Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

21
11

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Публикую сегодня отдельный пост на отвлеченную тему в рамках своей итальянской АИшки, и касаться он будет производства брони в Италии. Рассказано будет о развитии металлургии раздробленной и единой Италии, создание крупных заводов и концернов, эксперименты с производством брони и то, каким образом броня с Апеннин окажется одной из лучших в мире.

Содержание:

Металлургия Италии до Рисорджименто

Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

Панорама Терни до Рисорджименто

Металлургия в Италии развивалась еще с античных времен, но уже ко 2-му тысячелетию нашей эры образовался большой комплекс факторов, сдерживающих дальнейший ход прогресса. Главным из них была необходимость импорта сырья – если производство древесного угля было налажено относительно массово, то железо приходилось завозить извне, так как существовал один-единственный крупный источник этого металла в регионе, расположенный на острове Эльба [1]. Сказывалась также и политическая раздробленность полуострова, из-за чего крупные металлургические центры попросту не получалось сформировать. Металлообработка процветала за счет импортного сырья, но и она постепенно сходила на нет. Особенно болезненным для итальянцев сказался удар в XVI-XVII веках, когда с началом Реформации и экономического бума в Северной Германии у итальянских умельцев появились серьезные конкуренты, и многие металлургические центры пришли в упадок. Вместо крупных сообществ кузнецов и металлургов, разбросанных по регионам, стали формироваться более мелкие объединения, работавшие в крупных городах – Милане, Венеции, Генуе и т.д. Более или менее крупные кластеры остались лишь в Неаполе и умбрийском городке Терни, в котором металлургия развивалась и процветала еще с давних времен, и чьи мощности обеспечивали немалые запросы Папы Римского. Но на этом развитие отрасли в Италии практически прекратилось, и некогда легендарные итальянские ружья, доспехи и прочие изделия из железа стали уходить в небытие.

Новый расцвет итальянской металлургии оказался связан с возвышением Тосканы. Умело используя протекционистские меры, Медичи сохранили имеющуюся в их распоряжении промышленность, и смогли добиться ее постепенного развития. Одним из двигателей прогресса выступала тосканская армия, которой необходимы были многочисленные изделия из железа – пушки, ружья, шпаги и прочее. Наладив импорт леса для производства древесного угля, тосканцы смогли увеличить объемы производства, и начать играть значительную роль на рынках Европы. Взяв под свой контроль рудники Эльбы, Медичи заодно наладили хорошие торговые связи со Швецией, и массово импортировали из нее железо в обмен на другие товары. К XVIII веку в Ливорно, где сосредоточились основные металлургические мощности Тосканы, уже сложилась своя школа знатоков железа и стали. Экономическая экспансия постепенно распространила достижения тосканцев на всю Италию, а после Венского конгресса этот процесс лишь ускорился. Логическим завершением формирования современной, прогрессивной и имеющей международный вес итальянской школы металлургов стали реформы времен правления Алессандро I. Он проявлял к этой отрасли промышленности большой интерес, и не скупился даже на личные вложения в ее развитие. Во всех уголках Италии стали появляться заводы и фабрики, литейные, кузницы, построенные на тосканские средства. Из-за политической раздробленности региона они еще не могли показать себя во всей красе, но в 1849-1850-х годах произошло Рисорджименто, и страна стала единой. С этого момента началось формирование мощной металлургии единой Италии, которой суждено будет сделать значительный вклад в развитие производства брони в Европе и мире в будущем.

Рождение концерна ОТО

Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

Эмблема концерна ОТО с 1870 года

Главным металлургическим предприятием Тосканы к 1850 году был Regia Arsenale di Toscana, или же Королевский арсенал Тосканы. Штаб-квартира и главные производственные мощности его находились в Ливорно, но на деле это был крупный конгломерат предприятий по производству и обработке изделий из железа и стали. Первоначально это было казенное предприятие, производящее оружие на нужды армии и флота, но к Рисорджименто организация имела широкий профиль выпускаемой продукции, от артиллерии и ружей до рельсов, паровых машин и локомотивов. За время существования Итальянского таможенного союза он распространил свое влияние на Центральную Италию, открыв великое множество филиалов, и в 1850 году штаб-квартира организации переехала в Рим. Несмотря на долгую тосканскую историю, самым большим и ценным предприятием конгломерата к этому моменту оказались литейные заводы в Терни – одни из старейших в Италии. На протяжении всего начала XIX века они стремительно развивались, и уже представляли собой национальную гордость и предприятия высшего уровня. Именно потому организация изменила свое название на Imperiale Fucina di Terni (Имперская кузница Терни). По замыслу авторов этого названия, главными должны были стать первые два слова, и крупный концерн, объединивший в себе все более или менее значимые металлургические и машиностроительные предприятия Центральной Италии, должен был именоваться Имперской Кузницей, но судьба распорядилась иначе. Уже к середине 1850-х годов концерн был известен не иначе как Терни, по названию главных его производственных мощностей.

Примерно в это же время рядом с Римом, близ античной Остии, государство национализировало значительную площадь прибрежных болот и пустырей, и начало планировать будущее развитие этих территорий. Планирование это вылилось в осушение болот, постройку ряда населенных пунктов (включая новую Остию, основанную на месте осушенных болот), а также создание новых промышленных мощностей в рамках глобальной программы по индустриализации Центральной Италии в общем, и Рима и его окрестностей в частности. Одним из таких предприятий стал совместный проект частного и государственного капитала, названный Arsenale di Ostia. В общем и целом, это был крупный завод, который в первую очередь должен был обеспечивать военные заказы, т.е. производство вооружений, боеприпасов. Официально основанный в 1853 году, он приступил к производству в 1856, а окончательно вступил в строй в 1864 году. Арсенал быстро развивался, и осваивал новые специальности вроде выпуска торпед, мин, аэростатов гражданского и военного назначения, и много чего другого. Здесь также создавалась мощная опытовая база, где проводились испытания новых образцов военной техники. Завод быстро стал одним из ведущих производителей корабельной артиллерии в Италии, и мощным стимулом для развития соседней Остии.

Тем временем в Тоскане, Романье и Эмилии набирала обороты компания братьев Орландо. Ее основателями стали Луиджи, Сальваторе, Паоло и Джузеппе Орландо, выходцы с Сицилии, которые еще в 1840-е годы переехали в Тоскану и поступили на службу королю Алессандро I [2]. Во время Рисорджименто все они сыграли ту или иную роль в объединении Италии, воюя в составе армии и флота, но после этого решили заняться предпринимательством – благо, условия в Италии складывались крайне благоприятные. Начав как мелкие бизнесмены, они очень удачно инвестировали личные средства и взятые у Флорентийского банка займы в ряд компаний, и стали быстро набирать обороты. Уже к 1860 году они скупили десятки предприятий и добились их роста, сформировав мощный частный конгломерат. Основной его специализацией была металлургия, машиностроение и металлообработка, производство оружия для военного и гражданского рынка. В 1866 году они выкупили разорившуюся частную верфь в Ливорно, и реорганизовали ее, основав ставшую легендарной в дальнейшем Cantiere Navale fratelli Orlando. Став местной легендой, братья Орландо продолжали расширяться, не отдавая предпочтения какой-то отдельной отрасли промышленности. Одним из залогов успеха оказалась активная работа на публику и повышение собственного престижа – братья активно занимались благотворительностью, обеспечивали рабочих лучше других крупных капиталистов, использовали в своих интересах газетные издания. Все это значительно повысило их популярность, и привело их прямиком в приемную императора и императрицы, где они быстро стали «своими» людьми, и одними из доверенных лиц в промышленности. При этом в 1868 году братья разделились – Луиджи и Сальваторе остались руководить формирующимся концерном, а Паоло и Джузеппе, пользуясь поддержкой старших, отправились на юг, основав там свою крупную компанию.

Все это происходило в условиях набирающей обороты конкуренции внутри Италии. Еще в 1853 году ведущие предприятия Севера объединились в концерн «Ансальдо», и принялись постепенно поглощать более мелкие компании. К концу 1860-х годов концерн уже стал нависать и над предпринимательской самостоятельностью промышленных организаций Центральной Италии, включая даже столь крупных игроков, как «Орландо» и «Терни». В это же время был поднят вопрос и о приватизации арсенала в Остии, расширение которого было необходимо, но на что остро не хватало казенных средств. В результате этого по инициативе Луиджи Орландо и императора Алессандро II были проведены переговоры в Риме, результатом которых стало объединение двух компаний, с передачей новой организации в аренду предприятия в Остии. С названием особо не мудрствовали, просто объединив старые краткие имена всех трех организаций. Так в Италии появился мощный концерн Orlando-Terni-Ostia, или же ОТО [3]. Главой концерна стал Луиджи Орландо, вторым после него лицом – бывший глава Терни, Франческо Анджелини. И если в области машиностроения северяне из «Ансальдо» постоянно наступали римлянам на пятки, а в некоторых других областях и вовсе превзошли их, то по части вооружений и металлургии ОТО остался в лидерах. Сосредоточив лучшие умы Италии, солидные производственные и опытовые мощности, имея собственную школу кадров, а с 1874 года – даже собственный технический ВУЗ в Риме, концерн стал главным производителем корабельной брони в Италии. Неудивительно, что именно ОТО оказался одним из тех промышленных гигантов, который не только удачно копировал иностранные технологии по производству брони, но и активно развивал собственные, оказавшиеся во многом передовыми.

Железная броня

Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

Завод в Терни, точнее — малая его часть.

О железной броне в Италии задумались еще в 1840-е годы, причем одновременно в Тоскане, Сардинии-Пьемонте и Обеих Сицилиях. Это было не удивительным, учитывая перевооружение всех трех флотов новыми бомбическими пушками, и осознание того, что старые деревянные корабли против них катастрофически беззащитны. В последней, впрочем, дальше размышлений не дошло, да и поданные Савойского дома не нашли деньги на эксперименты с железной броней. А вот в Тоскане вопросом озаботились всерьез. Работы касательно совершенствования корабельной защиты возглавил Пьетро Ламберти, офицер Королевского флота, интересовавшийся научным прогрессом и металлургией. В 1846-1848 годах он создал за казенный счет небольшую опытовую базу близ Ливорно, и провел испытания нескольких вариантов «дешевой» железной брони, набранной из тонких кованных листов. Результаты его категорически не удовлетворили, а с началом Рисорджименто опыты пришлось свернуть. Лишь после окончания войн и объединения Италии он вернулся к опытам, переехав в Терни и получив там первоклассную промышленную базу для создания образцов брони и их испытания.

Уже к 1853 году Ламберти удалось получить первый образец корабельной брони. Увы, из-за ограниченных возможностей промышленности не удалось создать монолитную броневую плиту, и ее пришлось собирать из слоев толщиной 20мм, которые в процессе изготовления сваривались друг с другом. Качество сварки оставляло желать лучшего, на испытаниях после нескольких выстрелов плита разделилась на несколько слоев, и верхний раскололся на несколько частей, но главная цель была достигнута – в Италии наконец-то получили корабельную броню. Последовавшие вскоре после этого события Крымской войны, и удачный боевой опыт использования французских плавбатарей типа «Девастасьон», подтвердили наработанную теорию и необходимость создания корабельной брони. Однако промышленность пока еще не могла осилить изготовление монолитной кованной брони, потому первые итальянские броненосные корабли оснащались той самой сварной броней, чья толщина иногда доходила до 200мм. Эффективность подобной защиты была низкой, и в ходе сражений это было не единожды доказано, но свою функцию, в общем, эта пакетная броня выполнила. Модернизировав оборудование на заводе в Терни, в 1860 году Италия начала выпускать также и монолитную кованную железную броню, что позволило оснастить ею первые полноценные броненосцы империи. С этого момента итальянская броня сравнялась по качеству с британской и французской, и в дальнейшем более не теряла своих позиций. В 1864 году, с небольшой задержкой, завод в Терни, а затем и ряд других предприятий перешли на производство катаной железной брони, которая была несколько дешевле и проще в производстве, чем кованная.

Времена быстро менялись, и железная броня стала быстро морально устаревать. С появлением новых, более мощных пушек, и снарядов новых типов некогда неприступные железные плиты толщиной 100-120мм становились податливыми и уязвимыми. Несколько улучшала их стойкость подкладка под броню «мягкой» древесины, которая способствовала более плавному гашению удара снаряда о броню, но выгода была невелика. Начался рост толщины железных плит, который достиг отметки в 400мм, а в некоторых странах и превысил ее. При этом рост степени защиты происходил непропорционально росту толщины плит, что делало дальнейшее увеличение толщины попросту бессмысленным. В Италии, как и в других странах, еще в начале 1860-х годов осознали необходимость качественного улучшения корабельной брони. Все тот же Ламберти уже в 1864 году предложил несколько вариантов изготовления более качественной брони, которые отличались используемыми материалами и методами их совмещения. В одном варианте происходила сварка между собой двух плит, толстой железной и тонкой стальной, в другом расплавленная сталь разливалась поверх чугунной плиты [4]. Испытания второго варианта показали низкую прочность такой брони, а первый отбросили из-за дороговизны стали того времени. Впрочем, Ламберти понял, что именно за этим материалом будущее, и приложил все усилия для развития производства стали в Италии, что позволит ей к середине 1870-х годов стать одним из мировых лидеров в этой области. Лишь тогда сталь станет достаточно дешевой, чтобы ее стало возможно массово использовать в изготовлении корабельной брони. Увы, сам Ламберти до этого не дожил – проявив излишнее рвение в развитии итальянской металлургии, сделав ряд важных открытий и изобретений, он подорвал свое здоровье, и умер в 1874 году от инсульта. К счастью, ему удалось подготовить достойное поколение преемников, которые продолжили работу в концерне ОТО по совершенствованию корабельной брони с не меньшим рвением и способностями.

Эксперименты со сталью

Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

Сталежелезная броня до и после испытаний тремя выстрелами. Как можно заметить, защита далеко не самая лучшая….

В 1875 году под руководством инженера Густаво Мариани, одного из самых талантливых учеников Ламберти, в Терни был получен первый катаный стальной бронелист. К тому моменту сталь несколько подешевела, и появилась возможность использования ее в качестве массовой броневой защиты, но испытания оказались обескураживающими – имея достаточную твердость наружного слоя, плита оказалась слишком хрупкой, и после нескольких выстрелов раскрошилась на мелкие куски. За столь высокую цену броня с таким низким качеством не подходила морякам, и потому вновь пришлось отказаться от использования этого материала в качестве основного. Слухи о похожих результатах, полученных во Франции, укрепили уверенность итальянских металлургов в том, что время стали еще не пришло, и потому продолжилось изготовление стальных плит. Лишь в 1880 году в Терни произвели первую броневую плиту нового типа – сталежелезную, изготовленную по способу Эллиса-Брауна, когда между двумя плитами из стали и железа, расположенными на некотором расстоянии друг от друга, заливалась жидкая сталь, которая обеспечивала более или менее равномерный переход от наружного стального слоя к внутреннему железному. В Терни сразу же внесли в производство этой брони небольшое изменение – после остывания плиты ее вновь нагревали и прокатывали, что несколько повышало общее качество брони. Стойкость такой плиты хоть и превышала сравнимой толщины железную, но имелись проблемы другого характера – внешний стальной слой все еще оставался слишком хрупким, и после нескольких попаданий мог попросту раскрошиться, а качество сварки того времени не позволяло обеспечить надежное соединение слоев из различных материалов, из-за чего серьезной проблемой оставалось расслоение брони и раковины, возникающие в процессе сварки. Кроме того, такая броня оказалась немногим дешевле сугубо стальной, что вызывало рост затрат на нее при постройке новых кораблей.

Несмотря на провал в изготовлении стальной брони, Густаво Мариани не унывал. Заручившись поддержкой военных, он на какое-то время перевелся в арсенал в Остию, и в обстановке строгой секретности стал проводить эксперименты с изменением свойств стали. С этого момента итальянский прогресс в производстве брони частично ушел в тень на долгие годы, в результате чего большую часть наработок хранили втайне от всего мира. Уже к концу 1870-х годов Мариани пришел к выводу, что хрупкость стали вызывается в первую очередь из-за фосфора и серы, которые даже в небольших количествах снижают ее качество. В 1881 году он совершил прорыв – изготовленные им сталь, прошедшая десульфурацию и дефосфацию, незначительно превзошла старые образцы по твердости, и почти в 2 раза – по ударной вязкости, что значительно снизило ее хрупкость [5]. Еще на стадии изготовления чугуна расплавленный металл подвергали воздействию соды, негашеной и обожженной извести, что обеспечивало удаление значительной доли серы и фосфора в металле. Другим важным открытием стало определение значительного влияния на структуру изготавливаемой стали температуры во время плавки, в результате чего были значительны повышены требования к температурной дисциплине, и установлены наиболее благоприятные режимы изготовления стали. Мариани был не первым, кто провел подобные опыты и получил результаты, но именно он впервые внедрил их в серийное производство – с 1882 года сталежелезная броня, которую устанавливали на итальянские броненосцы, стала иметь внешний слой из «стали Мариани», которая показывала себя примерно на 4-5% лучше по твердости, и в 2-3 раза – по ударной вязкости, что делало ее гораздо менее хрупкой [6]. Уже с этого момента крепость брони с Апеннин превзошла среднемировой уровень, и новейшие броненосцы обзавелись надежной защитой от снарядов противника.

Однако Мариани, работавший теперь и в Остии, и в Терни, не остановился на этом. В 1885 году он изготовил новую целиком стальную плиту, и подверг ее закалке в масле. Полученный результат оказался лучше традиционной сталежелезной брони, и был поднят вопрос о начале ее производства, но после долгих дискуссий было решено повременить, так как Мариани вместе со своей командой инженеров, химиков и металлургов заявил, что может значительно улучшить качество своей брони за несколько лет, и потому пока стоит повременить с дорогостоящим изменением производственных линий. Он не солгал – уже в 1887 году он скопировал метод закалки по патенту Тресиддера, который заключался в опрыскивании внешнего слоя брони водяным душем под высоким давлением, что обеспечивало более качественную и равномерную закалку. А уже в следующем году начались масштабные эксперименты с легированием стали различными добавками. Первым легирующим элементом стал никель, благодаря которому в 1888 году удалось получить достаточно мягкую сталь с улучшенными характеристиками. Однако и этого специалистами из Терни оказалось мало – вслед за французами и Круппом они начали эксперименты с легированием стали хромом. Успехов удалось добиться достаточно быстро, во многом благодаря заделу, уже существовавшему в Италии благодаря частным исследованиям в области легирования металлов. В 1890 году новая броня наконец-то пошла в серию, получив название Terni ACNI (Armatura Cromo Nichel Indurito, броня хромоникелевая закаленная). Она представляла собой хромоникелевую сталь с пониженным содержанием фосфора и серы, подвергнутую поверхностной закалке по методу Тресиддера. Степень защиты при равной толщине заметно превосходила сталежелезную броню, и несколько опережала изобретенную недавно броню Гарвея, уступая при этом ей в твердости внешнего слоя. Заниженные официальные характеристики, ограничения по экспорту и относительно высокая стоимость и сложность производства привели к отсутствию интереса к ней со стороны иностранцев. Несмотря на это, в ОТО не собирались останавливаться, и вскоре на свет предстояло появиться шедевру металлургии своего времени.

Броня Мариани

Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

Броневая заготовка на транспортере

Мариани даже после 1890-го года продолжал экспериментировать с легирующими материалами, в результате чего в составе стали оказались также марганец и молибден. Они улучшили раскисление стали, что способствовало дальнейшему повышению ударной вязкости и крепости брони. Кроме того, на волне бума цементации по методу Гарвея Мариани приступил к собственным экспериментам на этом поприще. Американский способ цементации сразу же был признан слишком громоздким, сложным и неэффективным, потому начались поиски чего-то нового, более простого и способного быстро и качественно цементировать внешний слой брони. Кроме того, продолжились эксперименты с закалкой брони, а также комбинированием закалки с цементацией. В результате этого к 1895 году Мариани создал новый тип брони, получивший название Terni AMC (Armatura Mariani Cementato, броня Мариани цементированная), или же просто цементированная броня Терни. Вопреки первоначальным требованиям, новый метод оказался достаточно сложным и долгим, и во многом был похож на разработанный годом ранее способ цементации Круппа. Сталь, легированную хромом, никелем, молибденом и марганцем, прошедшую все стадии очистки от вредных примесей вроде кислорода, фосфора и серы, использовали для отливки стальной плиты. После предварительной обработки, которая, помимо прочего, включала проковку, ее частично закаливали в смеси глины, песка и древесного угля, а затем проводили полную закалку с помощью водяного душа под давлением. Для цементации из нескольких плит строился своеобразный «сруб», который разогревался, и куда пускали циркулирующий обогащенный светильный газ. Последний этап мог занимать до 14 дней, в зависимости от размеров плит и необходимой степени цементации, но благодаря использованию обогащенного газа удалось добиться более активного науглероживания стали, что в целом ускоряло процесс. В результате этого получалась броня с более или менее равномерным переходом от мягкой тыльной части к твердой лицевой, похожая по структуре на броню Круппа, но отличавшаяся в целом более продолжительным и сложным производственным циклом. Кроме того, броня требовала использования ряда химических новшеств, вроде обогащенного светильного газа, который лучше обычного науглероживал наружный слой брони.

В результате этого броня Терни оказалась примерно на 15-20% дороже брони Круппа, но в то же время заметно превосходила ее по защитным свойствам. При твердости лицевого слоя большем примерно на 6%, она обеспечивала гораздо лучшую защиту за счет гораздо большей ударной вязкости. Ее дороговизна и схожесть с крупповским способом изготовления брони привели к тому, что и это новшество большинство стран мира пропустили, отдав предпочтение более дешевой и технологичной немецкой методике. Лишь в Германии проанализировали обрывочную информацию об итальянских испытаниях и сделали ряд изменений в технологии производства своей брони, но не получили значительного улучшения качества из-за значительного содержания в броне серы и фосфора, да во Франции ускорили запуск в производство стали, легированной молибденом и марганцем. Превосходство итальянской брони над остальными видами осталось неопределенным для иностранцев, в то время как моряки после сравнительных испытаний пришли в полный восторг. Несмотря на высокую стоимость, было решено закупать на отечественные нужды исключительно броню Terni АМС, вкупе с Terni ANEM (Armatura Nichel Extra Morbido, броня экстрамягкая никелевая, для палуб и легких конструкций) и Terni AMI (Armatura Mariani Indurito, броня Мариани закаленная, для плит небольшой толщины), даже с учетом большей стоимости первой и последней. Это обеспечило лучшую защищенность итальянских кораблей с 1895 года во все последующие годы, включая годы Первой мировой войны.

Однако и на этом итальянцы не остановились. Даже смерть Густаво Мариани в 1903 году не смогла воспрепятствовать прогрессу итальянской брони – были воспитаны новые поколения металлургов, заданы основные ориентиры развития, и оставалось лишь уверенно идти вперед. Развитие происходило непрерывно, изменения вносились прямо в цикл производства, потому выделить какие-то конкретные изменения из общего порядка чрезвычайно сложно. Тем не менее, некоторые знаковые события в производстве брони Терни все же имеются. В 1908 году для легирования стали использовать также и ванадий, что несколько улучшило общие характеристики брони, и сохранило лидерство итальянцев в этой области. Такую броню стали именовать Terni AMCV. К тому времени за границу просочилась информация о том, что в ОТО уменьшают содержание серы и фосфора в броне, но эффект от этого удалось скрыть, и потому итальянское новшество не приняли во внимание, а ряд экспериментов в других странах привел лишь к небольшому снижению содержания вредных примесей в стали [7]. В самой Италии процесс десульфурации и дефосфации стал усложняться ради достижения большей эффективности, удаляя все больше серы и фосфора, хотя при этом требовалось не повышать в значительной мере стоимость самой брони, технология производства которой была уже хорошо отлажена. Последнее позволяло снизить стоимость брони в сравнении с 1895 годом, и сблизиться с ценником с броней Круппа. С началом Первой мировой войны возникла необходимость в быстрой достройке кораблей, и длительный цикл производства цементированной брони затягивал этот процесс. В результате этого в середине 1915 года было решено вовсе отказаться от цементации, ограничившись лишь закалкой, и производство цементированной стали в Италии по сути прекратилось. Впрочем, благодаря высокому уровню металлургии броневая сталь марки AMIV (закаленная ванадиевая) не сильно уступала по качеству цементированной, и в целом сохранила превосходство над иностранными аналогами.

Броня Терни

Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

Еще в годы Первой мировой войны, несмотря на развернувшиеся военные действия, в Терни и Остии продолжились эксперименты с дальнейшим совершенствованием стальной брони. Довольно быстро итальянские металлурги пришли к мысли, что дальнейшее введение новых легирующих элементов не принесет значительного прироста к качеству брони. Потому начались эксперименты с комбинацией различных материалов, включая вольфрам, алюминий, медь и кобальт. Основной массив испытаний был проведен к 1920 году, и результаты оказались неутешительны – большого прироста степени защищенности без значительного увеличения стоимости брони не получалось. Требовался острый ум и что-то новое, нетипичное, еще не применявшееся в металлургии ранее. Прорывным оказалось развитие теории микролегирования, которое влияло на структуру зерен стали, улучшая саму ее основу. Опыты проводили ученые и металлурги во главе с Антонио Рикарди. В 1921 году он принялся экспериментировать с микролегированием на металлургическом заводе Орландо в Ливорно, и получил неплохие результаты, после чего военные быстро завлекли его на завод в Терни, и он продолжил работу уже под защитой государства и в полусекретной обстановке. В конце концов, испытав ряд различных вариантов, Рикарди в 1924 году предложил микролегирование титаном и бором. Оба этих химических элемента в чистом виде пока еще не могли получаться в промышленных масштабах, но вся прелесть процесса заключалась в том, что больших объемов сырья и их абсолютной чистоты не требовалось. Так, для включения титана в процесс микролегирования достаточно было использовать ферротитан, производимый с помощью уже освоенной алюминотермии из аргентинского сырья. Относительно чистый бор французы научились получать еще в 1890-х годах, и в 1920-х этот процесс уже был в достаточной степени доступен, но для микролегирования можно было использовать более доступный и дешевый ферробор, получаемый той же алюминотермией. На тысячу тонн брони, с учетом неизбежных потерь во время производства, непредвиденных обстоятельств и прочего, требовалось в худшем случае до 200кг бора и 100кг титана (в пересчете на чистый химический элемент). Несмотря на столь незначительные примеси, эффект был великолепен – прочность, твердость, ударная вязкость заметно увеличились, сама по себе сталь обеспечивала более равномерную закалку, и практически не была подвержена коррозии.

Вскоре были произведены первые броневые плиты из этого материала. Испытания показали достаточно заметный рост качества брони. Плиты, изготовленные по разным методам и в разных температурных режимах, показали разные характеристики. Цементированная броня АТС (Armatura Terni Cementata, броня Терни цементированная) превзошла все ожидания, и отлично держала снаряды даже крупных калибров, которые показали себя грозной силой в последнюю войну. Гомогенная АТО (Armatura Terni Omogene, броня Терни гомогенная) также имела великолепные характеристики, и сохраняла первое место среди аналогов даже после появления германского WSH. Неплохо себя показывала броня ATМ (Armatura Terni Morbida, броня Терни мягкая), имевшая меньшую твердость, чем АТО, но в то же время большую ударную вязкость и гибкость.  Последняя являлась аналогом американской стали STS, но по всем пунктам была несколько лучше нее. Твердость брони всех трех сортов превышала свои немецкие аналоги в среднем на 5-6%, по совокупности качеств – и того более. Броня остальных государств согласно проведенным в конце 1940-х исследованиям оказалась еще менее стойкой в сравнении с итальянской [8]. Стоимость брони возросла незначительно, потому, несмотря на развернувшийся в стране политический кризис и проблемы с финансами, ее с 1925 года внедрили в производство. Уверенность в новой броне дошла до того, что было решено даже задержать ввод в строй новых тяжелых крейсеров, дабы обеспечить их защитой нового типа. Кроме того, броню АТМ решено было в ограниченных масштабах использовать как конструкционную для ряда кораблей, которым обычно броневая защита не полагалась – благодаря этому эсминцы и частично крейсера итальянского флота оказались весьма живучими и крепкими кораблями, чьи корпуса, несмотря на относительную легкость, имели гораздо лучшую защиту от осколков и мелкокалиберных снарядов, чем большинство сверстников. Лишь американцы, строящие корабли из стали STS, имели сравнимые характеристики [9].

После 1944 года все секреты Италии о броне окажутся достоянием мира, и мир неожиданно откроет для себя тот факт, что скромные металлурги с Апеннин, не считавшиеся до того выдающимися, и не хвалившиеся своими достижениями, наладили для нужд империи производство лучшей в мире брони, сравниться с которой американские, британские и французские образцы так и не смогли. Это подтвердилось еще во время военных действий на море, где итальянские корабли проявляли высокую живучесть и крепость конструкций, и практически всегда выступали «крепкими орешками» для кораблей и авиации союзников. Высокие оценки заслуживала и танковая броня, которая целиком использовала наработки моряков, и отлично держала удар что против англо-американских, что против немецких пушек. Очень быстро все прочие страны, в первую очередь американцы и французы, подтянули уровень своего броневого производства к итальянскому. Впрочем, для итальянцев это не вызвало негативных последствий – эпоха корабельной брони подходила к концу, да и гомогенной танковой броне оставалось существовать в первозданном виде весьма недолго. Кроме того, в ближайшее время Италию не ожидали крупные войны, где от качества защиты ее бронетехники и кораблей зависела судьба империи. Однако лидирующее место среди металлургов мира специалисты из ОТО все равно сохранили, и в дальнейшем не раз доказывали свою компетентность, продолжая развивать защиту для бронетехники, авиации и солдат. Эпоха торжества итальянской брони, прошедшая практически незаметно для всего мира, продолжилась уже в новом виде во 2-й половине XX века, в новых условиях, и отвечая новым вызовам.

Хронология развития брони в Италии

Корабельная броня Итальянской империи (Grandi Medici)

  • 1846 – первые попытки создания железной брони под руководством Пьетро Ламберти;
  • 1853 – создание первого образца железной сварной (пакетной) брони;
  • 1860 – начало производства железной кованной брони на заводе в Терни;
  • 1864 – начало производства железной катаной брони;
  • 1875 – первая неудачная попытка создания стальной брони под началом Густаво Мариани;
  • 1880 – начало производства катаной сталежелезной брони по методу Элисса-Брауна;
  • 1882 – начало производства стали Мариани с низким содержанием фосфора и серы, и повышенной ударной вязкостью;
  • 1885 – изготовление экспериментальной стальной закаленной брони;
  • 1887 – внедрение закалки брони по методу Тресиддера с помощью водяного душа под высоким давлением;
  • 1888 – начало экспериментов с легированием стали с помощью никеля;
  • 1890 – начало производства хромоникелевой закаленной брони ACNI и экстрамягкой никелевой ANEM;
  • 1895 – начало производства брони с лигатурой из хрома, никеля, молибдена и марганца двух типов – цементированной АМС и закаленной AMI;
  • 1908 – начало производства ванадиевой брони AMCV и AMIV;
  • 1915 – снятие с производства цементированной брони AMCV как слишком сложной для военного времени;
  • 1920 – тупик с развитием традиционной легированной броневой стали;
  • 1921 – начало полномасштабных экспериментов с микролегированием стали во главе с Антонио Рикарди;
  • 1924 – первые положительные результаты с микролегированием стали титаном и бором;
  • 1925 – начало производства брони Терни трех типов – цементированной АТС, гомогенной твердой АТО и гомогенной мягкой АТМ. Сталь АТМ также утверждается как конструкционная для строительства эсминцев новых типов.

Примечания

  1. Он хоть и один, зато огого какой! Руды много, а содержание железа в ней – очень высокое. За это Эльбу в разные времена очень ценили. Запасы руды там иссякли лишь к концу XX столетия, хотя начали их разрабатывать еще этруски в бородатые времена.
  2. Вполне реальные ребята, основавшие знаменитую верфь Орландо в Ливорно, которая затем стала частью концерна ОТО. Только вот в реале они начали позднее, и не развили предпринимательскую деятельность до таких масштабов.
  3. В реальности создание концерна произошло аж в 1927 году, и вместо несуществующего арсенала Остии он включал в себя верфи Одеро из Генуи. В АИшке я решил разделить территорию Италии между основными концернами, так что верфи Одеро станут дочерней фирмой концерна «Ансальдо».
  4. Подобные испытания, в том числе с чугуном, в то время проводились как минимум в Англии, а может и во Франции. Везде результаты оказались достаточно посредственными.
  5. Десульфурацию и дефосфацию впервые применили примерно в 1860 году, но на тот момент польза от этого процесса еще не была осознана, и потому от него в конце концов отказались на долгие десятилетия.
  6. В дальнейшем сравнение будет проводиться преимущественно по твердости, так как такой важный параметр, как ударная вязкость, дается далеко не для всех видов брони, да и вообще проводить сравнение по механическим свойствам весьма затруднительно. Важно запомнить этот момент, так как крепость стали обеспечивается комплексом факторов, и «тверже на 5%» не означает «крепче на 5%». В связке с возросшей ударной вязкостью стали из-за борьбы с фосфором и серой, результат роста степени защиты стальной брони будет еще больше.
  7. Можете считать это авторским произволом, так как менять характеристики корабельной брони во всех странах – это жесть какая-то, и сильно ломает построения флотов того времени. С другой стороны, несмотря на устоявшееся мнение, в разных странах и без того предпочитали идти своим путем, обычно заимствуя лишь немногие, наиболее очевидные и удачные решения. Та же броня Гарвея французского производства обычно означала броню, цементированную методом Гарвея, а сама сталь при этом могла иметь совершенно разные свойства и состав, вплоть до хромоникелевой лигатуры. По той информации что я видел, французский Гарвей был лучше американского, и недалеко ушел от немецкого Круппа. И подобных вещей на самом деле было много, к той же ВМВ рецептура и характеристики брони разных стран уже могли отличаться достаточно сильно. Так что определенная вероятность того, что иностранцы не используют итальянские ноу-хау в производстве брони, все же имеется. Особенно если они дороже, и не дают быстрого очевидного роста качества.
  8. Может показать чудно и неожиданно…. Но только если не знать реала. Все, что было до этого, есть результат АИ, но в реальности итальянская броня с конца 20-х годов находилась на уровне германской, и превосходила броню всех прочих стран мира. Это не особо скрываемый, но все равно малоизвестный факт об итальянской металлургии 1-й половины XX века. Даже в самом худшем случае итальянская броня из реала конкурировала с лучшими мировыми образцами. По паспортным данным цементированная итальянская броня твердостью лицевой стороны превосходила британский аналог на 17%, гомогенная, в зависимости от типа – до 25%.
  9. Да, у меня получается, что итальянский флот – самый прогрессивный и крутой в мире по совокупности боевых характеристик! Но учитывая, что ему предстоит пережить, и какие махачи намечаются на Средиземке, это отнюдь не делает его усимахучим, а просто способным принять вызов, когда его то поочередно, то разом будут мудохать флоты Великобритании, Франции и США.

 

 

Текущий материал прорабатывался с ноября 2019 года.

Подобная система АИ-развития производства брони применима в любой стране с развитыми наукой, металлургией и химической промышленностью. Рост общей крепости брони относительно сверстников с начала 1880-х годов может составить, в зависимости от скромности автора, от 5 до 20 и более процентов в различное время. В статье преимущественно приведены значения ниже среднего, т.е. среди прочих возможностей брались малые или наименьшие цифры роста твердости, так как в совокупности с ростом ударной вязкости (неизбежное следствие низкого содержания серы и фосфора) общая крепость брони будет заметно увеличиваться даже без увеличения твердости. Результаты роста крепости брони выше среднего требуют весьма высокого уровня развития металлургии, характерного для 2-й половины XX столетия. Если каким-то волшебным образом обеспечить этот рост, то рост крепости брони в разное время может достигать 1,5-2 раз и более.

За помощь в написании статьи выражаю особую благодарность коллеге Абрамию с ФАИ, а также коллегам Tungsten-у и frog-у за консультации по ходу формирования основной идеи материала.

14
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
7 Цепочка комментария
7 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
8 Авторы комментариев
trurleСЕЖarturpraetorСтволяр Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
byakin

+++++++++++++++++++++++++++++++

по производственным вопросам на сайте АИ статей бывает мало, за что большое спасибо

Стволяр

И кем бы я был, не одобрив категорически этот материал?! smile Меня Вы им точно порадовали, уважаемый коллега.
С уважением. Стволяр.

Ansar02

+!!! Отличная статья!

Стволяр

Единственная мелочная придирка после вдумчивого прочтения, уважаемый коллега: «1920 – тупик с развитием традиционной легирования броневой стали» — наверное, все же «традиционного«.

А с отказом от цементации броневой стали марки AMIV в 1915 году Вы, как я понял, в какой-то мере ориентировались и на известные элементы описания процесса производства брони по способу Гантке в России во время Первой мировой войны?

С уважением. Стволяр.

СЕЖ

+++++

Очень хочется узнать как броня крепится к корпусу корабля. Не нашел ничего об этом. Судя по фотографии, должны быть болты или заклепки. Получается весь корпус в дырках, как он герметизируется и что с его прочностью. Как вообще корпус в сухом доке может выдержать вес этой брони. Приварить броню к корпусу очевидно невозможно.

trurle

Очень хочется узнать как броня крепится к корпусу корабля. Не нашел ничего об этом. Судя по фотографии, должны быть болты или заклепки. Получается весь корпус в дырках, как он герметизируется и что с его прочностью. Как вообще корпус в сухом доке может выдержать вес этой брони. Приварить броню к корпусу очевидно невозможно.

Броня крепилась на выступы силового набора, снаружи собственно обшивки. В самых старых броненосцах был и вариант крепления на деревянную обшивку, там водонепроницаемость обеспечивалась разбуханием дерева вокруг крепежки.

trurle

Схема крепления брони

armour.gif
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare