные силы японского флота. Столкнувшись с броненосцами Того, русские крейсера начали отступление. На помощь своим крейсерам адмирал Макаров, вывел все имеющиеся у него на тот момент силы — броненосцы «Петропавловск», «Цесаревич», «Ретвизан», «Полтаву» и  крейсер 1 ранга «Адмирал Муравьев-Амурский». Прикрыв свои крейсера, Макаров стал отступать к Порт-Артуру под защиту береговых батарей. Адмирал держал свой флаг на «Петропавловске». Тут все и случилось. Первыми на мины налетел крейсер «Варяг», второй жертвой стала «Паллада», третьим и последним крейсером, погибшим в тот день стал «Адмирал Муравьев-Амурский».

31 марта 1904г. стал «Черным днем» русского флота. Но главным результатом дня стало то, что ни один из русских броненосцев включая «Петропавловск» не пострадал.

Но недаром, С.О. Макаров считался одним из лучших специалистов по минной войне. В срочном порядке в военные операции были включены минные транспорты «Амур» и «Енисей» и минные заградители «Муссон» и «Пассат». Результат не замедлил себя ждать. Первым отличился минный транспорт «Амур». На выставленных им 24 апреля 1904г. минах взорвались и погибли японские броненосцы первой линии —  «Хацусэ» и «Ясима».

Меж тем, главной головной болью адмирала Камимуры стали русский броненосный крейсер «Баян» и бронепалубные крейсера II ранга «Коршун» и «Ястреб». За 4 месяца, эти небольшие быстроходные крейсера сумели утопить и захватить 38 японских пароходов, захватить 9 английских, 2 немецких и 5 американских. Японцы потеряли огромное количество военного имущества, а японские акции резко поползли вниз.

Камимура получил высочайший указ, покончить с русскими крейсерами и не дать русскому крейсерскому отряду соединится с главными силами в Порт-Артуре.  Чтобы быть ближе к возможному театру действий адмирал Камимура перевел свой отряд в Гензан (Корея). Но об этом, через корейцев, узнала русская разведка, сообщив важные сведения адмиралу Макарову.

День 28 апреля 1904г. выдался на редкость неприятным. Днем моросил мелкий противный дождик, ухудшающий видимость. На море было небольшое волнение. К вечеру дождь прекратился, но берега Кореи затянул не весть, откуда взявшийся туман. Точно такой туман стоял и в Порт-Артуре. И уже давно в полной боевой готовности стояли в Порт-Артуре  два минных заградителя «Пассат» и «Муссон», ожидая приказа. В ночь на 29 апреля такой приказ был получен и оба минзага скрытно, «аки тати в нощи», пользуясь туманом, покинули гавань Порт-Артура. По выходе в открытое море их путь расходился. «Муссон» направился к главной базе японского флота – Сасебо, а путь «Пассата» лежал севернее к Гензану.

Минзаг «Муссон» под командованием капитана II ранга Щербачева, благополучно достиг Сасебо и даже успел выставить почти все мины. До сих пор не ясно, почему «Муссон» выгрузил их не все. Но, так или иначе, он свою задачу выполнил. Уже по возвращению «Муссон», напоролся на японский крейсер «Иосино» сопровождающий миноносцы. «Иосино» немедленно открыл огонь. Историки полагают, что один, из снарядов пробив борт, попал в помещение со снаряженными, но не выставленными минами. Взрыв был такой силы, что от корабля практически ничего не осталось. Тем не менее, командир «Иосино» доложил об инциденте. Японцы приняли меры, протралив главный фарватер, но, очевидно что-то упустили. Расплата наступила 1 мая когда на минах выставленных «Муссоном», взорвался и затонул эскадренный броненосец «Асахи».

Судьба оказалась более благосклонна к «Пассату». Он совершенно спокойно выставил мины в бухте Гензана. Почему спокойно? А этому предшествовал ряд интересных событий.

Адмирал Камимура в ночь с 30 апреля на 1 мая решил караулить русские крейсера около Владивостока. И для этого покинул Гензан. Так, что японских кораблей в порту не было и «Пассат» мог выставлять мины совершенно свободно.

Практически в это же время, 1 мая 1904 года Камимура после патрулирования около Владивостока, уже совсем решил уходить, как на горизонте были замечены дымы. Казалось, что удача улыбнулась ему это действительно были «Баян», «Коршун» и «Ястреб». Камимура бросил на крейсера все свои силы. Русские крейсера попытались удрать, но японцы догоняли. Ближе всех к русским крейсерам оказался «Якумо» обрушивший град снарядов на «Коршуна», четыре из которых поразили крейсер, вскоре затонувший. «Якумо» бросился вдогонку за вторым бронепалубным крейсером «Ястребом», в то время как остальные крейсера Камимуры сосредоточили огонь на «Баяне». Однако за боем Камимура проглядел главное. Из Владивостока уже спешил на помощь крейсерам весь состав ВОКа под предводительством контр-адмирала К.П. Иессена. Ближе всех к русскому отряду крейсеров оказался оторвавшийся от своих сил «Якумо». Русские компенсировали не слишком высокую точность своей стрельбы, интенсивностью обстрела. «Якумо» буквально засыпали градом снарядов из орудий 5-ти русских крейсеров. Тут, для попадания требовалась не столько точность, сколько время. И действительно на 12 минуте после открытия нашими крейсерами огня «Якумо» получил три смертельно опасных снаряда. Один напрочь снес вторую трубу, еще один сильно повредил третью, и наконец третий снаряд вывел из строя кормовую башню ГК. Положение японцев сразу же стало угрожающим. Скорость «Якумо» резко упала. Потерявший ход и практически неспособный к сопротивлению «Якумо» стал легкой добычей русской эскадры. Но на помощь ему уже спешил адмирал Камимура с пятью оставшимися крейсерами. Русские корабли, не желая ввязываться, начали медленное отступление к Владивостоку, прикрывая израненного «Баяна». В свою очередь Камимура, приказал «Адзумо» взять «Якумо» на буксир. А «Токиве» и «Ивате» прикрывать поврежденный корабль. Первоначально Камимура собирался отбуксировать «Якумо» в Сасебо. Но уже скоро стало ясно, что «Якумо» до Сасебо может не дотянуть. Слишком, много взрывов прозвучало внутри корабля. Слишком, много течей открылось в его корпусе. И тогда Камимура принял в тот день, роковое для себя, решение, идти в Гензан.Крейсера, вперед!

Камимура был настолько уверен, что вдали от основного театра военных действий, ему ничего не грозит, что даже не удосужился дать команду на траление мин. И результат не заставил себя ждать. Первым на мины налетел «Адзумо» с многострадальным «Якумо». Взрыв был такой силы, что у «Адзумо» вырвало четверть левого борта, а в образовавшуюся гигантскую пробоину, хлынула вода. «Якумо» то же досталось, и скорость его затопления резко увеличилась. На помощь тонущим крейсерам кинулись «Токива» и «Ивате». Видимо плохо в тот день молился своим богам Камимура. Третьим кораблем, чуть не потерянным в тот день оказалась «Токива» Русские мины настигли и её. Но видимо японцы в этот день исчерпали лимит невезения. Безвозвратно погиб в тот черный для японского флота, день только «Адзумо». А вот сильно поврежденные «Токива» и «Якумо» удалось дотащить до Гензана и посадить на мель. Впрочем, японцы, до конца войны, так и не смогли ввести их в строй. А натворивший столько бед «Пассат», забравший на всякий случай восточнее, благодаря чему он избежал встречи с японской эскадрой, благополучно добрался до Владивостока.

Крейсера, вперед!

Еще до начала тесной блокады Порт-Артура адмирал Макаров телеграфировал в Петербург о том, что в случае серьезной блокады флот может оказаться в безвыходном положении и просил русское верховное командование на вывод флота из Порт-Артура. 1 июля 1904г. С.О. Макаров получил разрешение на вывод эскадры из Порт-Артура.

Адмиралы Того отлично это осознавал и готовился к решающей битве. В свою очередь С.О. Макаров тоже готовился к генеральному сражению и для этого он решил стянуть все возможные силы к Порт-Артуру. Тем более ситуация, как нельзя благоприятствовала русскому флоту. Камимура остался с 3-мя броненосными крейсерами и противодействовать ВОК особенно не мог. В Порт-Артуре, закончились ремонтные работы на «Петропавловске». Во Владивостоке отремонтировали «Баян». В Порт-Артуре пришлось оставить «Севастополь» получивший тяжелые повреждения, да так до конца не восстановленный.

Таким образом силы Первой Тихоокеанской эскадры состояли:

Порт-Артур: Броненосцы «Петропавловск», «Цесаревич», «Ретвизан», «Полтава». Крейсера 1 ранга: «Святослав» и «Рюрик», бронепалубные крейсера I класса «Аскольд» и «Богатырь», крейсер II ранга «Новик».

Владивосток: Броненосцы «Пересвет», «Победа», «Ослябя». Крейсера 1 ранга «Адмирал Невельской», «Россия», «Громобой», «Баян», крейсер II ранга «Ястреб».

Японские силы в будущем сражении представляли:

1 отряд (адмирал Х. Того) – броненосцы «Микаса», «Фудзи», «Сикисима», «Чин-Иен».

2 отряд (контр-адмирал Камимура) – крейсера «Касуга», «Ниссин», «Идзумо», «Асами», «Ивате».

3 отряд (контр-адмирал Дева) — крейсера «Кассаги», «Такасаго» и «Читосэ», «Иосино».

4 отряд (контр-адмирал Ямада) — крейсера «Хасидатэ», «Мацусима», «Ицукусима».

5 отряд (контр-адмирал М. Того) — крейсера «Сума», «Акицусима», «Отова», «Цусима».

Как будет выглядеть сражение в Желтом море в этой АИ, я предсказать не берусь. Известно только, что Владивостокский отряд соединился с Первой Тихоокеанской эскадрой. И следуя, какому-то мне неизвестному плану адмирал Макаров выделил «быстроходное крыло крейсеров» для противодействия японским крейсерам.

ВОПРОС А интересно, как бы по-Вашему уважаемые коллеги закончилось сражение в Желтом море в этой АИ? Если шанс у русского флота?

И наконец.

ВОПРОС Если шанс у русского флота, все таки есть, то как изменится характер русско-японской войны? Сможет ли Россия если не выиграть её, то свести к почетной ничьей?

По понятным причинам Цусимское сражение, я не рассматриваю.

Буду рад Всем, кто откликнется. Если будут интересные замечания, уточнения, или замеченные ошибки обязательно внесу исправления.

                                       С неизменным уважением Андрей Толстой

139
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
18 Цепочка комментария
121 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
st.matrosПерновземлякАндрей Толстойmangust-lis Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
mangust -lis

++++++++Замечательно!

++++++++Замечательно!

Анонимно
Анонимно

Весьма!

Весьма! +++++++++++++++++++++++++++++++

Анонимно
Анонимно

Уважаемый Андрей

Уважаемый Андрей Толстой.

Безусловно 203-мм смотрятся аппетитно, увлекательно и однозначно пользительно, но с учетом памяти о том как тот же Рюрик отстрелялся в своем последнем бое по японским броненосным крейсерам. На момент же закладки ваших корабликов, если не влезли десять дюймов, то скорее всего вопрос будет стоять исключительно о 152-мм. Тем более, что и двухорудийные башни под них и так делают для броненосцев.

st .matros

Очень хорошо коллега!
Однако

Очень хорошо коллега!

Однако в 1898 году жив (и вполне бодр) адмирал Иван Федорович Круз … ой Лихачев. Оный почтенный адмирал кроме всего прочего предлагал завести в Морском ведомстве Генеральный штаб. Это было бы как бы не полезнее изменения отдельных проектов.

В 6000 вполне помещаются броненосные крейсера. По крайней мере франкам примерно в это время удалось.Вместо богинь самое милое дело.

Большие броненосные крейсера надо лучше замотивировать, если уж отказались от рейдеров переростков, то наши адмиралы построят скорее броненосцы.

NF

++++++++++
 
Написано хорошо!

++++++++++

 

Написано хорошо!

alex66ko
alex66ko

Только вот артиллерия скорее

Только вот артиллерия скорее всего будет открытого типа на Ястребе и Муссоне. Ну и конечно военный корапь без тарана?

И куда денутся крейсера типа Новик?

Wasa

Двоякое впечатление от

Двоякое впечатление от рассказа. Как то скомканно. Богатырь стал броненосным крейсером например.

Atenaia

++++С таким флотом япошки не

smileyyes ++++С таким флотом япошки не решаться на войну.

И можно еще вопрос? А что стало с Нийсин и Касуга? Японцы их купили?  И еще, А как обстоит дело с типом Бородино? Их вообще строили?  Цесаревич, он , что как в РИ? Вобщем вопросов очень много. А замечание одно. По тексту, жаль, что не указано какие события альтернативы относятся к РИ, а какие к АИ. По моему это важно. В остальном все очень хорошо. Понравилось. Близко к моему собственному видению подобной альтернативы, хотя есть существенные различия. Особенно в отношении более раннего флота и самых поздних решений.

st .matros

Вопрос по делу. Бертен

Вопрос по делу. Бертен предлагал броненосец с 8" ками. Чем не альтернантива Лаганю.

Alex -cat

+а ничего так.Миленько. По

+а ничего так.Миленько. По канону что характерно. Теория, обсуждение ,сами девайсы, боевое применение. Графика выше всяких похвал.

По минзагам — а почему в Италии? И мины там какого года образца?

Ansar02

!!! Превосходная работа,

yes!!! Превосходная работа, почтенный коллега. И тескт и эскизы и идеи просто замечательные.

Пара ИМХО:

1. «Япония подгоняет окончание своей судостроительной программы к году окончания Сибирского пути, что указывает на возможность вооруженного столкновения в 1903–1906 году».

Т. е. японцы ждут, когда Россия достроит дорогу и получит возможность перебрасывать войска и предметы снабжения на ДВ по новенькой ЖД? Чертовски благородно с их стороны! Так может нам ЖД и не достраивать? Может тогда у благородных японцев и стимут нападать пропадёт? cool

А ещё, такой вопрос — у Ваших крейсеров броня башен аж шесть дюймов (как в РИ). А что если на какомнить крейсере попробовать за счёт замены шестидюймовой брони башен на однодюймовую, сэкономить массы на третью башню?

Поздравляю с отличной работой! С уважением, Ансар.

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить