Константин Погонат – Болгаробойца. Часть2. Главы 6 и 7

Dec 12 2016
+
10
-

Предыдущая часть.

Выкладываю продолжение, на мой взгляд, великолепной альтернативы коллеги Neznaika1975.

Интермедия 2. Верхнедунайская Болгария: экономика и общество.

 

 Чтобы избежать вопросов на теме: «Незнайка, что будут делать кочевники в Южной Германии» - кратко опишу их хозяйство: скотоводство, земледелие, набеги.

Скотоводство.

Реки:

Первое время, кочуя по Добрудже и левому берегу Дуная, а до этого на донских и Днепровских землях, в землях, уже до них частично занятых оседлым земледельческим населением (в основном славянами), болгары вели хозяйство по первой форме кочевания. Но если вспомнить про славян-данников – можно считать, что часть болгарского вождства (болгар в широком смысле слова) уже была приспособлена к условиям оседлой жизни.

Сами болгары заняли экологическую нишу альпийского и приречного скотоводства. Хотя географические и особенно гидрографические условия существования в те времена разительно отличались от нынешних, и обширные территории в низовьях рек большей частью являли собой поймы и болота, земли оказались более или менее пригодными для ведения полукочевого образа жизни, который сложился у болгар во время их жизни в Причерноморье и Придунавье.  на зиму они всегда возвращались в свои зимние жилища, как правило, расположенные в долинах рек, особенно в речных дельтах и устьях. Это и были их постоянные поселения. Весной, прежде, чем идти на пастбища вверх по течению рек, болгары (или зависимые от них славяне) засеивали пахотные земли вокруг своих деревень, а осенью возвращались домой и собирали урожай зерновых. Они сеяли пшеницу и рожь, а также ячмень и просо. У остатков романцев и баварцев быстро перенималось выращивание винограда и хмеля.

Горы:

В горах сельскохозяйственные площади по вертикальной зональности делятся на хозяйственные зоны с разным назначением. Самая нижняя зона  называется молочные горы. Основным ее назначением является то, чтобы за сто дней лета скотовод получил максимальное количество молока, переработка которого происходила там же, на месте. Вторая зона обозначает яловый скот и включает в себя ту часть горных пастбищ, которая отводилась для ялового крупного рогатого скота. И, наконец, третья, самая высокая зона обозначает овечьи пастбища.

Полоса вечных снегов в Швейцарских Альпах начинается на высоте 2200 и 2800 м. Леса достигают 1500-2000 м. Верхняя граница зерновых культур на северных склонах доходит до 1300. Для северных склонов Альп на высоте 800-1200 метров находились покосы и пастбища, используемые ранней весной и поздней осенью; на высоте до 1800 м., пастбища для дойного скота и телят; до 2400 метров – пастбища для ялового скота и до 2800 метров – пастбища для овец.

Зиму болгары проводили в горных долинах, где люди и скот защищены от холодных ветров. Весной животных выпасали на южных склонах гор, где снег тает быстрее и появляется молодая трава. Так постепенно скотоводы поднимались на альпийские луга в высокогорье. С приближением зимы скот перегоняли вниз на весенне-осенние пастбища, где за лето восстанавливался травяной покров. К зиме возвращались в долины. Кочевые пути в горах часто не приходилось выбирать — это были естественные проходы, единственно возможные в данной местности. Улучшение этих проходов, строительство и укрепление мостов составляло особую заботу при вертикальном кочевании.

Полный цикл кочевания сохранялся только в богатых и зажиточных хозяйствах, которые владели большим количеством скота, в том числе вьючного. Бедняцкие же хозяйства зависимых «летов», не имевшие лошадей и овец или имевшие их в незначительном количестве, самостоятельно совсем не кочевали. Одни из них оставались возле своих или хозяйских посевов, другие кочевали со своими богатыми сородичами, получая от них часть скота для собственных нужд на условиях отработки. Малоскотные хозяйства, владевшие небольшим количеством скота, оставались на лето на близлежащих пастбищах. Часть богатых скотоводов в течение всей зимы кочевала со своими стадами на высокогорных пустынных плато. Пользование пастбищами в большинстве случаев осуществлялось на общинных началах.

Длина кочевых путей в различных районах была неодинакова, она колебалась от нескольких десятков до 100—120 км, а местами достигала 150—200 км. Дальность кочевок находилась в зависимости от обеспеченности отдельных хозяйств скотом.

Земледелие:

В германских и романских деревнях уже было распространен плуг, способный переворачивать тяжелую почву и трехполье. Типичный севооборот (особенно – у германцев) предус­матривал весенний посев яровых культур (овес или ячмень, иног­да горох или бобы), сбор урожая которых производился летом, затем — осенний посев озимых пшеницы или ржи, главных зерновых культур, урожай которых собирали следующим летом, после чего поля на год оставляли под паром для того, чтобы вос­становить плодородие почвы. Однако эта базовая модель имела множество разновидностей.

Славяне, существенно сократившие количество романо-германцев, первоначально пришли с переложным земледелием. Вместо плуга использовалось рало с железным широколопастным наральником с плечиками и борона.

После прихода на верхний Дунай славяне быстро начали перенимать более продвинутые формы сельского хозяйства. Постепенно болгары начали оседать на землю, славяне – увеличивать долю скотоводства.

Соль:

Существенную роль в доходах хана играла торговля солью с соляных копей Зальцбурга

Набеги:

В первые сто лет существования Болгарии в Центральной Европе, набеги играли существенную роль в их экономике. Обычно регулярные, почти ежегодные набеги совершали лишь отряды одного-двух племен/комитатов (см далее), иногда двигаясь в разных направлениях одновременно. В первое десятилетие нашей АИ, эти походы в основном распространялись на соседние страны – лангобардов, алеманов, авар, хорутан, тюрингов, сербов, иногда захватывая краем Истрию, Бургундию и средний Рейн.

 

Политическое деление Болгарии.

 

С набегами связано и внутриполитическое развитие Болгарии. Болгарское общество в то время по-прежнему было основано на кровных, родовых связях и состояло из кланов. Несколько объединенных кланов составляли племя как боевую единицу. Племена отличались одно от другого происхождением, обычаями, говором и другими чертами, свойственными каждому племени как высшей ступени кровно-родовой общности.

Вся страна была разделена на 10 административных единиц - «комитатов», которые, условно, некоторые ученые считают аналогами племен. На мой взгляд, в условиях сборной солянки, когда болгары сначала перемешались со славянами, уходя на запад с Днепра, затем часть это солянки осталась на Днестре и на Врехнем Дунае пришельцы оказались щедро разбавлены романо-германским населением и западными славянами – о племенах не может быть и речи.

Как и русские княжества после Владимира, болгарские комитаты были именно административными единицами, в которых сидели удельные наместники.

В отличие от РеИ Болгарии, в которой кочевники сосредоточились в степных северо-западных районах, в АИ Болгарии они сосредоточились в горных альпийских долинах и предместьях Альп – и вдоль Дуная. Такое рассредоточение ускорило смешивание с местным населением, но, в долгосрочной перспективе, увеличило раздробленность.

Одним из способов поддержания главенства Аспаруха была его возможность взять племя (часть воинов племени) с собой в дальний прибыльный набег или же не взять. Наиболее прибыльными были набеги с крупным войском во главе с ханом, позволявшие захватить наиболее богатые объекты и взять хорошую добычу.

 

Интермедия 3. Эволюция византийской армии VII-VII веков.

 

 Прежде чем мы перейдем к дальнейшему развитию арабо-византийского конфликта, необходимо понять, что же представляла собой армия Константина спешащая на помощь захватившему Дамаск Юстиниану.

Для этого нужно понять эволюцию византийской армии.

По списку литературы - прежде всего спасибо

 

·      @Georg за Мохов А.С.  «ВИЗАНТИЙСКАЯ АРМИЯ В СЕРЕДИНЕ VIII – СЕРЕДИНЕ XI В.: РАЗВИТИЕ ВОЕННО-АДМИНИСТРАТИВНЫХ СТРУКТУР»,

 

·      @magister militum – за Treadgold W. «Byzantium and Its Army»

 

·      и себе любимому – за Банников А.В., Морозов М.А. «Византийская армия (IV-XII вв.)»

За большим пушистым северным зверем, накрывшим государственные финансы после потери империей богатейших провинций, неминуемо настал коллапс армии. Это, кстати, тоже следует учитывать при ответе на вопрос: «Почему ромеи проигрывали»

Для сравнения несколько цифр:

Выделенное желтым – я не нашел информации и вставил свои предположения.

Что мы видим.

Прежде всего – катастрофически падает бюджет. Более того, судя по всему, «невоенные издержки» были настолько важны, что 641 по 842 год в абсолютном выражении они оставались на одном и том же уровне. Приходилось урезать расходы на войну.

Вы видите, как падает жалование воина с 540 по 641 (он упало в 616 году, во время войны с персами) и еще раз оно упало в 668 году. Дальше падать ему уже было некуда – за бесплатно никто воевать не будет. Хотя издержки на одного солдата в конце 7-го начале 8-го века составляли 8-9 номисм – нужно учитывать, что сюда включается и жалование генералам и офицерам, и закупки оружия и кораблей. Короче, в реальности солдат не получал этих денег.

Византийцы нашли тот же выход, что и их многочисленные предшественники, сталкивавшиеся с нехваткой денег. Если нет денег на плату воинам – дадим им землю (благо, после Великой чумы в государственном фонде земли было много).

В результате, воины сами выращивали себе еду на полях, сами растили коней – и лишь вооружение они покупали на специальных государственных складах, как в счет причитающегося им жалования, так и за счет других доходов. Интересно, что после 668-го года – начала фем, до 9-го века в Анатолии вообще не находят денег. Экономика стала полностью натуральной.

В чем заключалась эволюция войска? Констант, столкнувшись с невозможностью платить воинами жалование, посадил их на землю. Таким образом, мобильность войска мгновенно снизилась – преобладающая часть войска не могла воевать ограниченное количество времени и было неспособно надолго отрываться от хозяйства.

В связи с этим существенно изменились и тактика, и стратегия ромеев. Кавалерия теперь составляла не более 20% войска. Основу составлял пехота, причем – иррегулярная.

Поскольку возможности охранять границу и защищаться от набегов на границе не было – стратегия свелась к тому, чтобы изматывать арабов во время их набегов и бить на обратном пути, выбирая удобное место для битвы, дающее преимущество (прежде всего – засады).

Изменилось и внутриполитическое устройство.

Во второй половине 7-го века было только четыре фемы  - Армениак (бвышая Амянская мобильная армия), Анатолик (бывшая Армия Востока), Опсикиан (бывшая императорская гвардия) и морская фема Карабисиане .

 

Карты фем.

По сути, стратеги фем были вторыми лицами после императора, и, конечно же, периодически устраивали перевороты или их попытки, что было существенным фактором нестабильности. В 8-ом веке императоры исаврийской династии начали уменьшать размер фем, что сделало государство более стабильным. Но, насколько я понимаю, в 7-ом веке такое уменьшение подорвало бы обороноспособность фем – поэтому между обороноспособностью и стабильностью, императоры выбирали эффективность.

И даже такие фемы могли лишь обороняться. Первые успешные набеги на арабов в конце 690-х Ираклий (брат императора Тиверия) смог сделать, лишь воспользовавшись заварухой у арабов, и, одновременно – объединив силы нескольких фем. И через несколько лет получил грандиозную «ответку» от Марвана и его сына абд ал Малика и ромеи потеряли Армению.

И, повторюсь,  даже обороняясь, ромеи могли лишь бить отступающих. Ситуация начала меняться лишь во 2-ой четверти 8-го века, когда Халифат уже выдыхался. Первое большое полевое сражение с арабами византийцы выиграли лишь в 740 году (битва при Акроине) – во многом, за счет того, что арабам пришлось разделить силы, поскольку они не могли кормить армию – но все же выиграли.

Коренным образом ситуация изменилась с преобразованием армии Константином V, который ввел мобильные тагмы – не прикрепленные к земле войска, наполовину состоящие из конницы и получающие жалование. Именно эта военная машина (см состав армии 775), требующая немало денег, смогла побеждать и болгар и арабов, перенося войну уже на их территорию.

Я не совсем понимаю, почему такую систему нельзя было ввести в конце 7-го века – и хотелось бы получить комментарии коллег, чтобы понимать эволюцию армии не умершего Константина IV.

Помимо политики, существенный вклад в повышение обороноспособности внесло изменение самого уклада жизни малоазийских крестьян. Изменилось жилье – жить стали в укрепленных поселениях в горах, когда до полей иногда были не часы, а дни пути. Больше стали пасти скот (который можно увести в горы) и меньше сеять. Сеяли те культуры, которые вызревали весной – чтобы летом и осенью у арабов не было еды.

В целом, у меня предположение, что все это сложилось уже 8-ом веке – и дало императорам иконоборцам возможность выигрывать войны. И в 7-ом веке даже борьба на равных в Малой Азии еще не возможна – пока еще не произошла трансформация всего – хозяйства, армии, духа людей, в состояние «града на горе», осаждённой православной крепости.

Не знаю, можно ли провести аналогию между Владимирской Русью начала 14-го и начала 15-го веков – но мне кажется, что, с накладками,  можно.

 

Глава 5. 683-684.

 

Прежде всего, должен переписать конец предыдущей главы. Дело в том, что, когда примерно в июле 683-го года Юстиниан наглым нападением захватил Дамаск – Язид был еще жив. Не знаю, что именно он делал в ту ночь – скорее всего как всегда, бухал с соратниками и «гражданскими активистками». Мы даже не можем предположить, где именно был Язид – в городе или в своей любимой резиденции в Хувварине (к примеру, во время смерти отца он был именно там, хотя логично было бы предположить, что он должен быть рядом с умирающим).

Авторским произволом решаю, что он был в Хувварине – 130 км от Дамаска.

Когда Язид узнал о случившемся (гонец, после 12 часов скачки, прибыл в разгар вечерней пьянки) он первым делом постарался протрезветь и созвал своих советников.

Нужно понять, кто такой Язид. Хотя мусульманская пропаганда и называет его алкоголиком – на самом деле он с одной стороны, он получил обычное мусульманское образование: изучал Коран, заучивал хадисы со слов отца и близких к нему сподвижников пророка, от отца же мог он получить знание курайшитских генеалогий; с другой стороны, у своих бедуинских родственников он постигал искусство верховой езды и тонкости поэтического творчества, впитывал бедуинские обычаи и представления, а вместе со стихами и пением приобщался к винопитию, в котором недавние христиане, калбиты, не видели особого греха. Вместе с тем их общество приучало без излишнего почтения относиться к мусульманским ценностям.

С военным делом он был знаком – в 674 году возглавлял поход на Константинополь.

В общем – обычный человек. Не гений, но и не дурак. В сложившейся ситуации ему необходимо было вернуть Дамаск – а для этого надо было собирать войско.

Иракская армия воевала с хазарами. Сирийская – с ромеями. Армия, которая в августе-октябре 683-его года вышла подавлять мятеж мекканцев и мединцев в этой АИ так и не вышла на юг, поскольку воевала с ромеями. В этих условиях, решили мобилизовать войска из Куфы и Басры, а также местных сирийских арабов и кликнуть клич перед добровольцами в Аравии. Мятеж ибн-Зубейра решили отложить на потом.

Начальника полиции Дамаска, ад-Дахакка ибн-Кайса, проспавшего город, Язид казнил, невзирая на принадлежность к собственному клану.

Узнав об авантюре сына, Константин на всех парах направился к Дамаску. У императора не было иллюзий, что он сможет удержать за собой Дамаск – но попробовать стоило. Сопровождала Константина мобильная армия из пятнадцати тысяч человек.

Здесь мы должны на минуту отвлечься, чтобы понять какую добычу взяли ромеи.

В целом, халиф распоряжался налогами Палестины и Сирии, долей с Египта и Ирака, а также хумсом – 20% военной добычи.

Существенная часть налогов собиралась натурой - и сразу же тратилась на продовольственные пайки воинам. В то же время какая-то часть налогов собиралась деньгами. И, скорее всего, и египетская и иракская доли, направляемые в Дамаск, отправлялись деньгами.

Особых войн в то время не было – так что хумсом можно пренебречь.

По мнению Большакова, в Дамаск ежегодно поступало 1.5 млн динаров из Ирака и Египта, и еще 2 млн динаров собиралось в Палестине и Сирии. Конечно, подавляющая часть этих денег расходовалось на сирийских воинов (минимальное жалование составляло 17 динаров в год – предположу, что на выплату жалования уходил 1-1,5 млн динаров), на дань ромеям (365 тысяч динарво в год), на подарки курейшитам.

Но что-то точно оставалось.

Предположу, что порядка 0,5-1 миллиона динаров в казне халифа было. Будем считать – 700 тыс динаров.

Мог ли ад-Дахакк вывести эти деньги в процессе спешного ночного бегства? В одном динаре 4.5 грамма. 700 тыс динаров – это 3 тысячи тонн золота (грузоподъемность 8 современных ж/д вагонов).

Все это богатство досталось Юстинину и его банде. Ему даже не нужно было давить естественное желание взять золото и свалить. Поскольку три тысячи воинов никак не могли увезти три тысячи тонн золота. Молодой вождь раздал пятую добычи воинам, сделав каждого из них богачом и столкнув с проблемой, как увезти обратно (600 тн / 3 тыс воинов = 200 кг) эту добычу. И стал ждать отца.

Войска Константина и Язида пришли под Дамаск почти одновременно. Тем не менее, Константин смог пройти в город до того, как Язид смог собрать значительные силы. Тем более, что и аравийцы, и иракцы не горели желанием помогать неудачливому халифу. В результате, силы противников оказались равны – но ромеи контролировали Дамаск. Штурмовать его было бессмысленно. Осаждать – тоже глупо. Силы были примерно равны.

С другой стороны, ромеи не горели желанием воевать. Имея на руках такую добычу, воины готовы были порвать любого, кто преградит им путь домой – и Язид это понимал. Но точно также они бы порвали и Константина, если бы он приказал садиться в осаду.

В результате долгих переговоров высокие договаривающиеся стороны пришли к компромиссу.

Ромеи получали границу по Аману плюс Антиохию плюс Западную Армению. Получалось что-то типа границ современной Турции. Вдобавок к этому – Триполи, что с учетом наличия в ливанских горах мардаитов превращало Триполи в базу «военторга». Вдобавок, ромеи уносили из Дамаска все золото, что смогли захватить как в дворце халифа, так и в домах жителей. Вдобавок – Язид подтвердил ранее существовавшее соглашение о выплате по одной тысяче динаров в день. И неофициально – было заклчено соглашение, что ромеи могут напасть на врагов Язида … как бы самостоятельно.

К концу 683-его года Константин и Юстиниан, и их доблестная армия бухали в Константинополе, спуская добычу, а Язид в полной мере осознавал весь размер стоящих перед ним проблем.

Денег не было от слова совсем. Все поступления от Сирии уходили на дань ромеям и жалование воинам. В Аравии ибн-Зубейр, который ранее спокойно сидел в Медине, всего лишь отказываясь признать Язида халифом, созвал шуру.

На совете правоверные признали Язида неудачником и постановили выбрать нового халифа – ибн-Зубейра. После чего повторились события РеИ – Ирак и Египет отморозились, предоставляя двум халифам самим решить, кто из них «истинный». В результате ибн-Зубейр смог поставить под свой контроль Егпите, и прежде всего египетское зерно, кормившее Мекку и Медину, а иракские сепаратисты шииты остались сами по себе

Дело осложнилось чумой, которая началась зимой 683\684.

Весной 684 ромейские войска под командование Константина вошли в Западную Армению, осуществляя процесс восстановления федерального правления. В предыдущие годы, формально подчиняясь арабам, они, по сути, были самостоятельны поскольку арабы и ромеи были заняты разборками между собой. После смерти Муавии армяне вообще перестали платить дань – так что Язид немного терял, оставляя Армению ромеям. Армяне взвыли, поскольку за послденее время их ишханы привыкли к самостоятельности. Константин забрал заложников из знатных семей

Той же весной хазарское войско прошло через Восточную Армению и вторглось в Джазиру, в которой, с пользой для себя, провело несколько месяцев, встречая крайне слабое сопротивление

Поскольку ромеи заключили мир с Язидом – воевать в Сирии они не могли. Поэтому Юстиниан собрал свою ромее-славяно-мардаитскую банду и решил сплавать до Египта. Благо, у него была официальная отмазка – мятеж против его друга Язида. К ромейским кораблям присоединились славяне Пелопонесса на своих однодревках. Слухи о добыче, которую взял молодой полководец столь впечатляли, что варвары наперебой старались присоединиться к удачливому вождю.

Объединенный флот собрался на Крите и напал на Александрию. Хотя город был уже не тот, что 50 лет назад – существенная часть денег ушла в Фустат, египетский аналог Басры и Куфы, но Александрия оставалась главной египетской верфью. В ожесточенной битве ромеи смогли сломить арабов, после чего разграбили город и вернулись обратно.

В этот раз арабы впервые столкнулись со славянами – и содрогнулись жестокости отморозков, убивавших просто так, чтобы потешить своих богов.

Сами арабские халифы копили силы и сидели по своим базам. Что не мешало арабам Магриба и Хорасана вести малый джихад на западе и востоке.

 

Завоевание арабам Северной Африки 640-700 годы.

 

Поскольку развилка неминуемо коснется Африки, и как следствие - Испании и Южной Франции – напомню себе и читателям как арабы завоевали Африку в РеИ.

Использованная литература:

 

    Hrbek, Ivan (1992). Africa from the Seventh to the Eleventh Century

    Ю.А. Кулаковский История Византии.

    О.Г. Большаков История Халифата

 

Берберы.

 

Берберы были разделены на два блока: Батр (Butr) и Баранис (Baranis), которые всегда враждовали между собой – и до и после прихода ислама. Большинство племен Батр жило в районе Заната, Матгара и Нафзава – среди которых Занат имело преимущество. Наиболее сильными племенами Баранис были Авраб, Хаввара и Санхадия.

Заната населяли Киренаику, Триполитанию и частично Феззан, а также нынешний Восточный Алжир. Баранис населяли западный и центральный Магриб.

Большинство берберов было язычниками – лишь небольшая часть берберов, живущих на побережье, приняла христианство.

 

Завоевание Триполитании и Киренаики.

 

После захвата Египта, его победитель, Амр-ибн-Алас напал на входящую в провинцию Египет Киренаику (Барку) в 643 году, и захватил ее, не встретив никакого сопротивления со стороны ромеев. Киренаика начала платить Египту дань 13 тысяч динаров в год. В том же году, Амр послал Нафи ибн Абд Алькайс захватить Завилу – небольшой оазис между Киренаикой и Фаззаном, важный источник воды на пути на юг.

В 644 Амр захватил Триполи и Ваддан – крупнейший оазис во внутренних районах Триполитании. Занятие Ваддана означало контроль над всем горным регионом Наффузы.

Здесь и далее черным курсивом - комментарии коллеги Magister Millitum

1. После Триполи Амр взял еще и Сабрату в западной Триполитании, а до того занял всю восточную часть Триполитании, плюс разграбив Лептис-Магна, то ли сразу в начале похода, то ли "на обратной дороге"...

2. По Ваддану - захват его Амром в 644 г., весьма спорен, иначе бы не пришлось его вторично "перезахватывать" в 647/648 г. Бусру ибн Абу Арту ("коллега" Саада по ифрикийскому походу 647 г.), а затем уже в третий раз, оный оазис захватил уже Окба ибн Нафи в 660-е гг. - очевидно, что "прочным завоеванием" Ваддана было именно третье, а все предыдущие были видимо скорее всего были демонстрацией арабами своей силы местному князю, с последующим изъявлением им формальной покорности и уплаты соответствующей дани.

На этом, Амр поставил точку, завершив завоевание Египта.

Первое вторжение в Ифрикию.

В 647 году новый правитель Египта Абдаллах ибн Саад вторгся в Бизаценну во главе 20-тысячной армии. Экзарх Африки Григорий, за несколько лет до этого заявивший о своей независимости от Константинополя, перешел из Карфагена в крепость Суфетула. Узнав о приближении арабов, он собрал большую армию и был разбит в битве с арабами, в ходе которой погиб.

Заняв Суфетуллу, арабы начали грабительские рейды во все направления – пока карфагеняне не заплатили большой выкуп, после чего арабы ушли в начале 649-го года.

Между "первой" и "второй" стадиями был еще и арабский набег 654/655 г., когда арабам удалось захватить г. "Джалула" (предположительно Гадрумет-Юстианополь), разграбив который захватчики возвратились обратно.

 

Вторая стадия завоевания

Теперь арбы представляли, как географию так и силы ромеев, в Барке стоял постоянный гарнизн и небольшой гарнизон был в Ваддане. Однако все арабские планы были перечеркнуты двенадцатилетней гражданской войной (т.н первая Фитна https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D1%8... ) 644-655 годов и восхождением Муавии на трон в 661-ом году. Взойдя на престол, Муавия объявил о возобновлении джихада по всем фронтам, назначил Укба ибн Амир аль-Духани наместником Египта и доверил Муавия ибн Худайди аль Сакуни командование армией вторжения в Магриб.

За годы противоборства двух претендентов на Халифат были утрачены многие позиции и в Северной Африке. Триполитания и даже Барка вышли из-под контроля наместников Египта. Одним из первых мероприятий Амра б. ал-Аса после утверждения в Египте стала посылка им в 661-62 г. своего двоюродного брата по матери, Укбы б. Нафи' ал-Фихри, в поход на Ливию и Маракию (район южнее Барки) для приведения в покорность берберов, переставших платить дань. Утвердив свою власть в этой области (Барка и Мараакия), Ибн Нафи' на следующий год продолжил поход и дошел до Гадамиса, покорив Вадан и Фаззан,причем египетская историческая традиция приписывает Укбе бессмысленную жестокость по отношению к вождям, с которыми он заключил договор. После пятимесячной передышки в самое жаркое время года Укба двинулся дальше на запад и захватил в 663 г. Гадамес, Кастилию (в районе Таузара) и Кафсу [+83]. Параллельно Шарик б. Сумай начал завоевание Триполита-нии, также вышедшей из-под власти арабов, и овладел Либдой [+84].

За прошедшие 15 лет обстоятельства сложились в пользу арабов. Новый экзарх, патриций Никифор (российские византисты называют его полководцем Константа, но, на мой взгляд, логично, что одновременно он был экзархом Африки между Геннадием и Элефтерием в 665 году) захотел собрать налог сопоставимый с выкупом, платимым арабам. Поскольку африканцы, естественно, отказывались платить – он начал собирать налоги с использованием армии – что не добавило ему популярности. Поэтому в 665 году Муавия легко разбил Никифора, заставив его укрыться за стенами Гадрумета. В скором времени, арабы взяли город штурмом, заставив Никифора бежать. Потом мусульмане последовательно захватили Бизерту и остров Джерба, а в 666-ом году совершили набег на Сицилию. От Карфагена их уже отделяло около 100 км.

У Константинополя не было сил для помощи – поскольку халиф Муавия вл боевые действия в Сирии и Малой Азии.

После этого экзархом становится Элефтерий Младший https://en.wikipedia.org/wiki/Eleutherios_the_Younger

В 670-м году халиф Муавия снял своего тезку с поста командующего армией вторжения, назначив Укба ибн Нафи (по другой версии, это произошло в 661-ом – Большаков О.Г. История Халифата)

Из Ваданна Укба предпринял длинную экспедицию на юг – в Фезанн и юг Кавара – примерно к нынешним границам Республик Чад – строя укреплённые пункты с мечетями и арабскими гарнизонами. Потом, он направился на север, к Гадамесу, где начал атаку последней византийской крепости между Кабесом и местом своей будущей базы (современным Кайруаном).

По версии Большакова: За годы противоборства двух претендентов на Халифат были утрачены многие позиции и в Северной Африке. Триполитания и даже Барка вышли из-под контроля наместников Египта. Одним из первых мероприятий Амра б. ал-Аса после утверждения в Египте стала посылка им в 661-62 г. своего двоюродного брата по матери, Укбы б. Нафи' ал-Фихри, в поход на Ливию и Маракию (район южнее Барки) для приведения в покорность берберов, переставших платить дань. Утвердив свою власть в этой области (Барка и Мараакия), Ибн Нафи' на следующий год продолжил поход и дошел до Гадамиса, покорив Вадан и Фаззан, причем египетская историческая традиция приписывает Укбе бессмысленную жестокость по отношению к вождям, с которыми он заключил договор. После пятимесячной передышки в самое жаркое время года Укба двинулся дальше на запад и захватил в 663 г. Гадамес, Кастилию (в районе Таузара) и Кафсу. Параллельно Шарик б. Сумай начал завоевание Триполитании, также вышедшей из-под власти арабов, и овладел Либдой.

Укба начал готовиться к продолжению компании, но в 675 году он был освобожден от командования. Его преемником стал Динар ибн Абу аль Мухаджир, занимавший свой пост с 675 до 682 года. К этому времени, ситуация начала складываться в пользу ромеев.

Отразив первую атаку на Константинополь, Константин Погонат вновь занял Кипр и часть островов Эгейского моря, и послал гонцов в Карфаген, к еще остающимся там ромеям. Его посланникам также удалось привлечь на сторону Византии наиболее сильного берберского вождя Касейлу, вождя конфедераций Авраба и Саххадиа, правившего в центральном Магрибе.

Однако Абу аль Мухаджиру удалось переубедить Касейлу и привлечь его на свою сторону, и берберы приняли ислам (История с пленением Косейлы и мнимым принятием им в плену ислама является весьма спорным утверждением позднейших арабских источников, как и мнимый иудаизм Кахины.) В следующем, 678-ом году, арабы с помощью берберов, завершили завоевание полуострова, атаковали Карфаген и захватила Мила – ключевую византийскую крепость расположенную вблизи Цирты (совр.Константин).

Интересно что в 680-м – 692 –ом годах в Халифате шла Вторая фитна https://en.wikipedia.org/wiki/Second_Fitna - и тем не менее, это не помешало арабам продолжать завоевание. Не могу сказать, о чем это говорит – о слабости врагов аабов или о том, что завоевание уже поддреживалось египстким деньгами и восточно-берберским наемниками без привлечения сил из центра. А может дело в личности самого Укбы – судя по всему, отличного вояки и безбашенного фанатика.

В 682, Абу аль Мухаджир был отозван и Укба вновь назначен правителем Ифрикии. Без сомнения, назначение Укбы – наиболее важный момент в арабском завоевании Северной Африки. Заявив о желании покорить весь Магриб,

Прибыв в ал-Кайраван, он сразу же арестовал Абу-л-Мухаджира Динара в отместку за то, что был арестован им при предыдущей смене власти в Ифрикии. В 681 г. Укба оставил в ал-Кайраване небольшой гарнизон для охраны семей, командовать которым поручил Зухайру б. Кайсу, а сам со 5 тыс арабов и бербеами Кайселы направился на запад, где сохранялись остатки бывших византийских владений. Первое столкновение произошло около городка Баххайа. Городское ополчение дало бой в поле, потерпело поражение и укрылось в городе. Укба осадил город, осада затянулась, и Укба отступился от него. После одного или двух сражений он подошел к Тахарту, где его встретило объединенное войско тахартцев и призванных ими на помощь берберов. После тяжелого сражения оно было разгромлено, и арабам открылся путь далее на запад. Можно думать, что слух об этой победе отбил у берберов охоту сталкиваться с арабами, потому что о 750-километровом пути от Тахарта до Танжера (Танджа) не осталось никаких воспоминаний. Правитель Танжера Юлиан вышел с войском навстречу Укбе, но боя не принял, а предпочел заключить мирный договор.

Победы подарили Укбе репутацию непобедимости и тысячи берберов, впечатленные его деяниями, принимали ислам и присоединялись к его армии. Однако Укба совершил крупный политический просчет. Вопреки совету аль Мухаджира, он напал и ограбил Тлемкен, родину Касейлы – которые уже были мусульманами и его союзниками. Касейла пришел в ярость, но отложил месть для более подходящего времени.

Отсюда Укба повернул на юг к главному городу края Валиле (Валубилису), разгромил встретивших его берберов, захватил город и, преследуя отступающих берберов, дошел до верховьев реки Дра', за которой начинались пески Сахары. После столкновения с санхаджами, Укба повернул на северо-запад и совершил полукруг в районе между реками Сус и Тансифт от современного Марракеша до Атлантического океана. Точно воспроизвести его маршрут трудно из-за значительного изменения топонимики. Возможно, в некоторых случаях ему удавалось склонить берберов к формальному принятию ислама, поскольку упоминается сооружение мечетей в вади Дра' и Наффисе

Многочисленные, хотя и победоносные бои за два года должны были значительно сократить войско Укбы, не получавшее подкреплений. В 683 г. отягощенное добычей арабское войско повернуло назад. Три четверти пути были пройдены без осложнений. В восьми днях пути от ал-Кайравана, около Тибны, Укба отослал вперед часть войска с захваченной добычей, а сам остался с 5000 воинов. Добыча, по-видимому, дошла до ал-Кайравана, но Укбе не довелось ею попользоваться. Ослабевший победитель стал жертвой побежденных. Жители Тахуды, в которой Укба намеревался запастись продовольствием, убедившись в его слабости, отказались иметь с ним дело и заперли ворота. На пути от Тахуды на Укбу напал вождь местных берберов Кайсела , принявший ислам при Абу-л-Мухаджире, который решил теперь посчитаться с Укбой за нанесенную ему прежде обиду. Когда войско пересекало Тлемкен – родину Касейлу, он покинул лагерь Укбы и направился в глубь гор Атласа. Там он договорился с христианами, укрывавшимися от мусульман о совместных действиях. Около Бискры Укба обнаружил, что его окружает 50 тысяч человек. После этого, он поддержал свою репутацию и погиб как герой вместе с почти всеми своими воинами (август 683).

Одержав победу над Укбой, Касила подошел к ал-Кайравану. Как все города-лагери, он не имел оборонительных стен и не мог обороняться против превосходящего противника. Зухайр б. Кайс почел за благо покинуть его и увезти от опасности семьи погибших и добычу в Триполитанию

Начало берберского сопротивления.

Кампания Укбы имела один важный эффект – берберы осознали, что действия арабов направлены не только на ромеев, но и на них самих.  Стало ясно, что арабы хотят привлечь берберов как в ислам, так и в свою империю. Хотя вожди берберов не имели особых возражений против ислама, они не желали становиться данниками арабов. В то же время, Омеййяды не были готовы давать в провинциях власть не арабам, пусть даже и мусульманам.

В 688 году халиф Абд аль Малик назначил Зухайра ибн Кайса командующим  арабскими силами в Магрибе. К этому времени, Касейла, основал королевство на территории западного Алжира и большей части Туниса. Он ощущал себя неуверенно в Кайруане и решил встретить арабов в небольшой деревушке Мамма, лежащей между Кайруаном и Ларибусом.

Битва при Мамме (690) сыграла решающее значение в завоевании Магриба. Берберы были разбиты, Кайсела – убит, Авраба – до этого одно из наиболее сильных берберских племен – почти уничтожено.

Зухайр недолго наслаждался своей победой. Ромейский флот, воспользовавшись арабо-берберским конфликтом, высадился в Барке и оккупировал ее. Зухайр бросился туда со своим авангардом, а армия следовала за ни, но погиб в битве. Все же местные арабы совместно с фустатцами, бежавшими в Барку от чумы, сбросили византийцев в море

Через четыре года халиф направил в Ифрикию новые войска во главе с новым правителем, Хассаном ибн аль Нуманом. С целью закончить покорение Магриба, Хассан нанял новую армию, потратив на нее все египетские налоги.

Его первой целью был разгром византийцев, для предупреждения союза между ними и берберами. Вернувшись в Кайруан, Хассан выступил на Карфаген и разрушил его порт, чтобы предотвратить высадку византийского десанта. Большинство ромеев бежало на острова Средиземного моря. В то время произошли жестокие битвы под Истафурой и на полуострове, на котором находятся Бизерта, Хиппо Регус (сейчас Аннаба) и Табарка. Все эти византийские колонии и крепости пали.

На этом Хассан счел вою задачу выполненной и планировал приступить к обустройству территории – но появилась новая проблема. «Принцесса и пророчица» (Кахина была княгиней романо-берберского княжества Аурес (Аверса) и по крайней мере один из ее старших сыновей участвовал в походах Косейлы и принял участие в разгроме Окбы ибн Нафи, поскольку во второй половине VI в. власть кнзей Альтавы (Джедара) - "царей мавров и римлян" простерлась от Волюбилюса на западе и практически до Капсы на востоке, пока их не разгромили карфагенские экзархи Иоанн Троглита и Геннадий I, - вполне вероятно, что княжеский дом Аверсы с тех пор состоял в тех или иных родственных и иных (возможно вассальных) связях с предками Косейлы, а возможно и с ним самим, - это объясняет и упоминание арабским источниками сына Кахины, как второго командующего в войске берберов и ее последующий стремительный "выход на первые роли" в деле возглавления ею берберского сопротивления арабам, после гибели самого Косейлы при Мимсе) племени Джарава в Атласских горах, собрала племена и заявила, что хочет выгнать арабов из Ифрикии. Арабы называли ее аль-Кахина.

Как глава объединения Заната, аль-Кахина была огорчена поражением Кайселы, правившим соседним объединением Санхадия. Следующими после Кайселы на очереди были как раз племена аль-Кахины.

Хассан немедленно начал боевые действия. Аль-Кахина ожидала, что арабы осадят Баххаю, использовавшуюся ей как база для аак на арабов – и она без промедления заняла этот город.

В 696 году Хассан атаковал, но берберы дрались столь отчаянно, что арабы отступили, оставив сотни трупов. Хассан вернулся в Барку. Кахина, удовлетворенная победой, вернулась в горы, вместо того, чтобы идти на Кайруан (возможно, это не она вернулась, а племена не захотели воевать далеко от дома?).

Считая, что арабов интересует только грабеж, она проводила политику «выжженной земли», чем восстановила против себя оседлые племена, попросившие Хассана о помощи.  Арабская сказка XIV в. не подтверждаемая более ранними источниками и археологией и некритично "персказываемая" некоторыми современными исследователями, - придумана для "объяснения пост-фактум" плачевного состояния некогда значительных земледельческих пространств Магриба, подвергшихся к XIV в. тотальному разорению и опустыниванию, после переселения туда арабских кочевых разбойничьих племен бану-хиляль в первой половине XI в., окончательно уничтоживших еще функционировавшую позднеантичную аграрно-поливную инфраструктуру и эко-систему. В 697 году ситуация продолжала ухудшаться – император Лев послал флот, который захватил Карфаген и вырезал всех мусульман.

Халиф Абд аль Малик, утомленный борьбой за Африку, решил нанести решающий удар. Новая армия Хассана была самой большой из всех,  что видел Магриб – и на стороне арабов сражались многие берберы.

Финальная битва случилась в 701 году – Кахина была убита. Берберы получили прощение, при условии, что они посылают воинов  амию Хассана. Карфегн в 702 году был полностью разрушен, и выстроен новый порт – современный Тунис.

В 704 году новый наместник Ифрикии Муса ибн Нуср завершил завоевание Западного Магриба.

Впереди была Испания …

 

 

 

 

Глава 6. 684-688

 

Карты:

 

 

Начало 685-го года халифат встретил невесело. Язид контролировал Сирию и Палестину. Египтяне, враждебно относившиеся к наместнику, назначенному Йазидом, явно склонялись к Ибн аз-Зубайру.

Наместник Востока, Убайдаллах б. Зийад, находившийся по зимнему времени в Басре, вместо того чтобы организовать поддержку Язиду, созвал басрийцев и после речи, в которой обрисовал им, какого расцвета достигла Басра и как благоденствуют они сами в его правление, предложил затем присягнуть ему как амиру, до того, как в Дамаске разберутся со властью. Басрийцы присягнули ему в этом, хотя потом многие, выходя из мечети, отирали руки о двери и стены, чтобы стереть с руки принесенную рукобитием присягу

Обнадеженный поддержкой басрийцев, Убайдаллах послал делегацию к куфийцам, предлагая им принести такую же присягу. На призыв к присяге и сохранению единства куфийцы ответили отказом. Известие об этом вдохновило противников Убайдаллаха в Басре, начавших пропаганду в пользу Зубайра. Убайдаллах прибег к испытанному средству поддержания авторитета: приказал досрочно выплатить жалованье воинам и пособие семьям. Писцы трудились над списками, не разгибая спины, даже ночью при светильниках. Но это не принесло примирения. Тамимиты (арабское племя), среди которых было много хариджитов (арабская секта), потребовали от Убайдаллаха выпустить их собратьев, заключенных в темницу. Убайдаллах отговаривал их: "Они погубят вас", но вынужден был уступить их настояниям, что, естественно, усугубило положение. Убайдаллах оказался в изоляции: обширное семейство Зийада отказалось поддержать его в вооруженной борьбе против его Противников, остались в стороне и его подопечные бухарские стрелки.

Убайдаллах решил использовать межплеменное соперничество. Долгое время в Басре господствовали тамимиты, но с конца правления Му'авии б в Басру усилился приток аздитов из Бахрейна и Омана, которые вступили в соперничество с тамимитами. Поскольку главные противники Убайдаллаха были среди тамимитов, естественно было искать поддержки у аздитов.

Вождь аздитов, Масуд б. Амр, отнюдь не был склонен разжигать вражду ради Убайдаллаха. Некогда всемогущему наместнику пришлось искать посредничества малоизвестного аздита, чтобы он ночью тайно сопроводил его в квартал аздитов и поставил Мас'уда перед свершившимся фактом — отказать в покровительстве человеку на территории своего племени было нельзя без ущерба для чести. Убайдаллах прибыл с братом Абд-аллахом и остатками казны в несколько миллионов.

Басра осталась без правителя. Начались раздоры между мударитами и кайситами, аздитами и кайситами, и все это обострялось действиями необузданных хариджитов. Глава тамимитов ал-Ахнаф б. Кайс блокировал резиденцию, казнохранилище и канцелярии (диваны), чтобы их никто не узурпировал.

В этих условиях ромеи, заключившие мир с Язидом, занимались укреплением своих позиций.

Константин продолжал армянскую кампанию «понуждения к миру». В 684 году византийская армия совершила набег на Западную Армению под руководством стратига Анатолика Леонтия. В результате похода было захвачено и продано в рабство 50 тысяч армян, разорено восемь округов. Сам Константин в этом году повторял балканское «полюдье», обходя полуостров по кругу и напоминая вождям «славиний» кто здесь хозяин.

В 685-ом басилевс сам пришел в Западную Армению – но уже с миром. Вместе с хазарскими войсками был совершен набег на Албанию (совр. Азербайджан), Джазиру и Азарбадган (совр. Иранский Азербайджан). Затем он «вызвал к себе всех князей этих стран, и они пошли к нему не по своей доброй воле, а по принуждению». Некоторых из них Константин «возвысил царскими дарами и назначил князьями этих стран». В отличии от РеИ ромеи не заявляли прав на Восточную Армению, признавая эти земли хазарской сферой влияния.

Набег на Джазиру не означал разрыва перемирия с Язидом, которому Джазира не подчинялась. Более того, Константин и Язид являлись временными союзниками. Ромеи имели полное право нападать на земли, бунтовавшие против законного халифа.

Этим и объясняется повторное вторжение в Египет флота под руководством Юстиниана в 686-ом году.

Здесь я немного отвлекусь, касаясь любимой темы.

Были ли эти пиратские набеги набегами именно ромейского военного флота?

На мой взгляд – нет. В 6-ом веке империя вообще (или – почти вообще) не имела регулярного флота. Походы на вандалов, готов и тд осуществлялись на купеческих кораблях, а также на специально построенных кораблях.

Например, мы знаем, что в 645 году для набега на Александрию был специально построен флот. И армию фемы Опсикиан Констант на чем-то перевозил в Италию.

Однако, что такое строительство флота? Для нормального набега на верфи Александрии требуется войско в несколько тысяч человек. Скажем –около 3 тысяч. Какие корабли могли быть использованы для этого? Феофан говорит, что в ходе осады Константинополя в 670-х годах использовались как большие огненосные диеры с котлами для «греческого огня», так и дромоны, которые были оборудованы сифонами. Прокопий Кесарийский описывал дромон своего периода как судно с 11 парами весел, несущее примерно 20-25 человек.

Далее, вплоть до 10-го века нет точных данных о ТТХ дромона и мы можем только фантазировать вслед за маститыми историками, опирающимися на картинки в летописях, сделанные далекими от флота людьми.

Мое ИМХО – дромон конца 7-го века можно сравнить со средним драккаром – тем более, что и цели у кораблей были схожие. Это примерно 50 человек команды корабля. То есть 600 дромонов для набега.

Согласно современным реконструкторам, «25.8 человек должны бы были работать по восемь часов в день, шесть дней в неделю в течение десяти месяцев, чтобы построить только один корабль класса Sea Stallion (корабль Вильгельма Бастарда) http://mirrinminttu.livejournal.com/238929.html

То есть для постройки 600 дромонов нужно было задействовать 15 тысяч человек в течение года. На мой взгляд, Византия того времени не могла себе позволить такого отвлечения сил ради набега. Возможно – именно такие колоссальные усилия прилагались для строительства флота во время осад Константинополя. Но не для набега, от результата которого не зависела судьба страны.

Так что Александрию разоряла сборная солянка из византийских боевых кораблей, реквизированных купеческих судов и славянских моноксил, по размерам не слишком отличавшихся от дромонов.

Но второй набег был организован лучше. В руках Юстиниана, получившего должность стратига Карависиев (по сути – ВФМ Византии) была гавань в Триполи, мардаиты, часть арабской дани и Кипр. И, конечно, славяне, верившие в «долю царевича Управды».

Пара слов о мардаитах. Вот здесь https://thehistoryofbyzantium.com/2014/09/18/episode-52-the-non-siege-of... мне попалась, на мой взгляд, правдоподобная версия об их происхождении.  Во время мятежа стратига фемы Армениак Сабориуса в 667 году многие рядовые участники мятежа были вынуждены бежать после гибели стратига. И с учетом того, что «мардаиты» переводятся не только как «повстанцы», но и как «дезертиры» - вполне возможно, что это были бойцы фемы Армениак.

Помимо более короткого маршрута с Кипра и Триполи, по сравнению с прошлым походом с Крита, успех вторжения объяснялся еще и полным отсутствием арабских армии и  флота. Про отсуствие армии я скажу позже, а основная масса флота была уничтожена еще в 670-х во время боев под Константинополем, сирийский и египетский флоты были уничтожены во время последних войн с ромеями.

В результате, флот вторжения насчитывавший около пяти тысяч воинов, из которых полторы тысячи составляли славяне и еще тысяча – добровольцы с торговых кораблей, смог разорить все побережье.

Александрия, Агму, Параллос, Елеархия, Таммиате, Тенессос, Герос – все прибрежные города Египта были не только разграблены, но и сожжены. Население, которое не смогли вывезти в рабство – вырезали. Щадить еретиков-монофизитов, добровольно живших под арабами, в то время как добрые православные воевали с нехристями – никто не собирался.

После этого, арабы (кем бы они ни были) лишились возможность быстро воссоздать флот. Даже гипотетическая возможность нападения на Константинополь в среднесрочной перспективе была ликвидирована.

Следующие несколько лет ромеи жили в мире с арабами … если не считать периодических морских набегов на побережье Леванта и Египта, и перманентных разбоев мардаитов. Но мардаиты были сами по себе, и Константин ограничивался стандартной мантрой: «Войска империи не присутствуют на территории Халифата. Империя поддерживает территориальную целостность Халифата и рассчитывает на скорейшее прекращение огня на западе страны». А морские разбои всегда можно было свалить на славян.

На Балканах было восстановлен контроль над Via Egnatia (на карте Балкан выделено зеленой толстой полосой). Была создана сеть фортов, позволявшая осуществлять коммуникации как с Италией, так и с адриатическим побережем империи. Основным достоинством это дороги была возможность быстро перебросить войска на Адриатику без участия флота. И, если что – на подручных средствах переправить в Бари.

Как и в РеИ – шло переселение славян в Малую Азию. Но не настолько большими темпами – в больше мере империя старалась переселить в Малую Азию коренных жителей из Иллирии, находившейся под контролем зависимых Сербии и Хорватии. Тем не менее, в Малой Азии росло количество славянских поселений, возглавляемых собственными князьями.

По мнению Норвича, в РеИ 680-е «в Малой Азии обосновалось уже около четверти миллиона славян. Демографические сдвиги в таких масштабах привели к радикальному изменению социальной ситуации в регионе: в начале века здесь доминировали крупные землевладельцы, к концу столетия наиболее влиятельным стал новый класс свободных крестьян. Улучшение жизненных условий привело к повышению рождаемости и неуклонному увеличению площади возделываемой земли. Растущее и богатеющее население научилось себя защищать, сорганизовав исключительно мощные отряды провинциальной милиции»

В Аи размер переселений будет меньше и больший процент среди переселенцев будут составлять ромеи. Еще одним отличием стало то, что вместо поселений в Вифинии, привычных к постоянным конфликтам со славянами иллирийцев селили на пограничной территории – по ту сторону Антитавра, формируя территорию акритов. Не все из этих переселенцев переселялись насильно. Многие жители Балкан были наслышаны о богатстве арабов и горели желанием заставить богатых иноверцев поделиться своим золотом.

Одновременно, совместно с гуннами Алп-элтебера, властителя гуннского княжества и данника хазар было совершено несколько конных рейдов на территорию Северной Мессопотамии. Кульминацией было разграбление Мосула.

 

Тем временем в Халифате продолжалась Вторая Фитна.

 

Язид, кое-как справившись с замирением сирийских подданных, недовольных тем, что значительный кусок их пирога уплывает в жадные ромейские пасти, начал восстановление халифата. Конечно - с Египта.

Два обстоятельства определяли важность Египта: значительные денежные поступления (Му'авийа получал оттуда не меньше 600 000 динаров) и, что не менее важно, доставка зерна морем в Мекку, ставшая особенно насущной, после того как Сирия и Палестина перестали поставлять зерно. Прекращение поставок египетского зерна не вызвало бы голода в Мекке, но резко повысило бы цены и понизило авторитет мекканского халифа. Кроме того, Египет был бы постоянной угрозой для Язида в случае попытки организовать поход на Мекку — удар через Аилу отрезал бы его от Сирии.

Сторонниками Зубайра в Египте были низшие по статусу арабские племена и беднейшие слои мусульманского населения, которых представляли "хариджиты". В какой мере эти мятежники были идеологически близки к иракским хариджитам-харуритам, судить трудно, известно только, что и их лозунгом было "суд принадлежит Аллаху". С позиций истинного хариджизма Зубайр не был законным халифом, выбранным по воле мусульман, и иракские хариджиты не признавали его.

Арабы из племен-первопоселенцев, принимавших участие в завоевании Египта, особенно их верхушка, были недовольны господством. Восстановление умаййадской власти вселило в них надежду на перемены. Аристократическая оппозиция вступила в переписку с Язидом и обещала поддержку изнутри в случае нападения на Египет, не скрывая этого от наместника, Абдаррахмана б. Утбы б. Джахдама.

Здесь надо отметить, что Зубайр мало контролировал Египет или Ирак. Эти регионы не подчинялись Язиду – но это не значит, что помимо направления дани (иногда в значительно меньших размерах, чем это было при Муавии), Ирак с Египтом хоть как-то слушались Зубайра. Войск, способных драться с Язидом у Зубайра тоже было не очень много. Жители Мекки и Медины любили посплетничать про «сирийских выскочек», но идти воевать с ним не горели желанием. А профессионального, состоящего на жаловании войска, закаленного в походах на Малую Азию, у Зубайра не было.

Когда Язид начал подготовку к походу на Египет, Абдаррахман в ответ стал готовить Фустат к обороне. Время выступления сирийских войск неизвестно. Шло оно двумя колоннами. Одна, под командой Язида, наносила удар через Аилу на Кулзум, а другая, под командованием племянника Мервана абд-аль-Малика, двигалась по приморской дороге. О противодействии египетских войск на границе сведений не имеется, но мы знаем, что Абдаррахман, готовясь к обороне, успел выкопать ров (прикрывший Фустат с востока), над которым целый месяц трудилось 30 000 рабочих. Либо его начали копать при первых известиях о готовящемся нападении, либо сирийские войска продолжительное время стояли на границе Египта.

Именно в этот момент ромеи и нанесли удар с моря. Арабские войска были связаны у Фустата и византийский флот славно повеселился в прибрежной зоне Египта.

Опираясь на ров, египтяне упорно сопротивлялись. Основные бои происходили у Айн Шамса. Фустатцы обороняли ров, сменяя друг друга через один-два дня. Племенная знать в лице Ку-райба б. Абрахи (главы химйаритов), Абиса б. Са'ида ал-Муради (в разное время бывшего начальником полиции и судьей) и других выступила посредником и выговорила Абдаррахману б. Утбе почетную отставку

Язид вступил в Фустат в конце 686 г. принял присягу в мечети и распорядился о постройке для себя дворца. После этого он начал зачищать египетскую элиту от недовольных.

Весной 687-го года халиф вернулся в Сирию – где начал готовиться к войне с Зубайром.  Возвратился Язид очень своевременно, потому что Ибн аз-Зубайр воспользовался его отсутствием, чтобы помочь Натилу отвоевать Палестину, и отправил туда войско во главе с Мус'абом б. аз-Зубайром. Язид выслал ему навстречу часть своих воинов во главе с Амром б. Са'идом, и они легко разгромили Мус' аба на подходе к границам Сирии; место их встречи никем не упоминается.

В ответ Язид организовал поход на Медину, поручив командовать им вождю племени балкайн Хубайшу б. Дулдже. Вероятно, его соплеменники и составляли ядро войска, потому что в войске из 6400 человек не упоминается ни один известный деятель, если не считать прославившегося впоследствии ал-Хаджжаджа б. Йусуфа, значит, основные силы сирийской армии оставались при Язиде.

Зубайр выслал навстречу ему свои наличные вооруженные силы во главе с Масруком ан-Насри. Они явно были немногочисленны, так как одновременно наместники Куфы и Басры получили распоряжение выслать подкрепления. Из Куфы вышел двухтысячный отряд Мухаммада б. ал-Аш'аса, а из Басры — трехтысячный отряд ал-Хатафа (.

Войско Хубайша беспрепятственно дошло до Зу-Марвы. При известии об этом наместник Медины бежал. Хубайш стал лагерем в Джурфе, и где-то между Джурфом и Мединой произошло столкновение с отрядом Масрука, кончившееся разгромом мекканцев. Хубайш похоронил своих убитых, а мекканцы остались лежать в поле непогребенными.

Язид предупредил Хубайша, чтобы тот не трогал мединцев, которые не поддерживают явно Ибн аз-Зубайра. Хубайш не нарушил этого распоряжения — о казнях не сообщается, — но не скрывал своего презрения к мединцам. Как рассказывали, он, сидя на минбаре пророка, ел финики и бросал косточки в присутствующих, приговаривая: "Хочу этим дать вам понять, как мало вы для меня значите".

Узнав о разгроме мекканцев, Мухаммад б. ал-Аш'ас с дороги вернулся в Куфу. Басрийцев же это не смутило, и они продолжили свой марш на Медину. Хубайш не стал ожидать их в Медине, а вышел навстречу к ар-Рабазе с 4000 воинов. Бой под ар-Рабазой был упорным, и перевес клонился на сторону Хубайша; исход его решила тысяча всадников, до последнего момента укрывавшихся в лощине. Неожиданный удар опрокинул палестинцев, Хубайш был убит, оставшиеся в живых бежали, их преследовали и брали в плен. В плену оказалось от 500 до 800 человек. Заместитель, оставленный Хубайшем в Медине, бежал из нее с остатками войска.

Мединцы радостно встретили победителей. Семьи, пострадавшие в битве на Харре, получили полное моральное удовлетворение: 800 пленных палестинцев были казнены. Казнями руководил специально для этого приехавший Мус'аб б. аз-Зубайр.

Сражения под Мединой показывают, что собственные вооруженные силы Ибн аз-Зубайра были невелики, навязать с их помощью свою волю какой-нибудь провинции, не признавшей его добровольно, было невозможно, только моральный авторитет Ибн аз-Зубайра и ненависть к Умаййадам обеспечивали ему признание. Особенно важно было для него укрепить свое влияние в такой богатейшей области, как Ирак, которому с конца 687 г. стал угрожать Убайдаллах б. Зийад, вступивший во главе многочисленного войска в Джазиру, чтобы вернуть себе Ирак, 20 лет бывший вотчиной Зийада и его сыновей. С этой целью Ибн аз-Зубайр послал в Басру наместником своего брата Мус'аба.

Конечно, в этих условиях не могло быть и речи о направлении Зухайра ибн Кайса в Ифрикию, как в РеИ 687 года – и в Кайраване по-прежнему правил бербер Койсела. Как и в РеИ, ромеи высадили десант в Барке (побережье Африки между Египтом и Ливией). В РеИ местные арабы совместно с фустатцами, бежавшими в Барку от чумы, сбросили византийцев в море – но в АИ фустатцы остались лежать у рва под Фустатом, а ромеи были сильнее. Ключ к Магрибу вновь оказался в руках ромеев.

В 688-ом году произошло то, что должно было случиться – Язид умер. Причина – банальна. Водка Вино … Еще в 682-ом, страдая от приступа печеночных колик, он заставил приближенных принести присягу своему сыну Муавии – тихому книгочею.

Цирроз печени – это такая штука, когда человек может умереть не от самого цирроза, а от того, что упадет и случайно ударится печенью о землю. Один человек, который тоже много пил, умер такой смертью в 43 года. Поэтому думая, когда Язид загнется от бухалова, я авторским произволом определил смерть в возрасте 43 лет – в 688 году.

Поскольку смерть законного халифа – это большое событие, на нем я прерву рассказ о арабах и ромеях, и перейду к болгарам и их новых соседям.

Напомню, что, совершив в 682-ом году массовый набег в Паннонию и Хорутанию под руководством Аспаруха, в дальнейшем болгарские комитаты действовали самостоятельно. В 683-ем году произошли набеги на Тюрингию, Фриуле и Бургундию. В 684-ом – на Брешию, полабских сорбов и средний Рейн, где впервые столкнулись с дружинами австразийских франков. В том же году Тервель, сын Аспаруха, взял в жены Кунигунду, дочь алеманского герцога.

Укрепив союз с алеманами, Аспарух направил экспансию на север и юго-восток. В 685-ем году были обложены данью хорутане. В 685-ом и 686-ом годах последовала серия походов, в результате которых династии тюрингских Радульфингов и сербских Дерваничей прервались. На территории Тюрингии и Сербии разместились болгарские контингенты – но для возраставшего славянского населения ничего не изменилось. Как и в РеИ небольшие неукреплённые деревеньки пражской культуры росли в междуречье Эльбы и Заале. На карте Европы зависимые от Болгарии земли выделены красным пунктиром.

К своему удивлению, майордом Австразии обнаружил на востоке от себя растущего агрессивного соседа.

Все что мы знаем о РеИ событиях в земле франков в 680-688 году умещается в пару абзацев, переписанных из Продолжателя Фредегара и Ранних Мецких аналлов..

Пипин пошел на мир с новым нейстрийским майордомом Вараттоном (680 г). Может быть, помня о печальной судьбе своего дяди Гримоальда, он смог первое время скрывать свои амбиции, довольствуясь титулом герцога Австразийского. Но в семье Вараттона начались ссоры, он был на какое-то время смещен с должности собственным сыном Гислемаром (684 год. кстати, этот сын славно навалял Пипину), затем окончательно заменен зятем Берхером (685); причем и того, и другого отличали стремление властвовать над нейстрийской знатью и агрессивность по отношению к Австразии. В результате все большее число нейстрийцев склонялось на сторону Пипина, пополнив армию его австразийских союзников, которую терпеливо создавали как его предшественники, так и он сам. И это больше всего придавало Пипиниду смелости. Набрав из числа своих приверженцев крупное войско, он захватил древнюю римскую дорогу, которая соединяла сердце его владений с дверями Нейстрии, проходя через Тонгр, Бавей и Камбре. У Тертри, недалеко от Сен-Кентиена, произошло столкновение этого войска с Берхером и его сторонниками. Победа Пипина была полной: Берхер в конце концов где-то скрылся, Тьерри с его сокровищами был захвачен.

Пипин не стал вторгаться в Нейстрию как агрессор, он предпочел договориться с ее знатью, среди которой насчитывал немало своих приверженцев. Власть Тьерри III была восстановлена во всех владениях, отныне его окружал чисто нейстрийский двор. В то же время сам Пипин добился того, что король признал его в качестве единственного майор дома всего Франкского государства. Пипин продолжал постоянно жить в Австразии, в случае необходимости — в своих собственных владениях (Эрсталь, Жюпий, Шевремон), но столь же охотно он оставался в королевских столицах, которыми являлись Мец и (что особенно знаменательно) Кёльн.

Наличие болгар не позволило реализоваться планам Пипина. Хотя тюрингское герцогство и не входило в домен Пипинидов и уже как полвека лет не подчинялось Австразии – формально оно входило в состав Австразии. В 639-ом «Радульф, герцог тюрингов, стал считать себя королем Тюрингии, заключил договор о союзе с вендами и начал переговоры с другими соседними народами. Он не говорил много слов и не отвергал сюзеренитет Сигиберта, но на деле сделал все, что мог для ослабления его власти»

Да и в любом случае, было ясно, что Аспаруха нужно остановить. Попытка договориться с Берхаром о совместных действиях против болгар не увенчалась успехом. Набеги болгар не особо волновали бургундо-нейстрийскую элиту.

В 687-ом году Пипин собрал войско и напал на болгар.

Судя по всему, битва для австразийцев окончилась не очень хорошо, поскольку летописец выражается об ее итогах крайне уклончиво: «Гунны же пытались вновь вторгнуться в Австразию. Против них с войском выступил доблестный майордом  Пипин, взяв с собой великое множество храбрых воинов. Когда они должны были вступить в сражение, гунны, сведущие в искусстве волшебства, явили им различные наваждения и разбили их наголову. А когда войско франков обратилось в бегство, сам он был задержан гуннами и содержался у них под охраной до тех пор, пока позднее, будучи ловким и проворным, он не подкупил дарами тех, кого он не смог одолеть храбростью в сражении. В самом деле, одарив их подарками, он заключил с королем гуннов договор о том, чтобы никогда при их жизни не было между ними никакой войны; и это по праву расценивается скорее как похвала ему, чем бесчестие. Но и король гуннов дал королю Пипину много подарков. А самого короля гуннов называли Хан. Ведь этим именем называли всех королей этого народа»

В результате нападения на Нейстрию и битвы при Тертри не случилось. Более того, если в РеИ многие недовольные избранием Берхара знатные лица, включая пфальцграфа Аудерамна и реймского епископа Риеля обратились за помощью к Пипину Геристальскому, в АИ, после сокрушительного разгрома австразийцев, нейстрийские элиты были полны желания восстановить единство «франкского мира».

Попытка оказалась неудачной – и в битве под Кельном австразийское ополчение смогло разбить нейстрийскую знать. Короче – все остались «при своих».

К общему веселью подключился и Радбод Фризский. Узнав о нападении нейстрийцев, он тоже захотел пограбить соседей, и, подбив на помощь  соседей, саксов-вестфаллов, на двадцати кораблях спустился вниз по Рейну – встретив там потрепанное ополчение Пипина. Еще одного удара австразийцы не выдержали – и побежали.

Фризы и саксы разграбили Кельн и родовые земли клана Пипинидов

На этом закончился 688 год.

История уже сдвинулась и существенно … но узлы пространственно-временного континуума туги и не так то просто развязать их …

 

Интермедия 5. Фризы

 

 Чтобы понять, как может развиваться судьба северо-западного угла Европы и Каролингов, нужно сначала понять, кто такие фризы. Спасибо большое коллеге Гере за его точку зрения по этому вопросу.

 

Народ фризов.

 

 Если коротко, фризы – это народ живущий «между морем и сущей» на сравнительно узкой полосе прибрежных польдер, терпов и маршей между устьем Рейна и Западной Данией.

В результате наступления моря в железном веке условия хозяйствования на прибрежных глиноземах резко изменились, что оказало глубокое воздействие на сами германские поселения. Вместо того чтобы уйти из этих мест, оставив глиноземы с их плодородными пастбищами, крестьяне изобрели тип поселений, который мог помочь выжить даже при самом страшном наводнении и вокруг которого можно было вести хозяйство.

Вот какое решение нашли местные жители- они стали насыпать искусственные холмы, на которых ставили все хозяйственные постройки. На эти холмы во время наводнений можно было завести скотину. Побережье от устья Рейна до Шлезвиг-Гольштейна изобилует такими жилыми курганами. Их высота составляет от 1,8 до 6 метров над поверхностью земли. Распределены они неравномерно: обычно, как можно видеть на карте, встречаются плотные скопления. Такие холмы в Нидерландах называют терпами.  Появление терпов отчасти, конечно, было вызвано тем, что за долгое время, пока люди жили на одном месте, там накапливался домашний мусор, однако прежде всего они появлялись все-таки потому, что жители, сознательно воздвигая кучи навоза и глины, создавали широкие платформы для постройки ферм и других хозяйственных сооружений. Размер терпов мог быть самым различным — от больших, площадью в целый акр, до небольших холмиков, на которых едва помещались один-два дома. Возможно, именно терпы имел в виду Плиний Старший, когда называл дома хавков, занимавших часть прибрежных областей Германии, "платформами, построенными вручную".

Постоянное затопление низин и, соответственно, засоленность почвы, как может показаться, были смертным приговором для сельского хозяйства на этой части германской территории. Но на самом деле подобного не случилось. Глинозем был и остается весьма плодородной почвой. Успешно разводили крупный рогатый скот; держали и овец, однако коровы были гораздо важнее. Среди других домашних животных можно назвать свиней, лошадей, коз, кур и собак. Дополнительным источником питания служила рыбная ловля, а вот охота вряд ли играла какую-либо роль в жизни обитателей терпов. Они главным образом были крестьянами-скотоводами, поскольку земли для пахоты было немного. Однако выращивали и некоторые сельскохозяйственные культуры, в частности ячмень, пшеницу, лен, горох и бобы.

Вокруг каждого терпа огораживались обширные выгоны для скота, а дальше находились сенные луга, на которых после летней жатвы пасли молодняк. На склонах терпов и на некоторых достаточно высоких холмах, образованных отложениями ила (houwen), делать посадки было практически невозможно. Само положение терпов создавало такие условия, при которых земля должна была быть в руках целых семей, а не отдельных хозяев. Есть основания предполагать, что по крайней мере некоторое количество драгоценной пастбищной земли должно было быть. В общем владении нескольких семей в деревне, и каждая семья имела право на несколько снопов сена, полученного общими усилиями всех жителей.

 

Немного об экономике.

 

К 6-ому веку фризы выпихивают с устья Рейна герулов варнов и тюрингов. Начиная с 7-го века фризы начинают играть активную роль в североморской торговле. Такую активную роль, что Северное море даже именуют Фризским морем (хотя часто «фризом» именовался не только этнический фриз, но и просто «купец-международник»).

Купец  во фризском обществе это не какая то отдельная страта, профессиональное сословие - это массовый отхожий промысел каждой крестьянской семьи, и общины. Причиной почему фризы выходили в море смотри выше, они изначально в условиях сложного рискованного земледелия, узости хозяйственной базы, не имели обычной для простых племенных сообществ экономической автаркии, самодостаточности, и вынуждены были вести меновую торговлю, страхуясь элементарно от голода. Постепенно торговля усложнялась, появились средства обмена, увеличивались обороты, удлинялись маршруты, появились города, ремесленники и товарное производство. Отсюда и второй нюанс, фризский купец-отхожий крестьянин несколько по другому относился к своему мореходному и торговому ремеслу(особенно по сравнению с норманнской знатью), в схеме "купец, пират и воин" они предпочитали первый пункт, честный хлеб лихому разбою, фризы имели хорошую репутацию, естественно в поправкой на те опасные времена. Потому  "фриз" стала маркой "купца-международника, с которым можно вести дела"

На приложенной карте пустые районы – это как раз места проживания фризов (хотя в устье Рейна была жуткая солянка. Помимо отмеченных на карте франков и неотмеченных фризов, там еще и саксы были и даже велеты!

После усиления фризов, активная внутрибалтийская торговля и такие торговые центры как Данкирке на западном побережье западной Ютландии, Гудме на острове Фюн и Хельго в восточной Швеции затухают. Активизируется торговля по Северному морю и такие торговые центры как Дорестад (устье Рейна), Рибе (западная Дания), Лима фиорд (северная Дания) и многочисленные порты Англии – Лондон, Йорк, Ипсвич, Саутхэмптон, Честер.

Возникали такие порты эмпирически, представляя собой ряды деревянных строений, вытянувшихся вдоль набережных в поселениях, расположенных в эстуариях и дельтах рек, и жили они исключительно торговлей и для торговли. Современные ученые называют такие порты «эмпориями», а древние скандинавы называли «виками». Кроме Вальхерена фризы выделяли Дорштадт, находившийся в передней части рейнской дельты. Этот город держал под контролем путь в Англию, благодаря Леку, обращенному на запад. Дорштадт держал под контролем и путь в Скандинавию, благодаря Вехту, обращенному на самом севере к Алмере, предшественнику Зюйдерзее.

Интересно, что касательно Британии - фризы контролировали только торговлю с Восточной Англией, где также жило немало фризов. Торговля с Южной Британией (земли саксов и ютов) шла из Квентовика – места компактного поселения саксов еще с 5-го века

На приложенной карте видно, то фризы больше специализировались на зоне № 6 – Западная Дания, побережье от Дании до Рейна, Восточная Англия, а также система речных путей (Рейн, Везер) на юг до вплоть до Швейцарии.

Причиной активизации северной торговли принято считать затухание средиземноморской торговли в связи с действиями арабов на море. Но вот Лебек считает иначе (хотя и весьма мутно) «Переориентация была связана скорее с тем, что начал оживляться — робко в конце VI века и гораздо решительнее в VII веке — большой торговый путь вдоль берегов Северного моря. Он шел и дальше — по Балтике и судоходным русским рекам, благодаря чему стал перехватывать часть торговли восточными товарами. Для Северной Галлии открывались особые возможности — в обмен на изделия своих ремесленников и на излишки своего развивающегося сельского хозяйства получать кожи и меха, шерсть и сукна, янтарь и слоновую кость, камни и металлы, а в особенности серебро, которое скоро произведет переворот в истории западноевропейского монетного дела»

Лично я думаю, что «русские реки» в 7-ом и даже в начале 8-го века здесь явно ни при чем. На мой взгляд, основными причинами были:

1.       Восстановление британской экономики после темных веков англо0саксо-ютско-фризского вторжения

2.       Рост народонаселения в Европе севернее Дуная – и постепенное увеличение экономического оборота.

3.       Рост урбанизации (как следствие роста населения), начавшийся в конце 7-го/начале 8-го веков.

При этом, важно понимать, что вышеозначенные пункты – это взаимовлияющие составные части процесса с положительной обратной связью. Растет экономика и население – растет торговля. Растёт торговля – растут города. Растут города – растет количество людей, обладающих именно деньгами, а не товарами. Растет количество денег – растет денежный оборот. И так далее

В связь северной и средиземноморской торговли я не очень верю. Балтийский янтарь никак не заменит египетский папирус, а норвежский китовый жир – карфагенское оливковое масло. Другое дело, что получение пошлин от северной торговли помогло элитам северных племен (даны, австразийцы и нейстрийцы, возможно – велеты) стать более сильными. А падение поступлений от средиземноморских пошлин, соответственно ослабило южные территории (Прованс, Аквитания, лангобарды).

Одновременно с развитием северной торговли, после 670-го года началось распространение серебряных денег – т.н. «скеатасс», маленьких монет весом менее одного грамма, которые печатались во фризских и английских монетных дворах, которые заменили «золотой» римский стандарт и были более приспособлены к оплате относительно недорогих северных товаров.

Когда в дальнейшем я буду описывать историю и расселение фризов важно понимать, что 7-ой век – это век кораблей из Квальзунда, Саттон-Ху и Гредстебро. То есть это уже не лоханки, типа корабля из Нидама, но и еще и не полноценные драккары, позволяющие напрямую пересечь Северное море. Это корабли, по обводам и технологии уже близкие к классическим драккарам, но еще без паруса. Таким образом, морская торговля 6-8 веков – это каботажная гребная торговля.

Еще одна карта, обозначающая взаимосвязи между различными археологическими объектами 9монеты, керамика и тд). Чем тоще линии - тем больше связей.

РеИ история фризов.

Как уже было описано выше,  5-6 веках фризы постепенно сдвигались на юго-запад по побережью, и активно переселялись в Британию. Судя по всему, франки в начале 7-го века вышибли фризов с левого берега Рейна и Дорестад стал франкским. После смерти Дагоберта (639 год), в середине 7-го века Дорестад опять стал фризским.

Мы знаем, что во 2-ой половине 7-го века устье Рейна контролировалось Альдегислом, а примерно с 680-го года – Радбодом.

В РеИ Радбод после нескольких поражений в 690-х годах, уступил Западную Фризию и Утрехт с Дорестадом Пипину Геристальскому – майордому Австразии и Нейстрии. Тогда же его дочь вышла замуж за старшего сына Пипина Гримоальда, но про детей от этого брака мы ничего не знаем. Утрехт был дарован св. Виллиброду ставшему епископом фризов.

 После смерти Пипина в 714 году, Радбод выгнал епископа и спустился вниз по Рейну аж до Кельна, где разбил Карла Мартелла (насколько я понимаю, это было единственное в жизни поражение Мартелла) и вернулся назад с добычей.

В 719 году Радбод умер, так и не успев вторгнуться в земли франков во второй раз, хотя такие планы у него были.

После смерти Радбода Мартелл легко завоевал не только западную Фризию, но и центральную ее часть, до островов Вестерго и Остерго. В 733-734 году фризы под руководством Поппо восстали, но вновь были разбиты франками, которые впервые стали использовать флот в боевых действиях.

И в ходе саксонских войн в 772 году, Карл Великий покорил Восточную Фризию.

Территория и управление.

 Обычно Фризию показывают вот так:

На карте не указаны поселения фризов в Западной Дании (см. Рибе). Есть точка зрения, что туда фризы ушли уже в 8-ом веке, уходя от франков. Я с ней не согласен – на мой взгляд Рибе как раз и был создан фризами на рубеже 7 и 8 веков.

Некоторые историки считают, что Великая Фризия – это историческая фикция и перенос на 7-ой век реалий Каролингского времени. Великая Фризия 7-го века – это примерно тоже, что Норвегия 9-го или Русь 10-го века. То есть некий Харальд Косматый сидит у себя на юге и получает свои законные 10% со всех торговцев Северного пути. Или Олег сидит в Киеве и получают «долю малую» с экспорта в Византию всех остальных «светлых князей». А поскольку его не объедешь – могущественные северные ярлы / светлые князья хочешь не хочешь, вынуждены с ним договариваться.

У Харальда/Олега появляется серебро, на которое можно нанять больше воинов – и постепенно локальные вожди «примучиваются». Предполагаю, что по этой же схеме строилось взаимодействие Альдегисла/Радбода, сидящего на хлебной точке в устье Рейна и остальных вождей, сидящих на побережье ближе к Дании.

Скорее всего, постепенно, вместе с ростом торговли, росли и силы фризов. Но росли силы и франков. Судя по всему, в конце 7-го/начале 8-го веков фризы вполне могли противостоять нападениям Австразии (история до 690-го года) и даже активно нападать на ослабленную Австразию (после смерти Пипина). Но как только Австразия объединялась с Нейстрией (690-ый год) – у фризов не оставалось никаких шансов.

Наверное, на рубеже веков Фризия выглядела примерно так:

Дело еще осложнялось тем, что вполне возможно, Альдегисл, Радбод и Поппо не были династией (по крайней мере, нет никаких данных об этом). Более того, франкские хронисты упорно называют их герцогами, а не королями, хотя английских властителей именуют именно королями, равно как и впоследствии – датских и даже славянских. Вполне возможно, что успехам Мартелла помогла как раз борьба за власть между фризами.

И если мы предполагаем, что Радбод был некий лихой узурпатор – это увеличивает шансы на то, что он начнет прессовать ослабленную Австразию.

В АИ Австразия ослаблена битвой с болгарами и у нее отсутствуют ресурсы Нейстрии – что позволило Радбоду в 688 году совершить аналог похода 714 года. После этого, если Радбод решит продолжать экспансию, у него есть следующие направления.

Возвращаясь к карте с зонами торговли – фризы торговали по Северному морю вплоть до Восточной Англии и по речным система Мааса, Рейна и Везера до алеманов и бургундцев. Соответственно, они могут распространяться или в Восточную Англию или вниз по рекам. Теоретически, они могут попытаться захватить Квентовик, поссорившись с Нейстрией (по словам коллеги Геры

            Цитата:

    «Основная торговля с британскими островами шла между Саутгемптоном и устьем Канша в Пикардии в 60 км южнее Кале, то есть очевидно что она пока не в сфере возможного для фризов, Хотя видимо они внесли в неё немалый вклад, город Этапль в устье Канша, получил название от староголландского "стапаль" - то есть главный порт»)

По мнению коллеги (и я с ним согласен), в краткосрочной перспективе

            Цитата

    «главной задачей АИ-Радбода будет упрочнение контроля за Нижним Рейном оттеснение франкских форпостов с речных путей по Рейну и Ваалу-Маасу, лишение франков опорных пунктов возможного контрудара - это действия в Гельдерне, Клеве и Токсандрии, отбить у франков Нимвеген, Рурмонд, Тонгерен, Маастрихт, Ксантен и Нойс самый максимум по Рейну»

Насчет того, будет ли он пытаться дальше двигаться вниз по Рейну, или же в Восточную Англию или дальше на запад – ну, может не до Квентовика, а, скажем, до Брюгге/Гента, я пока еще не решил.

И будет интересно услышать мысли коллег.

При этом важно понимать, что продвижение фризов, скажем, по Рейну – не означает захват земель местных нобилей. Это захват городов / торговых площадок/

http://fai.org.ru/forum/topic/41023-konstantin-pogonat-bolgaroboytsa/

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on Mon, 12/12/2016 - 15:44.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.