Крейсер «Гайер»

Фев 28 2016
+
22
-

Проектирование и постройка

В последние десятилетия XIX века Германия становится одной из крупнейших мировых держав, нуждавшихся в колониях, мировых рынках сбыта, торговом и военном флоте. Бурное экономическое развитие, начавшееся после победной войны с французами 1870-1871 гг., требовало обеспечения интересов империи и в заграничных водах. Использовавшиеся в то время для этой цели корветы были слишком крупными и морально устаревшими, а канонерские лодки типов «Вольф» и «Хабихт» не подходили в полной мере из-за не самых лучших условий обитания экипажа и слабости вооружения. Поэтому в середине 80-х годов было принято решение о постройке нескольких крейсеров, предназначенных специально для службы на заокеанских станциях. Новые корабли должны были совмещать в себе следующие требования:

  • • относительно малая осадка для действий в мелководных прибрежных водах и на речных руслах;
  • • хорошая мореходность и большая дальность плавания, что подразумевало наличие развитого парусного вооружения для экономии угля;
  • • отсутствие бронирования, поскольку крейсера не предназначались для ведения боевых действий с противником своего класса;
  • • состав артиллерии, достаточный для подавления беспорядков среди аборигенов;
  • • небольшое водоизмещение для уменьшения затрат на постройку, но, одновременно, достаточно вместительный корпус для создания сносных условий службы команды в тропиках.

Такой специализированный проект немецкие кораблестроители создали в 1886-1887 гг. По нему на казенной верфи в Вильгельмсхафене в 1887 и 1888 гг. были заложены два крейсера IV класса «А» и «В» – будущие «Швальбе» («Ласточка», вошел в строй в 1888 г.) и «Шпербер» («Ястреб-перепелятник», 1889 г.) [1]. Новые единицы Кайзерлихе Марине имели нормальное водоизмещение 1111 т, длину 62,59 м, ширину 9,36 м и осадку 4,72 м. Под парами они развивали ход 14,1 уз и имели максимальную дальность плавания 3290 миль. В качестве вооружения на них установили восемь нескорострельных 105-мм орудий Rk L/35 и пять револьверных пушек.

В 1888 году на базе «Швальбе» был создан новый проект внешне очень похожего, но более крупного крейсера IV класса. По нему в том же году на казенной верфи в Данциге заложили крейсер «С», который при спуске на воду получил наименование «Буссард» («Канюк»). 

По проекту этот корабль имел довольно типичную для конца XIX века архитектуру корпуса с высоким полубаком и полуютом. Форштевень ярко выраженной таранной формы, ахтерштевень – скругленный, с обычным рулем. Нормальное водоизмещение 1559 т, длина 79,62 м, ширина 10,2 м, осадка 5,63 м; мощность машин 2800 л.с. максимальная скорость под парами 15,5 уз, дальность плавания 2880 миль. Хотя «Буссард» был крупнее своих предшественников, состав вооружения практически не изменился: те же восемь нескорострельных 105-мм/35 орудий, располагавшихся на выступавших для увеличения угла обстрела за борт площадках, пять револьверных пушек, а также два 350-мм торпедных аппарата.

В поданной в 1889 г. на имя кайзера Вильгельма II докладной записке говорилось о том, что флот планирует иметь в своем составе тринадцать крейсеров IV класса, девять из которых должны находиться в заграничном плавании, а остальные предназначаются для их замены в экстренных случаях. Поэтому не удивительно, что в скором времени были заключены контракты на постройку еще пяти кораблей типа «Буссард»

Следующий крейсер «D» («Фальке» – «Сокол»), заложенный в 1890 г. на казенной верфи в Киле, ничем не отличался от головного корабля серии, за исключением того, что на него установили новые 105-мм скорострельные орудия Круппа SK L/35. За ним последовали имевшие несколько большее водоизмещение (1612 т) крейсера «Эрзац Адлер» («Зееадлер» – «Орлан-белохвост», 1890 г., казенная верфь в Данциге), «Эрзац Эбер» («Кондор», 1891 г., «Блом унд Фосс», Гамбург) и «Е» («Корморан» – «Баклан», 1890 г, казенная верфь в Данциге).

Работы по постройке последнего в серии крейсера «F» начались на казенной верфи в Вильгельмсхафене (строительный номер 21) в 1893 г. Он строился по измененному проекту, в котором учли недостатки базового, выявленные в ходе службы головных кораблей. 18 октября 1894 г. крейсер, получивший при спуске наименование «Гайер» («Коршун»), сошел на воду. В качестве крестного отца выступил командующий военно-морской станцией Северного моря вице-адмирал Виктор Валуа. Казне постройка «Гайера» обошлась в 2,588 млн. рейсхмарок, то есть он стал самым дорогим в серии.

На «Гайере» линия развития неброненосных крейсеров IV германского флота прервалась. Следующий крейсер «G» первоначально планировался к постройке как несколько улучшенный вариант «Буссарда». Однако руководство Кайзерлихе Марине пожелало иметь универсальное судно, способное выполнять задачи как крейсера-стационера, так и разведчика при линейных силах. Это привело к тому, что в техническое задание при разработке проекта 1895-1896 гг. было включено наличие броневой палубы. Благо опыт постройки бронепалубных крейсеров у немецких конструкторов уже имелся – к этому времени в состав флота уже вошли крейсер III класса «Гефион» и авизо «Хела». В итоге, новый проект совместил в себе черты «Буссарда», «Хелы» и «Гефиона», а будущий «Газелле» стал родоначальником всех последующих типов малых крейсеров Кайзерлихе Марине.

Описание конструкции

Корпус

Так как «Гайер строился последним в серии, в его проект внесли некоторые изменения с учетом эксплуатации головных «буссардов».

Крейсер имел довольно типичную для конца XIX века архитектуру корпуса с высоким полубаком и полуютом. Корпус изготавливался из стали по поперечной схеме и первоначально имел двухслойную деревянную обшивку из желтой сосны до верхней палубы. После модернизации она доходила только до нижней палубы. Шпангоуты (общим числом 68 штук) устанавливались на расстоянии 1050 мм друг от друга. Их нумерация, в соответствии с немецкой традицией, велась от кормы в нос. Подводная часть поверх деревянной обшивки обшивалась листами так называемого «мюнц-металла», являвшегося разновидностью латуни.

Крейсер имел две сплошные палубы – нижнюю и верхнюю. Для улучшения мореходности были установлены скуловые кили. Второе дно, согласно справочнику Э. Грёнера, проходило в пределах котельных отделений (шп.30-48). Высота корпуса от киля до верхней палубы составляла 6,42 м. Форштевень ярко выраженной таранной формы изготавливался из стали и дерева с бронзовым сердечником. Если на предыдущих кораблях серии ахтерштевень, изготовленный из стали и дерева, имел простую скругленную форму с обычным рулем, то на «Гайере» он сразу получил новую изящную конструкцию с двойным изломом и полубалансирным рулем. Максимальный угол перекладки руля – 40° на каждый борт.

Водонепроницаемыми переборками, расположенными на шп. 10, 15, 18, 23½, 30, 39, 48, 58 и 66, корпус делился на десять отсеков. При этом две переборки доходили до палубы полуюта, остальные – до верхней палубы. Палубы бака и юта, а также ходовой мостик имели леерное ограждение. Палубы покрывались тиковыми досками, а мостики и жилые помещения – линолеумом. Броневая защита, за исключением щитов орудий, отсутствовала.

Расчетное конструктивное водоизмещение «Гайера» составляло 1608 метрических тонн, полное – 1918 т. Длина по ватерлинии была такая же, как и у предшественников, а вот полная увеличилась более чем на метр – 83,9 м против 82,6. Осадка в нормальном и полном грузу составляла соответственно 4,74 и 5,22 м. Для ее увеличения на 1 см требовалось от 5,52 т до 5,67 т дополнительной нагрузки. Величина дифферентующего момента первоначально лежала в пределах от 2191 до 2320 т/м, затем увеличилась до 2570 т/м.

В 1908-1909 гг. корабль прошел модернизации казенной верфи в Данциге, в ходе которой его силуэт заметно изменился.

Силовая установка

Крейсер был оснащен двумя горизонтальными трехцилиндровыми паровыми машинами тройного расширения. Размещение силовой установки было линейным, традиционным для своего времени. Каждая из паровых машин располагалась в собственном отделении (IV и V отсеки), при этом носовая работала на правый вал, кормовая – на левый. Номинальная мощность каждой машины составляла 1440 л.с. при 139 оборотах в минуту. По расчетам, это должно было обеспечить крейсерам проектную скорость 15,5 уз. В движение они приводились двумя трехлопастными винтами диаметром 3000 мм [2], изготовленными из бронзы.

Пар для машин вырабатывали четыре цилиндрических двусторонних огнетрубных котла, располагавшихся по два в двух котельных отделениях (VI и VII отсеки). Рабочее давление пара – 13 атм. Каждый из котлов имел по 3 топки, суммарная площадь поверхности нагрева для различных кораблей серии составляла 654-700 м² (конкретно по «Гайеру» данные отсутствуют). Дымоходы котлов выводились в высокую и узкую трубу, круглую в сечении и слегка наклоненную в сторону кормы. Уголь хранился в бортовых угольных ямах, занимавших пространство до верхней палубы вдоль машинных и котельных отделений с 18-го по 49-й шпангоут. При полном запасе угля в 320 т (нормальный – 170 т) дальность плавания 9-узловым ходом достигала 3610 миль. На испытаниях «Гайер» показал мощность машин 2884 и.л.с. и развил максимальный ход 16,3 уз.

Первоначально на «Гайере» были установлены три мачты с парусным вооружением шхуны-барка общей площадью порядка 856-877 м². После модернизации он превратился в двухмачтовую марсельную шхуну (площадь парусов 600 м²) – грот-мачту сняли, носовая сохранила свое парусное вооружение, а кормовая получила треугольные паруса с бермудским гротом, при этом ее несколько сместили в нос.

Вооружение

Главный калибр «Гайера» состоял из восьми скорострельных 105-мм орудий Круппа SK L/35 с горизонтальным скользящим затвором в установках образца 1891 г. на центральном штыре,. Орудие было разработано в начале 1890-х годов, на вооружение стало поступать с 1894 г. Оно стало промежуточным для Кайзерлихе Марине, так как уже с 1900 года на кораблях появилось новое, куда более удачное, творение фирмы Круппа – скорострельное 105-мм орудие SK L/40. Поэтому, кроме «буссардов», 35-калиберная пушка устанавливалась по проекту только на броненосцы типа «Бранденбург», большой крейсер «Кайзерина Аугуста» и малый крейсер «Гефион». Также эта артсистема заменила собой более старые модели орудий на корвете «Карола», крейсерах «Ирене» и «Принцесс Вильгельм» после их перевооружения.

Вес орудия составлял 1270 кг, длина – 3638 мм; заряжание унитарное; техническая скорострельность – 10 выстрелов в минуту, практическое – не более 7,5. В боекомплект входили снаряды двух типов – фугасные весом 18 кг (с 1907 г. – 21,4 кг) и бронебойные весом 18,2 кг. Заряд пороха марки RP С/06 весом 2,83 кг обеспечивал начальную скорость 620 м/с (с 1907 г. – 600 м/с). Орудия монтировались в установках образца 1891 г. на центральном штыре (MPL С/91) с 12-мм противоосколочными щитами коробчатой формы. Наведение во всех плоскостях осуществлялось вручную, причем в вертикальной плоскости его диапазон находился в пределах от –10 до +30,3 град. При максимальном угле возвышения дальность стрельбы фугасным снарядом достигала 10 800 м. Максимальный вместимость погребов – 800 снарядов.

Орудия на крейсерах типа «Буссард» были установлены парами побортно. Первая пара располагалась на полубаке, вторая и третья – на верхней палубе перед боевой рубкой и между грот- и бизань-мачтами, четвертая – на полуюте. Орудийные площадки, выступавшие за борт ради увеличения секторов обстрела, носили на флоте название «ласточкиных гнезд» (Schwalbennestern). Однако у этих конструкций было неприятное свойство в плохую погоду зарываться в высокие волны и черпать воду, что приводило к сильным сотрясениям и потере хода. Поэтому впоследствии орудийные фундаменты второй и третьей пар были сдвинуты вглубь корпуса, что позволило сделать борт гладким. На «Гайере», с учетом эксплуатации предыдущих кораблей, от «ласточкиных гнезд» второй и третьей орудийных пар отказались еще при постройке.

Кроме орудий главного калибра, на крейсере имелось пять 37-мм револьверных пушек Гочкиса на тумбовых установках и два 8-мм пулемета системы Максима на переносных треногах. Личное оружие команды состояло из винтовок системы Маузера и пистолетов системы Люггера.

Все «буссарды» несли торпедное вооружение. При этом на «Гайере», в отличие от других кораблей серии, стояли два 450-мм, а не 350-мм, поворотных торпедных аппарата. Они располагались побортно на верхней палубе между дымовой трубой и грот-мачтой. Боекомплект включал пять торпед.

Вспомогательное оборудование

Крейсер снабжался электроэнергией от двух парогенераторов мощностью по 24 кВт, напряжение корабельной сети – 67 В постоянного тока. Для наблюдения в ночное время имелся один 70-см боевой прожектор, располагавшийся на верхнем мостике.

Управление рулем осуществлялось посредством цепного и валикового приводов. Рулевых постов было четыре, причем три из них (основной – в ходовой рубке; кормовой – на полуюте; аварийный – непосредственно в румпельном отделении) передавали усилие на руль посредством паровой рулевой машинки, стоявшей в румпельном отделении. Кроме того, на верхней палубе у среза полуюта располагался двойной ручной штурвал.

Компасная площадка находилась на крыше машинного отделения. Остальные четыре компаса располагались в боевой рубке, на ее крыше, на полуюте и в рулевом отделении.

Рулевая машина на «Гайере» располагалась на нижней палубе в отсеке I. Крейсер оснащался тремя якорями Холла. Два из них находились на якорных полках на полубаке, а третий хранился между ними. Для подъема якорей предназначались кран-балки. Шпиль с паровым приводом располагался на главной палубе у среза полубака. Имелось еще два стоп-анкера, один из которых лежал на палубе между первой парой орудий, а второй размещался также на палубе в корме по левому борту рядом с флагштоком.

Шлюпочное вооружение после модернизации включало паровой катер III класса (длиной 8 м), 8-метровый гребной катер, два 9-метровых гига, два 5,5-метровых яла и 3,6-метровый ялик. Две из шлюпок, наиболее крупные, стояли на рострах сразу за дымовой трубой, вельботы и ялы подвешивались на шлюпбалках в кормовой части, а ялик располагался справа от боевой рубки.

Мореходность, остойчивость, управляемость

О мореходных качествах авторитетный справочник Грёнера сообщает, что крейсера типа «Буссард» являлись очень хорошими мореходными кораблями (принимая во внимания недостатки, связанные с «ласточкиными гнездами», о которых говорилось выше). Крейсера маневрировали быстро и хорошо, однако существовали проблемы с поворотливостью, особенно против ветра и при наборе хода. Под парусами корабли медленно набирали скорость, зато хорошо держали ее.

Остойчивость корабля характеризовалась следующими величинами: поперечная метацентрическая высота – 0,54-0,72 м в зависимости от водоизмещения, продольная 98-106 м, угол, соответствующий максимальному спрямляющему моменту – 38-45°, угол заката диаграммы остойчивости – 90°.

Экипаж

Сразу после вступления в строй экипаж кораблей насчитывал 166 человек: 9 офицеров (шесть флотских офицеров, инженер-механик, корабельный врач и казначей); 7 палубных офицеров; 150 маатов и матросов. Размещение команды было традиционным: офицеры занимали кормовую часть, ма-аты и матросы – носовую.

Офицерские каюты располагались в полуюте. Командиру корабля отводился просторный салон, спальня и ванная. Там же находились каюты старшего офицера, двух вахтенных офицеров, корабельного врача и казначея, а также офицерская ванная. Каюты остальных офицеров и кают-компания располагались на нижней палубе. Нижние чины размещались на нижней палубе – питались они за подвесными столами на 4 или 6 человек, а спали в традиционных коечных сетках (гамаках), на день сворачивавшихся и убиравшихся либо в стойки, расположенные вдоль бортов, либо в специальные кладовые. Также на корабле предусматривались раздельные камбузы для офицеров и нижних чинов.

Окраска

Находясь в отечественных водах, «Гайер» окрашивался по «серо-голубой образца 1895 г.» и «серой образца 1896 г.» схемам. Когда же крейсер отправлялся в заграничное плавание, то его основными цветами становились белый и желтый – «бело-желто-серая образца 1895 г.» и «бело-желтая образца 1898 г.» схемы. С 14 мая 1910 г. «бело-желтую» схему для кораблей, служивших на заграничных станциях, отменили и ввели вместо нее «серую образца 1896 г.», являвшуюся стандартной для практически всего корабельного состава Кайзерлихе Марине.

История службы

24 октября 1895 г. «Гайер» был принят флотом и зачислен в состав Балтийской станции с базированием на Киль. Первым командиром корабля на период испытаний, начавшихся в тот же день, стал капитан-лейтенант Людвиг Брух. 21 января следующего года программа испытаний была завершена, крейсер вывели из кампании и отправили в резерв.

К активной службе «Гайер» вернулся лишь почти два года спустя – в начале декабря 1897-го. В это время, как посчитал официальный Берлин, в Вест-Индии граждане империи начали терпеть излишние притеснения от местных властей. Первоначально туда было направлено несколько учебных кораблей Кайзерлихе Марине. Вдобавок, в конце 1897 года из-за так называемой «аферы Людерса», Германия разорвала дипломатические отношения с Гаити, и было принято решения усилить военное присутствие рейха в этом регионе. Первоначально выбранный для этой цели броненосец «Ольденбург» отличался плохой мореходностью, и тогда выбор руководства флота пал на «Гайер», который срочно ввели в кампанию. Его новым командиром стал корветтен-капитан Герман Якобсен. Затем, при необходимости, планировалось направить в бассейн Карибского моря броненосный крейсер (бывший броненосный фрегат) «Кёниг Вильгельм».

9 декабря «Гайер» покинул Киль и вышел в свой первой заграничный поход, взяв курс на Вест-Индию. 3 января 1898 г. крейсер прибыл в порт Шарлотта-Амалия на острове Сент-Томас (Виргинские о-ва), где уже находились учебные корабли германского флота – корветы «Шарлотте» и «Штайн». Правда, к этому времени конфликт с властями Гаити разрешился – появление двух корветов в гавани Порт-о-Пренса заставило президента Симона Сэма капитулировать и принять все требования немецкого ультиматума.

«Гайер» отправился в плавание по Карибскому морю. С 24 марта по 6 апреля он побывал в Сантьяго-де-Куба, Ла-Гайре, Пуэрто-Кабельо и Порт-оф-Спейне. Находясь в последнем, Якобсен получил новый приказ – посетить бразильские и аргентинские порты. Крейсер успел показать флаг в Пернамбуко (16-20 апреля), но едва 23 апреля прибыл в Байю, как пришло известие о начале испано-американской войны. Поход пришлось прервать и направиться обратно в Вест-Индию для наблюдения за военными действиями и соблюдением имперских интересов. 6 мая «Гайер» вернулся на Сент-Томас, откуда ушел сначала в Сан-Хуан (Пуэрто-Рико), а затем – в Сантьяго-де-Куба. С разрешения властей CACШ крейсер 22-го пришел в Гавану. Через неделю он покинул блокированный порт с 20 иностранными гражданами на борту и переправил их в Веракрус. Во время пребывания в мексиканском порту «Гайер» выходил в море для проведения учебных торпедных стрельб. При этом на борту в качестве гостей находились местный губернатор и артиллерийский офицер с учебного корабля «Сарагоса». Затем, по приглашению имперского посланника в Мексике, Якобсен с 27 членами команды посетили Мехико, где были приняты президентом Порфирио Диасом. По окончании войны, «Гайер» с 14 по 25 октября находился с визитом в Новом Орлеане.

Покинув американский порт, «Гайер» продолжил прерванное путешествие на юг и посетил несколько аргентинских гаваней. Когда корабль находился в Буэнос-Айресе, Якобсен получил приказ продолжить свой поход и вдоль западного побережья континента. В конце февраля 1899 г. корабль прошел Магелланов пролив и вышел в Тихий океан. Крейсер побывал с визитами вежливости в Вальпараисо, Кальяо и Панаме. С 11 по 27 мая «Гайер» находился в гватемальском порту Сан-Хосе, обеспечивая своим присутствием исполнение финансовых обязательств местного правительства перед рейхом. Следующими точками похода стали Коринто, Пунтаренас и вновь Панама. При этом Якобсен с несколькими офицерами посетил столицу Коста-Рики Сан-Хосе. Затем корабль направился на юг, однако, дойдя до эквадорского порта Гуаякиль, был вынужден повернуть обратно. Образованная три года назад Великая республика Центральной Америки в составе Гондураса, Сальвадора и Никарагуа развалилась из-за того, что президент последней Хосе Селайя заявил о выходе своей страны из её состава. Начавшиеся беспорядки потребовали защиты проживавших в этих странах германских поданных. «Гайер» вновь посетил Панаму, Сан-Хосе и Коринто.

В июле, находясь в Коринто, Якобсен получил новый приказ: посетить также несколько портов североамериканского побережья. Транзитом через Акапулько «Гайер» прибыл 14 августа в Сан-Франциско, где стал на ремонт котлов. Только 18 сентября он снова вышел в море, направившись к канадскому побережью. Очередными пунктами похода стали Эскимальт и Ванкувер. 18 октября крейсер двинулся в обратную дорогу на юг. В ноябре Якобсена на посту командира сменил корветтен-капитан Вильгельм Петерс. Кстати, стоит отметить, что в 1899 году произошло изменение классификации кораблей Кайзерлихе Марине – «буссарды», как и «швальбе», были переведены в малые крейсера (kleine Kreuzer). К 3 января 1900 г. корабль добрался до чилийских территориальных вод и, нанося визиты вежливости в различные порты, 14 февраля пришел в конечную точку похода – Пуэрто-Монт. Стоянка там, столь необходимая для отдыха экипажа, продолжалась две недели, после чего «Гайер» вновь двинулся на север, так как западное побережье американского континента формально считалось одной из постоянно действующих станций германского флота.

9 июля, когда «Гайер» стоял в Акапулько, Петерс получил приказ Адмирал-штаба идти на соединение с Восточно-Азиатской крейсерской эскадрой. Причиной тому стало все более разгоравшееся восстание ихэтуаней в Китае. Через два дня корабль покинул мексиканский порт и направился на запад. Совершив по пути две остановки в Гонолулу и Иокогаме, 29 августа «Гайер» встретился с кораблями эскадры на рейде Чифу. Первоначально крейсер оперировал в Чжи-лийском заливе и только в октябре впервые прибыл в Циндао, откуда 28-го ушел в Шанхай, где оставался до февраля 1901 года. Затем «Гайер» поднялся вверх по Янцзы до Чунцина, где сменил в качестве стационера «Буссард». Произошла и замена командира – вместо Петерса командование кораблем принял корветтен-капитан Герман Бауэр.

В начале апреля крейсер покинул реку и 5-го пришел в Циндао. Однако уже 29 апреля ему пришлось направиться к срединному побережью Китая для действий между Амоем и Сватоу. Находившийся там ранее в качестве стационера однотипный «Зееадлер» был послан к острову Яп для оказания помощи выброшенному на берег пароходу «Мюнхен» компании NDL («Norddeutscher Lloyd»). Обратно в Циндао «Гайер» вернулся 18 июля. По окончании восстания ихэтуаней отряд немецких кораблей в составе флагмана эскадры броненосного крейсера «Фюрст Бисмарк», «Гайера», миноносцев S-91 и S-92 посетил японские гавани, Чифу и Порт-Артур. В сентябре на крейсер прибыл новый командир корветтен-капитан Пауль Хильбранд.

Следующий год прошел в подобной рутинной службе корабля-стационера. Так в апреле, «Гайер» вместе с малым крейсером «Швальбе» и канонерской лодкой «Лухс» пришел в Нинбо, где находился на страже германских интересов во время начавшихся очередных беспорядков. В сентябре Хильбран-да сменил корветтен-капитан Рудольф Бергер, ранее командовавший канонерской лодкой «Ягуар». 15 октября крейсер отправился в длительный вояж по портам Голландской Ост-Индии, в ходе которого посетил также и Сингапур. Уже в феврале 1903 года Бергер покинул корабль, и на его место прибыл корветтен-капитан Георг Вут-ман, бывший командир канонерской лодки «Лухс». Завершился поход 2 марта в Нагасаки, где крейсер стал в док для ремонта, который длился до 26 апреля.

В следующие месяцы «Гайер» продолжил посещение восточноазиатских портов, при этом его формально вывели из состава Западно-Американской станции и приписали к Восточно-Азиатской крейсерской эскадре. В декабре на смену Вутману был назначен корветтен-капитан Эрнст фон Штудниц. После начала русско-японской войны «Гайер» действовал, в основном, в районе Чемульпо. Он вернулся в Циндао в самом начале 1905 года и стал на ремонт на местной верфи, однако очень скоро выяснилось, что она не в состоянии провести все необходимые работы. Поэтому Адмиралштаб принял решение вернуть корабль в Германию. 14 января 1905 г., после более чем семи лет службы на заграничных станциях, «Гайер» вышел в обратный путь. 16 марта он достиг берегов фатерлянда и 29-го был выведен из состава действующего флота.

В 1908-1909 гг. «Гайер» прошел капитальный ремонт и модернизацию на казенной верфи в Данциге. Однако на активную службу крейсер вернулся только в апреле 1911 года, когда новый командир корветтен-капитан Франц Хальм начал готовить корабль ко второму заграничному походу. Ему предстояло сменить на Восточно-Африканской станции малый крейсер «Шпербер», которому подошел срок возвращаться на родину. 2 мая «Гайер» покинул Данциг, в течение трех следующих дней был доукомплектован в Киле и 8-го вышел в плавание.

9 июля крейсер прибыл в Дар-эс-Салам, присоединившись к «Зееадлеру». Хальм успел совершить только непродолжительное плавание вдоль побережья колонии, когда из-за начавшейся 25 сентября итало-турецкой войны был получен приказ следовать в Средиземное море. Эта мера была вынужденной, так как Кайзерлихе Марине располагал в этом регионе только авизо «Лореляй», использовавшимся в качестве стационера в Константинополе, а посылать корабли из Германии Адмиралштаб посчитал нецелесообразным из-за напряженного международного положения в связи с Агадирским кризисом.

После ликвидации последствий пожара, случившегося во время погрузки угля в Дар-эс-Са-ламе, 2 октября «Гайер» вышел в море и 16 ноября прибыл в Пирей, где находился с короткими перерывами до января 1912 года. Затем его официально включили в состав Средиземноморской станции. Крейсер использовался в качестве наблюдателя за развитием ситуации в Трипо-литании, Палестине и в районе Красного моря. Эта служба была прервана в начале мая, когда корабль посетил остров Корфу, куда на яхте «Гогенцоллерн» прибыл для отдыха кайзер Вильгельм II. Крейсер удостоился визита императора, оставшегося довольным увиденным. С 17 июля по 30 сентября «Гайер» прошел ремонт на австрийской верфи в Триесте.

По окончании работ крейсер вернулся в турецкие воды восточного Средиземноморья. 31 января 1913 г., во время погрузки угля в Хайфе, на корабле произошел взрыв угольной пыли, при этом погибло два члена экипажа. В мае на «Гайер» прибыл его последний командир – корветтен-капитан Карл Грассхоф. В начале августа корабль назначили для участия в международной блокаде черногорского побережья взамен малого крейсера «Бреслау». Он прибыл к новому месту службы 11-го и оставался перед устьем реки Бояны до 14 октября, когда его оправили в Триест для проведения капитального ремонта. По окончании работ 4 января 1914 г. корабль вывели из состава Средиземноморской станции и направили обратно на Восточно-Африканскую. 22 января в Адене состоялась встреча с возвращавшимся домой «Зееадлером», на смену которому и шел «Гайер». Далее началась обычная станционная службы, в которой можно выделить разве что проведение измерительных работ в гавани Танга.

6 мая 1914 г. приказом статс-секретаря по морским делам гросс-адмирала Альфреда фон Тирпица старый корабль перевели в класс канонерских лодок (Kanonenboote), но так как в официальной истории участия германского флота в Первой мировой войне «Krieg zur See 1914-1918. Der Kreuzerkrieg in den auslandischen Gewassern», написанной будущим гросс-адмиралом Эрихом Редером, «Гайер» продолжает именоваться малым крейсером, то такая классификация оставлена и в тексте статьи.

Он оставался на станции вплоть до прибытия туда 5 июня малого крейсера «Кенигсберг». Через неделю «Гайер» покинул Дар-эс-Салам и направился к берегам Новой Гвинеи на Австралийскую станцию, «пустовавшую» с тех пор, когда в ноябре 1913 года однотипный «Кондор» отбыл на родину. В итоге, к началу Великой войны из всех «буссардов» один только «Гайер» оставался на активной службе, так как «Корморан» еще в мае стал на капитальный ремонт в Циндао.

Совершив по пути заходы в Маэ (Сейшельские о-ва), Коломбо и Сабанг, 25 июля «Гайер» прибыл в Сингапур для погрузки угля. Получив там сообщение об предъявлении Австро-Венгрией ультиматума Сербии, Грассхоф решил продолжить поход, избегая обычных маршрутов, и 29-го покинул порт. Крейсер скрытно проследовал Гаспарским проливом, и уже 1 августа в 08:30 утра через радиостанцию Батавии корветтен-капитан получил приказ Адмиралштаба перейти в подчинение командующему Восточно-Азиатской крейсерской эскадры вице-адмиралу Максимилиану графу фон Шпее и следовать к острову Яп. Согласно приказу о мобилизации, командиру «Гайера» предписывалось оборудовать вспомогательный крейсер из подходящего парохода и приступить к действиям на торговых маршрутах. Через два дня радисты приняли сообщение о начале войны с Францией. В ночь на 5 августа был остановлен почтовый пароход, оказавшийся голландским «Хоутман». Его сразу же отпустили после установления принадлежности, так как Грассхоф не хотел портить отношения с голландцами, благосклонно-нейтральному отношению которых, он придавал большее значение. Однако те оказались «неблагодарными» и вскоре передали по радио сообщение о задержании, так что теперь крейсеру приходилось считаться с фактом своего обнаружения.

В 5 утра 6 августа у острова Ямпеа в море Флорес состоялась встреча с пароходом «Эльмсхорн» (1910 г., 4594 брт), принадлежавшим компании DADG («Deutsche-Australische Dampfschiffs-Geselschaft»). Вскоре подошел второй пароход этой же компании – «Бохум» (1912 г., 6161 брт). На «Гайер» погрузили 300 тонн угля с «Эльмсхорна», после чего пароход был отпущен. «Бохум» Грассхоф оставил при себе в качестве угольщика, отправив его предварительно на разведку к острову Пеленг у восточного побережья Целебеса. После встречи с голландским пароходом, корветтен-капитан решил не идти Макасарским проливом, а направился на северо-восток через пролив Бутон (между одноименным островом и Целебесом). При этом «Гайер» шел ходом не более 10-11 узлов, т.к. один из котлов постоянно приходилось ремонтировать. 9-го в бухте Банкаланг (о-в Пеленг) состоялась встреча с «Бохумом», с которого погрузили 67 тонн угля. Следующие два дня механики обоих судов усиленно ремонтировали машины и котлы крейсера.

По окончании работ «Гайер» и «Бохум» направились к острову Мелиель – самому южному из островов Палау. Однако так как установить контакт с радиостанцией на Япе никак не удавалось, то крейсер, после посещения Мелиеля, зачастую на буксире у парохода, пошел на юг – в бухту Оффак на северо-западном побережье острова Вайгео, одного из крупнейших Папуасских островов. Грассхоф планировал узнать по дороге хоть что-то о международной обстановке [3]. 19-го, уже находясь в бухте, удалось связаться по радио с малым крейсером «Эмден», встреча с которым состоялась на следующий день в открытом море. Узнав от его командира фрегаттен-капитана Карла фон Мюллера новости и информацию о международной обстановке, Грассхоф, вновь повел «Гайер» к островам Палау. Там 22 августа в гавани Малакал на острове Ангаур удалось погрузить уголь с парохода «Циндао» компании HAPAG (1900 г., 1865 брт). На следующий день отряд из трех судов вышел в море и вскоре повстречал уже знакомый «Эльсхорн». Его корветтен-капитан отправил в Манилу, «Бохум» – обратно на Ангуар для погрузки угля, а сам с «Циндао» пошел к архипелагу Бисмарка. 27-го отряд добрался до гавани Зееадлер на острове Манус (Адмиралтейские о-ва). Там на «Гайер» погрузили еще 230 тонн угля. Уйдя оттуда через два дня, германские корабли зашли на остров Ной-Ганновер, где пополнили запасы пресной воды и затем направились в Кавиенг (о. Ной-Мекленбург). Там они пробыли два дня, уничтожив в гавани австралийскую шхуну, которая пришла в Кавиенг, еще не зная о начале войны. Грассхоф все еще не оставлял надежды соединиться с фон Шпее, поэтому направился к атоллу Маджуро (Маршалловы о-ва), где, как он предполагал, находилась эскадра.

4 сентября отряд немецких судов появился в гавани Лола острова Кусаие, самого восточного из Каролинских островов. Там же стоял на якоре британский пароход «Саутпорт» (1900 г., 3588 брт), укрывшийся от непогоды. Судно принадлежало компании «Ричардсон, Дак и Ко» из Торниби, было зафрахтовано для перевозки фосфатов из Науру в Германию, и на его борту даже не подозревали о начале войны. Корветтен-капитан объявил пароход призом. Немцы не стали его топить, а только испортили механизмы и забрали уголь, воду и некоторые припасы [4]. Затем «Гайер» и «Циндао» продолжили движение на восток и 11-го прибыли на Маджуро. Однако фон Шпее ушел оттуда еще 30 августа, оставив у атолла только принадлежащий NDL пароход «Локсун» (1902 г., 1657 брт), которому при случае предстояло стать снабженцем для вспомогательных крейсеров «Принц Эйтель Фридрих» и «Корморан».

Корветен-капитан Грассхофф приказал перегрузить уголь с «Циндао» на «Локсун», и 16 сентября «Гайер» с новым угольщиком пошел к острову Румянцева. Так как участившиеся поломки машины и котлов, с точки зрения командира, исключали возможность добраться до Циндао, Грассхофф решил идти к южноамериканскому побережью, чтобы переоборудовать там подходящее судно во вспомогательный крейсер. Для осуществления этого плана, с 17 по 20 сентября механики попытались в очередной раз отремонтировать силовую установку. 21 сентября «Гайер» и «Локсун» двинулись к Гавайским островам. Несмотря на все ухищрения машинной команды, ход крейсера не превышал 8 узлов, поломки механизмов продолжались, и поэтому зачастую приходилось идти под парусами или на буксире у снабженца. 28-30 сентября германские корабли сделали остановку на атолле Джонстона. 6 октября они прошли в 70 милях к югу от острова Гавайи. В течение следующей недели Грассхоф крейсировал к востоку, пытаясь нанести ущерб морской торговле противника, однако непрекращающиеся поломки котлов сделали это занятие бессмысленным. Тогда корветтен-капитан принял решение зайти в Гонолулу для ремонта.

15 октября «Гайер» и «Локсун» появились в Гонолулу, где к этому времени находилось восемь германских торговых судов. Плавание показало, что достигнуть побережья американского континента, скорее всего, не удастся из-за извечных проблем с машиной, нехваткой угля и пресной воды. Общее состояние здоровья команды сильно ухудшилось из-за постоянного напряжения и неудовлетворительного питания. Вдобавок, 21 октября на рейде Гонолулу появился японский линейный корабль «Хидзен», а 31-го – броненосный крейсер «Асама».

Все это время между дипломатическими ведомствами Германии, САСШ, Великобритании и Японии велась весьма оживленная переписка о судьбе «Гайера» и «Локсуна». Британцы, первым делом, потребовали в случае длительного нахождения крейсера в Гонолулу немедленно его интернировать, а заодно «настучали» госдепу САСШ, что «Локсун» является судном снабжения германских военных кораблей, так как он вышел из Манилы с 3120 тоннами угля на борту, а теперь у него всего тысяча тонн. В связи с этим, британский посол потребовал задержать пароход для разбирательства. Немцы, в свою очередь, первоначально попросили неделю для ремонта «Гайера». Однако местные инженеры, призванные для экспертизы, исследовав 20 октября корабль, заявили, что ремонт протянется как минимум до 28-го. Затем немецкий посол попросил добавить к этой дате еще десять дней. В конце концов, американцы дали на ремонт «Гайера» три недели, начиная с 15 октября, заявив, что после 6 ноября интернируют корабль.

Закончить ремонт к указанному сроку не удалось, поэтому 7 ноября командир порта Гонолулу контр-адмирал Мур прибыл на борт «Гайера» и объявил, что корабль и его команда с 12 часов дня объявляются правительством САСШ интернированными. Тогда же решилась и судьба «Локсуна», которого американцы признали судном снабжения, несмотря на все последующие протесты германских дипломатов.

4 февраля 1917 г. американские власти перевели большую часть команды крейсера на берег. Местная газета «The Pacific Commercial Advertiser», вышедшая на следующий день, разместила на первой странице снимок марширующих германских матросов под охраной американских солдат. Правда, немцам удалось сделать корабль полностью непригодным к службе, доломав окончательно машины и выведя из строя котлы. Затопление крейсера не имело смысла из-за незначительной глубины на месте стоянки. Чтобы избежать впоследствии насильственного захвата «Гайера», 16 марта Грассхоф официально спустил флаг и вымпел.

После официального объявления 7 апреля 1917 г. Соединенными Штатами войны империи Гогенцоллернов, «Гайер» был захвачен американцами. 22 мая президент Вудро Вильсон подписал правительственное распоряжение №2624, официально передающее крейсер американскому флоту. 9 июня корабль был переименован в «Шурц», а затем в «Карл Шурц» – в честь известного американского газетчика, сенатора, генерала армии Союза времен гражданской войны, министра внутренних дел и политического деятеля, родившегося в Германии. С большими материальными затратами судно было отремонтировано, переоборудовано и 15 сентября официально вошло в состав U.S. Navy как канонерская лодка «Шурц» («Schurz»). Вместо 105-мм орудий были установлены четыре 127-мм. Подверглось замене и личное оружие команды – вместо винтовок Маузера и пистолетов Люггера появились 72 винтовки Спрингфилда и 15 «кольтов» [5]. Ее первым командиром стал коммандер Артур Креншо. В американском флоте экипаж корабля состоял из 12 офицеров и 185 нижних чинов.

31 октября канонерка ушла из Пирл-Харбора, сопровождая 8-й дивизион подводных лодок в Сан-Диего (Калифорния), куда прибыла 12 ноября. В начале декабря «Шурц» вместе с подводными лодками К-3, К-4, К-7, и К-8 начал переход на восточное побережье САСШ, пройдя в конце месяца Панамский канал. 4 января 1918 г., когда отряд находился у побережья Гондураса, лодка была освобождена от обязанностей конвоира. Она доставила американского консула из Пуэрто-Кортеса в Омао (Гавайи) и обратно, после чего направилась в Ки-Уэст. Оттуда корабль перешел в Новый Орлеан. 20 февраля коммандер Уильям Уэллс сменил уже кэп-тена Креншо на посту командира. 19 марта лодка стала на ремонт в сухой док в Чарльстоне.

По окончании работ, 27 апреле канонерская лодка была назначена в Американский патрульный отряд (American Patrol Detachment), и в течение следующих двух месяцев занималась патрулированием и конвойной службой вдоль восточного побережья и в бассейне Карибского моря. 19 июня корабль отбыл из Нью-Йорка в Ки-Уэст. Через два дня, 21 июня, в 04:44 утра, в очень сильный туман, когда «Шурц» находился в 10 милях к юго-западу от плавучего маяка у мыса Лукаут, он был протаранен танкером «Флорида». Оба судна следовали без навигационных огней с целью не быть обнаруженными германскими подлодками. Когда же на танкере заметили канонерскую лодку, то включили сигнальные огни и дали четыре коротких гудка. Однако было уже поздно.

«Флорида» врезалась в правый борт «Шурца», смяв крыло мостика. Ее форштевень, пробив насквозь угольный бункер №3 носового котельного отделения, вошел вглубь корпуса приблизительно на 3,5 м. Один из членов экипажа погиб, еще двенадцать было ранено. Видя, что спасти «Шурц» невозможно, Уэллс дал приказ оставить корабль, послав перед этим сигнал бедствия. Его услышал находивший поблизости американский пароход «Сарамакка», возвращавшийся из Вест-Индии. Он подобрал находившихся в воде людей, а затем передал их на танкер. Тем временем канлодка, на которой остался не спущенным один из парусов, продолжала дрейфовать и не тонула. После того, как был подобран последний член экипажа, Уэллс обсудил со своим старпомом возможность попытки добраться на «Шурце» до мыса Лукаут. Однако прежде, чем моряки смогли вернуться на лодку, она легла на борт и скрылась под водой. К этому времени с момента столкновения прошло три часа. Затем «Флорида» доставила экипаж канонерки в ближайший порт. Из списков флота «Шурц» официально исключили 26 августа 1918 г.

Бывший «Гайер» затонул на глубине около 30 метров в точке с координатами 34°11' с.ш. и 76°36' з.д. Корпус корабля и по сей день лежит на морском дне, являясь популярным объектом для любителей дайвинга, однако ему сильно досталось от любителей сувениров.

Напоследок – немного информации о командирах «Гайера». Людвиг Брух и Георг Вутман дослужились до контр-адмиралов Кайзерлихе Марине, а Герман Якобсен ушел в отставку полным адмиралом. Герман Бауэр с начала Великой войны по 4 июля 1917 г. являлся командующим подводными лодками германского флота, первый адмиральский чин получил уже в Рейхсмарине и окончил карьеру в чине полного адмирала в 1928 году. Также неплохая карьера могла бы сложиться и у Эрнеста фон Штудница, который в 1906 г. получил чин фрегаттен-капитана и был назначен на должность начальника Комиссии по испытаниям боевых кораблей, но в следующем году умер от перетонита в возрасте 45 лет. Контр-адмиралом, только уже Кригсмарине, стал его сын – тоже Эрнест. Однако и он скончался по естественным причинам в 1943 году, когда ему, как и отцу было 45 лет.

Стоит отметить еще один интересный момент. В апреле 1911 г., когда «Гайер» готовился к своему второму заграничному походу, на его борт для дальнейшего прохождения службы в качестве торпедного и вахтенного офицеров прибыли обер-лейтенант-цур-зее Ганс Вальтер и лейтенант-цур-зее Хайно фон Хаймбург. В годы Великой войны они вошли в число лучших германских асов-подводников, получив в 1917 г. высший прусский орден «Пур ле Мерит». Оба офицера продолжили службу в Рейхсмарине, а затем и Кригсмарине. Вальтер окончил карьеру контр-адмиралом, а фон Хаймбург – вице-адмиралом.

Командиры корабля

Германия: капитан-лейтенант Людвиг Брух (10.1895 – 21.1.1896), корветтен-капитан Герман Якобсен (12.1897 – 11.1899), корветтен-капитан Вильгельм Петерс (11.1899 – 02.1901), корветтен-капитан Герман Бауэр (02.-09.1901), корветтен-капитан Пауль Хильбранд (09.1901 – 09.1902), кор-веттен-капитан Рудольф Бергер (09.1902 – 02.1903), корветтен-капитан Георг Вутман (02.-12.1903), корветтен-капитан Эрнст фон Штудниц (12.1903 – 03.1905), корветтен-капитан Франц Хальм (04.1911 – 05.1913), корветтен-капитан Карл Грассхофф (05.1913 – 03.1917);

САСШ: коммандер/кэптен Артур Креншо (09.1917 – 02.1918), коммандер Уильям Уэллс (02.-06.1918).

Литература

  • • The American Journal of International Law. – American Society of International Law, Vol.9, № 3, Jun.1915.
  • • Conway’s all the World Fighting Ships 1860-1905. – London: Conway Maritime Press, 1979.
  • • Groener E. Die deutsche Kriegsschiffe 1815-1945. Bd.1. – Bonn: Bernard und Graefe Verlag, 1983.
  • • Hildebrand H.H., Rohr A., Steinmetz H.-O. Die deutschen Kriegsschiffe. Biographien – ein Spiegel der Marinegeschichte von 1815 bis zur Gegenwart. – Hamburg: Koehlers Verlag, 1999. Raeder E. Krieg zur See 1914-1918. Der Kreuzerkrieg in den aus-landischen Gewassern. Bd.2. – Berlin: E.S.Mittler & Sohn, 1923.
  • • von Wiechmann G. Die preussisch-deutsche Marine in Lateinamerika 1866-1914: eine Studie deutscher Kanonenbootpolitik. – Oldenburg, 2000.
  • • Wislicenus G. Deutschlands Seemacht. – Leipzig: Verlag von Friedrich Wilhelm Grunow, 1896.
  • • Материалы сети Internet.

Автор выражает благодарность Игорю Манакову (Воронеж), Дмитрию Пескину (Германия), Рейнхарду Крамеру (Reinhard Kramer, Германия) и Норберту Шюльцке (Norbert Schuelzke, Германия) за предоставленные материалы и помощь в работе.


  1. Надо отметить, что в последующем все крейсера IV класса германского флота носили «птичьи» наименования.
  2. Данные справочника Грёнера противоречат чертежам «Кондора», где указаны винты диаметром 3500 мм. Возможно, изменения произошли в процессе постройки.
  3. 12 августа радиостанция на острове Яп была уничтожена англичанами.
  4. Британские моряки сумели отремонтировать машину, и 18 сентября «Саутпорт» покинул Кусаие. Через 12 дней он добрался до Австралии, и тогда союзники узнали о нахождении «Гайера» в тихоокеанских водах.
  5. По другой информации, перевооружение произошло позднее, когда «Шурц» находился в сухом доке в Чарльстоне.

источник: Виктор Галыня «Крейсер «Гайер»» «Арсенал-Коллекция» № 4’2014

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
Андрей Толстой's picture
Submitted by Андрей Толстой on Tue, 01/03/2016 - 11:22.

Уважаемый коллега byakin,

Весьма интересная статья. ++++++++++++++!

                           С уважением Андрей Толстой

redstar72's picture
Submitted by redstar72 on Mon, 29/02/2016 - 15:04.

+++++++ yes

"Мне... больше всего пришёлся по душе самолёт конструкции Яковлева. Это была во всех отношениях великолепная боевая машина" (Е. Савицкий)
 

Ansar02's picture
Submitted by Ansar02 on Mon, 29/02/2016 - 12:10.

yes!!! 

NF's picture
Submitted by NF on вс, 28/02/2016 - 16:33.

+++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

st.matros's picture
Submitted by st.matros on вс, 28/02/2016 - 10:00.

 конце концов, американцы дали на ремонт «Гайера» три недели,

Однако! к нашим крейсерам нейтралы никогда не были столь либеральны.

МОДЕРАТОР

старший матрос на флоте как генерал в пехоте