16
7

Еще одна интересная статья уважаемого Юрия Пашолока.

Содержание:

30-е годы стали временем экспериментов в области бронетанковой техники. Какие-то из них заканчивались удачно, какие-то не очень. Некоторые танки успешно проходили испытания, их даже принимали на вооружение, но в серию они не попадали. Например, на смену советскому среднему танку Т-28 должен был прийти колёсно-гусеничный Т-29 — его приняли на вооружение, но по ряду причин в серийное производство он не пошёл. Его собратом по несчастью оказался Т-46. Этот танк должен был стать самым массовым в Красной армии, но был построен серией из четырёх машин. На этом всё и закончилось: сменщика для Т-26 из него не получилось.

Т-46

Т-46

Сменщик Т-26

13 февраля 1931 года на вооружение Красной армии приняли лёгкий танк Т-26. В том же году было организовано его производство на заводе «Большевик», где он сменил Т-18 (МС-1). Организация производства советской лицензионной копии английского Vickers Mk.E было во многом вынужденной мерой. Т-18 быстро перестал удовлетворять требованиям советских военачальников, особенно с точки зрения динамических характеристик, а его попытки модернизации оказались неудачными. В результате было решено воспользоваться зарубежным опытом. С другой стороны, Советский Союз стал далеко не единственным, кто решил использовать английский танк. Многие танкостроительные державы, не особо стесняясь, также использовали Vickers Mk.E, зачастую откровенно копируя технологии этой машины. Советское военное командование в случае с Т-26 не прогадало: именно этот танк, а не БТ, стал рабочей лошадкой Красной армии. Да, эта машина не могла удивить высокой скоростью, зато была в полтора раза дешевле, существенно надёжнее, имела запас по модернизации, а также являлась более стабильной платформой для 45-мм пушки.

Существовали и недостатки. Во-первых, двигатель Vickers Mk.E имел склонность к перегреву, во-вторых, особенности ходовой части танка требовали аккуратного вождения на мягких грунтах. Даже в инструкции по эксплуатации отдельно указывалось, как правильно преодолевать на Т-26 пересечённую местность, чтобы не сбросить гусеничные ленты.

Эскизный проект колёсно-гусеничного танка Т-46, ноябрь 1933 года

Эскизный проект колёсно-гусеничного танка Т-46, ноябрь 1933 года

Опытно-конструкторский машиностроительный отдел (ОКМО) завода «Большевик» провёл большую работу по модернизации Т-26. В 1933 году запустили производство однобашенной версии танка, более удачной, чем Vickers Mk.E Type B (в СССР не выпускался). На базе Т-26 ОКМО разрабатывал целую плеяду машин. Тогда же, в 1933 году, Т-26 получил радиостанцию 71-ТК, причём размещалась она в кормовой нише башни. Советский танк сильно доработали, благодаря чему он уже существенно превосходил прародителя, особенно с точки зрения вооружения и обзорности. Тем не менее уже летом 1933 года был поднят вопрос о потенциальной замене Т-26. На сей раз речь шла не о совсем новом танке, а о «колёсно-гусеничном танке на основе Т-26». Задание на разработку машины поступило на ОКМО 17 августа 1933 года. К тому времени ОКМО выделили в опытный завод №185 Спецмаштреста, его директором стал Н.В. Барыков. Первоначально танк носил обозначение Т-26А. Боевая масса оценивалась в 10 т, при этом танк получал двигатель мощностью 200-250 л.с. Максимальная скорость на гусеницах оценивалась в 50 км/ч, а на колёсном ходу — 70 км/ч, запас хода составлял 300 км. Вооружалась машина 45-мм пушкой и «сверхскорострельным» пулемётом. Как и Т-26, танк имел экипаж из трёх человек.

От Т-26, на базе которого изначально создавался Т-46, ещё на стадии эскизного проектирования ничего не осталось

От Т-26, на базе которого изначально создавался Т-46, ещё на стадии эскизного проектирования ничего не осталось

От На разработку Т-26А выделялось 100 000 рублей, при этом первый опытный образец ожидался до конца 1933 года. Впрочем, уже в октябре стало ясно, что такие сроки чересчур оптимистичны. Тогда же машина впервые сменила название, получив индекс Т-46. Помимо чрезвычайной сложности задания, против Т-46 играла перегруженность завода №185 разработками. После того как в 1931-1932 годах звезда московского ГКБ, создавшего Т-18, закатилась, именно Ленинград стал центром разработки танков. Сюда из ГКБ перебрался С.А. Гинзбург, один из идеологов освоения Т-26, — это вызвало конфликт с начальником московского ГКБ С.П. Шукаловым, считавшим, что надо развивать свой танк, а не копировать иностранные образцы. Завод №185 стал настоящим мозговым центром: именно здесь разработали Т-28 и Т-35, существенно доработали Т-26, а также занимались рядом других машин. Обратной стороной медали стало слишком большое количество проектов, что влияло на сроки разработки.

Ввиду прорабатывания в качестве альтернативного вооружения 76-мм орудий башня Т-46 была больше, чем у Т-26

Ввиду прорабатывания в качестве альтернативного вооружения 76-мм орудий башня Т-46 была больше, чем у Т-26

Ведущим инженером новой машины стал М.В. Симский, также очень большой вклад в работу над ней внёс М.П. Зигель. Руководство осуществляли заместитель главного конструктора завода №185 О.М. Иванов и главный конструктор С.А. Гинзбург. Эскизный проект Т-46 был готов к 30 ноября 1933 года, причём машина отличалась от изначального техзадания. Ещё на стадии эскизного проектирования от Т-26 почти ничего не осталось, лишь форма корпуса и башни отдалённо напоминали изначальную машину. Согласно расчётам, боевая масса составляла 11 т, при этом машина по габаритам и массе получилась равнозначной БТ-5. Фактически завод №185 создавал танк, который теоретически мог заменить не только Т-26, но и БТ-5 (впрочем, реально Т-46 планировался только как замена Т-26).

В качестве силовой установки предполагался 300-сильный двигатель воздушного охлаждения МТ-5, также разрабатывавшийся силами КБ завода №185. Ожидалось, что на гусеницах максимальная скорость составит 50 км/ч, а на колёсном ходу — 75 км/ч, что даже больше, чем у БТ-5. В связи с переходом на колёсно-гусеничный ход полностью переделали ходовую часть. Танк получал блокированную пружинную подвеску, при этом пружины размещались внутри корпуса. Опорные катки напоминали БТ, но несколько отличались по конструкции. Существенная разница заключалась в том, что у Т-46 ведущими являлись две пары катков, а привод шёл через систему карданов, а не через гитару, как на БТ. Кроме того, управляемыми на колёсном ходу были первые две пары опорных катков. Крайне необычным оказалось и вооружение. Основным вооружением стала 45-мм танковая пушка, но оговаривалось, что танк может получить 76-мм полковую пушку (КТ-28) либо 76-мм танковую пушку ПС-3. С правой стороны ставился огнемёт КС-2, а с пушкой был спарен пулемёт ДТ. По этой причине башню Т-46 по сравнению с Т-26 увеличили в размерах.

Ввиду необычного технического задания конструкция Т-46 также не отличалась простотой. В конечном счёте это и погубило машину

Ввиду необычного технического задания конструкция Т-46 также не отличалась простотой. В конечном счёте это и погубило машину

На бумаге получался крайне интересный танк, аналогов которому в мире на тот момент не существовало. Другое дело, что для начала требовалось этот танк не только построить, но и утвердить эскизный проект. 6 декабря 1933 года на заводе №185 прошло совещание, на котором присутствовали Гинзбург, Симский и районный инженер УММ РККА по опытным работам К.К. Сиркен, имевший большой опыт по проектированию танков и САУ. В ходе совещания был составлен список из 30 пунктов доработки проекта Т-46. Также отдельно рассматривалась коробка передач, отличавшаяся весьма непростой конструкцией. Бурная переписка возникла по поводу опорных катков. Дело в том, что трак шириной 280 мм оказался слишком узким для обеспечения нормальной работы резиновых бандажей опорных катков. Имелись проблемы и по изготовлению опытного образца двигателя МТ-5. 23 июля 1934 года пришло письмо от начальника 2-го отдела 3-го управления УММ РККА Павловского, где имелось ещё больше замечаний — 115 (первоначально 119). Всё это, разумеется, отнюдь не ускоряло работу. Ко всему прочему массу проблем создавали заводы-смежники, которые систематически затягивали сроки изготовления отдельных узлов и агрегатов машины.

Модель Т-46 с обтекателями, которая продувалась осенью 1934 года в аэродинамической трубе

 Модель Т-46 с обтекателями, которая продувалась осенью 1934 года в аэродинамической трубе

Параллельно с исправлением вносимых замечаний менялся и внешний облик машины. Первоначально Т-46 имел башню с крышей выпуклой формы, как на опытных Т-35. В начале сентября 1934 года Ижорский завод предложил заменить её на плоскую крышу, что упрощало изготовление. Ещё одной интересной разработкой стало создание специального обтекаемого «обвеса», который продувался в аэродинамической трубе. Данная работа проводилась в рамках создания версии Т-46, способной развивать максимальную скорость 100 км/ч. Продувку проводили в Военно-воздушной академии имени Жуковского. Дальше продувок модели дело не продвинулось, тем не менее сам по себе опыт создания обтекателей для танка выглядит крайне интересно.

вернуться к меню ↑

Трудная перспектива

Пока продолжались доработки и утряска конструкции машины, время неумолимо шло. Согласно постановлению, принятому в 1934 году, уже в ноябре того же года завод №185 должен был сдать первый образец Т-46. Вторая машина выпускалась в 1-м квартале 1935 года, а в 4-м квартале 1935 года выпускалась опытная серия из 5-10 машин. С 1936 года на заводе №174 разворачивалось серийное производство Т-46. Другой вопрос, что срыв смежниками поставок узлов и агрегатов существенно сдвигал данный график. По состоянию на 31 октября 1934 года завод №185 констатировал, что поставщики сорвали график на четыре месяца (в основном по деталям двигателя).

Первый вариант трака Т-46 шириной 280 мм оказался неудачным. Мало того, что было слишком большим удельное давление на грунт, так ещё и венец ведущего колеса не подходил

 Первый вариант трака Т-46 шириной 280 мм оказался неудачным. Мало того, что было слишком большим удельное давление на грунт, так ещё и венец ведущего колеса не подходил

Результатом всех задержек стало то, что даже по первому опытному образцу сроки изготовления сорвали на полгода. Вместо ноября 1934 года машину сдали только в мае 1935 года. Подобно Т-29, с первой половины 1935 года часть работы по организации нормальной кооперации с заводами-смежниками легла на плечи М.И. Кошкина. Нередко фамилию Михаила Ильича вспоминают в связи с другой машиной — Т-46-5. Это ошибка, так как данный танк стали разрабатывать уже после перевода Кошкина за завод №183. Что же касается опытного образца машины, то к моменту постройки он успел ещё больше видоизмениться. На крыше башни появилась зенитная установка пулемёта ДТ, которую разработали для Т-26 и БТ-5. Ещё один пулемёт установили в кормовой нише башни — таким образом, число ДТ выросло до трёх. Кроме того, машина существенно потяжелела: боевая масса составила около 15 т. Помимо различных доработок, рост массы на 4 т оказался связан с увеличением толщины брони, которую довели до уровня Т-26. От четырёх управляемых колёс отказались, сократив их число до двух.

Опытный образец Т-46 на испытаниях, сентябрь 1935 года

 Опытный образец Т-46 на испытаниях, сентябрь 1935 года

Программа заводских испытаний Т-46 была утверждена 26 апреля 1935 года. Всего предполагалось преодолеть 2000 км как на гусеницах, так и на колёсах. На практике же к 27 августа 1935 года танк прошёл 6 км на гусеницах и 150 км на колёсах. На гусеничном ходу испытания не задались. Вопреки предупреждению завода «Красный Треугольник» о том, что траки шириной 280 мм слишком узкие, опытная машина всё равно получила именно их. Кроме того, шаг траков не соответствовал шагу ведущего колеса — в результате происходило набегание гусеницы на венец и соскакивание с него. Нормального сцепления с грунтом гусеница не обеспечивала. Завод №185 пытался подогнать венец ведущего колеса к тракам, но было очевидно, что этого недостаточно. По предложению заместителя начальника 7-го отдела АБТУ КА бригинженера В. Свиридова провели проверку на предмет использования траков от среднего танка Т-28. В итоге реализовали именно это предложение. Конечно, масса машины возрастала на 426 кг, но использование гусеницы Т-28 решало целый ряд проблем. С новыми гусеницами существенно снижалось удельное давление на грунт, что было важно с точки зрения проходимости. Что же касается эталонной машины, то она должна была получить облегчённый трак. На колёсном ходу удалось развить максимальную скорость 52 км/ч. При этом машина двигалась на 3-й передаче, поскольку 4-ю передачу выбивало.

Эта же машина на гусеничном ходу

Эта же машина на гусеничном ходу 

По итогам заводских испытаний был составлен большой список исправлений, которые вносились как в опытную машину, так и в эталонный экземпляр. Правки явно пошли на пользу: в ходе дальнейших заводских испытаний, которые продолжались до 4 октября, машина прошла существенно большее расстояние. Общий пробег к тому моменту составил 1020 км, из них 374 на колёсах (369 км по шоссе и 6 км по просёлку) и 646 км на гусеничном ходу (574 км по шоссе, 40 км по просёлку и 22 км по целине). Помимо куда большей дистанции пробега, положительным моментом оказались результаты замера максимальной скорости, которая существенно превзошла расчётные данные. На колёсах танк развил максимальную скорость 82 км/ч, при этом до 73 км/ч машина разогналась за 40 секунд — не каждый автомобиль в то время мог похвастаться подобными данными. Максимальная скорость на гусеничном ходу составила 56,3 км/ч, при этом до 51,5 км/ч машина разогналась за 35 секунд. Средняя скорость по шоссе на колёсном ходу составила 40-50 км/ч, а на гусеницах — 35-45 км/ч.

Т-46 стал первым в мире пушечным танком, оснащённым огнемётом

 Т-46 стал первым в мире пушечным танком, оснащённым огнемётом

Хуже ситуация оказалась при движении на колёсном ходу по просёлку. В теории средняя скорость по просёлку составила 30-35 км/ч, но при условии, что под колёсами был твёрдый сухой грунт. Если же машина переходила на мягкий грунт, то двигаться дальше оказывалось невозможно. Машина буксовала и быстро «закапывалась» ведущими колёсами. Также как минимум один раз танк улетал в кювет при езде по просёлку. Справедливости ради, БТ-7 в таких же условиях также не мог нормально перемещаться по просёлку. К тому же удельное давление Т-46 было существенно ниже. Куда увереннее в подобных условиях вёл себя БТ-ИС, имевший привод на три пары опорных катков.

Подобно другим советским танкам середины 30-х годов, Т-46 получил кормовую пулемётную установку

 Подобно другим советским танкам середины 30-х годов, Т-46 получил кормовую пулемётную установку

Намного увереннее Т-46 вёл себя на гусеничном ходу. На сыром вязком грунте танк спокойно преодолел 20-градусный подъём, при этом на первых испытаниях (ещё на оригинальной гусенице) Т-46 буксовал. Идея использовать гусеницы от Т-28 оказалась удачной: с ними машина двигалась куда увереннее. На короткой дистанции удалось преодолеть подъём крутизной 34 градуса. Также машина спокойно преодолевала косогор с 20-градусным креном. На заводских испытаниях Т-46 преодолел вертикальную стенку высотой 0,8 м, но встал на дыбы и ударился передней частью о землю. Повреждений танк не получил, но механик-водитель ударился головой об угольник приборного щитка.

Первоначально Т-46 оснащался двумя глушителями, которые осенью 1935 года демонтировали

Первоначально Т-46 оснащался двумя глушителями, которые осенью 1935 года демонтировали

Итоги заводских испытаний были признаны вполне успешными. Машина хорошо показала себя на бездорожье, достойными оказались и динамические характеристики. Запас хода на колёсном ходу составил 350-400 км, а на гусеницах — 175-200 км. Правда, при этом возникла масса вопросов к ряду узлов и агрегатов. Немало нареканий имелось к работе коробки передач, были зафиксированы замечания к подвеске, элементам трансмиссии и органам управления. Помимо надёжности, остро встал вопрос удобства обслуживания. При этом стоит отметить одну важную деталь: и у БТ, и у Т-29 наблюдалось повреждение бандажей опорных катков, а у Т-46 подобных дефектов не было. Забегая вперёд, отметим, что проблем с бандажами у Т-46 не возникало и в дальнейшем.

На гусеничном ходу Т-46 показал высокие показатели проходимости

 На гусеничном ходу Т-46 показал высокие показатели проходимости

Довольно успешные итоги заводских испытаний дали основания для проведения следующего этапа тестов. 8 октября 1935 года заместитель наркома обороны М.Н. Тухачевский подписал приказ №0192 о проведении войсковых испытаний Т-29 и Т-46. К тому моменту Т-46 прошёл 1034 км. Войсковые испытания проходили с 19 по 29 октября, причём на сей раз машина ездила только на гусеничном ходу. Причина оказалась прозаичной: в связи с поломкой шатуна двигателя проверить танк на колёсах не представилось возможным, поэтому при оценке танка учитывался опыт заводских испытаний. Проходили испытания в районе Ленинграда.

На испытаниях в лесу

 На испытаниях в лесу

За время войсковых испытаний Т-46 преодолел ещё 270 км. В ходе проверки максимальной скорости машины на залитом дождём щебенчатом шоссе была развита максимальная скорость 58 км/ч. Развил её танк на всё тех же гусеницах Т-28, которые в любом случае собирались менять на облегчённые. Средняя скорость также оказалась очень высокой — 49 км/ч. При этом машина преодолела 31 км, после чего из-за производственного дефекта произошла поломка кривошипа балансира заднего левого опорного катка.

Коробка передач — один из узлов машины, вызвавший нарекания в работе

 Коробка передач — один из узлов машины, вызвавший нарекания в работе

Следующий этап испытаний проходил по просёлку и целине, в обоих случаях отмечались очень тяжёлые дорожные условия. Разбитую просёлочную дорогу, покрытую мокрым снегом глубиной 10-15 см, танк преодолел со средней скоростью 17 км/ч — учитывая характер трассы, это вполне достойный результат. Заболоченную пересечённую целину, также покрытую снегом глубиной 10-15 см, танк преодолел со средней скоростью 14 км/ч. В обоих случаях комиссия осталась довольна результатам. Полученные средние скорости, по мнению комиссии, свидетельствовали о хорошей боевой скорости машины.

Танк движется по заснеженной полосе препятствий, вторая половина октября 1935 года

 Танк движется по заснеженной полосе препятствий, вторая половина октября 1935 года

В ходе преодоления препятствий удалось пройти затяжной подъём под углом 22 градуса и 7-метровый подъём под углом 30 градусов. Максимальный угол преодолеваемого крена составил 30 градусов. Вполне успешно прошёл танк и окоп шириной 2,5 м, и вертикальную стенку высотой 1 м. Также машина прошла воронку диаметром 8 и глубиной 2,5 м. Кроме того, был определён запас хода: по шоссе он составил 200-225 км, а при езде по разбитому заснеженному просёлку и целине снижался до 90-110 км. Дефектов на сей раз было немного, они носили в основном производственный характер.

На войсковых испытаниях машина показала себя вполне достойно

 На войсковых испытаниях машина показала себя вполне достойно

Отдельным пунктом испытаний стало изучение мест экипажа. Место механика-водителя подверглось критике. Залезать и вылезать было неудобно, сильно мешало рулевое колесо. Неудобным оказался ветровой щиток, посадку механика-водителя признали утомительной. При езде рулевое колесо било водителя по рукам. В целом же основные претензии относились к езде на колёсном ходу. Оценка боевого отделения оказалась более высокой. Забираться в башню было удобно, вполне нормально выполнили укладку боезапаса. Однако имелись и претензии: сиденья не регулировались по высоте, недостаточно удобно размещалась радиостанция, неудобно размещались огнемёт и спусковой механизм спаренной установки вооружения. Как и в случае с заводскими испытаниями, отмечалось неудобство обслуживания агрегатов. Также предлагалось сделать подвеску более мягкой.

Повреждения двигателя во время войсковых испытаний

 Повреждения двигателя во время войсковых испытаний

Несмотря на ряд замечаний и довольно сложную конструкцию, в целом комиссия признала испытания Т-46 успешными. Новый танк существенно превосходил по скорости и манёвренности Т-26, вооружение признали более мощным и удобным в обслуживании. На тот момент достоинства перевесили недостатки, обнаруженные в ходе испытаний. Не смутила комиссию и цена в 200 000 рублей за один танк (для сравнения, Т-26 стоил 80 000 рублей). Это стало основанием для принятия на вооружение Т-46. На этом испытания опытной машины не закончились: к 7 июля 1937 года она прошла 1228 км на гусеницах и 1706 км на колёсах.

вернуться к меню ↑

Фальстарт

Официально на вооружение Т-46 приняли 29 февраля 1936 года, но на самом деле работы по подготовке его серийного производства начались существенно раньше. Как уже говорилось выше, первоначально планировалось запустить выпуск танка ещё в 1936 году, но затягивание испытаний постепенно отодвигало эту дату. По результатам испытаний первого опытного образца машина постепенно менялась. Например, первоначально танк имел глушитель, а уже в ходе испытаний от него отказались. Также последовало предложение приподнять носовую часть машины. Полностью это требование оказалось выполнить невозможно, но на эталоне предусмотрели специальные «лыжи» в носовой части машины, что упрощало преодоление пересечённой местности. Подобных переделок, которые вносили и в чертежи эталонного образца, было немало.

Эталонный образец Т-46-1, 1937 год

 Эталонный образец Т-46-1, 1937 год

В сентябре 1935 года поменялся индекс. Некоторое время машину всё ещё именовали Т-46, но всё чаще использовался индекс Т-46-1. Изменился и состав вооружения. В начале февраля 1936 года танк оснастили огнемётом КС-45. Кроме того, на корме появился прибор дымопуска. Предполагалось установить на танк фары для ночной стрельбы (такие серийно ставились на часть Т-26 и БТ). Ещё одним нововведением являлась запланированная установка гироскопического вертикального стабилизатора прицела. Прорабатывалось телемеханическое управление машины, данный танк имел индекс ТТ-46. Кроме того, существовал проект химического танка, имевшего обозначение ХТ-46. Вместо штатной башни Т-46-1 ставилась башня от Т-26, а вместо 45-мм пушки — крупнокалиберный пулемёт ДК.

Для улучшения проходимости в носовой части корпуса появились своеобразные полозья

 Для улучшения проходимости в носовой части корпуса появились своеобразные полозья

В качестве основного места для выпуска Т-46-1 предполагался завод №174 им. Ворошилова. Вместе с тем весной 1936 года впервые был поднят вопрос об организации производства танка на СТЗ. Там уже несколько лет безуспешно пытались организовать выпуск Т-26. Правда, для этого надо было хотя бы построить эталонный экземпляр танка, а с этим дела обстояли неважно. Согласно отчёту Свиридова на середину июня 1936 года, в чертежи эталонного образца Т-46-1 всё ещё не внесли всех изменений. В результате ни летом, ни осенью 1936 года эталонная машина не была готова. Это вызвало поток гневных писем от начальника АБТУ КА Халепского. Официально эталонная машина была готова в ноябре 1936 года, но фактически её продолжали доводить в декабре, а окончательно сдали в марте 1937 года. Между тем, на Ижорском заводе шли работы по изготовлению корпусов и башен для серийных машин. В декабре 1936 года оттуда пришли плохие новости – в ходе контрольного обстрела в ряде мест были отмечены пробития.

Серийная машина имела ряд отличий от опытного образца, касалось это и опорных катков

 Серийная машина имела ряд отличий от опытного образца, касалось это и опорных катков

Создаётся впечатление, что уже имевшихся проблем АБТУ КА было мало. В начале июля 1936 года было принято решение о повышении стойкости броневых корпусов. Это означало, что для Т-46 разрабатывается корпус с рациональными углами наклона подбашенной коробки, а также коническая башня. Сроком разработки, к которой привлекался и Ижорский завод, указывалось 1 октября 1936 года. К 15 ноября ожидалась сдача опытных образцов корпуса и башни, а 1 февраля 1937 года сдавался танк с таким корпусом и башней. Данная работа осенью 1936 года получила обозначение Т-46-3. Предполагалось, что корпус и башня Т-46-3 будут изготавливаться из цементированной брони, но в октябре 1936 года Ижорский завод решил делать их из гомогенной брони. Фактически же перегруженность работой по уже имеющимся проектам привела к тому, что работы по Т-46-3 перешли на 1937 год. Дальше проблемы с данным танком росли со скоростью лавины. В конце февраля 1937 года Барыков констатировал, что для Т-46-3 требуется изменение 32 групп деталей. Таким образом, переход на коническую башню и изменённый корпус приводил к появлению фактически нового танка. Боевая масса возрастала до 17 т.

На корме корпуса появился прибор дымопуска

 На корме корпуса появился прибор дымопуска

К началу 1937 года ситуацию вокруг Т-46 иначе как критической назвать было нельзя. 3 декабря начались испытания серийной машины на заводе №174. За декабрь провели три пробега, при этом с каждым разом число дефектов лишь возрастало. Также в декабре поступило ещё два серийных Т-46, которые также оказались дефектными. Всего же завод построил четыре серийные машины, которые фактически были непригодны к эксплуатации. По состоянию на апрель 1937 года все четыре серийных танка находились в ремонте. На заводе №174 лихорадочно пытались довести машины до кондиции, меняя чертежи; финальной версии не появилось ни зимой, ни весной 1937 года. Со стороны завода №185 ведущим инженером Т-46-1 назначили П.И. Наумова, на его же плечи легла работа по Т-46-3. Между тем 28 января завод №174 подписал соглашение на выпуск целой плеяды машин. В их числе были 25 линейных Т-46-1 (срок поставки — февраль-июнь 1937 года), 23 Т-46-5 (срок поставки — октябрь-декабрь 1937 года), 2 ХТ-46, 25 радийных Т-46-1 (срок поставки — октябрь-декабрь 1937 года), 12 радийных Т-46-3, 10 телемеханических Т-46-3, а также 3 ХТ-46 с коническими башнями.

Корпус Т-46-3, лето 1937 года. Появление этой машины ещё больше задержало выпуск серийных Т-46-1

Корпус Т-46-3, лето 1937 года. Появление этой машины ещё больше задержало выпуск серийных Т-46-1

Гром грянул летом 1937 года. 15 августа было принято постановление Комитета обороны при СНК СССР № 94сс «О типах танков для вооружения танковых войск РККА и о танках для производства в 1938 году». Согласно ему, Т-46 с производства снимался, а вместо него аналогичную машину разрабатывало КБ СТЗ. Так началась разработка ещё двух неудачных заменителей Т-26: танков СТЗ-25 и СТЗ-35. Еще раньше, в июне 1937 года, начались разбирательства на местах. С должности сняли директора завода №174 Дюфура: он пострадал не только за Т-46-1, но и за срыв программы по выпуску Т-26. Фактически директор пострадал из-за машин завода №185, потому что как раз они заменяли на заводе №174 выпускавшиеся там Т-26 (речь идёт также о самоходных установках СУ-5 и АТ-1). Вместо 400-500 Т-26 за первое полугодие завод сдал всего 17 машин. Досталось и заводу №185. За принятый на вооружение Т-46-1 конструкторский коллектив завода получил премий на 54 700 рублей, а Гинзбург — ещё и орден Ленина. Можно сказать, что Кошкину сильно повезло, поскольку его перевели на завод №183 (впрочем, его за Т-46-1 и не премировали). 6 мая 1937 года был расстрелян Зигель. Не избежал этой участи и Симский, который на момент ареста являлся техническим директором завода №48 НКТП. Арестовали и Гинзбурга, которому повезло гораздо больше: спустя некоторое время конструктора освободили, и он продолжил работу. Пострадали и другие инженеры-конструкторы.

Корпус и башня Т-46-1, который использовался как неподвижная огневая точка, 1941 год

 Корпус и башня Т-46-1, который использовался как неподвижная огневая точка, 1941 год

Один образец Т-46-1 в 1941 году оказался на НИБТ Полигоне, но о том, что случилось с этой машиной дальше, история умалчивает. Тем не менее Т-46 смогли повоевать, правда, совсем не в том виде, как предполагалось изначально. Задел по корпусам и башням ещё до войны был использован для создания огневых точек. Следует отметить, что это были просто корпуса и башня, без вооружения. Благодаря этому два Т-46 дожили до наших дней. Первый, комплектный экземпляр, находится в экспозиции инженерных сооружений Музея Победы, второй, корпус без башни, сейчас стоит в парке «Патриот». Что же касается сменщика Т-26, то он появился только в 1941 году: это был Т-50, танк с несчастливой судьбой. Его приняли на вооружение, но ввиду начала Великой Отечественной войны не успели толком запустить в серию.

Автор материала выражает признательность Вадиму Антонову (г. Москва), Алексею Макарову (г. Москва) и Игорю Желтову (г. Москва) за помощь в подготовке данного материала и предоставленные документы.

вернуться к меню ↑

Источники:

РГВА
РГАЭ
ЦГА СПб
Архив Игоря Желтова

источник: https://warspot.ru/14785-kolyosno-gusenichnyy-tupik

3
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
3 Авторы комментариев
blacktiger63NFAnsar02 Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Ansar02

Ура! Наконец-то издали полную и, надеюсь, достоверную историю Т-46! Точнее историю беспримерного распила бобла — поскольку даже в случае полного успеха разработки, армия фактически, получила бы танк, по основному вооружению и бронезащите не отличающийся от Т-26, превосходящий его сугубо по маневренным качествам. Но такой танк в виде БТ у РККА уже был. Так ради чего огород городили? По сути — распил бобла и бездарная потеря целой пятилетки.

blacktiger63

Согласен с каждым Вашим словом коллега!
Нагородить такую кучу приводов, шестеренок, валиков и шарниров, в результате получить хрень какую-то за бешеные деньги.

NF

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить