Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

14
7

Нынешнее процветание южно-китайской провинции Гуандун уходит корнями в эпоху Цин, когда дельта реки Чжуцзян служила единственными воротами иностранной торговли на территории Китая. Несмотря на многочисленные ограничения, деятельность западных коммерсантов в Гуанчжоу (Кантон) приносила такие барыши, что попытка цинских властей ввести более жесткие ограничения спровоцировала Первую опиумную войну 1839-1842 гг. Поражение китайской армии и флота в боях с британскими экспедиционными силами привела к появлению на территории страны так называемых «договорных портов», открытых для свободного проживания и торговли иностранцев. В непосредственной близости от Гуанчжоу возникла британская колония Гонконг. Даже эти обстоятельства не поколебали позиций кантонского купечества, продолжавшего играть значительную роль в экономике империи. Несмотря на это, в середине XIX в. морские перевозки в районе Гуанчжоу были крайне уязвимы перед иностранным вмешательством и местным пиратством. С 1664 г. в распоряжении наместника Лянгуана (т.е. провинций Гуандун и Гуанси) имелось значительное число военных судов, однако все они представляли собой устаревшие парусные джонки и были почти полностью уничтожены британцами в ходе Первой опиумной войны.

Возрождению морских сил Юга долгое время препятствовал кризис власти, усугубившийся восстанием тайпинов, однако в середине 1860-х гг. ситуация начала меняться. В 1866 г. возглавлявший гуандунскую администрацию маньчжур Жуйлинь закупил в Великобритании и Франции шесть деревянных паровых судов, приспособленных для несения патрульной службы в прибрежных водах: «Фэйлун», «Чжэнь-хай», «Дэнцин», «Суйцзин», «Аньлань» и «Чжэньтао».

Содержание:

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

К началу Франко-китайской войны морские силы провинции составляли один из четырех военных флотов (шуйши) Цинской империи, при этом в 1884 г. в списках Гуандунского флота числилось 36 кораблей. Обладание Гонконгом позволяло Великобритании в любой момент блокировать побережье провинции. Сознавая это, гуандунские власти взяли курс на создание собственной военно-промышленной базы. В 1873 г. чиновник Вэнь Цзышао получил приказ наладить производство стрелкового оружия. Попытка использовать для этого частные механические мастерские «Ляньтай», основанные в Гуанчжоу в 1837 г., не удалась, однако уже в июне следующего года в городе заработал арсенал. Завод в кратчайшие сроки освоил выпуск револьверов и магазинных винтовок, а также наладил снабжение местных войск боеприпасами. В 1873 г. Жуйлинь пытался заказать в Швеции 20 железных паровых баркасов для борьбы с пиратами на реке Чжуцзян, однако не успел реализовать план по причине отставки.

В 1875 г. наместником Лянгуана был назначен Лю Куньи (1830-1902), положивший начало кантонскому судостроению. В 1876 г., при содействии местной торговой элиты, он приобрел в собственность казны построенный британскими подданными судоремонтный завод. Это предприятие располагало двумя сухими доками грузоподъемностью 5000 и 9000 т, позволявшими производить починку кораблей водоизмещением до 3000 т. Производственная база позволила Лю Куньи уже в октябре 1879 г. организовать минный арсенал и верфь. Первыми кораблями, сошедшими с ее стапелей, стали три миноносца, заказанные в 1882 г. германской фирме «Вулкан». Лишь осенью 1885 г. детали миноносцев удалось доставить в Гуанчжоу на борту броненосца «Динъюань», построенного той же фирмой для Бэйянского (Северного) флота. После сборки и спуска на воду корабли получили имена «Лэйлун», «Лэйху» и «Лэйчжун». В 1884 г. гуандунские власти выдали заказ на восемь миноносок германской фирме «Шихау». Все они также собирались на казенной верфи в Гуанчжоу и получили названия, начинающиеся с иероглифа «лэй» («гром» или «гремящий»). Служба гуандунских миноносцев германской постройки продолжалась долго: в феврале 1913 г. их перевели в отряд патрульных судов, а исключили из списков лишь в 1925 г.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Большинство кораблей Гуандунского флота отличалось небольшими размерами, слабым вооружением и осадкой, которая позволяла преследовать пиратов и контрабандистов не только на море, но и в речных водах. Так, согласно информации о состоянии китайских ВМС в 1886 г., представленной в Главный морской штаб контр-адмиралом А. А. Корниловым, из 11 патрульных судов Гуандуна только одно имело водоизмещение 800 т, тогда как тоннаж остальных колебался между 80 и 170 т. Вооружение таких канонерок состояло из 2-4 орудий. Только с назначением на пост лянгуанского наместника Чжан Чжидуна (1837-1909) [1] гуандунский флот пополнился достаточно мощными кораблями. Новый губернатор начал с того, что расширил существующее военное производство, открыл в Гуанчжоу два новых арсенала и основал то, что впоследствии стало военной академией Вампу.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны ПоднебеснойКорабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Во время Франко-китайской войны Чжан Чжидун принял энергичные меры по защите Гуанчжоу. Не дожидаясь санкции двора, наместник привел в боевую готовность все средства береговой обороны дельты Чжуцзяна и закрыл иностранным судам вход в реку. Протесты иностранных консулов были оставлены Чжан Чжидуном без внимания. Глухая оборона не позволила наместнику оказать помощь Фуцзяньской эскадре в боевых действиях против французского флота, но к этому Чжан и так не стремился [2]. Разгром фуцзяньцев на Мавэйском рейде заставил владыку Юга сделать правильные выводы и срочно заняться наращиванием своей военно-морской группировки. В 1885 г. на Кантонской верфи была заложена серия мелкосидящих композитных канонерок водоизмещением 300 т. Суда получили названия «Гуанхэн», «Гуанли», «Гуанъюань» и «Гуанчжэнь» [3]. Все канонерки вступили в строй в 1886 г. Их вооружение состояло из одного 150-мм казнозарядного орудия Круппа, одного 88-мм орудия той же системы и трех 25-мм митральез Норденфельда. Поскольку возможности местного судостроения по-прежнему были ограничены, Чжан Чжидун обратился к помощи Фучжоуского адмиралтейства. Еще до окончания строительства кантонских канонерок, наместник выдал фуцзяньцам заказ на строительство крейсера, который должен был стать флагманом Гуандунского флота.

Крейсер «Гуанцзя»

Закладка судна под №28 состоялась 24 ноября 1885 г. в присутствии начальника арсенала Пэй Иньсэня. Корабль проектировался фуцзяньскими инженерами Вэй Ханем, Чжэн Цинляном и У Дэчжаном. В качестве основного прототипа были взяты композитные крейсера типа «Вэйюань». Внешне новый корабль казался их систершипом – длинный корпус с заметной седловатостью, таранный форштевень, корма с высоким подзором, единственная дымовая труба и три мачты с парусным вооружением барка. По своим основным размерениям крейсера были не менее близки.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Первым отличием от прототипа была силовая установка нового корабля, состоявшая из двух цилиндрических паровых котлов и одной трехцилиндровой паровой машины системы «компаунд». Ее мощность составляла 1600 л.с. против 750 л.с. у «Вэйюаня». Вопреки утверждениям некоторых источников машина для гуандунского крейсера была заказана в Великобритании, а не построена силами Фучжоуского арсенала. Сборкой и установкой механизмов и вооружения корабля руководили инженеры Чэнь Чжаоао, Ли Шоутянь и Ян Ляньчэн.

Следующим отличием нового проекта было усиленное вооружение: здесь фуцзяньские инженеры ориентировались не на «Вэйюань», а на 2200-тонный крейсер «Кайцзи», построенный в Мавэе в 1883 г. Этот корабль, в свою очередь созданный с оглядкой на французский крейсер «Дюге-Труэн», нес 10 крупповских пушек, две из которых имели калибр 210 мм, а остальные – 120 мм. «Гуандунец» получил не такое мощное, зато более сбалансированное вооружение.

Главный калибр был представлен тремя стальными 150-мм орудиями Круппа образца 1880 г. Длина ствола каждой составляла 35 калибров или 5220 мм, при этом 4800 мм приходилось на долю нарезной части. Каждый ствол весил 4,77 т, еще 5,16 т составлял вес станка. Орудие могло вести огонь фугасными и бронебойными снарядами весом 51 кг, вес порохового полузаряда равнялся 17 кг. При начальной скорости снаряда 580 м/с эффективная дальность стрельбы достигала 11000 м. Два орудия были установлены на бортовых спонсонах в районе ходовой рубки, обеспечивавших угол обстрела 120°. Третье 150-мм орудие стояло на кормовой позиции с углом обстрела в 210°. Таким образом, в бою на каждый борт могли вести огонь два из трех орудий главного калибра.

В дополнение к ним в средней части крейсера установили четыре стальных 120-мм крупповских орудия – по два на борт. Вес каждой из этих скорострельных пушек составлял 2728 т при длине ствола в 40 калибров. Орудия стреляли снарядами весом 40 кг с начальной скоростью 634 м/с, пороховой полузаряд весил 4,5. Угол обстрела каждого 120-мм орудия составлял 90°.

Мощь противоминной артиллерии гуандунского крейсера, напротив, была невелика для корабля такого класса и состояла всего из четырех 37-мм револьверных пушек Гочкиса. Две из них установили на крыльях мостика, еще две – на боевом марсе фок-мачты. Последняя, впервые в практике Мавэйского адмиралтейства, была выполнена из стали. Остальные две мачты были деревянными. Постройка «Гуанцзя» обошлась в 220000 серебряных лян, еще 121040 лян составила стоимость вооружения.

6 августа 1887 г. корабль благополучно сошел на воду и по личному выбору Чжан Чжидуна получил имя «Гуанцзя» («Гуандунский № 1»). Достройка и вооружение продолжались четыре месяца, за это время крейсер успел получить первого штатного командира – им стал прибывший в Мавэй с Гуандунского флота У Юнтай. На должность старшего офицера был назначен еще один гуандунец – выпускник Мавэйской военно-морской школы Чэн Бигуан. Экипаж крейсера состоял из 145 офицеров и матросов.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

4 декабря 1887 г. корабль вышел на ходовые испытания, в ходе которых развил скорость 14,2 уз при частоте вращения вала 125 об./мин. Вскоре после этого «Гуанцзя» отправился к месту постоянной службы.

14 января 1888 г. Чжан Чжидун лично встречал прибывший крейсер в Хумэне – стратегически важном пункте Чжуцзянской дельты, прикрывающем подходы к Гуанчжоу. Это был символический поступок: именно в Хумэне в 1839 г. имело место легендарное сожжение конфискованного опиума, послужившее поводом к войне с Великобританией. По мысли наместника, новый крейсер должен был служить гарантом безопасности южных морских границ империи. Чжан Чжидун не ошибался: появление в составе Гуандунского флота новой сильной единицы было в полной мере оценено западными державами. Не стала исключением даже Россия, никогда не рассматривавшая Южный Китай в качестве своей сферы влияния. Еще в октябре 1887 г. в донесении русского посланника в Пекине А. М. Кумани отмечались солидное вооружение «Гуанцзя» и энергия, с которой наместник Лянгуана наращивал свои морские силы.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Осмотрев новый корабль, Чжан Чжидун решил немедленно продемонстрировать его в своих владениях. Прямо в Хумэне губернатор поднялся на борт «Гуанцзя» и совершил инспекционную поездку, посетив о. Хайнань и важнейшие прибрежные пункты двух провинций – от Ляньчжоу в Гуанси до Шаньтоу (Сватоу) в Гуандуне. В течение нескольких лет крейсер охранял судоходство в южно-китайских водах и демонстрировал флаг Цинской империи на рейде Гонконга. 10 ноября 1889 г. в Гуанчжоу открылась военно-морская школа Хуанпу, нуждавшаяся в учебном судне. Чжан Чжидун рассудил, что самую лучшую практику молодежь может получить только на палубе «Гуанцзя», поэтому в каждый следующий поход крейсер брал некоторое количество курсантов. За счет этого численность экипажа возрастала – неудивительно, что в некоторых источниках приводится цифра в 180 чел.

В 1890 г. Чжан Чжидуна сменил на посту наместника Ли Ханьчжан – старший брат фактического хозяина Бэйянского (Северного) флота Ли Хунчжана. Чжан был назначен на должность губернатора Хубэя и Хунани – это решение двора было непосредственно связано с реализацией гуандунской судостроительной программы. Дело в том, что все корабли за исключением «Гуанцзя» были заказаны Чжаном в обход морского ведомства империи. Наместник пытался избежать столичной волокиты и казнокрадства, однако Пекин заподозрил, что на далеком Юге вызревает новое антиманьчжурское движение. Отсутствие веских улик не позволяло подвергнуть Чжан Чжидуна наказанию, поэтому его просто перевели [4].

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Когда в 1890 г. корабли Бэйянского флота возвращались к месту базирования после визита в Юго-Восточную Азию, новый наместник Лянгуана приказал «Гуанцзя» в качестве тренировки сопровождать их до Вэйхайвэя. В 1891 г. крейсер участвовал в первых больших маневрах цинских ВМС в водах Северного Китая, при этом на борту «Гуанцзя» держал свой флаг командующий Гуандунским флотом Юй Сюнфэй.

Именно тогда в уме Ли Хунчжана, также принимавшего личное участие в смотре, сложилась схема перевода корабля в состав Бэйянского флота. Для этого нелишним было иметь своего человека в комсоставе крейсера: подавляющее большинство офицеров Гуандунского флота составляли местные уроженцы, продолжавшие симпатизировать Чжан Чжидуну. С помощью брата Ли Хунчжан перевел в Гуанчжоу 27-летнего старшего офицера учебного парусника «Миньцзе» У Цзинжуна. Последний происходил из родных мест Ли Хунчжана в провинции Аньхой и был всецело предан вице-королю Севера. В апреле 1892 г. У Цзинжун был назначен старшим офицером «Гуанцзя», а в декабре того же года стал командиром крейсера.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны ПоднебеснойКорабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

В мае 1894 г., когда в Корее уже вовсю пахло порохом, У Цзинжун привел в Вэйхайвэй соединение, включавшее лучшие корабли Гуандунского флота – крейсера «Гуанцзя», «Гуанъи» и «Гуанбин». Вместе с кораблями Бэйянского и Наньянского (Южного) флотов они должны были принять участие в очередном большом смотре имперских ВМС. По окончании маневров наньянские суда вернулись к месту службы, однако три гуандунских крейсера были временно включены в состав Бэйянского флота. Формально Ли Хунчжан мог задержать все корабли, поскольку являлся заместителем главы морского ведомства Китая. В случае с наньянскими судами это неизбежно вызвало бы ссору с могущественным наместником Лянцзяна [5]. Гнева родного брата Ли мог не опасаться, тем более, что в Гуандуне весьма кстати разразилась эпидемия чумы – она стала еще одним предлогом для задержания трех «Гуанов» на севере. В июне 1894 г. «Гуанцзя» был перевооружен, получив четыре 105-мм орудия Круппа вместо 120-мм и четыре 57-мм пушки Норденфельда вместо револьверных.

Будучи весьма новыми судами, гуандунские крейсера приняли участие во всех крупных морских сражениях Японо-китайской войны 1894-1895 гг. В бою при Ялу «Гуанцзя» действовал в паре с бронепалубным крейсером «Цзиюань», подчиняясь приказам командира последнего. Спустя два часа после начала сражения командир «Цзиюаня» Фан Боцянь совершил измену, покинув боевые порядки флота и полным ходом направившись в Люйшунькоу (Порт-Артур). «Гуанцзя» последовал за ним – в оправдание У Цзинжуна следует сказать, что он четко следовал диспозиции, а обмен сигналами с флагманским броненосцем «Динъюань» в тот момент был просто невозможен. В ночь на 18 сентября 1894 г. «Гуанцзя» сел на камни у островов Саньшаньдао при входе в залив Даляньвань на восточном побережье Ляодунского полуострова [6]. Имеются сведения, что У Цзинжун пытался пройти между островами и укрыться в заливе до рассвета, игнорируя предупреждения ряда членов экипажа об опасности. «Цзиюань» не оказал мателоту никакой помощи и пришел в Люйшунькоу в 5 часов утра 18 сентября. Спустя 4 часа там появились остальные корабли Бэйянского флота. Узнав об отсутствии «Гуанцзя», адмирал Дин Жучан приказал Фан Боцяню отправляться на розыски гуандунского крейсера. В помощь «Цзиюаню» был придан таможенный крейсер «Цзиньлун» («Золотой дракон»).

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Прибыв к Саньшаньдао, Фан Боцянь обнаружил покинутый «Гуанцзя» и выяснил, что его команда уже спасена местными рыбаками. Опасаясь появления японцев, командир «Цзиюаня» не стал даже пытаться стащить «Гуанцзя» с камней и ограничился тем, что снял с аварийного судна часть орудий. После этого крейсер попытались взорвать, но не слишком удачно: появившийся несколько дней спустя японский крейсер «Нанива» нашел «Гуанцзя» все еще невредимым. Японцы сделали по корпусу крейсера несколько выстрелов, однако приближающаяся непогода заставила «Наниву» удалиться. Как только шторм утих, к «Гуанцзя» приблизился миноносец «Котака». Его команда обнаружила, что китайский корабль изрядно поврежден волнами, а из вооружения осталось только кормовое 150-мм орудие.

Добравшись до Порт-Артура, команда «Гуанцзя» вернулась под знамена Бэйянского флота. У Цзинжун не понес наказания за потерю корабля, но и не получил нового назначения. После перехода флота в Вэйхайвэй он был назначен начальником северного участка обороны материковой части крепости. После того, как японцы овладели укреплениями южного сектора, У Цзинжун самовольно покинул позиции и 1 февраля 1895 г. вместе с подчиненными ему солдатами бежал в направлении Чифу (Яньтай). За это он был с позором уволен со службы, однако спустя несколько лет сумел вернуться в Гуандунский флот и даже командовал несколькими судами.

После того, как Ляодунский полуостров перешел под русский контроль, новые хозяева должным образом оценили опасность островов Саньшаньдао для судов, входящих в залив Даляньвань в ночное время. Накануне Русско-японской войны на южной оконечности острова Южный Саньшаньдао был построен маяк. К тому времени никаких следов «Гуанцзя» на поверхности моря уже не было. Тем не менее, останки корабля по сей день покоятся на дне Желтого моря в точке с координатами 12Г59’ восточной долготы и 38°58’ северной широты. В июне 2009 г. на форуме сайта «Общество изучения истории китайского военно-морского флота» (КНР) обсуждался вопрос любительских погружений к обломкам крейсера.

вернуться к меню ↑

Крейсера типа «Гуанъи»

Дальновидный Чжан Чжидун не собирался ограничивать свое сотрудничество с фуцзяньскими корабелами постройкой одного крейсера. В планы наместника входил заказ еще девяти кораблей различного класса. Для финансирования этой судостроительной программы он избрал способ, названный русским посланником А. М. Кумани «экономическим». Получив пост губернатора в 1884 г., Чжан сразу же объявил добровольную подписку среди коммерсантов и чиновников подведомственных провинций. Учитывая характер отношений между разными звеньями цинской «вертикали власти», последние (да и первые тоже) просто не могли не откликнуться на призыв начальника. Собранные таким образом деньги, наряду с государственными средствами, позволили сформировать специальный фонд развития флота. К концу 1887 г. в этой «копилке» было не менее 800 тыс. серебряных лян.

Первыми кораблями, построенными на «народные» деньги, стали композитные канонерки «Гуанмоу» и «Гуанцзи». Обе строились в Гуанчжоу, первая была спущена на воду в ноябре 1887 г., вторая – в апреле 1888 г. Однотипные корабли водоизмещением 400 т оснащались паровой машиной мощностью 400 л.с. и развивали скорость 12 узлов; осадка в 2,13 м позволяла канонеркам заходить даже в небольшие реки; вооружение состояло из одного 120-мм и одного 105-мм орудий, а также четырех скорострельных пушек малого калибра.

Кантонские верфи тут же получили заказ на строительство следующей серии из трех композитных 560-тонных канонерок, которые вступили в строй уже при наместнике Ли Ханьчжане. Эти лодки получили имена «Гуанцзинь», «Гуанъюй» и «Баоби» [7]. При увеличенном водоизмещении и осадке в 2,9 м канонерки новой серии отличались малой мощностью и, как следствие, могли развивать скорость не более 9 уз. Артиллерия каждого корабля состояла из одного 105-мм, одного 85-мм и двух 12-фунтовых орудий – столь очевидная слабость объяснялась тем, что поставки вооружения отставали, а судостроительные фонды стремительно таяли. Заказ кораблей в Фуцзяни обходился гуандунской казне дороже – разницу можно оценить на примере канонерки «Гуангэн», спущенной на воду в Мавэе 30 мая 1889 г. Судно водоизмещением 316 т, вооруженное одним 120-мм орудием и одной 12-фунтовой пушкой, обошлось на 3 тысячи лян дороже, чем любая из 560-тонных канлодок гуанчжоуской постройки [8]. Несмотря на это, альтернативы Мавэйскому адмиралтейству в Китае не было – только оно могло проектировать и строить крупные современные корабли, при том, что дефицит капиталовложений в предприятие в 1886 г. оценивался в 1,5-2 млн. лян.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Именно этим соображением руководствовался Чжан Чжидун, поручая фуцзяньцам проектирование и постройку двух быстроходных крейсеров водоизмещением 1000 т, первый из которых был заложен в Мавэе 28 июля 1887 г. В отличие от «Гуанцзя», они строились из стали, что знаменовало начало нового этапа в истории китайского судостроения. В 1886 г. инженер Вэй Хань был командирован во Францию для закупки стального проката и других современных материалов. Ему удалось заключить контракт с фирмой «Крезо», что позволило уже в декабре того же года начать постройку броненосца береговой обороны «Лунвэй» – первого броненосного судна, созданного мавэйскими корабелами [9] В отличие от него, крейсера нового гуандунского заказа не имели броневой защиты, хотя Чэнь Юэ и приписывает им броневую палубу толщиной 25 мм и боевую рубку с броней толщиной 50 мм [10]. Российский журнал «Морской сборник» в 1891 г. также упоминал броневую палубу крейсера «Гуанбин». С уверенностью можно говорить только о наличии щитов для защиты орудийной прислуги, однако данные об их толщине отсутствуют.

Корабли получили названия «Гуанъи» и «Гуанбин». Отсутствие технологических наработок и простои в ожидании поставок материалов из Франции привели к тому, что первый крейсер удалось спустить на воду только 28 августа 1889 г., а его достройка завершилась 30 ноября 1890 г. «Гуанбин» заложили 2 января 1888 г. и спустили на воду 11 апреля 1891 г. Вооружившись опытом, корабелы сумели достроить его гораздо быстрее головного корабля: 18 декабря 1891 г. «Гуанбин» был готов к службе. В это время в Мавэй зашли корабли Бэйянского флота, совершавшие обычный зимний поход в южные воды. Воспользовавшись этим, «Гуанъи» и «Гуанбин» присоединились к отряду и вместе с ним совершили переход до Гонконга, а оттуда – в Гуанчжоу.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Новые суда обошлись гуандунской казне в 320000 лян. По сравнению с рангоутным крейсером «Гуанцзя» они выглядели очень современно. Стройные гладкопалубные корабли с легким карапасным полубаком (в виде свода, открытого со стороны кормы), тремя легкими мачтами и одной дымовой трубой имели длину 71,63 м и ширину 8,23 м; осадка носом составляла 3,96 м, кормой – 4,1 м. Двухвальная силовая установка включала две горизонтальные паровые машины системы «компаунд» общей мощностью 2400 л.с., получавшие пар от трех цилиндрических котлов. В начале службы корабли были способны развивать скорость до 17 узлов – немногим меньше, чем бронепалубные крейсера британской постройки типа «Чжиюань». Недостаток квалифицированного обслуживания механизмов – общая беда китайского флота – быстро привел к снижению максимальной скорости до 16 узлов.

