17
8
«Комета» с «Метеором» внутри

«Комета» с «Метеором» внутри

Статья Петра Самсонова с сайта WARSPOT.

Содержание:

К началу 1943 года восторги британцев от полученных по ленд-лизу новых «Шерманов» начали утихать: стало ясно, что эти американские танки в тогдашнем виде не соответствовали требованиям современной войны. Тем не менее «Шерман» оставался намного лучше серийных машин, производившихся в Великобритании. «Кромвель» стал значительным шагом вперёд, но и он уступал «Шерману» почти по всем показателям. Предстояла глубокая модернизация этого танка.

Пушка меньше, танк больше

Разработка новой машины под индексом A34 началась в мае 1943 года. За основу взяли корпус «Кромвеля» типа F. Двигатель «Метеор» III фирмы «Роллс-Ройс» и коробку передач фирмы «Меррит-Браун» Z5 тоже позаимствовали у этого танка. Башню конструировали заново, так как поместить что-нибудь крупнее 75-мм орудия в башню «Кромвеля» уже не получилось. В отличие от предшественника, корпус нового танка стал полностью сварным, как и башня. Её лобовая часть была литой, а борта катаными. Диаметр башенного погона увеличили до 1626 мм — не в последнюю очередь из-за того, что британцы наконец сняли ограничение по ширине, установленное из-за габаритов железнодорожных платформ. Всего, по сравнению с «Кромвелем», изменились порядка 60% деталей.

Орудие не было принципиально новым. К началу разработки новой машины одним из самых мощных противотанковых орудий армий Союзников оставалась 17-фунтовая 76-мм пушка. Даже обычным бронебойным снарядом она могла пробить любой немецкий танк в лоб, а подкалиберный вселял уверенность, что пушка ещё долго останется актуальной на поле боя. Увы, за это пришлось платить тем, что орудие было громоздким, а выстрелы к нему — слишком длинными. Боевое отделение танков «Шерман Файрфлай», оснащённых 17-фунтовкой, оказалось слишком тесным, и условия работы экипажа оставляли желать лучшего.

77-мм пушка (третья слева) была гораздо крупнее и мощнее 75-мм пушки Vickers (четвертая слева) и 6-фунтовки (пятая слева). Коллекция танкового музея в Бовингтоне

77-мм пушка (третья слева) была гораздо крупнее и мощнее 75-мм пушки Vickers (четвертая слева) и 6-фунтовки (пятая слева). Коллекция танкового музея в Бовингтоне

Британские конструкторы посчитали, что ради улучшения работы заряжающего и лучшей компоновки боевого отделения столь высокими характеристиками орудия можно и пожертвовать. Установив укороченный ствол от 17-фунтовки вместо 50-калиберного 75-мм ствола на опытное орудие «Виккерс» 75 mm HV, конструкторы получили более компактное орудие, вполне удовлетворявшее современным требованиям. Калибр орудия не изменился, однако его патроны с укороченной гильзой не были совместимы с 17-фунтовкой. Чтобы избежать путаницы, орудие назвали 77 mm HV.

В начале 1944 года новое орудие поступило на артиллерийский полигон в Лулворте и 13 января прошло предварительные испытания на стенде. Пробитие брони всё ещё оставалось на внушительной высоте: начальная скорость подкалиберного снаряда типа APDS в 3675 футов (1120 метров) в секунду оказалось немногим меньше той же характеристики 17-фунтового подкалиберного снаряда того же типа — 3950 футов (1200 метров) в секунду. Это позволяло пробить до 182 мм брони в упор, а на расстоянии в 2000 ярдов (1820 метров) расчётная пробиваемость составила 120 мм. Этого хватало для пробития лобовой брони «Тигра».

5 февраля в Лондоне состоялось совещание высокопоставленных «танковых» чиновников по важному вопросу: использовать или нет дульный тормоз. По расчётам, минимальная начальная скорость снаряда для удовлетворительной работы полуавтоматики орудия составляла 1500 футов (457 метров) в секунду. С использованием дульного тормоза минимальная начальная скорость возрастала до 1700 футов (518 метров) в секунду, что не давало оптимальной траектории для осколочно-фугасного снаряда. Производство новых зарядов для них затянуло бы испытания до середины июня. Также при установке дульного тормоза пришлось бы заново уравновешивать систему.

С другой стороны, установка дульного тормоза заметно снижала износ механизма отката, что было весьма желательно. В итоге решили использовать двухкаморный дульный тормоз по типу 17-фунтовки, а чтобы бороться с проблемой самоотвинчивания, применили систему крепления «по типу немецкой Pak 41». На уже произведённые опытные 77-мм пушки устанавливался дульный тормоз с креплением старой конструкции.

Тем временем был одобрен заказ на четыре опытных и 20 предсерийных экземпляров танка, получившего «астрономическое» имя «Комет» (Comet), не нуждающееся в переводе. Башня и башенный погон для первого «Комета» прибыли на полигон одновременно с орудием. К 15 января башню установили на погон и испытали уравновешенность системы. Предполагалось, что первый прототип машины будет готов к концу января — началу февраля 1944 года, но постройка затянулась. К 5 февраля только закончилась установка пушки, а в итоге опытную машину, собранную из неброневой стали, подали на испытания в Лулворт только к 14 марта. Через четыре дня начались полномасштабные испытания.

Дульный тормоз 77-мм орудия, спроектированный по образцу с 17-фунтовки. Фото сделано в танковом музее во французском Сомюре

Дульный тормоз 77-мм орудия, спроектированный по образцу с 17-фунтовки. Фото сделано в танковом музее во французском Сомюре

Новая орудийная установка очень понравилась испытателям. Маска орудия придавала танку очень «чистый» вид, систему отката было легко обслуживать. Расположение спаренного пулемёта справа от орудия посчитали хорошим решением.

Максимальное возвышение орудия огранивалось 20°, максимальное склонение при повёрнутой на 90° башне составляло −11°. Полный поворот маховика подъёмного механизма поднимал или опускал орудие примерно на 1°, а полностью опустить и поднять обратно орудие можно было за две минуты. На серийные танки планировалось установить механизм, ограничивающий склонение при повороте башни назад, но на прототипе присутствовал только знак, предупреждавший наводчика, что не следует слишком опускать пушку, чтобы не повредить её.

Жалоб на механизм вертикальной наводки не поступило, а вот механизм поворота башни получил довольно низкую оценку. Ручным механизмом было слишком тяжело пользоваться, скорость вращения оказалась неравномерной, а люфт — большим, в результате чего точная наводка стала невозможной. Электрический привод поворачивал башню слишком резко, и сопровождать медленно движущуюся цель на дальних дистанциях было трудно. Повернуть башню на 360° можно было за 21–22 секунды, крен машины до 15° не влиял на работу привода поворота.

Первый «Комет», собранный из неброневой стали. На пушке уже стоит дульный тормоз. Прототип заметно отличался от серийных танков отсутствием поддерживающих катков

Первый «Комет», собранный из неброневой стали. На пушке уже стоит дульный тормоз. Прототип заметно отличался от серийных танков отсутствием поддерживающих катков

На марше ствол орудия удерживался хомутом, установленным на надмоторной плите, как это было сделано на «Файрфлае», но испытателям такое решение не понравилось. Чтобы быстро приводить орудие в боевое положение, испытатели рекомендовали крепить его к крыше башни.

Испытатели также заметили заметный люфт, особенно неприятный при наводке орудия при крене танка. Отмечалось, что это может привести к преждевременному износу механизма вертикальной наводки. Пушка была уравновешена плохо: её клонило вперёд даже со снарядом в казённике и без дульного тормоза. При этом саму башню уравновесили хорошо, и она легко поворачивалась: при отключённом фрикционе механизма поворота резкий боковой толчок по стволу развернул башню на 300°.

Электроспуск орудия доделать не успели, и на прототипе установили только механический ножной спусковой механизм, который работал удовлетворительно. Телескопического прицела тоже не было, так как подходящую конструкцию ещё не подобрали. Таблицы стрельб также разработать не успели. Перископ наводчика оказался на месте, но свободно болтался в своём гнезде и во время движения бил наводчика по лицу. Установку перископов остальных членов экипажа сочли удовлетворительной.

Иллюстрация из руководства по эксплуатации танка. Рисунок сделан с фото серийной машины, но дульный тормоз на рисунке почему-то не изображён

Иллюстрация из руководства по эксплуатации танка. Рисунок сделан с фото серийной машины, но дульный тормоз на рисунке почему-то не изображён

На танке стояла стандартная британская командирская башенка с круговым обзором (All Round Vision Cupola). Конструкцию подвергли критике: бронирование было слабым, а двустворчатый люк — слишком узким и неудобным; при закрытии створок пальцы командира танка могли застрять между ними. Кронштейн дальномера перед башенкой серьёзно ограничивал обзор. Налобники перископов легко отваливались. Также башенка не была водостойкой.

Командиру вообще не повезло с рабочим местом: его локоть находился слишком близко к орудию, что во время стрельбы могло привести к травмам. Места остальных членов экипажа сочли удовлетворительными. Так как испытания были довольно короткими, испытатели не решились дать заключающую оценку условиям работы экипажа, но посчитали, что конструкторы машины тщательно думали об удобстве людей.

Во время предварительных испытаний из пушки выпустили 10 бронебойных снарядов. Длина отката была стабильной вне зависимости от угла подъёма орудия и составила 282 мм. Проблем во время стрельбы отмечено не было, хотя трение деталей в механизме полуавтоматики, замеченное испытателями, привело бы к преждевременному отказу.

Вид сзади. Хомут крепления пушки в походе находился на надмоторной плите, что заставляло на марше разворачивать башню назад

Вид сзади. Хомут крепления пушки в походе находился на надмоторной плите, что заставляло на марше разворачивать башню назад

В танке разместили 58 снарядов: шесть в горизонтальной укладке и ещё шесть в вертикальной на полике боевого отделения, две укладки по восемь снарядов под поликом, девять снарядов позади боевого отделения слева и 21 снаряд слева и спереди. Укладки получили низкую оценку: пользоваться ими было трудно, а некоторыми и опасно, так как заряжающему приходилось перелезать через ограждение орудия. Также при экстракции его могла ударить по рукам стреляная гильза. Добираться до снарядов под поликом было трудно, а чтобы получить доступ к боеукладкам по левому борту, приходилось разворачивать башню.

Во второй серии огневых испытаний опытные наводчики сделали 45 выстрелов на дистанциях 1000–1200 ярдов (914–1097 метров). По мнению испытателей, стрелять по целям, движущимся со скоростью около 5 миль (8 км) в час, было трудно, но настоящие цели обычно двигались быстрее. При стрельбе с места эффективная стрельба могла вестись с 1000 ярдов. Стрельба с ходу не проводилась, но, по мнению испытателей, на ходу эффективный огонь осколочно-фугасными снарядами можно было вести с тех же 1000 ярдов.

В целом испытатели были довольны новой машиной, хотя и выразили желание провести более тщательные испытания. 31 марта 1944 года «Комет» принял участие в параде, устроенном при полигоне, в категории «иностранные и перспективные танки».

Всевозможные испытания новых танков продолжались. 19 мая машину испытали на совместимость с подъёмными устройствами железнодорожного транспорта. Взвешивание показало, что «Комет» весит 32,6 тонны, его удалось поднять с помощью универсального 30-тонного подъёмного устройства и 45-тонного железнодорожного крана.

Схема бронирования «Комета». По клику доступна увеличенная версия рисунка

Схема бронирования «Комета». По клику доступна увеличенная версия рисунка

«Комет» прошёл довольно объёмные ходовые испытания, совмещённые с отработкой многих агрегатов и узлов. Так, в начале июля испытывали то самое крепление орудия в положении «по-походному», которое испытатели рекомендовали ввести ещё в марте. К 9 июля танк прошёл 1462 мили (2353 км), из них 924 мили (1487 км) по шоссе, а остальное — по просёлочной дороге. Крепление орудия оказалось неудачным: оно сломалось после всего 48 миль (77 км) по шоссе и 25 миль (40 км) по просёлку. Его заменили новым, которое к 24 июля успешно прошло 720 миль (1158 км).

20 июля 1944 года настала очередь очередного этапа испытаний, и «Комет» обстреляли 25-фунтовыми осколочно-фугасными снарядами. При разрыве в полуметре над крышей моторного отделения осколки пробили только надгусеничные полки. При разрыве в четверти метра пробития брони также не произошло. При осмотре четырёх кроликов, помещённых в танк, обнаружилось, что у двух лопнули барабанные перепонки, остальные от обстрела не пострадали.

Разрыв в 127 мм над крышей моторного отделения всё-таки нанёс повреждения танку, выгнув люк доступа к двигателю, но без пробитий. Командирская башенка оказалась более слабой целью: при разрыве в 450 мм над ней взрывная волна вогнала четыре перископа из восьми внутрь башни.

вернуться к меню ↑

Второй блин

Результаты испытаний были рассмотрены конструкторами, и в августе 1944 года «Комет» вернулся на полигон в Лулворте. Испытатели отметили, что танк значительно изменился. На него установили электроспуск орудия, прицел для пушки, дульный тормоз, новую 9-снарядную укладку на полике боевого отделения. Изменения в конструкции ограждения орудия и новая рукоятка затвора, установленная на полигоне, значительно улучшили работу заряжающего. Работникам полигона также пришлось возиться с фрикционом привода поворота башни, так как тот буксовал из-за недостаточной упругости тарельчатых пружин Бельвилля.

Основные боеукладки находились на полу боевого отделения, и подбашенная корзина затрудняла доступ к ним

Основные боеукладки находились на полу боевого отделения, и подбашенная корзина затрудняла доступ к ним

После тщательной регулировки механизм вернули в строй, но испытатели отметили, что при серийном выпуске за проблемами такого типа придётся строго следить. Это не было единственной проблемой с поворотом башни: рукоятка электропривода поворота задевала за рукоятку маховика вертикальной наводки. С этим испытатели ничего сделать не могли. В отчёте сообщалось, что, раз механизм вертикальной наводки и так считался неудовлетворительным, то при его переделке маховик уберут подальше от рукоятки электропривода. Усилия на ручном механизме поворота башни сочли чрезмерно высокими.

На новый танк установили электроспуск соленоидного типа. Механизм понравился испытателям, но, по их мнению, металлический кожух проводки легко было сломать, и его рекомендовали заменить резиновым. Предохранитель у заряжающего эффективно блокировал спусковой механизм, но блокировать резервный ножной спуск было невозможно, что могло привести к несчастному случаю. Соленоидный механизм спаренного пулемёта не получил столь же высокой оценки, так как заряжающий постоянно ударялся о него головой и плечом.

На полу боевого отделения оборудовали новые боеукладки. Их конструкция понравилась испытателям, но зазор между подвижным поликом башни и боеукладками был очень маленьким — малейшая неровность в днище танка могла привести к заклиниванию башни.

Командирская башенка изнутри и снаружи

Командирская башенка изнутри и снаружи

Обзор из танка был признан хорошим. Особенно понравилась испытателям командирская башенка, которая имела только один недостаток: при наблюдении назад частично закрывала обзор крышка забашенного ящика. Место командира также получило только одно серьёзное нарекание: командиру было далеко лезть за ящиком с ручными гранатами, который находился перед наводчиком.

Место заряжающего не удостоилось столь высокой оценки. Заряжать пушку сидя было невозможно, а высота боевого отделения не позволяла работать в полный рост. Пол был гладким, из-за чего ноги заряжающего по нему скользили.

Испытания стрельбой были проведены в больших объёмах, чем в первый раз: всего выпустили 282 снаряда. Стрельба бронебойными снарядами велась по неподвижным и движущимся целям на дистанциях до 1450 ярдов (1325 метров). Поворот башни при стрельбе по движущимся целям осуществлялся как вручную, так и с помощью электромотора. Разрывы снарядов позволяли корректировать огонь при стрельбе на расстоянии от 600 ярдов (548 метров) при хорошей видимости и от 1200 ярдов (1097 метров) при ветре, который поднимал пыль. На меньших дистанциях дым и яркая вспышка выстрела не позволяли наблюдать падение снаряда.

Отмечалось, что облако дыма при стрельбе оказалось более густым, чем ожидалось. Стрельба без дульного тормоза не помогла — скорее, наоборот: при стрельбе с дульным тормозом форма облака была более предсказуемой, и наводчик легче привыкал к последствиям выстрела. Нашлись у дульного тормоза и недостатки: командира, высунувшегося из башни для корректировки огня, ощутимо била по лицу ударная волна. Она также могла снести щиток водителя для езды с открытым люком. Были отмечены проблемы и с обратным ударом пламени, унаследованные от 17-фунтовки.

Схема подвески. Амортизаторы быстро гасили колебания машины, что делало танк очень стабильной платформой для стрельбы с коротких остановок

Схема подвески. Амортизаторы быстро гасили колебания машины, что делало танк очень стабильной платформой для стрельбы с коротких остановок

Стрельба осколочно-фугасными снарядами с уменьшенным зарядом велась на дистанции до 4200 ярдов (3840 метров). Эффективность 77-мм снаряда оказалась ниже, чем у аналогичного американского 75-мм снаряда. Вспышка при разрыве была маленькой, что осложняло корректировку огня, при этом производилось много дыма, из-за чего по описанным выше причинам было трудно вести огонь по целям ближе 1500 ярдов (1371 метр). Дым становился ещё более густым во влажную погоду. Ярко-красный трассер помогал, но на расстоянии свыше 2500 ярдов (2286 метров) его тоже было плохо видно.

Качество прицельных приспособлений оценили как удовлетворительное. Испытатели жаловались на отсутствие индикатора поворота башни, что затрудняло корректировку огня на дальних дистанциях.

При использовании укладки на девять снарядов на полу боевого отделения средняя скорострельность составляла 7–8 выстрелов в минуту, а с четырёхснарядной вертикальной укладкой в башне скорострельность возросла до 10 выстрелов в минуту. Методика испытаний отличалась от советской: отсчёт времени начинался после заряжания первого снаряда, а не по команде «заряжай». Также осталось неизвестным, как долго экипаж способен поддерживать такой темп стрельбы, так как вентиляция боевого отделения была недостаточной. Даже склонные к преуменьшениям британские испытатели описали эффект от пороховых газов при стрельбе как «очень недопустимый», особенно при стрельбе осколочно-фугасными снарядами.

В заключении отчёта отмечалось, что объём испытаний был весьма ограничен, и полными их назвать никак нельзя. Тем не менее работники полигона рекомендовали провести некоторые изменения конструкции для решения обнаруженных проблем.

В августе машину испытали долгим пробегом, и не зря: после 1858 миль (2990 км), из которых 972 мили (1564 км) танк прошёл по дороге, а 886 миль (1425 км) — по целине, вышел из строя двигатель. Причина крылась в воздухофильтрах: они быстро забивались, в систему охлаждения попадали пыль и песок, что приводило к пониженной динамике и преждевременному износу двигателя. За время пробега фильтры пришлось менять четыре раза, но и этого оказалось недостаточно.

Результаты стрельбы подкалиберными снарядами. Группы A и D отстреляны обычными снарядами, снаряды групп B и C подверглись грубой перевозке

Результаты стрельбы подкалиберными снарядами. Группы A и D отстреляны обычными снарядами, снаряды групп B и C подверглись грубой перевозке

Двигатель заменили, и танк продолжил испытания. К 9 сентября «Комет» отстрелял 1500 снарядов для оценки надёжности орудия — износ оставался незначительным, хотя изначально предполагалось, что ресурс составит всего 2000 выстрелов. Проводились испытания по измерению кучности стрельбы, загазованности боевого отделения. Было разработано новое крепление орудия в походном положении, прорабатывались решения проблем с тугой наводкой по вертикали и попаданием грязи в боевое отделение через щели между подвижной бронировкой и маской пушки.

Стало понятно, что танк удался. Промышленность приступила к производству машины, и серийный «Комет» появился в Лулворте к 3 октября.

Испытания серийных машин показали, что полностью от недостатков избавиться не удалось. Сиденье командира получалось отрегулировать для удобного пользования командирской башенкой только у очень ограниченного количества танкистов, и диапазон регулировки было приказано увеличить. Наводчики с длинными ногами могли свалиться со своего сиденья при езде, и с этим ничего уже нельзя было поделать. Наводчик мог усесться несколько удобнее, развернув сиденье, но тогда становилось тесно командиру. Отмечалось, что для исправления ситуации в «Комете» не хватало места, и решение проблемы оставили на усмотрение экипажа. Выстрелы перед загрузкой в танк требовалось тщательно смазывать, иначе они могли застрять в укладках. Их крепления также могли пробить капсюль, так что заполнять боеукладки надо было очень внимательно.

Рассеивание при стрельбе получилось довольно приличным. С 1000 ярдов (914 метров) лучшие 90% попаданий уложились в вертикальный прямоугольник размерами 55×45 см, а на 2000 ярдах (1828 метров) прямоугольник превратился фактически в квадрат размерами 88×86 см. Такие показатели давали довольно высокую вероятность попадания в цель размерами с танк.

При стрельбе подкалиберными снарядами с 500 ярдов (457 метров) лучшие 90% из 15 снарядов первой группы попали в прямоугольник 97×94 см, а второй — в прямоугольник 108×105 см. Велась стрельба и снарядами, которые подвергли грубому обращению, повозив их в грузовике россыпью по ухабистым дорогам. Визуально снаряды не были повреждены, и на экстракцию гильзы такое обращение не повлияло. Снаряды разделили на две группы, и прямоугольники лучших 90% попаданий получились размерами 107×79 и 140×75 см соответственно. Испытатели признали, что грубое обращение со снарядами не влияет на кучность стрельбы.

Устойчивость машины при стрельбе оказалась несколько лучше, чем у «Кромвеля»: амплитуда раскачивания была на одну шестую ниже, чем у «Кромвеля» с 6-фунтовкой, и на четверть ниже, чем у «Кромвеля» с 75-мм пушкой.

«Комет» получился довольно удачным танком. Ничего радикально нового машина не явила, но британской танковой промышленности, которая постоянно застревала в доводке того или иного проекта до потери актуальности, именно это и было нужно. Агрегаты «Кромвеля» обкатали с 1942 года, вылечив большинство многочисленных «детских болезней». Орудие создавалось на основе 17-фунтовки и 75-мм пушки «Виккерса», с которыми промышленность тоже успела ознакомиться. «Комет» совмещал в себе практически всё, чему британские танковые конструкторы научились за годы войны, и теперь нужно было вовремя доставить «контрольную работу» на фронт.

вернуться к меню ↑

Источники и литература

      1. Архив Canadian Military Headquarters, London (1939–1947) RG 24 C 2Б
      2. Национальный архив Великобритании (The National Archives)
      3. Dick Taylor, Chris Hughes. British Cruiser Tank A34 Comet (Armor-PhotoGallery) — Model Centrum Progres, 2013

источник: https://warspot.ru/14840-kometa-s-meteorom-vnutri

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Herwig Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Herwig
Herwig

+++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить