Королевская гора

Июл 3 2016
+
15
-

 

При слове «Монреаль» на ум сразу же приходит второй по величине город Канады. А знаете ли вы, что в Германии есть свой Монреаль (Monreal)?

Это деревня с населением около 900 человек, расположенная в горах Айфель (Eifel). В 2004 году она стала лауреатом золотой медали с федерального конкурса Unser Dorf soli schoner werden - unser Dorf hat Zukunft, а в 2009-м была признана самой красивой деревней Германии.

История Монреаля (1), расположенного у города Майен (Mayen) в долине речушки Эльц (Elzbach, сокращенно Elz), началась намного раньше, чем его канадского «тезки». Люди поселились здесь в дохристианские времена - вначале кельты, затем римляне. Впервые это поселение было упомянуто в документах 1193 года под названием Cunisberch или Cunisberg («Королевская гора»), а в начале XIII века попало под власть графов фон Фирнебург (von Virneburg). Они обнесли тогда еще маленький поселок мощными защитными стенами «на вырост» и принялись расширять и достраивать его. Название нового владения по тогдашней моде переиначили на французский лад - Monroial, а в официальных документах употребляли еще и латинский вариант Monsregalis. Впоследствии оно «онемечилось» до Monreal, но так и осталось «Королевской горой».

Лев и косуля

В 1220 году Герман III (Hermann III von Virneburg) начал строить большой замок на вершине холма, господствующего над поселком. Но, увы, он не имел ни прав на эти земли, ни разрешения от архиепископа Трира, которому принадлежала долина Эльца. От имени Трира управлял ею родной брат Германа Филипп (Philipp von Virneburg).

В 1229 году строительство «Львиного замка» (Lowenburg) было завершено, и братья в конце концов заключили договор: Филипп отказался от своих прав в пользу Германа, которому разрешили сохранить замок за собой.

Но тем не менее, отношения между братьями оставались напряженными. И вскоре Филипп построил ниже на склоне холма свой собственный замок - Philippsburg. Поскольку он был намного меньше «Львиного», его прозвали Rech (Reh) - «косуля», а позже в народе замки стали называть просто Большим и Малым.

Хотя Монреаль относился к Трирскому архиепископству, графы фон Фирнебург традиционно тяготели к Кельнскому. В 1306 году по просьбе архиепископа Кельнского Генриха фон Фирнебурга (Heinrich von Virneburg), король дал деревне Монреаль статус города. Тогда в ней проживали всего несколько сотен человек.

В XIV-XV веках семейство von Virneburg продолжало отстраивать город и замок, где доживали свой век графские вдовы, а к началу XVI века Монреаль превратился в их основную резиденцию. Когда же в 1545 году скончался последний представитель графского рода по мужской линии, архиепископы Трира окончательно прибрали к рукам Монреаль и его замки.

Роковой XVII век

XVII век едва не оказался для города роковым. В 1632 году, во время Тридцатилетней войны, укрепления не выдержали натиска Шведской армии и враг ворвался в Монреаль. Шведы разграбили и частично сожгли его. Но война ушла, и жители вновь отстроили город и замки. А в стену жилого дома по Untertorstraße, 22 даже вмуровали каменное ядро, выпущенное из шведской пушки во время осады.

Восстановительные работы закончились, когда разразилась война за Пфальцское наследство. 28 августа 1689 года к городу подошли войска французского короля Людовика XIV.

Они захватили Монреаль, сожгли и взорвали 46 домов и оба замка. От города остались несколько зданий и церковь Воздвиженья, построенная в 1460 году.

И хотя горожане вновь отстроили Монреаль, они так и не смогли восстановить ни разрушенные французами оборонительные стены и башни, ни замки на холме. От «Львиного замка» сохранились остатки рвов, капелла XIII века и 25-метровая круглая башня Bergfried (2) со стенами трехметровой толщины. Каменный лев, который с конца XV века охранял ворота замка, теперь украсил центральный мост через Эльц. От Филиппсбурга же остались только северная башня и часть стены.

Город ткачей

По окончании Тридцатилетней войны в Монреале стало развиваться производство сукна. Обработкой шерсти занимались почти половина жителей. В 1765 году, в период расцвета отрасли, в городе насчитывалось 40 ткачей и 64 ткацких станка. Местное сукно отличалось хорошим качеством и пользовалось спросом даже за рубежом. Это принесло монреальцам пусть не богатство, но благосостояние. Именно в это время было построено большинство фахверковых домов по берегам Эльца.

Производство сукна процветало здесь в конце XVII и XVIII веке. Но во второй половине XIX века резко обострилась международная конкуренция, в Англии появились гораздо более производительные механические ткацкие станки. Отрасль пришла в упадок.

Люди стали покидать город, оставшиеся пытались заниматься сельским хозяйством или нанимались поденщиками. В 1885 году в Монреале, который снова превратился в деревню, оставалось только четверо ткачей. Да и весь Айфель, относившийся тогда к Пруссии, пришел в запустение, в Германии его называли «прусской Сибирью».

Возродился Монреаль лишь во второй половине XX века, когда романтическая красота Айфеля была по достоинству оценена туристами. Жители восстановили город с его узкими улочками и романтичными уголками, воссоздали атмосферу Средневековья.

Жемчужина долины

Сегодня Монреаль называют жемчужиной долины Эльца, город протянулся всего на несколько сот метров, но по нему можно бродить часами. Любоваться фахверковыми домами (3), среди которых особенно выделяется построенный в 1452 году Viergiebelhaus - «дом с четырьмя фронтонами». Разглядывать богато украшенные входные двери с ручками в виде львиных голов, деревянные барельефы (4). Дивиться почтовым ящикам из сланцевых пластин. Они напоминают нам, что горы Айфель - порождение застывшей лавы.

Интересны и мосты через Эльц, особенно центральный - самый широкий, украшенный распятием и фигурой святого Иоанна Непомука. Сломанные древесные стволы, зависшие на мощных каменных опорах с заостренными «носами», напоминают, какой бешеной и неукротимой становится иногда скромная речушка Эльц. А когда в местной церкви (5) идет венчание, мост закрывают для проезда посторонних машин. Для этого используют куклу в человеческий рост, изображающую пожарного в полном облачении. В правой руке он держит предупредительный жезл, а в левой - букет белых роз.

источник: Владимир Мамона «Королевская гора» «КОНТАКТ-ШАНС» 27/2016