Главной особенностью вооружения крейсеров типа «Гуанъи» было наличие четырех надводных 350-мм минных аппаратов Шварцкопфа. Расположены они были побортно, аналогично миноносцам: две «трубы» в носовой части и две в кормовой. В разных источниках эти корабли часто именуются минными крейсерами и даже истребителями. Артиллерия состояла из трех 120-мм орудий Круппа, аналогичных тем, что устанавливались на «Гуанцзя». Два орудия стояли на бортовых спонсонах между фок-мачтой и дымовой трубой, третье – на кормовой позиции. Четыре 57-мм орудия Норденфельда и пять 37-мм револьверных пушек Гочкиса составляли противоминную артиллерию [11]. Штатный экипаж каждого крейсера состоял из 110 офицеров и нижних чинов.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Когда «Гуанбин» готовился к отправке в Гуанчжоу, на верфи уже строился третий корабль серии, получивший название «Гуандин». Спуск крейсера на воду состоялся в ноябре 1893 г. и совпал с сокращением военно-морских расходов, предпринятым Ли Ханьчжаном. Все планы дальнейшего строительства кораблей были свернуты, а оставшийся невостребованным «Гуандин» в итоге вошел в состав Фуцзяньской эскадры. При этом он получил имя «Фуцзин».

В истории цинских ВМС нет кораблей, чья судьба сложилась бы столь же трагично, как у крейсеров типа «Гуанъи». В мае 1894 г. «Гуанъи» и «Гуанбин» поступили в распоряжение командующего Бэйянским флотом. Первым крейсером командовал Линь Госян, вторым – Чэн Бигуан. В начале лета 1894 г. корабли были перевооружены: 120-мм орудия Круппа были заменены более скорострельными орудиями того же калибра, с июня 1893 г. производившимися Цзяннаньским арсеналом в Шанхае. На «Гуанбин» кормовое 120-мм орудие было заменено на 150-мм фирмы Круппа.

В июне 1894 г. «Гуанъи» был включен в состав отряда, направленного к берегам Кореи. Адмирал Дин Жучан был склонен выделить для крейсерства более сильные корабли, но в итоге согласился с мнением своего флаг-капитана Лю Бучаня – последний считал, что для сопровождения транспортов и разведки небольшие суда подходят как нельзя лучше. И тот, и другой полагали, что основные силы японского флота находятся слишком далеко и не представляют опасности. Утром 25 июля 1894 г. экипажу «Гуанъи» стало ясно, насколько ошибалось начальство. У выхода из Асанского залива пара китайских кораблей столкнулась с лучшими и наиболее быстроходными японскими крейсерами «Ёсино», «Нанива» и «Акицусима». «Гуанъи» значительно уступал любому из них, однако нельзя согласиться с мнением Джона Роулинсона, что его

«вообще не стоило принимать во внимание».

Первый удар принял бронепалубный крейсер «Цзиюань», получивший тяжелые повреждения уже в первые 7 минут боя. Поддерживая флагмана, «Гуанъи» открыл огонь из всех орудий и вскоре отвлек на себя «Наниву» и «Акицусиму». Последний оказался всего в 600 м от китайского корабля и одним из первых снарядов разбил ходовой мостик «Гуанъи». Командир последнего уцелел, что может служить косвенным подтверждением наличия защищенной боевой рубки. Следующее попадание японцев пришлось в один из носовых минных аппаратов, но находившаяся в нем торпеда каким-то чудом не взорвалась. Маневрируя под непрерывным огнем противника, Линь Госян сумел отойти на дистанцию 3400 м и продолжал вести бой даже после отхода «Цзиюаня». Убыль личного состава крейсера была огромной, составив 71 человека убитым и раненым. За 1 ч. 20 мин. «Гуанъи» сделал около 100 выстрелов и, полностью исчерпав возможности к сопротивлению, выбросился на скалы о. Сиппхальдо (Сиппхальгадо). Выжившие члены экипажа привели в негодность котлы и машины, после чего переправились на соседний островок, где укрывались в течение 3 дней. Оттуда они наблюдали, как подошедшие японские крейсера расстреливают их корабль. Враги выпустили от 13 до 30 снарядов, один из которых угодил в кормовой минный погреб, в результате чего вся кормовая часть крейсера была сильно повреждена взрывом.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Наряду с захваченным без боя вооруженным транспортом «Цаоцзян», крейсер «Гуанъи» стал первой потерей Бэйянского флота в разгорающейся войне. Добравшись до материкового берега, его команда получила помощь от местных жителей и была доставлена ими в Чемульпо. Там моряков взял под свое покровительство начальник миссионерского госпиталя Св.Луки американец Эли Лэндис [12]. Оказав медицинскую помощь раненым, он разместил китайцев на борту британского минного крейсера «Арчер», который благополучно доставил их в Чифу. Условием этого англичане поставили подписку о неучастии моряков в дальнейших боевых действиях. В силу данного обязательства остатки экипажа «Гуанъи» некоторое время находились в резерве, а после сражения при Ялу были назначены на крейсер «Цзиюань». В качестве поощрения Линь Госян принял этот корабль под свое командование.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

«Гуанбин» участвовал в сражении при Ялу, где действовал в паре с броненосцем «Пинъюань». Оба корабля, вместе с миноносцами и канонерскими лодками, находились в устье реки и вступили в бой около 14:00. Оказавшись на правом крыле Бэйянского флота, они завязали перестрелку с крейсерами «Мацусима» и «Ицукусима». Если «Пинъюаню» с его 260-мм орудием удалось нанести флагману японцев серьезные повреждения, то об успехах «Гуанбина» ничего не известно. При этом сам он получил повреждения, а Чэн Бигуан был ранен.

Вместе с другими китайскими кораблями «Гуанбин» добрался до Порт-Артура, где смог устранить наиболее тяжелые повреждения. 18 октября 1894 г. крейсер перешел в Вэйхайвэй и участвовал в последних боях Бэйянского флота. 9 февраля 1895 г. экипаж «Гуанбина» добил торпедой сильно поврежденный бронепалубный крейсер «Цзинъюань», однако не стал выводить из строя собственный корабль. 17 февраля 1895 г. «Гуанбин» попал в руки победителей и спустя месяц был включен в состав Японского Императорского флота. Как и в случае с другими трофейными китайскими кораблями, название крейсера осталось прежним, но зазвучало на японский манер — «Кохэй». Когда он еще находился в Вэйхайвэе, командующий японским флотом получил официальное послание от губернатора Лянгуана. Перевод этого необычного документа был опубликован в «Морском сборнике»:

«Я позволяю себе обратить внимание Ваше на то, что минный крейсер «Гуанбин» принадлежит собственно к Кантонской эскадре. Весной прошлого года к северной эскадре временно присоединились 3 судна кантонской эскадры – «Гуанцзя», «Гуанъи» и «Гуанбин». Из них два первых погибли и остался только «Гуанбин». Между тем Кантон – ни при чем в настоящей войне, а потому, если будут потеряны все три кантонских судна, мы не будем знать, как извиниться перед командующим кантонской эскадрой. Если Вы, Ваше Превосходительство, нам сочувствуете и согласитесь возвратить «Гуанбин», я обещаю, что он не примет никакого участия в дальнейших военных действиях. Если Вы не согласитесь на это, то быть может снимете с него вооружение и возвратите хотя бы корпус; тогда все же командир судна не будет разжалован, так как останется при возможности представить начальству некоторые оправдания».

Приведенный текст наглядно демонстрирует, с каким равнодушием региональная элита Цинской империи относилась к общенациональным проблемам. Письмо, несомненно, вызвало бурное веселье в штабе адмирала Ито Сукэюки, однако на судьбе бывшего «Гуанбина» не отразилось. Под японским флагом крейсер участвовал в подавлении партизанского движения на Тайване. 21 декабря 1895 г. «Кохэй» налетел на подводную скалу у южной группы о-вов Пэнху (Пескадорские) и в считанные минуты затонул. 18 февраля 1896 г. крейсер был исключен из списков флота.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Последний корабль серии по окончании войны был переведен на север и включен в состав возрождающегося Бэйянского флота. 8 июня (26 мая ст.ст.) 1898 г. «Фуцзин» погиб при попытке войти во внутреннюю гавань Порт-Артура во время жестокого шторма. Трагедия произошла на глазах у русских моряков, которые не смогли оказать китайцам никакой помощи. Из 130 человек, находившихся на борту крейсера, спаслось всего четверо. Под впечатлением от случившегося начальник эскадры Тихого океана вице-адмирал Ф. В. Дубасов потребовал от эмиссара министерства финансов С. И. Кербедза включить в план обустройства Порт-Артура ограждение внешнего рейда базы молами, что так никогда и не было исполнено.

Потеря наиболее сильных кораблей вынудила власти Лянгуана расстаться с мечтой о создании мощной военно-морской группировки. Хотя Гуандунский флот по-прежнему насчитывал более 50 вымпелов, его задачи ограничивались береговой обороной и преследованием пиратов. Между тем на южных морских границах империи складывалась непростая обстановка. Франция, в 1885 г. распространившая свой суверенитет на всю территорию Вьетнама, стремилась к контролю над островами Южно-Китайского моря. Эти пустынные атоллы использовались рыбаками и пиратами разных стран, однако в Пекине их неизменно считали принадлежащими Цинской империи. В 1899 г. генерал-губернатор Французского Индокитая Поль Думер отдал распоряжение о строительстве маяка на одном из островов Сиша (Парасельские). В 1901 г. японский купец Нисидзава Йосидзи организовал экспедицию к атоллу Дунша (Пратас) для разведки залежей гуано. Все эти действия нанесли очередной болезненный укол китайскому самолюбию, и без того раненному в результате неудачной войны. Мелкосидящие канонерки и миноносцы не могли удаляться от своих баз, поэтому для присмотра за тающими островными владениями пришлось приспособить единственное крупнотоннажное судно Гуандунского флота – транспорт «Гуанхай». Британский пароход водоизмещением 4850 т с осадкой 10 м был куплен японским правительством во время войны с Китаем. По окончании конфликта ставший ненужным транспорт был передан судоходной компании «Ниппон Юсэн Кайся», которая вскоре продала его цинскому правительству. Корабль получил артиллерийское вооружение, состав которого не установлен, но вряд ли представлял собой что-то серьезное. Кроме того, по приказу из Пекина командование Фуцзяньской эскадры отправило на юг устаревшие деревянные транспорты «Чэньхан» и «Фубо».

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Оба судна участвовали в сражении с французской эскадрой 23 августа 1884 г. При этом «Фубо» был атакован миноноской №45 и подорван с помощью шестовой мины. Командир корабля Люй Вэньцзин успел выбросить судно на мель. «Чэньхан» затонул от огня французских крейсеров у стенки адмиралтейства на глубине около 6 м. Уже к весне 1885 г. китайцам удалось поднять и отремонтировать «Фубо», а в июне того же года – «Чэньхан» [13]. После войны с Японией оба корабля были вооружены: «Чэньхан» впервые за все время своей службы получил несколько малокалиберных орудий (не более двух-трех), а «Фубо» – одно 5-дюймовое и четыре 4-дюймовых орудий неустановленной системы.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

В 1905 г. во главе Гуандунского флота встал Ли Чжунь (1871 – 1936), оказавшийся последним цинским командующим этого соединения. До перехода на морскую службу он был чиновником таможенного ведомства, энергично боролся с пиратством и в 1903 г. получил титул «Победоносного богатыря» (гоюн батулу). Получив в свое распоряжение весьма ограниченные боевые средства, Ли Чжунь тем не менее стремился к активным действиям в акватории Южно-Китайско-го моря. В 1907 г. командующий на канонерке «Гуанцзинь» посетил острова Сиша, при этом на о. Вуди (совр. Юнсиндао) был поднят китайский флаг.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

В том же году бывший командир «Гуанъи» Линь Госян освидетельствовал фуцзяньские корабли и убедился в их крайней изношенности. Ли Чжунь немедленно организовал ремонт и к началу 1909 г. оба транспорта были готовы начать кампанию – тем более, что момент для этого был самый подходящий.

Нисидзава Йосидзи еще в 1907 г. зафрахтовал пароход «Сикоку-мару» и высадил на островах Пратас настоящий десант из 200 рабочих. Они приступили к разработке гуано, в некоторых местах залегавшего слоем толщиной более 6 м! Попутно японцы разрушили даосский храм и кладбище китайских рыбаков, с незапамятных времен существовавшие на главном острове атолла. За два года Нисидзава успел построить контору, жилой поселок, три склада и погрузочную пристань с подъездной рельсовой (!) дорогой. «Флот» компании состоял из буксирного парохода и нескольких плашкоутов.

Ранней весной 1909 г. экипаж «Фубо» обнаружил, что над Пратас развевается японский флаг, а главный остров атолла переименован в «остров Нисидзава». Купец заявил китайским морякам, что острова никому не принадлежат и заняты им на том основании, что находятся в водах Тайваня, отошедшего к Японии по условиям мирного договора 1895 г. Командир транспорта У Цзинжун выставил на атолле вооруженный пикет с приказом не допускать разработку и отгрузку гуано. После этого вопрос о принадлежности Пратас был передан на рассмотрение дипломатов. Японское правительство было поглощено продолжающимся соперничеством с Россией за господство в Маньчжурии и не стало размениваться на мелочи. Императорский посол в Токио получил приказ уступить требованиям Китая на условиях полной компенсации потерь Нисидзавы, в сумме составивших более 200 ООО серебряных лян.

Не дожидаясь окончания переговоров, Ли Чжунь в начале апреля 1909 г. направил «Фубо» (командир У Цзинжун) и «Чэньхан» (командир Лю Икуань) к Парасельским о-вам. Общее командование отрядом было возложено на Линь Госяна. Помимо моряков, в состав экспедиции входили взвод армейской пехоты и бригада рабочих – последние должны были заниматься установкой на островах флагштоков и памятных стел. Корабли посетили острова Драммонд (совр. Цзиньциндао), Роберт (совр. Ганьцюаньдао), Пэттл (совр. Шаньхудао), Дункан (совр. Чэньхандао) и др. На каждом из них был установлен памятный знак с надписью:

«Инспекция предпринята по приказу командующего Гуандунским флотом в 33 году правления императора Гуансюя» [14].

Все острова получили новые названия, причем два – в честь кораблей экспедиции (одно из них и сейчас присутствует на китайских картах архипелага). Еще один островок был назван в честь Ли Чжуня.

24 апреля 1909 г. отряд вернулся в Гуанчжоу. Результаты экспедиции ныне активно используются для обоснования суверенитета КНР над Парасельскими островами, оспариваемого Вьетнамом. Группа островов Наньша (Спратли), лежащая значительно дальше к югу от Сиша, не была включена в программу инспекции. Не имея возможности контролировать отдаленные районы Южно-Китайского моря, власти Лянгуана в 1908 г. передали права на освоение островов Наньша компании «Бритиш Острэлиэн Гуано Лимитед».

Летом 1909 г. к о-вам Сиша и Дунша был послан минный крейсер «Фэйин» в сопровождении одного из патрульных судов гуандунской таможни. Построенный в 1895 г. в Германии «Фэйин» значительно превосходил все корабли Гуандунского флота. 11 октября 1909 г. Япония официально признала суверенитет Цинской империи над о-вами Пратас. Пекин согласился выплатить Нисидзаве 160 тысяч лян из 200 – остальное было удержано в качестве штрафа за разрушение кумирни и кладбища. В ноябре 1909 г. «Фубо», «Чэньхан» и «Гуанхай» (по другим данным, вместо него в экспедиции участвовала канонерка «Гуанцзинь») направились к атоллу для возвращения последнего под китайскую юрисдикцию. 19 ноября все подданные микадо были эвакуированы, после чего состоялась церемония с участием правителя области Гуанчжоу Цай Кана и японского консула. Подъем китайского флага сопровождался артиллерийским салютом из 21 выстрела – в исторической литературе КНР это событие именуется

«первым успешным возвращением захваченных китайских территорий».

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

вернуться к меню ↑

В годы раздора

Действия Гуандунского флота в Южно-Китайском море совпали с реформой цинских ВМС. В 1909 г. на смену старому морскому ведомству (Цзунли хайцзюнь шиу ямэнь) пришло Министерство по делам организации флота (Чоубань хайцзюнь шиу чу) во главе с принцем Цзай Сюнем. В 1910 г. ведомство было переименовано в Морское министерство (Хайцзюнь бу). Наньянский и Бэйянский флоты были объединены под единым командованием, появились крейсерская эскадра и речная флотилия Янцзы. Гуандунский флот был переименован в Эскадру провинции Гуандун (Аохай цзяньдуй), но продолжал оставаться под контролем местных властей.

Последним пополнением Гуандунской эскадры накануне Синьхайской революции 1911 г. стала серия речных канонерок, построенных в Гонконге в 1908-1909 гг.: «Цзянгун», «Цзянда», «Цзянгу», «Цзянъань» и «Цзянхань». Они имели водоизмещение 250 т, длину 44 м, ширину 6 м, осадку 2,2 м, развивали скорость 14 уз и вооружались одной 75-мм пушкой и 2-4 пулеметами. Экипаж состоял из 62 человек.

Правительство молодой Китайской Республики сделало попытку окончательно объединить все военно-морские силы страны, но она оказалась сорвана региональными милитаристами, во второй половине 1910-х гг. взявшими курс на подготовку к гражданской войне. Большинство из них не нуждалось во флоте, а случайно доставшиеся корабли рассматривало как товар. Так, гуандунский генерал Мо Жунсин в 1918 году за 900000 юаней продал за границу транспорт «Гуанхай». В то же время, именно гражданская война привела к неожиданному усилению Гуандунской эскадры.

В первые годы республики единственным достоверно известным пополнением Гуандунской эскадры стали 200-тонные мелкосидящие канонерки «Дунцзян» и «Бэйцзян». 20 марта 1913 г. на железнодорожном вокзале в Шанхае был убит один из основателей Гоминьдана (Национальная партия) и лидер парламентского большинства Сун Цзяожэнь. Ответственность за его гибель лежала на временном президенте республики Юань Шикае, видевшем в парламенте средство ограничения своей власти. Опасаясь репрессий, руководство Гоминьдана во главе с Сунь Ятсеном бежало в Японию. В конце 1915 г. Юань Шикай попытался провозгласить себя императором под девизом Хунсянь (Великий Закон), но встретил сопротивление армии и уже в марте следующего года вернулся к республиканской форме правления. Смерть диктатора в июне 1916 г. открыла верхушке Гоминьдана дорогу для возвращения в Китай, но отнюдь не означала моментальный приход партии к власти. Прибыв из Японии в Шанхай, Сунь Ятсен почел за благо тут же уехать на родину – в провинции Гуандун его идеи традиционно пользовались поддержкой.

Так как премьер-министр Пекинского правительства Дуань Цижуй объявил о созыве нового парламента, Сунь Ятсен призвал всех депутатов старого прибыть в Гуанчжоу для формирования альтернативных органов власти. Конституционное движение сразу же получило поддержку флотского командования. Это объяснялось тем, что ни Пекинское правительство, ни провинциальный генералитет не интересовались проблемами флота. Немалую роль сыграл также тот факт, что во главе республиканских ВМС стоял давний соратник Сунь Ятсена адмирал Чэн Бигуан. Вместе с командующим Первой (Шанхайской) эскадрой Линь Баоцзэ он фактически поднял мятеж, объявив о неподчинении правительству Дуань Цижуя. 22 июля 1917 г. адмирал увел на юг корабли Первой эскадры, стоявшие в Лунхуа близ Шанхая. В их числе были бронепалубный крейсер «Хайци», минный крейсер «Фэйин», эсминец «Тунъань», а также канонерки «Юнфэн» и «Уфэн». Сунь Ятсен присоединился к Чэн Бигуану. По пути к отряду примкнули эсминец «Юйчжан» и транспорт «Фуань», ранее посланные в Фуцзянь. 4 августа 1917 г. семь кораблей прибыли в Гуанчжоу, где уже находились бронепалубный крейсер «Хайчэнь», канлодки «Юнсян» и «Чуюй». Так под командованием Чэн Бигуана была сформирована «Эскадра, защищающая конституцию» (Хуфа цзяньдуй). В октябре 1917 г. к ней присоединился крейсер «Чжаохэ», в результате чего в Гуандуне оказались сосредоточены 44% всех боевых кораблей Китая.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

После гибели Чэн Бигуана в начале 1918 г. выяснилось, что не все моряки эскадры безоговорочно поддерживают Сунь Ятсена. В 1921 г. фуцзяньцы из команды крейсера «Хайци» пытались организовать мятеж, однако эта попытка была подавлена командиром корабля Вэнь Шудэ. После этого он был назначен командующим эскадрой и в июне 1922 г. поддержал лидера Гоминьдана в конфликте с гуандунским губернатором анархистом Чэнь Цзюнмином. Однако уже в конце следующего года Вэнь Шудэ изменил Сунь Ятсену и перешел на сторону северного милитариста У Пэйфу.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

19 декабря 1923 г. командующий увел из Гуанчжоу пять кораблей – крейсера «Хайци», «Хайчэнь» и «Чжаохэ», канонерки «Юнсян» и «Чуюй». Эсминец «Тунъань», находившийся в Шаньтоу, также ушел на север. Все корабли в итоге прибыли в Циндао и составили основу Бохайской эскадры (Бохай цзяньдуй). Бегство объяснялось просто: Южное правительство было занято войной на суше и постоянно держало флот на голодном пайке. В 1924 г. сильнейшими кораблями Гуандунского флота стали минный крейсер «Фэйин» и канонерская лодка «Юнфэн». Последняя оказалась тесно связана с Сунь Ятсеном: он неоднократно бывал, а во время мятежа 1922 г. даже жил на борту этого корабля. Поэтому после смерти «отца нации» канонерка получила новое имя – «Чжуншань» [15].

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

В период сотрудничества Гоминьдана с китайской компартией (1925-1927 гг.) командиром «Чжуншаня» был коммунист Ли Чжилун, одновременно занимавший ответственные посты в южном морском командовании. В марте 1926 г. «Чжуншань» и канонерка «Баоби» покинули место стоянки и заняли позицию перед военной академией Вампу. Ли Чжилун утверждал, что сделал это по просьбе командования академии, ссылавшегося на приказ Чан Кайши о передислокации последней. Сам лидер Гоминьдана обвинил командира «Чжуншаня» в попытке переворота и ввел в Гуанчжоу чрезвычайное положение.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Ли Чжилун был уволен с военно-морской службы, а после разрыва Чан Кайши с коммунистами – казнен в Гуанчжоу. События марта 1926 г. известны в китайской истории, как «инцидент с «Чжуншанем».

К началу 1927 г. основную массу кораблей Гуандунской эскадры составляли 36 катеров и мелкосидящих канонерских лодок, попавших на службу самыми разными путями – так, в их числе было несколько трофейных пиратских судов. Достоверные сведения об их ТТХ отсутствуют, вооружение состояло из 2-4 орудий малого калибра или пулеметов.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

В 1928 г. в организации китайских военно-морских сил произошли новые изменения, связанные с установлением диктатуры Чан Кайши. Гуандунская эскадра была переименована в Четвертую эскадру республиканского ВМФ. Если Первая (Шанхай) и Вторая (Нанкин) эскадры напрямую подчинялись Морскому министерству, то Четвертая и Третья (Циндао) сохранили определенную самостоятельность. В случае с Четвертой эскадрой это было знаком внимания президента по отношению к гуандунскому офицерству: Чан Кайши несколько лет прожил в Гуанчжоу и хорошо знал обстановку в тамошнем флоте, всегда опиравшемся на местные кадры. В пользу этого говорит тот факт, что на посту командующего эскадрой был оставлен Чэнь Цзэ (Чан Чак), стоявший во главе Гуандунского флота с 1923 г. Заигрывая с гуандунцами, диктатор стремился обеспечить себе южный плацдарм на случай победы его политических противников. Третья эскадра к началу 1928 г. фактически принадлежала маньчжурскому милитаристу Чжан Цзолиню и именовалась «Флотом Северо-Восточного Китая» (Дунбэй хайцзюнь). Остатки независимости этого соединения от Морского министерства были частью политики Чан Кайши в отношении «молодого маршала» Чжан Сюэляна – сына Чжан Цзолиня, унаследовавшего маньчжурские дела после убийства отца. В декабре 1928 г. Чжан Сюэлян заключил союз с Гоминьданом и формально признал власть лидера партии. В обмен на это «молодой маршал» получил ряд преференций и, в том числе, сохранил контроль над Третьей эскадрой.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Перед Четвертой эскадрой стояли те же повседневные задачи, что и перед цинским Гуандунским флотом, а именно борьба с пиратством и охрана островов Южно-Китайского моря. К этому добавилась необходимость демонстрации флага в странах Юго-Восточной Азии: в результате революции и гражданской войны положение проживающих там китайцев значительно ухудшилось. Имеющихся средств по-прежнему не хватало, а заказу новых судов за границей препятствовали ограниченные возможности республиканского бюджета и оружейное эмбарго, действовавшее в отношении Китая с 1919 г. Правда, в конце 1920-х гг. в состав Четвертой эскадры вошло несколько речных патрульных судов, построенных в Гонконге: китайская анархия сопровождалась таким разгулом пиратства, что британцы решили на время забыть о международном соглашении.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Внутренняя междоусобица была на руку не только пиратам: японцы уже в 1917 г. возобновили хозяйственную деятельность на островах Дунша. Ввиду отсутствия патрульных судов достаточного радиуса действия Пекинскому правительству в 1925 г. пришлось учредить на атолле постоянную метеостанцию (фактически военный пост) с персоналом из 23 человек [16].

В апреле 1929 г. Четвертая эскадра была подчинена штабу морской обороны провинции Гуандун. В октябре того же года флагманский корабль эскадры – канонерка «Чжуншань» – сильно пострадала от взрыва собственных боеприпасов. Чтобы компенсировать эту потерю, в Гуанчжоу направили новую канонерку «Исянь» [17]. Это был один из крупнейших кораблей, построенных в Китае в период между двумя мировыми войнами. Канонерку заложили на Цзяннаньской верфи (Шанхай) в январе 1930 г. Она сошла на воду 12 ноября 1930 г. и вошла в строй в следующем месяце. При водоизмещении 1650 т она имела двухвальную силовую установку мощностью 4000 л.с., позволявшую развивать скорость в 19 узлов. Вооружение составляли одно 140-мм, четыре 75-мм и одно 47-мм орудие, при этом артиллерия среднего калибра имела увеличенный угол возвышения и могла вести огонь по воздушным целям.

В начале 1931 г. «Исянь» стал новым флагманом Четвертой эскадры, с 1930 г. базировавшейся в Хайкоу (о. Хайнань). Когда в 1932 г. губернатор Гуандуна и по совместительству командующий Первой армейской группой Чэнь Цзитан выступил против Чан Кайши, адмирал Чэнь Цзэ остался на стороне президента. 7 июля 1932 г. Чэнь Цзитан сумел организовать воздушный налет на Хайкоу, жертвой которого стал старый минный крейсер «Фэйин» – первый корабль китайского флота, погибший в результате действий авиации. После этого Четвертая эскадра перешла в распоряжение Чэнь Цзитана и была подчинена командованию Первой армейской группы, что отнюдь не способствовало укреплению ее боеспособности. Чэнь Цзэ бежал в Гонконг, а по возвращении в Китай стал морским министром гоминьдановского правительства.

Между тем в Четвертой эскадре оставалось всего два корабля, пригодных для действий в океанских водах – канонерка «Уфэн» и транспорт «Фуань». Правда, в конце июня 1933 г. в Гуанчжоу пришли из Циндао крейсера Третьей эскадры «Хайци», «Хайчэнь» и «Чжаохэ». Дело в том, что с конца 1920-х гг. офицеры северного соединения разделились на две враждующие группировки. В первую входили «старики», в 1923 г. переметнувшиеся от Сунь Ятсена к У Пэйфу, а после поражения последнего симпатизировавшие Чан Кайши. Вторую составляли «маньчжурцы» во главе с командующим эскадрой Шэнь Хунле – ставленником Чжан Цзолиня. В апреле 1929 г. войска Гоминьдана взяли под контроль Циндао, что породило в среде «стариков» надежды на отстранение Шэнь Хунле. Вместо этого Чан Кайши не только оставил адмирала во главе эскадры, но в декабре 1931 г. назначил его мэром Циндао. В ответ на это командиры нескольких кораблей во главе с заместителем командующего Лин Сяо составили заговор. Во время еженедельных учений в бухте Лаошаньвань у южного побережья Шаньдунского полуострова они изолировали Шэнь Хунле в даосском монастыре Тайцингун и объявили о болезни командующего. Акция сорвалась по причине подозрительности Чжан Сюэляна, а ее организаторы были уволены со службы.

Оставшиеся «старики» решили действовать более решительно и в июне 1933 г. подготовили убийство адмирала. Исполнителем должен был стать первый лейтенант авиатранспорта «Чжэньхай» Фэн Чжичун. Когда Шэнь Хунле направлялся на корабль для смотра, Фэн попытался застрелить его на борту адмиральского катера, но телохранители командующего выкинули «киллера» за борт. Выловленный лейтенант был немедленно казнен, однако следствием этого стал открытый бунт.

Вечером 25 июня 1933 г. стоявшие в бухте Лаошаньвань крейсера «Хайци», «Хайчэнь» и «Чжаохэ» вышли в море и под общим командованием старшего офицера «Хайци» Цзян Сиюаня направились в Гуанчжоу. Интересно, что заговорщики таки добились своего: Шэнь Хунле был отозван в Нанкин, где получил незначительную должность. Появление мятежных крейсеров в Гуанчжоу не добавило радости командованию Четвертой эскадры. С 1917 по 1933 г. экипажи этих кораблей 17 раз (!) изменяли своим хозяевам и не внушали никакого доверия. Опасения подтвердились в июле 1935 г., когда «Хайци» и «Хайчэнь» самовольно ушли в Гонконг, а оттуда – в Нанкин. «Чжаохэ» сел на мель в районе Хумэня и лишь по этой причине остался в составе Четвертой эскадры.

Ослабление морских сил Южного Китая в начале 1930-х гг. позволило властям Французского Индокитая беспрепятственно направить в район Наньша эскадру из трех военных кораблей и 26 июля 1933 г. объявить острова территорией Франции. Упадок довершило начавшееся летом 1937 г. японское вторжение, в ходе которого большинство кораблей Четвертой эскадры погибло или попало в руки врага.

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

вернуться к меню ↑

Литература и источники

  • ■ Разнородная переписка о Квантунской области (апрель 1898 – март 1900 гг.) Российский государственный исторический архив (РГИА), ф.560, оп.28, д. 133, л. 11-11 об.
  • ■ О развитии военно-морского дела в Китае // Российский государственный архив военно-морского флота (РГАВМФ), ф.417, оп.1, д.323, л.15-16об.
  • ■ «Морская кампания», 2010, №№ 3, 8.
  • ■ «Морской сборник», 1874, №11; 1891, №12; 1894, №№ 9, 11; 1897, №7.
  • ■ Кладо Н.Л. Военные действия на море во время японо-китайской войны // «Морской сборник», 1895, №5, неофициальный отдел.
  • ■ Небольсин А.К. Морская война Японии с Китаем // «Морской сборник», 1895, №9, неофициальный отдел.
  • ■ Чэнь Гуанжун. Миньго хайцзюнь ди сань цзяньдуй синшуайцзи (Расцвет и упадок Третьей эскадры республиканского флота) – «Дандай хайцзюнь», 2006, №4.
  • ■ Чэнь Юэ. Бэйян хайцзюнь цзяньчуаньчжи (Описание кораблей и судов Бэйянского флота). -Цзинань, 2009. – на кит. яз.
  • ■ Чэнь Юэ. Цзиньдай гоцзао цзяньчуань чжи (Чэнь Юэ. Описание кораблей, построенных в Китае в новое время). – Цзинань, 2011. – на кит. яз.
  • ■ Цзян Мин. Лунци пяоян ды цзяньдуй. Чжунго цзиньдай хайцзюнь синъи ши (Флот под драконовым флагом. История военно-морских сил Китая в новое время). – Бэйцзин, 2003. – на кит. яз.
  • ■ Rawlinson J.L. China’s struggle for naval development, 1839-1895. – Cambridge (Mass), 1967
  • ■ Wright R. The Chinese Steam Navy 1862-1945. – London, 2000.

Интернет:

  • ■ Об инспекции Южного моря (отрывки из записок Ли Чжуня) – сайт «Три архипелага» (КНР) // http://www.unanhai.com
  • ■ История островов Дунша – сайт Департамента охраны окружающей среды правительства Китайской Респубпики (Тайвань) // http://erarc.epa.gov.tw
  • ■ История островов Южно-Китайского моря – сайт «Даманский-Чжэньбао» (РФ) // www. damanski-zhenbao. ru
  • ■ История Бэйянского флота (КНР) // www.beiyang.org
  • ■ Общество изучения истории китайского военно-морского флота // www.cnhi.org
  • ■ Chinese Warship Museum // http://60.250.180.26/chin/
  • ■ Fighting Ships of the World // http://www.navypedia.org/
вернуться к меню ↑

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Чэн Бигуан родился в 1861 г. в уезде Сяншань провинции Гуандун в семье торговца. В 1871 г. глава семьи умер, оставив домашних без средств к существованию. На помощь мальчику пришел муж его старшей сестры Лу Юныиань, только что назначенный командиром канонерки Наньянского флота «Цзинъюань» [18] Под его руководством Чэн Бигуан начал учиться морскому делу. В 1875 г. он поступил в Мавэйскую военно-морскую школу и, обладая богатым практическим опытом, быстро закончил обучение. Успешно продвигаясь по службе, молодой офицер вскоре стал командиром крейсера Наньянского флота «Чаоу». Незадолго до войны с Японией перевелся в Гуандунский флот и был назначен командиром крейсера «Гуанбин». По окончании военных действий вернулся в Гуандун и стал командиром канонерки «Чжэньтао». Сойдясь со своим земляком Сунь Ятсеном, вступил в ряды тайной организации «Синчжунхуэй» («Общество возрождения Китая»), готовившей восстание в южных провинциях. В октябре 1895 г. о планах революционеров стало известно властям, и Чэн Бигуан бежал в Малайзию. В 1896 г. в Пенанге добился приема у Ли Хунчжана, направлявшегося с официальным визитом в Европу. Сановник узнал моряка и предложил ему вернуться в Китай, обещая свое покровительство. В конце 1890-х гг. Чэн Бигуан вновь поступил в цинский флот, продолжив успешную службу и получив чин адмирала. В 1911-1912 гг. командовал кругосветным плаванием бронепалубного крейсера «Хайци», в ходе которого корабль посетил порты Великобритании и США. В Китай крейсер возвратился уже после Синьхайской революции. При республиканских властях Чэн Бигуан стал командующим национальным флотом. 10 сентября 1917 г. он встал во главе ВМС Южного Китая, но уже 28 января следующего года был убит в Гуанчжоу.

вернуться к меню ↑

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной

Чэнь Цзэ родился в провинции Гуандун в 1892 г. и в возрасте трех лет был увезен отцом в Сингапур. Когда мальчику исполнилось восемь лет, семья вернулась на родину. Будучи курсантом военно-морской школы в Гуанчжоу, Чэнь Цзэ вступил в Тунмэн-хой – революционную организацию под руководством Сунь Ятсена. Служил в Эскадре, защищающей конституцию, в 1922 г. поддержал Сунь Ятсена в конфликте с Чэнь Цзюнмином. С 1923 по 1932 г. командовал морскими силами Южного Китая. В результате конфликта с Чэнь Цзитаном оказался в Нанкине и получил пост морского министра Китайской Республики. Провел большую работу по подготовке к отражению японской агрессии. После начала Второй японо-китайской войны по личному желанию назначен начальником обороны Хумэньско-го укрепрайона. Постоянно находился на передовой, был тяжело ранен и потерял левую ногу. Был эвакуирован в Гонконг, где оставался вплоть до захвата города японцами. В 1939-1941 гг. выполнял обязанности полномочного представителя гоминьдановского правительства в Гонконге. Во время второй эвакуации торпедный катер, на которой находился адмирал, был потоплен противником. Чэнь Цзэ чудом спасся и вместе с несколькими офицерами своего штаба нашел убежище в провинции Гуандун. Позднее через Юньнань, Бирму и Индию добрался до Лондона, где оставался до конца войны. Кавалер ордена Британской империи. После капитуляции Японии вернулся в Гуанчжоу и был назначен первым послевоенным мэром города. Скоропостижно скончался 31 августа 1949 г., что привело к распространению слухов о причастности Чан Кайши к смерти популярного адмирала.


  1. Наряду с Цзо Цзунтаном, Цзэн Гофанем и Ли Хунчжаном, этот сановник считается одним из отцов китайской модернизации XIX века.
  2. Губернатор ограничился тем, что отослал в Фучжоу 1258-тонные вооруженные транспорты «Фэйюнь» («Летящее облако») и «Цзиань» («Польза и безопасность»), построенные в Мавэе в 1872-1873 гг. и в 1882 г. временно командированные на юг для патрулирования Тонкинского залива.
  3. С этого времени всем кораблям Гуандунского флота стали присваиваться названия, начинающиеся с иероглифа «гуан», обозначающего их принадлежность.
  4. На новом посту Чжан Чжидун провел 18 лет. Он продолжил модернизаторскую деятельность, а во время войны с Японией занял активную патриотическую позицию. Некоторые современные китайские историки даже называют его «предтечей Синьхайской революции».
  5. Управлял провинциями Цзянсу, Цзянси и Аньхой, а также содержал Наньянский флот.
  6. В отечественной литературе, посвященной Русско-японской войне, – острова Саншантао, залив Талиенван и Квантунский полуостров.
  7. Как и канлодки предыдущей серии, эти суда оставались в строю до 1929 г.
  8. 60000 лян против 57000
  9. Впоследствии вошел в состав Бэйянского флота под названием «Пинъю-ань».
  10. На этом основании историк называет их «первыми бронепалубными крейсерами китайской постройки».
  11. По другим данным, первоначально крейсера несли лишь по четыре 47-мм пушки Гочкиса.
  12. Эли Барр Лэндис (1865-1898) – уроженец Пенсильвании, доктор медицины. В 1890-1898 гг. работал в Инчхоне (Чемульпо), внес значительный вклад в изучение корейской культуры.
  13. Помимо них был вновь введен в строй транспорт «Юнбао» («Вечная защита») – это была первая крупная судоподъемная операция в истории современного китайского флота.
  14. На самом деле, со 2 декабря 1908 г. Китаем формально правил император Сюаньтун (Пу И), но знаки изготовили заранее и переделывать не стали.
  15. «Чжуншань» – имя Сунь Ятсена, озвученное по правилам пекинского произношения.
  16. В 1937 г острова были оккупированы Японией, в 1946 г. вернулись в состав Китая, а в настоящее время находятся под контролем Тайваня.
  17. Исянь (Гений освобождения) – одно из прозвищ Сунь Ятсена.
  18. Деревянный корабль водоизмещением 572 т, построенный в Мавэе и носивший то же имя, что и эльсвикский бронепалубный крейсер Бэйянского флота.

источник: Дмитрий КИСЕЛЁВ «Корабли Гуандуна. Южный рубеж обороны Поднебесной» «Арсенал-Коллекция» № 1/2013

8
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
7 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
doktorkurganNFbyakinGromoBoyАндрей Толстой Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Atenaia

(Тема не указана)

yessmileyyes

Ansar02

!!!

yes!!!

Wasa

Не знаю это перевод, либо

Не знаю это перевод, либо собственная компиляция. Но этот материалл заслуживает ++++++++++ про другие флотилии кроме Бэянского флота китайских ВМС информации очень мало.

 

Андрей Толстой

Уважаемый коллега

Уважаемый коллега byakin,

Отличная работа +++++++++++++!!!

                                              С уважением Андрей Толстой

GromoBoy

Афигеть круто 

Афигеть круто yesyesyes

NF

Отличный материал!

Отличный материал!

doktorkurgan

Классный материал.
В

Классный материал.

В принципе, китайский флот развивался довольно активно, и, пожалуй, в правильном направлении.

Но проблемой было то, что отсутствовало государственное понимание. Ну и интриги вышестоящих сановников дополняли список проблем…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить